Что такое мораль в литературе определение: Значение слова МОРАЛЬ. Что такое МОРАЛЬ?

Содержание

что такое в Литературной энциклопедии

МОРАЛЬ

МОРАЛЬ

(от лат. moralitas, moralis, mores — традиция, народный обычай, позднее — нрав, характер, нравы) — понятие, посредством которого в мыслитель… смотреть

МОРАЛЬ

от лат. moralis – нравственный) – форма обществ. сознания, совокупность принципов, правил, норм, к-рыми люди руководствуются в своем поведении. Эти нормы являются выражением определ. реальных отношений людей друг к другу и к различным формам человеч. общности: к семье, трудовому коллективу, классу, нации, обществу в целом. Важнейшую специфич. черту М. составляет нравств. оценка поступков и побуждений к ним. Основой такой оценки являются сложившиеся в обществе, в среде данного класса представления о добре и зле, о долге, справедливости и несправедливости, о чести и бесчестье, в к-рых находят выражение требования к индивиду со стороны общества или класса, обществ. или классовые интересы. В отличие от права, принципы и нормы М. не зафиксированы в гос. законодательстве; их выполнение основано не на законе, а на совести и обществ. мнении. М. воплощается в нравах и обычаях. Устойчивые, прочно закрепившиеся нормы нравств. поведения, переходящие от поколения к поколению, составляют нравств. традицию. В содержание М. входят также нравств. убеждения, чувства и привычки, образующие в совокупности нравств. сознание личности. М. проявляется в поступках людей. Нравств. поведение характеризуется единством сознания и действия. Согласно историч. материализму, М. является одним из элементов идеологич. надстройки общества. Социальная функция М. состоит в том, чтобы способствовать сохранению и укреплению существующих обществ. отношений или содействовать их уничтожению – путем нравств. одобрения или осуждения определ. поступков и обществ. порядков. Основой формирования норм М. является социальная практика, те отношения, к-рыми люди связаны друг с другом в обществе. Среди них определяющее значение принадлежит производств. отношениям. Люди вырабатывают те или иные моральные нормы прежде всего в соответствии со своим положением в системе материального произ-ва. Именно поэтому в классовом обществе М. носит классовый характер; каждый класс вырабатывает свои моральные принципы. Кроме производств. отношений, на М. воздействуют также исторически сложившиеся нац. традиции, семья и быт. М. взаимодействует с другими составными частями надстройки: гос-вом, правом, религией, иск-вом. Моральные воззрения людей изменялись вслед за изменениями их социальной жизни. В каждую эпоху общество в целом или составляющие его антагонистич. классы вырабатывали такой критерий М., к-рый с объективной необходимостью вытекал из их материальных интересов. Ни один из этих критериев не мог претендовать на общезначимость, поскольку в классовом обществе не существовало и не могло существовать единства материальных интересов всех людей. Однако в М. передовых обществ. сил содержались элементы общечеловеч. М. будущего. Их наследует и развивает рабочий класс, призванный навсегда покончить с эксплуатацией человека человеком и создать общество без классов. «Мораль истинно человеческая, – писал Энгельс, – стоящая выше классовых противоречий и всяких воспоминаний о них, станет возможной лишь на такой ступени развития общества, когда не только будет уничтожена противоположность классов, но изгладится и след ее в практической жизни» («Анти-Дюринг», 1957, с. 89). Прогресс в развитии общества закономерно приводил к прогрессу и в развитии М. «…В морали, как и во всех других отраслях человеческого познания, в общем наблюдается прогресс» (там же). В каждую историч. эпоху прогрессивный характер носили те моральные нормы, к-рые отвечали потребностям обществ. развития, способствовали уничтожению старого, отжившего обществ. строя и замене его новым. Носителями нравств. прогресса в истории всегда были революц. классы. Прогресс в развитии М. состоит в том, что с развитием общества зарождались и получали все большее распространение такие нормы М., к-рые поднимали достоинство личности, ценность общественно-полезного труда, воспитывали в людях потребность служить обществу, солидарность между борцами за справедливое дело. M. – древнейшая форма обществ. сознания. Она зародилась в первобытном обществе под непосредств. воздействием процесса произ-ва, к-рый требовал согласования действий членов общины и подчинения воли индивида общим интересам. Практика взаимоотношений, складывавшаяся под влиянием жестокой борьбы за существование, постепенно закреплялась в обычаях, традициях, к-рые строго выполнялись. Основой морали были первобытное равенство и свойственный родовому обществу первобытный коллективизм. Человек чувствовал свою неразрывную связь с коллективом, вне к-рого он не мог добывать пищу и бороться с многочисленными врагами. «Безопасность индивида зависела от его рода; узы родства являлись мощным элементом взаимной поддержки; нанести кому-либо обиду значило обидеть его род» (Архив Маркса и Энгельса, т. 9, 1941, с. 67). Беззаветная преданность и верность своему роду и племени, самоотверженная защита сородичей, взаимопомощь, сострадание по отношению к ним были непререкаемыми нормами М. того времени, и во имя рода его члены проявляли трудолюбие, выдержку, мужество, храбрость, презрение к смерти. В совместном труде закладывалось чувство долга, на основе первобытного равенства рождалось чувство справедливости. Отсутствие частной собственности на средства произ-ва делало М. единой для всех членов рода, для всего племени. Каждый, даже самый слабый член рода чувствовал за собой его коллективную силу; в этом состоял источник чувства собственного достоинства, свойственного людям того времени. Классики марксизма-ленинизма указывали на высокий уровень М. в родовом обществе, где, по словам Ленина, общая связь, самое общество, дисциплина, распорядок труда держались «…силой привычки, традиций, авторитетом или уважением, которым пользовались старейшины рода или женщины, в то время часто занимавшие не только равноправное положение с мужчинами, но даже нередко и более высокое, и когда особого разряда людей – специалистов, чтобы управлять, не было» (Соч., т. 29, с. 438). Вместе с тем было бы неправильно идеализировать М. первобытнообщинного строя и не видеть ее исторически обусловленной ограниченности. Суровые условия жизни, крайне низкий уровень развития произ-ва, бессилие человека перед еще непознанными силами природы порождали суеверия и крайне жестокие обычаи. В роде получил свое начало древний обычай кровной мести. Лишь постепенно исчезал дикий обычай людоедства, долго еще сохранявшийся во время военных столкновений. Маркс в конспекте книги «Древнее общество» указывал, что в родовом обществе развивались как положительные, так и нек-рые отри-цат. нравств. качества. «На низшей ступени варварства начали развиваться высшие свойства человека. Личное достоинство, красноречие, религиозное чувство, прямота, мужество, храбрость стали теперь общими чертами характера, но вместе с ними появились жестокость, предательство и ф а н а т и з м» (Архив Маркса и Энгельса, т. 9, с. 45). М. первобытнообщинного строя – гл. обр. М. слепого подчинения непререкаемым требованиям обычая. Индивид еще слит с коллективом, он не сознает себя личностью; отсутствует различие «личного» и «общественного». Коллективизм носит огранич. характер. «Все, что было вне племени, – говорит Энгельс, – было вне закона» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 21, с. 99). Дальнейшее развитие общества потребовало расширения общения людей и должно было закономерно повести за собой расширение тех рамок, в к-рых действуют моральные нормы. С возникновением рабовладельч. общества наступил период существования классовой М. Частная собственность подорвала, а затем и разрушила коллективизм родового общества. Энгельс писал, что власть первобытной общности «… была сломлена под такими влияниями, которые прямо представляются нам упадком, грехопадением по сравнению с высоким нравственным уровнем старого родового общества. Самые низменные побуждения – вульгарная жадность, грубая страсть к наслаждениям, грязная скаредность, корыстное стремление к грабежу общего достояния – являются воспреемниками нового, цивилизованного, классового общества; самые гнусные средства – воровство, насилие, коварство, измена – подтачивают старое бесклассовое родовое общество и приводят к его гибели» (там же). Частная собственность освободила рабовладельцев от необходимости трудиться; производит. труд стал считаться недостойным свободного человека. В противоположность обычаям и нравам родового общества, М. рабовладельцев рассматривала социальное неравенство как естественную и справедливую форму человеч. отношений и защищала частную собственность на средства произ-ва. Рабы по существу стояли вне М., они рассматривались как имущество рабовладельца, «говорящее орудие». Тем не менее новая М. являлась отражением более высокого уровня развития общества и, хотя она и не распространялась на рабов, охватывала гораздо более широкую общность людей, чем род или племя, а именно – все свободное население гос-ва. Нравы оставались крайне жестокими, однако пленных уже, как правило, не убивали. Подверглось нравств. осуждению и исчезло людоедство. Индивидуализм и связанный с ним эгоизм, к-рый пришел на смену первобытному коллективизму и со времен рабовладельч. М. лежит в основе нравственности всех эксплуататорских классов, были на первых порах необходимой формой самоутверждения личности (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 3, с. 236). Вместе с тем то лучшее, что было создано в нравств. сознании родового строя, не умерло совсем, а получило в новых условиях новую жизнь. Многие из простых норм нравственности и справедливости, зародившихся в родовом обществе, продолжали жить в среде свободных ремесленников и крестьян эпохи рабовладения. Наряду с М. рабовладельцев и ее разновидностью для угнетенных – рабской М. смирения и покорности – возникала и развивалась в массах рабов М. протеста угнетенных против угнетения. Эта М., будившая возмущение бесчеловечными порядками рабовладельческого строя и развившаяся особенно в эпоху его упадка, отражала противоречия, которые вели к крушению рабовладельческого общества, и ускоряла его крах. В эпоху феодализма характерной чертой духовной жизни было господство религии, церкви, к-рая выступала «…в качестве наиболее общего синтеза и наиболее общей санкции существующего феодального строя» (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 7, с. 361). Догматы церкви оказывали большое влияние на нравственность и сами имели, как правило, силу нравств. нормы. М., проповедовавшаяся христ. церковью, имела целью защиту феод. отношений и примирение угнетенных классов с их положением в обществе. Эта М. с ее проповедью религ. нетерпимости и фанатизма, ханжеского отказа от мирских благ, христ. равенства людей перед богом и смирения перед власть имущими внешне выступала как единая М. всего общества, но в действительности служила лицемерным прикрытием аморальной практики и дикого произвола духовных и светских феодалов. Для М. господствующих эксплуататорских классов характерно все возрастающее расхождение между официальной М. и практич. М. или реальными нравств. отношениями (нравами). Общей чертой практич. М. духовных и светских феодалов было презрение к физич. труду и трудящимся массам, жестокость по отношению к инакомыслящим и всем тем, кто покушался на феод. порядки, ярко проявившаяся в деятельности «святой инквизиции» и в подавлении крест. восстаний. С крестьянином «…всюду обращались как с вещью или вьючным животным, или же еще того хуже» (там же, с. 356). Реальные нравств. отношения были очень далеки и от нек-рых норм христ. М. (любви к ближнему, милосердия и т.п.) и от рыцарского кодекса того времени, предписывавшего феодалу проявлять верность сюзерену и «даме сердца», честность, справедливость, бескорыстие и т.д. Предписания этого кодекса играли, однако, определ. положит. роль в развитии нравств. отношений. М. господствующих классов и сословий феод. общества противостояла прежде всего М. крепостных крестьян, отличавшаяся крайней противоречивостью. С одной стороны, века феод. эксплуатации, политич. бесправия и религ. одурманивания в условиях феод. замкнутости вырабатывали у крестьян смирение и покорность, привычку к подчинению, холопский взгляд на духовного и светского феодала как на отца, определенного богом. Энгельс писал, что «…крестьян, хотя и озлобленных страшным гнетом, все же трудно было поднять на восстание. Их разобщенность чрезвычайно затрудняла достижение какого-либо общего соглашения. Действовала долгая, переходившая от поколения к поколению привычка к подчинению» (там же, с. 357). С др. стороны, жестокая эксплуатация пробуждала в крестьянах чувства стихийного возмущения и протеста, к-рые, хотя и облекались вплоть до 18 в. в религ. форму, давали толчок крест. войнам и восстаниям. Эти последние, в свою очередь, способствовали нравств. развитию крестьянства, пробуждению его классового сознания, выдвижению из крест. среды новых и новых бесстрашных борцов за справедливость. Сама эта справедливость обычно понималась крест. революционерами в духе спартанского равенства. Энгельс указывал, что крест. восстаниям зап.-европ. средневековья, носившим религ. окраску, свойствен плебейский и пролет. аскетизм, к-рый был необходим для того, чтобы низшие слои феод. общества пришли в движение. В недрах феод. общества зарождается и развивается бурж. М. как отражение возникающих и развивающихся бурж. отношений. Эта М., в особенности в ее первоначальных формах, противостоит М. феодалов. Моральные нормы ср.-век. бюргерства и буржуазии эпохи революций 17–18 вв. осуждают паразитич. образ жизни аристократии и в качестве положит. требований выдвигают труд (как средство создания и увеличения богатства), бережливость, скромность, воздержание (как условие накопления собственности), честность (как условие успешной коммерч. деятельности). Эти моральные требования получили религ, освящение в протестантской М. (см. Протестантизм). Нравств. идеал буржуазии воплощался в образе энергичного, деятельного человека, любыми средствами добивающегося успеха, богатства и уважения сограждан. M. поднимающейся буржуазии оправдывала и освящала борьбу против феод. строя. Маркс писал: «…как ни мало героично буржуазное общество, для его появления на свет понадобились героизм, самопожертвование, террор, гражданская война и битвы народов» (там же, т. 8, с. 120). Внутр. противоречивость и эксплуататорская сущность бурж. М. проявилась тогда, когда пришедшая к власти буржуазия оказалась лицом к лицу с поднимавшимся на борьбу пролетариатом. Обещанное бурж. просветителями царство разума и справедливости оказалось на деле царством денежного мешка, усилившим нищету рабочего класса, породившим новые социальные бедствия и пороки (см. Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, 1957, с. 241). Бурж. М. с ее претензией на всеобщность и вечность оказалась узкой, ограниченной и своекорыстной М. буржуа. Осн. принципом бурж. М., определяемым характером бурж. обществ. отношений, является принцип святости и неприкосновенности частной собственности как «вечной» и «незыблемой» основы всей обществ. жизни. Из этого принципа вытекает моральное оправдание эксплуатации человека человеком и всей практики бурж. отношений. Ради богатства, денег, прибыли буржуа готов нарушить любые нравственные идеалы и гуманистич. принципы. Буржуазия, достигнув господства, «…не оставила между людьми никакой другой связи, кроме голого интереса, бессердечного «чистогана». В ледяной воде эгоистического расчета потопила она священный трепет религиозного экстаза, рыцарского энтузиазма, мещанской сентиментальности. Она превратила личное достоинство человека в меновую стоимость…» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 4, с. 426). В бурж. М. получил свое законченное выражение свойственный в той или иной мере M. всех эксплуататорских классов индивидуализм и эгоизм. Частная собственность и конкуренция разъединяют людей и ставят их во враждебные отношения друг к другу. Если в борьбе против феодализма бурж. индивидуализм еще способствовал в известной мере становлению личности, освобождению ее от феод. и религ. пут, то в период господства буржуазии он стал источником лицемерно маскируемого или открытого аморализма. Индивидуализм и эгоизм ведут к подавлению подлинно человеч. чувств и отношений, к пренебрежению обществ. долгом, подавляют и уродуют развитие личности. Неотъемлемой чертой бурж. М. является лицемерие, ханжество, двуличие. Источник этих пороков коренится в самой сущности капиталистич. отношений, делающих каждого буржуа лично заинтересованным в нарушении официально провозглашаемых моральных норм и в том, чтобы эти нормы соблюдались остальными членами общества. По образному замечанию Энгельса, буржуа верит в свои нравств. идеалы только с похмелья или когда он обанкротился. Чем ближе капиталистич. строй к своей гибели, тем антинароднее и лицемернее становится М. буржуазии. Особенно реакц. характер она приняла в совр. эпоху – эпоху крушения капитализма и утверждения коммунизма. Глубокий моральный распад охватил в наибольшей степени верхушку капиталистич. общества – монополистич. буржуазию. Она превратилась в класс излишний и в процессе произ-ва и в обществ. жизни. Для совр. буржуазии характерно отсутствие подлинно нравств. идеалов, неверие в будущее, пессимизм и цинизм. Бурж. общество переживает глубокий идейный и нравств. кризис. Моральная деградация буржуазии особенно пагубно сказывается на молодежи, в среде к-рой растут преступность и аморализм. Историч. обреченность буржуазии воспринимается бурж. сознанием как грядущая гибель всего общества, является источником деградации всех моральных ценностей бурж. общества. Чтобы отсрочить свою гибель, буржуазия прибегает к проповеди антикоммунизма, в к-ром значит. место занимает клевета на героич. М. передовых борцов за мир и прогресс. Уже на ранних этапах развития бурж. общества в рабочем классе зарождается пролет. М. Она возникает и развивается в борьбе, к-рую рабочий класс ведет против буржуазии, против бесправия и гнета, и формируется затем под воздействием научного, диалектико-материалистич. мировоззрения. Марксистско-ленинская теория впервые дала науч. обоснование цели, к к-рой стремились все угнетенные классы – уничтожению эксплуатации – и открыла пути и средства к достижению этой цели. Осн. черты пролет. М, вытекают из особенностей и историч. роли пролетариата. Революц. пролетариат сознательно кладет в основу нравств. оценки классовый интерес. «Для нас, – говорил Ленин, – нравственность подчинена интересам классовой борьбы пролетариата… Мы говорим: нравственность это то, что служит разрушению старого эксплуататорского общества и объединению всех трудящихся вокруг пролетариата, созидающего новое общество коммунистов» (Соч., т. 31, с. 267, 268). Эта борьба, по словам Ленина, налагает на пролетариат великие обязанности и требует от него героизма, самоотверженности и сплоченности не только в национальном, но и в интернацион. масштабе. Вместе с тем борьба за великие цели освобождения нар. масс служит для пролет. борцов источником морального удовлетворения, чувства достоинства, веры в свои силы. Образцом несгибаемого мужества, героизма, непоколебимой веры в нар. массы является самоотверженная борьба пролет. революционеров-коммунистов. Для М. рабочего класса характерен последоват. коллективизм, к-рый вытекает из экономич. условий жизни рабочего класса, из особенностей его борьбы за освобождение от капиталистич. эксплуатации. Солидарность рабочего класса становится могучей моральной силой в их борьбе за уничтожение капитализма. Победа социалистич. революции, социалистич. преобразования в СССР, а затем и в странах нар. демократии открыли широкую дорогу нравств. прогрессу и сопровождались коренными изменениями в нравств. сознании масс. На основе ликвидации эксплуататорских классов был преодолен нравств. раскол в жизни общества, уничтожены экономич. корни, питавшие бурж. М. Господствующей стала коммунистич. М., являющаяся дальнейшим развитием пролет. М. К о м м у н и с т ич. М. развивается на базе новых, социалистич. обществ. отношений и в то же время является закономерным результатом нравств. прогресса общества. Она органически включает в себя подлинные этич. ценности, созданные нар. массами в предшествующие эпохи. «Простые нормы нравственности и справедливости, которые при господстве эксплуататоров уродовались или бесстыдно попирались, коммунизм делает нерушимыми жизненными правилами как в отношениях между отдельными лицами, так и в отношениях между народами. Коммунистическая мораль включает основные общечеловеческие моральные нормы, которые выработаны народными массами на протяжении тысячелетий в борьбе с социальным гнетом и нравственными пороками» (Материалы XXII съезда КПСС, 1961, с. 410). Вместе с тем коммунистич. М. качественно отличается от тех нравств. идей, к-рыми руководствовались в своей борьбе угнетенные классы в обществе, основанном на эксплуатации. Коммунистич. М. – это обобщение нравств. отношений нар. масс, борющихся за коммунистич. переустройство общества под руководством марксистско-ленинской партии. Объективным критерием коммунистич. М. является борьба за укрепление и завершение коммунизма. Коммунистич. М. имеет своей социальной основой обществ. отношения, обеспечивающие единство личных и обществ. интересов людей. Это М. освобожденного труда, перед к-рым открылись необозримые горизонты развития подлинно человеческих качеств и способностей. Этим определяются характерные черты коммунистич. М. и содержание ее осн. принципов. Коммунистической М. свойствен глубокий оптимизм, жизнеутверждающая сила, вера в победу сил прогресса и торжества светлых нравств. идеалов. Коммунистич. М. высоко поднимает достоинство человека, веру в его возможности и разум. Не менее характерной чертой коммунистич. М. является пронизывающий все ее нормы и принципы последоват. гуманизм. В коммунистич. М. получает дальнейшее развитие социалистич. коллективизм, взаимопомощь членов социалистич. общества в труде, в обществ. начинаниях, в учебе и быту. Этот моральный принцип, всесторонне развивающийся в период развернутого строительства коммунизма, опирается на подлинный коллективизм обществ. отношений. Благодаря господству социалистич. собственности на средства произ-ва достоянием нравств. сознания членов общества становится та простая истина, что «… интерес, благо, счастье каждого в отдельности неразрывно связаны с благом остальных людей» (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 2, с. 535). Вопреки клеветнич. утверждениям бурж. идеологов, коммунистич. М. не требует растворения личности в коллективе, подавления личности. Наоборот, принципы коммунистич. М. открывают широкий простор для всестороннего развития и расцвета личности каждого трудящегося человека, потому что только при социализме «…самобытное и свободное развитие индивидов перестает быть фразой…» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 3, с. 441). Одним из условий развития высоких нравств. качеств личности (чувства достоинства, мужества, принципиальности в убеждениях и поступках, честности, правдивости, скромности и т.п.) является деятельность индивида в социалистич. коллективе. В сов. обществе, строящем коммунизм, мн. миллионы трудящихся участвуют в управлении гос. делами, проявляют творч, инициативу в развитии социалистич. произ-ва, в борьбе за новую жизнь. Для нравств. отношений социалистич. общества характерно новое отношение к обществ.-полезному труду, к-рый оценивается обществ. мнением как высоконравств. дело (см. Коммунистический труд). Нравств. качеством сов. людей стала забота об обществ. благе, высокое сознание обществ. долга. Сов. людям свойственны любовь к социалистич. Родине и социалистич. интернационализм. Победа социализма утвердила новые нравств. отношения в быту людей, в их семейной жизни, положила конец угнетенному положению женщины. Семейные отношения в социалистич. обществе освобождаются от материального расчета, основой семьи становятся любовь, взаимное уважение, воспитание детей. Коммунистич. М. социалистич. общества, строящего коммунизм, представляет собой стройную систему принципов и норм, нашедших обобщенное выражение в моральном кодексе строителя коммунизма. Эти принципы и нормы утверждаются в жизни сов. общества в борьбе с пережитками капитализма в сознании людей, с чуждыми сов. обществ. строю моральными нормами старого общества, к-рые держатся силой привычки, традиции и под влиянием бурж. идеологии. Коммунистич. партия рассматривает борьбу с проявлениями бурж. морали как важную задачу коммунистич. воспитания и считает необходимым добиться, чтобы новые нравств. нормы стали внутр. потребностью всех сов. людей. Новые моральные нормы порождаются самой жизнью социалистич. общества и являются отражением новых общественных отношений. Но для того чтобы они стали достоянием всего народа, необходима настойчивая, целеустремленная идеологическая и организаторская работа партии. Свое полное развитие коммунистич. М. получит в коммунистич. обществе, где нравств. отношения будут играть роль гл. регулятора человеч. поведения. Вместе с совершенствованием коммунистич. обществ. отношений будет постоянно совершенствоваться и коммунистич. М., будет все больше раскрываться красота подлинно человеческих нравственных отношений. В. Морозов. Москва. Лит.: Маркс К., Энгельс Ф., Манифест Коммунистической партии, Соч., 2 изд., т. 4; Энгельс ?., Анти-Дюринг, там же, т. 20; его же, Происхождение семьи, частной собственности и государства, там же, т. 21; его же, Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии, там же, т. 21; В. И. Ленин о морали, М.–Л., 1926; В. И Ленин о коммунистической нравственности, 2 изд., М., 1963; Ленин В. И., Задачи союзов молодежи, [М. ], 1954; Программа КПСС (Принята XXII съездом КПСС), М., 1961; Мораль как ее понимают коммунисты, [Документы, письма, высказывания ], 2 изд., М., 1963; Шопенгауэр ?., Свобода

Мораль — Википедия

Мора́ль (лат. moralitas, термин введён Цицероном[1][2] от лат. mores «общепринятые традиции») — принятые в обществе представления о хорошем и плохом, правильном и неправильном, добре и зле, а также совокупность норм поведения, вытекающих из этих представлений[3][4].

Иногда термин употребляется по отношению не ко всему обществу, а к его части, например: христианская мораль, буржуазная мораль и так далее. В тех языках, где, как, например, в русском, помимо слова мораль употребляется слово нравственность (в немецком — Moralität и Sittlichkeit), эти два слова чаще выступают в роли синонимов или каким-то образом концептуализируются для обозначения отдельных сторон (уровней) морали, причём концептуализации такого рода носят по преимуществу авторский характер. Мораль, принятая и преобладающая в том или ином обществе, называется общественная мораль. Мораль изучает отдельная философская дисциплина — этика.

Философия

Мораль и этика

Этика (также известная как философия морали) — ветвь философии, изучающая вопросы морали. Слово «этика» «обычно используется как синоним слову ‘мораль’ и иногда в более узком смысле — для обозначения моральных принципов и традиций определённых групп или отдельных людей».[5] Похожим образом, некоторые этические теории, особенно деонтология, различают ‘этику’ и ‘мораль’: «хотя человеческие мораль и этика сводятся в конечном счёте к одному и тому же, существует традиция, в которой ‘мораль’ используется для систем типа кантовской, основанных на понятии долга, обязательств и принципов поведения, в то время как для слова ‘этика’ приберегается подход, подобный аристотелевским практическим рассуждениям , основанным на понятии добродетели, в принципе избегающим отделения «моральных» соображений от прочих практических соображений[нет в источнике]».[6] Мораль и этика часто используются как синонимы, однако мораль в большей степени обозначает взгляды, основанные на практике или обучении тому, как человеку вести себя в личных отношениях или в обществе, в то время как этика в большей мере относится к системе принципов, или к философии и их теоретическому обоснованию.

Дескриптивная и нормативная мораль

  • В дескриптивном смысле «мораль» обозначает личные или общественные ценности, кодекс поведения или общественные нравы. Она не даёт объективных суждений о хорошем и плохом, но только описывает то, что считается хорошим или плохим. Дескриптивная этика — ветвь философии, которая изучает мораль с этой точки зрения.
  • В нормативном смысле «мораль» претендует на описание того, что действительно хорошо или плохо (если такое существует), что может быть ценным независимо от ценностей или нравов каких-то конкретных людей или культур. Ветвь философии, относящаяся к морали с этих позиций, называется нормативной этикой.

Реализм и анти-реализм

См. также: Моральный универсализм, Моральный абсолютизм, Моральный релятивизм, Моральный нигилизм

Философские теории о природе и происхождении морали (называемые теориями метаэтики) в целом делятся на два класса:

  • Моральный реализм — класс теорий, считающих, что существуют конкретные утверждения, описывающие объективные факты, касающиеся морали. Например, хотя в этих теориях признается, что силы социального конформизма существенно влияют на принимаемые человеком «моральные» решения, в них тем не менее отрицается, что эти культурные нормы и обычаи определяют морально оправданное поведение. Это считается точкой зрения этического натурализма, хотя не все моральные реалисты её разделяют.[7]
  • Моральный анти-реализм, с другой стороны, считает, что утверждения относительно морали либо ложны (теория ошибок), либо не пытаются отражать реальные факты, ограничиваясь субъективными оценками (этический субъективизм) и описанием чувств и пожеланий (некогнитивизм).

Некоторые формы этического субъективизма, формально представляющие собой течения анти-реализма, тем не менее считаются реализмом с точки зрения морального универсализма. Например, универсальный прескриптивизм есть универсалистская форма некогнитивизма, которая считает, что мораль выводится из диктуемых обстоятельствами требований поведения, а теория божественного вмешательства и теория идеального наблюдателя — универсалистские формы этического субъективизма, утверждающие, что мораль выводится из божественных законов и гипотетических законов идеального рационального поведения соответственно.

Антропология

Племенная и территориальная

Селия Грин (Celia Green) различает племенную и территориальную мораль.[8] Последняя определяется как преимущественно негативная и запретительная: она отделяет территорию человека, включая его собственность и тех, кто от него зависит, с установкой, что эта территория не должна нарушаться или отторгаться. В то же время территориальная мораль разрешительна, поскольку позволяет человеку делать все на своей территории, если он не нарушает территорию других. По контрасту, племенная мораль инструктивна, поскольку накладывает коллективные нормы на отдельного человека. Эти нормы в значительной мере произвольны, зависят от культуры и ‘гибки’, в то время как территориальная мораль нацелена на правила, считающиеся универсальными и абсолютными, такие как кантовский ‘Категорический императив’ и ранжированный абсолютизм Нормана Гейслера. Грин связывает развитие территориальной морали с появлением понятия частной собственности и оформлением разницы в общественном статусе.

Внутри группы и вне её

Некоторые исследователи отмечают, что иногда применяются различные правила морали к людям в зависимости от их принадлежности к «своей» или «чужой» группе (человек определяет группу как «свою», если он психологически себя к ней относит в культурном, этническом или каком-то другом смысле). Некоторые биологи, антропологи и эволюционные психологи считают, что эта дискриминация по признаку «свой-чужой» появилась из-за того, что она повышает шансы группы на выживание. Эта точка зрения получила подтверждение в некоторых простых компьютерных моделях эволюции.[9] В этих моделях такая дискриминация имеет иногда следствием неожиданно тесное сотрудничество с представителями своей группы, а также иррациональную враждебность по отношению к представителям чужой группы[10]. Г. Р. Джонсон (Gary R. Johnson) и В. С. Фалгер (V. S. Falger) утверждают, что национализм и патриотизм являются формами этого разграничения на своих и чужих. Джонатан Хайдт заметил[11], что экспериментальное наблюдение над внутригрупповым критерием укрепляет моральные оценки консерваторов, и в гораздо меньшей степени либералов.

В светских обществах выбор жизненного пути, представляющий понимание человека о правильной жизни, часто является предметом обсуждения в терминах морали. Случается, что определённый выбор стиля жизни и принятые правила поведения в определённом узком сообществе кажутся человеку более справедливыми, чем моральные нормы общества в целом.

Сравнение культур

Кристофер Петерсон (Christopher Peterson) и Мартин Селигман (Martin Seligman)[12] применяют антропологический взгляд на культуры в зависимости от территории и времени. Они приходят к выводу, что некоторые ценности превалируют во всех культурах, среди тех, которые они изучали. Главными такими ценностями они называют мудрость/знание; храбрость; человечность; справедливость; сдержанность и широту взглядов. Каждая из них в свою очередь делится на другие части, например человечность включает любовь, доброту и ум.

Фонс Тромпенаарс (Fons Trompenaars), автор книги Пешеход умер?, ставил социальные эксперименты над представителями различных культур с различными моральными дилеммами. Одна из них — должен ли пассажир машины лгать, чтобы выгородить друга-водителя в случае, если тот сбил пешехода. Тромпенаарс обнаружил, что различные культуры дают совершенно различные ответы (от «нет» до «почти разумеется»), а в некоторых культурах ответ зависит от того, умер ли пешеход —>.[источник не указан 2617 дней]

Джон Ньютон (John Newton), автор книги Complete Conduct Principles for the 21st Century[13], сравнивает восточную и западную культуры с точки зрения морали. Цель своей книги он определяет так: «…гармонично смешать лучшее в культурах Востока и Запада, чтобы получить новые и лучшие принципы для человеческого общества в новом веке, популяризировать этические теории Китая в Западном мире. Автор надеется, что это поможет решить проблемы человеческого общества в XXI веке, включая те, что каждая культура по отдельности решить не в состоянии».

Эволюция

См. также: Альтруизм, Эволюция морали, Эволюционная этика

Развитие теорий морали — процесс, тесно связанный с социальной эволюцией различных народов человечества. Некоторые эволюционные биологи, в частности, социобиологи считают, что мораль есть продукт эволюционных сил, действующих как на индивидуальном уровне, так и на групповом, через групповой отбор (хотя в какой мере это действительно важно в этом процессе — остается предметом споров в эволюционной теории). Некоторые социобиологи оспаривают тезис, что линии поведения, предписываемые моралью, сильно изменились, поскольку они обеспечивают возможное выживание и/или выгоду при воспроизводстве (то есть повышают успех в эволюции). В соответствие с этими линиями поведения, люди развивали «про-социальную» составляющую своих эмоций, как например чувства эмпатии и вины. Наоборот, другие биологи доказывают, что люди развивали именно мораль и альтруистические инстинкты.[14]

При таком понимании мораль представляет собой систему самосохраняющихся и идеологически установленных линий поведения, поощряющую человеческое сотрудничество. Биологи считают, что все социальные животные, от муравьёв до слонов, меняют свои линии поведения в сторону сдерживания эгоизма для повышения приспособленности к требованиям эволюции. Человеческая мораль, хотя и более сложная и изощренная по сравнению с другими животными, все же является вполне естественным явлением, выработанным эволюцией для обуздания неумеренного индивидуализма, способного разрушить единство в группе, снизив тем самым шансы на успех.[15] С этой точки зрения моральные кодексы были основаны на эмоциональных инстинктах и интуиции, сформированных селекционным отбором в прошлом, и отражают опыт выживания и репродукции (совокупная приспособленность). Примеры:

• родительская любовь — результат эволюции, поскольку она повышает шансы потомства на выживание;
• распространено мнение, что половое запечатление (Westermarck Effect), когда проживание рядом с близкими в течение первых лет жизни снижает их сексуальную привлекательность, имеет следствием табу на инцест, его приверженцы считают, что эволюционно это оправдывается тем, что снижает вероятность генетических уродств (инбридинг)
Этнографы, этологи и специалисты по антропосоциогенезу доказали, что моральный запрет на браки между родственниками, в том числе на инцест и на секс между друзьями, имеет основой предотвращение внутриобщинных конфликтов в период становления древнейших человеческих обществ.[16]

Эволюционные биологи считают феномен взаимной полезности в природе одним из естественных путей понимания человеческой морали. Это типичный механизм в биологии, позволяющий обеспечить животным надежные поставки необходимых ресурсов, особенно там, где количество и качество пищи колеблется непредсказуемо. Например, в обществах летучих мышей-вампиров те особи, которые в данную ночь не смогли найти пищу, получают помощь от тех, кто удачно поохотился: летучие мыши, получившие избыточное количество крови, срыгивают им часть пищи, чтобы спасти сородичей от голода. Поскольку эти животные живут в тесно-родственных группах в течение многих лет, каждая особь может рассчитывать на ответную услугу в следующую ночь, когда, возможно, придется голодать (Уилкинсон, 1984).

Марк Беков (Marc Bekoff) и Джессика Пирс (Jessica Pierce) (2009) считают, что мораль представляет собой набор поведенческих способностей, присущих всем млекопитающим, живущим в сложных социальных группах (в частности, волкам, койотам, слонам, дельфинам, крысам, шимпанзе). Они определяют мораль как «набор взаимосвязанных линий поведения, поддерживающих и регулирующих сложные отношения внутри социальной группы.» Этот набор включает эмпатию, взаимность, альтруизм, сотрудничество, и на определенном уровне честность.[17] В своей работе они убедительно показывают, что шимпанзе проявляют эмпатию друг к другу в самых различных ситуациях.[18] В то же время эти животные способны на обман и даже на сложное поведение на уровне ‘политики’ внутри сообщества[19] — прототипы современной практики сплетен и саморекламы.

Схожим образом рассматривает биологическое происхождение морали известный современный приматолог и этолог Франс де Вааль. По его мнению, элементы морали присутствуют у высших млекопитающих (шимпанзе, бонобо, слонов, дельфинов и других), а в основе морали лежит способность к эмпатии. Де Вааль обнаруживает у животных помимо сотрудничества и сочувствия даже зачатки чувства справедливости, которое обычно приписывается только человеку[20][21].

Кристофер Бём (Christopher Boehm, 1982)[22] предположил, что возрастающая по мере развития эволюции сложность моральных установок в среде гоминид объясняется возрастающей необходимостью избегать споры и конфликты при передвижении по открытой саванне, а также развитием каменного оружия. По другим теориям, возрастающая сложность была просто связана с возрастающим размером групп и размером человеческого мозга, и, как следствие, с развитием способностей мозга. Ричард Докинз в книге Бог как иллюзия предлагает точку зрения, что мораль является результатом нашей биологической эволюционной истории, и что моральный дух времени позволяет объяснить как мораль эволюционирует из биологических предпосылок, становясь со временем частью культуры.

Согласно списку избирателей Британии, наибольший интерес к морали молодые люди проявляют, обсуждая вопросы семьи.[23]

Неврология

Области мозга, постоянно используемые, когда человек занят вопросами морали, были исследованы качественными методами мета-анализа изменений мозговой активности и результаты этих исследований отражены в мировой литературе по неврологии.[24] Нейронная сеть, задействованная при принятии моральных решений, частично накладывается на сеть, относящуюся к представлениям о чужих намерениях, и на сеть, связанную с представлением об эмоциональном состоянии других людей (то есть с сопереживанием, эмпатией). Это подтверждает точку зрения, что моральные оценки связаны с видением вещей чужими глазами и со способностью воспринять чужие чувства. Эти результаты в свою очередь доказывают, что нейронная сеть, задействованная при принятии моральных решений, является по-видимому, общей областью мозга (то есть не существует таких областей как «моральный модуль» в человеческом мозге) и может быть отделена в когнитивную и аффективную подсистемы.[24]

Области мозга

Явные суждения о морально оправданных или неоправданных решениях происходят при активации вентромедиальной префронтальной коры головного мозга (VMPC), в то время как интуитивные реакции на ситуации связанные с моральными ценностями, активируют височно-теменную область.[25] Действие на VMPC транскраниальнаой магнитной стимуляцией, как было показано, тормозит способность человека следовать цели при принятии моральных суждений.[26] Похожим образом, люди с поврежденной корой VMPC выносят суждения, руководствуясь чисто соображениями выгоды, и неспособны принимать во внимание цели данного действия.[27]

Зеркальные нейроны

Зеркальные нейроны — это нейроны в головном мозге, которые реагируют на действия, совершаемые другим человеком на глазах у наблюдателя. Они возбуждаются в голове наблюдателя при имитации действий наблюдаемого человека, заставляя у наблюдателя сокращаться те же мускулы, что и у человека, непосредственно совершающего действие. Исследование зеркальных нейронов после их открытия в 1996 году,[28] показывает, что они могут играть роль не только в понимании, но также и в сопереживании (эмпатия). Когнитивный невролог Жан Десети (Jean Decety) считает, что способность узнавать и опосредованно принимать опыт другого человека была ключевым шагом в эволюции социального поведения, и в конечном итоге морали.[29] Неспособность чувствовать эмпатию — одна из явных характеристик психопатии, и это также подтверждает мнение Десети.[30][31]

Психология

См также: Стадии Кольберга морального развития, Жан Пиаже

В современной моральной психологии считается, что мораль меняется по мере развития личности. Ряд психологов предложили теории развития морали, согласно которым мораль проходит определенные стадии. Лоренц Кольберг, Жан Пиаже и Элиот Тюриель (Elliot Turiel) разработали когнитивные подходы в теории развития морали; для этих психологов мораль при своем развитии проходит серию конструктивных стадий или областей. Социальные психологи такие как Мартин Хоффман (Martin Hoffman) и Джонатан Хайдт разрабатывают биологический подход в социальном и эмоциональном развитии морали. Теоретики моральной идентичности, такие как Уильям Деймон (William Damon) и Мордехай Нисан (Mordechai Nisan), видят моральный долг возникающим из развития самоидентификация, определяемой моральными целями: эта моральная самоидентификация приводит к осознанию ответственности при преследовании этих целей. Исторический интерес для психологии представляет мнение психоаналитиков таких, как Зигмунд Фрейд, который считал, что моральное развитие представляет собой результат стремления супер-эго выйти из состояния вины-стыда.

Мораль и политика

Если мораль отвечает на вопрос ‘как следует жить’ на индивидуальном уровне, то политику можно считать сферой деятельности, где этот вопрос рассматривается на уровне жизни общества (и в этой области возникают дополнительные проблемы и вызовы).[32] Неудивительно поэтому, что связь между моралью и политикой давно обсуждается. Джонатан Хайдт и Джесс Грэм изучали разницу между либералами и консерваторами в этой связи.[33][34][35] Хайдт обнаружил, что американцы, считающие себя либералами, как правило оценивают заботу и справедливость выше преданности, уважения и чистоты. Те, кто определяет себя как консерваторы, ставят справедливость ниже. Обе группы дают высшую оценку заботе, однако консерваторы ниже всего ставят справедливость, а либералы чистоту. Хайдт предположил, что эти разногласия в США уходят корнями в геоисторические факторы, когда консерватизм сильнее всего был представлен в плотно связанных этнически однородных сообществах, в противоположность портовым городам, где культурное смешение было более сильным, что требовало больше либерализма.

Групповая мораль развивается из общих идей и взглядов и часто кодифицируется для регулировки поведения внутри культурного сообщества. Различные действия определяются ею, как моральные или аморальные. Члены общества, демонстрирующие моральные действия, приобретают репутацию «морально стойких», а склонные к аморальному поведению могут получить ярлык социального дегенерата. Выживание группы может зависеть от следования нормам морали; с другой стороны, смерть сообщества иногда объясняется неспособностью адаптировать моральные нормы к новым вызовы (позитивным примером подобного рода считается действие цистерцианских реформ на обновление монашества, а негативным — роль Императрицы Цыси в подчинении Китая европейским интересам). В националистических движениях имеется тенденция считать, что нация не может выжить или преуспевать без приверженности единой, общей морали, независимо от того, что эта мораль из себя представляет.

Политическая мораль связана также с действием национальных правительств на международной арене и с той поддержкой, которую они чувствуют от своего собственного населения.

Мораль и религия

Точки зрения

Поскольку в течение всей человеческой истории религии не только предлагали представление об идеальной жизни, но и устанавливали правила следования ей, мораль часто смешивают с религиозными правилами.

В широком спектре моральных традиций, религиозная мораль сосуществует с современными формами светской морали, такими как консеквенциализм, свободомыслие, гуманизм, утилитаризм и другими. Имеется много типов религиозной морали. Современные монотеистические религии, такие как ислам, иудаизм, христианство, а также в определённой степени другие, как сикхизм и зороастризм, определяют хорошее и плохое законами и правилами, формулируемыми их священными книгами и толкуемыми религиозными лидерами в рамках веры. Политеистические религиозные традиции имеют тенденцию к меньшему абсолютизму. Например, в буддизме намерения человека и внешние обстоятельства учитываются при оценке моральности поступка.[36] Другие различия между религиозными традициями морали рассматривались Барбарой Миллер (Barbara Stoler Miller), которая отмечала, что в индуизме «на практике хорошее и плохое определяются в соответствии с общественным положением, родством, и возрастом. Для современного человека на Западе, взращенного на идеалах универсализма и эгалитаризма, эта относительность ценностей и обязательств — наиболее трудный для восприятия аспект индуизма».[37]

Религии предлагают различные пути решения моральных дилемм. Например, в индуизме нет абсолютного запрета на убийство, там признается, что «при определенных обстоятельствах этого невозможно избежать и это становится действительно необходимо».[38] В монотеистических традициях определённые действия рассматриваются как однозначно неприемлемые, как например аборт или развод.[a] Религия не всегда положительно ассоциируется с моралью. Философ Давид Юм отмечал, что «величайшие преступления считались совместимыми с богобоязненным благочестием; поэтому считается небезопасным делать какие-либо выводы о морали человека из его рвения или строгости его религиозных обрядов, даже если он сам искренне в них верит»[39].

Религиозная мораль может отличаться от моральных позиций, доминирующих в определенную эпоху в обществе, в частности, по вопросам убийства, массовых зверств и рабства. Например, Саймон Блэкберн (Simon Blackburn) отмечает, что «сторонники индуизма оправдывают его роль в поддержании кастовой системы, а сторонники ислама оправдывают его жесткий уголовный кодекс или его отношение к женщинам и к иноверцам».[40] В отношении христианства он отмечает, что «в Библии можно найти оправдание жестокости к детям, к умственно неполноценным, к животным, к среде, к разведенным, к неверующим, к людям с различными сексуальными привычками и к пожилым женщинам»,[41] и отмечает морально сомнительные места также в Новом Завете.[42][e] Защитники христианства, полемизируя с Блэкберном[43], считают, что еврейские законы в Библии демонстрируют эволюцию морали в сторону защиты слабых, наказания (вплоть до смертной казни) тех, кто негуманно относится к рабам, а отношение к самим рабам в законах постепенно смещается от взгляда на них как на собственность к признанию их людьми.[44] Элизабет Андерсон (Elizabeth Anderson), профессор философии и феминологии Мичиганского университета, считает, что «Библия учит и хорошему, и плохому» и что она «морально непоследовательна».[45] Гуманисты, как Пол Курц (Paul Kurtz), верят, что определёенные моральные ценности перерастают рамки отдельных культур, действуют над ними, и это заметно даже без универсалистской веры в принципы, которые могут казаться сверхъестественными. Среди этих ценностей отмечаются прямота, честность, благожелательность и справедливость, и высказывается мнение, что они могут быть ресурсом для нахождения общего языка между верующими и неверующими.[46]

Эмпирический анализ

Специалистами проводились исследования на предмет обнаружения связи между религией и уровнем правонарушений в различных странах.[b] Обзор 2001 года на эту тему констатирует, что «имеющиеся данные о влиянии религии на правонарушения разнообразны, однако неоднозначны, неокончательны и к настоящему времени не дают убедительного ответа о существовании эмпирических связей между этими явлениями»[47]. Книга Фила Цукермана (Phil Zuckerman) 2008 года, Общество без Бога (Society without God) отмечает, что Дания и Швеция, «по-видимому, наименее религиозные страны в мире, и вероятно, во всей мировой истории, имеют самый низкий уровень преступности в мире и самый низкий уровень коррупции».[48][c]

Десятки исследований проводились на эту тему, начиная с ХХ столетия. Работа Грегори Пола (Gregory S. Paul) 2005 года, вышедшая в Journal of Religion and Society, говорит, что «в целом, более высокий уровень религиозности и церковности коррелирует с более высоким уровнем насильственной смертности, юношеской и ранней взрослой смертности, половых инфекций, подростковой беременности, абортов в зажиточных демократиях», и «Во всех светских демократиях за столетия наблюдается падение уровня убийств до исторического минимума», за исключением США (с высоким уровнем религиозности) и «набожной» Португалии.[49][d] Гэри Йенсен (Gary Jensen) продолжает исследования Пола.[50] Он делает вывод, что между религиозностью и уровнем преступности имеются «сложные отношения… с некоторыми сторонами религиозности, поощряющими убийства, и некоторыми другими, препятствующими им». 26 апреля 2012 года в журнале Social Psychological and Personality Science были опубликованы результаты исследования просоциального поведения, в котором нерелигиозные люди получили более высокий рейтинг в склонности к спонтанным проявлениям щедрости, таким как готовность дать в долг или уступить место в транспорте. Религиозные люди получили также более низкое место в оценке способности к участию, например благотворительности, при раздаче еды бездомным и неверующим.[51][52][53]

Моральные кодексы

Кодифицированная мораль отличается от обычая (другого способа определять желательную линию поведения в обществе) тем, что выводит свои нормы (в прошлом) напрямую из естественных прав или универсальных принципов. В религиозных сообществах считается, что пророк получает эти принципы через откровение, причем иногда эти принципы бывают весьма детализированы. В компактном виде такие принципы составляют моральный кодекс (другое название: этический кодекс) — систему правил, определяющих достойное поведение в соответствии с принятой системой ценностей.

Моральные (этические) кодексы могут быть религиозными, мировоззренческими, профессиональными, корпоративными, спортивными и другими.

Примерами религиозных моральных кодексов считаются

  • Древнеегипетский кодекс Маат.

Примеры профессиональных кодексов — Бусидо, Клятва Гиппократа, Кредо журналиста.

Описывая в сжатом виде основные взгляды представляемых ими моральных систем, моральные кодексы легко поддаются сравнению, результаты которого могут рассматриваться как аргумент в пользу метаэтической позиции морального универсализма, согласно которой возможна этическая система, эффективно регулирующая поведение членов любого сообщества, независимо от культуры, расы, пола, религии, национальности, сексуальной ориентации, или каких-либо других отличительных черт.
В подтверждение этому приводится наблюдение, что существует общее ядро у всех известных моральных кодексов, доказавших свою жизнеспособность: уважение к жизни, здоровью, собственности и личному достоинству человека. Как отмечает представитель этого направления, лингвист и политический публицист Ноам Хомский[55]

« В действительности, один из принципов, вероятно, самый простой, это принцип универсальности, именно, если что-то хорошо для меня, оно хорошо и для тебя, а если что-то для тебя плохо, то оно плохо и для меня. Любой достойный внимания моральный кодекс содержит это в той или иной форме. »

Религиозные моральные кодексы могут напрямую формулироваться богооткровенными законами, как законы Моисея, или определяться комментариями к тексту откровения, как в законах ислама, и имеют тенденцию преобразовываться со временем в кодексы законов, систематизирующие юридическую практику, однако разница между теми и другими сохраняется. Несмотря на эти отличия, системы светских законов или судебного права, в частности, гражданского права, базирующегося на накопленных традициях, судебных решениях и законодательстве политической власти, часто апеллирует к авторитету моральных законов.

Ещё одно связанное понятие — моральный стержень человека, считающийся врожденным. В некоторых религиозных системах и взглядах (например, в гностицизме), он считается базисом эстетического и морального выбора. При таком взгляде моральные кодексы рассматриваются как принудительное явление, часть человеческой политики.

См. также

Примечания

a.^  Исследование по разводам в США, проведенное Barna Group, показывает, что у атеистов и агностиков процент разводов ниже, чем в среднем у групп верующих (хотя у некоторых групп верующих этот показатель ниже, см. Religion and divorce).[56][57] Одновременно исследование показывает, что по сравнению с верующими атеисты и агностики реже вступают в брак.
b.^  Некоторые исследования отмечают положительную связь между религиозностью и моральным поведением[58][59][60]—например обзоры, исследующие связь между верой и альтруизмом.[61]

что такое в Философской энциклопедии

(от лат. moralis – нравственный) – форма обществ. сознания, совокупность принципов, правил, норм, к-рыми люди руководствуются в своем поведении. Эти нормы являются выражением определ. реальных отношений людей друг к другу и к различным формам человеч. общности: к семье, трудовому коллективу, классу, нации, обществу в целом. Важнейшую специфич. черту М. составляет нравств. оценка поступков и побуждений к ним. Основой такой оценки являются сложившиеся в обществе, в среде данного класса представления о добре и зле, о долге, справедливости и несправедливости, о чести и бесчестье, в к-рых находят выражение требования к индивиду со стороны общества или класса, обществ. или классовые интересы. В отличие от права, принципы и нормы М. не зафиксированы в гос. законодательстве; их выполнение основано не на законе, а на совести и обществ. мнении. М. воплощается в нравах и обычаях. Устойчивые, прочно закрепившиеся нормы нравств. поведения, переходящие от поколения к поколению, составляют нравств. традицию. В содержание М. входят также нравств. убеждения, чувства и привычки, образующие в совокупности нравств. сознание личности. М. проявляется в поступках людей. Нравств. поведение характеризуется единством сознания и действия.

Согласно историч. материализму, М. является одним из элементов идеологич. надстройки общества. Социальная функция М. состоит в том, чтобы способствовать сохранению и укреплению существующих обществ. отношений или содействовать их уничтожению – путем нравств. одобрения или осуждения определ. поступков и обществ. порядков. Основой формирования норм М. является социальная практика, те отношения, к-рыми люди связаны друг с другом в обществе. Среди них определяющее значение принадлежит производств. отношениям. Люди вырабатывают те или иные моральные нормы прежде всего в соответствии со своим положением в системе материального произ-ва. Именно поэтому в классовом обществе М. носит классовый характер; каждый класс вырабатывает свои моральные принципы. Кроме производств. отношений, на М. воздействуют также исторически сложившиеся нац. традиции, семья и быт. М. взаимодействует с другими составными частями надстройки: гос-вом, правом, религией, иск-вом.

Моральные воззрения людей изменялись вслед за изменениями их социальной жизни. В каждую эпоху общество в целом или составляющие его антагонистич. классы вырабатывали такой критерий М., к-рый с объективной необходимостью вытекал из их материальных интересов. Ни один из этих критериев не мог претендовать на общезначимость, поскольку в классовом обществе не существовало и не могло существовать единства материальных интересов всех людей. Однако в М. передовых обществ. сил содержались элементы общечеловеч. М. будущего. Их наследует и развивает рабочий класс, призванный навсегда покончить с эксплуатацией человека человеком и создать общество без классов. «Мораль истинно человеческая, – писал Энгельс, – стоящая выше классовых противоречий и всяких воспоминаний о них, станет возможной лишь на такой ступени развития общества, когда не только будет уничтожена противоположность классов, но изгладится и след ее в практической жизни» («Анти-Дюринг», 1957, с. 89).

Прогресс в развитии общества закономерно приводил к прогрессу и в развитии М. «…В морали, как и во всех других отраслях человеческого познания, в общем наблюдается прогресс» (там же). В каждую историч. эпоху прогрессивный характер носили те моральные нормы, к-рые отвечали потребностям обществ. развития, способствовали уничтожению старого, отжившего обществ. строя и замене его новым. Носителями нравств. прогресса в истории всегда были революц. классы. Прогресс в развитии М. состоит в том, что с развитием общества зарождались и получали все большее распространение такие нормы М., к-рые поднимали достоинство личности, ценность общественно-полезного труда, воспитывали в людях потребность служить обществу, солидарность между борцами за справедливое дело.

M. – древнейшая форма обществ. сознания. Она зародилась в первобытном обществе под непосредств. воздействием процесса произ-ва, к-рый требовал согласования действий членов общины и подчинения воли индивида общим интересам. Практика взаимоотношений, складывавшаяся под влиянием жестокой борьбы за существование, постепенно закреплялась в обычаях, традициях, к-рые строго выполнялись. Основой морали были первобытное равенство и свойственный родовому обществу первобытный коллективизм. Человек чувствовал свою неразрывную связь с коллективом, вне к-рого он не мог добывать пищу и бороться с многочисленными врагами. «Безопасность индивида зависела от его рода; узы родства являлись мощным элементом взаимной поддержки; нанести кому-либо обиду значило обидеть его род» (Архив Маркса и Энгельса, т. 9, 1941, с. 67). Беззаветная преданность и верность своему роду и племени, самоотверженная защита сородичей, взаимопомощь, сострадание по отношению к ним были непререкаемыми нормами М. того времени, и во имя рода его члены проявляли трудолюбие, выдержку, мужество, храбрость, презрение к смерти. В совместном труде закладывалось чувство долга, на основе первобытного равенства рождалось чувство справедливости. Отсутствие частной собственности на средства произ-ва делало М. единой для всех членов рода, для всего племени. Каждый, даже самый слабый член рода чувствовал за собой его коллективную силу; в этом состоял источник чувства собственного достоинства, свойственного людям того времени.

Классики марксизма-ленинизма указывали на высокий уровень М. в родовом обществе, где, по словам Ленина, общая связь, самое общество, дисциплина, распорядок труда держались «…силой привычки, традиций, авторитетом или уважением, которым пользовались старейшины рода или женщины, в то время часто занимавшие не только равноправное положение с мужчинами, но даже нередко и более высокое, и когда особого разряда людей – специалистов, чтобы управлять, не было» (Соч., т. 29, с. 438).

Вместе с тем было бы неправильно идеализировать М. первобытнообщинного строя и не видеть ее исторически обусловленной ограниченности. Суровые условия жизни, крайне низкий уровень развития произ-ва, бессилие человека перед еще непознанными силами природы порождали суеверия и крайне жестокие обычаи. В роде получил свое начало древний обычай кровной мести. Лишь постепенно исчезал дикий обычай людоедства, долго еще сохранявшийся во время военных столкновений. Маркс в конспекте книги «Древнее общество» указывал, что в родовом обществе развивались как положительные, так и нек-рые отри-цат. нравств. качества. «На низшей ступени варварства начали развиваться высшие свойства человека.

Личное достоинство, красноречие, религиозное чувство, прямота, мужество, храбрость стали теперь общими чертами характера, но вместе с ними появились жестокость, предательство и ф а н а т и з м» (Архив Маркса и Энгельса, т. 9, с. 45).

М. первобытнообщинного строя – гл. обр. М. слепого подчинения непререкаемым требованиям обычая. Индивид еще слит с коллективом, он не сознает себя личностью; отсутствует различие «личного» и «общественного». Коллективизм носит огранич. характер. «Все, что было вне племени, – говорит Энгельс, – было вне закона» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 21, с. 99). Дальнейшее развитие общества потребовало расширения общения людей и должно было закономерно повести за собой расширение тех рамок, в к-рых действуют моральные нормы.

С возникновением рабовладельч. общества наступил период существования классовой М. Частная собственность подорвала, а затем и разрушила коллективизм родового общества. Энгельс писал, что власть первобытной общности «… была сломлена под такими влияниями, которые прямо представляются нам упадком, грехопадением по сравнению с высоким нравственным уровнем старого родового общества. Самые низменные побуждения – вульгарная жадность, грубая страсть к наслаждениям, грязная скаредность, корыстное стремление к грабежу общего достояния – являются воспреемниками нового, цивилизованного, классового общества; самые гнусные средства – воровство, насилие, коварство, измена – подтачивают старое бесклассовое родовое общество и приводят к его гибели» (там же). Частная собственность освободила рабовладельцев от необходимости трудиться; производит. труд стал считаться недостойным свободного человека. В противоположность обычаям и нравам родового общества, М. рабовладельцев рассматривала социальное неравенство как естественную и справедливую форму человеч. отношений и защищала частную собственность на средства произ-ва. Рабы по существу стояли вне М., они рассматривались как имущество рабовладельца, «говорящее орудие».

Тем не менее новая М. являлась отражением более высокого уровня развития общества и, хотя она и не распространялась на рабов, охватывала гораздо более широкую общность людей, чем род или племя, а именно – все свободное население гос-ва. Нравы оставались крайне жестокими, однако пленных уже, как правило, не убивали. Подверглось нравств. осуждению и исчезло людоедство. Индивидуализм и связанный с ним эгоизм, к-рый пришел на смену первобытному коллективизму и со времен рабовладельч. М. лежит в основе нравственности всех эксплуататорских классов, были на первых порах необходимой формой самоутверждения личности (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 3, с. 236). Вместе с тем то лучшее, что было создано в нравств. сознании родового строя, не умерло совсем, а получило в новых условиях новую жизнь. Многие из простых норм нравственности и справедливости, зародившихся в родовом обществе, продолжали жить в среде свободных ремесленников и крестьян эпохи рабовладения. Наряду с М. рабовладельцев и ее разновидностью для угнетенных – рабской М. смирения и покорности – возникала и развивалась в массах рабов М. протеста угнетенных против угнетения. Эта М., будившая возмущение бесчеловечными порядками рабовладельческого строя и развившаяся особенно в эпоху его упадка, отражала противоречия, которые вели к крушению рабовладельческого общества, и ускоряла его крах.

В эпоху феодализма характерной чертой духовной жизни было господство религии, церкви, к-рая выступала «…в качестве наиболее общего синтеза и наиболее общей санкции существующего феодального строя» (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 7, с. 361). Догматы церкви оказывали большое влияние на нравственность и сами имели, как правило, силу нравств. нормы. М., проповедовавшаяся христ. церковью, имела целью защиту феод. отношений и примирение угнетенных классов с их положением в обществе. Эта М. с ее проповедью религ. нетерпимости и фанатизма, ханжеского отказа от мирских благ, христ. равенства людей перед богом и смирения перед власть имущими внешне выступала как единая М. всего общества, но в действительности служила лицемерным прикрытием аморальной практики и дикого произвола духовных и светских феодалов. Для М. господствующих эксплуататорских классов характерно все возрастающее расхождение между официальной М. и практич. М. или реальными нравств. отношениями (нравами). Общей чертой практич. М. духовных и светских феодалов было презрение к физич. труду и трудящимся массам, жестокость по отношению к инакомыслящим и всем тем, кто покушался на феод. порядки, ярко проявившаяся в деятельности «святой инквизиции» и в подавлении крест. восстаний. С крестьянином «…всюду обращались как с вещью или вьючным животным, или же еще того хуже» (там же, с. 356). Реальные нравств. отношения были очень далеки и от нек-рых норм христ. М. (любви к ближнему, милосердия и т.п.) и от рыцарского кодекса того времени, предписывавшего феодалу проявлять верность сюзерену и «даме сердца», честность, справедливость, бескорыстие и т.д. Предписания этого кодекса играли, однако, определ. положит. роль в развитии нравств. отношений.

М. господствующих классов и сословий феод. общества противостояла прежде всего М. крепостных крестьян, отличавшаяся крайней противоречивостью. С одной стороны, века феод. эксплуатации, политич. бесправия и религ. одурманивания в условиях феод. замкнутости вырабатывали у крестьян смирение и покорность, привычку к подчинению, холопский взгляд на духовного и светского феодала как на отца, определенного богом. Энгельс писал, что «…крестьян, хотя и озлобленных страшным гнетом, все же трудно было поднять на восстание.

Их разобщенность чрезвычайно затрудняла достижение какого-либо общего соглашения. Действовала долгая, переходившая от поколения к поколению привычка к подчинению» (там же, с. 357). С др. стороны, жестокая эксплуатация пробуждала в крестьянах чувства стихийного возмущения и протеста, к-рые, хотя и облекались вплоть до 18 в. в религ. форму, давали толчок крест. войнам и восстаниям. Эти последние, в свою очередь, способствовали нравств. развитию крестьянства, пробуждению его классового сознания, выдвижению из крест. среды новых и новых бесстрашных борцов за справедливость. Сама эта справедливость обычно понималась крест. революционерами в духе спартанского равенства. Энгельс указывал, что крест. восстаниям зап.-европ. средневековья, носившим религ. окраску, свойствен плебейский и пролет. аскетизм, к-рый был необходим для того, чтобы низшие слои феод. общества пришли в движение. В недрах феод. общества зарождается и развивается бурж. М. как отражение возникающих и развивающихся бурж. отношений. Эта М., в особенности в ее первоначальных формах, противостоит М. феодалов. Моральные нормы ср.-век. бюргерства и буржуазии эпохи революций 17–18 вв. осуждают паразитич. образ жизни аристократии и в качестве положит. требований выдвигают труд (как средство создания и увеличения богатства), бережливость, скромность, воздержание (как условие накопления собственности), честность (как условие успешной коммерч. деятельности). Эти моральные требования получили религ, освящение в протестантской М. (см. Протестантизм). Нравств. идеал буржуазии воплощался в образе энергичного, деятельного человека, любыми средствами добивающегося успеха, богатства и уважения сограждан. M. поднимающейся буржуазии оправдывала и освящала борьбу против феод. строя. Маркс писал: «…как ни мало героично буржуазное общество, для его появления на свет понадобились героизм, самопожертвование, террор, гражданская война и битвы народов» (там же, т. 8, с. 120).

Внутр. противоречивость и эксплуататорская сущность бурж. М. проявилась тогда, когда пришедшая к власти буржуазия оказалась лицом к лицу с поднимавшимся на борьбу пролетариатом. Обещанное бурж. просветителями царство разума и справедливости оказалось на деле царством денежного мешка, усилившим нищету рабочего класса, породившим новые социальные бедствия и пороки (см. Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, 1957, с. 241). Бурж. М. с ее претензией на всеобщность и вечность оказалась узкой, ограниченной и своекорыстной М. буржуа.

Осн. принципом бурж. М., определяемым характером бурж. обществ. отношений, является принцип святости и неприкосновенности частной собственности как «вечной» и «незыблемой» основы всей обществ. жизни. Из этого принципа вытекает моральное оправдание эксплуатации человека человеком и всей практики бурж. отношений. Ради богатства, денег, прибыли буржуа готов нарушить любые нравственные идеалы и гуманистич. принципы. Буржуазия, достигнув господства, «…не оставила между людьми никакой другой связи, кроме голого интереса, бессердечного «чистогана». В ледяной воде эгоистического расчета потопила она священный трепет религиозного экстаза, рыцарского энтузиазма, мещанской сентиментальности. Она превратила личное достоинство человека в меновую стоимость…» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 4, с. 426).

В бурж. М. получил свое законченное выражение свойственный в той или иной мере M. всех эксплуататорских классов индивидуализм и эгоизм. Частная собственность и конкуренция разъединяют людей и ставят их во враждебные отношения друг к другу. Если в борьбе против феодализма бурж. индивидуализм еще способствовал в известной мере становлению личности, освобождению ее от феод. и религ. пут, то в период господства буржуазии он стал источником лицемерно маскируемого или открытого аморализма. Индивидуализм и эгоизм ведут к подавлению подлинно человеч. чувств и отношений, к пренебрежению обществ. долгом, подавляют и уродуют развитие личности.

Неотъемлемой чертой бурж. М. является лицемерие, ханжество, двуличие. Источник этих пороков коренится в самой сущности капиталистич. отношений, делающих каждого буржуа лично заинтересованным в нарушении официально провозглашаемых моральных норм и в том, чтобы эти нормы соблюдались остальными членами общества. По образному замечанию Энгельса, буржуа верит в свои нравств. идеалы только с похмелья или когда он обанкротился.

Чем ближе капиталистич. строй к своей гибели, тем антинароднее и лицемернее становится М. буржуазии. Особенно реакц. характер она приняла в совр. эпоху – эпоху крушения капитализма и утверждения коммунизма. Глубокий моральный распад охватил в наибольшей степени верхушку капиталистич. общества – монополистич. буржуазию. Она превратилась в класс излишний и в процессе произ-ва и в обществ. жизни. Для совр. буржуазии характерно отсутствие подлинно нравств. идеалов, неверие в будущее, пессимизм и цинизм. Бурж. общество переживает глубокий идейный и нравств. кризис. Моральная деградация буржуазии особенно пагубно сказывается на молодежи, в среде к-рой растут преступность и аморализм. Историч. обреченность буржуазии воспринимается бурж. сознанием как грядущая гибель всего общества, является источником деградации всех моральных ценностей бурж. общества. Чтобы отсрочить свою гибель, буржуазия прибегает к проповеди антикоммунизма, в к-ром значит. место занимает клевета на героич. М. передовых борцов за мир и прогресс.

Уже на ранних этапах развития бурж. общества в рабочем классе зарождается пролет. М. Она возникает и развивается в борьбе, к-рую рабочий класс ведет против буржуазии, против бесправия и гнета, и формируется затем под воздействием научного, диалектико-материалистич. мировоззрения. Марксистско-ленинская теория впервые дала науч. обоснование цели, к к-рой стремились все угнетенные классы – уничтожению эксплуатации – и открыла пути и средства к достижению этой цели. Осн. черты пролет. М, вытекают из особенностей и историч. роли пролетариата.

Революц. пролетариат сознательно кладет в основу нравств. оценки классовый интерес. «Для нас, – говорил Ленин, – нравственность подчинена интересам классовой борьбы пролетариата… Мы говорим: нравственность это то, что служит разрушению старого эксплуататорского общества и объединению всех трудящихся вокруг пролетариата, созидающего новое общество коммунистов» (Соч., т. 31, с. 267, 268). Эта борьба, по словам Ленина, налагает на пролетариат великие обязанности и требует от него героизма, самоотверженности и сплоченности не только в национальном, но и в интернацион. масштабе. Вместе с тем борьба за великие цели освобождения нар. масс служит для пролет. борцов источником морального удовлетворения, чувства достоинства, веры в свои силы. Образцом несгибаемого мужества, героизма, непоколебимой веры в нар. массы является самоотверженная борьба пролет. революционеров-коммунистов.

Для М. рабочего класса характерен последоват. коллективизм, к-рый вытекает из экономич. условий жизни рабочего класса, из особенностей его борьбы за освобождение от капиталистич. эксплуатации. Солидарность рабочего класса становится могучей моральной силой в их борьбе за уничтожение капитализма. Победа социалистич. революции, социалистич. преобразования в СССР, а затем и в странах нар. демократии открыли широкую дорогу нравств. прогрессу и сопровождались коренными изменениями в нравств. сознании масс. На основе ликвидации эксплуататорских классов был преодолен нравств. раскол в жизни общества, уничтожены экономич. корни, питавшие бурж. М. Господствующей стала коммунистич. М., являющаяся дальнейшим развитием пролет. М.

К о м м у н и с т ич. М. развивается на базе новых, социалистич. обществ. отношений и в то же время является закономерным результатом нравств. прогресса общества. Она органически включает в себя подлинные этич. ценности, созданные нар. массами в предшествующие эпохи. «Простые нормы нравственности и справедливости, которые при господстве эксплуататоров уродовались или бесстыдно попирались, коммунизм делает нерушимыми жизненными правилами как в отношениях между отдельными лицами, так и в отношениях между народами. Коммунистическая мораль включает основные общечеловеческие моральные нормы, которые выработаны народными массами на протяжении тысячелетий в борьбе с социальным гнетом и нравственными пороками» (Материалы XXII съезда КПСС, 1961, с. 410).

Вместе с тем коммунистич. М. качественно отличается от тех нравств. идей, к-рыми руководствовались в своей борьбе угнетенные классы в обществе, основанном на эксплуатации. Коммунистич. М. – это обобщение нравств. отношений нар. масс, борющихся за коммунистич. переустройство общества под руководством марксистско-ленинской партии. Объективным критерием коммунистич. М. является борьба за укрепление и завершение коммунизма. Коммунистич. М. имеет своей социальной основой обществ. отношения, обеспечивающие единство личных и обществ. интересов людей. Это М. освобожденного труда, перед к-рым открылись необозримые горизонты развития подлинно человеческих качеств и способностей.

Этим определяются характерные черты коммунистич. М. и содержание ее

Определение морали как системы ценностей, принципов и устоев

Факторы, регулирующие отношения между людьми

Факторы, регулирующие отношения между людьмиВ регуляции поведения человека, межличностных и социальных отношений играют роль многие факторы, одним из которых является мораль.

Некоторые ценности и нормы могут немного варьироваться в зависимости от эпохи, народа, класса или общества.

Но все же принципы морали остаются неизменными практически во все времена и во всех уголках земного шара: не убивать, не воровать, не лгать, не делать другим того, чего не желаешь себе.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Мой мир

Что такое мораль

Мораль — это система общепринятых норм поведения, направленных на улучшение и регуляцию отношений между людьми. Определение термина принадлежит древнеримскому философу Цицерону.

Главные вопросы, на которые отвечает мораль , связаны с пониманием добра и зла. Что можно и нужно делать, а чего нельзя? За что люди уважают друг друга, а за что — нет? Другими словами — это свод негласных правил о том, как нужно жить, существующих для того, чтобы люди оставались людьми.

Это интересно: какова связь между деятельностью и качествами человека?

Еще одна категория этики, нравственность, по своему содержанию и цели схожа с моралью, однако отличается от нее большей ориентацией на личностный, психологический настрой каждого человека.

Из сказанного выше ясно, что мораль является предметом изучения этики. Зачастую эти два понятия воспринимают как синонимы. Различаются же они тем, что последняя больше относится к теории, а первая — к практике.

Существует этика общепринятая и отдельных эпох и профессий (журналистская, медицинская и т. д.).

Теории метаэтики

Отношения людей

Отношения людейСелия Грин выделяет два типа морали:

  • территориальный и
  • племенной, или народный.

Территориальная мораль парадоксальна тем, что люди в ней разделены на «своих» и «чужих» якобы с целью выживания. При этом необъяснимым является факт гостеприимства к «чужим».

Это интересно: социум это что за понятие, значение в философии.

Функции морали

К основным функциям морали относятся:

  • Воспитательная — формирует правильный взгляд на жизнь, способна влиять на человека вне зависимости от его возраста. Воспитательная функция является одной из главных в процессе становления личности.
  • Регулятивная — диктует основные нормы поведения в обществе.
  • Оценочная — дает понимание всего происходящего с позиции разделения на добро и зло. Отвечает на вопросы: Что нужно и чего нельзя делать? Как необходимо поступать в разных ситуациях? За какие поступки хвалят, а за какие — осуждают?
  • Контролирующая — позволяет делать вывод о нравственности действий и контролировать их со стороны совести и социума.
  • Интегрирующая — объединяет всех общими моральными устоями, ее задачей является сохранность единства и мира в обществе, а также духовности каждого.

Структура морали

Жизненные ценности

Жизненные ценностиВажная ниша в структуре морали — система ценностей, состоящая из совокупности общественных и индивидуальных нравственных взглядов и идеалов.

Ценности делятся на первостепенные, имеющие самый высокий уровень значимости, и второстепенные.

Высшая ценность — жизнь человека, его отношение к ближним и к миру в целом. Относительно этого ориентира и выстраивается весь иерархический ценностный ряд: любовь, мирное сосуществование, альтруизм, честность, ответственность, храбрость, стремление к самосовершенствованию, трудолюбие и др.

Следует заметить, что эта иерархия может меняться в процессе развития личности — например, подростки, не осознавшие в полной мере значимости своих действий, могут пойти на какое-либо преступление и нанести вред жизни других людей только лишь ради одобрения своих сверстников. Или например чувство ответственности — оно также проявляется с разной силой, в зависимости от возраста, семейного положения и занимаемого места в обществе.

Это интересно: значение термина аморально, кто такой — аморальный человек?

Правильную систему ценностей важно формировать еще в детстве, убеждая словом и личным примером.

В обществе пропагандируется идеализированная ценностная система, то есть та, при следовании которой человек будет совершать как можно меньше ошибок в отношениях с другими. Однако каждый имеет право выбирать — следовать этой системе или же быть приверженцем другой, если она, конечно, не переходит границы правовых норм. Данное решение называется моральным выбором.

Моральные устои

Мораль — система общепринятых норм поведения, направленных на улучшение и регуляцию отношений между людьми

Мораль — система общепринятых норм поведения, направленных на улучшение и регуляцию отношений между людьмиПонятие устоев подразумевает определенные взгляды на то, каким должно быть поведение человека в разных сферах его жизни — как подобает вести себя в семье (взаимоуважение, доверие, любовь и т. д. ), на работе (вовремя приходить, честно выполнять порученные задания, быть вежливым с сотрудниками и начальством), с родственниками, друзьями (помогать и выручать в трудных ситуациях, всячески поддерживать), со знакомыми и незнакомыми людьми (быть вежливыми, тактичными и доброжелательными). Здесь приведен идеалистический пример устоев. На самом же деле, далеко не всем людям близки данные взгляды и нормы поведения.

Также в систему моральных устоев включаются понятия о предпринимаемых действиях в различных жизненных ситуациях, например: перевести через дорогу бабушку или уступить место в общественном транспорте и т. д.

Устои развиваются и могут немного изменяться на протяжении всей жизни человека, но заложенные с детства, фундаментальные, в основном остаются неизменными.

Кроме того, их можно разделить на общественные и индивидуальные. Например: не воровать — это общественное правило, а вот вернуть потерянный кошелек — признак устоявшихся личных высокоморальных законов индивида.

Сходство и различие между правом и моралью

Право и мораль тесно связаны друг с другом: они служат для поддержания порядка в межличностных и общесоциальных взаимодействиях. То, что является правовыми нормами, обязательно входит и в систему моральных принципов, например: нельзя наносить телесные повреждения другим, воровать и т. д. Отличия морали от права:

  • За действия, запрещенные правовой системой следует установленное государством административное или криминальное наказание и осуждение общественности, а за нарушение моральных принципов — только осуждение со стороны общественности.
  • Правовые нормы устанавливаются государством, а моральные — обществом.
  • Право имеет конкретные, установленные законы, мораль — передается в устном формате и не имеет порой четких формулировок.

Религиозная мораль

Одной из обязательных задач религии является поддержание моральных ориентиров и воспитание в человеке желания следовать этим им.

Можно сказать, что основной функцией религиозной морали является разъяснение того, что является «добром», а что — «злом», что полезно человеку и обществу, а что — вредоносно.

Ответы на данные вопросы дают разные религии мира с той разницей, что монотеистические религии (христианство, иудаизм, ислам) более четко разграничивают понятия «добро» и «зло» и основаны на 10 заповедях Моисея. Исходя из этих основных моральных принципов складываются все последующие — второстепенные.

Верования, где присутствует многобожие (языческие, или народные) — также могут пропагандировать некоторые правила из присутствующих в монотеизме, но в них часто встречаются противоречия, носящие иногда фатальный характер.

Моральные, или этические кодексы

Поведение человека

Поведение человекаВ разных религиях были сформулированы основополагающие принципы морального поведения. Известны следующие этические кодексы:

  • Десять заповедей Моисея — признаются христианством, иудаизмом и исламом, а также являются базовыми для всей мировой морали.
  • Золотое правило — относиться к другим так, как хочешь чтобы они относились к тебе.
  • Семь законов потомков Ноя — против убийства, прелюбодеяния, богохульства, идолопоклонничества, воровства и др.
  • Яма и нияма в индуизме — запрет насилия, воровства, лжи, распущенности, жадности.
  • Восьмиступенчатый путь буддизма

У морали много аспектов, с ее помощью регулируется и упорядочивается вся психоэмоциональная сфера, начиная от индивидуальной порядочности и заканчивая международными отношениями.

Кроме этики, исследованием этого предмета также занимается социология морали, которая изучает природу формирования различных ценностных систем в отдельных социальных группах и причины возникающих социальных конфликтов, вызванных несовпадением моральных ценностей, а также возможные способы их предотвращения.

Мораль — неотъемлемое условие существования общества. Ее задача заключается в том, чтобы сделать жизнь каждой отдельной личности и социумов в целом как можно лучше, воспитав в людях правильных жизненных приоритетов, ценностей и устоев, превращающих индивида в высоконравственного члена общества.

Мораль 🐲 СПАДИЛО.РУ

Мораль – это особый способ духовного освоения действительности, организующий и регулирующий общественную жизнь человека через выработку духовных ценностей и свободное, добровольное и бескорыстное следование им.

Символически муки морального выбора часто изображают в виде ангела и демона, призывающих человека стать на путь добра или зла.

Отличия норм морали от обычаев и норм права:

  1. Следование моральным нормам – это свободный, осмысленный выбор каждого человека. В отличие от морали, обычаи и нормы права требуют беспрекословного подчинения.
  2. Мораль универсальна, в то время как законы и обычаи различны для разных стран, эпох, народов.
  3. Мораль основана на чувстве долга и справедливости, в то время как обычаи часто соблюдаются по привычке, а предписания закона выполняются из страха перед наказанием.

Наукой до сих пор не решен вопрос о происхождении морали, но существует несколько обоснованных теорий:

  1. Натуралистическая. Сторонники этой теории считают, что мораль – это лишь осознанное дополнение, усложнение животных инстинктов, такой же инструмент в борьбе за выживание. Социальное в данной теории является только логическим продолжением биологического.
  2. Религиозно-идеалистическая. Предполагается, что мораль дана человеку высшими силами, Богом. Например, христиане следуют десяти заповедям, данным Богом Моисею, буддисты — восьмеричному пути, положения которого сформулированы Буддой.
  3. Социологическая теория предполагает, что мораль возникла как феномен, свойственный только обществу, в процессе развития трудовых и межличностных отношений, и целью морали было их регулирование. Параллельно с усложнением общества появилась необходимость распределять прибавочный продукт, происходило разделение труда, вычленение родов внутри племен. Все это сопровождалось созданием правил, регулирующих новые общественные отношения.

Мораль составляют отдельные моральные нормы – то есть единичные предписания, скорее рекомендательного характера, например, «не укради» или «почитай отца и мать». Формулировки моральных норм коротки и просты, легко доступны для понимания любому человеку, однако следовать им на практике может оказаться нелегко, жизнь в соответствии с моральными нормами требует значительных нравственных и иногда физических усилий.

Моральные нормы и ценности получают выражение в моральных принципах. К таким принципам относятся:

Гуманизм, то есть человеколюбие, которое проявляется в доброжелательности, учтивости по отношению к окружающим, готовности прийти на помощь, защитить чужие права.

Коллективизм проявляется в умении человека соотносить собственные потребности и интересы с потребностями и интересами общества.

Принцип трудолюбия реализуется через признание социальной ценности труда, самореализацию через труд.

Следовать принципу патриотизма – значит с уважением относиться к своей родине, гордиться достижениями своего народа.

Как и любой другой социальный институт, мораль выполняет в обществе ряд важных функций:

  1. Оценочная. В первую очередь, именно благодаря морали мы положительно или отрицательно оцениваем то или иное событие. К примеру, с точки зрения морали мы негативно оцениваем Вторую Мировую войну.
  2. Мировоззренческая. Мораль создает систему ценностных ориентиров (норм, идеалов, оценок), которые позволяют соотнести с ними события, происходившие и происходящие в мире.
  3. Познавательная. Мораль помогает человеку ориентироваться в окружающих его многообразных культурных ценностях. Особенно эта функция важна в современном мире, когда каждый самостоятельно должен определить свое отношение ко множеству разных явлений и процессов, например, к фашизму, феминизму, гуманизму.
  4. Регулятивная. Хотя за нарушение норм морали не предусмотрено наказание, они все же оказывают значительное влияние на поступки людей, регулируют многие процессы, происходящие в обществе, и те общественные отношения, которые не регулируются законодательно. Например, нет официального наказания за плохое обращение с животными, и только моральные принципы помогают человеку выбрать способ общения с «братьями меньшими».
  5. Воспитательная. Мораль – это еще и весь опыт человечества, концентрированный в простых формулировках. Именно с позиций норм морали воспитывается большинство людей. Еще в детстве нам всем объясняли и на примерах показывали, что такое «хорошо» и что такое «плохо».

читать мораль — это… Что такое читать мораль?



читать мораль
читать мораль

наставлять на ум, компостировать мозги, промывать мозги, учить, читать нотации, читать наставления, вправлять мозги, делать внушение, нравоучать, поучать, учить уму-разуму, наставлять, читать нравоучения, вразумлять

Словарь русских синонимов.

.

  • читать молитву
  • фтизиолог

Смотреть что такое «читать мораль» в других словарях:

  • Читать мораль — кому. Разг. Поучать, наставлять кого либо. Мама подошла ко мне, взяла за подбородок. Это правда? Я кивнул… Конечно, правда! подтвердил Кукарача. Я же всё видел собственными глазами! Что же это вы! обиделась мама. Видели да молчали? И теперь… …   Фразеологический словарь русского литературного языка

  • Читать мораль — кому. Разг. Поучать, наставлять кого л. Ф 2, 254 …   Большой словарь русских поговорок

  • мораль — читать мораль • действие …   Глагольной сочетаемости непредметных имён

  • читать — лекции читать • действие молитву читать • действие читать доклад • действие читать жизнь • восприятие читать историю • восприятие читать курс • действие читать лекции • действие, вербализация читать молитву • действие читать мораль • действие… …   Глагольной сочетаемости непредметных имён

  • мораль — и, ж. 1) только ед. Система сложившихся правил поведения людей по отношению к обществу и другим людям. Для художественной литературы особенно опасно творить мораль как основной регулятив общественной жизни, т. к. для этого есть специальные виды… …   Популярный словарь русского языка

  • МОРАЛЬ — Двойная мораль. Публ. Неодобр. О принципах поведения, допускающих расхождение между словом и делом, заведомо ложные и невыполнимые обещания. Мокиенко 2003, 60. Носить мораль. Брян. Ругать, бранить кого л. СРНГ 21, 288. Читать мораль кому. Разг.… …   Большой словарь русских поговорок

  • Читать проповедь — кому. Устар. То же, что Читать мораль. Впрочем, не трудись читать мне проповедь. У меня свой собственный взгляд на вещи (Чехов. Тина) …   Фразеологический словарь русского литературного языка

  • МОРАЛЬ — (лат. moralis doctrina; этим. см. моралист). Нравоучение, совокупность правил, признаваемых за истинные и служащих руководством в поступках людей. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. МОРАЛЬ [фр. morale] …   Словарь иностранных слов русского языка

  • МОРАЛЬ — МОРАЛЬ, и, жен. 1. Нравственные нормы поведения, отношений с людьми, а также сама нравственность. Общечеловеческая м. Человек высокой морали. 2. Логический, поучительный вывод из чего н. Отсюда м.: так поступать не годится. М. басни. 3.… …   Толковый словарь Ожегова

  • мораль — и; ж. [франц. morale от лат. moralis нравственный] 1. Совокупность принципов и норм поведения людей по отношению друг к другу и к обществу; нравственность. Общечеловеческая м. Христианская, средневековая м. М. нового времени. Придерживаться какой …   Энциклопедический словарь

определение морали от The Free Dictionary

В «Моралиях» большинство персонажей относятся к этому типу — хотя не за исключением сверхъестественных личностей, таких как Бог и Дьявол, — и герой, как правило, является типовой фигурой, обозначающей все человечество.

Но, как и в случае с Тайной и Моралью, Интерлюдия возникла из Морали, и их не всегда можно различить, некоторые отдельные пьесы отчетливо описываются авторами как «Моральные интерлюдии».В интерлюдиях реализм морали стал еще более явным, так что типичная интерлюдия — не что иное, как грубый фарс, не претендующий на религиозный или этический смысл.

В Interlude-Moralities и Interludes сначала появляется Порок, мошенник, который суммирует в себе все Пороки старых нравов и служит шутом.

Различные драматические формы с десятого века до середины шестнадцатого, на которые мы, таким образом, поспешно взглянули, — народные пьесы, мумии и переодевания, светские театрализованные представления, мистические пьесы, морали и интерлюдии — не имеют ничего, кроме исторического. важность.

НЕМНОГО позже, чем пьесы «Чудо» и «Тайны», появился другой вид пьес, названный «Нравственность». В них, вместо реальных людей, актеры изображали мысли, чувства и дела, хорошие и плохие.

Самая первая наша мораль, кажется, была игрой молитвы Господней.

И все же это лучшая из всех дошедших до нас моралей, и, возможно, она была переведена на английский около 1480 года.

Это правда, что они болтали милые маленькие идеалы и дорогие маленькие морали, но несмотря на их лепет. доминантой их жизни был материализм.

Вы усыпили свою совесть болтовней о сладких идеалах и дорогой морали. Вы толсты от власти и владения, опьянены успехом; и у вас нет больше надежды на нас, чем у трутней, скопившихся вокруг медовых чанов, когда пчелы-рабочие прыгают на них, чтобы положить конец их пухлому существованию.

Причина, по которой коррупцию так трудно контролировать на Филиппинах, заключается в том, что в стране существуют две конкурирующие морали.
,

Моральная критика, драматическая конструкция // Письменная лаборатория Purdue

OWL logo

Эта страница предоставлена ​​вам OWL в Университете Пердью. При печати этой страницы вы должны включить полное юридическое уведомление.

Авторские права © 1995-2018, Лаборатория письма и СОВ при Университете Пердью и Пердью. Все права защищены. Этот материал нельзя публиковать, воспроизводить, транслировать, переписывать или распространять без разрешения. Использование этого сайта означает принятие наших условий добросовестного использования.


Моральная критика и драматическое строительство (~ 360 г. до н.э. по настоящее время)

Резюме:

Этот ресурс поможет вам начать процесс понимания теории литературы и школ критики и того, как они используются в академии.

Платон

В книге X своего Republic Платон, возможно, дал нам первый на Западе залп детальной и пространной литературной критики. Диалог между Сократом и двумя его соратниками показывает, что участники дискуссии приходят к выводу, что искусство должно играть ограниченную и очень строгую роль в совершенной Греческой республике.Рихтер дает хорошее резюме по этому поводу: «… поэты могут оставаться слугами государства, если они учат благочестию и добродетели, но удовольствия от искусства осуждаются как по своей сути развращающие граждан …» (19).

Одна из причин, по которой Платон включил эти идеи в свой сократический диалог, заключается в том, что он считал искусство посредственным воспроизведением природы: «… художники … держат зеркало перед природой: они копируют внешность людей, животных. , и объекты в физическом мире … и разум, который вошел в их создание, не требует ничего, кроме предположений »(Richter 19).Короче говоря, если искусство не учит морали и этике, оно наносит ущерб своей аудитории, а для Платона это наносит ущерб его республике.

Учитывая этот противоречивый подход к искусству, легко понять, почему позиция Платона влияет на литературу и литературную критику даже сегодня (хотя ученых, которые критикуют работу, основываясь на том, учит ли эта история морали, немного — добродетель может влиять на детская литература, впрочем).

Аристотель

В Поэтике Аристотель порывает со своим учителем (Платоном) в рассмотрении искусства.Аристотель считает поэзию (и риторику) продуктивной наукой, тогда как он считал логику и физику теоретическими науками, а этику и политику — практическими науками (Richter 38). Поскольку Аристотель рассматривал поэзию и драму как средство для достижения цели (например, удовольствие аудитории), он установил некоторые основные принципы, которым авторы должны следовать для достижения определенных целей.

Чтобы помочь авторам в достижении своих целей, Аристотель разработал элементы организации и методы для написания эффективных стихов и драматических произведений, известные как принципы драматического построения (Richter 39).Аристотель считал, что такие элементы, как «… язык, ритм и гармония …», а также «… сюжет, характер, мысль, дикция, песня и зрелище …» влияют на катарсис аудитории (жалость и страх ) или удовлетворение работой (Рихтер 39). Итак, здесь мы видим одну из первых попыток объяснить, что делает литературное произведение эффективным или неэффективным.

Как и Платон, взгляды Аристотеля на искусство сильно влияют на западную мысль. Споры между платониками и аристотелистами продолжались »…. у неоплатоников второго века нашей эры, кембриджских платоников последнего семнадцатого века и идеалистов романтического движения »(Рихтер, 17). Даже сегодня дебаты продолжаются, и эти дебаты не более очевидны, чем в некоторых дискуссий между приверженцами школ критики, содержащихся в этом ресурсе.

,

литературы | Определение, объем, типы и факты

Литература , собрание письменных работ. Это название традиционно применялось к творческим произведениям поэзии и прозы, отличающимся намерениями их авторов и воспринимаемым эстетическим совершенством их исполнения. Литературу можно классифицировать по множеству систем, включая язык, национальное происхождение, исторический период, жанр и тематику.

Британская викторина

Литературная библиотека: факт или вымысел?

Премия Мана Букера — это награда, ежегодно присуждаемая выдающимся канадским писателям.

Для исторической обработки различных литератур в географических регионах см. таких статей, как африканская литература; Африканский театр; Океаническая литература; Западная литература; Искусство Центральной Азии; Искусство Южной Азии; и искусство Юго-Восточной Азии. Некоторые литературы рассматриваются отдельно по языку, нации или специальному предмету (например, арабская литература, кельтская литература, латинская литература, французская литература, японская литература и библейская литература).

Определения слова литература имеют тенденцию быть круглыми. В 11-м издании Энциклопедического словаря Merriam-Webster литература рассматривается как «произведения, обладающие превосходным качеством формы или выражения и выражающие идеи, представляющие постоянный или универсальный интерес». Критик XIX века Вальтер Патер называл «вопрос художественной или художественной литературы» «расшифровкой не просто фактов, но фактов в их бесконечно разнообразных формах». Но такие определения предполагают, что читатель уже знает, что такое литература.И действительно, его центральный смысл, по крайней мере, достаточно ясен. Произошедшее от латинского слова littera , «буква алфавита», литература — это, прежде всего, вся письменность человечества; после этого — письменный текст, принадлежащий данному языку или народу; тогда это отдельные части письма.

одиночное заключение; Литература Послушайте, как Клинтон Террелл расскажет, как его открытие Шекспира Julius Caesar во время 18-месячного пребывания в одиночной камере привело его на путь от тюрьмы до Калифорнийского университета в Беркли, где он изучал английскую литературу, борясь с последствиями экстремальных ситуаций. изоляция. Показано с разрешения Регентов Калифорнийского университета. Все права защищены. (Партнер Britannica Publishing) Смотрите все видео для этой статьи

Но уже необходимо квалифицировать эти утверждения. Использование слова или при описании литературы само по себе вводит в заблуждение, так как можно говорить об «устной литературе» или «литературе дописьменных народов». Литературное искусство не сводится к словам на странице; они здесь исключительно благодаря писательскому мастерству.Как искусство, литературу можно описать как набор слов, доставляющих удовольствие. Тем не менее, с помощью слов литература возвышает и трансформирует опыт, выходящий за рамки «простого» удовольствия. Литература также более широко функционирует в обществе как средство как критики, так и утверждения культурных ценностей.

Получите эксклюзивный доступ к контенту нашего 1768 First Edition с подпиской.
Подпишитесь сегодня

Объем литературы

Литература — это форма человеческого самовыражения. Но не все, что выражено словами, даже если оно организовано и записано, считается литературой.Те произведения, которые носят преимущественно информативный характер — технические, научные, публицистические — будут исключены из числа литературных большинством, хотя и не всеми, критиками. Однако некоторые формы письма повсеместно считаются принадлежащими к литературе как искусству. Считается, что отдельные попытки в этих формах успешны, если они обладают чем-то, называемым художественными достоинствами, и терпят неудачу, если нет. Природу художественных достоинств определить труднее, чем распознать. Писателю не нужно даже преследовать его, чтобы достичь этого.Напротив, научная экспозиция может иметь большую литературную ценность, а пешеходное стихотворение — вовсе не иметь.

Самая чистая (или, по крайней мере, самая интенсивная) литературная форма — это лирическая поэма, за которой следуют элегические, эпические, драматические, повествовательные и пояснительные стихи. Большинство теорий литературной критики основываются на анализе поэзии, потому что эстетические проблемы литературы там представлены в их простейшей и чистейшей форме. Поэзия, несостоятельная как литература, называется вовсе не поэзией, а стихами.Многие романы — безусловно, все великие романы мира — являются литературой, но есть тысячи, которые не принимаются во внимание. Большинство великих драматических произведений считаются литературой (хотя китайцы, обладатели одной из величайших драматических традиций мира, считают, что их пьесы, за некоторыми исключениями, не обладают какими-либо литературными достоинствами).

Греки считали историю одним из семи искусств, вдохновленных богиней, музой Клио. Все мировые классические обзоры истории могут служить благородными образцами литературного искусства, но большинство исторических трудов и исследований сегодня написаны не в первую очередь с учетом литературного мастерства, хотя они могут обладать им, так сказать, случайно.

Эссе когда-то было написано специально как литературный материал: его тематика имела сравнительно второстепенное значение. Сегодня большинство эссе написано как экспозиционная, информативная журналистика, хотя в великой традиции все еще есть эссеисты, считающие себя художниками. Теперь, как и в прошлом, некоторые из величайших эссеистов критикуют литературу, драму и искусство.

Некоторые личные документы (автобиографии, дневники, мемуары и письма) входят в число величайших литературных источников мира.Некоторые образцы этой биографической литературы были написаны для потомков, другие не думали, что их прочитает кто-нибудь, кроме писателя. Некоторые из них выполнены в изысканном литературном стиле; другие, написанные на языке, созданном в частном порядке, завоевывают себе статус литературы благодаря своей убедительности, проницательности, глубине и размаху.

Многие философские произведения считаются литературой. Диалоги Платона (4 век до н. Э.) Написаны с большим повествовательным искусством и в прекрасной прозе; «Медитации » «» римского императора 2-го века Марка Аврелия представляют собой собрание явно случайных мыслей, а греческий язык, на котором они написаны, эксцентричен.И все же оба они относятся к категории литературы, в то время как размышления других философов, древних и современных, — нет. Некоторые научные труды остаются литературными еще долго после того, как их научное содержание устарело. Это особенно верно в отношении книг по естествознанию, где особое значение имеет элемент личного наблюдения. Прекрасным примером является книга Гилберта Уайта «Естественная история и древности Селборна » (1789 г.).

Ораторское искусство, искусство убеждения, долгое время считалось великим литературным искусством.Например, ораторское искусство американских индейцев широко известно, тогда как в классической Греции Полимния была священной музой поэзии и ораторского искусства. Великий римский оратор Цицерон оказал решающее влияние на развитие стиля английской прозы. Геттисбергское послание Авраама Линкольна известно каждому американскому школьнику. Однако сегодня ораторское искусство чаще воспринимают как ремесло, чем как искусство. Большинство критиков не признают рекламный копирайтинг, чисто коммерческую беллетристику, сценарии кино и телевидения как принятые формы литературного выражения, хотя другие горячо оспаривают их исключение.Казалось бы, проверка в отдельных случаях будет испытанием на стойкое удовлетворение и, конечно же, на истину. Действительно, категоризировать литературу становится все труднее, потому что в современной цивилизации слова есть везде. Человек подвержен непрерывному потоку общения. По большей части она скрыта от правосудия, но кое-где — в журналистике высокого уровня, на телевидении, в кино, в коммерческой фантастике, в вестернах и детективных рассказах, а также в простой объяснительной прозе — некоторые произведения почти случайно достигают успеха. эстетическое удовлетворение, глубина и актуальность, которые дают ему право стоять рядом с другими образцами литературного искусства.

,

исследований критической инвалидности // Письменная лаборатория Purdue

Исследования критической инвалидности
(с 1990-х годов по настоящее время)

Резюме:

Этот ресурс поможет вам начать процесс понимания теории литературы и школ критики и того, как они используются в академии.

Исследования инвалидности рассматривают инвалидность, в частности, в политическом, эстетическом, этическом и культурном контексте. В литературе многие критики исследуют работы, чтобы понять, как представления об инвалидности и «нормальном» теле меняются на протяжении всей истории, включая способы определения того и другого в рамках исторических или культурных ситуаций.Исследования инвалидности также исследуют изображения и описания инвалидности, предрассудков по отношению к людям с инвалидностью (эйлизм), а также то, как повествование связано с инвалидностью (см. «Повествовательный протез» ниже).

Важно понимать инвалидность как часть личности, во многом также как расу, класс, пол, сексуальность и национальность. Из-за своей заботы о теле и воплощении исследования инвалидности также пересекаются с другими критическими школами, такими как гендерные исследования, квир-исследования, феминизм, критические расовые исследования и многое другое.Фактически, многие расы, классы, этнические группы и другие составляющие идентичности были классифицированы как инвалиды или были связаны с ними в прошлом, подчеркивая то, что феминистки и теоретики инвалидности Розмари Гарланд-Томсон описывает как тенденцию инвалидности быть «синекдохой для всех». формы, которые культура считает ненормативными »(259). Иными словами, инвалидность часто означает вещи, выходящие за рамки «нормального» мира, что делает ее важной областью для критического исследования.

Социальная модель: физическая vs.Социальные

Одним из подходов к исследованиям инвалидности является социальная модель, теория, которая проводит различие между нарушениями и инвалидностью. «Ухудшение» относится к физическим ограничениям, а «инвалидность» — к социальной изоляции. Например, повреждение зрительного нерва, приводящее к ограничению зрения, может быть нарушением. Однако недоступность нашего общества для частично или полностью слепых на самом деле основана на предположениях о том, что такое «нормальное» тело, а не на какой-то универсальной Истине или идеале.Социальная модель подчеркивает, что мы живем в обществе с ограниченными возможностями, и что проблема не в людях с ограниченными возможностями; скорее, общество не смогло учесть разнообразие тел, живущих в мире.

Социолог Том Шекспир пишет, что социальная модель полезна для создания групповой идентичности, распространения знаний об инвалидности и продвижения активизма. Однако в последние десятилетия социальная модель подвергалась критике за слишком легкое различие между физическим недостатком и социальной инвалидностью (Shakespeare 202).То, как мы понимаем тело, основано на социально сконструированных терминах, идеях и нарративах; следовательно, тело всегда так или иначе социально «закодировано». Таким образом, иногда исчезает четкая граница между физическим и социальным. Тем не менее, социальная модель является хорошей отправной точкой для многих, когда думают об инвалидности.

Что значит быть «нормальным»?

Многие литературные критики в исследованиях инвалидности исследуют способы, которыми романы и другие общественные места укрепляют представления о «нормальных» людях.Например, Леннард Дэвис пишет об историческом контексте термина «нормальный», отмечая, что современное употребление этого слова возникло с появлением статистики и евгеники в девятнадцатом веке. В это время идея «среднего человека» стала центральной в национальных дискурсах. Для Дэвиса нормальное тело — это на самом деле теория или идея, основанная на «среднем человеке», концепция, которая в конечном итоге скрывает резкие различия между людьми в обществе.

В контексте литературы, пишет Дэвис, «сами структуры, на которых основан роман, имеют тенденцию быть нормативными, идеологически подчеркивающими универсальность центрального персонажа, нормативность которого побуждает нас идентифицировать себя с ним или с ней» (11).Таким образом, исследование нормальности художественных текстов позволяет использовать подход исследования инвалидности при чтении практически любого произведения.

В том же духе Гарланд-Томсон использует термин «нормальный» для описания тех, кто не отмечен стигмами инвалидности, считая инвалидность дискурсом меньшинства (а не медицинским). Слово «нормат» подчеркивает предположения о теле в политике, риторике, литературе и других областях, включая стирание культурных и телесных различий (например, сравните «нормат» с такими терминами, как «цисгендер» или «циссексуал»).

Повествовательный протез: «Костыль» рассказа

Повествование также неразрывно связано с инвалидностью. Теоретики Шэрон Снайдер и Дэвид Митчелл пишут, что инвалиды действуют как «костыль, на который литературные повествования опираются для их репрезентативной силы, разрушительного потенциала и аналитической проницательности» (49).

В отличие от некоторых маргинализированных групп, люди с ограниченными возможностями часто оказывались на переднем плане репрезентации, согласно Снайдеру и Митчеллу в Narrative Prosthesis .Например, протез ноги капитана может повлечь за собой рассказ о его одержимости китом, а такие персонажи, как Малыш Тим, могут послужить источником жалости и эмоций. В «Царском Эдипе » Софокла изуродованная нога и возможная слепота метафорируют инвалидность как судьбу, а горбатый главный герой из « Ричард III » Уильяма Шекспира имеет сложную историю перформанса, которая размывает условности высокого и низкого искусства. Этот список можно продолжить.

«Нарративный протез» относится к тому, как в повествовании используется инвалидность как средство характеристики или метафоры, но не в состоянии развить инвалидность как комплексную точку зрения.Инвалидность используется для обозначения персонажей как «уникальных», и иногда это в первую очередь побуждает повествование; однако немногие работы раскрывают сложные взгляды на инвалидность (Mitchell and Snyder 10). Если в работе действительно присутствует инвалидность, это часто используется как символ или для сравнительных целей. Например, Бенджи в фильме «Звук и ярость » имеет когнитивную недостаточность, но многие критики утверждают, что его иногда сводят к «моральному арбитру для остальных персонажей» (Берубе 575), стандарту, по которому читатель оценивает мораль может быть основана.Короче говоря, истории часто вращаются вокруг инвалидности, но одновременно стирают ее.

Типы вопросов

  • Как инвалидность представлена ​​в литературе?
  • Как устроены «нормальные» люди или тела? Как укрепляется нормальность?
  • Является ли инвалидность катализатором повествования?
  • Различен ли пол у людей с ограниченными возможностями? Как асексуал? Как феминизировать?
  • Каким образом инвалидность, пол, раса, национальность и класс пересекаются?
  • Изменяет ли повествование то, как мы определяем человеческое тело? Например, как протез или технология связаны с телом и как это меняет наши отношения с окружающей средой?
  • Как такие инвалидности, как слепота, связаны с «Истиной» или глухота с общением в литературном произведении? Какой символизм связан с инвалидностью?

Для дальнейшего чтения

Изучение инвалидности — новая и развивающаяся область по сравнению с другими теориями и школами критики в литературе; тем не менее, есть некоторые работы, которые выделяются в этой области.Следующий список никоим образом не является исчерпывающим; скорее, он предоставляет возможности для исследований в области литературной критики, теории и истории.

  • Контуры Ableism (2009) Фиона Кумари Кэмпбелл
  • Концерт для левой руки (2008) Майкла Дэвидсона
  • Обеспечение нормальности (1995) Леннарда Дж. Дэвиса
  • Рождение клиники (1963) и Безумие и цивилизация (1964) Мишель Фуко
  • Необычные тела (1996) и Смотрят: как мы выглядим (2009) Розмари Гарланд-Томсон
  • Feminist, Queer, Crip (2013) Элисон Кафер
  • Тела модернизма (2017) Марен Това Линетт
  • Повествовательный протез (2000) и Культурные места инвалидности (2005) Шарон Л.Снайдер и Дэвид Т. Митчелл
  • История инвалидности в США (2013) Ким Нильсен
  • Эстетическая нервозность (2007) Ато Куэйсон
  • Оглушающий модернизм (2015) Ребекка Санчес
  • Эстетика инвалидности (2010) и Теория инвалидности (2008) Тобина Зиберса
  • Вопрос доступа (2011) Таня Тичкоски

Процитированные работы

Берубе, Майкл.«Инвалидность и рассказ». ПМЛА , т. 120, нет. 2, март 2005 г., стр. 568-76.

Дэвис, Леннард. «Построение нормальности: кривая колокола, роман и изобретение тела инвалида в девятнадцатом веке». The Disability Studies Reader , 2 nd ed., Под редакцией Леннарда Дэвиса, Routledge, 2006, стр. 3-16.

Гарланд-Томсон, Розмари. «Интеграция инвалидности, трансформация феминистской теории». The Disability Studies Reader , 2 nd ed., под редакцией Леннарда Дэвиса, Routledge, 2006 г., стр. 257-73.

Митчелл, Дэвид и Шэрон Снайдер. Повествовательный протез: инвалидность и дискурсивные зависимости . Университет штата Мичиган, 2000.

Шекспир, Том. «Социальная модель инвалидности». The Disability Studies Reader , 2 nd ed., Под редакцией Леннарда Дэвиса, Routledge, 2006, стр. 197-204.

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.