Чем различаются высшие и низшие потребности: §6 Гдз Кравченко А.И. к учебнику по обществознанию 8 класс

Содержание

Высшие и низшие потребности, иерархия потребностей

К низшим относят естественные потребности тела. Потребности души, как и социальные потребности, могут относить и туда и сюда. Потребности духа относят к высшим потребностям.

Высшие потребности — потребности, выходящие за рамки потребностей тела. Потребность в развитии, любовь и забота о людях, о развитии людей — это уже не просто потребности, это ценности, не связанные с потребностями тела.

Иерархия потребностей по Абрахаму Маслоу

В своей работе «Мотивация и личность» (1954) Маслоу предположил, что все потребности человека врожденные, и что они организованы в иерархическую систему приоритета или доминирования. По мнению А.Маслоу, потребности одного типа должны быть удовлетворены полностью прежде, чем другая потребность, более высокого уровня, проявится и станет действующей. Смотри «Пирамида потребностей Маслоу».

«Глядя на самоактуализированного человека, который исполняет вполне конкретную работу, служит закону, семье, науке, психиатрии, преподаванию или искусству, то есть подчиняется конвенциональным требованиям профессии или призвания, мы не сможем не заметить, что на самом деле его мотивы к работе более сущностны, более высоки, чем собственно необходимо, что служба для него лишь средство достижения некой иной, высшей цели (85, 89). Я и сам наблюдал их за работой и задавал им вопросы. Например, я спрашивал у них, почему им нравится работать врачом, или что они находят в ведении домашнего хозяйства, или в общественной работе, или в воспитании ребенка, или в писательском труде. И, основываясь на их ответах, я готов торжественно заявить, что они работают ради истины и красоты, во имя добродетели и законности, во благо порядка и справедливости, в стремлении к совершенству. Действительно, все сводится к десятку или около того высших ценностей (или ценностей Бытия) — все сотни и сотни конкретных и очень различных ответов на мой вопрос о том, чего они хотят, к чему стремятся, что приносит им удовлетворение, что они ценят, ради чего работают день за днем и, собственно, почему работают. (Я не беру здесь в расчет низшие ценности.)»

Клуб distant-nik

Сентябрь 2020

Чем различаются низшие и высшие потребности? Что человеку нужно?

Можно сказать, что потребность – это состояние, которое присуще практически всем живым организмам в той или иной мере. Их зависимость от существования, развития, различных активных форм и действий как раз и выражается в данном понятии. Это ощущение нужды в чем-либо или ком-либо: и функциональное, и психологическое (для человека).

потребности ребенка В человеческом обществе оно проявляется в зависимости от ситуации различными способами. Безусловно, потребности ребенка довольно сильно отличаются от потребностей взрослого, а потребности одного индивидуума — от потребностей другого. Но начнем с низших жизненных форм.

Микроорганизмы, растения и грибы

Потребности для этих форм жизни минимальны. Как правило, для нормального функционирования и размножения им нужны хорошее освещение, наличие воды, субстрат для питания – оптимальная среда, определенный температурный режим.

Животные

У них условия для существования более сложные. Однако даже у высших животных потребности и инстинкты практически совпадают. Поэтому их можно свести к общему знаменателю: сон и питание, размножение, чувство опасности, некоторые другие.

чем различаются низшие и высшие потребности

Что человеку нужно?

А вот потребности человека представляют собой весьма обширную и неоднозначную плоскость для изучения. Они помимо сходной с животными системы сигналов и функций обусловлены наличием тонкой психической составляющей, именуемой в народе душа, представлены в дополнение ко всему вторичными сигнальными системами, выраженными мыслительным процессом и вербально – речью. Поэтому и не так просто определить, что человеку нужно в данном контексте. Хотя так, кажется, все просто: еда, сон, семья и потомство. Но существуют и потребности высшего порядка, которые сильно варьируются в зависимости от обстоятельств существования конкретного индивидуума в конкретной общественно-политической среде. Впрочем, и они стараниями ученых все же подвергаются некоторой классификации и могут быть исследованы и обобщены.

что человеку нужно

В чем отличия?

Но вначале несколько слов о том, чем различаются низшие и высшие потребности и как их можно попытаться классифицировать. Не мудрствуя лукаво, обратимся к иерархии системы человеческих потребностей, так называемой пирамиде, которая была предложена американским психологом Абрахамом Маслоу. Здесь наглядно видно, чем различаются низшие и высшие потребности и какие виды-ступени существуют. В основании воображаемой пирамиды находятся физиологические (так называемые низшие). Затем – потребность в безопасности, любви, уважении. После – потребности, связанные с познанием. Эстетические, художественные. И наконец, на воображаемой вершине – самоактуализация, то есть личностное развитие и реализация способностей и поставленной перед собой цели, нахождение смысла в жизни и места в обществе людей. Чем различаются низшие и высшие потребности человека? Рассмотрим поподробнее.

Низшая площадка

Физиологические потребности можно удовлетворять всю жизнь и так и не суметь удовлетворить. Патология и смещение ценностных ориентиров, как правило, возникают у многих членов современного общества (вне зависимости от богатства и социальной значимости). И все эти проблемы — из-за возвеличивания и выдвижения на первый план низших потребностей. Так приходит неудовлетворение собой и своею жизнью, судьбой, местом, занимаемым в социуме. Непонимание своей роли в жизни. Как следствие – низкая социальная роль, ощущение, что ты винтик механизма, частичка серой массы, вызывающее гнет и чувство безысходности.

потребности и инстинкты

Потребности в пище и воде, половое влечение

Как излишняя гипертрофия пищевой потребности – культивация стола, изобилующего продуктами. Яркие примеры: новогодний стол советской, к примеру, эпохи. Главная цель – чтобы многое было представлено: и дефицитные продукты, и лакомства, мол, вот, смогли все-таки достать! Следующая цель – объесться всем этим в присутствии родных и знакомых, на радость себе и другим. Раздувание пищевой потребности ведет к неудовлетворенности. Сколько бы ты ни ел, а голодным на следующее утро все равно будешь! К тому же смещение ориентиров неизменно приведет к проблеме лишнего веса и утрате здоровья. Не зря мудрые мира сего в различные эпохи советовали питаться скромно и без излишеств, не нагружая желудок и потребляя только то количество калорий, витаминов, микроэлементов, которое необходимо для нормального функционирования организма.

Потребность в необходимом количестве воды (и чувство жажды) проявляется в человеке более органично. Но все же не стоит забывать и о том, что в день для нормальной жизнедеятельности необходимо выпивать не менее 1,5-2 литров чистой воды. Всяческие «жидкие леденцы» — лимонады, пепси, кока-кола, перегруженные огромным количеством сахара, вызывающим ожирение, – не в счет!

Половое влечение и потребность в сексе проявляются в человеке на инстинктивном уровне, как часть программы продолжения рода и обретения потомства.

потребности высшего порядка

Экзистенциальные и социальные потребности

Следующими ступеньками в восхождении к более высшим модуляциям являются потребности безопасности и комфорта существования (экзистенциальные), а также потребность в общении, привязанности, заботе, межличностных связях (социальные). Все они занимают среднее положение в иерархии и являются скорее психологическими и ментальными, чем физическими, таким образом отдаляясь уже от самых примитивных инстинктов, но еще не слишком далеко.

Престиж и духовностьпотребности высшего порядка

Понятие признания в обществе, конечно же, можно рассматривать и как древний и низменный инстинкт боязни изгнания из стаи, но в нашей классификации оно занимает одну из верхних ступеней воображаемой пирамиды. Самоуважение и уважение другими, успешность и карьера, высокая оценка – прямые пути к осознанию собственного места в обществе и мире.

Наиболее высокую ступеньку в иерархии занимают потребности духовные как наивысшее проявление человеческой сущности, доступное немногим на этой планете. Познание и самопознание, творческое самовыражение и раскрытие талантов, самоактуализация – данных вершин в своих потребностях, как это ни печально, смогут достичь только немногие из нас, по-настоящему понимая, чем различаются низшие и высшие потребности.

Различия между высшими и низшими потребностями

prikosnovenie-2515В процессе онтогенетического развития высшие потребности обнаруживаются позже, чем низшие. При рождении человек обладает одними лишь физиологическими потребностями и, возможно, в очень слабой, зачаточной форме – потребностью в безопасности, которая проявляется в реакции испуга и наличие которой косвенно может быть подтверждено общим наблюдением, согласно которому ребенок развивается лучше, если окружающий его мир отличается стабильностью и регулярностью. Только спустя несколько месяцев ребенок начинает выказывать первые признаки социальной привязанности и избирательной любви, и еще позже, если чувствует себя в безопасности и если окружен любовью родителей, обнаруживает стремление к самостоятельности, независимости, потребность в достижении, в уважении, в оценке, в похвале. Что касается потребности в самоактуализации, то даже Моцарт обрел ее не раньше, чем в трех-четырехлетнем возрасте.

Чем выше место потребности в иерархии потребностей, тем менее насущна она для выживания, тем дольше она может оставаться неудовлетворенной и тем выше вероятность ее полного исчезновения. Потребности высших уровней отличаются меньшей способностью к доминированию и меньшей организационной силой. Если низшие потребности требуют немедленного удовлетворения, мобилизуют все силы организма и вызывают автономные реакции, призванные обеспечить их удовлетворение, то высшие потребности не так настоятельны.

Отчаянное, маниакальное стремление к безопасности наблюдается гораздо чаще, чем маниакальное стремление к уважению окружающих. Депривация высших потребностей не вызывает таких отчаянных реакций самозащиты, как депривация низших потребностей.

С субъективной точки зрения высшие потребности менее насущны. Намеки высших потребностей невнятны, неотчетливы, их шепот порой заглушается громкими и ясными требованиями других потребностей и желаний, их интонации очень похожи на интонации ошибочных убеждений или привычек. Умение распознать собственные потребности, то есть понять, что тебе нужно на самом деле – само по себе огромное психологическое достижение. Все, что мы сказали здесь, вдвойне справедливо для потребностей высших уровней.

Жизнь на высоких мотивационных уровнях и удовлетворение высших потребностей приводит к более сильному и более естественному, истинному индивидуализму. Данное положение как будто вступает в противоречие с предыдущим заявлением о том, что «высокая» жизнь означает более сильное любовное отождествление, то есть социализацию.

Однако, несмотря на всю кажущуюся алогичность, его следует воспринимать как эмпирическую реальность. Самоактуализирующиеся люди отличаются как высокой степенью самобытности, так и способностью любить человечество, и этот факт полностью соответствует теоретическим размышлениям Фромма относительно синергической природы взаимоотношений между любовью к себе (или вернее, самоуважением) и любовью к другим людям.

Низшие потребности имеют более четкую локализацию, более осязаемы и ограничены, чем высшие потребности. Голод и жажда гораздо более «соматичны», чем потребность в любви, которая, в свою очередь, более соматична, чем потребность в уважении. Кроме того, удовлетворители низших потребностей гораздо более осязаемы и очевидны, чем источники удовлетворения высших потребностей.

Ограниченность низших потребностей проявляется еще и в том, что для их удовлетворения требуются конкретные удовлетворители. Чтобы утолить голод, достаточно съесть определенное количество пищи, но удовлетворение потребностей в любви, в уважении и когнитивных потребностей не знает пределов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Различия между высшими и низшими потребностями. Мотивация и личность

Различия между высшими и низшими потребностями

Базовые потребности организованы в достаточно определенную иерархию, в основе которой лежит принцип относительного доминирования. Так, потребность в безопасности сильнее, чем потребность в любви, поскольку она доминирует в организме, что получает наглядное подтверждение, если обе потребности не удовлетворены. В этом отношении физиологические потребности (которые в свою очередь представляют собой иерархическую структуру) сильнее потребностей в безопасности, которые сильнее потребностей в любви, которые, в свою очередь, сильнее, потребностей в уважении, которые сильнее той уникальной потребности, которую мы назвали потребностью в самоактуализации.

Таков порядок, выбор или предпочтение. Но существует также порядок, определяющий уровень потребностей от низших до высших в различных аспектах, которые перечислены ниже.

1. Высшая потребность является более поздним образованием с филогенетической или эволюционной точки зрения. Потребность в пище является для нас общей со всеми живыми существами, потребность в любви — общей (возможно) с высшими обезьянами, потребность в самоактуализации свойственна только нам. Чем выше уровень потребности, тем больше она характерна именно для человека.

2. Высшие потребности являются более поздними образованиями с онтогенетической точки зрения. Любой человек от рождения обнаруживает физиологические потребности и, вероятно, в весьма неразвитой форме потребности в безопасности (например, он способен испугаться или встревожиться, а при наличии достаточной упорядоченности и стабильности внешнего мира, которые свидетельствуют о том, что на этот мир можно положиться, более успешно развиваться). Лишь достигнув возраста нескольких месяцев, младенец проявляет первые признаки межличностных связей и селективной привязанности. Еще позднее мы можем заметить в нем определенное стремление к автономии, независимости, успеху, уважению и похвале, помимо стремления к безопасности и родительской любви. Что касается самоактуализации, то даже Моцарту пришлось дожидаться возраста 3–4 лет.

3. Чем выше потребность, тем менее настоятельна она для нужд выживания, тем на более длительный срок может откладываться ее удовлетворение и тем легче она исчезает надолго. Возможность высших потребностей доминировать и мобилизовать для своего осуществления автономные реакции и другие возможности организма меньше (например, более вероятно быть маниакально одержимым стремлением к безопасности, чем стремлением к уважению). Депривация высших потребностей не ведет к столь отчаянной реакции чрезвычайного характера, как та, что представляет собой результ депривации низших потребностей. Уважение является необязательной роскошью, если сравнивать его с пищей или безопасностью.

4. Существование на уровне высших потребностей предполагает более высокую биологическую продуктивность, большую продолжительность жизни, снижение заболеваемости, улучшение сна, аппетита и т. д. Исследователи психосоматики вновь и вновь подтверждают, что тревожность, страх, недостаток любви, угнетение и т. д. приводят как к нежелательным физическим, так и к нежелательным психологическим последствиям. Удовлетворение высших потребностей имеет значение как для сохранения жизни, так и для развития личности.

5. Высшие потребности субъективно являются менее насущными. Они менее ощутимы, менее очевидны; внушение, имитация, ошибочные убеждения или привычки могут заставить нас спутать их с другими потребностями. Способность распознать потребности человека (т. е. узнать, чего же он в действительности хочет) является значительным психологическим достижением. Едва ли это утверждение верно в отношении высших потребностей.

6. Удовлетворение высших потребностей ведет к более желательным субъективным последствиям, т. е. к более полному счастью, безмятежности и богатству внутренней жизни. Удовлетворение потребности в безопасности в лучшем случае способствует появлению ощущения облегчения и расслабления. В любом случае оно не может привести к экстазу, вершинным переживаниям и счастливому исступлению удовлетворенной любви или таким последствиям, как безмятежность, понимание, благородство, и подобным им.

7. Удовлетворение высших потребностей и стремление к нему ориентировано на здоровье и препятствует психопатологии. Доказательство этого утверждения представлено в главе 3.

8. Высшая потребность требует большего количества обязательных предпосылок. Это верно уже потому, что до появления высшей потребности должны быть удовлетворены доминирующие потребности. Так, для появления потребности в любви требуется осознание удовлетворения большего количества потребностей, чем для проявления потребности в безопасности. В более обобщенном виде можно сказать, что жизнь на уровне высших потребностей становится более сложной. Обретение уважения и статуса предполагает участие большего количества людей, более обширное место действия, более длительное время, большее количество средств и промежуточных целей, больше второстепенных и предварительных шагов, чем поиск любви. То же самое в свою очередь можно сказать о последнем, сравнивая его со стремлением к безопасности.

9. Для появления высших потребностей требуются более благоприятные внешние условия. Чтобы дать людям возможность любить, а не просто удерживать их от убийства друг друга, необходимы более благоприятные внешние условия (семейные, экономические, политические, образовательные и т. д.). Чтобы обеспечить возможность самоактуализации, требуются весьма благоприятные условия.

10. Как правило, тот, у кого удовлетворены высшая и низшая потребности, придает большее значение удовлетворению высшей потребности. Такие люди ради удовлетворения высшей потребности готовы пожертвовать большим и, более того, легче переносят депривацию низших потребностей. Например, им будет проще вести аскетический образ жизни и устоять перед опасностью ради принципа, отказаться от денег и престижа ради самоактуализации. Те, кто знает и то и другое, считают чувство собственного достоинства более высоким и более ценным субъективным опытом, чем наполненный желудок.

11. Чем выше уровень потребностей, тем шире круг идентификации любви, тем больше людей входит в этот круг и тем выше средний уровень идентификации любви. Можно определить идентификацию любви как слияние индивидуальных иерархий потребностей, построенных на основе их доминирования, у двух или более людей. Два по — настоящему любящих человека будут реагировать на потребности друг друга как на свои собственные. Потребность ближнего становится собственной потребностью.

12. Удовлетворение высших потребностей и стремление к нему имеет благоприятные гражданские и социальные последствия. В определенном смысле, чем выше потребность, тем менее эгоистичен ее характер. Голод — в высокой степени эгоцентрическая потребность; единственный путь утолить его — насытить самого себя. Но стремление к любви и уважению предполагает неизбежное участие других людей. Более того, оно предполагает удовлетворение потребностей этих людей. Те, кто достиг достаточного уровня базового удовлетворения, чтобы искать любви и уважения (а не пищи и безопасности), склонны к проявлению таких качеств, как преданность, дружелюбие, гражданская сознательность; эти люди становятся лучшими родителями, мужьями, учителями, должностными лицами и т. д.

13. Удовлетворение высших потребностей ближе к самоактуализации, чем удовлетворение низших. Если мы принимаем теорию самоактуализации, то это утверждение становится очень важным для нас. Между прочим, это значит, что среди людей, живущих потребностями высшего уровня, мы обнаружим большее количество и более высокую степень проявления качеств, присущих самоактуализирующимся людям.

14. Удовлетворение высших потребностей и стремление к нему ведет к более выраженному, устойчивому и подлинному индивидуализму. Может показаться, что это высказывание противоречит предыдущему утверждению о том, что жизнь на уровне высших потребностей предполагает расширение идентификации любви, т. е. более глубокую социализацию. Однако, как бы это ни выглядело с логической точки зрения, этот факт является эмпирической реальностью. Люди, живущие на уровне самоактуализации, одновременно испытывают глубочайшую любовь к человечеству и достигают высшего уровня уникального своеобразия. Это полностью соответствует убеждению Фромма в том, что любовь к себе (или, лучше сказать, чувство собственного достоинства) носит синергетический, а не антагонистический характер в отношении любви к другим. Его размышления об индивидуальности, спонтанности и автоматизации тоже уместны здесь (Fromm, 1941).

15. Чем выше уровень потребностей, тем менее болезненна и более результативна психотерапия: на уровне низших потребностей она едва ли может быть полезна. Голод нельзя утолить психотерапевтическими приемами.

16. Низшие потребности носят куда более локализованный, осязаемый и ограниченный характер, чем высшие потребности. Голод и жажда имеют гораздо более явные физические проявления, чем любовь, которая в свою очередь более выражена, чем уважение. Кроме того, положительные раздражители низших потребностей куда более осязаемы и обозримы по сравнению с теми, которые ведут к удовлетворению высших потребностей. К тому же они носят более ограниченный характер в том смысле, что для удовлетворения такой потребности требуется меньшее количество положительных раздражителей. Можно съесть ограниченное количество пищи, в то время как любовь, уважение, удовлетворение когнитивных стремлений практически не предполагают пресыщения.

Выводы, сделанные на основании иерархии потребностей

Признание высших потребностей подобными инстинктам и имеющими биологический характер в той же мере, как и потребность в пище, позволяет сделать множество умозаключений; некоторые из них приведены ниже.

1. Возможно, наиболее важным является осознание того, что противоречие когнитивного и конативного носит надуманный характер и подлежит разрешению. Потребности в знании, понимании, в жизненной философии, в теоретическом представлении о связях с внешним миром, в системе ценностей сами по себе представляют конативную или импульсивную сторону нашей примитивной животной натуры (мы — животные особого рода). Поскольку нам известно, что наши потребности действуют не вслепую, что они видоизменяются культурой, реальностью, возможностью, следовательно, познание играет существенную роль в их развитии. Джон Дьюи заявил, что само существование и определенность потребности зависит от познания реальности, возможности или невозможности ее удовлетворения.

2. У нас появляется возможность увидеть в новом свете множество старых философских проблем. Некоторые из них, возможно, покажутся надуманными, поскольку они появились в результате неправильного представления о мотивационной жизни человека. Круг таких проблем включает, к примеру, четкое разграничение между эгоизмом и его отсутствием. Если наши подобные инстинктам стремления, скажем, к любви, достигают цели, мы можем получать большее «эгоистическое» удовольствие от наблюдения за тем, как наши дети едят что — нибудь вкусненькое, чем если бы мы ели сами. Так как же нам отделить «эгоистическое» от «бескорыстного» и в чем различие между ними? Являются ли те люди, которые рискуют жизнью во имя истины, менее эгоистичными, чем те, которые рискуют жизнью во имя пищи, если потребность в истине носит столь же животный характер, как и потребность в пище? Очевидно, что переработке подлежит и гедонистическая теория, если животное наслаждение, эгоистическое наслаждение, личное наслаждение могут в равной мере быть производными удовлетворения потребностей в пище, сексе, истине, красоте, любви или уважении. Это означает, что гедонизм высших потребностей может сохраняться, в то время как гедонизм низших потребностей уходит. Романтически — классическая оппозиция, противопоставление Диониса Аполлону, безусловно, может быть переосмыслена. По крайней мере, в некоторых формах она опиралась на все ту же неоправданную дихотомию низших потребностей как животных потребностей и высших потребностей как не являющихся животными или противостоящих животным. Вместе с тем требуется основательный пересмотр концепций рационального и иррационального, противопоставления рационального и импульсивного и общего представления о разумной жизни как оппозиции инстинктивной жизни.

3. Философ, который занимается теорией морали, может многому научиться, занимаясь исследованием мотивационной жизни. Если наши благороднейшие порывы рассматриваются не как мартингалы[16] на лошадях, но как сами лошади, и если наши животные потребности имеют ту же природу, что и наши высшие потребности, как может сохраняться столь острая их дихотомия? Как можем мы продолжать считать, что источники их происхождения различны? Кроме того, если мы ясно и во всей полноте сознаем, что эти благородные и добрые порывы возникают и приобретают первоочередное значение в результате предварительного удовлетворения более насущных животных потребностей, нам следует говорить не только о самоконтроле, сдерживании, дисциплине и т. д., но чаще вспоминать о спонтанности, удовлетворении и самоопределении. Похоже, что не существует такого острого, как нам казалось, противоречия между суровым велением долга и радостным призывом к наслаждению. При существовании на высшем уровне (Бытие), долг — наслаждение, работа любима и не существует различия между отдыхом и трудом.

4. Наша концепция культуры и отношения к ней людей требует изменения в сторону «синергизма», как называла это Рут Бенедикт (Benedict, 1970). Культура может работать на удовлетворение базовых потребностей (Maslow, 1967, 1969b), а не подавлять их. Кроме того, она создана не только для потребностей людей, но и посредством их. Дихотомия культуры — личности нуждается в пересмотре. Не следует делать акцент исключительно на их антагонизме, учитывая также возможное сотрудничество и синергизм.

5. Признание того, что лучшие стремления человека в значительной мере носят врожденный, а не случайный или относительный характер, имеет непреходящее значение для теории ценностей. Это, с одной стороны, означает, что больше нет необходимости или потребности определять ценности логическим путем или идти за авторитетами или откровениями. Очевидно, что все, что от нас требуется, — это наблюдать и исследовать. Человеческая природа содержит внутри себя ответ на вопросы: Как я могу быть хорошим? Как я могу быть счастливым? Как я могу быть полезным? Организм подскажет нам, что ему нужно (а значит, и что для него ценно), заболевая, когда его лишают того, что представляет для него ценность, и развиваясь, когда его потребности удовлетворены.

6. Изучение этих базовых потребностей показало, что, хотя их природа в значительной мере подобна инстинктам, во многих аспектах они отличаются от инстинктов, которые известны нам у низших животных. Наиболее существенным из этих отличий является неожиданное открытие, которое находится в противоречии с устоявшимся мнением о том, что инстинкты сильны, нежелательны и неизменны, и свидетельствует о том, что наши базовые потребности, хотя и подобны инстинктам, являются слабыми. Осознать свои желания, понять, что мы действительно хотим и нуждаемся в любви, уважении, знаниях, философии, самоактуализации и т. д., — все это психологическое достижение, требующее труда. Более того, чем выше уровень потребностей, тем легче они видоизменяются и подавляются. И наконец, они не дурные, но нейтральные или позитивные. Мы сталкиваемся с парадоксом, что наши человеческие инстинкты или то, что от них осталось, так слабы, что требуют защиты от культуры, от образования, от научения — одним словом, от губительного влияния окружающей среды.

7. Наше понимание целей психотерапии (образования, воспитания детей, формирования подобающего характера в общем и целом) должно претерпеть значительные изменения. Многие продолжают считать, что все эти институты призваны обеспечить подавление и регулирование внутренних импульсов. Дисциплина, контроль, подавление — вот лозунги такого режима. Но если терапия предполагает устранить контролирующие и подавляющие факторы, тогда новыми ключевыми словами должны стать спонтанность, освобождение, естественность, принятие своего Я, осознание своих стремлений, удовлетворение, самоопределение. Если наши внутренние импульсы прекрасны, а не отвратительны, то мы, безусловно, должны стремиться к их освобождению и наиболее полному проявлению, а не надевать на них смирительную рубашку.

8. Если инстинкты могут быть слабыми и если высшие потребности рассматриваются как подобные по своей сути инстинктам, а культура рассматривается как более, а не менее мощная сила, чем стремления, подобные инстинктам, и если базовые потребности оказываются благом, а не злом, то это означает, что совершенствование человеческой природы может осуществляться благодаря поощрению подобных инстинктам склонностей, наряду с факторами, способствующими социальным улучшениям. Действительно, центральным моментом совершенствования культуры нам кажется предоставление нашим внутренним биологическим склонностям шанса на реализацию.

9. Открытие того, что существование на уровне высших потребностей может иногда стать относительно независимым от удовлетворения низших потребностей (и даже при чрезвычайных обстоятельствах от удовлетворения высших потребностей), может дать нам ключ к решению старой теологической дилеммы. Теологи всегда считали необходимыми попытки примирить в организме человека плоть и дух, ангела и дьявола, высшее и низшее, но ни один из них так и не нашел сколько — нибудь приемлемого решения. Функциональная автономия существования на уровне высших потребностей частично дает ответ на этот вопрос. Высшее может проявиться лишь на основе низшего, но, в конечном счете, упрочившись, может стать относительно независимым от низшего (Allport, 1955).

10. В дополнение к ценности выживания по Дарвину мы можем теперь постулировать также «ценности развития». Благо заключается не только в том, чтобы выжить, но благом (предпочтительным, необходимым для организма) для личности является также развитие по пути более полного проявления всего, что свойственно человеку, в направлении реализации своих потенциальных возможностей, большего счастья, безмятежности, вершинных переживаний, трансцендентности, более богатого и адекватного познания реальности и т. д. Нам не нужно больше ориентироваться исключительно на жизнеспособность и выживание как на решающий аргумент в пользу того, что бедность, война, гнет, жестокость — зло, а не благо. Мы можем считать их злом, поскольку они ухудшают качество жизни, приводят к деградации личности, сознания, здравого смысла.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Мотивация и личность. Глава 7. Потребности высшие и низшие — Гуманитарный портал

Различия между высшими и низшими потребностями

Невнимание к проблеме ценностей, нежелание признать её научно-психологическую значимость не только ослабляет психологию как науку, не только препятствует её полному развитию, но и подталкивает человечество к гипернатурализму, к этическому релятивизму, к хаосу и нигилизму. Если же нам удастся продемонстрировать, что способность совершать выбор между высшим и низшим, между сильным и слабым заложена в самой природе организма, то разговоры об относительности ценностей и ценностного выбора, об отсутствии естественных критериев разграничения добра и зла, о том, что одна ценность ничем не лучше другой, прекратятся за отсутствием предмета обсуждения. Принцип естественного выбора уже выдвигался мною в главе 4.

Базовые потребности естественным образом выстраиваются в совершенно отчётливую иерархию, в которой более сильная, более насущная потребность предшествует менее сильной и менее насущной. Например, мы уже можем вполне определённо заявить, что потребность в безопасности сильнее, чем потребность в любви, ибо при фрустрации этих потребностей первая явно доминирует в организме. Физиологические потребности (взаимоотношения между которыми также подчиняются внутренней иерархии) насущнее, чем потребность в безопасности, которая сильнее, чем потребность в любви, которая, в свою очередь, сильнее потребности в уважении, более сильной, чем потребности в осуществлении своей самобытности, которые мы обобщаем в рамках одной потребности — потребности в самоактуализации. Именно таков порядок потребностей, в соответствии с которым организм совершает выбор, или отдаёт предпочтение. Но с этим порядком связан не только процесс выбора, его отчётливое влияние обнаруживает себя и в иных сферах.

Перечислим их:

  1. В филогенетическом, или эволюционном плане более высокая потребность представляет собой более позднее образование. Если потребность в пище — общая для всех живых организмов, то потребность в любви присуща только человеку и, возможно, высшим человекообразным обезьянам, а потребность в самоактуализации, бесспорно, — одному лишь человеку. Чем выше потребность, тем более специфична она для человека.
  2. В процессе онтогенетического развития высшие потребности обнаруживаются позже, чем низшие. При рождении человек обладает одними лишь физиологическими потребностями и, возможно, в очень слабой, зачаточной форме — потребностью в безопасности, которая проявляется в реакции испуга и наличие которой косвенно может быть подтверждено общим наблюдением, согласно которому ребёнок развивается лучше, если окружающий его мир отличается стабильностью и регулярностью. Только спустя несколько месяцев ребёнок начинает выказывать первые признаки социальной привязанности и избирательной любви, и ещё позже, если чувствует себя в безопасности и если окружён любовью родителей, обнаруживает стремление к самостоятельности, независимости, потребность в достижении, в уважении, в оценке, в похвале. Что касается потребности в самоактуализации, то даже Моцарт обрёл её не раньше, чем в трёх-четырёхлетнем возрасте.
  3. Чем выше место потребности в иерархии потребностей, тем менее насущна она для выживания, тем дольше она может оставаться неудовлетворённой и тем выше вероятность её полного исчезновения. Потребности высших уровней отличаются меньшей способностью к доминированию и меньшей организационной силой. Если низшие потребности требуют немедленного удовлетворения, мобилизуют все силы организма и вызывают автономные реакции, призванные обеспечить их удовлетворение, то высшие потребности не так настоятельны. Отчаянное, маниакальное стремление к безопасности наблюдается гораздо чаще, чем маниакальное стремление к уважению окружающих. Депривация высших потребностей не вызывает таких отчаянных реакций самозащиты, как депривация низших потребностей. По сравнению с пищей и безопасностью уважение кажется просто роскошью.
  4. Жизнь на более высоких мотивационных уровнях означает большую биологическую эффективность, большую продолжительность жизни, меньшую подверженность болезням, лучший сон, аппетит и тому подобное. Исследования в области психосоматики вновь и вновь показывают нам, что следствием тревоги, страха, отсутствия любви, деспотизма становятся крайне нежелательные физические и психологические последствия. Удовлетворение высших потребностей в конечном итоге не только повышает жизнеспособность организма, оно служит его росту и развитию.
  5. С субъективной точки зрения высшие потребности менее насущны. Намеки высших потребностей невнятны, неотчётливы, их шепот порой заглушается громкими и ясными требованиями других потребностей и желаний, их интонации очень похожи на интонации ошибочных убеждений или привычек. Умение распознать собственные потребности, то есть понять, что тебе нужно на самом деле — само по себе огромное психологическое достижение. Всё, что мы сказали здесь, вдвойне справедливо для потребностей высших уровней.
  6. Удовлетворение высших потребностей приводит человека к субъективно желанному состоянию, он испытывает чувство покоя, умиротворённости, счастья, богатства внутренней жизни. Удовлетворение потребности в безопасности в лучшем случае может принести чувство облегчения и расслабленности, но не может подарить человеку мгновений экстаза, высших переживаний, исступленного счастья, восторга, как не может вызвать чувства умиротворённости, понимания, гордости и тому подобных чувств.
  7. Жизнь на высших мотивационных уровнях, поиск удовлетворения высших потребностей означает движение в сторону здоровья, прочь от психопатологии. Аргументы в пользу этого тезиса приведены в главе 5.
  8. Для актуализаци, пробуждения высшей потребности требуется больше предварительных условий, чем для актуализации низшей потребности. Мы можем говорить об этом уже потому, что для пробуждения высшей потребности необходимо удовлетворение более сильных по сравнению с ней потребностей. Например, пробуждение потребности в любви требует выполнения большего количества условий, чем пробуждение потребности в безопасности. В более общем плане можно сказать, что «высокая» жизнь несоизмеримо сложнее, чем «низкая» жизнь. Для того, чтобы испытать потребность в уважении и статусе, человек должен взаимодействовать с большим числом людей, должен иметь более широкую арену деятельности, должен ставить перед собой более долговременные задачи, должен уметь оперировать более разнообразными средствами и парциальными целями, должен сделать большее количество промежуточных шагов, чем это необходимо для пробуждения потребности в любви. То же самое можно сказать и относительно потребности в любви, если мы сравним её с потребностью в безопасности.
  9. Для пробуждения высших потребностей необходимы хорошие внешние условия. Для того, чтобы люди перестали убивать друг друга, необходимы соответствующие внешние условия, но для того, чтобы люди ещё и любили друг друга, необходимо несколько большее. И наконец, только очень хорошие условия делают реальной возможность самоактуализации.
  10. При условии удовлетворения и низшей и высшей потребности последняя приобретает большую субъективную значимость для человека. Ради высшего удовлетворения человек готов терпеть лишения и идти на жертвы, готов мириться с депривацией низших потребностей. Зачастую ради принципов и убеждений человек согласен вести аскетическую жизнь, он отказывается от богатства и престижа во имя возможности осуществить себя на избранном поприще. Человек, удовлетворивший низшие потребности и познавший, что такое самоуважение и самоосуществление, как правило, ставит их выше сытого желудка и чувства безопасности.
  11. Чем выше уровень потребностей человека, тем шире круг его любовного отождествления (тем большее количество людей входит в этот круг и тем выше степень любовного отождествления). Любовное отождествление можно определить как слияние мотивационных иерархий двух или нескольких людей. Человек принимает потребности и желания любимого человека как свои собственные, не различает их. Желание любимого становится его собственным желанием.
  12. Жизнь на высших мотивационных уровнях и удовлетворение высших потребностей вызывает желательные, благоприятные гражданские и социальные последствия. В какой-то степени здесь справедлива следующая закономерность: чем выше потребность, тем она менее эгоистична. Голод чрезвычайно эгоцентричен, утоление голода — это всегда самоудовлетворение. Но стремление к любви и уважению обязательно предполагает взаимодействие с другими людьми. Более того, его невозможно осуществить, не осознав необходимость удовлетворять потребности других людей. Люди, в достаточной мере удовлетворившие свои базовые потребности (потребность в пище и в безопасности), устремлённые к любви и уважению, обнаруживают такие черты, как верность, дружелюбие, гражданское самосознание; именно из таких людей получаются хорошие родители, супруги, учителя, общественные деятели и тому подобное.
  13. Удовлетворение высших потребностей в большей мере приближает человека к самоактуализации, чем удовлетворение низших потребностей. Это различие имеет чрезвычайно важное значение для теории самоактуализации. Помимо всего прочего оно означает, что люди, живущие на высоких уровнях мотивационной жизни, многими чертами похожи на самоактуализирующихся людей и похожесть эта очень заметна.
  14. Жизнь на высоких мотивационных уровнях и удовлетворение высших потребностей приводит к более сильному и более естественному, истинному индивидуализму. Данное положение как будто вступает в противоречие с предыдущим заявлением о том, что «высокая» жизнь означает более сильное любовное отождествление, то есть социализацию. Однако, несмотря на всю кажущуюся алогичность, его следует воспринимать как эмпирическую реальность. Самоактуализирующиеся люди отличаются как высокой степенью самобытности, так и способностью любить человечество, и этот факт полностью соответствует теоретическим размышлениям Фромма относительно синергической природы взаимоотношений между любовью к себе (или вернее, самоуважением) и любовью к другим людям. В данном контексте интересны также его размышления об индивидуальности, спонтанности и роботизации.
  15. Чем выше уровень потребностей, тем более податлив человек для психотерапевтического воздействия, тем эффективнее оно может быть; психотерапевт не в состоянии оказать помощь человеку, находящемуся на низких уровнях мотивационной жизни. Психотерапевтические методы ничем не помогут голодному человеку.
  16. Низшие потребности имеют более чёткую локализацию, более осязаемы и ограничены, чем высшие потребности. Голод и жажда гораздо более «соматичны», чем потребность в любви, которая, в свою очередь, более соматична, чем потребность в уважении. Кроме того, удовлетворители низших потребностей гораздо более осязаемы и очевидны, чем источники удовлетворения высших потребностей. Ограниченность низших потребностей проявляется ещё и в том, что для их удовлетворения требуются конкретные удовлетворители. Чтобы утолить голод, достаточно съесть определённое количество пищи, но удовлетворение потребностей в любви, в уважении и когнитивных потребностей не знает пределов.

Некоторые последствия различения высших и низших потребностей

Если мы согласимся с тем, что 1) высшие и низшие потребности имеют разные характеристики и 2) высшие потребности наряду с низшими представляют собой неотъемлемую часть человеческой природы (а вовсе не навязаны и не противоположны ей), — то наши взгляды на психологию и философию претерпят революционные изменения. Концепции образования, политические и религиозные теории, принятые в настоящее время в большинстве культур, базируются на прямо противоположных принципах. В целом можно сказать, что биологическая, животная, инстинктоидная природа человека понимается ныне исключительно как свод физиологических потребностей: пищевой, половой и так далее, которым противопоставляются высшие человеческие стремления и порывы, потребность в правде, в любви, в красоте. Более того, сами эти стремления нередко трактуются как антагонистические, взаимоисключающие, конфликтующие, противоборствующие друг с другом. По одну сторону баррикад встаёт культура со всеми её институтами, вооружённая разнообразнейшими средствами воздействия на человека, по другую оказывается низкая, животная природа человека. Культура считает своим долгом уничтожить своего соперника, подавить его, превращаясь, таким образом, в деспота, фрустратора или, в лучшем случае, обретает черты суровой необходимости. Много пользы нам принесло бы осознание того факта, что высшие стремления и позывы есть частью биологической природы человека, столь же неотъемлемой, как потребность в пище. На некоторых из позитивных последствий этого осознания я хочу остановиться подробнее.

  1. Наверное, самым важным в числе прочих последствий должно стать преодоление ложной дихотомии между когнитивным и конативным началами. Человеческое стремление к познанию, к пониманию, потребность в жизненной философии и системе ценностей, желание иметь некую точку отсчёта — все эти когнитивные потребности несут в себе конативное начало и составляют часть нашей примитивной животной натуры. (Воистину, человек — это особое животное.)

    Мы прекрасно понимаем, что человеческие потребности нельзя рассматривать как некие слепые, стихийные силы. Мы знаем, что они модифицируются под влиянием культуры, по мере накопления опыта взаимодействия с окружающей средой и познания адекватных способов их удовлетворения, и следовательно, мы должны признать, что когнитивные процессы играют важную роль в их развитии. По мнению Джона Дьюи, уже само существование потребности и способность понять её напрямую зависят от способа познания реальности и от способа познания возможности или невозможности её удовлетворения.

    Если конативное начало содержит в себе когнитивный компонент, а когнитивное начало несёт в себе конативную функцию, то бессмысленно и даже патологично настаивать на их противопоставлении друг другу.

  2. Согласившись с вышеизложенным, мы сможем свежим взглядом посмотреть на извечные философские проблемы. И мы увидим, что некоторые из них не заслуживают звания проблемы, так как базируются на ложном понимании мотивационной жизни человека. В числе таких псевдопроблем назову проблему соотношения эгоизма и альтруизма — понятий, традиционно противопоставляемых друг другу. Как, скажите на милость, нам следует определить «эгоизм» и «альтруизм», если сама структура инстинктоидных потребностей человека, таких, например, как потребность в любви, предполагает большее удовольствие, причём удовольствие личное, сугубо «эгоистическое» не тогда, когда мы сами едим арбуз, а тогда, когда видим, с каким наслаждением едят арбуз наши дети? Если потребность в истине так же свойственна животной, биологической натуре человека, как потребность в пище, то можно ли сказать, что человек, рискующий жизнью ради истины, — меньший эгоист, чем тот, кто рискует жизнью, чтобы добыть себе еду?

    Если человек получает удовольствие, причём удовольствие животное, личное, эгоистическое и от пищи, и от секса, и от любви, и от уважения, и от красоты, и от истины, то очевидно, что концепция гедонизма требует существенных уточнений. Может статься, что «высокий» гедонизм — штука куда как более мощная, чем гедонизм «низкий».

    Вряд ли устоят и такие традиционные дихотомии, как «романтизм-классицизм», «дионисийское-аполлоническое». Истоки этих дихотомий лежат все в том же неправомерном противопоставлении низших потребностей потребностям высшим, в стремлении разделять потребност

Высшие и низшие потребности. Какую социальную роль выполняют низшие потребности человека?

Потребность представляет собой состояние нужды организма, проявляющееся в зависимости индивида от объективных условий существования и развития.

Классификация потребностей

В психологической науке принято выделять потребности низшего и высшего порядка. При этом природа потребности человека такова, что возникновение второй категории, как правило, невозможно без удовлетворения первой.

какую социальную роль выполняют низшие потребности

Так, например, Б.Ф. Ломов рассматривал две основные группы потребностей:

  • базовые,
  • производные.

Первая группа направлена на материальные условия и жизненно необходимые средства, а также на познание, общение, деятельность и отдых. Производные потребности подразделяются на информационные, нравственные, эстетические и др.

В свою очередь, В.Г. Асеев, дифференцируя потребности высшего порядка, выделял следующие виды:

  • трудовые,
  • творческие,
  • коммуникативные (в том числе, потребность в аффилиации),
  • эстетические,
  • нравственные,
  • когнитивные.

Теория мотивации А. Маслоу

Наиболее известной в психологической науке считается иерархия потребностей американского психолога А. Маслоу (т. н. пирамида Маслоу, 1954 г.).

потребности высшие и низшие Автор выделяет пять основных ступеней – потребности высшие и низшие:

  • физиологические (еда, сон и др.),
  • потребность в безопасности,
  • потребность в любви и принадлежности,
  • потребность в признании и уважении,
  • потребность в самовыражении.низшие потребности человека

Также в некоторых источниках данная иерархия представлена в более подробном виде: между 4-й и 5-й ступенями выделяются еще познавательные и эстетические потребности.

Первичные, низшие потребности человека, проявляются уже с рождения. Высшие формируются постепенно, по мере удовлетворения первичных, в процессе развития личности индивида. Маслоу считал, что структура и порядок формирования потребностей не зависят от культурных условий развития.

Роль низших потребностей в обществе

Если культурные различия, по мнению Маслоу, не оказывают влияния на порядок формирования потребностей человека, то про специфику формирования самих потребностей так сказать нельзя. Речь идет не только о высших потребностях, но и о низших тоже. Какую социальную роль выполняют низшие потребности?

Неудовлетворенная потребность стимулирует активность индивида, заставляя его искать возможности для ее удовлетворения. Так, если человек голоден, он предпримет действия для получения еды (физиологическая потребность). Например, пойдет в магазин за продуктами или отправится в кафе, ресторан и т. д. Как это отразится на общественном развитии? Выбирая те или иные продукты, индивид тем самым повышает спрос на них на общественном рынке. Если же помножить данную активность на количество всех индивидов в обществе, являющихся потенциальными потребителями продуктов питания, то мы получаем полноценный уровень спроса.

Таким образом, отвечая на вопрос о том, какую социальную роль выполняют низшие потребности, мы отмечаем прежде всего социально-экономическую функцию. Она может реализовываться и в рамках другой базовой потребности человека, а именно – в безопасности. Например, при оплате лечения или при оформлении страховки.

С другой стороны, руководствуясь потребностью в безопасности, человек может сделать выбор в пользу того или иного кандидата на политических выборах. Например, если кандидат обещает определенные льготы для отдельных категорий граждан или планирует выделить дополнительные средства на борьбу с преступностью и т. д. В данном случае, рассматривая вопрос о том, какую социальную роль выполняют низшие потребности, мы можем говорить о социально-политической функции и т. д.

«Культурная» трансформация потребностей

В свою очередь, британский антрополог Б. Малиновский формулирует идею о том, что развитое общество создает «культурные» ответы на биологические потребности индивида.

природа потребности человека Какую социальную роль выполняют низшие потребности, согласно данной теории? Являясь основными побудителями человеческой деятельности, они одновременно становятся источниками общественного развития.

Малиновский выделяет т. н. инструментальные культурные установления (императивы), представляющие собой определенные («культурные») виды деятельности: обучение, право, развитие, любовь и др. Все они так или иначе становятся источником реализации биологических потребностей в обществе. Значимая роль в данном случае отводится социальным институтам – таким как семья, образование, социальный контроль, экономика, система верований и др.

Американский антрополог развивает идею о том, что каждая потребность индивида может проходить в обществе через определенную культурную трансформацию. Источником данного процесса являются традиции.

Таким образом, культура, согласно теории Малиновского, выступает в роли вещественной и духовной системы, обеспечивающей индивиду его существование и способствующей удовлетворению его биологических потребностей. С другой стороны, культура сама является следствием воздействия данных потребностей на процесс развития индивида. Соответственно, говоря о связи биологических потребностей и культуры, мы отмечаем двусторонний характер данного процесса.

Различия между высшими и низшими потребностями — Мегаобучалка

 

Базовые потребности организованы в достаточно определенную иерархию, в основе которой лежит принцип относительного доминирования. Так, потребность в безопасности сильнее, чем потребность в любви, поскольку она доминирует в организме, что получает наглядное подтверждение, если обе потребности не удовлетворены. В этом отношении физиологические потребности (которые в свою очередь представляют собой иерархическую структуру) сильнее потребностей в безопасности, которые сильнее потребностей в любви, которые, в свою очередь, сильнее, потребностей в уважении, которые сильнее той уникальной потребности, которую мы назвали потребностью в самоактуализации.

Таков порядок, выбор или предпочтение. Но существует также порядок, определяющий уровень потребностей от низших до высших в различных аспектах, которые перечислены ниже.

1. Высшая потребность является более поздним образованием с филогенетической или эволюционной точки зрения. Потребность в пище является для нас общей со всеми живыми существами, потребность в любви – общей (возможно) с высшими обезьянами, потребность в самоактуализации свойственна только нам. Чем выше уровень потребности, тем больше она характерна именно для человека.

2. Высшие потребности являются более поздними образованиями с онтогенетической точки зрения. Любой человек от рождения обнаруживает физиологические потребности и, вероятно, в весьма неразвитой форме потребности в безопасности (например, он способен испугаться или встревожиться, а при наличии достаточной упорядоченности и стабильности внешнего мира, которые свидетельствуют о том, что на этот мир можно положиться, более успешно развиваться). Лишь достигнув возраста нескольких месяцев, младенец проявляет первые признаки межличностных связей и селективной привязанности. Еще позднее мы можем заметить в нем определенное стремление к автономии, независимости, успеху, уважению и похвале, помимо стремления к безопасности и родительской любви. Что касается самоактуализации, то даже Моцарту пришлось дожидаться возраста 3–4 лет.

3. Чем выше потребность, тем менее настоятельна она для нужд выживания, тем на более длительный срок может откладываться ее удовлетворение и тем легче она исчезает надолго. Возможность высших потребностей доминировать и мобилизовать для своего осуществления автономные реакции и другие возможности организма меньше (например, более вероятно быть маниакально одержимым стремлением к безопасности, чем стремлением к уважению). Депривация высших потребностей не ведет к столь отчаянной реакции чрезвычайного характера, как та, что представляет собой результ депривации низших потребностей. Уважение является необязательной роскошью, если сравнивать его с пищей или безопасностью.

4. Существование на уровне высших потребностей предполагает более высокую биологическую продуктивность, большую продолжительность жизни, снижение заболеваемости, улучшение сна, аппетита и т.д. Исследователи психосоматики вновь и вновь подтверждают, что тревожность, страх, недостаток любви, угнетение и т. д. приводят как к нежелательным физическим, так и к нежелательным психологическим последствиям. Удовлетворение высших потребностей имеет значение как для сохранения жизни, так и для развития личности.

5. Высшие потребности субъективно являются менее насущными. Они менее ощутимы, менее очевидны; внушение, имитация, ошибочные убеждения или привычки могут заставить нас спутать их с другими потребностями. Способность распознать потребности человека (т. е. узнать, чего же он в действительности хочет) является значительным психологическим достижением. Едва ли это утверждение верно в отношении высших потребностей.

6. Удовлетворение высших потребностей ведет к более желательным субъективным последствиям, т. е. к более полному счастью, безмятежности и богатству внутренней жизни. Удовлетворение потребности в безопасности в лучшем случае способствует появлению ощущения облегчения и расслабления. В любом случае оно не может привести к экстазу, вершинным переживаниям и счастливому исступлению удовлетворенной любви или таким последствиям, как безмятежность, понимание, благородство, и подобным им.

7. Удовлетворение высших потребностей и стремление к нему ориентировано на здоровье и препятствует психопатологии.Доказательство этого утверждения представлено в главе 3.

8. Высшая потребность требует большего количества обязательных предпосылок. Это верно уже потому, что до появления высшей потребности должны быть удовлетворены доминирующие потребности. Так, для появления потребности в любви требуется осознание удовлетворения большего количества потребностей, чем для проявления потребности в безопасности. В более обобщенном виде можно сказать, что жизнь на уровне высших потребностей становится более сложной. Обретение уважения и статуса предполагает участие большего количества людей, более обширное место действия, более длительное время, большее количество средств и промежуточных целей, больше второстепенных и предварительных шагов, чем поиск любви. То же самоевсвою очередь можно сказать о последнем, сравнивая его со стремлением к безопасности.

9. Для появления высших потребностей требуются более благоприятные внешние условия. Чтобы дать людям возможность любить, а не просто удерживать их от убийства друг друга, необходимы более благоприятные внешние условия (семейные, экономические, политические, образовательные и т. д.). Чтобы обеспечить возможность самоактуализации, требуютсявесьма благоприятные условия.

10. Как правило, тот, у кого удовлетворены высшая и низшая потребности, придает большее значение удовлетворению высшей потребности. Такие люди ради удовлетворения высшей потребности готовы пожертвовать большим и, более того, легче переносят депривацию низших потребностей. Например, им будет проще вести аскетический образ жизни и устоять перед опасностью ради принципа, отказаться от денег и престижа ради самоактуализации. Те, кто знает и то и другое, считают чувство собственного достоинства более высоким и более ценным субъективным опытом, чем наполненный желудок.

11. Чем выше уровень потребностей, тем шире круг идентификации любви, тем больше людей входит в этот круг и тем выше средний уровень идентификации любви. Можно определить идентификацию любви как слияние индивидуальных иерархий потребностей, построенных на основе их доминирования, у двух или более людей. Два по – настоящему любящих человека будут реагировать на потребности друг друга как на свои собственные. Потребность ближнего становится собственной потребностью.

12. Удовлетворение высших потребностей и стремление к нему имеет благоприятные гражданские и социальные последствия. В определенном смысле, чем выше потребность, тем менее эгоистичен ее характер. Голод – в высокой степени эгоцентрическая потребность; единственный путь утолить его – насытить самого себя. Но стремление к любви и уважению предполагает неизбежное участие других людей. Более того, оно предполагает удовлетворение потребностей этих людей. Те, кто достиг достаточного уровня базового удовлетворения, чтобы искать любви и уважения (а не пищи и безопасности), склонны к проявлению таких качеств, как преданность, дружелюбие, гражданская сознательность; эти люди становятся лучшими родителями, мужьями, учителями, должностными лицами и т. д.

13. Удовлетворение высших потребностей ближе к самоактуализации, чем удовлетворение низших. Если мы принимаем теорию самоактуализации, то это утверждение становится очень важным для нас. Между прочим, это значит, что среди людей, живущих потребностями высшего уровня, мы обнаружим большее количество и более высокую степень проявления качеств, присущих самоактуализирующимся людям.

14. Удовлетворение высших потребностей и стремление кнему ведет кболее выраженному, устойчивому и подлинному индивидуализму. Может показаться, что это высказывание противоречит предыдущему утверждению о том, что жизнь на уровне высших потребностей предполагает расширение идентификации любви, т. е. более глубокую социализацию. Однако, как бы это ни выглядело с логической точки зрения, этот факт является эмпирической реальностью. Люди, живущие на уровне самоактуализации, одновременно испытывают глубочайшую любовь к человечеству и достигают высшего уровня уникального своеобразия. Это полностью соответствует убеждению Фромма в том, что любовь к себе (или, лучше сказать, чувство собственного достоинства) носит синергетический, а не антагонистический характер в отношении любви к другим. Его размышления об индивидуальности, спонтанности и автоматизации тоже уместны здесь (Fromm, 1941).

15. Чем выше уровень потребностей, тем менее болезненна и более результативна психотерапия: на уровне низших потребностей она едва ли может быть полезна.Голод нельзя утолить психотерапевтическими приемами.

16. Низшие потребности носят куда более локализованный, осязаемый и ограниченный характер, чем высшие потребности. Голод и жажда имеют гораздо более явные физические проявления, чем любовь, которая в свою очередь более выражена, чем уважение. Кроме того, положительные раздражители низших потребностей куда более осязаемы и обозримы по сравнению с теми, которые ведут к удовлетворению высших потребностей. К тому же они носят более ограниченный характер в том смысле, что для удовлетворения такой потребности требуется меньшее количество положительных раздражителей. Можно съесть ограниченное количество пищи, в то время как любовь, уважение, удовлетворение когнитивных стремлений практически не предполагают пресыщения.

В чем разница между упражнениями с низкой и высокой нагрузкой?

Конечно, неправильная еда может быть вредной, но как насчет неправильных упражнений? Хотя не существует стандартных руководящих принципов, определяющих, является ли упражнение низким или высоким, понимание разницы между ними может иметь решающее значение в правильном их использовании для укрепления тела.

Bam Between Bones — The Need-to-Know

Фото Джастина Сингха

Слова «сильное воздействие» могут вызывать ассоциации с футболистами, которые сталкиваются лицом к лицу, или футболистами, бьющимися локтем в лицо. Но упражнения с высокой ударной нагрузкой также включают в себя виды спорта с меньшим количеством контактов между людьми, например, толчковые движения, связанные с бегом (которые при каждом шаге могут вызывать ударную нагрузку в 2,5 раза превышающую вес тела бегуна) и гимнастику. Травмы от ударов и чрезмерного использования среди бегунов Hreljac, A. Отделение кинезиологии и медицинских наук, Калифорнийский государственный университет, Сакраменто, Сакраменто, Калифорния. Медицина и наука в спортивных упражнениях, 2004 г., май; 36 (5): 845-9. . В то время как исследования показывают, что количество упражнений с высокой ударной нагрузкой right может увеличить плотность костей, другие исследования показывают, что слишком большое количество упражнений может вызвать чрезмерную нагрузку на тело и даже со временем привести к изнашиванию мышц, что может привести к разрушительным эффектам годы спустя Удар и чрезмерное использование травмы бегунов Греляц, А.Отдел кинезиологии и медицинских наук, Калифорнийский государственный университет, Сакраменто, Сакраменто, Калифорния. Медицина и наука в спортивных упражнениях, 2004 г., май; 36 (5): 845-9. Упражнения с высокой ударной нагрузкой способствуют наращиванию костной массы у хорошо тренированных спортсменок. Тааффе Д. Р., Робинсон Т. Л., Сноу К. М. и др. Научно-исследовательская лаборатория опорно-двигательного аппарата, делам ветеранов медицинский центр, Palo Alto, CA. Журнал исследований костей и минералов, 1997 г., февраль; 12 (2): 255-60. .

Что касается менее интенсивных упражнений, упражнений с малой нагрузкой (например, плавание, йога и использование эллиптического тренажера, движения, которые предполагают меньшую прямую нагрузку на тело) выполняются в более мягкой форме, что создает меньшую нагрузку на тело и снижает риск травмы Удары и травмы бегунов при перегрузке Hreljac, A.Отдел кинезиологии и медицинских наук, Калифорнийский государственный университет, Сакраменто, Сакраменто, Калифорния. Медицина и наука в спортивных упражнениях, 2004 г., май; 36 (5): 845-9. . Влияние тренировок с низкой нагрузкой и умеренной интенсивностью с отягощением запястья и без него на функциональные возможности и состояние настроения у пожилых людей. Энгельс, Х.Дж., Друин, Дж., Чжу, В. и др. Отделение HPR, науки о физических упражнениях, Государственный университет Уэйна, Детройт, Мичиган. Геронтология, 1998; 44 (4): 239-44. . Но (шокер) точно так же, как слишком много сильных ударов — это плохо, слишком много упражнений с малыми ударами могут не дать здоровым костям стимул, в котором они нуждаются. Общая и региональная плотность костей у бегунов-мужчин, велосипедистов и представителей контрольной группы.Ректор Р.С., Роджерс Р., Рюбель М. и др. Департамент диетологии Университета Миссури, Колумбия, Миссури. Метаболизм: клинические и экспериментальные, 2008 февраль; 57 (2): 226-32. . Для людей, которые имеют повреждение суставов или восстанавливаются после травм, упражнения с низкой интенсивностью могут быть отличной альтернативой для поддержания здоровья и активности. пожилые люди. Энгельс, Х.J., Drouin, J., Zhu, W., et al. Отделение HPR, науки о физических упражнениях, Государственный университет Уэйна, Детройт, Мичиган. Геронтология, 1998; 44 (4): 239-44. . И это , а не только для неженок — даже футболисты используют упражнения с низкой нагрузкой, такие как йога, для реабилитации и повышения гибкости.

Настоящее воздействие — ваш план действий

Итак, как лучше всего сбалансировать тренировки для достижения наибольшего воздействия в целом? Хотя многое может зависеть от индивидуальных потребностей, кросс-тренинг часто является отличным решением, поскольку чередование упражнений с низкой и высокой нагрузкой вместо того, чтобы строго сосредоточиться на одной дисциплине.

Лучший способ заняться кросс-тренингом — начать с чередования каждого дня тренировки с упражнениями с высокой и низкой нагрузкой. Рассмотрите возможность постепенного облегчения нескольких упражнений с другой стороны в течение недели тренировки, в зависимости от того, как выглядит обычный план тренировок. Но учтите, что тем, кто не привык к регулярным тренировкам или у кого есть определенные проблемы со здоровьем, обычно следует проконсультироваться с врачом, прежде чем начинать новый режим. Следует иметь в виду, что кросс-тренинг не предотвратит травмы (на самом деле нет реального гарантированного способа предотвратить их ), но он может снизить риск травм от чрезмерного использования.

Развлекайтесь, создавая золотую середину, используя лучшее из обоих тренировочных миров! Как насчет йоги с весами вместо простой йоги? Может, займемся зумбой вместо того, чтобы бегать по беговой дорожке? Или попробовать себя в джиу-джитсу вместо плавания?

Какие упражнения с высокой и низкой нагрузкой вы комбинируете, чтобы получить идеальную тренировку?

  • Упражнения с высокой ударной нагрузкой, как правило, включают в себя более прямую нагрузку на тело, включая все, от контактных видов спорта, таких как футбол, до бега и гимнастики
  • Слишком много упражнений с высокой ударной нагрузкой могут вызвать чрезмерную нагрузку на тело и могут даже со временем изнашивают мышцы, что может привести к повторяющимся стрессовым травмам.
  • Упражнения с низким уровнем ударных нагрузок (например, плавание, йога и упражнения на эллиптическом тренажере, движения, требующие меньшей нагрузки на тело) выполняются в более мягкой форме, что снижает нагрузку на тело и потенциально снижает риск травм.
  • Использование упражнений с высокой и низкой ударной нагрузкой — отличный способ получить более разнообразную тренировку.

.

В чем разница между высокой и низкой бета-акцией?

NYSE

Люди, интересующиеся акциями, наверняка видели, что термин «бета» используется здесь и там. К сожалению, этот термин не дает заинтересованным лицам особого контекста, чтобы понять, что он может означать. Хуже того, бета-версия настолько распространена, что большинство людей, использующих ее, не чувствуют необходимости объяснять ее, тем самым оставляя заинтересованных лиц еще более запутанными.

Для тех, кому интересно, бета — это мера волатильности инвестиций при определенных обстоятельствах.Точнее, он измеряет тенденции возврата инвестиций к изменениям в ответ на изменения на рынке в целом. В результате инвестиционный портфель, представляющий рынок в целом, должен иметь бета-коэффициент 1, тогда как другие инвестиции могут охватывать довольно внушительный диапазон чисел. Вообще говоря, бета от 0 до 1 означает, что инвестиции менее волатильны, чем рынок в целом, тогда как бета, превышающая 1, означает, что инвестиции более изменчивы, чем те же самые.Теоретически возможны даже отрицательные бета-версии, указывающие на обратную связь с рынком в целом, хотя есть некоторые разногласия по поводу того, действительно ли золото и запасы золота могут считаться имеющими отрицательные бета-версии. Точно так же бета-версия может достигать 100, но на практике этого не должно происходить, потому что инвестиции упадут до нуля при малейшем спаде рынка в целом.

Что означает бета-версия для инвестиций?

Бета — это всего лишь единичное измерение, а это означает, что заинтересованные лица не должны основывать свою оценку инвестиций на этом и ни на чем другом.То, что можно сказать обо всех других измерениях, которые можно там найти. Тем не менее, бета-версия говорит много полезного об акциях.

Например, низкая бета может означать, что инвестиция имеет низкую волатильность по сравнению с рынком в целом. Однако это может означать, что инвестиция непостоянна, но ее волатильность мало связана с рынком в целом. Например, акции коммунальных предприятий, как правило, имеют низкие беты. Между тем, золотые и золотые акции также часто имеют низкие бета-ставки, потому что движения их цен не обязательно связаны с движениями рынка в целом.По сравнению с этими примерами высокая бета интересна, потому что она указывает на то, что инвестиции не только более волатильны по сравнению с рынком в целом, но также имеют свои движения, связанные с движениями рынка в целом. Акции быстрорастущих технологических компаний, как правило, имеют высокие бета-ставки, хотя более крупные и хорошо зарекомендовавшие себя технологические акции не должны иметь бета-значений выше 4 из-за их более крупной и устойчивой природы в выбранных ими секторах.

Сказав это, ни низкая, ни высокая бета-версия не должны считаться плохими сами по себе.Вместо этого низкая бета указывает на то, что инвестиции должны быть менее волатильными, что означает меньшую вероятность получения более высокой, чем ожидалось, прибыли, но также и меньшую вероятность получения прибыли ниже ожидаемой. Между тем, высокая бета означает повышенный риск, который может закончиться хорошо, но может и не так хорошо. В результате заинтересованным лицам потребуется использовать бета-версию в контексте других измерений, чтобы получить полное представление об инвестициях, прежде чем судить их достоинства на основе своих собственных инвестиционных приоритетов.Это особенно верно, потому что заинтересованные лица должны помнить, что инвестиционная ставка основана на исторических данных. В результате текущая бета-версия инвестиции не обязательно является хорошим индикатором того, какой будет бета-версия инвестиции в будущем, что делает ее еще более неполной при использовании для оценки общей стоимости инвестиции.

С учетом вышесказанного, важно отметить, что бета-версия интересна и в другом смысле. Короче говоря, это показатель риска инвестиций, который нельзя устранить с помощью практики диверсификации портфеля, которая находит применение по веским причинам.В результате его можно рассматривать как измерение риска, который будет добавлен к существующему инвестиционному портфелю, который уже был диверсифицирован с целью избежать проблемы «все яйца в одной корзине». То, что люди, стремящиеся минимизировать свои инвестиционные риски, должны учитывать при рассмотрении потенциальных инвестиций.

.

Разница между языком ассемблера и языком высокого уровня

Определение языка ассемблера:

Язык программирования низкого уровня, который использует символы и не имеет переменных и функций и который работает напрямую с ЦП. Язык ассемблера кодируется по-разному для каждого типа процессора. Процессоры x86 и x64 имеют разный код языка ассемблера для выполнения одних и тех же задач. В языке ассемблера есть те же команды, что и в машинном языке, но вместо 0 и 1 используются имена.

Определение языка высокого уровня:

Язык высокого уровня — это удобный для человека язык, который использует переменные и функции и не зависит от архитектуры компьютера. Программист пишет код общего назначения, не беспокоясь об интеграции оборудования. Программа, написанная на языке высокого уровня, должна быть сначала интерпретирована в машинный код, а затем обработана компьютером.

Assembly language vs high level lanuage Язык ассемблера и язык высокого уровня

Язык ассемблера и язык высокого уровня
  1. На языке ассемблера программы, написанные для одного процессора, не будут работать на процессоре другого типа.На языках высокого уровня программы работают независимо от типа процессора.
  2. Производительность и точность кода ассемблера лучше высокого уровня.
  3. Языки высокого уровня должны давать дополнительные инструкции для запуска кода на компьютере.
  4. Код языка ассемблера сложнее для понимания и отладки, чем на высокоуровневом.
  5. Одно или два оператора языка высокого уровня расширяются во многие коды языка ассемблера.
  6. Ассемблер может общаться лучше, чем высокоуровневый. Некоторые действия с оборудованием могут выполняться только на ассемблере.
  7. На языке ассемблера мы можем напрямую читать указатели по физическому адресу, что невозможно на высоком уровне.
  8. На ассемблере работа с битами упрощается.
  9. Ассемблер используется для перевода кода на язык ассемблера, а компилятор используется для компиляции кода на высоком уровне.
  10. Исполняемый код языка высокого уровня больше, чем код языка ассемблера, поэтому его выполнение занимает больше времени.
  11. Из-за длинного исполняемого кода программы высокого уровня менее эффективны, чем программы на языке ассемблера.
  12. Программисту на языке высокого уровня не нужно знать подробности об оборудовании, таком как регистров в процессоре, по сравнению с программистами на ассемблере.
  13. Код языка самого высокого уровня сначала автоматически преобразуется в код сборки .
Примеры языка ассемблера:

Языки ассемблера различны для каждого процессора. Ниже приведены некоторые примеры языков ассемблера.

  • ARM
  • MIPS
  • x86
  • Z80
  • 68000
  • 6502
  • 6510
Примеры языков высокого уровня:
  • C
  • Fortran
  • Lisp
  • Prolog
  • Pascal
  • Cobol
  • Basic
  • Algol
  • Ada
  • C ++
  • C #
  • PHP
  • Perl
  • Ruby
  • Common Lisp
  • Python
  • Golang
  • Javascript
  • Pharo

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.