Что это такое воображение: Воображение — это… Что такое Воображение?

Содержание

Воображение — это… Что такое Воображение?

Воображе́ние — способность сознания создавать образы, представления, идеи и манипулировать ими; играет ключевую роль в следующих психических процессах: моделирование, планирование, творчество, игра, человеческая память. В широком смысле, всякий процесс, протекающий «в образах» является воображением[источник не указан 589 дней].

Воображение является основой наглядно-образного мышления, позволяющего человеку ориентироваться в ситуации и решать задачи без непосредственного вмешательства практических действий. Оно во многом помогает ему в тех случаях жизни, когда практические действия или невозможны, или затруднены, или просто нецелесообразны. Например, при моделировании абстрактных процессов и объектов.[1]

Разновидность творческого воображения — фантазия. Воображение — одна из форм психического отражения мира. Наиболее традиционной точкой зрения является определение воображения как процесса (А. В. Петровский и М. Г. Ярошевский, В. Г Казаков и Л. Л. Кондратьева и др). Согласно М. В. Гамезо и И. А. Домашенко: «Воображение — психические процессы, заключающийся в создании новых образов (представлений) путем переработки материала восприятий и представлений, полученных в предшествующем опыте». Отечественными авторами это явление также рассматривается как способность (В. Т. Кудрявцев, Л. С. Выготский) и как специфическая деятельность (Л. Д. Столяренко, Б. М. Теплов). Принимая во внимание сложное функциональное строение, Л. С. Выготский считал адекватным применение понятия психологической системы.

По мнению Э. В. Ильенкова, традиционное понимание воображения отражает только его производную функцию. Главная — позволяет видеть то, что есть, то, что лежит перед глазами, то есть основной функцией воображения является преобразование оптического явления на поверхности сетчатки в образ внешней вещи.[2]

Классификация процессов воображения

По результатам:

  • Репродуктивное воображение (воссоздание действительности такой какая она есть)
  • Продуктивное (творческое) воображение:
    • с относительной новизной образов;
    • с абсолютной новизной образов.

По степени целенаправленности:

  • активное (произвольное) — включает воссоздающее и творческое воображение;
  • пассивное (непроизвольное) — включает непреднамеренное и непредсказуемое воображение.

По виду образов:

  • конкретное;
  • абстрактное.

По приёмам воображения:

  • агглютинация — соединение несоединимых в реальности объектов;
  • гиперболизация — увеличение или уменьшение предмета и его частей;
  • схематизация — выделение различий и выявление черт сходства;
  • типизация — выделение существенного, повторяющегося в однородных явлениях.

По степени волевых усилий:

  • преднамеренное;
  • непреднамеренное.

Четырёхэтапная модель творческого процесса Уоллеса

Основная статья: Творчество как процесс
  • Стадия приготовления, сбор информации. Заканчивается ощущением невозможности решить проблему.
  • Стадия инкубации. Ключевая стадия. Человек сознательно не занимается проблемой.
  • Инсайт (озарение).
  • Проверка решения.

Механизмы воображения

  • агглютинация — создание нового образа из частей других образов;
  • гиперболизация — увеличение или уменьшение объекта и его частей;
  • схематизация — сглаживание различий между объектами и выявление их сходств;
  • акцентирование — подчеркивание особенностей объектов;
  • типизация — выделение повторяющегося и существенного в однородных явлениях.

Существуют условия, способствующие нахождению творческого решения: наблюдательность, легкость комбинирования, чуткость к проявлению проблем.

Гилфорд вместо понятия «воображение» использовал термин «дивергентное мышление». Он означает порождение новых идей с целью самовыражения человека. Характеристики дивергентного мышления:

  • беглость;
  • гибкость;
  • оригинальность;
  • точность.

Развитие воображения у детей

Через творчество у ребёнка развивается мышление[3]. Этому способствуют настойчивость и выраженные интересы. Отправной точкой для развития воображения должна быть направленная активность, то есть включение фантазий детей в конкретные практические проблемы.

Развитию воображения способствуют:

  • ситуации незавершенности;
  • разрешение и даже поощрение множества вопросов;
  • стимулирование независимости, самостоятельных разработок;
  • билингвистический опыт;
  • позитивное внимание к ребёнку со стороны взрослых.

Развитию воображения препятствуют:

Мир воспринимается как интерпретация данных, поступающих от органов чувств. Будучи таковым, он воспринимается реальным в отличие от большинства мыслей и образов.

Функции воображения

  • представление действительности в образах, а также создание возмож­ности пользоваться ими, решая задачи;
  • регулирование эмоциональных состояний;
  • произвольная регуляция познавательных процессов и состояний чело­века, в частности восприятия, внимания, памяти, речи, эмоций;
  • формирование внутреннего плана действий — способности выполнять их внутри, манипулируя образами;
  • планирование и программирование деятельности, составление про­грамм, оценка их правильности, процесса реализации.

Воображение и когнитивные процессы

Воображение является познавательным процессом, специфика которого состоит в переработке прошлого опыта.

Взаимосвязь воображения и органических процессов наиболее ярко проявляется в следующих явлениях: идеомоторный акт и психосоматическое заболевание. На основе связи между образами человека и его органическими состояниями строится теория и практика психотерапевтических воздействий. Воображение неразрывно связано с мышлением. Согласно Л. С. Выготскому, допустимо высказывание о единстве этих двух процессов.

И мышление, и воображение возникают в проблемной ситуации, мотивируются потребностями личности. Основу обоих процессов составляет опережающее отражение. В зависимости от ситуации, запаса времени, уровня знаний и их организации одна и та же задача может решаться как с помощью воображения, так и с помощью мышления. Различие состоит в том, что отражение действительности, осуществляемое в процессе воображения, происходит в виде ярких представлений, в то время, как опережающее отражение в процессах мышления происходит путем оперирования понятиями, позволяющими обобщенно и опосредованно познавать окружающее. Использование того или иного процесса диктуется, прежде всего, ситуацией: творческое воображение работает, в основном, на том этапе познания, когда неопределенность ситуации достаточно велика. Таким образом, воображение позволяет принимать решения даже при неполноте знания.

В своей деятельности воображение использует следы прошлых восприятий, впечатлений, представлений, то есть следы памяти (энграммы). Генетическое родство памяти и воображения выражается в единстве составляющих их основу аналитико-синтетических процессов. Принципиальное различие между памятью и воображением обнаруживается в различном направлении процессов активного оперирования с образами. Так, основной тенденцией памяти является восстановление системы образов, максимально приближенной к ситуации, которая имела место в опыте. Для воображения, напротив, характерно стремление к максимально возможному преобразованию исходного образного материала.

Воображение включается в восприятие, влияет на создание образов воспринимаемых предметов и, в то же время, само зависит от восприятия. Согласно идеям Ильенкова, главной функцией воображения является преобразование оптического явления, состоящего в раздражении световыми волнами поверхности сетчатки, в образ внешней вещи.

Воображение тесно связано с эмоциональной сферой. Эта связь имеет двойственный характер: с одной стороны, образ способен вызвать сильнейшие чувства, с другой — возникшая однажды эмоция или чувство может стать причиной активной деятельности воображения. Данная система подробно рассмотрена Л. С. Выготским в его работе «Психология искусства». Основные выводы, к которым он приходит, можно изложить следующим образом. Согласно закону реальности чувств, «все фантастические и нереальные наши переживания, в сущности, протекают на совершенно реальной эмоциональной основе». На основе этого Выготский делает вывод, что фантазия является центральным выражением эмоциональной реакции. Согласно закону однополюсной траты энергии, нервная энергия имеет тенденцию к тому, чтобы растрачиваться на одном полюсе — или в центре или на периферии; всякое усиление энергетической траты на одном полюсе немедленно же влечет за собой ослабление её на другом. Таким образом, с усилением и усложнением фантазии как центрального момента эмоциональной реакции её периферическая сторона (внешнее проявление) задерживается во времени и ослабевает в интенсивности. Таким образом, воображение позволяет получать разнообразный опыт переживаний и оставаться при этом в рамках социально приемлемого поведения. Каждый получает возможность прорабатывать излишнее эмоциональное напряжение, разряжая его с помощью фантазий, и компенсируя, таким образом, неудовлетворенные потребности.

См. также

Примечания

  1. Немов Р. С. Психология: Учеб. для студ. высш. пед. учеб. заведений: в 3 кн. — 3-е изд. — М.:Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1999. — Кн. 1. Общие основы психологии. — 688 с.
  2. Ильенков Э. В. О воображении // Народное образование. — 1968. — № 3.
  3. В мире существует несколько крупных программ развития креативности у детей. Их авторы: А.Грэб; Торресант; Миклус и Гоули («Одиссея разума»)

Литература

  • Воображение // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Воображение // Философский энциклопедический словарь. М.: Инфра-М, 1998. — 576 с.
  • Николаенко Н. Н. Психология творчества. СПб.: Речь, 2007. — 288 с. (Серия: «Современный учебник»)
  • Egan, Kieran. Imagination in Teaching and Learning. Chicago: University of Chicago Press, 1992.
  • Гамезо М. В., Домашенко И. А. Атлас по психологии. М.: Педагогическое общество России, 2001
  • Выготский Л. С. Психология искусства. Анализ эстетической реакции. М.: Лабиринт, 1998.
  • Выготский Л. С. Воображение и творчество в детском возрасте. М.: Просвещение, 1991.
  • Петровский А. В., Беркинблит М. Б. Фантазия и реальность. М.: Политиздат, 1968.
  • Ильенков Э. В. О воображении // Народное образование. 1968. № 3.

воображение — это… Что такое воображение?

— способность человека к построению новых образов путем переработки психических компонент, обретенных в прошлом опыте; процесс психический создания образа предмета или ситуации путем перестройки наличных представлений.


Часть сознания личности, один из процессов познавательных, характерный высокой степенью наглядности и конкретности. В воображении своеобразно и неповторимо отражается внешний мир, происходит образное предвосхищение результатов, могущих достигаться посредством тех или иных действий; оно позволяет программировать не только будущее поведение, но и представлять возможные условия, в коих это поведение будет реализоваться. Одним из источников развития воображения, где оно обретает коммуникативные качества, является игра дошкольников. Воображение выражается:

1) в построении образа средств и конечного результата деятельности предметной субъекта;

2) в создании программы поведения, когда проблемная ситуация неопределенна;

3) в продуцировании образов, кои не программируют, а заменяют деятельность;

4) в создании образов, соответственных описанию объекта.

Оно традиционно рассматривается как самостоятельный процесс, однако некоторые авторы склонны отождествлять его либо с мышлением, либо с представлением. Важнейшее значение воображения — в том, что оно позволяет представить результат труда до его начала, тем самым ориентируя человека в процессе деятельности. Создание с помощью воображения модели конечного или промежуточного продукта труда способствует его предметному воплощению. Коренное отличие человеческого труда от поведения инстинктивного животных и состоит в представлении ожидаемого результата с помощью воображения. Оно входит в любой трудовой процесс, любую творческую деятельность. В ходе деятельности воображение выступает в единстве с мышлением. Включение воображения или мышления в процесс деятельности определяется степенью неопределенности ситуации проблемной, полнотой или дефицитом информации, содержащейся в исходных данных задачи. Если исходные данные известны, то ход решения задачи подчиняется преимущественно законам мышления; если же данные с трудом поддаются анализу, то действуют механизмы воображения. Нередко задачу можно решить и с помощью воображения, и с помощью мышления. Ценность воображения — в том, что оно позволяет принять решение при отсутствии должной полноты знаний, требуемых для выполнения задачи; но при этом пути решения проблемы нередко недостаточно точны, нестроги, в чем явлена ограниченность воображения. Обычно считается, что воображение оперирует представлениями и не распространяется на содержание, выраженное отвлеченными понятиями. Но в последнее время обозначился иной подход — представление воображения как комбинации не только образного, но и абстрактного содержания. Принято различать два вида воображения — воображение воссоздающее и творческое. Такое деление отчасти относительно, ибо каждый из этих видов содержит элементы другого. Ведущим механизмом творческого воображения, в коем целью выступает создание именно нового, еще не существовавшего предмета, служит процесс привнесения некоего свойства предметов из иной области. Также различаются:

1) воображение произвольное — проявляемое при целенаправленном решении научных, технических и художественных задач;

2) воображение непроизвольное — проявляемое в сновидениях, в медитативных образах.

Процессы воображения, как и мышления, памяти и восприятия, имеют аналитико-синтетический характер. Основная тенденция воображения — преобразование представлений памяти, обеспечивающее в конечном счете создание заведомо новой, ранее не возникавшей ситуации. Сущность воображения, если говорить о его механизмах, — преобразование представлений, создание новых образов на основе наличных. Воображение — это отражение реальной действительности в новых, непривычных, неожиданных сочетаниях и связях. Синтез представлений в процессах воображения реализуется в различных формах:

1) агглютинация-соединение несоединяемых в реальности качеств, свойств, частей предметов;

2) гиперболизация, или акцентирование — увеличение или уменьшение предмета, изменение качества его частей;

3) заострение — подчеркивание некоих признаков;

4) схематизация-сглаживание различий предметов и выявление черт сходства между ними;

5) типизация — выделение существенного, повторяющегося в однородных явлениях и воплощение его в конкретном образе.

По степени выраженности активности различаются:

1) воображение пассивное;

2) воображение активное.

Процесс воображения не всегда немедленно реализуется в практических действиях. Нередко воображение принимает форму особой внутренней деятельности, заключающейся в создании образа желаемого будущего — в мечтании. Мечта — необходимое условие преобразования действительности, побудительная причина, мотив деятельности, окончательное завершение коей оказалось отсроченным. Синоним воображения — фантазия.

Словарь практического психолога. — М.: АСТ, Харвест.
С. Ю. Головин.
1998.

ВООБРАЖЕНИЕ — это… Что такое ВООБРАЖЕНИЕ?

    ВООБРАЖЕНИЕ — способность представления (образования, удержания и произвольного воспроизведения) образа предмета в отсутствие самого предмета, существующего либо реально, либо только в представлении.

    Понятие воображения (φαντασία) как особой ментальной способности представления впервые в греческой философии вводится Платоном. Воображение описывается в “Филебе” (38 а—40е; без употребления самого термина) как связанная с памятью способность создания душой “живописных” образов или изображений содержания как отделенного от ощущений мнения, так и того, что выражается в речи (самый термин впервые используется в “Государстве” 382 е; ср. “Теэтет” 152 с, 161 е). Подобная способность души оказывается способностью творческой, благодаря которой душа в состоянии изображать или “рисовать” образы вещей, не только копируя, но и произвольно внося разнообразные изменения. Поскольку для Платона образы, т. е. вещи и их изображения, суть лишь слабые преходящие отпечатки сущего, прообразов-эйдосов, или идей, то и способность воображения, как создающая образы, неизбежно должна вносить некоторое искажение в представляемое ею, т. е. быть причастна не-сущему и иррациональному. Воображение, кроме того, является посредником между чувственным восприятием и мнением как завершающим дискурсивное мышление (в “Софисте” 263 d —264 b Платон описывает воображение как смешение чувственного ощущения и мнения), одновременно и разделяя и соединяя, подобно мосту, чувственное и умопостигаемое. С первым воображение роднит способность создавать наглядные образы, со вторым—то, что эти образы всегда уже как-то истолкованы, относятся не только к прошедшему и настоящему, но и проецируются в будущее. У Платона намечается, т. о., иерархия познавательных способностей, подробно разработанная позднейшими платониками (напр., Боэцием в “Утешении философией”): чувственное восприятие (αϊσΰησις, sensus), воображение (φαντασία, imaginatio), дискурсивно-логическое мышление (διάνοια, ratio), “собирающее” истинный смысл посредством ряда утверждений и доказательств, всегда потому предполагающее рассуждение и речь-логос, и, наконец, разум (νους, intelligentia) как способность мгновенного усматривания и понимания истины в ее полноте.
    Развернутую и разработанную теорию воображения впервые дает Аристотель в сочинении “О душе” (III 3, 427 b 14 ел.). Известен целый ряд различных толкований аристотелевского понятия воображения. Основные черты воображения, которые можно выделить, суть следующие: воображение есть устойчивое состояние или свойство (^ξις) ума порождать образы (φαντάσματα), отличные как от образов чувственного восприятия, так и от предметов чистого мышления. Устойчивое это состояние есть некоторая деятельность, заключающаяся в движении, следующем за деятельностью чувственного восприятия (О душе III 3, 429а 1—2; ср. Met. V 20,1022b4—5). В отличие от доставляемых чувственным восприятием ощущений, которые всегда истинны, представления по большей части ложны. Воображение при этом является промежуточным между чувственным восприятием и рациональным дискурсивным мышлением, ибо, с одной стороны, не может действовать вне и помимо тела (поэтому воображение есть у большинства животных). С другой стороны, предположение и сочетание суждений (ϋπόληψις) и даже само дискурсивное мышление не обходятся без воображения, которое доставляет необходимый материал мышлению, причем воображение уже неявно предполагает не просто представление свойств предмета (ϊδια), но и некоторое о нем суждение. Античные теории воображения не делают явного различия между тем, что позже Кант называл продуктивным и репродуктивным воображением, т. е. воображением, способным произвольно создавать свои образы, и воображением, лишь более или менее точно копирующим и воспроизводящим образы, исходящие от иных познавательных способностей, чувственного восприятия или мышления. Понятие продуктивного воображения впервые появляется у Филострата как способность создания образов подлинной реальности в противоположность несовершенному подражанию в телесных вещах. Аристотелевское описание воображения позволяет, впрочем, понимать его и как репродуктивное, и как продуктивное, коль скоро воображение—единственная способность, которая может представлять образы в соответствии с нашим желанием и произволом. Наконец, воображение связано с движением, возникающим, из деятельности чувственного восприятия. Т. о., можно указать на следующие черты воображения, сходным образом представленные у Платона и Аристотеля: воображение занимает промежуточное положение между чувственным восприятием и мышлением; обладает уникальным свойством действовать произвольно, повинуясь одному только (возможно, немотивированному) желанию; есть способность наглядного представления как телесных, так и идеальных объектов; к воображению всегда примешано иррациональное и искажающее и потому ложное; наконец, воображение может наглядно представлять движение.

    Во многом под влиянием стоиков φαντασία начинает пониматься как творческое продуктивное воображение. Согласно Сексту Эмпирику, люди отличаются от животных не тем, что обладают воображением—ибо им наделены также и животные,—но тем, что специфически человеческое воображение позволяет совершать разнообразные переходы, изменения и сочетания в самом же воображении. В эллинистической и позднеантичной философии воображение понимается гл. о. в платоновско-стоическом смысле, в частности, Лонгином, Квинтилианом, Филоном, Максимом Тирским, Халкидием, св. Василием Великим и другими мыслителями.

    Существенное уточнение и дальнейшую разработку концепция воображения получает у позднейших неоплатоников, в частности у Плотина, Порфирия, Сириана и Прокла. Вслед за Платоном и Аристотелем Плотин понимает воображение как промежуточную способность души образовывать психические образы (непосредственно связанную со способностью удержания этих образов, памятью), выступающие посредниками между чувственными данными и идеальными объектами. Воображение, однако, отлично как от чувственного восприятия, так и от мышления, поскольку, с одной стороны, собирает данные чувственного восприятия воедино, а с другой — отражает акты мышления ума (νόημα), представленные в дискурсивном мышлении. Воображение удерживает, т. о., свою двойственность, поскольку, с одной стороны, сродно телесному и причастно небытию, в нем присутствует нечто темное и иррациональное, ибо воображение представляет образы телесного наглядно как делимые в самом же воображении, т. е. как имеющие части, а кроме того, воображение способно произвольно создавать свои образы невиденного (кентавра или химеры), менять и искажать их, относя ко всецело вымышленному. С другой же стороны, образы воображения, в отличие от физических, точны и способны являть не только телесные предметы, но и невидимое, вечные и неизменные идеальные объекты и их свойства (ср. Энн. 1.8.14—15; III. 6.15; IV. 6.3: Прокл. Комм. к Евклиду 51-56,78—79, KOMM. к “Тим.” Ill 235, III 286-287; Порфирий. Сент. 8,16, 37,43, 47—48, 54—55; Сириан. Комм. к “Мет.” 98 ел.).
    Между тем Плотин придает воображению и некоторые черты, лишь только намеченные у Платона и Аристотеля, которые оказываются важнейшими при дальнейшей разработке понятия воображения у неоплатоников. Во-первых, Плотин различает две способности воображения— высшую, синтезирующую и воспроизводящую данные чувственного восприятия, относимую к высшей, не связанной с телом, душе, а также низшую способность воображения, неопределенную и нерасчлененную, относимую к воплощенной в теле душе (Энн. IV. 3.31: ср. III. 6.4.). Обычно, впрочем, оба типа воображения неразличимы, поскольку в обычном состоянии высшее воображение преобладает и как бы вбирает в себя низшее, подобно малому пламени, становящемуся невидимым в большом огне; когда же душа пребывает в возмущении и страстном состоянии, низшее воображение заслоняет своими образами высшее, делая его неразличимым. Во-вторых, Плотин указывает на примечательный параллелизм между воображением и особой нефизической, т. н. интеллигибельной, или геометрической, материей, присущей только геометрическим объектам (ύλη νοητή, впервые введенной Аристотелем в “Метафизике” VII 10—11 b VIII 6: ср. Энн. II. 4.1—5). Поскольку воображение представляет свои образы как протяженные, оно может быть уподоблено некоему протяжению, впрочем нефизическому, в котором могут воплощаться геометрические фигуры, имеющие у Платона статус промежуточных между физическими вещами и их идеальными прообразами-эйдосами. Воображение в таком случае и оказывается тем особым мнимым протяжением — интеллигибельной материей, той стихией, в которой геометрические объекты наличны как протяженные, как воображаемо-наглядно представимые и как вычерчиваемые самим же воображением как подобия идеальных прообразов, которые сами не наглядны и невообразимы, но только мыслимы (так, эйдос круга не кругл, тогда как круг в воображении—действительно кругл, в отличие от любого его физического подобия, всегда неизбежно искаженного). Как показывает Прокл, геометрические объекты воссоздаются и представляются из своих идеальных прообразов в воображении (подобно тому, как слова являются продуктом рассудка и воображения, φαντασία λεκτική или σημαντική). Геометрические предметы выстраиваются при этом кинематически, т. е. как бы вычерчиваются посредством движения другого геометрического объекта меньшей размерности. Т. о., самая геометрия как наука оказывается не только основанной на разуме, но также и коренящейся в воображении.
    Через Августина и Боэция понятие воображения (imaginatio) как отдельной познавательной способности переходит в средневековую схоластику, где воображению уделяется особое внимание (в частности, у Фомы Аквинского и Данте) как одной из ведущих познавательных способностей человеческой души.
    В философии Нового временя понятие воображения играет заметную роль. Наряду с разумом, памятью и чувствами воображение является одной из функций “познавательной силы” или способности души для Декарта. В частности, воображение есть “известное применение познавательной способности (т. е. разума) к телу, которую перед ней внутренне присутствует” (Med. VI, AT W 71—72). Трудность в понимании роли воображения в процессе познания и в общей структуре познавательных способностей состоит для Декарта в том, что воображение прежде всего воспроизводит и собирает в одно целое образы чувственного, т. е. телесного, и затем уже передает их для дальнейшего истолкования разуму, образы, или “идеи”, которого нематериальны. Поскольку Декарт принимает две взаимодополнительные конечные субстанции — материальное протяжение и мышление — воображение оказывается отнесенным к телесному как протяженному, но к телесному должны быть отнесены и представимые в воображении геометрические фигуры, поскольку они протяженны. Однако способ, каким протяженные образы воображения представляются как непротяженные нематериальные “идеи” разума, остается для Декарта столь же непроясненным, сколь и взаимодействие тела и души или тайна воплощения души в теле.
    Ключевой фигурой для понимания понятия воображения в новой философии является Кант. В учении Канта о способности воображения (Einbildungskraft) следует подчеркнуть две важнейшие черты, во многом определяющие трактовку воображения в последующей философской традиции. Во-первых, Кант проводит различие между репродуктивным (воссоздающим) и продуктивным (творческим) воображением. Подобное различение можно найти еще у Хр. Вольфа, который принимает воображение как способность души порождать образ вещи в отсутствие самой вещи, а также воссоздавать образ вещи как целой, дополняя чувственное восприятие, никогда не завершенное (позже Гегель в “Эстетике” делает попытку провести различие между пассивным воображением и творческой фантазией). От воссоздающего, или воспроизводящего, репродуктивного воображения отлична у Вольфа продуктивная способность, facilitas fingendi, позволяющая творить никогда не виданные образы посредством разделения и сочетания образов уже известных (Psychoiogia empirica, par. 117). Во-вторых, Кант трактует воображение как промежуточную способность между чувственностью и рассудком. До Канта подобное истолкование воображения как посредующей познавательной способности души, имеющей черты общности как с чувственностью, так и с рассудком, можно найти у Лейбница, в чем последний в сущности следует Аристотелю и неоплатоникам. Продуктивное, чистое, или трансцендентальное, воображение определяется Кантом как “способность представлять предмет также и без его присутствия в созерцании” (Критика чистого разума, D 151; Соч., т. 3, с. 204). Продуктивное воображение определяет и синтезирует или связывает воедино a priori многообразие чувственного созерцания (с которым воображение роднит способность наглядного представления предмета) согласно единству чистой апперцепции (т. е. неэмпирического представления “я мыслю”, сопровождающего всякий акт мышления) в соответствии с категориями рассудка, способного мыслить многообразие чувственного опыта в единстве (с рассудком воображение роднит спонтанность, т. е, самодеятельность: ср. Критика чистого разума, А 124). Продуктивное воображение есть поэтому “способность a priori определять чувственность, и его синтез созерцаний сообразно категориям должен быть трансцендентальным синтезом способности воображения” (Соч., т. 3, с. 205). Репродуктивное воображение, напротив, подчинено только эмпирическим законам ассоциации и потому не способствует возможности познания a priori (Критика чистого разума, В 152; Соч., т. 3, с. 205). Продуктом чистого воображения является трансцендентальная схема, однородная, с одной стороны, с категориями рассудка, а с другой — с явлениями, чувственно постигаемыми в формах пространственно-временных определений; схема сама как бы посредует между образом и понятием, являясь “представлением об общем способе, каким воображение доставляет понятию образ” (Критика чистого разума, А 140; Соч., т. 3, с. 223). Т. о., творческое воображение является важнейшей предпосылкой возможности познания, одновременно соединяя и разделяя чувственность и рассудок.
    Воображение как творческая способность играет центральную роль у Фихте и Шеллинга, а также в философии романтизма. Так, у Фихте в раннем изложении “Наукоучения” (1794) вся действительность полагается для рассудка посредством творческого воображения через противопоставление и взаимоограничение “Я” и “не-Я”. Развивая мысль Фихте, Новалис утверждает, что творческое воображение является источником действительности и в конечном счете самой действительностью. Для Шеллинга продуктивное воображение выступает как посредник между сферой теоретического и практического. В философии тождества Шеллинга “воображение природы” есть организм, в котором находят свое наиболее полное воплощение реальное, идеальное и их тождество. При этом реальное (мир природы) образуемо посредством воображения (Einbildung) бесконечного в конечное; идеальное (мир духа), напротив, воображением конечного в бесконечное. Воображение, т. о., понимается как ничем внутренне не связанное и не ограниченное, как конститутивное для самого бытия. Кант, впрочем, отвергает подобное истолкование понятия воображения, ибо воображению нет места в практической философии, в области моральных принципов и поступков, где, по мысли Канта, только и возможна человеческая свобода.
    Творческое воображение оказывается определяющим для эстетики и искусства Нового времени. Так, Ф. Бэкон полагает воображение основой поэзии (De augm. scient.). Кант определяет воображение в “Критике способности суждения” как способность представления эстетических идей, причем решающее для эстетического опыта суждение вкуса основывается на выражаемой в чувстве удовольствия свободной игре воображения и рассудка. Для Шеллинга мир есть совершенное и прекрасное творенье Божье и потому действительность есть абсолютное произведение искусства (как и для Новалиса), в которое множественность привносится “божественным воображением”. Создавая свое произведение, художник уподобляется Творцу, однако не посредством разума, но прежде всего посредством воображения. Воображение в таком случае должно быть решительно неограниченным (т. е. бесконечным, способным воображать самое себя бесконечным), являющим безграничную свободу. Свобода тогда может и должна пониматься как свобода творчества творческого же воображения, что и подчеркивается в романтизме. В частности, с понятием творческого воображения оказывается тесно связанным понятие гения (у Шиллера, Ф. Шлегеля, а также В. фон Гумбольдта и Шеллинга) как человека с особо развитым воображением, художника и в особенности поэта, не описывающего (и, т. о., ни в коем случае не подражающего), но предписывающего законы прекрасному и действительному, по сути творящего их. В современном искусстве античное понятие свободы, понятой как непреложность и обязательность красоты, правды и добра, зачастую подменяется произвольностью, проявляющейся в произведениях иллюзорно свободного, ничем не ограниченного творческого воображения. После Канта понимание воображения как посредующего между чувственностью и рассудком, как связанного с материалом чувственности, способное, впрочем, этот материал по-иному организовывать, становится общим местом в психологии и антропологии. Однако во 2-й пол. 19 в. психология во многом отказывается от рассмотрения традиционных способностей души, предлагая совершенно иные истолкования феноменов, прежде связываемых с воображением (сны, мечты, сумасшествие; на связь последнего с воображением указывает Дильтей). Для подобных истолкований воображение уже не играет существенной роли (как, напр., в психоанализе Фрейда).
    Понятие воображения существенно для теории познания, развиваемой в рамках современной аналитической философии. Крайнюю точку зрения на воображение высказал Г. Райл, согласно которому воображение как единая и отдельная познавательная способность есть только фикция, к воображению же обыкновенно относят разнообразные и зачастую разнородные ментальные процессы, связанные с представлением, воплощением характера, лицедейством, притворством и т. д. Весьма оживленно обсуждается вопрос о роли образов воображения как наглядных представлений в познании: Согласно одной точке зрения, содержание подобных образов может быть адекватно представлено и описано синтаксически, а посему указанные образы не имеют решающего значения для мышления. Согласно же противоположной точке зрения (picture theory of imagery), воображаемое невозможно свести к описанию в общих терминах, поскольку в содержании воображаемого неизбежно присутствует пространственная компонента, т. е. наглядно представляемое содержание, обладающее автономностью. “Критика чистого воображения”, выяснение его природы и предмета (в онтологии), а также содержания и границ в отношении к различным познавательным способностям (в гносеологии) по-прежнему остается важной задачей философии.
    Лит.: Plotinus. Plotini opera, ed. P. Henry and H. Schwyzer, Vol. I—III. xf, 1964—1982: Proclus. In primum Euclidis elementorum librum commentaria. Rec. G. Frielein. Lpz., 1873; In Platonis Timaeum conunentaria, Vol. I—III, Ed. E. Diehl. Lpz., 1903-1906; Porphyry. Sententiae ad intelligibilia ducentes. Ed. E. Lamberz. Lpz., 1975; Syrianus. In Metaphysica conunentaria. Ed. G. Kroll. B., 1902; Бородин Ю. М. Воображение и теория познания. М., 1966; Шичалич Ю. А. Историческая преамбула,—В кн.: Прокл. Комментарий к первой книге “Начал” Евклида. Введение. М., 1994; Sartre J.-P. L’Imaginaire. P., 1940; Нотам К. Zum Begriff Einbildungskraft nach Kant.—“Archiv iür Begriffsgeschichte”, 14 (1970), 266—302; Blumenthat H. J. Plotinus’ Psychology. His Doctrines of the Embodied Soul. The Hague, 1971; Hannay A. Mental Images: A Debate. L., 1971; Witson G. Phantasia in Classical Thought. Galway, 1988; Wsdin М. Mind and Imagination in Aristotle. New Haven—L., 1988; White A. R. The Language of Imagination. Oxf, 1990; Туе Af. The Imagery Debate. Cambr. (Mass.), 1992: Nikulin D. Metaphysik und Ethik. Theoretische und praktische Philosophie in Antike und Neuzeit. Münch., 1996.

    Д. В. Никулин

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль.
Под редакцией В. С. Стёпина.
2001.

что это такое и как его развить?

Жизнь человека немыслима без воображения – особой формы отражения окружающей реальности. Без него невозможны все познавательные процессы и виды деятельности: память, игра, планирование, моделирование, творческая деятельность, воспоминания, создание образов окружающих предметов и т.д. Некоторые воображение приравнивают к фантазии, но с научной точки зрения это не совсем правильно. Воображением называется мысленная способность представить что-то или кого-то реального, в то время как фантазия связана только с выдуманным миром. Желательно эти понятия разграничивать.

Что такое воображение?

Человек без воображения был бы неспособен к образному и абстрактному мышлению, к предвосхищению событий, к решению задач мысленно, без действий с какими-то предметами. Чтобы уметь планировать, мечтать, обдумывать просмотренный фильм, прочитанную книгу или прослушанную мелодию, человек должен уметь воображать.

Ученые разделяют воссоздающее и творческое воображение. Из названия категорий понятно, что воссоздающее направлено на представление образов, с которыми человек уже сталкивался, или по их описанию, а творческое направлено на создание каких-то новых образов из преобразованных старых. Еще одной разновидностью воображения является мечта – представление желаемого будущего. Без мечты как формы воображения у человека не будет желаемого образа будущего, из-за чего он не сможет выстроить цели и способы их достижения.

Пройти тест на тип восприятия

Как развить воображение?

Как и в случае с другими способностями человека, над воображением при его низком развитии стоит работать. Положительным моментом является то, что делать это могут одинаково успешно и взрослые, и дети. Правда, у ребят меньше различных запретов, ограничений и стереотипов при восприятии действительности, что позволяет им эффективно развивать и использовать свое воображение. Но при желании и постоянном выполнении некоторых упражнений взрослые тоже смогут пользоваться этой способностью по максимуму.

Способов, как развить воображение, довольно много. Желательно выбрать наиболее понравившийся и приступать к активным мыслительным действиям.

1. Словесные игры.

В играх хорошо развивать воображение у детей, так как у них это ведущая деятельность. Но и для взрослых есть интересные игры, которые позволят к тому же развить воображение:

  • Игра «Рассказчики или выдумщики». Суть игры заключается в том, что все рассказывают выдуманные истории, которые потом могут дополняться остальными или иллюстрироваться.
  • «Пантомима», «крокодил» или «придумывание загадок» также могут стать отличным времяпрепровождением. Здесь суть игры заключается в том, что нужно угадать объект по его описанию, показу или рисованию. То есть загадывающий должен представить себе основные характеристики объекта и донести их публике, а угадывающие на основе их представить этот объект.
  • «Ассоциации». Игра в ассоциации давно популярна среди взрослых и детей, но она также отлично развивает воображение. Придумывая ассоциацию к определенному слову, человек представляет себе объект и воображает какую-то связь с другим объектом. Важным моментом является то, что иногда самые непонятные другим связи необходимо объяснять. Вот тут человек еще и описывает свой процесс воображения другим.
  • Построение фантастических гипотез или сочинение сказок также позитивно влияет на развитие творческого мышления. В таких играх участники должны придумывать некие фантастические предположения и развивать их. Например, игроку задают вопрос: «Что было бы, если бы в твою дверь постучался медведь и попросил его побрить?», а он должен на него ответить. Самые нелепые и интересные предположения заставляют мозг думать не в обычном стандартном направлении, а формировать новые мысленные образы и связи.

2. Чтение схем и карт.

Изучение реальных карт или схем «спрятанных пиратских сокровищ» позволят развить воображение как детям, так и взрослым. Нужно попытаться «путешествовать» по карте, вспоминая или представляя те места, в которых в мысленном путешествии происходит остановка. Детям можно брать какие-то простые и сказочные карты, а взрослым использовать реальную карту мира или других стран. Отличной идеей станет зарисовка небольшого наброска в очередном месте остановки и помещение его на карту.

3. Знания из геометрии.

Заядлым «технарям», не склонным к гуманитарным заданиям типа сочинительства, тоже можно придумать разнообразные способы развития воображения. Это могут быть довольно сложные задания по соединению точек несколькими линиями, убиранию спичек, рисованию фигур без отрыва карандаша от бумаги. Еще одним интересным методом, как развить воображение, в том числе и для детей, является использование разверток геометрических тел. По развертке нужно определить, какая объемная фигура получится при ее свертывании, и наоборот: по фигуре попробовать представить ее развертку.

4. Фиксирование окружающих событий.

Богатый жизненный опыт и широкий кругозор считаются помощниками для развития воображения. Чем больше есть образов и мыслей у человека, тем лучше развито его воображение. Чтобы эффективно этим пользоваться, желательно фиксировать новые знания, полученный опыт, любые наблюдения. Можно вести подобие дневника, можно зарисовывать воспринятую информацию, можно рассказывать или снимать на пленку свои наблюдения. Так у человека формируется огромная база самого разного образного материала, который может использоваться для воображения.

5. Искусство как средство развития воображения.

Чтение художественных книг способствует развитию воображения. Обычно люди с детства не любят читать огромные куски текста описательного характера, будь то описание природы, характера героя или его внешности, места действия. А именно представление таких описаний считается одним из самых лучших способов, развивающих воображение.

Просмотр кинофильмов не оставляет большого простора для воображения, но и кино можно использовать в развивающих целях. Например, можно остановить фильм на каком-то интересном моменте и представить, что будет дальше. Интересно получается, когда сюжет, возникший в голове у человека, намного интересней задумки режиссера.

То же можно сказать и о картинах. Глядя на полотно очередного модного художника и не читая его название, можно попытаться представить, что же изобразил импрессионист или типичный современный художник в своей картине. Если картина реалистична, можно попробовать представлять, что было до ситуации, запечатленной на картине, а что после.

Даже обычный просмотр фотографий в интернете или фотоальбоме друга может стать одним из способов, как развить воображение. Нужно представлять, какие люди на фотографиях в обычной жизни, сочинить им биографию, вообразить, какая профессия бы им подошла и т.д.

Чтобы развивать воображение, нужно дистанцироваться от представления, что взрослым это не нужно. Это очень важно для разрешения бытовых ситуаций и затруднений. Ведь когда-то кому-то надоело подметать и он придумал пылесос, другому надоело ходить пешком и он представил прообраз велосипеда. Иногда каждому необходимо побыть непосредственным, творческим и удивляющимся всему новому ребенком, чтобы сделать важное открытие.

Пройти тест на полушария мозга

ВООБРАЖЕНИЕ — это… Что такое ВООБРАЖЕНИЕ?

  • ВООБРАЖЕНИЕ — фантазия способность человеческого сознания создавать образы, не имеющие непосредственных аналогов в действительности. Философия изучает творческое продуктивное В., которое, отталкиваясь от наличной вещи с ее случайными признаками и особенностями …   Философская энциклопедия

  • воображение — психический процесс, выражающийся: 1) в построении образа, средств и конечного результата предметной деятельности субъекта; 2) в создании программы поведения, когда …   Большая психологическая энциклопедия

  • ВООБРАЖЕНИЕ — правит миром. Наполеон I Богатство ассоциаций не всегда свидетельствует о богатстве воображения. Кароль Ижиковский Многие путают свое воображение со своей памятью. Генри Уилер Шоу Все мы герои своих романов. Мэри Маккарти (см. ВЫМЫСЕЛ И ФАНТАЗИЯ) …   Сводная энциклопедия афоризмов

  • ВООБРАЖЕНИЕ —         способность мысленного представления объектов, действий, ситуаций, не данных в актуальном восприятии. В. основа творч. деятельности. Творч. В., в отличие от репродуктивного, превосходит содержание сознания, полученное в прошлом опыте.… …   Энциклопедия культурологии

  • Воображение —  Воображение  ♦ Imagination    Способность воображать, т. е. представлять себе мысленным взором образы, в том числе и главным образом в тех случаях, когда сам представляемый объект отсутствует. Эти образы, как отмечает Сартр, являются актами, а… …   Философский словарь Спонвиля

  • воображение — Фантазия. Ср …   Словарь синонимов

  • воображение —         ВООБРАЖЕНИЕ (англ. imagination воображение, фантазия) важнейший процесс мыслительной деятельности, состоящий в создании и преобразовании образов и образных представлений. В. обусловлено самой природой мышления, в соответствии с которой… …   Энциклопедия эпистемологии и философии науки

  • ВООБРАЖЕНИЕ — (фантазия), психическая деятельность, состоящая в создании представлений и мысленных ситуаций, никогда в целом не воспринимавшихся человеком в действительности. Различают воссоздающее воображение и творческое воображение …   Современная энциклопедия

  • ВООБРАЖЕНИЕ — (фантазия) психическая деятельность, состоящая в создании представлений и мысленных ситуаций, никогда в целом не воспринимавшихся человеком в действительности. Различают воссоздающее воображение и творческое воображение …   Большой Энциклопедический словарь

  • Воображение — (фантазия), психическая деятельность, состоящая в создании представлений и мысленных ситуаций, никогда в целом не воспринимавшихся человеком в действительности. Различают воссоздающее воображение и творческое воображение.   …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • Воображение — это… Что такое Воображение?

  • ВООБРАЖЕНИЕ — фантазия способность человеческого сознания создавать образы, не имеющие непосредственных аналогов в действительности. Философия изучает творческое продуктивное В., которое, отталкиваясь от наличной вещи с ее случайными признаками и особенностями …   Философская энциклопедия

  • воображение — психический процесс, выражающийся: 1) в построении образа, средств и конечного результата предметной деятельности субъекта; 2) в создании программы поведения, когда …   Большая психологическая энциклопедия

  • ВООБРАЖЕНИЕ — правит миром. Наполеон I Богатство ассоциаций не всегда свидетельствует о богатстве воображения. Кароль Ижиковский Многие путают свое воображение со своей памятью. Генри Уилер Шоу Все мы герои своих романов. Мэри Маккарти (см. ВЫМЫСЕЛ И ФАНТАЗИЯ) …   Сводная энциклопедия афоризмов

  • ВООБРАЖЕНИЕ —         способность мысленного представления объектов, действий, ситуаций, не данных в актуальном восприятии. В. основа творч. деятельности. Творч. В., в отличие от репродуктивного, превосходит содержание сознания, полученное в прошлом опыте.… …   Энциклопедия культурологии

  • Воображение —  Воображение  ♦ Imagination    Способность воображать, т. е. представлять себе мысленным взором образы, в том числе и главным образом в тех случаях, когда сам представляемый объект отсутствует. Эти образы, как отмечает Сартр, являются актами, а… …   Философский словарь Спонвиля

  • ВООБРАЖЕНИЕ — ВООБРАЖЕНИЕ, воображения, мн. нет, ср. 1. Способность воображать, мысленное воспроизведение чего нибудь, фантазия. Живое и пылкое воображение. Расстроенное воображение. || Способность к творчеству, к созданию новых образов путем комбинаций… …   Толковый словарь Ушакова

  • воображение — Фантазия. Ср …   Словарь синонимов

  • воображение —         ВООБРАЖЕНИЕ (англ. imagination воображение, фантазия) важнейший процесс мыслительной деятельности, состоящий в создании и преобразовании образов и образных представлений. В. обусловлено самой природой мышления, в соответствии с которой… …   Энциклопедия эпистемологии и философии науки

  • ВООБРАЖЕНИЕ — (фантазия), психическая деятельность, состоящая в создании представлений и мысленных ситуаций, никогда в целом не воспринимавшихся человеком в действительности. Различают воссоздающее воображение и творческое воображение …   Современная энциклопедия

  • ВООБРАЖЕНИЕ — (фантазия) психическая деятельность, состоящая в создании представлений и мысленных ситуаций, никогда в целом не воспринимавшихся человеком в действительности. Различают воссоздающее воображение и творческое воображение …   Большой Энциклопедический словарь

  • Воображение — (фантазия), психическая деятельность, состоящая в создании представлений и мысленных ситуаций, никогда в целом не воспринимавшихся человеком в действительности. Различают воссоздающее воображение и творческое воображение.   …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • ВООБРАЖЕНИЕ — Новая философская энциклопедия

    ВООБРАЖЕНИЕ – способность представления (образования, удержания и произвольного воспроизведения) образа предмета в отсутствие самого предмета, существующего либо реально, либо только в представлении.

    Понятие воображения (φαντασία) как особой ментальной способности представления впервые в греческой философии вводится Платоном. Воображение описывается в «Филебе» (38 а – 40 е; без употребления самого термина) как связанная с памятью способность создания душой «живописных» образов или изображений содержания как отделенного от ощущений мнения, так и того, что выражается в речи (самый термин впервые используется в «Государстве» 382 е; ср. «Теэтет» 152 с, 161 е). Подобная способность души оказывается способностью творческой, благодаря которой душа в состоянии изображать или «рисовать» образы вещей, не только копируя, но и произвольно внося разнообразные изменения. Поскольку для Платона образы, т.е. вещи и их изображения, суть лишь слабые преходящие отпечатки сущего, прообразов-эйдосов, или идей, то и способность воображения, как создающая образы, неизбежно должна вносить некоторое искажение в представляемое ею, т.е. быть причастна не-сущему и иррациональному. Воображение, кроме того, является посредником между чувственным восприятием и мнением как завершающим дискурсивное мышление (в «Софисте» 263 d – 264 b Платон описывает воображение как смешение чувственного ощущения и мнения), одновременно и разделяя и соединяя, подобно мосту, чувственное и умопостигаемое. С первым воображение роднит способность создавать наглядные образы, со вторым – то, что эти образы всегда уже как-то истолкованы, относятся не только к прошедшему и настоящему, но и проецируются в будущее. У Платона намечается, т.о., иерархия познавательных способностей, подробно разработанная позднейшими платониками (напр., Боэцием в «Утешении философией»): чувственное восприятие (αἴσϑησις, sensus), воображение (φαντασία, imaginatio), дискурсивно-логическое мышление (διάνοια, ratio), «собирающее» истинный смысл посредством ряда утверждений и доказательств, всегда потому предполагающее рассуждение и речь-логос, и, наконец, разум (νοῦς, inteffigentia) как способность мгновенного усматривания и понимания истины в ее полноте.

    Развернутую и разработанную теорию воображения впервые дает Аристотель в сочинении «О душе» (III 3, 427 b 14 сл.). Известен целый ряд различных толкований аристотелевского понятия воображения. Основные черты воображения, которые можно выделить, суть следующие: воображение есть устойчивое состояние или свойство (ἔξις) ума порождать образы (φαντάσματα), отличные как от образов чувственного восприятия, так и от предметов чистого мышления. Устойчивое это состояние есть некоторая деятельность, заключающаяся в движении, следующем за деятельностью чувственного восприятия (О душе III 3, 429а 1–2; ср. Met. V 20, 1022b 4–5). В отличие от доставляемых чувственным восприятием ощущений, которые всегда истинны, представления по большей части ложны. Воображение при этом является промежуточным между чувственным восприятием и рациональным дискурсивным мышлением, ибо, с одной стороны, не может действовать вне и помимо тела (поэтому воображение есть у большинства животных). С другой стороны, предположение и сочетание суждений (ὑπόληψις) и даже само дискурсивное мышление не обходятся без воображения, которое доставляет необходимый материал мышлению, причем воображение уже неявно предполагает не просто представление свойств предмета ἴδια), но и некоторое о нем суждение.

    Античные теории воображения не делают явного различия между тем, что позже Кант называл продуктивным и репродуктивным воображением, т.е. воображением, способным произвольно создавать свои образы, и воображением, лишь более или менее точно копирующим и воспроизводящим образы, исходящие от иных познавательных способностей, чувственного восприятия или мышления. Понятие продуктивного воображения впервые появляется у Филострата как способность создания образов подлинной реальности в противоположность несовершенному подражанию в телесных вещах. Аристотелевское описание воображения позволяет, впрочем, понимать его и как репродуктивное, и как продуктивное, коль скоро воображение – единственная способность, которая может представлять образы в соответствии с нашим желанием и произволом. Наконец, воображение связано с движением, возникающим, из деятельности чувственного восприятия. Т.о., можно указать на следующие черты воображения, сходным образом представленные у Платона и Аристотеля: воображение занимает промежуточное положение между чувственным восприятием и мышлением; обладает уникальным свойством действовать произвольно, повинуясь одному только (возможно, немотивированному) желанию; есть способность наглядного представления как телесных, так и идеальных объектов; к воображению всегда примешано иррациональное и искажающее и потому ложное; наконец, воображение может наглядно представлять движение.

    Во многом под влиянием стоиков φαντασία начинает пониматься как творческое продуктивное воображение. Согласно Сексту Эмпирику, люди отличаются от животных не тем, что обладают воображением – ибо им наделены также и животные, – но тем, что специфически человеческое воображение позволяет совершать разнообразные переходы, изменения и сочетания в самом же воображении. В эллинистической и позднеантичной философии воображение понимается гл. о. в платоновско-стоическом смысле, в частности, Лонгином, Квинтилианом, Филоном, Максимом Тирским, Халкидием, св. Василием Великим и другими мыслителями.

    Существенное уточнение и дальнейшую разработку концепция воображения получает у позднейших неоплатоников, в частности у Плотина, Порфирия, Сириана и Прокла. Вслед за Платоном и Аристотелем Плотин понимает воображение как промежуточную способность души образовывать психические образы (непосредственно связанную со способностью удержания этих образов, памятью), выступающие посредниками между чувственными данными и идеальными объектами. Воображение, однако, отлично как от чувственного восприятия, так и от мышления, поскольку, с одной стороны, собирает данные чувственного восприятия воедино, а с другой – отражает акты мышления ума (νόημα), представленные в дискурсивном мышлении. Воображение удерживает, т.о., свою двойственность, поскольку, с одной стороны, сродно телесному и причастно небытию, в нем присутствует нечто темное и иррациональное, ибо воображение представляет образы телесного наглядно как делимые в самом же воображении, т.е. как имеющие части, а кроме того, воображение способно произвольно создавать свои образы невиденного (кентавра или химеры), менять и искажать их, относя ко всецело вымышленному. С другой же стороны, образы воображения, в отличие от физических, точны и способны являть не только телесные предметы, но и невидимое, вечные и неизменные идеальные объекты и их свойства (ср. Энн. I. 8.14–15; III. 6.15; IV. 6.3: Прокл. Комм. к Евклиду 51–56, 78–79, Комм. к «Тим.» III 235, III 286–287; Порфирий. Сент. 8, 16, 37, 43, 47–48, 54–55; Сириан. Комм. к «Мет.» 98 cл.).

    Между тем Плотин придает воображению и некоторые черты, лишь только намеченные у Платона и Аристотеля, которые оказываются важнейшими при дальнейшей разработке понятия воображения у неоплатоников. Во-первых, Плотин различает две способности воображения – высшую, синтезирующую и воспроизводящую данные чувственного восприятия, относимую к высшей, не связанной с телом, душе, а также низшую способность воображения, неопределенную и нерасчлененную, относимую к воплощенной в теле душе (Энн. IV. 3.31: ср. III. 6.4.). Обычно, впрочем, оба типа воображения неразличимы, поскольку в обычном состоянии высшее воображение преобладает и как бы вбирает в себя низшее, подобно малому пламени, становящемуся невидимым в большом огне; когда же душа пребывает в возмущении и страстном состоянии, низшее воображение заслоняет своими образами высшее, делая его неразличимым. Во-вторых, Плотин указывает на примечательный параллелизм между воображением и особой нефизической, т.н. интеллигибельной, или геометрической, материей, присущей только геометрическим объектам (ὔλη νοητή, впервые введенной Аристотелем в «Метафизике» VII 10–11 b VIII 6: ср. Энн. II. 4.1–5). Поскольку воображение представляет свои образы как протяженные, оно может быть уподоблено некоему протяжению, впрочем нефизическому, в котором могут воплощаться геометрические фигуры, имеющие у Платона статус промежуточных между физическими вещами и их идеальными прообразами-эйдосами. Воображение в таком случае и оказывается тем особым мнимым протяжением – интеллигибельной материей, той стихией, в которой геометрические объекты наличны как протяженные, как воображаемо-наглядно представимые и как вычерчиваемые самим же воображением как подобия идеальных прообразов, которые сами не наглядны и невообразимы, но только мыслимы (так, эйдос круга не кругл, тогда как круг в воображении – действительно кругл, в отличие от любого его физического подобия, всегда неизбежно искаженного). Как показывает Прокл, геометрические объекты воссоздаются и представляются из своих идеальных прообразов в воображении (подобно тому, как слова являются продуктом рассудка и воображения, φαντασία λεκτική или σημαντική). Геометрические предметы выстраиваются при этом кинематически, т.е. как бы вычерчиваются посредством движения другого геометрического объекта меньшей размерности. Т.о., самая геометрия как наука оказывается не только основанной на разуме, но также и коренящейся в воображении.

    Через Августина и Боэция понятие воображения (imaginatio) как отдельной познавательной способности переходит в средневековую схоластику, где воображению уделяется особое внимание (в частности, у Фомы Аквинского и Данте) как одной из ведущих познавательных способностей человеческой души.

    В философии Нового временя понятие воображения играет заметную роль. Наряду с разумом, памятью и чувствами воображение является одной из функций «познавательной силы» или способности души для Декарта. В частности, воображение есть «известное применение познавательной способности (т.е. разума) к телу, которую перед ней внутренне присутствует» (Med. VI, AT VII 71–72). Трудность в понимании роли воображения в процессе познания и в общей структуре познавательных способностей состоит для Декарта в том, что воображение прежде всего воспроизводит и собирает в одно целое образы чувственного, т.е. телесного, и затем уже передает их для дальнейшего истолкования разуму, образы, или «идеи», которого нематериальны. Поскольку Декарт принимает две взаимодополнительные конечные субстанции – материальное протяжение и мышление – воображение оказывается отнесенным к телесному как протяженному, но к телесному должны быть отнесены и представимые в воображении геометрические фигуры, поскольку они протяженны. Однако способ, каким протяженные образы воображения представляются как непротяженные нематериальные «идеи» разума, остается для Декарта столь же непроясненным, сколь и взаимодействие тела и души или тайна воплощения души в теле.

    Ключевой фигурой для понимания понятия воображения в новой философии является Кант. В учении Канта о способности воображения (Einbildungskraft) следует подчеркнуть две важнейшие черты, во многом определяющие трактовку воображения в последующей философской традиции. Во-первых, Кант проводит различие между репродуктивным (воссоздающим) и продуктивным (творческим) воображением. Подобное различение можно найти еще у Хр.Вольфа, который принимает воображение как способность души порождать образ вещи в отсутствие самой вещи, а также воссоздавать образ вещи как целой, дополняя чувственное восприятие, никогда не завершенное (позже Гегель в «Эстетике» делает попытку провести различие между пассивным воображением и творческой фантазией). От воссоздающего, или воспроизводящего, репродуктивного воображения отлична у Вольфа продуктивная способность, facultas fingendi, позволяющая творить никогда не виданные образы посредством разделения и сочетания образов уже известных (Psychologia empirica, par. 117). Во-вторых, Кант трактует воображение как промежуточную способность между чувственностью и рассудком. До Канта подобное истолкование воображения как посредующей познавательной способности души, имеющей черты общности как с чувственностью, так и с рассудком, можно найти у Лейбница, в чем последний в сущности следует Аристотелю и неоплатоникам. Продуктивное, чистое, или трансцендентальное, воображение определяется Кантом как «способность представлять предмет также и без его присутствия в созерцании» (Критика чистого разума, D 151; Соч., т. 3, с. 204). Продуктивное воображение определяет и синтезирует или связывает воедино a priori многообразие чувственного созерцания (с которым воображение роднит способность наглядного представления предмета) согласно единству чистой апперцепции (т.е. неэмпирического представления «я мыслю», сопровождающего всякий акт мышления) в соответствии с категориями рассудка, способного мыслить многообразие чувственного опыта в единстве (с рассудком воображение роднит спонтанность, т.е. самодеятельность: ср. Критика чистого разума, А 124). Продуктивное воображение есть поэтому «способность a priori определять чувственность, и его синтез созерцаний сообразно категориям должен быть трансцендентальным синтезом способности воображения» (Соч., т. 3, с. 205). Репродуктивное воображение, напротив, подчинено только эмпирическим законам ассоциации и потому не способствует возможности познания a priori (Критика чистого разума, В 152; Соч., т. 3, с. 205). Продуктом чистого воображения является трансцендентальная схема, однородная, с одной стороны, с категориями рассудка, а с другой – с явлениями, чувственно постигаемыми в формах пространственно-временных определений; схема сама как бы посредует между образом и понятием, являясь «представлением об общем способе, каким воображение доставляет понятию образ» (Критика чистого разума, А 140; Соч., т. 3, с. 223). Т.о., творческое воображение является важнейшей предпосылкой возможности познания, одновременно соединяя и разделяя чувственность и рассудок.

    Воображение как творческая способность играет центральную роль у Фихте и Шеллинга, а также в философии романтизма. Так, у Фихте в раннем изложении «Наукоучения» (1794) вся действительность полагается для рассудка посредством творческого воображения через противопоставление и взаимоограничение «Я» и «не-Я». Развивая мысль Фихте, Новалис утверждает, что творческое воображение является источником действительности и в конечном счете самой действительностью. Для Шеллинга продуктивное воображение выступает как посредник между сферой теоретического и практического. В философии тождества Шеллинга «воображение природы» есть организм, в котором находят свое наиболее полное воплощение реальное, идеальное и их тождество. При этом реальное (мир природы) образуемо посредством воображения (Einbildung) бесконечного в конечное; идеальное (мир духа), напротив, воображением конечного в бесконечное. Воображение, т.о., понимается как ничем внутренне не связанное и не ограниченное, как конститутивное для самого бытия. Кант, впрочем, отвергает подобное истолкование понятия воображения, ибо воображению нет места в практической философии, в области моральных принципов и поступков, где, по мысли Канта, только и возможна человеческая свобода.

    Творческое воображение оказывается определяющим для эстетики и искусства Нового времени. Так, Ф.Бэкон полагает воображение основой поэзии (De augm. scient.). Кант определяет воображение в «Критике способности суждения» как способность представления эстетических идей, причем решающее для эстетического опыта суждение вкуса основывается на выражаемой в чувстве удовольствия свободной игре воображения и рассудка. Для Шеллинга мир есть совершенное и прекрасное творенье Божье и потому действительность есть абсолютное произведение искусства (как и для Новалиса), в которое множественность привносится «божественным воображением». Создавая свое произведение, художник уподобляется Творцу, однако не посредством разума, но прежде всего посредством воображения. Воображение в таком случае должно быть решительно неограниченным (т.е. бесконечным, способным воображать самое себя бесконечным), являющим безграничную свободу. Свобода тогда может и должна пониматься как свобода творчества творческого же воображения, что и подчеркивается в романтизме. В частности, с понятием творческого воображения оказывается тесно связанным понятие гения (у Шиллера, Ф.Шлегеля, а также В. фон Гумбольдта и Шеллинга) как человека с особо развитым воображением, художника и в особенности поэта, не описывающего (и, т.о., ни в коем случае не подражающего), но предписывающего законы прекрасному и действительному, по сути творящего их. В современном искусстве античное понятие свободы, понятой как непреложность и обязательность красоты, правды и добра, зачастую подменяется произвольностью, проявляющейся в произведениях иллюзорно свободного, ничем не ограниченного творческого воображения. После Канта понимание воображения как посредующего между чувственностью и рассудком, как связанного с материалом чувственности, способное, впрочем, этот материал по-иному организовывать, становится общим местом в психологии и антропологии. Однако во 2-й пол. 19 в. психология во многом отказывается от рассмотрения традиционных способностей души, предлагая совершенно иные истолкования феноменов, прежде связываемых с воображением (сны, мечты, сумасшествие; на связь последнего с воображением указывает Дильтей). Для подобных истолкований воображение уже не играет существенной роли (как, напр., в психоанализе Фрейда).

    Понятие воображения существенно для теории познания, развиваемой в рамках современной аналитической философии. Крайнюю точку зрения на воображение высказал Г.Райл, согласно которому воображение как единая и отдельная познавательная способность есть только фикция, к воображению же обыкновенно относят разнообразные и зачастую разнородные ментальные процессы, связанные с представлением, воплощением характера, лицедейством, притворством и т.д. Весьма оживленно обсуждается вопрос о роли образов воображения как наглядных представлений в познании: Согласно одной точке зрения, содержание подобных образов может быть адекватно представлено и описано синтаксически, а посему указанные образы не имеют решающего значения для мышления. Согласно же противоположной точке зрения (picture theory of imagery), воображаемое невозможно свести к описанию в общих терминах, поскольку в содержании воображаемого неизбежно присутствует пространственная компонента, т.е. наглядно представляемое содержание, обладающее автономностью. «Критика чистого воображения», выяснение его природы и предмета (в онтологии), а также содержания и границ в отношении к различным познавательным способностям (в гносеологии) по-прежнему остается важной задачей философии.

    Литература:

    1. Ploiinus. Plotini opera, ed. P.Henry and H.Schwyzer, Vol. I–ΙII. Oxf., 1964–1982:

    2. Proclus. In primum Euclidis elementoram librum commentaria. Rec. G.Frielein. Lpz., 1873;

    3. In Platonis Timaeum commentaria, Vol. I–III, Ed. E.Diehl. Lpz., 1903–1906;

    4. Porphyry. Sententiae ad intelligibilia ducentes. Ed. E.Lamberz. Lpz., 1975;

    5. Syrianus. In Metaphysica commentaria. Ed. G.Kroll. В., 1902;

    6. Бородай Ю.M. Воображение и теория познания. М., 1966;

    7. Шичалин Ю.А. Историческая преамбула. – В кн.: Прокл. Комментарий к первой книге «Начал» Евклида. Введение. М., 1994;

    8. Sartre J.-P. L’Imaginaire. P., 1940;

    9. Homann K. Zum Begriff Einbildungskraft nach Kant. –  «Archiv für Begriffsgeschichte», 14 (1970), 266–302;

    10. Blumenthal H.J. Plotinus’ Psychology. His Doctrines of the Embodied Soul. The Hague, 1971;

    11. Hannay A. Mental Images: A Debate. L., 1971;

    12. Watson G. Phantasia in Classical Thought. Galway, 1988;

    13. Wedin M. Mind and Imagination in Aristotle. New Haven – L., 1988;

    14. White A.R. The Language of Imagination. Oxf., 1990;

    15. Туе М. The Imagery Debate. Cambr. (Mass.), 1992;

    16. Nikulin D. Metaphysik und Ethik. Theoretische und praktische Philosophie in Antike und Neuzeit. Münch., 1996.

    Д.В.Никулин


    Источник:
    Новая философская энциклопедия
    на Gufo.me


    Значения в других словарях

    1. воображение —
      орф. воображение, -я
      Орфографический словарь Лопатина
    2. Воображение —
      Фантазия, психическая деятельность, состоящая в создании представлений и мысленных ситуаций, никогда в целом не воспринимавшихся человеком в действительности.
      Большая советская энциклопедия
    3. воображение —
      ВООБРАЖ’ЕНИЕ, воображения, мн. нет, ср. 1. Способность воображать, мысленное воспроизведение чего-нибудь, фантазия. Живое и пылкое воображение. Расстроенное воображение.
      Толковый словарь Ушакова
    4. воображение —
      ВООБРАЖЕНИЕ, я, ср. 1. Способность воображать, творчески мыслить, фантазировать; мысленное представление. Богатое в. Творческое в. 2. Домысел, плод фантазии (разг.). Его доброта это только твое в.
      Толковый словарь Ожегова
    5. ВООБРАЖЕНИЕ —
      ВООБРАЖЕНИЕ (фантазия) — психическая деятельность, состоящая в создании представлений и мысленных ситуаций, никогда в целом не воспринимавшихся человеком в действительности. Различают воссоздающее воображение и творческое воображение.
      Большой энциклопедический словарь
    6. воображение —
      См. воображать
      Толковый словарь Даля
    7. воображение —
      • безудержное ~ • буйное ~ • неиссякаемое ~ • неистощимое ~ • необузданное ~ • пламенное ~ • сильное ~
      Словарь русской идиоматики
    8. воображение —
      Фантазия ср. !! мысль см. также -> игра воображения
      Словарь синонимов Абрамова
    9. воображение —
      сущ., кол-во синонимов: 6 домысел 17 плод фантазии 13 предположение 23 рисование 14 творческая фантазия 2 фантазия 33
      Словарь синонимов русского языка
    10. воображение —
      воображение ср. 1. Способность воображать I 1., мыслить образами. 2. разг. Нечто нереальное, призрачное; плод фантазии, домысел. 3. Представление, понятие о чём-либо.
      Толковый словарь Ефремовой
    11. воображение —
      При положительной оценке. Безудержное, богатое, буйное, бурное, вдохновенное, великое, горячее, дерзкое, живое, игривое, могучее, неиссякаемое, неистощимое, необузданное, нетерпеливое, острое, пламенное, поэтическое, прихотливое, пылкое, развитое…
      Словарь эпитетов русского языка
    12. Воображение —
      Способность мысленного представления объектов, действий, ситуаций, не данных в актуальном восприятии. В. — основа творч. деятельности. Творч. В., в отличие от репродуктивного, превосходит содержание сознания, полученное в прошлом опыте. Деятельность…
      Словарь по культурологии
    13. Воображение —
      Психический процесс формирования новых образов и идей на основе данных прошлого опыта.
      Медицинская энциклопедия
    14. Воображение —
      Всякое воспринятое впечатление оставляет известный след, который может возобновиться и тогда у нас появляется воспоминание. То, что появляется в нашем воспоминании, называется образом.
      Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
    15. воображение —
      сущ., с., употр. часто (нет) чего? воображения, чему? воображению, (вижу) что? воображение, чем? воображением, о чём? о воображении 1. Воображение — это способность человека мыслить образами, представлять что-либо, фантазировать. Богатое воображение.
      Толковый словарь Дмитриева
    16. воображение —
      ВООБРАЖЕНИЕ (англ. imagination — воображение, фантазия) — важнейший процесс мыслительной деятельности, состоящий в создании и преобразовании образов и образных представлений.
      Энциклопедия эпистемологии и философии науки
    17. воображение —
      Воображение, воображения, воображения, воображений, воображению, воображениям, воображение, воображения, воображением, воображениями, воображении, воображениях
      Грамматический словарь Зализняка
    18. воображение —
      ВООБРАЖЕНИЕ -я; ср. 1. Способность воображать, мыслить образами; фантазия. Богатое в. Творческое в. Поразить чьё-л. в. У тебя нет воображения. 2. Разг. Домысел, плод фантазии. Это только твоё в.
      Толковый словарь Кузнецова
    19. ВООБРАЖЕНИЕ —
      ВООБРАЖЕНИЕ — англ. imagination; нем. Vorstellung. Основанный на использовании и преобразовании имеющегося опыта психический процесс, заключающийся в создании новых представлений, образов и мыслительных комбинаций.
      Социологический словарь
    20. воображение —
      Воображ/е́ни/е [й/э].
      Морфемно-орфографический словарь
    21. Воображение —
      Фантазия, психический процесс, заключающийся в создании образов существующих и несуществующих предметов, которые в данный момент не воспринимаются. Работа В. осуществляется на основе переработки памятью прошлых восприятий и переживаний.
      Педагогический терминологический словарь

    Практика визуализации в тантре — Study Buddhism

    Чтобы понять гораздо более глубокое значение работы с нашим воображением, нам нужно понять, как наш разум заставляет вещи проявляться, потому что это то, что мы делаем с нашим воображением, мы заставляем вещи проявляться. Наш разум заставляет вещи проявляться путем смешивания двух вещей, которые обычно называют чистыми проявлениями и нечистыми проявлениями. Чтобы по-настоящему оценить значение этого, нам нужно взять тибетское слово, которое переводится как «внешний вид», nangwa ( snang-ba ) и как существительное, и как глагол, но больше как глагол.Хотя мы можем говорить о чистых и нечистых проявлениях, если мы просто остановимся на этом, это звучит так, как если бы они существуют сами по себе. На самом деле мы говорим о том, что разум заставляет эти вещи проявляться. Итак, у нас есть чистое создание видимости и нечистое создание видимости.

    Хотим мы того или нет, но нечистые видимости существуют, и хотя мы можем игнорировать их или не верить в них, они есть. Так что нам нужно с ними разбираться. Что мы хотим сделать, так это не дать нашему разуму заставить вещи казаться нечистыми.Мы можем это делать, потому что можем работать своим разумом. Если это единственный момент, который вы запомнили из следующего обсуждения, вы узнали кое-что очень, очень важное.

    Создание внешнего вида — вот о чем мы говорим в буддизме. Вся эта дискуссия о тантре и пустотности заключается в том, как заставить наш разум перестать заставлять вещи казаться безумным, невозможным образом — другими словами, прекратить проектировать фантазии.

    Чистая и нечистая видимости имеют два значения. Обычно мы не различаем их очень четко и поэтому очень запутываемся.Давайте разбираться с одним смыслом за раз. Говоря простым языком, одно из значений состоит в том, что нечистая видимость — это видимость вещей, как если бы они существовали твердым образом, другими словами, безумная проекция чего-то невозможного. Чистое создание видимости заставляет вещи казаться несвязными, такими, как они существуют на самом деле. Итак, «нечистота» заставляет вещи казаться такими, какими они не существуют, несуществующим безумным образом, а «чистые» заставляют их проявляться такими, какими они существуют.

    Мы можем лучше понять это на поверхностном примере: когда мы видим кого-то, кто нам не нравится, в нашем сознании проявляются два аспекта: как этот человек выглядит и как они существуют.Оставим на время в стороне то, как они выглядят. Что касается внешнего вида того, как они существуют, наш разум смешивает две видимости. В дополнение к тому, как они на самом деле существуют как обычные люди, наш разум также проецирует на этого человека, что они существуют как монстры. То, что мы видим тогда, с точки зрения того, как они существуют, представляет собой смесь этих двух способов существования. Но преобладает то, что они кажутся мне чудовищами, ужасными людьми. И наоборот, мы видим красивого человека, и в нашем сознании не только создается видимость того, как они существуют на самом деле, но они также проецируют на них их существование, считая их «самым красивым и сексуальным человеком, которого я когда-либо видел.«На основании этого у нас развивается сексуальное желание. Однако, если мы проанализируем, мы поймем, что они существуют не так. Это потому, что если они действительно существовали такими, как по своей сути сексуальными со своей стороны, то все должны были видеть в них сексуальность, включая ребенка и собаку. Но, очевидно, они не считают этого человека сексуальным. Итак, это проекция нашего разума, смешанная с реальным внешним видом того, как они существуют. Это один из уровней того, как наш разум смешивает чистые и нечистые видимости. Чистая видимость — это то, как они на самом деле существуют, а нечистая — невозможный способ существования.

    Другое значение состоит в том, что нечистая видимость относится к обычному виду того, на что мы похожи, а чистая видимость — это наша внешность как образа будды. Нечистая видимость, которую порождает наш разум, может быть точной или искаженной, в зависимости, например, от того, носим ли мы очки или нет, если на самом деле нам нужны очки, чтобы ясно видеть. Здесь мы не говорим об искаженных нечистых проявлениях. Но когда мы говорим о точных нечистых проявлениях и чистых видимостях относительно того, как мы выглядим, это как два разных квантовых уровня.Например, у нас есть видимое грубое тело, это один квантовый уровень. Но у нас также есть невидимое тело, состоящее из энергетических каналов, которые в китайской медицине называются «меридианами». Это еще один квантовый уровень нашего тела. Мы знаем, что эти энергетические каналы существуют, потому что они функционируют: вы можете вставить иглы для акупунктуры в определенные точки этого тонкого тела, и это влияет даже на наше грубое тело. Чистая видимость в форме будды — это просто еще один квантовый уровень в отношении наших тел. Итак, второе значение чистых и нечистых проявлений относится к этим двум уровням того, на что мы похожи, двум квантовым уровням: обычному уровню и уровню нашей внешности как образа будды.

    Если мы сложим вместе эти два квантовых уровня того, как мы выглядим, с первым значением чистых и нечистых проявлений в отношении того, как мы существуем, тогда мы сможем получить чистую видимость того, как на самом деле существуют оба квантовых уровня, и нечистое проявление каких-то невозможных способ существования, который наш разум проецирует на любого из них. Мы можем видеть, как, не имея четкого представления об этих различиях, мы можем запутаться в вопросе чистых и нечистых проявлений.

    Важно понимать, что восприятие смеси нечистых и чистых проявлений того, как существуют вещи, затрагивает как наши глаза, так и наш разум.И зрительное, и ментальное сознание смешивают внешность несплошной идентичности с появлением твердой идентичности. Мы можем понять это на очень простом примере. Когда мы что-то видим, что мы видим на самом деле? Мы наблюдаем смешивание нескольких вещей. Первое, что мы видим, — это бесчисленные световые точки от каждой клетки нашей сетчатки, и мы воспринимаем их появление в нестабильном виде. В сочетании с этим наш разум соединяет эти точки и воспринимает также внешний вид не только обычного объекта, но и внешний вид обычного объекта, который действительно существует как нечто твердое.Мы не просто говорим о том, чтобы видеть в ком-то чудовище; мы говорим о том, как работает наше обычное зрение.

    Один из важных моментов, который сделал Цонкапа, основатель традиции гелуг, состоит в том, что объект, который должен быть опровергнут пустотностью, над чем мы должны работать, — это то, как наш разум действует в каждый момент нашей жизни. Это не то, что происходит только тогда, когда мы сошли с ума; Цонкапа говорит не только о паранойе. Он говорит о том, как обычно работает наш разум. Наш разум соединяет все точки и проецирует на них не просто условную фигуру, а обычную фигуру, которая, кажется, существует прочно как то или иное.Так работают все чувства. Когда слышен голос, все эти маленькие, похожие на волосы структуры внутри уха вибрируют и посылают в мозг электрические импульсы; мозг складывает их в слова, а затем мы их понимаем.

    Проблема в том, что мы верим в то, что вещи существуют прочно, в способе, которым разум соединяет их вместе и заставляет их появляться. Перейдем к уровню эмоций. Возвращаясь к нашему примеру, есть все эти точки света, и мы видим, как точки объединены в обычный объект, который мы принимаем за паука.Совершенно верно. Но затем мы проецируем на внешность условно существующего паука невозможный способ существования, как если бы он был полностью «пауком». Мы кричим: «Ах! Вот паук »и спроецируйте на этот точный вид невозможного:« Это чудовище, и оно меня достанет ». На этом строятся всевозможные паранойя и страх.

    Основа этого сценария — сначала объединить точки вместе в паука, а затем спроецировать на него твердую личность не только паука, но и монстра, который собирается меня схватить.Другими словами, мы не отрицаем, что точный вид точек на другом уровне выглядит как паук. Но паук — это всего лишь ограниченное существо, которое живет своей собственной жизнью. Он там, на стене, пытается найти еду, а потом пойдет домой, чтобы покормить своих детей и так далее. Но мы складываем точки вместе и вместо этого видим в них сплошного «паука». Тогда мы больше не рассматриваем его как просто ограниченное существо с обычной паучьей жизнью. Скорее, как только мы превратили его в прочный монолит «паука», тогда мы держимся за эту структуру, которая прочно и по своей сути существует как монстр.На этом основана наша паранойя и страх.

    То же самое и с чувствами, которые мы испытываем к себе. Мы смешиваем чистое и нечистое ощущение того, как мы сами существуем. Чистый заключается в том, что мы открыты для многих возможностей; у нас много граней личности и таланта; и так далее. Вдобавок к этому базовому общему ощущению того, что есть на самом деле, мы смешиваем чувство твердой монолитной идентичности: «Я дар Бога миру» или «Я неудачник». Затем мы отождествляем себя с этим монолитным чувством и становимся совершенно невротичными.Из этого вытекают все наши беспокоящие эмоции.

    .

    Каковы преимущества творческой игры?

    То, что мы называем «детской игрой», может быть самым важным и самым мощным ресурсом, к которому может обратиться ваш ребенок, — пишет Кэтрин Уайлд.

    Детство — время волшебства и перемен, когда кровати превращаются в лодки с простынями вместо парусов в диком море, сделанном из подушек; кухонное полотенце становится плащом непобедимости, вылетая за спиной ребенка, ставшего супергероем; конь и одеяла превращаются в замок, где принцесса прячется от дракона, который глупые старые родители могут поверить в плюшевого мишку.

    Но то, что может показаться простым развлечением, на самом деле является очень важной работой. Когда дети используют свое воображение в игре, они развивают важные психологические и эмоциональные способности, которые помогают им понять мир, в котором они живут, и свое отношение к нему; они учатся решать проблемы, создавать новые возможности и даже изменять мир.

    Игра с воображением помогает нам распознавать собственные эмоциональные реакции на вещи, что является очень здоровым процессом

    По словам детского психолога Салли Годдард Блайт, директора Института нейрофизиологической психологии и автора книги Гений естественного детства: секреты процветающих детей , важность воображения во всех сферах развития ребенка невозможно переоценить.«Такой вид игры позволяет детям раскрыть свой творческий потенциал и по-настоящему развлечься, без каких-либо границ, и это очень раскрепощает», — говорит она.

    «Проще говоря, воображение — это способность создавать визуальные образы в мысленном взоре, что позволяет нам исследовать всевозможные образы и идеи, не ограничиваясь рамками физического мира. Так дети начинают развивать навыки решения проблем, открывая новые возможности, новые способы видения и бытия, которые развивают важные способности критического мышления, которые помогут ребенку на протяжении всей жизни.”

    Игра с воображением также позволяет нам одновременно исследовать и физический мир, и внутреннее «я», помогая нам распознавать наши собственные эмоциональные реакции на вещи, что является очень здоровым процессом. «В возрасте от трех до четырех лет дети начинают разговаривать, привязывая слова к эмоциональным переживаниям — например, мы можем слышать, как наш ребенок отчитывает своих кукол за непослушание или с любовью укладывает их в кроватку перед сном. В этом виде творческой деятельности дети могут с помощью игры и личной речи разыграть все, что происходит в их жизни, проанализировать, что они чувствовали, когда их отругали, и развить чуткое понимание того, почему их родитель был зол. или каково это — заботиться и о ней заботятся.”

    Представьте: воображение важно во всех сферах развития ребенка

    Кредит:
    Getty

    Исследования показали, что игра с воображением может способствовать развитию важных социальных качеств, таких как сотрудничество, сочувствие и признание чувств других. В исследовании 2013 года на тему «Притворение и физическая игра» психологи Эрик Линдси и Малинда Колвелл отметили, что дети, которые участвуют в творческой игре, проявляют больше эмоциональной вовлеченности, вдумчивости и понимания и менее негативного эмоционального выражения, такого как эгоизм и гнев, и получают более высокие баллы по тесты эмоциональной регуляции и понимания.

    Авторы также отметили, что книги, фильмы и даже видеоигры могут стать топливом для творческой игры детей. Дети могут брать сюжетные линии, с которыми они столкнулись, и расширять их, превращая их в более сложное и расширенное повествование, обрабатывая социальные ситуации и проблемы через фантастическое пространство рассказа.

    Детское воображение может превратить веточку в волшебную палочку или картонную трубку в телескоп

    По словам Годдарда Блайта, разжигание детского воображения очень важно.«Слушая существующие истории или участвуя в них, ребенок может создать свою собственную версию, спроектировать свой собственный« набор », представить, как персонажи смотрят на них. Они могут питаться существующими историями и развивать их, исследовать их, трансформировать и манипулировать ими различными способами, которые подходят для проблем, с которыми они могут бороться в своей собственной жизни ».

    Лучшие новости? Для подпитки их воображения не требуется ничего, кроме самых простых инструментов. «Взрослые думают, что для игры детям нужно больше, чем они есть на самом деле — им действительно нужно время, пространство и поощрение для этого.Предложите своим детям представить, какой может быть картонная коробка — будь то замок, лодка, космический корабль или что-нибудь еще, что они придумали. Затем следуйте их примеру, предлагая расширить фантазию, когда они сталкиваются с проблемами. Самым важным является создание возможностей для детей, чтобы они могли свободно играть, и тогда они смогут развивать это в любом направлении, в котором их воображает ».

    Сила детского воображения может превратить веточку в волшебную палочку, картонную трубку — в телескоп, ванну с пеной — в смертоносное болото — и, поделившись своим творческим опытом с вашим ребенком, вы можете помочь ему трансформироваться и развиваться в творческих мыслителей и решатели проблем, которые однажды могут изменить мир.

    Власть семейного времени и воображения

    Когда в последний раз у вас была возможность насладиться невероятным моментом с семьей? Все мы знаем, что такие времена наступают не так часто, поэтому Mastercard объединяет людей посредством обмена опытом, чтобы подпитывать воображение всех возрастов.

    Mastercard предлагает держателям карт возможность воспользоваться множеством бесценных преимуществ при бронировании отпуска в Disneyland® Paris. От предпочтительных мест на театральных представлениях, бесплатно зарезервированных в мэрии и студиях, когда вы показываете свою карту Mastercard, до прямого доступа к одному аттракциону, когда вы покупаете экскурсию с помощью карты Mastercard, бронирование с помощью карты Mastercard позволит вам и вашей семье познакомиться с Диснейлендом. Париж самым волшебным и неповторимым образом.

    Лучше всего то, что Mastercard объединилась с парижским Диснейлендом, чтобы предложить вам шанс выиграть бесценную поездку для семьи из четырех человек. Примите участие в конкурсе прямо сейчас! Чтобы получить дополнительную информацию и получить больше бесценных впечатлений, посетите сайт priceless.com.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.