Что такое средство коммуникации: Что такое средства коммуникации 🚩 вербальные средства коммуникации 🚩 Разное

Содержание

Что такое средства коммуникации 🚩 вербальные средства коммуникации 🚩 Разное

В психологии под коммуникацией понимают передачу информации от человека к человеку. Средства коммуникации бывают вербальными и невербальными. К первым относятся речь и письменность, то есть те сферы, в которых информация передается словами. Невербальные средства коммуникации – язык жестов, рисунок, пиктографическое письмо и т.д. С помощью средств коммуникации человек может передавать не только знания, но и эмоции.
Понятие средств коммуникации, которое принято в медиасфере, имеет довольно много общего с тем, которое используют психологи. Здесь речь идет тоже о передаче информации. Правда, медиасфера охватывает большие группы людей. Обеспечить охват нужных групп помогают технические средства – радио- и телепередатчики, компьютеры, мобильные телефоны и т.д. Поскольку информация передается сразу большим группам, такую коммуникацию называют массовой. Средства массовой коммуникации могут быть вербальными, невербальными и смешанными.

К первым относится, например, радио. Все остальные средства массовой коммуникации можно назвать смешанными, поскольку в них сочетаются вербальный и невербальный метод передачи данных. Например, в телепередаче применяются и речь, и титры, и изображение, газетные материалы часто дополняют фотография или рисунок. В современном мире роль средств массовой коммуникации постоянно растет, а меняются они постепенно, по мере развития технологий. На протяжении довольно длительного периода истории человечества основными средствами массовой коммуникации были гонцы и глашатаи, что позволяло единовременно передать информацию максимум нескольким сотням человек. В современном мире о важном событии за каких-нибудь несколько минут может узнать все население Земли.

Несколько иной смысл имеет понятие «средства коммуникации» у строителей и военных. В данном случае речь идет о связи между отдельными объектами. Фактически это тоже общение, но передается не только информация. В данном случае чаще употребляется термин «коммуникационные сети». В градостроительстве это водопровод, канализация, теплосети, газовые сети, телефонные и другие. Военные под средствами коммуникации понимают системы жизнеобеспечения, в первую очередь дороги и связь.

Средства коммуникации — Информационные технологии в туризме

Средство коммуникации — способ кодирования сообщений. Поскольку почти все сообщения кодируются с использованием более чем одного средства, применяется понятие «средства коммуникации». Такими средствами являются письменная и устная речь и многочисленные невербальные (несловесные) средства. Канал коммуникации — специальный маршрут или технология, используемся для передачи сообщения получателю. К основным средствам коммуникации относятся: беседа лицом к лицу, письмо, факс, электронная почта, афиша, брошюра, видео и т. п

Следует выделить два основных вида коммуникации. В человеческом обществе коммуникация может осуществляться как вербальными, так и невербальными средствами. 
Вербальная коммуникация для человека является основным и универсальным способом общения. Любой другой способ взаимодействия может быть выражен средствами языка. Впрочем, как уже говорилось, средствами языка может быть выражено все. А коммуникативная функция, как уже упоминалось в предыдущих главах, является одной из важнейших функций языка. 

К числу вербальных средств относится как устная, так и письменная разновидности языка. 
Естественно, в коммуникации, осуществляемой вербальными средствами, передается громаднейший объем информации. Иначе говоря, больше всего люди общаются на своем естественном языке. Немудрено — для того он и предназначен. Именно вербальным коммуникациям в сфере инновационного менеджмента, а также языку как основному их средству, как раз и посвящена эта книга. 
Однако современному менеджеру необходимо владеть базовыми знаниями и о невербальных средствах коммуникациями. 

Невербальная коммуникация – это общение, обмен информацией без помощи слов. Это жесты, мимика, различные сигнальные и знаковые системы. Все эти способы общения по аналогии иногда также называют языками – первичными и вторичными, или естественными и искус

Типы, виды, функции, средства коммуникации — Студопедия.Нет

Типы: -от масштаба:различают массовую коммуникацию (в обществе в целом), ограниченную (в рамках социальных групп — компаний, организаций), локальную (в микрогруппах типа ассоциаций, профессиональных коллективов) внутригрупповую (в малых группах, в семье), межличностную, или интерперсональную (между двумя индивидами) и даже внутриличностную или интраперсональную (между индивидом и электронными средствами передачи информации).

от способа установления контакта: прямую/непосредственную коммуникацию (беседа или публичное выступление) и косвенную/опосредованную.

 —с учетом временного фактора: длительности самого коммуникативного процесса различают краткую, непродолжительную коммуникацию и постоянную.

по частным социальным параметрам: демографическим признакам: <горизонтальным> — между индивидами одного поколения или сверстниками и <вертикальным> — между родителями и детьми, представителями различных поколений.

Виды коммуникации:вербальная (устная и письменная) и невербальная (межличностное пространство, внешний вид мимика движение поза голос темп речи итд)

Функции коммуникации: 1.информационная – осуществляет процесс движения информации 2.личностная — взаимодействие личностей.

Эти две функции теснейшим образом соединены друг с другом. Взаимодействие личностей в значимой степени осуществляется благодаря движению инфо.

Средства коммуникации. ТВ, радио, журналы, газеты.


Средства массовой коммуникации (СМК) и Система массовой информации (СМИ)

В научной литературе термины «СМИ» и «СМК» используются либо избирательно, либо взаимозаменяясь как варианты. Исторически понятие СМИ сложилось как представление о виде соц института, доминир характеристикой которого явл воздействие на общество через информац. функцию. В своей эволюции СМИ прошли ряд этапов — «элитный», массовый, специализированный, интерактивный. Научное понятие СМК формируется позже, в связи с исследованием способов коммуникации и построением моделей массовой коммуникации. Главн характерист СМК — воздействие на общество через коммуникативную функцию, что предполагает изучение компонентов коммуникативного процесса.Массовая коммуникация — систематическое распространение информации через печать, радио, телевидение, кино, звуко- и видеозапись с целью утверждения духовных ценностей общества и оказания идеологического, политического, экономического или организационного воздействия на оценки, мнения и поведение людей.

СМИ — средство распространения инфо, характеризующееся: 1) обращенностью к массовой аудитории; 2) общедоступностью; 3) корпоративным хар-ром производства и распространения инфо.

СМК: — пресса, радио, телевидение; — кинематограф, звукозаписи и видеозаписи; — видеотекст, телетекст, рекламные щиты и панели; — домашние видеоцентры, сочетающие телевизионные, телефонные, компьютерные и другие линии связи.

Условия функционирования СМК:

1. наличие технических средств, обеспечивающих регулярность и тиражированность массовой коммуникации; 2. соц-ю значимость информации, способствующая повышению мотивированности массов. Ком-ции. 3. массовая аудитория, которая, учитывая ее рассредоточенность и анонимность, требует тщательно продуманной ценностной ориентации; 4. многоканальность и возможность выбора коммуникативных средств, обеспечивающие вариативность и вместе с тем нормативность мк. СМИ обеспечивают регулярность и тиражированность инфо и благодаря этому являются мощным механизмом воздействия на массовую аудиторию.



Появления новых СМК расширяют функции СМИ в следующих направлениях:

1) децентрализация — выбор программы зависит от индивида,

2) увеличение объема информационных программ (благодаря кабельному и спутниковому тв),

3) возможность интерактивности — взаимодействия через обратную связь для обмена информацией.

 4) Способы и СМК: А) направленность; Б) многоканальность; В) нормативность; Г) вариативность коммуникативных средств.

 МК отличается многоканальностью. Используются визуал., аудитивный, аудитивно-визуал. каналы. Традиционно мк рассматривается как опосредованное общение — через СМИ, поскольку непосредств. общение (прямой контакт оратора с аудиторией) предполагает большую, но не массовую аудиторию.

Информационная функция заключается в предоставлении массовому читателю актуальной информации о самых различных сферах деятельности.

Регулирующая функция имеет широкий диапазон воздействия на массовую аудиторию, начиная с установления контактов, кончая контролем над обществом. В этой функции мк влияет на формир. общественного мнения и создание социальных стереотипов.

Культурологическая функция — способствует осознанию обществом необходимости преемственности культуры, сохранения культурных традиций.

Уровни интерактивности средств коммуникации / Хабр

«А если вы на него бочку катите, то это уже контейнерная перевозка получается.»
(м/ф «Зима в Простоквашино»)

Краткое содержание одной строкой:
Предисловик → Эволюция средств коммуникации → Уровни интерактивности → Максимизируем эффективность
Приходилось ли Вам совершать телефонный звонок, чтобы узнать, получил ли Ваш собеседник электронное сообщение? Планировать по электронной почте личную встречу? Назначать в конце собрания время будущего конференц-колла в Skype или дату отправки отчета по электронной почте?

Эта статья — о средствах коммуникации между людьми и уровнями интерактивности этих средств.

Сразу оговорюсь, что рассматриваться будут лишь те средства передачи информации, которые поддерживают возможность ведения диалога, широко распространены и являются более-менее однородными для участников общения. Таким образом, в статье не будут затронуты, например, гелиографы, книги, подкасты и телевидение, хотя, безусловно, они также являются способами коммуникации.

За время существования человечества было создано множество инструментов общения. Массовое использование таких методов связи, как специфицированные звуковые сигналы горна и «курьерская доставка» папирусных писем, началось около двух тысяч лет назад.

По удаленности собеседников друг от друга общение может быть разделено на «очное» и дистанционное (удаленное). По форме передаваемой информации выделяют оптические (письма, сигнальные флаги и др.), звуковые (например, телефон) и гибридные (скажем, видеоконференцсвязь) средства связи.

Самым «древним» является живое общение — оно возникло примерно 200 000 лет назад. Все остальные виды общения, во-первых, являются дистанционными, а во-вторых, возникли существенно позднее, всего лишь за последние 4 — 5 тысячелетий.

Египетский стартап при инвестициях фараона скрестил письменность, систему оповещения о принятых распоряжениях и указах и курьерскую доставку товаров — так примерно в 2 400 г. до н.э. возникла почта. Будем считать, что широкое распространение почтовые системы получили  примерно к 500-м годам до н.э.

Все остальные средства коммуникаций возникли существенно позднее, всего за несколько последних столетий, а повсеместно начали использоваться лишь в XX веке. В приведенной ниже классификации живое общение является наиболее, а почта — наименее интерактивной формой общения.

Более не буду утомлять читателей историей. Тем не менее, всем желающим крайне рекомендую посмотреть статью об истории средств коммуникации (и далее по ссылкам). Очень советую, ибо она стоит того времени, которое вы потратите на ознакомление с ней.

Средства коммуникации можно упорядочить по уровню интерактивности. Уровнем интерактивности будем считать композитную характеристику средства коммуникации, зависящую от скорости коммуникации (зависит от времени на доставку сообщения, времени до его обнаружения и времени реакции на него адресатом) и возможностей по представлению контента, доступных для данной формы общения.








  Уровень интерактивности Примеры
6 Живое общение Живое общение
5 Видеосвязь Видеотелефония, видеоконференцсвязь
4 Аудиосвязь Телефония, мобильная телефония, аудиоконференцсвязь
3 Интерактивные сообщения SMS, IM
2 Неинтерактивные сообщения Факс, автоответчик, голосовая почта, электронная почта
1 Совсем неинтерактивные сообщения Почта (аналоговая)

Как было замечено выше, все промежуточные формы между наиболее и наименее интерактивным средством общения пришли к массовому использованию в течение всего лишь последнего века.

Кстати, не думайте, что аналоговая почта никому не нужна. В прекрасной статье «О величии бумажной почты :)» maniaque рассказывает, когда обычная почта может оказаться незаменимой. Крайне рекомендуется к прочтению.

Почему же возникли промежуточные средства коммуникаций? Скорее всего, потому, что человеку для разных задач требуются разные инструменты. Для оптимального выбора наиболее подходящего средства коммуникации Вам необходимо определить, каковы требования участников диалога ко времени отклика и к презентационным возможностям.
Иногда важно время ответа, иногда — средства выражения информации. В этих случаях эффективнее использовать способ общения с более высоким уровнем интерактивности. С другой стороны, нередки ситуации, когда необходимо подумать над ответом, передать существенно больший объем информации, либо просто снизить расходы на общение. В таком случае логичнее использовать более низкий уровень интерактивности.

Ключевые соглашения между крупными компаниями, как правило, заключаются во время личных встреч их руководителей. «Мозговые штурмы» (brainstorm) проходят куда продуктивнее при личной встрече, чем при конференц-колле или даже видеоконференции в Skype. Компании предпочитают удаленной работе из дома работу в офисе, учитывая эффективность взаимодействия членов команды.

Если Вы используете не совсем адекватное средство общения, то возможны следующие варианты.
Вариант #1: Можно маршрутизировать текущую сессию в более подходящую коммуникационную среду. Маршрутизация может как увеличивать, так и уменьшать уровень интерактивности. Можно во время телефонного разговора запланировать встречу, либо на встрече договориться о предоставлении дополнительных данных позже в электронном сообщении.
Вариант #2: При невозможности маршрутизации придется мириться с некоторой потерей эффективности или пытаться ее минимизировать.

Стоит отметить, что у Вашего собеседника может быть отличные от ваших предпочтения по использованию тех или иных средств общения. Например, наивно полагать, что Ваши новые собеседники проверяют электронную почту с той же периодичностью, что и Вы. Именно поэтому при неизвестных предпочтениях собеседника рекомендуется по возможности максимизировать уровень интерактивности — если Вам не ответили на письмо, это повод для телефонного звонка.

Картинка:


(Буду очень благодарен, если кто-нибудь найдет автора этого изображения, чтобы я мог на него сослаться и не нарушать авторские права.)

Выбирайте правильные коммуникационные инструменты. Грамотный выбор средств общения и использование маршрутизации между коммуникационными средами может существенно повысить эффективность диалога, а, следовательно, и любой совместной деятельности или работы в команде.

Спасибо за внимание 🙂

P.S. К сожалению, в моей борьбе с парсером победу одержал парсер. Поэтому пост будет оформлен не так красиво, как я хотел.

ГЛАВА 1. СРЕДСТВО КОММУНИКАЦИИ ЕСТЬ СООБЩЕНИЕ — Студопедия

В такой культуре, как наша, издавна привыкшей расщеплять и разделять вещи ради установления контроля над ними, люди иногда испытывают своего рода небольшой шок, когда им напоминают, что на самом деле как с операциональной, так и с практической точки зрения средство коммуникации есть сообщение. А это всего лишь означает, что личностные и социальные последствия любого средства коммуникации — то есть любого нашего расширения вовне — вытекают из нового масштаба, привносимого каждым таким расширением, или новой технологией, в наши дела. Так, например, новые образцы человеческих связей, возникающие вместе с автоматизацией, воистину несут с собой угрозу уничтожения рабочих мест. Это негативный результат. С позитивной же точки зрения, автоматизация создает для людей роли, или, иначе говоря, воссоздает ту глубину вовлечения их в свою работу и в связи с другими людьми, которая была разрушена нашей прежней механической технологией. Многие склонялись к тому, что значением, или сообщением, машины является не она сама, а то, что человек с нею делает. С точки зрения того, как машина изменяла наше отношение друг к другу и к самим себе, не имело ровным счетом никакого значения, что именно она выпускала, кукурузные хлопья или «кадиллаки». Форма переструктурирования человеческой работы и ассоциации определялась процессом фрагментации, составляющим самую суть машинной технологии. Сущность автоматической технологии противоположна. Она в такой же степени глубоко интегральна и децентралистична, в какой машина в конфигурировании ею человеческих взаимоотношений была фрагментарной, централистичной и поверхностной.



В этой связи может быть показателен пример электрического света. Электрический свет — это чистая информация. Он представляет собой, так сказать, средство коммуникации без сообщения, если только его не используют для оглашения какого-то словесного объявления или названия. Этот факт, характеризующий все средства коммуникации, означает, что «содержанием» любого средства коммуникации всегда является другое средство коммуникации. Содержанием письма является речь, точно так же, как письменное слово служит содержанием печати, а печать — содержанием телеграфа. Если спросят: «Что есть содержание речи?», — на это необходимо ответить: «Это действительный процесс мышления, который сам по себе невербален». Абстрактная живопись представляет собой прямое проявление творческих мыслительных процессов, как они могли бы проявиться в компьютерном проектировании. Что нас, однако, здесь интересует, так это психические и социальные последствия конфигураций, или паттернов, усложняющих или ускоряющих существующие процессы. Ибо «сообщением» любого средства коммуникации, или технологии, является то изменение масштаба, скорости или формы, которое привносится им в человеческие дела. Железная дорога не привнесла в человеческое общество ни движения, ни транспорта, ни колеса, ни дороги, но она ускорила прежние человеческие функции и укрупнила их масштабы, создав совершенно новые типы городов и новые виды труда и досуга. И это происходило независимо от того, функционировала ли железная дорога в тропической или северной среде, и совершенно независимо от перевозимого по ней груза, или содержания железнодорожного средства сообщения.[6]С другой стороны, самолет, повышая скорость транспортировки, приносит с собой тенденцию упразднения железнодорожной формы города, политики и человеческих связей, причем совершенно независимо от того, для каких целей самолет используется.


Вернемся к электрическому свету. Используется ли свет для операции на мозг или освещения вечернего бейсбольного матча — не имеет никакого значения. Можно было бы утверждать, что эти виды деятельности являются в некотором роде «содержанием» электрического света, поскольку без электрического света они не могли бы существовать. Этот факт всего лишь подчеркивает, что «средство коммуникации есть сообщение», так как именно средство коммуникации определяет и контролирует масштабы и форму человеческой ассоциации и человеческого действия. Содержания, или способы применения таких средств столь же разнообразны, сколь и неэффективны в определении формы связывания людей. На самом деле очень типично, что «содержание» всякого средства коммуникации скрывает от наших глаз характер этого средства. Только сегодня отрасли промышленности стали сознавать различные виды бизнеса, которыми они занимаются. Лишь когда фирма «Ай-Би-Эм» открыла, что ее делом является не изготовление офисного оснащения и канцелярской оргтехники, а обработка информации, она начала продвигаться вперед с ясным пониманием своего курса. Компания «Дженерал Электрик» извлекает значительную часть своих прибылей из изготовления электрических ламп и систем освещения. Она — как и «Американ Телефон энд Телеграф» — еще не открыла для себя, что ее делом является перемещение информации.

Электрический свет ускользает от внимания как средство коммуникации именно потому, что у него нет «содержания». И это делает его бесценным примером того, насколько люди не заботятся об изучении средств как таковых. Ибо до тех пор, пока электрический свет не начинают использовать для оглашения какой-нибудь торговой марки, он как средство коммуникации остается незамеченным. Но даже и тогда предметом внимания становится не сам свет, а его «содержание» (т. е. на самом деле другое средство). Сообщение электрического света, подобно сообщению электроэнергии в промышленности, является целиком и полностью основополагающим, всепроникающим и децентрализованным. Ибо электрический свет и электроэнергия отдельны от их применений, и, кроме того, они упраздняют временные и пространственные факторы человеческой ассоциации, создавая глубинное вовлечение точно так же, как это делают радио, телеграф, телефон и телевидение.

Полное и исчерпывающее руководство по изучению расширений человека можно было бы составить из фрагментов произведений Шекспира. Кто-то мог бы, поиграв словами, в шутку спросить, не о телевидении ли шла речь в следующих знаменитых строках из «Ромео и Джульетты»:

Но тише! Что за свет блеснул в окне?..

Оно заговорило. Нет, молчит.[7]

В трагедии «Отелло», которая, как и «Король Лир», посвящена мукам людей, оказавшихся в плену иллюзий, есть следующие строки, свидетельствующие о том, что Шекспир предвосхитил своей интуицией преображающие возможности новых средств коммуникации:

Приходится поверить в колдовство,

Которым совращают самых чистых.

Тебе, Родриго, ни о чем таком

Читать не приходилось?[8]

В трагедии Шекспира «Троил и Крессида», которая почти целиком посвящена психологическому и социальному изучению коммуникации, Шекспир оставляет свидетельство понимания того, что подлинная социальная и политическая ориентация зависит от предвосхищения последствий нововведения:

Ведь зоркость государственных людей,

Как Плутус, видит все крупинки злата,

Спускается на дно глубоких бездн

И в мысли проникает, словно боги,

И рост их видит в темных колыбелях.[9]

Растущее осознание того воздействия, которое средства коммуникации оказывают совершенно независимо от своего «содержания», или наполнения, проявилось в раздраженной анонимной строфе:

Согласно современной мысли

(если уж не в самом деле),

То, что не действует, — ничто.

А посему считается за мудрость

Описывать чесанье, а не зуд.

Тот же тип тотального, конфигурационного осознания, открывающего нам, почему в социальном плане средство коммуникации является сообщением, проявился в новейших радикальных медицинских теориях. В книге «Жизненный стресс» Ганс Селье[10]рассказывает об испуге, охватившем его коллегу по исследованиям, когда тот выслушал теорию Селье:

«Когда он увидел меня, с увлечением погрузившегося в очередное упоительное описание того, что мне довелось наблюдать у животных, подвергаемых лечению теми или иными нечистыми, токсичными веществами, он взглянул на меня отчаянно грустными глазами и с очевидной безысходностью в голосе сказал: «Но, Селье, постарайтесь же наконец понять, что вы делаете, пока еще не слишком поздно! Вы только что решили потратить всю свою жизнь на изучение фармакологии грязи!»»

Ганс Селье, «Жизненный стресс»[11]

Как Селье в своей «стрессовой» теории болезни обращается к целостной ситуации окружающей среды, так и новейший подход к изучению средств коммуникации принимает во внимание не только «содержание», но также само средство коммуникации как таковое и ту культурную матрицу, в которой это конкретное средство функционирует. Царившее до сих пор непонимание психических и социальных последствий, вызываемых средствами коммуникации, можно проиллюстрировать на примере почти любого из обывательских суждений.

Несколько лет назад генерал Давид Сарнофф,[12]принимая почетную степень от Нотр-Дамского университета, произнес такие слова: «Мы слишком предрасположены делать технологические инструменты козлами отпущения за грехи тех, кто ими орудует. Продукты современной науки сами по себе ни хороши, ни плохи; их ценность определяется тем, как они используются». Эго глас современного сомнамбулизма. Представьте, что мы сказали бы: «Яблочный пирог сам по себе не хорош и не плох; его ценность определяется тем, как его используют». Или: «Вирус оспы сам по себе не хорош и не плох; его ценность определяется тем, как его используют». Или, опять же: «Огнестрельное оружие само по себе не хорошее и не плохое; его ценность определяется тем, какое ему дают применение». Иначе говоря, если пули попадают в тех, в кого надо, огнестрельное оружие становится хорошим. Если телевизионный экран обстреливает нужными боеприпасами нужных людей, то он хорош. И тут я нисколько не передергиваю. Просто в утверждении Сарноффа нет ничего, что выдержало бы проверку, ибо оно игнорирует природу средств коммуникации — каждого по отдельности и всех вместе взятых — поистине на манер Нарцисса, зачарованного ампутацией и расширением собственного существа в новую техническую форму. Далее генерал Сарнофф разъяснил свое отношение к технологии печати, сказав, что печать действительно пустила в оборот немало макулатуры, но в то же время распространила Библию и мысли пророков и философов. Генералу Сарноффу даже не приходило в голову, что любая технология может делать что-то еще, кроме как добавлять себя к тому, что мы уже собой представляем. Такие экономисты, как Роберт Тиболд, У. У. Ростоу и Джон Кеннет Гэлбрейт, уже много лет занимаются объяснением того, почему «классическая политэкономия» не может объяснить изменение и рост. И парадокс механизации состоит в том, что хотя она сама по себе является причиной максимального роста и изменения, лежащий в ее основании принцип исключает саму возможность роста или понимания изменения. Ибо механизация осуществляется за счет фрагментации того или иного процесса и расположения его фрагментированных частей в последовательный ряд. Между тем, как еще в восемнадцатом веке показал Давид Юм, простая последовательность не содержит в себе никакого принципа причинности. То, что одна вещь следует за другой, ровным счетом ничего не объясняет. Из следования не следует ничего, кроме изменения. А потому величайшее из всех обращений[13]произошло с пришествием электричества, которое положило конец последовательности, сделав вещи мгновенно-одновременными. С мгновенной скоростью причины вещей вновь стали доходить до осознания, чего не было, когда вещи расставлялись в последовательный ряд и, соответственно, составляли цепочку. Вместо вопрошания о том, что появилось раньше, курица или яйцо, внезапно пришло на ум, что курица — это план яйца по преумножению яиц.

Непосредственно перед тем, как самолет преодолевает звуковой барьер, на его крыльях становятся видны звуковые волны. Неожиданная зримость звука, появляющаяся как раз тогда, когда звук заканчивается, — подходящий пример для иллюстрации той великой формы (pattern) бытия, которая обнажает новые и противоположные формы в тот самый момент, когда прежние формы достигают своего наивысшего осуществления. Никогда фрагментированность и последовательность, свойственные механизации, не выражались так отчетливо, как при рождении кино, т. е. в тот самый момент, который вывел нас за пределы механизма и погрузил в мир роста и органической взаимосвязи. За счет простого ускорения механического движения кино перенесло нас из мира последовательностей и звеньевых соединений в мир творческой конфигурации и структуры. Сообщение такого средства коммуникации, как кино, — это сообщение о переходе от линейных соединений к конфигурациям. Именно этим переходом вызвано нынешнее совершенно справедливое наблюдение: «Если что-то работает, значит оно уже устарело». Когда далее на смену механическим последовательностям кино приходит скорость электричества, силовые линии в структурах и средствах коммуникации становятся звучными и ясными. Мы возвращаемся к инклюзивной форме иконического образа.

Перед высокоразвитой письменной и механизированной культурой кино предстало как мир восторжествовавших иллюзий и грез, который можно купить за деньги. Именно в момент возникновения кино появился кубизм, и Э. X. Гомбрих (в книге «Искусство и иллюзия» [14]) назвал его «самой радикальной попыткой искоренить двусмысленность и насадить единственное прочтение картины — прочтение ее как рукотворной конструкции, раскрашенного холста». Ибо «точку зрения», или одну грань иллюзии перспективы, кубизм заменяет одновременным представлением всех граней объекта. Вместо создания на холсте специализированной иллюзии третьего измерения, кубизм предлагает взаимную игру плоскостей и противоречие (или драматический конфликт) форм, освещений, текстур, который «растолковывает сообщение» посредством вовлечения. Многие считают это упражнением в рисовании, а не в сотворении иллюзий.

Иначе говоря, представляя в двух измерениях внутреннюю и внешнюю стороны, вершину, основание, вид сзади, вид спереди и все остальное, кубизм отбрасывает иллюзию перспективы ради мгновенного чувственного восприятия целого. Ухватившись за мгновенное целостное осознание, кубизм неожиданно оповестил нас о том, что средство коммуникации есть сообщение. Разве не очевидно, что в тот самый момент, когда последовательность уступает место одновременности, человек оказывается в мире структуры и конфигурации? Разве не то же самое произошло в физике, живописи, поэзии и коммуникации? Специализированные сегменты внимания перенеслись на тотальное поле, и мы теперь совершенно естественно можем сказать: «Средство коммуникации есть сообщение». До появления электрической скорости и тотального поля то, что средство коммуникации есть сообщение, было не столь очевидно. Сообщением казалось «содержание», и люди имели привычку спрашивать, например, о чем эта картина. Между тем, им никогда не приходило в голову спрашивать, о чем эта мелодия, или о чем эти дом или одежда. В таких вопросах люди сохраняли некоторое ощущение целостного паттерна, т. е. формы и функции как единого целого. Однако в электрическую эпоху эта интегральная идея структуры и конфигурации возобладала настолько, что ее подхватила даже педагогическая теория. Вместо работы со специализированными арифметическими «задачами», структурный подход прослеживает теперь силовые линии в числовом поле и побуждает маленьких детей размышлять о теории чисел и «множествах».

Кардинал Ньюмен[15]как-то сказал о Наполеоне: «Он понял грамматику пороха». Наполеон уделял внимание и другим средствам коммуникации, особенно флажковому телеграфу, давшему ему огромное преимущество над врагами. Считается также, что именно он сказал: «Трех враждебно настроенных газет следует бояться больше, чем тысячи штыков».

Алексис де Токвиль был первым, кто овладел грамматикой печати и книгопечатания. Благодаря этому он сумел истолковать смысл грядущего изменения во Франции и Америке так, словно зачитывал вслух выдержку из врученного ему текста. Фактически, девятнадцатый век во Франции и Америке потому и стал для Токвиля такой открытой книгой, что он постиг грамматику печати. Кроме того, он знал, где эта грамматика неприменима. Его спрашивали, почему он не написал книгу об Англии, хотя хорошо ее знал и восхищался ею. На это он ответил:

«Нужно обладать незаурядной степенью философской глупости, чтобы считать себя способным за шесть месяцев составить суждение об Англии. Год всегда казался мне слишком коротким, чтобы правильно оценить Соединенные Штаты, а ведь приобрести ясное и точное представление об Американском Союзе гораздо легче, чем о Великобритании. В Америке все законы вытекают в некотором смысле из одной линии мышления. Все общество базируется, так сказать, на одном-единственном факте; все вытекает из одного-единственного принципа. Можно было бы сравнить Америку с лесом, через который проложено множество прямых дорог, сходящихся в одной точке. Нужно лишь найти центр, и все становится ясно с одного взгляда. В Англии же тропинки петляют и перекрещиваются, и только пройдя по каждой из них от начала до конца, можно выстроить картину целого».

В ранней работе о Французской революции Токвиль объяснял, что именно печатное слово, достигшее в восемнадцатом веке культурной насыщенности, гомогенизировало французскую нацию. Французы стали похожи друг на друга от севера до юга. Книгопечатный принцип единообразия, непрерывности и линейности переборол сложности древнего феодального и устного общества. Революция была совершена новыми литераторами и юристами.

В Англии же власть древних устных традиций обычного права, поддерживаемая средневековым институтом Парламента, была настолько огромна, что ни единообразие, ни непрерывность новой визуальной печатной культуры никак не могли окончательно в ней возобладать. В итоге в английской истории так и не произошло самого важного для нее события, а именно английской революции, подобной революции во Франции. Американской революции не нужно было отвергать или искоренять средневековые правовые институты, за исключением монархии. И, по мнению многих, американское президентство стало гораздо более личностным и монархичным, чем любая из существовавших европейских монархий.

Противопоставление Англии и Америки у Токвиля явно базируется на факте книгопечатания и печатной культуры, порождающих единообразие и непрерывность. Англия, говорит он, отвергла этот принцип и цепко держалась за динамичную, или устную традицию обычного права. Отсюда непостоянство и непредсказуемость английской культуры. Грамматика печати не может помочь в истолковании сообщения, которое несут в себе культура и институты устного и неписьменного характера. Мэтью Арнольд[16]справедливо определял английскую аристократию как варварскую, ибо ее власть и статус не имели ничего общего с начитанностью или культурными формами книгопечатания. Герцог Глостерский говорил Эдуарду Гиббону[17]по случаю выхода в свет его книги «История упадка и разрушения Римской империи»: «Еще одна чертова жирная книга, а, мистер Гиббон? Всё пописываем, пописываем, пописываем, а, мистер Гиббон?» Токвиль был высокообразованным аристократом, вполне способным отстраниться от ценностей и допущений книгопечатания. Поэтому только он один и понял грамматику книгопечатания. Только так, стоя в стороне от какой бы то ни было структуры или средства коммуникации, можно разглядеть присущие им принципы и силовые линии. Ибо каждое средство коммуникации обладает способностью навязывать излишне доверчивым свои допущения. Суть предсказания и контроля состоит в умении избежать этого под-порогового состояния нарциссического транса. И здесь величайшую помощь может оказать элементарное знание того, что при контакте, как и при первых тактах мелодии, может немедленно возникнуть зачарованность.

«Поездка в Индию» Э. М. Форстера[18]— драматичное исследование неспособности втиснуть устную и интуитивную восточную культуру в рациональные, визуальные европейские формы опыта. «Рациональное», разумеется, долгое время означало для Запада «единообразное, непрерывное и последовательное». Иными словами, мы перепутали разум с письменностью, а рационализм — с одной-единственной технологией. Поэтому обывательскому Западу в электрическую эпоху кажется, что человек становится иррациональным. В романе Форстера момент истины и освобождения от типографического транса Запада наступает в Марабарских пещерах. Рассудок Аделы Квестед не может справиться с тем тотальным всепоглощающим полем резонанса, каким является Индия. После посещения пещер: «Жизнь продолжалась как обычно, но в ней не было последствий: звуки не вызывали эха, а мысли не двигались. Казалось, все было отрезано от своих корней и, следовательно, заражено иллюзией».

«Поездка в Индию» (это выражение было позаимствовано у Уитмена,[19]видевшего Америку обращенной лицом к Востоку) — метафорический образ западного человека электрической эпохи, связанный лишь случайным образом с Европой или Востоком. Мы поражены радикальным конфликтом между видом и звуком, между письменными и устными формами восприятия и организации существования. Поскольку понимание, как подметил Ницше, приводит к остановке действия, мы можем смягчить мучительную остроту этого конфликта, если поймем те средства коммуникации, которые расширяют нас вовне и вызывают внутри и за пределами нас эти войны. Детрайбализация,[20]вызванная письменностью, и ее травматические последствия для племенного человека являются темой книги «Африканский разум в здоровы и болезни» психиатра Дж. К. Карозерса.[21]Значительная часть собранного им материала вошла в статью, опубликованную в ноябрьском номере журнала «Психиатрия» за 1959 год.[22]Опять-таки, именно скорость электричества обнажила те силовые линии, которые тянутся из западной технологии в самые отдаленные уголки буша, саванны и пустыни. Одним из примеров служит бедуин верхом на верблюде с притороченным к седлу батареечным радиоприемником. Затопление туземцев потоками понятий, к принятию которых их ничто не подготовило, — вот обычное воздействие всей нашей технологии. Однако с появлением электрических средств коммуникации западный человек и сам переживает такое же наводнение, как и далекий туземец. Мы в нашей письменной среде подготовлены к встрече с радио и телевидением не более, чем туземец в Гане готов справиться с письменностью, которая вырывает его из коллективного племенного мира и выбрасывает на мель индивидуальной изоляции. Мы в нашем новом электрическом мире испытываем такое же оцепенение, какое испытывает туземец при втягивании в нашу письменную и механическую культуру.

Электрическая скорость смешивает доисторические культуры с горстками индустриальных торговцев, бесписьменные культуры — с полуписьменными и послеписьменными. Самым обычным результатом отрыва от корней и обрушивания потоков новых сведений и бесконечных новых форм информации является душевный крах различной степени тяжести. Уиндхем Льюис[23]сделал это темой своей серии романов, озаглавленной «Век человеческий». Первый из них, «День избиения младенцев», как раз посвящен ускоряющемуся изменению, вызываемому средствами массовой информации, как своего рода массовому убийству невинных. В нашем мире по мере того, как мы все больше осознаем влияние технологии на формирование психики и психические проявления, мы утрачиваем всякую уверенность в своем праве кого бы то ни было в чем-то винить. Древние доисторические общества считают преступление, совершенное в состоянии ярости, достойным сожаления. К убийце относятся так, как мы относимся к жертве рака. «Как, должно быть, ужасно так себя чувствовать», — говорят они. Дж. М. Синг[24]очень эффектно воспользовался этой идеей в своем «Плейбое западного мира ».[25]

Если преступник выглядит нонконформистом, неспособным соблюсти те требования технологии, которые соблюдаем мы, ведя себя единообразно и постоянно, то на Других людей, которые не могут приспособиться, письменный человек весьма склонен смотреть как на нечто жалкое. В мире визуальной и книгопечатной технологии жертвами несправедливости предстают прежде всего ребенок, инвалид, женщина и цветной. С другой стороны, в культуре, которая предписывает людям роли, а не рабочие места, карлик, косоглазый и ребенок создают свои собственные пространства. От них не ожидают, что они будут вписываться в какую-то единообразную и повторимую нишу, которая явно им не подходит. Взять хотя бы выражение «это мужской мир». Как количественное наблюдение, бесконечно извергающееся из недр гомогенизированной культуры, это выражение относится в этой культуре к тем людям, которые должны стать гомогенизированными Дагвудами,[26]чтобы вообще к ней принадлежать. Именно в наших тестах IQ[27]мы произвели величайший поток незаконнорожденных стандартов. Не сознавая своего книгопечатного культурного крена, наши разработчики тестов принимают допущение, что единообразные и постоянные привычки служат признаком интеллекта, и тем самым упраздняют человека слышащего и осязающего.

Ч. П. Сноу в рецензии на книгу А. Л. Роуза о политике умиротворения и поездке в Мюнхен[28]описывает высший уровень британских мозгов и опыта в 30-е годы. «Коэффициенты интеллекта у них были намного выше, чем обычно бывает у политических боссов. Как же они допустили такую катастрофу?» По мнению Роуза, с которым Сноу одобрительно соглашается, «они не стали бы слушать предостережений, ибо не желали ничего слышать». Их ненависть к красным не позволяла им истолковать суть Гитлера. Но их неудача ничто по сравнению с той, которая постигла нас сегодня. Американская ставка на письменность как технологию или единообразие, применяемые к каждому уровню образования, управления, промышленности и социальной жизни, во всей своей полноте поставлена под угрозу электрической технологией. Угроза со стороны Сталина или Гитлера была внешней. Электрическая же технология хозяйничает у нас дома, а мы немы, глухи, слепы и бесчувственны перед лицом ее столкновения с технологией Гутенберга, на основе и по принципу которой сформировался весь американский образ жизни. Однако не время предлагать стратегии, когда наличие этой Угрозы еще даже не разглядели. Я нахожусь в положении Луи Пастера, рассказывающего врачам, что величайший их враг совершенно невидим и совершенно им неизвестен. Наша обычная реакция на все средства коммуникации, состоящая в том, что якобы значение имеет только то, как они используются, — это оцепенелая позиция технологического идиота. Ибо «содержание» средства коммуникации подобно сочному куску мяса, который приносит с собою вор, чтобы усыпить бдительность сторожевого пса нашего разума. Воздействие средства коммуникации оказывается сильным и интенсивным именно благодаря тому, что ему дается в качестве «содержания» какое-то другое средство коммуникации. Содержанием кино является роман, пьеса или опера. Воздействие кинематографической формы никак не связано с тем содержанием, которое ее наполняет. «Содержанием» письма или печати служит речь, однако ни печать, ни речь читатель почти совсем не сознает.

Арнольд Тойнби пребывает в блаженном неведении относительно того, как средства коммуникации формировали историю, однако приводит великое множество примеров, которыми исследователь средств коммуникации может воспользоваться. В какой-то момент он может всерьез предположить, что просвещение взрослых — например, деятельность Ассоциации образования рабочих[29]в Великобритании — является полезным противовесом популярной прессе. Тойнби отмечает, что хотя все восточные общества приняли в наше время промышленную технологию и ее политические следствия, «в культурном плане нет соответствующей единообразной тенденции».[30]Это все равно что голос грамотного человека, который барахтается в море рекламных объявлений, но в то же время похваляется: «Лично я не обращаю на рекламу никакого внимания». Духовные и культурные резервации, которые восточные народы могут пытаться противопоставить нашей технологии, вообще ничего им не дадут. Воздействие технологии происходит не на уровне мнений или понятий; оно меняет чувственные пропорции, или образцы восприятия, последовательно и без сопротивления. Серьезный художник — единственный, кто способен без ущерба для себя встретиться с технологией лицом к лицу, и именно потому, что он является экспертом, сознающим изменения в чувственном восприятии.

Функционирование денежного посредника в Японии семнадцатого века вызвало последствия, в известной мере аналогичные тем, которые на Западе вызвало книгопечатание. Проникновение денежной экономики, как писал Дж. Б. Сэнсом, «вызвало медленную, но неудержимую революцию, достигшую своего пика в крушении феодального правления и возобновлении сношений с иноземными странами после более чем двухвековой изоляции».[31]Деньги реорганизовывали чувственную жизнь народов именно потому, что являются расширением нашей чувственной жизни. Это изменение нисколько не зависит от одобрения или осуждения его теми, кто живет в данном обществе.

Арнольд Тойнби наметил один из подходов к изучению преобразующей силы средств коммуникации в своем понятии «этерификации»,[32]которая, по его мнению, лежит в основе прогрессивного упрощения и роста эффективности любой организации или технологии. Как правило, он игнорирует воздействие столкновения с этими формами на реакции наших органов чувств. Он полагает, что для воздействия средств коммуникации или технологии на общество важна именно реакция наших мнений, т. е. «точка зрения», которая явно представляет собой результат книгопечатных чар. Ибо в письменном и гомогенизированном обществе человек перестает быть восприимчивым к разнообразной и прерывной жизни форм. Как часть своей нарциссической фиксации он приобретает иллюзию третьего измерения и «частную точку зрения», а тем самым начисто отрезается от присущего Блейку или Псалмопевцу[33]осознания того, что мы становимся тем, к чему прикован наш взор.

Сегодня, когда мы хотим обрести точку опоры в собственной культуре и нуждаемся в принятии отстраненной позиции по отношению к принуждению и давлению, которое оказывает на нас любая техническая форма человеческого самовыражения, нам нужно просто наведаться в общество, в котором эта конкретная форма никогда не ощущалась, или обратиться к какому-нибудь историческому периоду, когда она была неизвестна. Проф. Уилбур Шрамм[34]предпринял такой тактический ход в своем исследовании «Телевидение в жизни наших детей ».[35]Он нашел такие места, куда телевидение вообще до сих пор не проникло, и провел там несколько тестов. Поскольку он не ставил перед собой задачи исследовать особую природу телевизионного образа, его тесты выявляли «содержательные» предпочтения, длительность просмотров и словарный запас. Словом, его подход к проблеме был книжно-письменным, пусть даже он этого не сознавал. Поэтому ему и нечего было сообщить. Будь его методы применены в 1500 году н. э. для выявления воздействия печатной книги на жизнь детей или взрослых, он и тогда бы не смог обнаружить ничего, что касалось бы тех изменений в человеческой и социальной психологии, которые были результатом книгопечатания. В шестнадцатом веке печать породила индивидуализм и национализм. Анализ программного наполнения, или «содержания», не дает никаких ключей к магическому воздействию этих средств коммуникации или к их подсознательному заряду.

Леонард Дуб в докладе «Коммуникация в Африке» [36]рассказывает об одном африканце, который изо всех сил старался прослушивать каждый вечер выпуски новостей Би-Би-Си, хотя ничего не мог в них понять. Для него было важно просто находиться ежедневно в 7 часов вечера в присутствии этих звуков. Его отношение к речи было сродни нашему отношению к мелодии; резонирующей интонации было для него вполне достаточно. В семнадцатом веке наши предки все еще разделяли это туземное отношение к формам средств коммуникации, что ясно видно на примере следующего чувства, выраженного французом Бернаром Ламом в книге «Ораторское искусство »:[37]

«Из Мудрости Бога, сотворившего Человека для счастья, вытекает, что все, что бы ни было полезно для его беседы (образа жизни), ему одновременно и приятственно… ибо всякая провизия, влекущая к насыщению, приятна на вкус, тогда как иные вещи, которые не могут быть нами усвоены и превращены в нашу субстанцию, безвкусны. Речь не может быть приятна для Слушателя, когда она с трудом дается Говорящему; да и ему самому нелегко ее произнести, когда не слушают его с наслаждением».

Здесь применительно к человеческому питанию и самовыражению изложена теория равновесия, которую мы даже сейчас, после столетий фрагментации и специализма, еще только стремимся разработать заново применительно к средствам коммуникации.

Папу Пия XII глубоко волновала необходимость серьезного изучения сегодняшних средств коммуникации. 17 февраля 1950 года он сказал:

«Не будет преувеличением сказать, что будущее современного общества и стабильность его внутренней жизни зависят в значительной степени от сохранения равновесия между мощью технических средств коммуникации и способностью человека к индивидуальной реакции».

На протяжении веков неумение поддерживать такое равновесие было типичным и всеобщим для всего человечества. Подсознательное и покорное принятие воздействия средств коммуникации превращало их в тюрьмы без стен для тех людей, которые ими пользовались. Как заметил Э. Дж. Либлинг в книге «Пресса »,[38]человек не свободен, если не может видеть, куда он идет, пусть даже у него есть ружье, которое поможет ему туда добраться. Ибо каждое средство коммуникации, помимо всего прочего, — это еще и мощное оружие нападения на другие средства коммуникации и другие группы. Как следствие, нынешняя эпоха стала эпохой многочисленных гражданских войн, которые отнюдь не ограничиваются миром искусства и развлечений. В книге «Война и человеческий прогресс» проф. Дж. У. Неф заявил: «Тотальные войны нашего времени были результатом ряда интеллектуальных ошибок…»[39]

Если формообразующей силой, заключенной в средствах коммуникации, являются сами эти средства, то отсюда вытекает огромное множество важных вопросов, которые могут быть здесь только упомянуты, хотя заслуживают целых томов. А именно: технологические средства коммуникации представляют собой сырьевые, или естественные ресурсы, точно такие же, как уголь, хлопок и нефть.

Каждый человек согласится, что общество, экономика которого зависит от одного или двух основных ресурсов — например, хлопка, зерна, леса, рыбы или скота, — скорее всего будет иметь в результате этого некоторые очевидные социальные формы организации. Упор на немногие основные ресурсы создает крайнюю нестабильность в экономике, но огромную сопротивляемость в населении. Энтузиазм и юмор американского Юга коренятся именно в такой экономике ограниченных ресурсов. Ибо общество, конфигурированное опорой на немногие основные товары, принимает их как социальное долговое обязательство, совершенно так же, как крупный город принимает в качестве такового прессу. Хлопок и нефть, подобно радио и телевидению, становятся «фиксированным налогом», взимаемым со всей психической жизни сообщества. И этот всепроникающий факт создает в каждом обществе его уникальную культурную атмосферу. Общество платит носом и всеми другими органами чувств за каждый ресурс, придающий форму его жизни.

То, что наши человеческие чувства, расширениями которых являются все без исключения средства коммуникации, тоже являются фиксированными налогами на наши личностные энергии и тоже конфигурируют сознание и опыт каждого из нас, можно воспринимать и в ином аспекте, на который обращает внимание психолог К. Г. Юнг:

«Каждый римлянин был окружен рабами. Раб и его психология наводнили древнюю Италию, и каждый римлянин внутренне — и, разумеется, непреднамеренно — становился рабом. Ибо он, постоянно живший в атмосфере рабов, заражался через бессознательное их психологией. Никто не в силах защитить себя от такого влияния».[40]

понятие, определение, виды 🚩 Общение

Вообще, если рассматривать сам термин «коммуникация», то он пришел в русский язык от слова communico (лат.), что означает «совместный» или «общий». В связи с таким определением и начали говорить, что коммуникация – это общение.

Другими словами, коммуникация – это такие ситуации, при которых двое или больше людей говорят друг с другом на знакомые им темы. При этом люди во время общения могут спорить, давать друг другу советы, высказывать собственном мнение или выражать свои мысли иным способом. Собеседник в процессе общения будет принимать поступающую информацию и предоставлять в ответ свою реакцию.

Коммуникация – это достаточно сложное понятие, у которого есть своя структура. Всю коммуникацию можно поделить на две основных группы – это коммуникация между несколькими людьми (она же межличностная) и коммуникация между компаниями (она же организационная). Межличностная коммуникация делится, в свою очередь на неформальную и формальную.

Из всех этих наименований групп и подгрупп становится ясно, что существуют виды коммуникации, проводимые по определенным правилам, с необходимой интонацией, а также с официальностью, присущей определенным мероприятиям.

А существует и неформальная коммуникация, при которой люди общаются с друзьями, семьей или просто со знакомыми, не соблюдая при этом никаких предписаний или правил. При неформальной коммуникации (общении) с другими людьми человек ведет себя непринужденно и естественно.

Организационная коммуникация делится на внешнюю, происходящую между какими-либо организациями и окружающей средой, и на внутреннюю, при которой общение выстраивается между подразделениями в определенной компании.

Но и здесь есть свое разделение в коммуникации – это горизонтальная и вертикальная. При горизонтальной коммуникации общение происходит между отделениями, находящимися на одном уровне, а при вертикальной – между подчиненными и начальниками.

Из всего этого можно сделать вывод о том, что коммуникация – это определение, существующее в любой сфере человеческой жизни и требующее определенного понимания и подхода.

К основным определениям, относящимся к сфере коммуникации, можно отнести следующие:

  1. Культура речи – корректное и правильное во всех отношениях использование основных языковых элементов общения. Любой человек, знающий правила русского языка и русской речи, знает, как правильно использовать слова и как вести себя в зависимости от обстановки.
  2. Речевое общение – целенаправленное или же случайное применение конструкций речи для озвучивания собственного мнения, а также для поддерживания темы разговора.
  3. Речевое поведение – применение определенных словесных оборотов в зависимости от определенной ситуации (в школе, в семье, в кругу друзей и т.д.).
  4. Речевое событие, состоящее из двух элементов – это определенная жизненная ситуация или обстановка, в рамках которой происходит диалог, а также сам язык, посредством котором и совершается разговор.
  5. Речевая деятельность – целенаправленное, обособленное воздействие на одного или нескольких граждан посредством языка.

Из всего этого можно сделать вывод о том, что коммуникация – это определение, состоящее из большого количества структур языка, принимающих участие в обмене информационными данными.

Общение (коммуникация) – это сложный и разноплановый процесс установления и последующего развития контактов между несколькими людьми. Порождается коммуникация потребностью в деятельности и обмене информационными данными.

Всего существует два основных вида коммуникации:

  1. Вербальное. Под вербальной коммуникацией понимается такое общение, при котором люди обмениваются информацией с помощью предложений и слов. Такое общение проходит в письменной или устной форме, а на выходе получаются слова и звуки.
  2. Невербальное. Невербальная коммуникация между людьми – это выражение эмоций и невербальные действия – мимика, жесты, а также интонация, положение тела и иные данные.

Важный момент: виды и понятия средств невербального общения – занимательная тема для исследования, ведь именно невербальное общение позволяет значительно прочувствовать собеседника и получить его расположение.

При общении между собеседниками происходит подсознательное доминирование кого-либо из собеседников. Доминирующий человек способен убедить в чем-нибудь или, наоборот, разубедить другого. Также он может дать совет или осудить за проступок. На основании всего этого можно выделить 4 научных способа воздействия одного человека на другого:

  1. Заражение. Это ситуации, при которых человек невольно, бессознательно подвергается определенному психическому состоянию. То есть это те случаи, при которых партнер прямо заражает другого человека определенными идеями, заполняющими все остальное.
  2. Внушение. Под внушением понимается целенаправленное и ничем не аргументированное воздействие одного человека на другого. Очень часто можно встретить подобный метод коммуникации в магазинах – некоторые продавцы способны буквально всунуть и заставить купить определенные товары.
  3. Убеждение. Данный способ основан, в первую очередь, на том, чтобы при помощи использования аргументов и доводов добиться положительного или же отрицательного действия о человека, принимающего информацию. То есть один человек говорит другому человеку обоснованную информацию для того, чтобы собеседник сделал необходимые выводы и сделал определенные действия.
  4. Подражание. Если сравнивать с заражением и внушением, подражание отличается от обоих этих действий не простым принятием черт собеседника, а воспроизведение поведения. То есть человека старается вести себя и говорить также, как и его собеседник. Практическая польза – убеждение и раскрепощение собеседника во время коммуникации.

Зная все эти приемы, человек может во время общения если не манипулировать собеседником, то хотя бы найти с ним общий язык вне зависимости от тематики.

Важный момент: вне зависимости от способа коммуникации, главная ее цель – это донесение необходимых и важных информационных данных таким образом, чтобы другой человек (собеседник) осознал, о чем именно идет речь в диалоге. Тем не менее, использование некоторых речевых оборотов и элементов невербального общения не даст никаких гарантий того, что человек принял и понял информацию.

Всего есть 4 важных звена коммуникационных процессов:

  • получатель – тот, кто слушает и воспринимает получаемую информацию;
  • поток связи – средства, методы и способы передачи информации;
  • сообщение – информация, доносимая до собеседника;
  • отправитель – человек, отправляющий и доводящий необходимую информацию до другого человека (получателя).

Из этого следует, что определение коммуникации и коммуникативных процессов говорит об их взаимодополняемости.

Коммуникация и общение, относящиеся к социальным процессам обмена информации, все же между ними есть некоторые отличия:

  1. 1.       В процессе общения, в отличие от коммуникации, важным моментом является не только получение данных и проведение их анализа, но также и такие моменты, как общий эмоциональный фон и содержание передаваемой информации.
  2. 2.       Главная, основная функция общения – это установление максимального контакта между собеседниками, а главная функция коммуникации – это установление и подбор средств связи, то есть выбор (в зависимости от ситуации) невербальных и вербальных средств выражения собственных мнений каждого из собеседника.
  3. 3.        Общение – общее определение, в которое также входит в «коммуникация».

Коммуникация – это многоплановое определение, которое требует более тщательного изучения и рассмотрения для донесения необходимой информации. Человек, зная все особенности и тонкости коммуникационных процессов, сможет получать о собеседников всю ту информацию, которая ему необходима

.

Используя речевые обороты и невербальные методы общения, можно уметь создавать отличную среду для дальнейших коммуникативных процессов. Однако важно знать правила коммуникации и соблюдать цензуру в зависимости от обстановки. Знание и соблюдение простых правил будет отличным залогом хорошего общения. 

СРЕДСТВА МАССОВОЙ КОММУНИКАЦИИ — Студопедия

О развитии средств коммуникации. Средства массовой коммуникации (СМК) — технические средст­ва (печать, радио, кинематограф, телевидение, компьютерные сети), с помощью которых осуществляется распро­странение информации (знаний, духовных цен­ностей, моральных и правовых норм и т.п.) на количественно большие рассредоточенные аудитории.

Тысячу лет назад человек владел четырьмя средствами коммуни­кации — устной речью, музыкой, живописью и письменностью. Затем, нарастая по темпам, происходит процесс «размножения» средств коммуникации. В XV в. появляется печатная книга, в XVII в. — газеты и журналы. В XIX в. начинается новый революционный этап — изо­бретены радио, телефон, кино, грамзапись.В XX в. темпы «размно­жения» нарастают лавинообразно — широко распространяются телевидение, магнитозапись, видео, компьютерные системы, опера­тивная полиграфия (ксерокс и т.д.), космическая связь. Причем к концу XX в. на первое место вышли электронные средства массо­вой коммуникации, значительно потеснив письменные.

Дальнейшие тенденции развития СМК можно проследить в пост­индустриальных обществах, где формируется совершенно новая структура СМК. Так, в США создается телевидение, которое пред­ложит каждой семье до 500 каналов и предоставит возможность взаимодействия зрителей с телестанциями и между собой. Это теле­видение получило название интерактивного (т.е. телевидение взаи­модействия).

СМК как фактор социализации. Рассматривая СМК как фактор социализа­ции, надо иметь в виду, что непосредствен­ным объектом воздействия потока их сооб­щений является не столько отдельный индивид (хотя и он тоже), сколько сознание и поведение больших групп людей, составляющих аудиторию того или иного конкретного средства массовой комму­никации — читателей одной газеты, слушателей определенной ра­диостанции, зрителей тех или иных телеканалов, пользователей тех или иных компьютерных сетей. В связи с этим вопрос о том, к ка­кой группе факторов социализации относятся СМК, не имеет одно­значного ответа.



Такие телекомпании, как CNN, передающие свои программы на весь мир, можно рассматривать как почти мегафактор. «Останкино», радио «Россия», некоторые центральные газеты, чьей аудито­рией в той или иной мере является вся страна, можно отнести к мак­рофакторам. Стремительное «размножение» местных студий кабель­ного телевидения, многочисленных сельских и районных радиосту­дий и газет, «приход» видео и компьютеров в семью и т.п. — все это позволяет рассматривать СМК как микрофактор социализации.


Рассматривать СМК главным образом как мезофактор социа­лизации позволяют материалы массовых опросов, свидетельст­вующие о повышении уровня избирательного потребления ин­формации. Телесмотрение, чтение газет и радиослушание стано­вятся сферами все более тщательного выбора. А поскольку ос­новную массу населения интересуют в первую очередь обстоя­тельства повседневной жизни, постольку этот выбор совершается чаще в пользу региональных СМК, по которым идет соответст­вующая информация.

СМК и стихийная социализация. Влияние СМК на стихийную социализацию определяется несколькими обстоятельствами. СМК выполняют в первую очередь рекреа­тивную роль, поскольку во многом определяют досуговое время­препровождение людей, как групповое, так и индивидуальное. Эта роль реализуется по отношению ко всем людям постольку, по­скольку отдых на досуге с книгой, в кино, перед телевизором, с компьютером отвлекает их от повседневных забот и обязанностей.

С рекреативной тесно связана релаксационная роль СМК. Она приобретает специфический оттенок, когда речь идет о подрост­ках и юношах. Для большой части ребят телесмотрение, про­слушивание музыкальных записей, работа с компьютером, а для некоторых и чтение становятся своеобразной компенсацией де­фицита межличностных контактов, средством отвлечения при возникновении осложнений в общении со сверстниками. Неред­ко ребенок, подросток, юноша, находясь один в квартире, вклю­чает магнитофон, телевизор, видео, компьютер для того, чтобы снять ощущение одиночества. Впрочем, этим же способом он может отгораживаться от родителей, чтобы не слышать их ссор, разговоров на надоевшие темы и т. д.

Большую роль играют СМК в развитии человека. Хотя эта точ­ка зрения далеко не бесспорна. Появление каждого кардинально нового вида коммуникации вызывало споры о том, во благо оно или во вред человеку. Так, еще в древности Платон связывал оску­дение творческих способностей человека с появлением письмен­ности, позволяющей усваивать знания «по посторонним знакам», в результате чего люди будут «казаться многознающими, остава­ясь в большинстве невеждами» и «станут мнимомудрыми вместо мудрых».

С появлением кино, радио, а затем телевидения и видео всегда связывали падение интереса к чтению. Это действительно имело и имеет место, но надо понимать, что слушают радио, смотрят кино­фильмы и телепередачи огромные массы людей, которые совсем не обязательно стали бы читателями. Исследования показывают, что влияние СМК на развитие человека хотя и неоднозначно, но в це­лом позитивно. Так, американские ученые Шрам, Лайл и Паркер в 1961 г. пришли к выводу о том, что телесмотрение ускоряет разви­тие ребенка почти на целый год, особенно к тому времени, когда он идет в школу, ибо учит его рассуждать, дает знания, расширяет кругозор. Исследования, проводившиеся во Франции, показали, что телесмотрение значительно влияет на представления и кругозор малообразованных слоев населения.

Особую роль в стихийной социализации подрастающих поко­лений играют компьютерные сети. Работа с компьютером, с од­ной стороны, приводит к расширению контактов, возможностей обмена социокультурными ценностями, порождению и реализа­ции новых форм символического опыта, развитию процессов во­ображения, интенсификации изучения иностранных языков и ряду других позитивных эффектов. Но, с другой стороны, она может привести к «синдрому зависимости» от компьютерной сети, спо­собствуя сужению интересов, уходу от реальности, поглощенности компьютерными играми, социальной изоляции, ослаблению эмо­циональных реакций и другим негативным эффектам (Ю.О. Ба­баева, А.Е. Войскунский).

СМК и относительно направляемая социализация. СМК, будучи одним из социальных институ­тов, в той или иной мере выполняют заказ общества и отдельных социальных групп (в основном обладающих политической или экономической властью) на определенное влияние на население в целом, а также на отдельные возрастные и социальные слои. Это и позволяет считать, что СМК в той или иной мере оказывают относительно направляемое влияние на социализацию. Отметим лишь два аспекта этого влияния.

Во-первых, СМК весьма существенно влияют на усвоение людь­ми всех возрастов широкого спектра социальных норм и на форми­рование у них ценностных ориентации в сфере политики, эконо­мики, идеологии,права и пр.

Во-вторых, средства массовой коммуникации фактически пред­ставляют собой систему неформального образования, просвещения различных слоев населения. Как источник информации и просве­щения СМК наиболее интенсивно используют люди более старших возрастов. Но все пользователи СМК приобретают весьма разно­образные, противоречивые, несистематизированные сведения по самым разнообразным вопросам общественной и политической жизни.

Как показывают исследования, тот набор СМК (программы TV, радио, конкретные газеты и т. д.), которыми пользуется человек, соз­дает специфический для него информационный мир. Он существен­но различается даже у жителей одного города. Так, по данным Л.И. Васильченко, полученным еще в середине 70-х гг.XX в., в Тарту эстонские и русские школьники, пользуясь различными источниками, имели весьма различные информационные миры, что во многом определяло и несовпадения в их ценностных ориентациях и стиле жизни.

СМК и самоизменение человека. Самоизменение человека в процессе социали­зации под влиянием СМК идет в различных аспектах и имеет как положительный, так и отрицательный вектор.

Особо следует отметить в связи с этим то, что в последнее вре­мя набирает силу тенденция превращения СМК в сферу самореа­лизации человека. К давно существующей переписке читателей с газетами и журналами добавились передачи радио и телевидения с прямым участием слушателей и зрителей. Развитие электронных систем породило совершенно новый вид коммуникации и само­реализации — взаимодействие человека с определенными интере­сующими его по тем или иным причинам партнерами, которое позволяет ему найти единомышленников и выразить себя в обще­нии с ними. Так, например, уже сегодня к сети Internet подключе­ны миллионы абонентов — от ученых до кинофанатов. Среди них группы экологистов, фанатов и прочие электронные кланы, воз­никающие в новой электронной среде.

Кроме того, у человека, находящегося в компьютерной вирту­альной реальности, создается впечатление, что он непосредственно участвует в им же порожденных событиях. Более того, именно он главный участник событий. Это создает совершенно новые воз­можности для самореализации и самоутверждения, может вести к тем или иным самоизменениям у детей, подростков, юношей.

СМК и социально контролируемая социализация. Воспитание как относительно социально кон­тролируемая социализация в течение дли­тельного времени использовало лишь печат­ные средства массовой коммуникации.Во второй половинеXX столетия стали использовать возможности кино, и главным образом телевидения, в процессе обучения.

Система воспитания до недавнего времени не ставила перед собой цель подготовки подрастающих поколений к взаимодейст­вию со всеми средствами массовой коммуникации. В нынешних же условиях, овладение человеком умением использовать тот познавательный и иной потенциал, который они несут, приобретает большое значение. В связи с этим особым аспектом социального воспитания становится так называемое медиаобразование, харак­теристику которого в отечественной науке дал А.В. Шариков.

Медиаобразование (от лат. media — средства) — изучение воспитуемыми закономерностей массовой коммуникации. Его задачи: подго­товить подрастающие поколения к жизни в современных инфор­мационных условиях, к восприятию информации (научить чело­века понимать ее — «декодировать» сообщения, критически оце­нивать их качество), осознавать последствия ее воздействия на психику, овладевать способами общения на основе невербальных форм коммуникации с помощью технических средств.

Медиаобразование осуществляется как в школе, так и в других воспитательных организациях, а также в организациях, специаль­но созданных для этой цели (например, во Франции — «Медиа-форум», «Активные юные телезрители»).

В школе медиаобразование осуществляется как в рамках тра­диционных предметов (родного языка, изобразительного искусст­ва, истории, социальных наук, экологии и др.), так и с помощью введения специального предмета. В разных странах он называется по-разному, но имеет примерно одинаковое содержание. Наиболее часто в него включаются разделы: «Понятие о коммуникации», «Понятие о знаковых системах и способах представления инфор­мации», «Массовая коммуникация и ее закономерности», «Сред­ства массовой коммуникации и их особенности», «Реклама». В по­следнее время появилась тенденция включать в медиаобразование обучение компьютерной грамотности.

Создание системы медиаобразования — процесс длительный и дорогостоящий. Но имеющиеся сегодня возможности позволяют приступить к решению этой задачи и в первую очередь — в школе.

Определение

в кембриджском словаре английского языка

Щелкните стрелки, чтобы изменить направление перевода.

Двуязычные словари


  • Английский французский
    Французский – английский

  • Английский – немецкий
    Немецкий – английский

  • Английский – индонезийский

.

Определение коммуникации от Merriam-Webster

Чтобы сохранить это слово, вам необходимо войти в систему.

com · mu · ni · ca ·tion | \ kə-ˌmyü-nə-ˈkā-shən \

1a : процесс, с помощью которого происходит обмен информацией между людьми через общую систему символов, знаков или поведения.

функция феромонов в коммуникации насекомых также : обмен информацией

b : личная связь отсутствие связи между старыми и молодыми людьми 2a : информация передается : информация передается или передается

b : устная или письменное сообщение

Капитан получил важное сообщение.

3 связи во множественном числе

a : Система (например, телефоны или компьютеры) для передачи или обмена информацией

беспроводная электронная связь

b : система маршрутов для передвижения войск, предметов снабжения и транспортных средств

c : персонал, участвующий в связи : персонал, участвующий в передаче или обмене информацией

4 средства связи во множественном числе, но в единственном числе или множественное число в конструкции

a : метод эффективного выражения идей (как в речи)

b : технология передачи информации (как печатная или телекоммуникационная)

5 : акт или случай передача

связь болезни

6 анатомия : связь между частями тела

На удивление мало известно о связи между альвеолярной и конечной бронхиолярными поверхностями… — Ричард К.Буше

.

Что такое коммуникационный процесс? определение и значение

Определение: Связь — это двусторонний процесс, в котором сообщение в форме идей, мыслей, чувств, мнений передается между двумя или более людьми с целью создания общего понимания .

Просто акт передачи предполагаемой информации и понимания от одного человека к другому называется коммуникацией. Термин «общение» происходит от латинского слова «Communis» , что означает делиться.Эффективная коммуникация — это когда сообщение, переданное отправителем, понимается получателем точно так же, как оно было задумано.

Процесс коммуникации

Коммуникация — это динамический процесс, который начинается с концептуализации идей отправителем, который затем передает сообщение по каналу получателю, который, в свою очередь, дает обратную связь в форме некоторого сообщения или сигнала в течение заданного периода времени. Таким образом, существует семь основных элементов процесса коммуникации:

communication process

  1. Отправитель: Отправитель или коммуникатор — это человек, который инициирует разговор и концептуализировал идею, что он намерен передать ее другим.
  2. Кодирование: Отправитель начинает с процесса кодирования, в котором он использует определенные слова или невербальные методы, такие как символы, знаки, жесты тела и т. Д., Для преобразования информации в сообщение. Знания, навыки, восприятие, опыт отправителя, компетенция и т. Д. Имеют большое влияние на успех сообщения.
  3. Сообщение: После завершения кодирования отправитель получает сообщение, которое он намеревается передать. Сообщение может быть письменным, устным, символическим или невербальным, например телесными жестами, тишиной, вздохами, звуками и т. Д.или любой другой сигнал, вызывающий отклик приемника.
  4. Канал связи: Отправитель выбирает среду, через которую он хочет передать свое сообщение получателю. Его необходимо тщательно выбирать, чтобы сообщение было эффективным и правильно интерпретировалось получателем. Выбор

.

Язык как средство общения

Таким образом, язык можно рассматривать как особый код, предназначенный для обмена информацией между его пользователями. Действительно, на любом языке напоминает код, представляющий собой систему взаимосвязанных материальных знаков (звуков или букв), различные комбинации которых обозначают различные сообщений . Грамматики и словари языков могут рассматриваться как своего рода Кодовые книги, указывающие как значимые комбинации знаков для определенного языка, так и их значения.

Процесс языковой коммуникации включает в себя отправку сообщения отправителем сообщения получателю , отправитель кодирует свое мысленное сообщение в код определенного языка, а получатель декодирует его, используя тот же код (язык).

Разновидность общения с использованием одного общего языка называется одноязычным общением .

Если, однако, процесс общения включает два языка (коды), это разнообразие называется двуязычным общением .

Двуязычное общение — довольно типичное явление в странах с двумя языками (например, в Украине или Канаде). В Украине довольно часто можно наблюдать разговор, в котором один говорящий говорит по-украински, а другой по-русски. Особенность этого вида общения заключается в том, что декодирование и кодирование мысленных сообщений выполняется одновременно двумя разными кодами. Например, в украинско-русской паре один говорящий кодирует свое сообщение на украинском языке и декодирует полученное сообщение на русском языке.

Перевод — это особый тип двуязычного общения , поскольку (в отличие от собственно двуязычного общения) он обязательно включает третьего субъекта (переводчика), а для отправителя и получателя сообщения общение фактически является одноязычным.

Таким образом, язык — это код, используемый носителями языка для общения. Тем не менее, язык — это особый код, в отличие от любого другого, и его особенность как кода заключается в его неоднозначности в отличие от самого кода: язык создает изначально неоднозначные сообщения, которые указываются в контексте , ситуации и фоновой информации .

Давайте возьмем пример. Пусть в исходном сообщении на английском будет инструкция или заказ Book! Очевидно неоднозначно иметь по крайней мере два грамматических значения (существительное и глагол) и много лексических (например, Библия, код, книга, и т. Д. Как существительное), но легко и без всяких сомнений поймите это сообщение:

1. as Забронируйте билеты в ситуации с резервированием билетов или

2.как Отдай эту книгу! в ситуации , связанной с внезапной и неотложной необходимостью выдачи данной книги.

Итак, одним из способов прояснения смысла неоднозначных сообщений является фрагмент реального мира, окружающий говорящего, который обычно называют экстралингвистической ситуацией.

Еще одна возможность пояснить значение слова книга обеспечивается контекстом , который может состоять всего из одного слова , (, , , книга, ) или нескольких слов (например,г., книга Я вам дал ).

В простых словах контекст может быть определен как длина речи (текста), необходимая для разъяснения значения данного слова.

Неоднозначность языка заставляет использовать ситуацию и контекст для правильного создания и понимания сообщения (т. Е. Кодирования и декодирования его). Поскольку перевод согласно коммуникативному подходу — это декодирование и кодирование на двух языках, значимость ситуации и контекста для перевода трудно переоценить.

Есть еще один фактор, который нужно учитывать при общении и, естественно, при переводе. Этим фактором является справочная информация, т.е. общая осведомленность о предмете общения.

Для примера, словосочетание Коллегия выборщиков будет означать, если кто-то не знаком с системой президентских выборов в США.

Помимо того, что язык сильно зависит от контекста, ситуации и исходной информации, язык также является кодом кодов.Внутри кодов есть коды в определенных областях общения (научных, технических, военных и т. Д.) И так называемых суб-языках (профессиональных, возрастных групп и т. Д.). В основном это относится к конкретному словарю, используемому этими группами, хотя есть и различия в правилах грамматики.

В качестве примера элементов таких внутренних языков можно взять слова и словосочетания из финансовой сферы (план счетов , добавленная стоимость, список ), дипломатической практики ( полномочий, поручений, рамочное соглашение ) или юридической язык ( залог, отстранение от адвоката, истец ).

:

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.