Функции девиантов в обществе: Отклоняющееся поведение и его типы / Справочник :: Бингоскул

Содержание

Положительные девиации личности как фактор развития общества



В данной статье раскрывается проблема положительных девиаций как фактора развития общества. Обоснуется необходимость изучения влияния положительных девиаций на развитие личности и общества, рассматривается парадоксальный характер девиаций в жизни общества.

Ключевые слова: девиантное поведение, положительные девиации, личность, общество.

В современном высокоразвитом обществе большой интерес для исследователей представляет поведение индивида. В наше время, время социальной нестабильности общества, поведение людей все больше склонно к отклонению от общепринятых социальных норм и стандартов. Из — за того, что поведение части людей уже не отвечает социальным нормам это поведение для общества становится непредсказуемым. Вследствие этого, оно переходит в девиантное.

Любая форма проявления девиантного поведения — либо положительная, либо отрицательная — это протест индивидов против традиций, ценностей, норм и стандартов, уже образовавшиеся в обществе в целом. Но этот протест в зависимости от того, в каком направлении он будет развиваться, будет совершенно разным. Девиантное поведение как явление социальной действительности во всей совокупности проявлений все еще находится на недостаточно изученном уровне.

Вследствие распространения такого явления, как положительные девиации личности, которые выступают как фактор развития общества, появляется необходимость уделять ему более пристальное внимание, чтобы в будущем, провести экспериментальное исследование по данной проблематике.

Большое внимание изучению проблемы проявления девиантности уделяли такие ученые, как: Змановская Е. В., Менделевич В. Д., Хомич А. В., Беличева С. А., Ч. Ломброзо, У. Шелдон, Э. Кречмер, П. Джекобс, О. Кинберг, А. Штумпль, Е. Гейер, Ж. Пинатель, Е. А. Байер, З. Фрейд, Я. И. Гилинский, В. Н. Кудрявцева, А. В. Петровский, М. Г. Ярошевский, К. А. Абульханова-Славская, О. Ланге, Н. В. Васина, Л. Г. Лаптева, В. А. Сластенин, Г. И. Колесникова, Р. В. Овчарова, Ю. А. Клейберг, В. В. Ковалев, Э.Дюркгейм, и многие другие.

Девиантное поведение по мнению В. Д. Менделевича, это — «система поступков или отдельные постулаты, противоречащие принятым в обществе нормам и проявляющиеся в несбалансированности психических процессов, неадаптивности, нарушении процесса самоактуализации и уклонении от нравственного и эстетического контроля над собственным поведением» [4, С.14].

Е. В. Змановская же утверждает, что «девиантное (отклоняющееся) поведение — это устойчивое поведение личности, отклоняющееся от наиболее важных социальных норм, причиняющее реальный ущерб обществу или самой личности, а также сопровождающееся ее социальной дезадаптацией» [2, C.15]. Данные трактовки более точно раскрывают сущность девиантного поведения.

Существуют ряд теорий, которые объясняют возникновения девиаций. Биологические теории исходят из того, что главной причиной формирования девиантного поведения является физиологические особенности человека. Психологические теории считают, что главный детерминант формирования девиантного поведения нужно искать в раннем детстве, что отклонения в поведении зависят от правильного прохождения этапов становления психики человека. Социологические теории твердят, что в возникновении девиантного поведения главенствующую роль занимает место индивида в социуме, его отношение с другими членами общества.

Отклонения от общепринятых социальных норм может быть представлено двумя формами проявления девиантного поведения:

– Негативные, т. е. нарушающие жизнедеятельность общества, дезорганизующие социальную систему, разрушающие ее и влекущие за собой в конечном итоге девиантное поведение;

– Позитивные, т. е. служащие инструментом развития и усовершенствования социальной системы общества, повышение ее подготовленности и выступающие как фактор развития общества.

Рассмотрением проблемы позитивных девиаций личности, например таких как, гениальность, творчество, креативность, талант занимались многочисленные зарубежные (О. Вейнингер, Ф. Ницше) и отечественные философы (Н.Хамитов, В. Флоренский, Н. Бердяев).

Позитивные девиации подразумевают под собой прогрессивное изменение системы общества. Новые идеи, инновации, креативность, новаторство, творчество — это девиации, которые несут позитивный характер и, которые обеспечивают и ведут к развитию современного общества, современного социума. Они занимаются мотивирующей и направляющей функцией по отношению к поведению человека, как представителя микросоциума. Есть определенные факторы, которые влияют на личность. Их воздействие рассматривается с двух сторон: с одной стороны, содействуют полному осуществлению позитивного творческого потенциала личности, с другой же — внешние обстоятельства жизнедеятельности способны нарушить, притормозить и иногда могут заглушить развития позитивного образования.

Позитивные девиации возникают всегда осмысленно и имеют целенаправленный характер. Эти девиации играют огромную роль в самореализации и саморазвитии личности. Поле для реализации позитивно — девиантной личности является безграничным. В свою очередь, позитивно — девиантная личность — это совокупность характеристик, которые несут под собой творческий потенциал в своей сфере деятельности, самовоспитание, умение владеть культурой потребления информации, креативность мышления, высокая выносливость в работе, осознание своего «Я» на более качественном новом уровне и многое другое. Проявление творческого и креативного подхода в решение сложных задач и умение мыслить неординарно является очень важным и актуальным в современном обществе.

На сегодняшней день позитивные девиации — один из факторов развития общества, в них заключены начала искусства, техники, культуры, жизни социума и его взаимоотношений. В действительности без положительных проявлений девиантного (отклоняющегося) поведения структура общества может прийти в упадок, так как гениальность некоторых личностей воспринимается как позитивная девиантность. Яркими примерами такой девиантности являются Сальвадор Дали, Сергей Есенин, Жан Поль, Альберт Эйнштейн. Стоит отметить, что гениальные люди как представители позитивной девиантности, не приспособлены к бытовому образу жизни. Они либо не имеют семьи, либо крайне капризны, либо позволяют себе нелепые выходки, либо не практичны в обыденных делах. Например, Альберт Эйнштейн — гениальный физик — теоретик, один из основателей современной физики, создатель частной и общей теории относительности и многое другое. В жизни же неприспособлен в быту и крайне отстранен от реальной действительности.

«Позитивные девиации также являются неотъемлемой частью человеческой духовности и условием личной свободы людей, выступая тем самым в качестве социального механизма, противостоящего регрессивным линиям в развитии общества. Понимание значимости позитивных девиаций для общественного прогресса подчеркивает необходимость всестороннего изучения особенностей и специфики столь интересного явления» [5, С.5].

Многие ученые утверждают, что проявления девиантного поведения ведут к противоречию в развитии социальных структур общества, но и в тоже время подкрепляют прогрессивные течения общества. Бесспорно, такие характеристики личности, как искренность, огромное трудолюбие, правдивость в общении с людьми, принадлежат положительным девиациям, а поведение, которое выходит за границу разума и даже закона, являются проявлением отрицательных девиаций.

Социальные отклонения в обществе имеют парадоксальный характер. С одной стороны, вносят опасность в стабильность общества, с другой стороны — сохраняют эту стабильность. Каждый член общества должен знать, какое поведение он может ожидать от взаимодействия с окружающими его людьми, какое поведение окружающие люди ждут от него самого, какими социальными нормами должны руководствоваться его дети. Девиантное поведение разрушает эту систему. Когда в обществе наблюдаются постоянные социальные отклонения, то происходит дезорганизация культуры общества и нарушение социального порядка. Вследствие этого, нравственные нормы не контролируют поведения всех членов общества, важнейшие ценности не воспринимаются обществом, люди теряют чувство безопасности, появляется неуверенность в своих действиях и силах. Поэтому общество будет работать продуктивно только тогда, когда большая часть населения будет признавать сложившиеся нормы и поступать согласно ожиданиям других индивидов.

С другой стороны, девиантное поведение — одно из средств адаптации культуры к социальным изменениям общества. Никакое современное общество длительное время не будет статичным. Сообщества должны менять образец своего поведения из — за перемен в окружающей среде. Резкое повышение рождаемости, инновации, открытия в науки, изменения в физическом плане — все это приводит к необходимости признания новых социальных норм и привыкание к ним всех членов общества. Новые социальные нормы возникают и функционируют вследствие обыденного поведения людей и постоянного столкновения внешних обстоятельств. Отклонения от прежних, привычных норм поведения незначительного числа индивидов приводит к созданию новой, нормативной формы поведения. С течением времени отклоняющиеся поведение, которое содержит в себе уже новые, нормативные нормы, попадает в сознание индивидов. И тогда, когда членами общества усвоено поведение, которое включает в себя уже новые социальные нормы, оно перестает быть девиантным (отклоняющимся).

«Границы между позитивным и негативным девиантным поведением подвижны во времени и пространстве социумов. Кроме того, одновременно существуют различные «нормативные субкультуры» (от научных сообществ и художественной «богемы» до сообществ наркоманов и преступников)» [1]. Очень важно не утратить с течением времени ту границу, которая отделяет действительно положительные девиации от девиаций как форму поведения индивида, стоящую за чертой нормального функционирования общества.

Следует подчеркнуть, что положительные девиации личности, требуют большого научного понимания, так как личность склонна поступать «как все», сопоставлять себя с общепринятыми стандартами, поскольку она заинтересована в социально — желательной оценки своего поведения.

Позитивные девиации личности стоит воспринимать как социально — духовное явление. Особое внимание представляет исследования проявления позитивных девиаций в сферах науки и искусства. Основные сферы общества нуждаются в тех людях, которые способны к творческому решению задач, а от отрицательного проявления девиаций нужно постепенно избавляться.

Таким образом, проблема девиантного поведения в настоящее время очень важна и актуальна. Особое внимание уделяется положительным проявлениям девиантности. Положительные девиации способны быть примером группового согласия, выступать ускорителем социальных изменений общества, т. е. любые нарушения социальных норм и правил поведения девиантами, являются сигналом обществу о том, что социальные структуры общества функционируют ненормально, т. е. неправильно. В результате складывается необходимость внесения поправок, т. е. изменений в социальные структуры общества. Отклоняющееся от общепринятых социальных норм и правил поведения незначительного числа населения способны внедриться в сознание всей общественной жизни, что говорит о начале создания новых социальных норм, установок и образцов поведения, тем самым преодолевая устаревшие традиции.

В будущем на основе того, что теоретическая часть такой проблемы — позитивные девиации личности как фактор развития общества, изучена довольно глубоко, нужно провести экспериментальное исследование. Это поможет доказать, что в нашем современном обществе действительно имеют место быть положительные девиации, поскольку именно они выступают как фактор развития общества, помогают совершенствовать социальные структуры общества в прогрессивную сторону. Позитивные девиации — это начало чего — то нового, уникального и необыкновенного. Это умение человека приносит в общество новые, необыкновенные идеи, выбирать нестандартные решения, отходить от традиционных образцов поведения.

Положительные девиации личности играют большую роль в развитии социальных структур общества. Они выступают как фактор развития общества, поскольку именно они приносят в социум новые, оригинальные идеи, которые необходимы для успешного функционирования социальных структур общества.

Литература:

  1. Гилинский Я. И. Социальное насилие. Монография. СПб: Алеф-Пресс, 2013. 184 с.
  2. Змановская Е. В. Девиантология: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. — М.: Издательский центр «Академия», 2003. — 288 с.
  3. Клейберг Ю. А. Психология девиантного поведения. — М.: ТЦ Сфера при участии «Юрайт-М», 2001.- с.
  4. Менделевич В. Д. Психология девиантного поведения. Учебное пособие. — СПб.: Речь, 2005. — 445 с.
  5. Сминщикова Э. В. Позитивные девиации как фактор прогрессивного развития личности в современном социуме: Дисс. канд. юрид. наук. Краснодар, 2012.

Основные термины (генерируются автоматически): девиантное поведение, развитие общества, девиация, социальная структура общества, норма, член общества, общество, поведение, позитивная девиация личности, современное общество.

Выходя за рамки / Идеи и люди / Независимая газета

Без нарушения правил социального поведения общество развиваться не может




Он не как все. А это наказуемо.
Сассетта. Сожжение еретика. 1430–1432. Национальная галерея Виктории, Мельбурн, Австралия


Я не сумасшедший. Только ум мой не такой, как у вас.


Диоген


Творчество и преступления


Девиация – отклонение от норм поведения. Еще Эмиль Дюркгейм отметил «двойственность» девиаций: есть преступление и было «преступление» Сократа, проложившего дорогу к морали будущего. Более основательно обратил внимание на «симметричность» девиаций Питирим Сорокин. В своей первой монографии петербургского периода «Преступление и кара, подвиг и награда» (1914) он отметил «курьез» научной мысли: «В то время как один разряд фактов социальной жизни (преступления-наказания) обратил на себя исключительное внимание научной мысли, другой разряд фактов, не менее важных и играющих не меньшую социальную роль, почти совершенно игнорируется тою же научною мыслью. Мы говорим о «подвигах и наградах». Преступления и наказания служат и служили до сих пор единственным объектом исследования представителей общественных наук и теоретиков уголовного права. Подвиги же и награды как совершенно равноправная категория, как громадный разряд социальных явлений огромному большинству юристов и социологов даже неизвестны». Но еще больший «курьез» состоит в том, что «курьез», отмеченный Питиримом Сорокиным в 1914 году, сохраняется до сих пор и в мировой, и  особенно в российской науке.


Первоначальное неприятие великих творений с последующим (чаще всего слишком поздним для их создателей) признанием, восхищением и почитанием – общее место истории науки, техники, искусства. Новое всегда выступает отклонением от нормы, стандарта, шаблона поведения или мышления и потому воспринимается как аномалия. Вообще «каждый новый шаг вперед необходимо является оскорблением какой-нибудь святыни, бунтом против старого, но освященного привычкой порядка». И чем значительнее новое отличается от привычного, обыденного, усвоенного, тем аномальнее оно выглядит.


Неудивительны поэтому бесчисленные высказывания о связи гениальности и безумия, о патологии творчества, об изначальной (генетической) отягощенности творческой личности и т.п., достигшие наибольшего признания среди последователей фрейдизма. У гениев ищут и находят следы «вырождения», как Чезаре Ломброзо находил их у преступников…


Людей всегда интересовали загадки научного и художественного творчества. Но лишь в научном активе XX столетия нашлось место для формирования эврологии – комплексной, междисциплинарной науки о творчестве. Наряду с философскими, психологическими, психофизиологическими вопросами творческой деятельности значительный интерес представляет ее социологическая сторона.


Естественно, что предметом социологии служит творчество как социальный феномен, а не индивидуальный творческий акт (предмет психологии и истории). Однако именно социологии творчества повезло у нас менее всего. Может быть, это связано с тем, что ни в годы сталинизма, ни во времена застоя общество, следуя за вождями, не предъявляло спрос на социальное творчество. А недолгий период хрущевской «оттепели», всколыхнувший научную мысль, литературное, художественное творчество, был слишком краток для формирования социологии творчества как относительно самостоятельного направления. Горбачевская перестройка открыла невиданные перспективы для развития любой отрасли знания, но продолжалась, увы, недолго. В современной же России («стабильных нулевых») приветствуется единомыслие, угодное власти и доходящее до не виданного даже в советское время ханжества и мракобесия…


Философское осмысление творчества есть в работах Владимира Библера и Генриха Батищева. Но пока не сформировалась социология творчества как более общая теория.


Эвристически перспективны, думается, исследования социального творчества как формы (вида, проявления) девиантности. Однако такое утверждение нуждается в дополнительном обосновании.


Существование любой системы (в том числе общества) есть динамическое состояние, процессирующее тождество сохранения/изменения. Наиболее общим средством обеспечения динамического равновесия системы, сохранения через изменения выступают девиации.


При этом отклонения, по законам диалектики в соответствии с принципами симметрии и дополнительности, не могут не быть полярными – позитивными и негативными, ибо «отрицательное и положительное абсолютно соединены в субстанциональной необходимости» (Гегель). Механизмом общественного развития выступает прежде всего социальное творчество (позитивная сторона девиантного поведения), то есть такая деятельность, которая не ограничивается воспроизводством известного (вещей, идей, отношений), а порождает нечто новое, оригинальное, качественно новые материальные и духовные ценности. На противоположном полюсе девиантного поведения находится его «дурная» сторона – негативные девиации (преступность, пьянство, наркотизм, коррупция и т.п.) как неизбежное alter ego социального творчества.


И различные виды творчества, и различные виды нежелательных для общества проявлений суть формы социальной активности. При всей их общественной разнозначности имеется нечто общее, позволяющее уловить их единство: нестандартность, нешаблонность поступков, выход за рамки привычного. В отличие от творчества, отклонение от социальных норм может носить и негативный характер, проявляясь как преступление, пьянство, наркотизм, проституция (вообще продажность). То есть уклонение от норм может быть, с позиций социального целого, объективно полезным, прогрессивным, а может быть общественно опасным, задерживающим его развитие.


Сложная, диалектическая, поражающая обыденное сознание связь не только нормы и аномалии, но и полюсов отклоняющегося поведения издавна привлекала художников. Это и пушкинское «гений и злодейство – две вещи несовместные», и искания Достоевского, доходившие «до последнего предела» и переходившие «за черту», «бесовщина» и метания от «высших типов человека» к человеку гнусному «до последней степени», и мысль Пауля Хиндемита о том, что преступление и творчество – две стороны единого процесса, и, наконец, преследовавшая Томаса Манна мысль: творчество как преступление. В интереснейшей незавершенной статье «Проблемы творчества в произведениях Томаса Манна» Борис Грязнов писал: «Любое творчество – всегда преступление, конечно, не в юридическом смысле этого слова… Творчество (преступление) как созидание. Художник может стать сильнее отпущенного ему природой (Богом), но для этого он должен совершить преступление против природы (Бога), то есть творчество оказывается делом дьявольским… Итак, творчество есть боль, страдание…»


Даже в науке как социальном институте, функцией которого является создание нового, творчество может выступать как деятельность, отклоняющаяся не только от нормы нетворческого существования, но и от норм самого научного сообщества. Разумеется, то же самое относится и к художественному творчеству. Достаточно вспомнить восприятие новых художественных стилей, течений, направлений (импрессионизм, экспрессионизм, кубизм, сюрреализм, абстракционизм и проч.) не только читателями, зрителями, слушателями, но и собратьями по искусству.


Все это выдвигает много социологических и социально-психологических проблем, заслуживающих специальных исследований. Как соотносятся нравственные нормы общества и таких «нормативных субкультур», как научное сообщество или сообщество деятелей искусства? Как соотносятся нормы жизнедеятельности, образ жизни творческих сообществ и отдельных индивидов, входящих в них? Как влияет на творческую активность размер группы, степень ее сплоченности и не оборачивается ли здесь, как это часто бывает, добро – злом, когда, например (по Георгу Зиммелю), групповая деятельность ведет к снижению уровня интеллектуальных достижений?


Совершенствование адаптационных возможностей рода Homo sapiens и способа его существования идет в ходе своеобразного отбора. Поскольку носителем социального наследования выступает культура как способ существования общественного человека, постольку для социальных систем объектом отбора являются способы деятельности общественного человека. При этом отбор, как известно, выполняет две функции: движущую (обеспечение развития) и стабилизирующую (обеспечение сохранения). Движущая форма отбора обеспечивается деятельностью, нарушающей существующие нормы (для общества – социальными девиациями, девиантным поведением).


Социальное творчество и есть тот «ряд положительных отклонений», который обеспечивает развитие общественной системы. Реально социальное творчество осуществляется через деятельность людей, через индивидуальные творческие акты, к рассмотрению механизма которых мы и перейдем.


Позитивное девиантное поведение


Еретики – горючее прогресса,


Господь, благослови еретиков!


Нателла Болтянская


Побудительной силой человеческой деятельности выступают потребности, определяющие ее содержание и интенсивность. «Первичны» витальные, биологические потребности. В конечном счете на их удовлетворение направлены усилия людей. Однако человек может удовлетворять свои потребности лишь в обществе и посредством общества, в социально определенных формах, опосредующих, очеловечивающих и социализирующих самые что ни на есть естественные, чисто биологические потребности.


Здесь лишь заметим, что творчество выступает попыткой, способом разрешить противоречия между универсальностью, тотальностью человеческой жизнедеятельности и ее социальной формой, существующими нормами, стандартами, эталонами; между социально сформированными потребностями людей и социально обусловленными возможностями их удовлетворения. Девиантность есть прорыв социальной формы тотальной жизнедеятельностью. Так, «Фауст, находя человеческие границы слишком тесными, со всей необузданной силой пытался поднять их над действительностью» (Гегель).


На уровне индивидуального поведения источником социальной активности служат социальная неустроенность, конфликтность бытия, противоречия между потребностями индивида и возможностями их удовлетворения. Очевидно, социальной неустроенностью объясняется повышенная активность (как позитивная, так и негативная) маргинальных групп, аутсайдеров, «исключенных».


Объективный социологический феномен социальной неустроенности нередко интерпретируется как повышенная трагедийность существования творцов: «Страдание составляет привилегию высших натур… Великий человек имеет великие потребности и стремится удовлетворить их. Великие деяния проистекают только из глубокого страдания души» (Гегель). Творчество, рассматриваемое с позиции социальной обусловленности поведения, должно наряду с другими феноменами социальной активности изучаться как следствие вполне определенных условий существования, как одно из возможных проявлений поисковой активности, как метод разрешения противоречий общественной жизни и конфликтных ситуаций, как способ самоутверждения.


Так, для Альберта Эйнштейна, согласно его «Автобиографическим заметкам», теория относительности была «актом отчаянья»! Впрочем, творческая деятельность, являясь реакцией на жизненные неурядицы, конфликтность и трагичность бытия, очевидно, порождает (по принципу обратной связи) повышенную чувствительность, открытость, ранимость ее субъектов, что основательно исследовано психологией и психофизиологией творчества.


И в связи с этим еще один сюжет. Размышления о смысле жизни, его поиски – значимый фактор в детерминации человеческого поведения. (Гораздо более значимый, чем это обычно предполагается.) Жизнь каждого из нас – либо постоянный поиск смысла существования, или же примирение с его отсутствием («а жить-то надо!»), или уверенность в обретенном смысле (будь то служение Богу, или науке, или революции). Вообще же человек чаще всего не думает об этом смысле («все это философия, метафизика!»). Но, не думая о смысле жизни, отгоняя от себя саму мысль о нем («свихнуться можно!»), человек действует в условиях выбора так, как будто он учитывает в своих действиях этот самый тщательно отгоняемый Смысл. Иметь или быть, созидать или разрушать, любить или ненавидеть в значительной степени зависит от мировоззрения человека, его смысла жизни.


Осознание смертности – важнейший импульс человеческой активности, творчества. Страх смерти – источник философии, науки, искусства, религии. Томас Манн так объяснял творчество Льва Толстого: «Что же было всему основой? Плотский страх смерти».


Достойная «подготовка» к смерти – полнота жизни, самоосуществление в созидании, творчестве. Как заметил великий знаток трагизма и абсурдности бытия Франц Кафка, «тот, кто познал всю полноту жизни, тот не знает страха смерти. Страх перед смертью лишь результат неосуществившейся жизни». И не о том же ли хорошо известное утверждение Николая Островского, писателя, полярного Кафке: «Самое дорогое у человека – это жизнь. Она дается ему один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы».


Социология творчества как социология позитивных девиаций


Может возникнуть вполне закономерный вопрос: не есть ли изложенное выше лишь дань авторской концепции? Слишком уж непривычно для многих из нас видеть нечто общее в социальном (научном, техническом, художественном) творчестве и социальной патологии (преступности, наркотизме, пьянстве, коррупции и т.п.), рассматривать то и другое как следствие неких общих социальных причин. Социальная норма, определяя исторически сложившуюся в конкретном обществе меру допустимого поведения, может или соответствовать законам общественного развития, или отражать их недостаточно адекватно, а то и находиться с ними в противоречии, будучи продуктом искаженного отражения объективных закономерностей. И тогда социальная норма оказывается сама анормальной. Именно поэтому девиантное поведение может быть позитивным, ломающим устаревшие нормы и объективно способствующим прогрессу (социальное творчество), и негативным, объективно препятствующим развитию или существованию.


Именно поэтому нестандартность, нешаблонность, необычность мыслей и действий – необходимое условие развития общества. Поэтому же преследование инакомыслия и инакодействия – верный гарант стагнации, застоя. Свидетельство тому – отечественная история 30–80-х годов прошлого столетия, да и нынешних, нулевых…


Творчество как создание чего-то нового принципиально не планируемо. Можно предвидеть «точки роста», предсказывать направления будущих открытий, но нельзя предугадать (а следовательно, и планировать), кто, когда, где и как что-то создаст или откроет неизвестное. Весь опыт нашей истории свидетельствует о вреде жесткого планирования, заорганизованности, занормированности деятельности, приводящей к социальному склерозу и параличу. Хорошо, когда общество, государство поддерживают творческую деятельность, финансируя ее, обеспечивая технически. Но хотя бы они не мешали бесконечностью бюрократических требований, отупляющих, оглупляющих вынужденных исполнителей бюрократического зуда и бреда, чем славится, например, современное отечественное «управление» наукой, высшим, да и средним образованием…


Эмпирические социологические исследования последних лет свидетельствуют о вполне определенных и относительно устойчивых взаимосвязях между различными проявлениями негативной девиантности и социальным творчеством. Думается поэтому, что рассмотрение социального творчества как одного из элементов (подсистем) девиантности не является лишь абстрактной схемой, а таит эвристические возможности комплексного социологического исследования закономерностей распространенности, а также взаимосвязей позитивных и негативных проявлений социальной активности в пространственно-временном континууме социума, построения математических моделей девиантности как системы, с выходом на управленческие проблемы развития социального творчества «в ущерб» негативным девиациям.


Концепция позитивных/негативных девиаций представляет не только теоретический интерес. Имеются многочисленные исследования, свидетельствующие о сложных соотношениях позитивных и негативных девиаций. В общем виде представляется, что рост позитивных девиаций может отражаться в снижении негативных и наоборот. Существует гипотетическая возможность «замены» (замещения) некоторой доли негативных девиаций позитивными (и наоборот) или же вытеснения тех и других нормальным поведением. Последнее, правда, может вести к застою общества.


Практически это означает, что предоставление обществом (государством) максимальных условий для развития творческой активности (разнообразные и доступные кружки, секции, творческие объединения и т.п.) должно сократить нежелательную для общества активность. Как утверждают, в частности, наркологи: «Среди наших пациентов людей с хобби не бывает».


Однако эмпирическая база социологии творчества как девиантности еще крайне слаба. По мере «очеловечивания» нашего общества (да и всего человечества: иного выхода нет, альтернатива – самоубийство рода Homo sapiens в результате экологической или ядерной катастрофы), утверждения общечеловеческих ценностей, достоинства личности и понимания ее самоценности, а равно объективной ценности бесконечного разнообразия индивидуальностей, творчество из отклонения-привилегии превратится в норму жизнедеятельности. Девиантность социума примет формы, которые трудно предсказать сегодня. Но можно думать, что нетворческое, приспособительное, потребительское существование сместится к полюсу негативных отклонений. «Что поделаешь, бесцветная и безвкусная усредненность: она ничему не дает сделаться ни по-настоящему дурным, ни по-настоящему хорошим» (Гегель).


Пока же, на протяжении всей истории человечества, общество и государство преследуют и наказывают творцов, как преступников. Азбучные примеры осуждения за научное творчество (отстаиваемые научные идеи, представления) как преступление – смертный приговор Сократу (399 год до н.э.), сожжение на костре Джордано Бруно (1600) и Мигеля Сервета (1553), заточение в темницу Галилео Галилея (1633).


Менее известно, что Синод православной христианской церкви обвинил Михаила Ломоносова в распространении в рукописи антиклерикальных произведений по статьям 18 и 149 Воинского артикула Петра I, предусматривавшим смертную казнь. Представители православного духовенства требовали сожжения Ломоносова (!). Указом императрицы Елизаветы Петровны Ломоносов был признан виновным, однако от наказания освобожден.


Антуан Лавуазье, знаменитый химик, был гильотинирован 8 мая 1794 года в Париже по решению революционного трибунала. Председатель трибунала в ответ на апелляцию к мировой славе ученого произнес: «Республика не нуждается в ученых»… Путь почти каждого по-настоящему великого ученого – от осуждения к мировой славе (нередко, увы, посмертной).


Создается впечатление, что современники преследуют творцов – писателей, художников, композиторов, ученых, не говоря уже о политиках-реформаторах – едва ли не с большей ненавистью и последовательностью, нежели убийц, насильников и грабителей…


И это относится далеко не только к давно прошедшим временам. И не только к массовым репрессиям ученых в годы гитлеровского и сталинского режимов.


Так, доктор Джеймс Роджерс в 1965 году (!) был приговорен к казни на электрическом стуле за так называемый массачусетский эксперимент, однако за два дня до казни, будучи в камере, он покончил с собой, отравившись цианидом калия. Недавно Массачусетский университет психологии и невропатологии, в котором работал доктор Роджерс, официально заявил, что этот эксперимент имеет большое научное значение, а его эффективность неоспорима. В связи с этим ректор университета доктор Филл Розентерн попросил прощения у оставшихся родственников Джеймса.


Не менее известно преследование «девиантов» в сфере художественного творчества. От непризнания импрессионистов и запрета выставлять их картины до «бульдозерной выставки» времен Хрущева…

Комментарии для элемента не найдены.

Социальный контроль — структура, примеры, понятие

Функции социального контроля

Социальный контроль выполняет важную роль в жизни общества — без него общество не могло бы существовать.

Основные функции социального контроля:

  1. Регулирование поведения и отношений людей в социуме.

  2. Обеспечение процесса социализации, то есть усвоения человеком норм группы.

  3. Функция адаптации — социальный контроль помогает новому члену сообщества адаптироваться к требованиям социума.

  4. Интеграция — реализация эффективного взаимодействия членов группы и сплочение их вокруг общих традиций и норм.

  5. Защита общегрупповых интересов, обеспечение безопасности членов сообщества.

  6. Поддержание стабильности социума, предотвращение попыток разрушить устоявшиеся нормы и ценности.

Часто отношение к социальному контролю у людей неоднозначное, и может быть даже откровенно негативным. В ряде случаев он не только ущемляет права, но и поддерживает устаревшие и непрогрессивные нормы и ценности. При этом важно помнить, что это главный механизм, который обеспечивает стабильность общества.

Механизмы социального контроля

Социальный контроль включает в себя разные методы, через которые общество или социальная группа регулирует поведение людей и предотвращает нежелательные поступки.

Три главных метода социального контроля:

  1. Изоляция — создание непроходимых перегородок между девиантом (человеком, который нарушает социальные нормы) и всем остальным обществом без попыток исправления или перевоспитания его.

  2. Обособление — ограничение контактов девианта с другими людьми, при этом без изоляции от общества. Допустимо исправление девиантов и их возвращение в общество, когда они будут готовы не нарушать общепринятых норм.

  3. Реабилитация — процесс, в ходе которого девианты могут подготовиться к возвращению к нормальной жизни и правильному исполнению своих социальных ролей в обществе.

Методы реализации контроля в зависимости от санкций:

  • Прямые — характеризуются жестким действием (репрессии) и мягким действием (конституционный кодекс).

  • Косвенные — жесткое воздействие (санкции международных организаций), мягкое (СМИ).

  • Организационные — общий контроль (задание руководства подчиненному без надзора), детальный контроль (надзор за выполнением работы).

Методы социального контроля в группе:

  • Социализация — формируется в ходе развития личности (желания, привычки, предпочтения), устанавливает общественный порядок.

  • Групповое давление    может происходить в процессе жизни. Когда человек разделяет принятые в обществе порядки и культурные нормы, он обязан вести себя подобающе, а в случае несоблюдения правил на него накладываются санкции со стороны группы (осуждение).

  • Принуждение — реализуется в ходе невыполнения индивидом общепринятых правил.

Виды социального контроля

Как известно, в традиционном обществе социальный контроль держался на неписаных правилах. В современном — в основе выступают писаные нормы: инструкции, указы, постановления, законы.

Сейчас у социального контроля есть институциональная поддержка в виде суда, образования, армии, производства, средств массовой информации, политических партий, правительства.

В Российской Федерации созданы специальные органы для реализации социального контроля: прокуратура РФ, Счетная палата РФ, Федеральная служба безопасности, различные органы финансового контроля и другие. Функциями контроля также наделены депутаты различных уровней. Кроме государственных органов, большую роль в России играют различные общественные организации, например, в области защиты прав потребителей, в контроле за трудовыми отношениями, за состоянием окружающей среды и т. д.

Чем выше у членов общества развит самоконтроль, тем меньше этому обществу приходится прибегать к внешнему контролю. И наоборот, чем меньше у людей развит самоконтроль, тем чаще вступают в действие институты социального контроля. Чем слабее самоконтроль, тем жестче должен быть внешний контроль.

Внешний социальный контроль — комплекс методов и действий, которые приняты с целью соблюдения общественных форм поведения. Его разделяют на:

  1. Формальный — проявляется в виде общественной похвалы или порицания. Его характеристики:

    • Осуществляется государственными органами, общественными организациями, СМИ и распространяется на всю государственную территорию.

    • Закреплен законодательством, указами, инструкциями.

    • Имеет направленность на ознакомление и принятие законов, господствующих в социуме.

    • Зачастую представлен в виде идеологии.

  2. Неформальный — проявляется в форме похвалы или порицания со стороны неофициальных лиц и выражен культурой СМИ. Его особенности:

    • Осуществляется в социальных институтах: семья, религия, учебные заведения.

    • Большую эффективность приобретает в малых группах.

Внутренний социальный контроль — это когда индивид самостоятельно принимает решения о регулировании общественного поведения. В ходе социализации человек приобретает самоконтроль и может использовать механизм саморегуляции. Регуляция происходит через сознание, совесть и волю.

Сознание — способность мыслить, рассуждать и определять свое отношение к действительности.

Совесть — формирование норм поведения, ценностей у человека и действие в согласии с ними.

Воля — преодоление трудностей в общественном поведении через самостоятельную регуляцию поведения.

9. Социальный контроль

Усилия общества, направленные на предотвращение деви­антного поведения, наказание и исправление девиантов, опре­деляются понятием «социальный контроль».

 

Социальный контроль — механизм регуляции отноше­ний индивида и общества с целью укрепления порядка и стабильности в обществе.

 

В широком смысле слова социальный контроль можно оп­ределить как совокупность всех видов контроля, существу­ющих в обществе*, нравственный, государственный контроль и др., в узком смысле социальный контроль — это конт­роль общественного мнения, гласность результатов и оценок деятельности и поведения людей.

 

Социальный контроль включает в себя два главных эле­мента: социальные нормы и санкции.

Санкции — любая реакция со стороны остальных на по­ведение человека или группы.

Существует следующая классификация санкций.

 

Виды санкций

•  Формальные:

— негативные — наказание за преступление закона или нарушения административного порядка: штрафы, тюремное заключение и др.

— позитивные — поощрение деятельности или поступка человека со стороны официальных организаций: награжде­ния, свидетельства о профессиональных, академических ус­пехах и др.

•   Неформальные:

— негативные — осуждение человека за поступок со сто­роны общества: оскорбительный тон, ругань или выговор, демонстративное игнорирование человека и др.

— позитивные — благодарность и одобрение неофициаль­ных лиц — друзей, знакомых, коллег: похвала, одобритель­ная улыбка и т. п. и др.

 

Социологи выделяют две основные формы социального контроля.

Социальный контроль

Внутренний (самоконтроль)

Форма социального контроля, при которой индивид самосто­ятельно регулирует свое пове­дение, согласовывая его с об­щепринятыми нормами

Внешний

Совокупность институтов и механизмов, гарантиру­ющих соблюдение обще­принятых норм поведения и законов

 

Неформальный (внутригруппо-вой) — основан на одобрении или осуждении со стороны группы родс­твенников, друзей, коллег, знако­мых, а также со стороны обществен­ного мнения, которое выражается через традиции и обычаи либо через средства массовой информации

 

Формальный (инсти­туциональный) — ос­нован на поддержке действующих соци­альных институтов (армия, суд, образо­вание и т. д)

 

В процессе социализации нормы усваиваются настолько прочно, что люди, нарушая их, испытывают чувство нелов­кости или вины, муки совести. Совесть — проявление внут­реннего контроля.

 

Общепринятые нормы, будучи рациональными предписа­ниями, остаются в сфере сознания, ниже которого расположе­на сфера подсознания, или бессознательного, состоящая из стихийных импульсов. Самоконтроль означает сдерживание природной стихии, он основывается на волевом усилии.

 

В традиционном обществе социальный контроль дер­жался на неписаных правилах, в современном его основой вы­ступают писаные нормы: инструкции, указы, постановления, законы. Социальный контроль приобрел институциональную поддержку. Формальный контроль осуществляют такие инс­титуты современного общества, как суд, образование, армия, производство, средства массовой информации, политические партии, правительство. Школа контролирует благодаря экза­менационным оценкам, правительство — благодаря системе налогообложения и социальной помощи населению, государс­тво — благодаря полиции, секретной службе, государствен­ным каналам радио, телевидения, печати.

 

В Российской Федерации созданы специальные органы для осуществления социального контроля. К ним относятся Прокуратура РФ, Счетная палата РФ, Федеральная служба безопасности, различные органы финансового контроля и т. д. Функциями контроля наделены и депутаты различных уровней. Помимо государственных органов контроля, все большую роль в России играют различные общественные ор­ганизации, например, в области защиты прав потребителей, в контроле за трудовыми отношениями, за состоянием окружа­ющей среды и т. д.

 

Детальный (мелочный) контроль, при котором руково­дитель вмешивается в каждое действие, поправляет, одер­гивает и т. п., называют надзором. Надзор осуществляется не только на микро-, но и на макроуровне общества. Его субъ­ектом становится государство, и он превращается в специали­зированный общественный институт.

 

Чем выше у членов общества развит самоконтроль, тем меньше этому обществу приходится прибегать к внешнему контролю. И наоборот, чем меньше у людей развит самоконт­роль, тем чаще вступают в действие институты социального контроля, в частности армия, суд, государство. Чем слабее са­моконтроль, тем жестче должен быть внешний контроль. Од­нако жесткий внешний контроль, мелочная опека граждан тормозят развитие самосознания и волеизъявления, приглу­шают внутренние волевые усилия.

Методы социального контроля

 

Изоляция

 Установление непроходимых перегородок между девиантом и всем остальным обществом без каких-либо попыток исправления или пере­воспитания его

 

Обособление

Ограничение контактов девианта с другими людьми, но не полная его изоляция от об­щества; такой подход допускает исправление девиантов и их возвращение в общество, когда они будут готовы вновь выполнять общепри­нятые нормы

 

Реабилита­ция

Процесс, в ходе которого девианты могут подготовиться к возвращению к нормальной жизни и правильному исполнению своих соци­альных ролей в обществе

Социальная девиация: понятие, типы, причины — Социология

Поможем написать любую работу на аналогичную
тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему
учебному проекту

Узнать стоимость

Социа́льная девиа́ция — социальное поведение, отклоняющееся от принятого, социально приемлемого поведения в определенном обществе. Бывает как негативным (алкоголизм), так и позитивным. Негативное девиантное поведение приводит к применению обществом определенных формальных и неформальных санкций (изоляция, лечение, исправление или наказание нарушителя).

Виды социальных отклонений.

  1. Культурные и психические отклонения. Социологов интересуют прежде всего культурные отклонения, то есть отклонения данной социальной общности от норм культуры.
  2. Индивидуальные и групповые отклонения.
  • индивидуальные, когда отдельный индивид отвергает нормы своей субкультуры;
  • групповое, рассматриваемое как конформное поведение члена девиантной группы по отношению к ее субкультуре
  • Первичное и вторичное отклонения. Под первичным отклонением подразумевается отклоняющееся поведение личности, которое в целом соответствует культурным нормам, принятым в обществе. Вторичным отклонение называют отклонение от существующих в группе норм, которое социально определяется как девиантное.
  • Культурно одобряемые отклонения. Отклоняющееся поведение всегда оценивается с точки зрения культуры, принятой в данном обществе:
    • сверхинтеллектуальность.
    • сверхмотивация.
    • Большие достижения — это не только ярко выраженный талант и желание, но и их проявление в определенном месте и в определенное время.
  • Культурно осуждаемые отклонения. Большинство обществ поддерживает и вознаграждает социальные отклонения, проявляемые в форме экстраординарных достижений и активности, направленной на развитие общепринятых ценностей культуры.
  • Причины возникновения девиантного поведения

    1. Основная предпосылка всех теорий физических типов состоит в том, что определенные физические черты личности предопределяют совершаемые ею различные отклонения от норм.
    2. В соответствии с социологическими, или культурными, теориями индивиды становятся девиантами, так как процессы проходимой ими социализации в группе бывают неудачными по отношению к некоторым вполне определенным нормам, причем эти неудачи сказываются на внутренней структуре личности.
    3. отклоняющееся поведение является одним из путей адаптации культуры к социальным изменениям. Нет такого современного общества, которое долгое время оставалось бы статичным.

    Внимание!

    Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к
    профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные
    корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

    Gilinsky Sociology of Devience


    СТАНОВЛЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ СОЦИОЛОГИИ ДЕВИАНТНОСТИ И СОЦИАЛЬНОГО КОНТРОЛЯ (ДЕВИАНТОЛОГИИ) КАК СПЕЦИАЛЬНОЙ СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ

    Яков Гилинский

    От редакторов сайта

    Настоящий текст – фрагмент книги: Гилинский Я. Девиантология: социология преступности, наркотизма, проституции, самоубийств и других «отклонений». СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 155-160. Становление российской девиантологии рассматривается автором и в ряде его других работ [1].

    Выражаем глубокую благодарность Якову Ильичу Гилинскому за предоставленный нам текст.

    Представленные выше направления социологических иссле­дований и осмысления различных форм девиантного поведения послужили ос новными «источниками и составными частями» соци­ологии девиант ности и социального контроля как спе­циальной социо логической теории.

    Хотя М.Н. Гернет по теоретико-методологическому подходу и ре пертуару исследуемых им социальных явлений фактически развивал социологию девиантности, однако ни он сам, ни его биог­ра­фы и комментаторы не оце­ни­ва­ют таким образом труды учено­го [2]. С точки зрения В.Н. Кудрявцев а [3], ближе всех к осмыслению отдельных проявлений девиант­но­го поведения с бо­лее широких («девиантологических») позиций по­до­шел А.А. Герцензон в своей работе 1930 г. [4].

    Ясно, однако, что реальные условия для формирования и разви­ тия социологии девиантного поведения и «социальный за­каз» на нее появились в бывшем СССР лишь в период хрущевской «оттепели» и возрождения отечественной социологии. В 1971 г. вышли небольшие по объему работы двух ленинградских авторов, в заглавие ко­торых были вынесены слова «отклоняющееся (девиантное) пове­дение» [5]. В них ставился вопрос о необходимости рассмотрения различных нежелательных для общества нормонару­шающих проявлений с пози­ции более общей социологической тео­рии, поскольку отклоняющееся поведение есть именно социаль­ный феномен, различные его виды имеют об­щий генезис, находятся в сложных взаимосвязях и зави­си­мости от экономических и социальных условий. Отмечалось зна­че­­ние понимания и выбора критерия (точки отсчета) «отклонения», оцен­­ки и из­мерения его «величины», а также — направленности. Ибо с точ­ки зрения одного из авторов — Я. Гилинского , отклоняющееся поведение может быть как со знаком «минус» (негативное, от­рица­тель­ное), так и  со знаком «плюс» (позитивное — социаль­ное, научное, тех­ни­ческое, ху­­дожественное творчество). Эта позиция обосновы­ва­лась и отстаивалась мною во всех более позд­них работах. Разумеется, в ранних отечест­венных публикациях отдавалось долж­ное марксистско-ленинской трактовке предмета, содержалось мно­го вынужденных положений (об исторической ограниченности и пре­хо­дя­щем характере деви­аций, о преимуществах социалистической сис­те­мы и т. п.) и «кри­ ти­ка» зарубежных социологов девиантного пове­де­ния за их позитивизм, психологизм, метафизичность и иные смертные гре­хи… Автор этих строк с искренней болью перечитывает соответствующие пассажи в своих работах 70-х гг. Впрочем, и эта обя­зательная атрибу тика тех лет не спасла ав­тора от обвинений в том, что он «оказался в плену» буржуаз­ных идей, что выдвигаемые им поло­жения имеют «чуж­­дую нам идеологическую окраску», тогда как нам «нель­зя делать усту­пок проникновению в какой-либо форме буржуазных идей» [6]. При этом я, пожалуй, не откажусь и се­годня от боль­шин­ст­ва содержательных положений своих работ тридцатилетней давности.

    В 70-е гг. появляется все больше трудов, посвященных проблемам формирующейся социологии девиантности (В.С. Афанасьев , А.А. Габиани , Я.И. Гилинский , В.Н. Кудрявцев , Б.М. Левин, И.В. Маточкин , Э. Раска, А.М. Яковлев и др.) [7].

    Результаты первых крупных эмпирических исследований девиантного поведения отражены в ряде работ того времени [8]. В частности, сле­дует отме­ тить комплексное социологическое исследование соци­альных проблем об­ластного центра (г. Орел), включающее позитивные и негативные де­виации [9]. Хотя и в этом случае не обошлось без руки цензора (на c. 96 упомянутой книги после второй корректуры «исчезли» данные о преступности), однако впервые удалось совместить в одной моногра­фии теоретические предпосылки, некоторые — очень ограниченные по цензурным со­ображениям — результаты большого эмпирического ис­сле­до­ва­ния (достаточно упомянуть, что, наряду с выборочным опросом на­селения г. Орла, был осуществлен опрос заключенных в трех испра­ви­тельно-трудовых колониях на территории области, изу­чены мате­риа­лы расследования по фактам самоубийства, проана­лизированы данные «открытой» и «закрытой» статистики) и все это — на фоне исследова­ния социальной стратификации и соци­альных перемещений.

    Невозможно переоценить значение трудов В.Н. Куд­ряв­це­в а в становлении, развитии и институцио­нализа­ции социологии девиантности [10]. Он нередко своим авто­ритетом «при­кры­вал» начинающих девиантологов от ретивых блюстителей идеологи­чес­кой чистоты.

    В конце 70-х — начале 80-х гг. сложилось несколько исследова­тель­ских центров девиантного поведения: на базе ла­боратории социо­ло­ги­ чес­ких исследований НИИ комплексных соци­ологических иссле­до­ва­ний при Ленинградском Государственном Университете (руково­ди­те­ли: Л. Спиридонов , затем Я. Гилинский , позднее — Ю. Суслов ), сектор социальных проблем алкого­лизма и наркомании Института социологических исследований АН СССР (руководитель Б. Левин ), Научно-иссле довательская лаборатория социологии преступности МВД Грузинской ССР (ру­ ководитель А. Габиани ), Лаборатория социологии девиантного поведе­ния Тартуского Государственного Университета (руководитель Э. Рас­ка , за­тем — ­Ю. Саар ). Позднее в Ленинградском Институте социально-эко ­ но­­мических проблем АН СССР была образована группа по изучению проблем пьянства и алкоголизма (руководитель В. Карпов ). В 1989 г. ленинградские исследователи девиантности смогли, наконец, объединиться на базе вновь созданного Ленинградского филиала Института социологии АН СССР (группа, а затем и сектор социоло­гии девиантного поведения, руководитель — В. Карпов , позднее — Я. Гилинский ). Разумеется, отдель­ные исследования по тема­тике девиантного поведения на территории бывшего СССР осу­ществлялись и вне рамок названных учреж­дений (А. Лепс в Эсто­нии; Н. Голубкова , Л. Новикова , Д. Ротман в Белоруссии; С. Ворошилов в Молдове; А. Баимбетов в Башкирии; В. Гордин , Н. Кофырин в Ленинграде и др.).

    Психологическим и социально-психологи­ческим проблемам девиантного поведения посвящены работы Б. Братус я, С. Быкова, И. Горьковой, Е. Змановской, Ю. Клейберга, Е. Лабковской, И. Первовой, В. Шпалинского .

    С 1988 г. выходят сборники научных статей по социологии девиантности [11]. В вузах России чита­ется спецкурс «Социология девиантного поведения», подготов­лено и издано соответствующее учебное пособие [12].

    В рамках социологии девиантности начинают фор­миро­ вать­ся относительно самостоятельные научные направления: социаль­ный контроль и социальная работа, девиантность (делинквентность) подростков [13] , военная девиантоло­гия [14].

    По инициативе Б. Левин а, возглавлявшего секцию (комитет) социологии отклоняющегося поведения Советской социологичес­кой Ассоциации, проводились Всесоюзные конференции по проб­лемам соци альных девиаций в Черноголовке (Московская обл., 1984), Уфе (1986), Суздале (1987), Бресте (1988), Ду­шанбе (1989), а с 1990 г. -Международные конференции в Москве, привлекавшие большое количество зарубежных исследо­вателей. В 1996 г. В Санкт-Петербурге состоялась Международная конференция «Девиантное поведение и социальный контроль в посттоталитарном обществе», а в 1997 г. -«Насилие в современном мире». В петербургских конференциях принимали участие коллеги из Венгрии, Германии, Грузии, Латвии, Литвы, Польши, Франции, Швеции, Эстонии.

    Вообще в 90-е гг. начинается активное взаимодействие российских и зарубежных девиантологов — участие в конферен­циях, совместных исследовательских проектах, в работе 29-го исследовательского комитета Меж­дународной социологической Ассоциации, включая выступления на Международных социологи­чес­ких Конгрессах в Билефельде (Германия, 1994), Брисбене (Австралия, 2002). Однако, это лишь первые шаги на долгом и нелегком пути вхож­дения в мировую науку.

    С конца 90-х гг. расширяется география девиантологических центров в самой России. Хорошо известны труды Казанского университета [15]. Всероссийскую конференцию «Девиантология в России: история и современность» организовал в 2003 г. Тюменский Юридический институт МВД РФ. В Тюмени же работает автор оригинальных трудов С.Г. Ольков [16].

    Каковы же главные результаты развития отечественной социоло­гии девиантности и социального контроля?

    • Освоены достижения мировой и отечественной социологии. Из узкодисциплинарных (криминологических, наркологических, суицидологи­ческих, сексологических и пр.) исследо­ваний отдельных прояв­ле­ний социальных девиаций выросла и сформировалась специальная социо­ло­ги­ческая теория — девиан­тология. Это позволило изучать и объяс­нять различные формы позитивных и негативных девиантных проявлений с общих, системных позиций, как проявления единых законо­мерностей и механизмов социального бытия [17].
    • Так называемое девиантное поведение рассмат­ривается не как патология, а как естественный и необходи­мый результат эволюции социума, как дополнительные (в бо­ровском смысле) кон­форм­ным формы жизнедеятельности. «Откло­нение» не есть объек­тив­ная характеристика вполне определенных видов поведения, а лишь следствие соответствующей общественной оценки (конвенциальность «нормы» — «откло­нения»).
    • С ледовательно — и это очень важно для стратегии и тактики социального контроля! — принципиально невозможно «искоренить», «ликвидиро­вать», «преодолеть» негативные девиации и отдельные его виды. Речь может идти лишь об адекватных способах и методах регулирования, управления ими (в целях оптимизации, минимизации, гармонизации и т. п.).
    • В результате многочисленных эмпирических исследований на тер ритории бывшего СССР и России получены и продолжают накапли вать­ся взаимопроверяемые, дополняющие и уточняющие друг друга све­дения о состоянии, структуре, уровне и динами­ке различных форм девиантности. Ясно, например, в результате виктимологи­чес­ких опросов, что реальный уровень общеуголовной преступности в 10– 15 раз выше официально ре­гистрируемого; в 1993–94 гг. вновь начал­ся рост латентности (неучтенности) многих видов преступлений. Су­ществует определенная взаимосвязь между уровнем и динамикой убийств и самоубийств; вполне определенным образом меня­ется струк­тура потребляемых наркотических средств; коррупция является существенным тормозом решения иных социальных проблем; требуются политические, социально-экономические меры сокращения социальной базы терроризма; и т. п.
    • Будучи порождением социально-экономических, политических, демографических, культурологи­чес­ких изменений, характеристики девиантного поведения служат важным индикатором, «зеркалом» общественного бытия и «ка­чества» населения [18].
    • Девиантология ока­ зы­вает значительное влияние на другие научные направления и дисцип­лины, изучающие общий объект. В трудах суицидологов, нар­ко­логов, психологов, криминологов все в большей степени реф­лек­си­ру­ют­ся (с широким диапазоном оценок) идеи девиантологии (А. Амбрумова , Ю. Блувштейн , А. Долгова, А. Дья­чен­ко , Г. Забрянский, И. Кар­пец , Г. Миньковский , И. Михайловская , А. Немцов, В. Номоконов , И. Пятницкая и многие другие).
    • Результаты девиантологических исследований позволяют вырабатывать адекватную стратегию и тактику социального контроля.
    • Сложилось отечественное научное сообщество («невидимый кол­ледж») специалистов в области социальных отклонений, сох­ранились научные связи с коллегами из «ближнего зарубежья» (прежде всего — Латвии, Литвы, Эстонии), возникли и крепнут связи со специалистами государств Европы, Северной и Южной Америки, Азии, Австралии.

    Сноски

    1. Гилинский Я.И. Социология девиантного поведения и социального контроля. В: Социология в России / ред. В.А.Ядов. М., 1998. С.587-609; Девиантность и социальный контроль в России ( XIX — XX вв.): тенденции и социологическое осмысление/ ред. Я.И. Гилинский. С.115-129; Гилинский Я.И. Петербургская девиантология и девиантность в Петербурге. В.: Санкт-Петербург в зеркале социологии / ред. В.В. Козловсекий. СПб., 2003. С. 396-411.

    2. Гернет М.Н. Избранные произведения. М., 1974. С.8-37, 614-622.

    3. Социальные отклонения / ред. В.Н. Кудрявцев. М., 1989. С.12.

    4. Герцензон А.А. Преступность и алкоголизм в РСФСР /ред. Г.М. Сегал и Ц.М. Фейнберг. М.: 1930.

    5. Гилинский Я.И. Некоторые проблемы «отклоняющегося поведения». В: Преступность и ее предупреждение / ред. М. Шаргородский. ЛГУ, 1971; Он же. Отклоняющееся поведение как социальное явление // Человек и общество. Вып. VIII . ЛГУ, 1971; Здравомыслов А.Г. Методологические проблемы изучения девиантного поведения // Материалы социологического симпозиума. Ереван, 1971.

    6. Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 23. М., 1975. С.11-12.

    7. Помимо приводимых выше трудов А. Габиани, Я. Гилинского, В. Кудрявцева, А. Яковлева, см. также: Афанасьев В.С., Маточкин И.В. К вопросу о понятии антисоциального поведения // Вестник ЛГУ. 1979. №17, вып. 3.

    8. Отклоняющееся поведение молодежи / ред. Э. Раска. Таллин, 1979; Человек как объект социологического исследования / ред. Л. Спиридонов, Я. Гилинский. ЛГУ, 1977; Эффективность действия правовых норм / ред. А. Пашков. ЛГУ, 1977.

    9. Человек как объект социологического исследования. Указ. соч.

    10. Кудрявцев В.Н. Социологические проблемы исследования антиобщественного поведения // Социологические исследования. 1974. №1; Он же. Исследовательская проблема – социальные отклонения // Социологические исследования. 1983. №2; Он же. Правовое поведение: норма и патология. М.: 1982.

    11. Актуальные проблемы социологии девиантного поведения и социального контроля / ред. Я. Гилинский. М.: 1992; За здоровый образ жизни (борьба с социальными болезнями). В 2-х кн. / ред. Б. Левин. М.: 1991; За здоровый образ жизни (борьба с социальными болезнями) / ред. Б. Левин. М.: 1993; Здоровый образ жизни и борьба с социальными болезнями /ред. Б. Левин. М.: 1988; Проблемы борьбы с девиантным поведением / ред. Б. Левин. М.: 1989; и др.

    12. Гилинский Я.И., Афанасьев В.С. Социология девиантного (отклоняющегося) поведения: Учебное пособие. СПб., 1993.

    13. Гилинский Я.И., Афанасьев В.С. Социология девиантного (отклоняющегося) поведения: Учебное пособие. СПб., 1993.

    14. Быков С.В. Социально-психологические детерминанты девиантного поведения подростков. Тольятти, 2003; Гилинский Я., Гурвич И., Русакова М. и др. Девиантность подростков: Теория, методология, эмпирическая реальность. СПб., 2001; Салагаев А. Указ. соч.

    15. Ворошилов С., Гилинский Я. Военная девиантология. Кишинев, 1994; Клепиков Д. В. Дедовщина как социальный институт. Дисс. …канд. социологич. наук. СПб., 1997; Вагин В.С., Клепиков Д.В. Девиантное поведение военнослужащих. СПб: ВМА, 1998; Тюриков А.Г. Регулирование девиантного поведения военнослужащих как функция военно-социальной организации. М.: 2000; Он же. Военная девиантология: Теория, методология, библиография. М., 2001.

    16. Салагаев А. Молодежные правонарушения и делинквентные сообщества сквозь призму американских социологических теорий. Указ. соч.; Комлев Ю.Ю., Сафиуллин Н.Х. Социология девиантного поведения: вопросы теории. Казань, 2000.

    17. Ольков С.Г. Общественные болезни. Тюмень ВШ МВД, 1996; Он же. Биосоциальная механика, общественная патология и точная юриспруденция. Новосибирск, 1999.

    17. Гилинский Я., Раска Э. О системном подходе к отклоняющемуся поведению // Известия АН Эстонской ССР. Т.30. Общественные науки. №2. 1981.

    18.Афанасьев В., Гилинский Я. Девиантное поведение и социальный контроль в условиях кризиса российского общества. СПб., 1995; Гилинский Я.И. Девиантное поведение как одна из характеристик качества населения Петербурга. В: Качество населения Санкт-Петербурга / ред. Б. Фирсов. СПб., 1993. С.149-161.

    Функционализм и девиантность | Введение в социологию

    Результаты обучения

    • Объяснить взгляды функционалистов на отклонения

    Рис. 1. Функционалисты считают, что отклонения от нормы играют важную роль в обществе и могут использоваться для оспаривания взглядов людей. Протестующие, такие как эти члены PETA, часто используют этот метод, чтобы привлечь внимание к своей причине. (Фото любезно предоставлено Дэвидом Шанкбоуном / flickr)

    Функционализм

    Социологов, придерживающихся функционалистского подхода, интересует, каким образом различные элементы общества вносят свой вклад в целое.Они рассматривают девиацию как ключевой компонент функционирующего общества. Теория социальной дезорганизации, теория напряжения и теория социального контроля представляют основные функционалистские взгляды на девиантность в обществе.

    Эмиль Дюркгейм: сущность отклонений

    Эмиль Дюркгейм считал, что девиантность является необходимой частью успешного общества и что она выполняет три функции: 1) проясняет нормы и увеличивает конформность, 2) укрепляет социальные связи между людьми, реагирующими на девиантность, и 3) она может помочь приводят к положительным социальным изменениям и бросают вызов нынешним взглядам людей (1893 г.).

    Например, законы о сегрегации оставались неизменными в течение почти столетия в Соединенных Штатах после отмены рабства. Те, кто нарушал эти нормы, укрепляли свою легитимность для власть имущих, что часто приводило к еще более суровым законам и санкциям, что, в свою очередь, приводило к более строгому соответствию нормам или их соблюдению. Нарушителей норм часто сурово наказывали и даже линчевали, что привело к усилению социальных связей среди белых расистов. С другой стороны, когда нарушения норм стали более массовыми и коллективными в результате различных исторических и культурных факторов (т.е. война во Вьетнаме, другие социальные движения, жестокость полиции по телевидению и т. д.), этот цикл продолжающихся отклонений в конечном итоге привел к социальным и правовым изменениям. Ключевым примером этой динамики является Движение за гражданские права, которое исправило многие исторические ошибки, постоянно бросая вызов ценностям и нормам доминирующего общества.

    Точка зрения Дюркгейма о влиянии наказания за отклонение от нормы говорит о его аргументах о законе. Дюркгейм рассматривал законы как выражение «коллективной совести», то есть убеждений, морали и взглядов общества.«Преступление — это преступление, потому что мы его осуждаем», — сказал он (1893 г.). Он обсудил влияние размера и сложности общества на коллективное сознание и развитие систем правосудия и наказаний. Например, в крупных индустриальных обществах, которые в значительной степени были связаны взаимозависимостью труда (разделением труда), наказания за отклонения от нормы, как правило, были менее суровыми. В небольших, более однородных обществах отклонение от нормы может караться более сурово.

    Теория социальной дезорганизации

    Разработанная исследователями из Чикагского университета в 1920-х и 1930-х годах, теория социальной дезорганизации утверждает, что преступность наиболее вероятна в сообществах со слабыми социальными связями и отсутствием социального контроля.Несколько социологов в то время, рассматривавших город как лабораторию для исследований, были названы «чикагской школой». Среди этих социологов Роберт Парк и Эрнест Берджесс (1916 и 1925) стали первыми, кто применил экологический подход, который исследовал общество во многом так же, как эколог изучает организм и окружающую его среду, уделяя внимание социальному, институциональному и культурному контексту людей. -экологические отношения. Они изучали отклонения, изучая быстрые изменения в окрестностях, вызванные увеличением населения, иммиграцией и урбанизацией в Чикаго.Пак, журналист и социолог, предложил программу увеличения количества игровых площадок, чтобы противодействовать социальной дезорганизации и преступности среди несовершеннолетних.

    Сторонники теории социальной дезорганизации считают, что люди, которые растут в бедных районах, с большей вероятностью будут участвовать в девиантном или преступном поведении, чем люди из богатого района с хорошей школьной системой и семьями, которые позитивно вовлечены в жизнь сообщества. Теория социальной дезорганизации указывает на широкие социальные факторы как на причину отклонений.Человек не рождается преступником, но становится преступником со временем, часто в зависимости от факторов его или ее социального окружения.

    Рисунок 2 . Камден, Нью-Джерси. (Фото любезно предоставлено Apollo 1758 / Wikimedia Commons)

    Хотя эта теория звучит как здравый смысл, критики утверждают, что она возлагает вину на сами районы, что дает политикам возможность указывать на социальные проблемы, такие как употребление наркотиков, разрушенные семьи и насилие, как эндемичные для районов с низким доходом, что позволяет их, чтобы обойти более крупные структурные проблемы, которые приводят к этим затруднениям.

    Давайте исследуем Камден, штат Нью-Джерси, когда-то один из самых смертоносных городов Америки. В городе с населением 74 000 человек в 1995 году было 58 жертв убийств, а в 2012 году — 67 (примерно 87 убийств на 100 000 жителей), что поставило Камден на пятое место в стране. В 2017 году было совершено 22 убийства.

    Президент Барак Обама с начальником полиции округа Кэмден Джоном Скоттом Томсоном совершают экскурсию по штаб-квартире полиции округа Кэмден.

    В 2013 году полицейское управление Камдена было расформировано, переосмыслено и переименовано в полицейское управление округа Камден с меньшим количеством офицеров, более низкой оплатой труда и стратегическим сдвигом в сторону «общественного порядка» (Holder, 2018).Начальник полиции, проработавший в армии Камдена более 25 лет, говорит: «Ничто так не останавливает пулю, как работа», и подчеркивает важность расширения доступа к социальным услугам, экономическим возможностям и хорошим государственным школам. Делая акцент на множественных причинных факторах, он звучит как функционалист!

    Укрепляя основные социальные институты в сообществах (макро-подход) и работая над улучшением отношений между гражданами и полицией, то есть того, как полиция видит себя и как жители видят полицию (микровмешательство), Камден дает нам пример того, как социологические теории могут помогают объяснить отклонения, но также информируют социальную политику.

    Теория деформации / Теория отклонений от аномии

    В 1938 году Роберт Мертон расширил идею Дюркгейма о том, что девиантность является неотъемлемой частью функционирующего общества, разработав теорию деформации (также называемую теорией аномии девиантности ), в которой отмечается, что доступ к средствам достижения социально приемлемых целей играет важную роль. часть в определении того, соответствует ли человек этим целям и принимает ли они эти цели или восстает и отвергает их. Например, с рождения нас поощряют к достижению американской мечты о финансовом успехе.Женщина, которая посещает бизнес-школу, получает степень магистра делового администрирования и продолжает получать доход в миллион долларов в качестве генерального директора компании, считается успешной. Однако не все в нашем обществе равны. Человек может иметь социально приемлемую цель финансового успеха, но не иметь социально приемлемого способа достижения этой цели. Гораздо более распространенным может быть молодой человек, который хочет финансовой безопасности и успеха, но посещает неудачную школу и не может посещать колледж, не имеет связей в бизнесе или финансах и может не иметь в своем ближайшем окружении руководителей.Молодого человека могут привлекать другие виды предпринимательской деятельности за пределами корпоративного мира, которые более доступны, например, продажа украденных товаров и / или наркотиков, азартные игры и / или другие виды уличной торговли. Другой способ — присвоить деньги у своего работодателя. Эти типы преступлений будут обсуждаться позже, но это один из примеров контраста между «преступлением на улицах» и «преступлением в апартаментах».

    Мертон определил пять способов, которыми люди реагируют на этот разрыв между наличием социально приемлемой цели и отсутствием общественно приемлемого способа ее достижения.

    1. Соответствие : Те, кто соблюдают правила, предпочитают не отклоняться. Конформисты преследуют свои цели, насколько это возможно, с помощью общественно приемлемых средств. Это самый распространенный вариант.
    2. Инновации : Новаторы преследуют цели, которых они не могут достичь законными средствами, используя вместо этого преступные или ненормативные методы.
    3. Ритуализм : Люди, совершающие ритуалы, снижают свои цели до тех пор, пока не смогут достичь их социально приемлемыми способами.Эти члены общества сосредотачиваются на конформинге, а не преследуют несбыточную мечту.
    4. Ретреатизм : Другие отступают и отвергают цели и средства общества. Например, некоторые нищие и уличные люди отказались от нормативной цели общества — финансового успеха.
    5. Восстание : горстка людей восстает и заменяет цели и средства общества своими собственными. Террористы или борцы за свободу стремятся свергнуть цели общества социально неприемлемыми средствами.

    В таблице 1 вы можете увидеть, как конформисты принимают общественные цели и средства, в то время как новаторы, ритуалисты, отступники и повстанцы отвергают либо общественные цели, либо общественные средства, либо и то, и другое.

    Таблица 1. Теория деформации.
    Общественные цели Социальные средства Примеры
    Конформисты Принять Принять студентов колледжей, профессионалов, которые стремятся делать все возможное и преуспевать в своей работе
    Новаторы Отклонить Отклонить наркодилеры, растратчики, игроки
    Ритуалисты Отклонить Принять рабочих, которые «бьют часы»
    Ретреатисты Отклонить Принять бездомных, наркоманов
    Повстанцы Отклонить / заменить Отклонить / заменить радикалов, революционеров, террористов

    Смотри

    Посмотрите выбранные первые четыре минуты этого видео, чтобы узнать, как структурные функционалисты думают об отклонениях.Вы просмотрите, как Дюркгейм подчеркивал, что девиантность имеет свою цель в обществе; он помогает определить культурные нормы, прояснить моральные границы, объединить людей и способствовать социальным изменениям. Мертон также признал роль, которую девиантность играет в обществе, и разработал теорию напряжения, чтобы объяснить, почему некоторые люди разрабатывают девиантные решения для достижения социально приемлемых целей.

    Девиантные субкультуры

    В 1950-х годах группа социологов выдвинула теорию девиантности как субкультурной.Как вы помните из предыдущего модуля о культуре, субкультура — это группа, которая действует в более широком обществе, но отличается ценностями и нормами, которые определяют членство (формальное или неформальное). Субкультура обычно проявляет сопротивление существующей социальной структуре и / или социальным нормам. Часто субкультурная группа явно и эстетически отличительна (например, готы, эмо, фигуристы и т. Д.).

    Большая часть этого раннего исследования была ответом на растущую озабоченность по поводу уличных банд в Чикаго в 1920-х и 1930-х годах, когда в заголовках национальных заголовков появлялись печально известные гангстеры, такие как Аль Капоне.В 1927 году в книге Фредерика Трэшера «Банда: исследование 1313 банд в Чикаго » освещена география деятельности банд в Чикаго и исследован «Пояс бедности» как область, в которой членство в бандах было бы особенно заманчивым. Теоретики девиантных субкультур также использовали модели и методы Чикагской школы для изучения преступности.

    Альберт К. Коэн (1955) заявил, что «решающим условием возникновения новых культурных форм является существование в эффективном взаимодействии друг с другом ряда субъектов с аналогичными проблемами адаптации » (без выделений, стр.12 и 59). Коэн (1955) заметил, что «благожелательный моральный климат», в котором акторы воспринимают нормы и общие нормы, является результатом выгоды субкультуры от этих норм, которые являются «отрицанием стандартов среднего класса». Уолтер Миллер (1958) расширил рамки Коэна, выйдя за рамки «мальчиков-правонарушителей» и использовав «более восьми тысяч страниц прямых и наблюдательных данных» в «трущобном» районе Чикаго. Он перечисляет следующие шесть «основных забот культуры низшего класса»: проблемы, стойкость, сообразительность, азарт, судьба и независимость.

    Эта стипендия 1950-х годов отразила растущее беспокойство в Америке после Второй мировой войны по мере того, как набирала силу холодная война, демонстрируя как страх перед идеологическим инакомыслием изнутри, так и новую озабоченность общинами иммигрантов с низкими доходами. Работа также подразумевала гендерный исключительный фокус, отрицая роль женщин как потенциальных девиантных актеров.

    Марвин Вольфганг и Франко Ферракути опубликовали Субкультура насилия в 1967 году, в которой криминология, психология и социология были объединены в попытке теоретизировать причины агрессивного поведения и убийств.Они использовали эмпирические данные, которые показали, что насилие локализовано среди определенных групп, и заявили, что оно «отражает различия в изучении насилия как механизма решения проблем» (1967, с. 159). Вольфганг и Ферракути предполагают, что системы ценностей в субкультурных группах, особенно городских жителей, отличаются от центральных систем ценностей и приводят к еще большему насилию (1967, 97).

    Теория социального контроля

    Другой функционалистской теорией девиантности является теория социального контроля Трэвиса Хирски (1969) .Подобно первоначальному вопросу Конта: «Что объединяет общество?» Хирши спросил: «Почему люди придерживаются социальных норм?» Другими словами, почему человек не человек, более отклоняющийся от нормы ? Основываясь на работе Дюркгейма о социальной солидарности, Хирши рассматривал связи с традиционными социальными институтами как причину, по которой люди чувствуют себя связанными с обществом и, следовательно, менее склонны к отклонениям. Он выделил четыре типа связей: привязанность, приверженность, участие и вера.

    Давайте применим эти типы облигаций к примеру.Допустим, ученик старшей школы пытается решить, пропустить ли урок, чтобы пойти в торговый центр с друзьями. Он или она могли бы рассмотреть следующее:

    • Приложение : как их учитель и администрация школы подумают о них, если они пропустят школу, и / или как это повлияет на мнение их родителей («Если мои родители узнают, они будут очень разочарованы»).
    • Обязательство : насколько они ценят свое образование и чего бы они не пропустили («Мне нравится мой урок американской истории, и я бы пропустил раздел о школьной десегрегации»).
    • Вовлеченность : сколько времени было потрачено на учебу до этого момента («Зачем портить« чистый рекорд », пропустив один урок?»).
    • Убеждение : как школьная политика посещаемости отражает общественные убеждения о важности образования («Я хочу поступить в колледж и знаю, что посещение занятий будет иметь важное значение для моего успеха и будущих перспектив трудоустройства»).

    Мы также можем представить себе более серьезные формы отклонения и рассмотреть, как привязанность, приверженность, вовлеченность и вера могут действовать в других сценариях.Каким образом эта теория может помочь в разработке стратегий профилактики, особенно для молодежи? Например, как мы можем укрепить привязанность и приверженность?

    Глоссарий

    теория социального контроля:
    теория, утверждающая, что социальный контроль напрямую зависит от силы социальных связей и что отклонение является результатом чувства оторванности от общества
    теория девиантных субкультур:
    несколько теорий, которые постулируют бедность и другие общественные условия, порождают определенные субкультуры, через которые подростки приобретают ценности, способствующие девиантному поведению
    теория социальной дезорганизации:
    теория, утверждающая, что преступность совершается в сообществах со слабыми социальными связями и отсутствием социального контроля
    теория деформации:
    теория, которая рассматривает взаимосвязь между наличием социально приемлемых целей и наличием социально приемлемых средств для достижения этих целей

    Внесите свой вклад!

    У вас была идея улучшить этот контент? Нам очень понравится ваш вклад.

    Улучшить эту страницуПодробнее


    7.2 Объяснение девиации — Социология

    Цель обучения

    1. Укажите основные аргументы и предположения различных социологических объяснений девиации.

    Если мы хотим уменьшить количество насильственных преступлений и других серьезных отклонений, мы должны сначала понять, почему они происходят. Существует множество социологических теорий девиации, и вместе они предлагают более полное понимание девиации, чем любая другая теория сама по себе.Вместе они помогают ответить на поставленные ранее вопросы: почему показатели девиантности различаются в пределах социальных категорий и в разных регионах, почему одни виды поведения с большей вероятностью, чем другие, будут считаться девиантными, и почему одни типы людей с большей вероятностью, чем другие, будут считаться девиантными и быть наказанным за девиантное поведение. В целом социологические объяснения подчеркивают важность социальной среды и социального взаимодействия для девиантности и совершения преступления. Таким образом, они имеют важное значение для того, как уменьшить такое поведение.В соответствии с темой публичной социологии этой книги, обсуждение нескольких таких стратегий сокращения преступности завершает эту главу.

    Теперь перейдем к основным социологическим объяснениям преступности и девиантности. Краткое изложение этих объяснений представлено в Таблице 7.1 «Теоретический снимок: Краткое изложение социологических объяснений девиантности и преступности».

    Таблица 7.1 Теоретический снимок: краткое изложение социологических объяснений девиантности и преступности

    Основная теория Связанное объяснение Краткое изложение объяснения
    Функционалист Виды Дюркгейма Девиантность выполняет несколько функций: (а) разъясняет нормы и увеличивает соответствие, (б) укрепляет социальные связи между людьми, реагирующими на отклонение, и (в) может способствовать положительным социальным изменениям.
    Социальная экология Определенные социальные и физические характеристики городских кварталов способствуют высокому уровню преступности. Эти характеристики включают бедность, ветхость, плотность населения и текучесть населения.
    Теория деформации Согласно Роберту Мертону, отклонение от нормы среди бедных является результатом разрыва между культурным акцентом на экономический успех и неспособностью достичь такого успеха с помощью законных средств работы.Согласно Ричарду Клоуарду и Ллойду Олину, дифференцированный доступ к незаконным средствам влияет на тип отклонения, в котором участвуют люди, испытывающие напряжение.
    Девиантные субкультуры Бедность и другие общественные условия порождают определенные субкультуры, через которые подростки приобретают ценности, способствующие девиантному поведению. Альберт Коэн писал, что неуспеваемость в школе приводит к тому, что мальчики из низшего класса присоединяются к бандам, система ценностей которых поощряет и поощряет преступность.Уолтер Миллер писал, что преступность проистекает из основных проблем, вкуса к неприятностям, жесткости, сообразительности и азарта. Марвин Вольфганг и Франко Ферракути утверждали, что субкультура насилия в городских районах способствует насильственной реакции на оскорбления и другие проблемы.
    Теория социального контроля Трэвис Хирши писал, что преступность является результатом слабых связей с обычными социальными институтами, такими как семьи и школы. Эти узы включают привязанность, приверженность, участие и веру.
    Конфликт Люди, обладающие властью, принимают законы и иным образом используют правовую систему, чтобы обеспечить свое положение на вершине общества и удержать бесправных внизу. Бедные и меньшинства чаще подвергаются аресту, осуждению и тюремному заключению из-за своей бедности и расы.
    Феминистские перспективы Неравенство в отношении женщин и устаревшие взгляды на отношения между полами лежат в основе изнасилований, сексуальных посягательств, насилия со стороны интимного партнера и других преступлений против женщин.Сексуальное насилие побуждает многих девочек и женщин обращаться к наркотикам и алкоголю, а также к другому антиобщественному поведению. Гендерная социализация — ключевая причина больших гендерных различий в уровне преступности.
    Символический интеракционизм Дифференциальная теория ассоциации Эдвин Х. Сазерленд утверждал, что преступному поведению можно научиться, общаясь с близкими друзьями и членами семьи, которые учат нас, как совершать различные преступления, а также ценностям, мотивам и рационализаторам, которые мы должны принять, чтобы оправдать нарушение закона.
    Теория маркировки Девиантность возникает из-за того, что вас назвали девиантом; нелегальные факторы, такие как внешний вид, раса и социальный класс, влияют на частоту навешивания ярлыков.

    Пояснения к функционалисту

    Несколько объяснений можно сгруппировать в рамках функционалистской точки зрения в социологии, поскольку все они разделяют центральную точку зрения этой точки зрения на важность различных аспектов общества для социальной стабильности и других социальных потребностей.

    Эмиль Дюркгейм: Функции отклонения

    Как отмечалось ранее, Эмиль Дюркгейм сказал, что отклонение от нормы — это нормально, но он не остановился на этом. В неожиданном и все еще спорном повороте он также утверждал, что девиантность выполняет несколько важных функций для общества.

    Во-первых, сказал Дюркгейм, девиация проясняет социальные нормы и увеличивает конформность. Это происходит потому, что обнаружение отклонений и наказание за них напоминает людям о нормах и усиливает последствия их нарушения.Если ваш класс сдавал экзамен и учащийся был пойман на мошенничестве, остальным ученикам сразу напомнили бы о правилах обмана и наказании за него, и в результате они с меньшей вероятностью обманули бы.

    Вторая функция девиантности состоит в том, что она укрепляет социальные связи между людьми, реагирующими на девиантность. Примером может служить классический рассказ The Ox-Bow Incident (Clark, 1940), в котором трое невиновных мужчин обвиняются в угоне скота и в конечном итоге линчезированы.Толпа, которая линчевала, очень сплочена в своем безумии против мужчин, и, по крайней мере, в тот момент, узы между людьми в толпе чрезвычайно сильны.

    Последняя функция девиантности, по словам Дюркгейма, заключается в том, что она может способствовать положительным социальным изменениям. Хотя некоторые из величайших фигур в истории — Сократ, Иисус, Жанна д’Арк, Махатма Ганди и Мартин Лютер Кинг-младший — и это лишь некоторые из них — считались наихудшими извращенцами в свое время, теперь мы чествуем их за их приверженность. и жертва.

    Эмиль Дюркгейм писал, что отклонения от нормы могут привести к положительным социальным изменениям. Многие южане испытывали сильные негативные чувства к доктору Мартину Лютеру Кингу-младшему во время движения за гражданские права, но теперь история чтит его за его приверженность и самопожертвование.

    Социолог Герберт Ганс (1996) указал на дополнительную функцию девиантности: девиантность создает рабочие места для сегментов общества — полиции, тюремных охранников, профессоров криминологии и т. Д. — чья основная задача — каким-то образом бороться с девиантами.Если бы девиантности и преступности не существовало, сотни тысяч законопослушных людей в США остались бы без работы!

    Хотя девиация может иметь все эти функции, многие ее формы, безусловно, могут быть весьма вредными, о чем нам напоминает история об ограбленном избирателе, начавшая эту главу. Насильственные преступления и преступления против собственности в Соединенных Штатах ежегодно становятся жертвами миллионов людей и домохозяйств, в то время как преступность со стороны корпораций имеет еще более пагубные последствия, как мы обсудим позже.Употребление наркотиков, проституция и другие преступления «без потерпевших» могут вовлекать добровольных участников, но эти участники часто причиняют себе и другим большой вред. Хотя отклонение согласно Дюркгейму неизбежно и нормально и выполняет важные функции, это, конечно, не означает, что Соединенные Штаты и другие страны должны быть счастливы иметь высокий уровень серьезных отклонений. Обсуждаемые нами социологические теории указывают на определенные аспекты социальной среды, в широком смысле слова, которые способствуют развитию девиантности и преступности и должны быть в центре внимания усилий по сокращению такого поведения.

    Социальная экология: особенности микрорайона и сообщества

    Важный социологический подход, начатый в конце 1800-х — начале 1900-х годов социологами из Чикагского университета, подчеркивает, что определенные социальные и физические характеристики городских районов повышают вероятность того, что люди, выросшие и живущие в этих районах, будут совершать отклонения и преступления. Это направление мысли теперь называется подходом социальной экологии (Mears, Wang, Hay, & Bales, 2008). Было выявлено множество криминогенных (вызывающих преступление) характеристик микрорайона, включая высокий уровень бедности, плотность населения, ветхое жилье, мобильность по месту жительства и неполные домохозяйства.Считается, что все эти проблемы способствуют социальной дезорганизации или ослаблению социальных связей и социальных институтов, что затрудняет правильную социализацию детей и отслеживание подозрительного поведения (Mears, Wang, Hay, & Bales, 2008; Sampson, 2006).

    Социология имеет значение

    Улучшение жилищных условий помогает снизить уровень преступности

    Одна из социологических теорий преступности, обсуждаемых в тексте, — это подход социальной экологии. Для обзора: этот подход объясняет высокий уровень девиантности и преступности социальными и физическими характеристиками района, включая бедность, высокую плотность населения, ветхое жилье и высокую текучесть населения.Эти проблемы создают социальную дезорганизацию, которая ослабляет социальные институты района и препятствует эффективной социализации детей.

    Множество эмпирических данных подтверждают точку зрения социальной экологии о негативных условиях в районе проживания и уровне преступности и предполагают, что усилия по улучшению этих условий снизят уровень преступности. Некоторые из наиболее убедительных доказательств получены в результате Проекта по человеческому развитию в окрестностях Чикаго (под руководством социолога Роберта Дж. Сэмпсона), в ходе которого были изучены более 6000 детей в возрасте от рождения до 18 лет, а также их родители и другие опекуны. 7-летний период.Были измерены социальные и физические характеристики десятков кварталов, в которых проживали испытуемые, чтобы дать возможность оценить влияние этих характеристик на вероятность правонарушений. Ряд исследований с использованием данных этого проекта подтверждают общие предположения подхода социальной экологии. В частности, преступность выше в районах с более низким уровнем «коллективной эффективности», то есть в районах с более низким уровнем общественного надзора за поведением подростков.

    Многие исследования, проведенные в рамках проекта Чикаго, и данные по нескольким другим городам показывают, что условия проживания в микрорайонах сильно влияют на степень преступности в городских кварталах. Это исследование, в свою очередь, предполагает, что стратегии и программы, улучшающие социальные и физические условия городских кварталов, вполне могут помочь снизить высокий уровень преступности и правонарушений, которые так часто встречаются там. (Bellair & McNulty, 2009; Sampson, 2006)

    Теория деформации

    Неудача в достижении американской мечты лежит в основе знаменитой теории деформации Роберта Мертона (1938) (также называемой теорией аномии).Вспомните из главы 1 «Социология и социологическая перспектива», что Дюркгейм приписывал высокий уровень самоубийств аномией или отсутствием норм, возникающим в периоды, когда социальные нормы неясны или слабы. Адаптируя эту концепцию, Мертон хотел объяснить, почему у бедных людей более высокий уровень отклонений, чем у небедных. Он рассудил, что Соединенные Штаты превыше всего ценят экономический успех, а также имеют нормы, определяющие утвержденные средства, работающие, для достижения экономического успеха. Поскольку бедняки часто не могут достичь американской мечты об успехе с помощью обычных средств работы, они испытывают разрыв между целью экономического успеха и средствами работы.Этот пробел, который Мертон сравнил с аномией Дюркгейма из-за отсутствия ясности в отношении норм, приводит к напряжению или разочарованию. Чтобы уменьшить свое разочарование, некоторые бедные люди прибегают к нескольким приспособлениям, включая отклонения, в зависимости от того, принимают они или отвергают цель экономического успеха и средства работы. В таблице 7.2 «Теория аномии Мертона» представлена ​​логическая адаптация бедных к тому стрессу, который они испытывают. Давайте кратко рассмотрим их.

    Таблица 7.2 Теория аномии Мертона

    Адаптация Цель экономического успеха Средства рабочие
    И.Соответствие + +
    II. Инновация +
    III. Ритуализм +
    IV. Ретреатизм
    V. Восстание ± ±
    + означает принять, — означает отклонить, ± означает отклонить и работать для нового общества

    Несмотря на свое напряжение, большинство бедняков продолжают принимать цель экономического успеха и продолжают верить, что они должны работать, чтобы зарабатывать деньги.Другими словами, они продолжают оставаться хорошими законопослушными гражданами. Они соответствуют нормам и ценностям общества, и неудивительно, что Мертон называет их адаптацию соответствием .

    Столкнувшись с трудностями, некоторые бедные люди продолжают ценить экономический успех, но придумывают новые способы его достижения. Они грабят людей или банки, совершают мошенничество или используют другие незаконные способы получения денег или имущества. Мертон называет эту адаптацию инновацией .

    Другие бедняки продолжают работать на работе, не надеясь значительно улучшить свою жизнь.По привычке они ходят на работу изо дня в день. Мертон называет эту третью адаптацию ритуализмом . Эта адаптация не связана с девиантным поведением, но является логической реакцией на напряжение, которое испытывают бедные люди.

    Одна из адаптаций Роберта Мертона в его теории напряжений — это ретреатизм, при котором бедные люди отказываются от экономической цели общества и отказываются от средств трудоустройства для достижения этой цели. Многие из сегодняшних бездомных могут считаться отступниками по типологии Мертона.

    В четвертой адаптации Мертона, retreatism , некоторые бедные люди уходят из общества, становясь бомжами или бродягами, или становясь зависимыми от алкоголя, героина или других наркотиков. Их реакция на напряжение, которое они испытывают, состоит в том, чтобы отвергнуть как цель экономического успеха, так и средства работы.

    Пятая и последняя адаптация

    Мертона — это rebellion . Здесь бедняки не только отвергают цель успеха и средства работы, но и активно работают над созданием нового общества с новой системой ценностей.Эти люди — радикалы и революционеры своего времени. Поскольку Мертон разработал свою теорию напряжения после Великой депрессии, в которой рабочее и социалистическое движения были достаточно активными, неудивительно, что он думал о восстании как о логической адаптации бедных к их неуспеху в экономике.

    Хотя теория Мертона была популярна на протяжении многих лет, у нее есть некоторые ограничения. Возможно, наиболее важным является то, что в нем не учитываются отклонения, такие как мошенничество со стороны среднего и высшего классов, а также не объясняются убийства, изнасилования и другие преступления, которые обычно не совершаются по экономическим причинам.Это также не объясняет, почему некоторые бедные люди предпочитают одну адаптацию другой.

    Теория деформации Мертона стимулировала другие объяснения отклонений, основанные на его концепции деформации. Теория дифференциальных возможностей, разработанная Ричардом Клауардом и Ллойдом Олином (1960), пыталась объяснить, почему бедные выбирают ту или иную адаптацию Мертона. Принимая во внимание, что Мертон подчеркнул, что бедные имеют дифференциальный доступ к законным средствам (рабочие), Клоуард и Олин подчеркнули, что у них есть дифференциальный доступ к незаконным средствам .Например, некоторые живут в районах, где преобладает организованная преступность, и будут участвовать в таких преступлениях; другие живут в районах, где царит безудержное употребление наркотиков, и сами начнут употреблять наркотики.

    В более поздней формулировке два социолога, Стивен Ф. Месснер и Ричард Розенфельд (2007), расширили точку зрения Мертона, заявив, что в Соединенных Штатах преступность проистекает из нескольких наших самых важных ценностей, включая чрезмерный упор на экономический успех, индивидуализм и т. Д. и конкуренция.Эти ценности порождают преступность, заставляя многих американцев, богатых или бедных, чувствовать, что у них никогда не бывает достаточно денег, и побуждая их помогать себе даже за счет других людей. Таким образом, преступность в Соединенных Штатах по иронии судьбы проистекает из самых основных ценностей страны.

    В еще одном расширении теории Мертона Роберт Агнью (2007) утверждал, что подростки испытывают различные виды напряжения в дополнение к экономическому типу, о котором говорил Мертон. Романтические отношения могут закончиться, член семьи может умереть, а ученики могут подвергнуться издевательствам или издевательствам в школе.Повторяющиеся инциденты, вызывающие напряжение, такие как эти, вызывают гнев, разочарование и другие негативные эмоции, а эти эмоции, в свою очередь, вызывают преступность и употребление наркотиков.

    Девиантные субкультуры

    Некоторые социологи подчеркивают, что бедность и другие общественные условия порождают определенные субкультуры, через которые подростки приобретают ценности, способствующие девиантному поведению. Одним из первых, кто высказал это мнение, был Альберт К. Коэн (1955), чья теория фрустрации статуса утверждает, что мальчики из низшего класса плохо учатся в школе, потому что школы делают упор на ценности среднего класса.Неудача в школе снижает их статус и чувство собственного достоинства, и мальчики пытаются противостоять этому, вступая в банды несовершеннолетних. В этих группах преобладает другая система ценностей, и мальчики могут вернуть себе статус и чувство собственного достоинства, совершив правонарушения. Коэну нечего было сказать о девочках, так как он предполагал, что их мало заботит, насколько хорошо они учатся в школе, вместо этого придавая большее значение браку и семье, и, следовательно, они останутся невозмутимыми, даже если они не будут хорошо учиться. Позже ученые раскритиковали его пренебрежение к девушкам и предположения о них.

    Другой социолог, Уолтер Миллер (1958), сказал, что бедные мальчики становятся правонарушителями, потому что они живут в субкультуре низшего класса, которая включает в себя несколько основных проблем или ценностей, которые помогают вести к правонарушению. Эти основные проблемы включают вкус к неприятностям, твердость, сообразительность и азарт. Если мальчики растут в субкультуре с такими ценностями, они с большей вероятностью нарушат закон. Их девиация — результат их социализации. Критики заявили, что Миллер преувеличил различия между системами ценностей в бедных городских кварталах и более богатых сообществах среднего класса (Akers & Sellers, 2008).

    Очень популярным субкультурным объяснением является тезис о так называемой субкультуре насилия, впервые выдвинутый Марвином Вольфгангом и Франко Ферракути (1967). По их словам, в некоторых городских районах субкультура насилия способствует насильственной реакции на оскорбления и другие проблемы, которые люди из среднего класса, вероятно, проигнорируют. Они продолжили, что субкультура насилия возникает отчасти из-за потребности мужчин из низших слоев общества «доказать» свою мужественность ввиду их экономической несостоятельности. Количественные исследования для проверки их теории не показали, что городская беднота с большей вероятностью, чем другие группы, одобряет насилие (Cao, Adams, & Jensen, 1997).С другой стороны, недавние этнографические (качественные) исследования показывают, что большие сегменты городской бедноты действительно принимают «кодекс» жесткости и насилия для поощрения уважения (Anderson, 1999). Как показывают эти противоречивые данные, точка зрения субкультуры на насилие остается противоречивой и заслуживает дальнейшего изучения.

    Теория социального контроля

    Трэвис Хирши (1969) утверждал, что человеческая природа в основном эгоистична, и поэтому задавался вопросом, почему люди совершают отклонения от нормы , а не .Его ответ, который теперь называется теорией социального контроля (также известной как теория социальных связей ), заключался в том, что их связи с традиционными социальными институтами, такими как семья и школа, не дают им нарушать социальные нормы. Основная точка зрения Хирши отражает точку зрения Дюркгейма о том, что строгие социальные нормы уменьшают отклонения, такие как самоубийства.

    Хирски выделил четыре типа привязанности к общепринятым социальным институтам: привязанность, приверженность, участие и вера.

    1. Приложение говорит о том, насколько мы чувствуем лояльность к этим учреждениям и заботимся о мнении людей в них, таких как наши родители и учителя.Чем больше мы привязаны к своим семьям и школам, тем меньше вероятность того, что мы будем отклоняться от нормы.
    2. Обязательства означает, насколько мы ценим наше участие в обычных мероприятиях, таких как получение хорошего образования. Чем больше мы привержены этой деятельности и чем больше времени и энергии мы вкладываем в нее, тем меньше мы будем отклоняться.
    3. Вовлеченность означает количество времени, которое мы проводим в обычных видах деятельности. Чем больше времени мы проводим, тем меньше у нас возможностей отклоняться.
    4. Вера означает принятие нами норм общества. Чем больше мы верим в эти нормы, тем меньше отклоняемся.

    Теория социального контроля Трэвиса Хирски подчеркивает важность связи с социальными институтами для предотвращения девиантности. Его теория подчеркивала важность привязанности к семье в этом отношении.

    Теория Хирши была очень популярна. Многие исследования показывают, что молодые люди, у которых более слабые связи со своими родителями и школой, более склонны к отклонениям от нормы.Но у этой теории есть свои критики (Akers & Sellers, 2008). Одна из проблем связана с вопросом о причинном порядке, основанном на принципах курицы и яйца. Например, многие исследования подтверждают теорию социального контроля, обнаруживая, что подростки-правонарушители часто имеют худшие отношения со своими родителями, чем подростки, не склонные к поведению. Это потому, что плохие отношения побуждают молодежь совершать правонарушения, как думал Хирши? Или это потому, что преступность молодежи ухудшает их отношения с родителями? Несмотря на эти вопросы, теория социального контроля Хирши продолжает влиять на наше понимание девиантности.Если это правильно, в нем предлагается несколько стратегий предотвращения преступности, включая программы, направленные на улучшение воспитания детей и отношений между родителями и детьми (Welsh & Farrington, 2007).

    Конфликт и феминистские объяснения

    Объяснения преступлений, основанные на перспективе конфликта, отражают общее представление о том, что общество — это борьба между «имущими» наверху общества с социальной, экономической и политической властью и «неимущими» внизу.Соответственно, они предполагают, что те, кто наделен властью, принимают законы и иным образом используют правовую систему для обеспечения своего положения на вершине общества и удержания бессильных внизу (Bohm & Vogel, 2011). Бедные и меньшинства чаще подвергаются аресту, осуждению и тюремному заключению из-за своей бедности и расы. Эти объяснения также возлагают вину на уличную преступность со стороны бедных на экономические лишения и неравенство, в которых они живут, а не на какие-либо моральные недостатки бедных.

    В некоторых объяснениях конфликта также говорится, что капитализм помогает беднякам создавать уличную преступность.Одним из первых сторонников этой точки зрения был голландский криминолог Виллем Бонгер (1916), который сказал, что капитализм как экономическая система предполагает конкуренцию за прибыль. Эта конкуренция приводит к тому, что в культуре капиталистического общества делается акцент на эгоизме или своекорыстном поведении и жадности . Поскольку прибыль становится настолько важной, люди в капиталистическом обществе с большей вероятностью, чем в некапиталистическом обществе, нарушат закон ради наживы и других выгод, даже если их поведение вредит другим.

    Неудивительно, что объяснения конфликта вызвали много споров (Akers & Sellers, 2008). Многие ученые отвергают их за то, что они рисуют чрезмерно критическую картину Соединенных Штатов и игнорируют крайности некапиталистических стран, в то время как другие говорят, что теории преувеличивают степень неравенства в правовой системе. При оценке дебатов по поводу объяснений конфликта справедливый вывод состоит в том, что их взгляд на дискриминацию со стороны правовой системы больше применим к преступлениям без потерпевших (обсуждаемым в следующем разделе), чем к обычным преступлениям, где трудно утверждать, что законы против таких вещей, как убийство и грабеж отражают потребности сильных мира сего.Тем не менее, существует множество свидетельств, подтверждающих конфликтное утверждение о том, что бедные и меньшинства сталкиваются с недостатками в правовой системе (Reiman & Leighton, 2010). Проще говоря, бедные не могут позволить себе хороших адвокатов, частных детективов и других преимуществ, которые деньги приносят в суде. В качестве всего лишь одного примера: если бы кто-то намного беднее, чем О. Дж. Симпсон, бывший футболист и знаменитость СМИ, был арестован, как и в 1994 году, за жестокое убийство двух человек, обвиняемый почти наверняка был бы признан виновным.Симпсон смог позволить себе защиту стоимостью в сотни тысяч долларов и выиграл оправдательный приговор присяжных в своем уголовном процессе (Barkan, 1996). Также в соответствии с взглядами теории конфликтов руководители корпораций, входящие в число наиболее влиятельных членов общества, часто нарушают закон, не опасаясь тюремного заключения, как мы увидим в нашем обсуждении преступлений белых воротничков далее в этой главе. Наконец, многие исследования подтверждают точку зрения теории конфликта о том, что корни преступлений бедных людей лежат в социальном неравенстве и экономических лишениях (Barkan, 2009).

    Феминистские перспективы

    Феминистские взгляды на преступность и уголовное правосудие также подпадают под широкую рубрику объяснений конфликтов и получили широкое распространение в последние два десятилетия. Большая часть этой работы касается изнасилований и сексуальных посягательств, насилия со стороны интимного партнера и других преступлений против женщин, которыми в значительной степени пренебрегали, пока феминистки не начали писать о них в 1970-х годах (Griffin, 1971). Их взгляды с тех пор повлияли на общественное и официальное отношение к изнасилованиям и домашнему насилию, которые раньше считались чем-то, что девочки и женщины навлекали на себя.Вместо этого феминистский подход возлагает вину за эти преступления на неравенство общества в отношении женщин и устаревшие взгляды на отношения между полами (Renzetti, 2011).

    Еще одним направлением феминистской работы является гендерная и юридическая обработка. Что касается шансов быть арестованными и наказанными, женщинам лучше или хуже, чем мужчинам? После множества исследований за последние два десятилетия лучший ответ — мы не уверены (Belknap, 2007). С женщинами обращаются чуть более сурово, чем с мужчинами, за мелкие преступления и чуть менее сурово за серьезные преступления, но гендерный эффект в целом слаб.

    Третий аспект касается гендерных различий в тяжких преступлениях, поскольку женщины и девочки гораздо реже, чем мужчины и мальчики, прибегают к насилию и совершают серьезные имущественные преступления, такие как кражи со взломом и кражи транспортных средств. Большинство социологов связывают это различие с гендерной социализацией. Проще говоря, социализация мужской гендерной роли или мужественности приводит к таким ценностям, как конкурентоспособность, и поведенческим моделям, таким как проведение большего количества времени вдали от дома, что все способствует девиантности.И наоборот, несмотря на любые недостатки, социализация в женской гендерной роли или женственности способствует продвижению таких ценностей, как мягкость и модели поведения, такие как проведение большего количества времени дома, которые помогают ограничить отклонения (Chesney-Lind & Pasko, 2004). Отмечая, что мужчины совершают так много преступлений, Кэтлин Дейли и Меда Чесни-Линд (1988, с. 527) писали:

    Большая цена заплачена за структуры мужского доминирования и за те самые качества, которые побуждают мужчин добиваться успеха, контролировать других и обладать бескомпромиссной властью.… Гендерные различия в преступности говорят о том, что преступление в конце концов может быть не таким уж нормальным. Такие различия заставляют нас понять, что в жизни женщин мужчинам есть чему поучиться.

    Гендерная социализация помогает объяснить, почему женщины совершают менее серьезные преступления, чем мужчины. Мальчиков воспитывают конкурентоспособными и агрессивными, а девочек — более нежными и заботливыми.

    Philippe Put — Бой — CC BY 2.0.

    Два десятилетия спустя эта проблема все еще остается.

    Символические пояснения интеракционистов

    Поскольку символический интеракционизм фокусируется на средствах, которые люди получают от своего социального взаимодействия, символические интеракционистские объяснения приписывают отклонение различным аспектам социального взаимодействия и социальных процессов, которые испытывают нормальные люди. Эти объяснения помогают нам понять, почему некоторые люди с большей вероятностью, чем другие, живут в одинаковых социальных средах. Существует несколько таких объяснений.

    Теория дифференциальной ассоциации

    Один популярный набор объяснений, часто называемый теориями обучения , подчеркивает, что девиантность усваивается в результате взаимодействия с другими людьми, которые считают, что отклонение от нормы — это нормально, и которые часто сами совершают отклонение.Таким образом, девиация возникает в результате нормальных процессов социализации. Наиболее влиятельным из таких объяснений является теория дифференциальной ассоциации Эдвина Х. Сазерленда (1947), согласно которой преступному поведению можно научиться, общаясь с близкими друзьями и членами семьи. Эти люди учат нас не только тому, как совершать различные преступления, но также ценностям, мотивам и рационализаторам, которые нам необходимо принять, чтобы оправдать нарушение закона. Чем раньше в нашей жизни мы общаемся с девиантными людьми и чем чаще мы это делаем, тем больше вероятность, что мы сами станем девиантными.Таким образом, нормальный социальный процесс, социализация, может привести нормальных людей к отклонениям.

    Теория дифференциальной ассоциации Сазерленда была одной из самых влиятельных социологических теорий за всю историю. На протяжении многих лет многочисленные исследования документально подтверждают важность взаимоотношений подростков со сверстниками для их вступления в мир наркотиков и правонарушений (Akers & Sellers, 2008). Однако некоторые критики говорят, что не все отклонения являются результатом влияния девиантных сверстников. Тем не менее, теория дифференциальных ассоциаций и более широкая категория теорий обучения, которые она представляет, остаются ценным подходом к пониманию отклонений и преступности.

    Теория этикетирования

    Если мы арестуем и заключим кого-то в тюрьму, мы надеемся, что они будут «напуганы прямо» или удержатся от совершения преступления снова. Теория навешивания ярлыков предполагает прямо противоположное: она говорит, что навешивание ярлыка на кого-то девиантного увеличивает шансы того, что обозначенный человек продолжит совершать девиантность. Согласно теории навешивания ярлыков, это происходит из-за того, что у человека, на который наносят ярлыки, формируется девиантное представление о себе, что приводит к еще большим отклонениям. Девиантность — это результат того, что на нее навешивают ярлык (Bohm & Vogel, 2011).

    Этот эффект усиливается тем, как общество обращается с тем, на кого навесили ярлык. Исследования показывают, что у соискателей с судимостью гораздо меньше шансов быть принятым на работу, чем у тех, у кого нет досье (Pager, 2009). Предположим, у вас есть судимость, и вы заметили ошибку в своих действиях, но были отклонены несколькими потенциальными работодателями. Как вы думаете, вы могли быть немного разочарованы? Если ваша безработица продолжится, не могли бы вы снова подумать о совершении преступления? Между тем, вы хотите познакомиться с некоторыми законопослушными друзьями, поэтому вы идете в бар для одиноких.Вы начинаете разговаривать с тем, кто вас интересует, и в ответ на вопрос этого человека говорите, что находитесь между работой. Когда ваш напарник спрашивает о вашей последней работе, вы отвечаете, что попали в тюрьму за вооруженное ограбление. Как вы думаете, как ваш собеседник отреагирует, услышав это? Как следует из этого сценария, ярлык девианта может затруднить избежание продолжения девиантной жизни.

    Теория навешивания ярлыков также спрашивает, действительно ли одни люди и модели поведения чаще других приобретают девиантный ярлык.В частности, он утверждает, что нелегальные факторы, такие как внешний вид, раса и социальный класс, влияют на то, как часто происходит официальная маркировка.

    Теория маркировки предполагает, что кто-то, кого называют девиантным, в результате с большей вероятностью совершит отклонение. Одна из проблем, с которой бывшие заключенные сталкиваются после возвращения в общество, заключается в том, что потенциальные работодатели не хотят их нанимать. Этот факт увеличивает вероятность совершения ими новых преступлений.

    Классический анализ «Святых» и «Головорезов» Уильяма Чамблисса (1973) является прекрасным примером этого аргумента.Святыми были восемь учеников средней школы мужского пола из среднего класса, которые были очень правонарушителями, в то время как Головорезы были шестью учениками мужского пола в той же старшей школе, которые также были очень правонарушителями, но происходили из бедных семей рабочего класса. Хотя поведение Святых, возможно, было более вредным, чем поведение Головорезов, их действия считались безобидными розыгрышами, и их никогда не арестовывали. После окончания средней школы они поступили в колледж, аспирантуру и профессиональную школу и сделали достойную карьеру.Напротив, Головорезов многие считали нарушителями спокойствия и часто попадали в неприятности из-за своего поведения. Став взрослыми, они либо оказались на низкооплачиваемой работе, либо попали в тюрьму.

    Взгляды теории маркировки на последствия маркировки и на важность нелегальных факторов для официальной маркировки остаются противоречивыми. Тем не менее, теория сильно повлияла на изучение девиантности и преступности за последние несколько десятилетий и обещает, что так будет и в будущем.

    Ключевые выводы

    • И биологические, и психологические объяснения предполагают, что отклонение от нормы проистекает из проблем, возникающих внутри человека.
    • Социологические объяснения относят отклонения к различным аспектам социальной среды.
    • Существует несколько объяснений функционализма. Дюркгейм подчеркнул функции, которые девиантность выполняет для общества. Теория напряжения Мертона предполагала, что отклонения среди бедных являются результатом их неспособности достичь экономического успеха, столь ценимого в американском обществе. Другие объяснения подчеркивают роль социальных и физических характеристик городских кварталов, девиантных субкультур и слабых связей с социальными институтами.
    • Объяснения конфликта предполагают, что богатые и влиятельные используют правовую систему для защиты своих интересов и для того, чтобы держать бедных и расовые меньшинства в подчинении. Феминистские взгляды подчеркивают важность гендерного неравенства для преступлений против женщин и мужской социализации для гендерных различий в преступности.
    • Интеракционистские объяснения подчеркивают важность социального взаимодействия в приверженности девиантности и реакции на нее. Теория маркировки предполагает, что процесс маркировки помогает гарантировать, что кто-то будет продолжать совершать отклонения, а также предполагает, что некоторые люди с большей вероятностью, чем другие, будут названы девиантными из-за их внешности, расы, социального класса и других характеристик.

    Для вашего обзора

    1. В чем важное отличие биологических и психологических объяснений от социологических?
    2. Каковы любые две функции отклонения по Дюркгейму?
    3. Каковы любые две криминогенные социальные или физические характеристики городских кварталов?
    4. Каковы любые два предположения феминистских взглядов на девиантность и преступность?
    5. Согласно теории навешивания ярлыков, что происходит, когда на кого-то навешивают ярлык девианта?

    Список литературы

    Агнью Р.(2007). Принуждение к преступлению: обзор общей теории деформации . Лос-Анджелес, Калифорния: Роксбери.

    Акерс, Р. Л., и Селлерс, К. С. (2008). Криминологические теории: введение, оценка и применение . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Андерсон, Э. (1999). Уличный кодекс: порядочность, насилие и нравственная жизнь центральной части города . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: У. В. Нортон.

    Баркан С. Э. (1996). Социально-научное значение О.Дело Дж. Симпсона. В G. Barak (Ed.), Представляя O.J .: Убийство, уголовное правосудие и массовая культура (стр. 36–42). Олбани, штат Нью-Йорк: Харроу и Хестон.

    Баркан С. Э. (2009). Значение количественного анализа для критического понимания преступности и общества. Критическая криминология, 17 , 247–259.

    Белкнап Дж. (2007). Женщина-невидимка: пол, преступность и справедливость. Белмонт, Калифорния: Уодсворт.

    Беллэр, П. Э. и МакНалти, Т. Л. (2009).Членство в бандах, продажа наркотиков и насилие по соседству. Justice Quarterly, 26 , 644–669.

    Бом, Р. М., и Фогель, Б. (2011). Букварь по теории преступности и правонарушений (3-е изд.). Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

    Bonger, W. (1916). Преступность и экономические условия (Х. П. Хортон, пер.). Бостон, Массачусетс: Маленький, Браун.

    Цао Л., Адамс А. и Дженсен В. Дж. (1997). Проверка тезиса о черной субкультуре насилия: исследовательская заметка. Криминология, 35, 367–379.

    Chambliss, W. J. (1973). Святые и хулиганы. Общество, 11, 24–31.

    Чесни-Линд, М., и Пасько, Л. (2004). Женщина-преступник: девушки, женщины и преступность . Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.

    Кларк, В. В. Т. (1940). Инцидент с бычьим луком . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Random House.

    Cloward, R.A., & Ohlin, L.E. (1960). Преступность и возможности: теория преступных банд .Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса.

    Коэн, А. К. (1955). Мальчики-преступники: культура банды . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса.

    Дейли К. и Чесни-Линд М. (1988). Феминизм и криминология. Justice Quarterly, 5, 497–538.

    Ганс, Х. Дж. (1996). Война против бедных: низшие слои общества и политика борьбы с бедностью . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги.

    Гриффин С. (1971, сентябрь). Изнасилование: общеамериканское преступление. Ramparts, 10 , 26–35.

    Хирши, Т. (1969). Причины правонарушений . Беркли: Калифорнийский университет Press.

    Мирс, Д. П., Ван, X., Хэй, К., и Бейлз, В. Д. (2008). Социальная экология и рецидивизм: последствия для возвращения заключенных. Криминология, 46, 301–340.

    Мертон, Р. К. (1938). Социальная структура и аномия. Американский социологический обзор, 3, 672–682.

    Месснер, С. Ф., и Розенфельд, Р. (2007). Преступление и американская мечта .Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

    Миллер, В. Б. (1958). Культура низшего класса как порождающая среда преступности банд. Журнал социальных проблем, 14 , 5–19.

    Пейджер Д. (2009). Отмечено: раса, преступность и поиск работы в эпоху массовых тюрем . Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

    Рейман Дж. И Лейтон П. (2010). Богатые становятся еще богаче, а бедные попадают в тюрьму: Идеология, класс и уголовное правосудие (9-е изд.). Бостон, Массачусетс: Аллин и Бэкон.

    Ренцетти, К. (2011). Феминистская криминология . Рукопись отправлена ​​в печать.

    Сэмпсон, Р. Дж. (2006). Какое значение имеет контекст сообщества? Социальные механизмы и объяснение уровня преступности. В П.-О. Х. Викстрём и Р. Дж. Сэмпсон (ред.), Объяснение преступления: контекст, механизмы и развитие (стр. 31–60). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Сазерленд, Э. Х. (1947). Основы криминологии . Филадельфия, Пенсильвания: Дж.П. Липпинкотт.

    Валлийский Б. К. и Фаррингтон Д. П. (ред.). (2007). Предупреждение преступности: что работает для детей, правонарушителей, жертв и мест . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Спрингер.

    Вольфганг, М. Э. и Ферракути, Ф. (1967). Субкультура насилия . Лондон, Англия: Социальные науки в мягкой обложке.

    7.1E: Функции отклонения

    1. Последнее обновление
    2. Сохранить как PDF
    1. Ключевые моменты
    2. Ключевые термины

    Девиантность дает обществу границы для определения приемлемого и неприемлемого поведения в обществе.

    Цели обучения

    • Опишите, как структурный функционализм рассматривает связь между отклонениями и социальными изменениями

    Ключевые моменты

    • Девианс дает ключ к пониманию разрушения и перекалибровки общества, которые происходят с течением времени.
    • Системы отклонений создают нормы и говорят членам данного общества, как им себя вести, устанавливая образцы приемлемого и неприемлемого поведения.
    • Девиантность позволяет большинству группы объединиться вокруг своего мировоззрения, часто за счет тех, кто отмечен как отклоняющиеся.
    • Социальные параметры создают границы между популяциями и приводят к менталитету «мы против них» внутри различных групп.
    • Признание девиантности может на самом деле укрепить солидарность в отмеченном сообществе, поскольку его члены гордятся своей стигматизированной идентичностью и причастны к ней.
    • Некоторые черты характера будут подвергнуты стигматизации и потенциально могут вызвать социальные потрясения. Однако по мере того, как черты характера становятся более распространенными, общество постепенно приспосабливается к включению в него ранее стигматизированных черт.

    Ключевые термины

    • структурный функционализм : Структурно-функционалистский подход к девиации утверждает, что девиантное поведение играет важную роль в обществе, выявляя образцы того, что приемлемо и что неприемлемо. Эти социальные параметры создают границы и способствуют формированию менталитета «мы против них».

    Какую функцию понятие девиантности играет в обществе? Социологи, отождествляющие себя с традицией структурного функционализма, задают вопросы такого типа.Структурный функционализм уходит своими корнями в самые истоки социологической мысли и развитие социологии как дисциплины. Структурно-функционалистский подход подчеркивает социальную солидарность и стабильность социальных структур. Структурные функционалисты спрашивают: как то или иное социальное явление способствует социальной стабильности? На этот вопрос нельзя ответить, не рассмотрев вопрос о девиансе.

    Для структурного функционалиста девиантность выполняет две основные роли в создании социальной стабильности.Во-первых, системы отклонений создают нормы и говорят членам данного общества, как им себя вести, устанавливая модели приемлемого и неприемлемого поведения. Чтобы знать, как не расстроить общество, нужно знать, какое поведение считается девиантным. Во-вторых, эти социальные параметры создают границы между популяциями и способствуют формированию менталитета «мы против них» внутри различных групп. Девиантность позволяет групповому большинству объединиться вокруг своего мировоззрения за счет тех, кто отмечен как девиантные.И наоборот, отметка как девиантная может на самом деле укрепить солидарность внутри отмеченного сообщества, поскольку члены гордятся своей стигматизированной идентичностью и причастны к ней, создавая собственные сплоченные единицы.

    Итак, с точки зрения структурно-функционализма, как меняется общество, особенно в том, что касается установления норм и девиантного поведения? Девиация дает ключ к пониманию разрушения и перестройки общества, происходящих с течением времени. Некоторые черты характера будут подвергнуты стигматизации и потенциально могут вызвать социальные потрясения.Однако по мере того, как черты характера становятся более распространенными, общество постепенно приспосабливается к включению в него ранее стигматизированных черт. Возьмем, к примеру, гомосексуальность. В городах Америки 50 лет назад гомосексуальное поведение считалось девиантным. С одной стороны, это раскололо общество на тех, кто отмечен как гомосексуалы, и тех, кто не отмечен (нормативные гетеросексуалы). Хотя этот менталитет «мы против них» укреплял социальную идентичность и солидарность внутри этих двух категорий, тем не менее, существовал всеобъемлющий социальный раскол.Со временем гомосексуальность стал более распространенным явлением. Соответственно, то, что первоначально выглядело как раскол общества, на самом деле усиливает социальную стабильность, позволяя создавать механизмы для социальной адаптации и развития.

    Четыре механизма, регулирующих наше поведение. Наше поведение в повседневной жизни регулируется социальными нормами, законодательством и политикой, технологиями и дизайном, а также рыночными силами.

    ЛИЦЕНЗИИ И АТРИБУЦИИ

    CC ЛИЦЕНЗИОННЫЙ КОНТЕНТ, ПРЕДЫДУЩИЙ ОБЩИЙ

    • Курирование и проверка. Предоставлено : Boundless.com. Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike

    CC ЛИЦЕНЗИОННОЕ СОДЕРЖАНИЕ, СПЕЦИАЛЬНАЯ АТРИБУЦИЯ

    • Введение в социологию / Девиантность. Источник : Wikibooks. Расположен по адресу : en.wikibooks.org/wiki/Introdu…23Introduction . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
    • Социальное отклонение. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Social_…ns_of_deviance . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
    • Неформальное отклонение. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Informal%20Deviance . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
    • Формальное отклонение. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Formal%20Deviance . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
    • отклонение. Источник : Викисловарь. Адрес: : en.wiktionary.org/wiki/deviance . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
    • Теория социальной напряженности Мертона. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/File:Me…ain_theory.svg . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права
    • Социальное отклонение / структурный функционализм. Источник : Wikibooks. Расположен по адресу : en.wikibooks.org/wiki/Social_…nalism%23Norms . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
    • Подробнее. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/More . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
    • народный путь. Источник : Викисловарь. Адрес: : en.wiktionary.org/wiki/folkway . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
    • клеймо. Источник : Викисловарь. Адрес: : en.wiktionary.org/wiki/stigma . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
    • Теория социальной напряженности Мертона. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/File:Me…ain_theory.svg . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права
    • Все размеры | Что по-датски означает женоненавистничество? N | Flickr — Обмен фотографиями !. Предоставлено : Flickr. Адрес: : www.flickr.com/photos/milgram…n/photostream/ . Лицензия : CC BY: Attribution
    • Социальная стигма. Источник : Википедия. Расположен по адресу : https://en.Wikipedia.org/wiki/Social_stigma . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
    • отклонение. Источник : Викисловарь. Адрес: : en.wiktionary.org/wiki/deviance . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
    • клеймо. Источник : Викисловарь. Адрес: : en.wiktionary.org/wiki/stigma . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
    • клеймят. Источник : Викисловарь. Адрес: : en.wiktionary.org/wiki/stigmatized . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
    • Теория социальной напряженности Мертона. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/File:Me…ain_theory.svg . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права
    • Все размеры | Что по-датски означает женоненавистничество? N | Flickr — Обмен фотографиями !. Предоставлено : Flickr. Адрес: : www.flickr.com/photos/milgram…n/photostream/ . Лицензия : CC BY: Attribution
    • Будьте осторожны: положите конец стигме против психических заболеваний. Расположен по адресу : http://www.youtube.com/watch?v=xsMPHUV11PM . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права . Условия лицензии : Стандартная лицензия YouTube
    • Стигма | Flickr — Обмен фотографиями !. Предоставлено : Flickr. Находится по адресу : www.flickr.com/photos/dasfoto…um/6848222637/ . Лицензия : CC BY: Attribution
    • Отклонение на рабочем месте. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Workpla…23Cyberloafing . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
    • Cyberloafing. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Cyberloafing . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
    • киберлофинг. Источник : Викисловарь. Адрес: : en.wiktionary.org/wiki/cyberloafing . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
    • Отклонение от собственности. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Property%20Deviance . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
    • диверсия. Источник : Викисловарь. Адрес: : en.wiktionary.org/wiki/sabotage . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
    • Теория социальной напряженности Мертона. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/File:Me…ain_theory.svg . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права
    • Все размеры | Что по-датски означает женоненавистничество? N | Flickr — Обмен фотографиями !. Предоставлено : Flickr. Адрес: : www.flickr.com/photos/milgram…n/photostream/ . Лицензия : CC BY: Attribution
    • Будьте осторожны: положите конец стигме против психических заболеваний. Расположен по адресу : http://www.youtube.com/watch?v=xsMPHUV11PM . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права . Условия лицензии : Стандартная лицензия YouTube
    • Стигма | Flickr — Обмен фотографиями !. Предоставлено : Flickr. Находится по адресу : www.flickr.com/photos/dasfoto…um/6848222637/ . Лицензия : CC BY: Attribution
    • Расслабление (и переедание) на работе | Flickr — Обмен фотографиями !. Предоставлено : Flickr. Находится по адресу : www.flickr.com/photos/fboyd/1920516817/ . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
    • Введение в социологию / Девианс. Источник : Wikibooks. Расположен по адресу : en.wikibooks.org/wiki/Introdu…-Functionalism . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
    • структурный функционализм. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/structu…0functionalism . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
    • Теория социальной напряженности Мертона. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/File:Me…ain_theory.svg . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права
    • Все размеры | Что по-датски означает женоненавистничество? N | Flickr — Обмен фотографиями !. Предоставлено : Flickr. Адрес: : www.flickr.com/photos/milgram…n/photostream/ . Лицензия : CC BY: Attribution
    • Будьте осторожны: положите конец стигме против психических заболеваний. Расположен по адресу : http://www.youtube.com/watch?v=xsMPHUV11PM . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права . Условия лицензии : Стандартная лицензия YouTube
    • Стигма | Flickr — Обмен фотографиями !. Предоставлено : Flickr. Находится по адресу : www.flickr.com/photos/dasfoto…um/6848222637/ . Лицензия : CC BY: Attribution
    • Расслабление (и переедание) на работе | Flickr — Обмен фотографиями !. Предоставлено : Flickr. Находится по адресу : www.flickr.com/photos/fboyd/1920516817/ . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
    • четыре механизма, регулирующих наше поведение | Flickr — Обмен фотографиями !. Предоставлено : Flickr. Адрес: : http://www.flickr.com/photos/notbrucelee/7153825865/ . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike

    Функции девиации

    Какую функцию понятие девиации играет в обществе? Социологи, отождествляющие себя с традицией структурного функционализма, задают вопросы такого типа. Структурный функционализм уходит своими корнями в самые истоки социологической мысли и развитие социологии как дисциплины.Структурно-функционалистский подход подчеркивает социальную солидарность и стабильность социальных структур. Структурные функционалисты спрашивают: как то или иное социальное явление способствует социальной стабильности? На этот вопрос нельзя ответить, не рассмотрев вопрос о девиансе.

    Для структурного функционалиста девиантность выполняет две основные роли в создании социальной стабильности. Во-первых, системы отклонений создают нормы и говорят членам данного общества, как им себя вести, устанавливая модели приемлемого и неприемлемого поведения.Чтобы знать, как не расстроить общество, нужно знать, какое поведение считается девиантным. Во-вторых, эти социальные параметры создают границы между популяциями и способствуют формированию менталитета «мы против них» внутри различных групп. Девиантность позволяет групповому большинству объединиться вокруг своего мировоззрения за счет тех, кто отмечен как девиантные. И наоборот, отметка как девиантная может на самом деле укрепить солидарность внутри отмеченного сообщества, поскольку члены гордятся своей стигматизированной идентичностью и причастны к ней, создавая собственные сплоченные единицы.

    Итак, с точки зрения структурно-функционализма, как меняется общество, особенно в том, что касается установления норм и девиантного поведения? Девиация дает ключ к пониманию разрушения и перестройки общества, происходящих с течением времени. Некоторые черты характера будут подвергнуты стигматизации и потенциально могут вызвать социальные потрясения. Однако по мере того, как черты характера становятся более распространенными, общество постепенно приспосабливается к включению в него ранее стигматизированных черт. Возьмем, к примеру, гомосексуальность. В городах Америки 50 лет назад гомосексуальное поведение считалось девиантным.С одной стороны, это раскололо общество на тех, кто отмечен как гомосексуалы, и тех, кто не отмечен (нормативные гетеросексуалы). Хотя этот менталитет «мы против них» укреплял социальную идентичность и солидарность внутри этих двух категорий, тем не менее, существовал всеобъемлющий социальный раскол. Со временем гомосексуальность стал более распространенным явлением. Соответственно, то, что первоначально выглядело как раскол общества, на самом деле усиливает социальную стабильность, позволяя создавать механизмы для социальной адаптации и развития.

    Четыре механизма, регулирующие наше поведение

    Наше поведение в повседневной жизни регулируется социальными нормами, законодательством и политикой, технологиями и дизайном, а также рыночными силами.

    Дюркгейм о девиансе | tutor2u

    Дюркгейма часто считают отцом-основателем функционалистской социологии, и его идеи о девиантности следует понимать в контексте его взглядов на общество в целом.У него была органическая аналогия общества; он воспринимал это как сродни человеческому телу: различные органы (учреждения) должны правильно функционировать, чтобы все было в хорошем состоянии. Хотя чрезмерное отклонение могло быть симптомом нездорового или дисфункционального общества, что, возможно, удивительно, Дюркгейм утверждал, что отклонение само по себе было функциональным , нормальным и неизбежным .

    Дюркгейм предположил, что девиация имеет следующие функции:

    • Граничное обслуживание
    • Социальные изменения

    Дюркгейм утверждал, что в функционирующем обществе существует ценностный консенсус (общий набор из норм и ценностей ), в которые, благодаря различным социальным институтам, социализировано подавляющее большинство в обществе . Один из способов укрепления этого консенсуса — контроль за маргиналами: формальные и неформальные санкции, используемые либо для вознаграждения тех, кто подчиняется, либо для наказания тех, кто отклоняется. Действительно, наше общее неодобрение девиантного поведения укрепляет нашу социальную солидарность . Дюркгейм утверждает, что даже в «обществе святых» отклонения все равно будут. Другими словами, поскольку девиантность описывает любое поведение, которое противоречит нормам, ценностям и ожиданиям общества, все общества имеют отклонения, даже если виды поведения, считающиеся девиантными, могут варьироваться от общества к обществу.

    Девианс также способствует социальным изменениям. Если бы люди никогда не отклонялись от норм и ценностей общества, то общество никогда не изменилось бы; и изменение может быть очень хорошей вещью (хотя функционалисты будут продвигать постепенные, органические изменения, а не радикальные изменения). Органический процесс социальных изменений начинается с того, что общество положительно реагирует на девиантное поведение. Постепенно девиантное поведение становится нормальным, и, среди прочего, это может привести к изменениям в законе, например: изменение отношения к гомосексуализму в 20 гг.

    Кингсли Дэвис (1967) предложил еще одну функцию девиации: девиация действует как предохранительный клапан для общества. Он приводит пример проституции, предполагая, что она имеет положительную функцию снятия сексуального напряжения мужчин. (Ясно, что это очень спорный аргумент!)

    Дюркгейм утверждал, что слишком большое или слишком маленькое отклонение плохо для общества, предполагая, что существует либо слишком много, либо слишком мало социального порядка и контроля. Например, он утверждал, что в доиндустриальном обществе было меньше отклонений из-за механической солидарности общества (природа экономики и общества означала, что социальные связи были очень тесными).Усиление изоляции и приватизации современных индустриальных обществ увеличивало вероятность отклонений. Дюркгейм также утверждал, что, когда общества претерпевают быстрые изменения (например, во время индустриализации), будут увеличиваться отклонения из-за того, что он назвал аномией: отсутствие норм или отсутствие социального контроля и сплоченности.

    Оценка Дюркгейма

    • Реалисты (как левые, так и правые) критикуют идею о том, что преступление является одновременно нормальным и функциональным.Они указывают на то, что преступность является очень реальной проблемой для жертв и для общества, и что социология преступности и девиантности должна информировать политиков с точки зрения того, как предотвращать преступность
    • Марксисты утверждают, что Дюркгейм не понимает, откуда приходит консенсус и в чьих интересах он существует. Они указывают на то, что законы принимаются государством, как правило, в интересах правящего класса. Вместо ценностного консенсуса в интересах общества существует идеология или гегемония в интересах капитализма.
    • Другие функционалисты отмечают, что, хотя Дюркгейм в некоторой степени объясняет, почему в одних обществах может быть больше преступлений и отклонений, чем в других, он не учитывает, почему одни люди или группы в обществе совершают преступления, а другие нет. Хотя существование некоторых преступлений в обществе является нормальным явлением, большинство людей большую часть времени не совершают преступления. Об этом говорит Дюркгейм.

    Теории отклонения

    В то время как теория также предполагает, что люди, которых общество называет «преступниками», вероятно, являются членами подчиненных групп, критики утверждают, что это упрощает ситуацию.В качестве примеров они приводят богатых и влиятельных бизнесменов, политиков и других лиц, совершающих преступления. Критики также утверждают, что теория конфликта мало что дает для объяснения причин отклонений. Сторонники, однако, возражают, утверждая, что теория не пытается углубиться в этиологию. Вместо этого теория делает то, что утверждает: она обсуждает отношения между социализацией, социальным контролем и поведением.

    Теория маркировки

    Тип символического взаимодействия, теория обозначения касается значений, которые люди извлекают из ярлыков, символов, действий и реакций друг друга.Эта теория утверждает, что поведение является девиантным только тогда, когда общество маркирует его как девиантное. Таким образом, соответствующие члены общества, которые интерпретируют определенное поведение как девиантное, а затем прикрепляют этот ярлык к отдельным людям, определяют различие между девиантностью и отсутствием отклонений. Теория навешивания ярлыков ставит вопрос о том, кто кого и какой ярлык применяет, почему они это делают и что происходит в результате этого навешивания ярлыков.

    Влиятельные люди в обществе — политики, судьи, полицейские, врачи и так далее — обычно навешивают самые важные ярлыки.Отмеченные лица могут включать наркоманов, алкоголиков, преступников, правонарушителей, проституток, сексуальных преступников, умственно отсталых людей и пациентов психиатрических больниц. Последствия того, что вас называют девиантным, могут быть далеко идущими. Социальные исследования показывают, что те, кто имеет отрицательные ярлыки, обычно имеют более низкое представление о себе, с большей вероятностью отвергают себя и могут даже вести себя более девиантно в результате навешивания ярлыков. К сожалению, людям, которые признают, что ярлык «» другого человека «» — правильный или неправильный — трудно изменить свое мнение о помеченном человеке, даже в свете свидетельств об обратном.

    Уильям Чамблисс в 1973 году провел классическое исследование эффектов маркировки. Две его группы, состоящие из белых мужчин, старшеклассников, часто были вовлечены в преступные акты воровства, вандализма, пьянства и прогулов. Полиция никогда не арестовывала членов одной группы, которую Чамблисс назвал «Святыми», но у полиции действительно были частые стычки с членами другой группы, которую он назвал «Головорезами». Мальчики в Святых происходили из респектабельных семей, имели хорошую репутацию и успеваемость в школе и старались не попасться за нарушение закона.Будучи вежливыми, сердечными и извиняющимися всякий раз, когда сталкивались с полицией, Святые избегали называть себя «извращенцами». Напротив, Головорезы происходили из семей с более низким социально-экономическим статусом, имели плохую репутацию и плохие оценки в школе и не боялись быть пойманными за нарушение закона. Из-за враждебности и наглости при столкновении с полицией Головорезы легко были заклеймены другими и самими собой как «извращенцы». Другими словами, хотя обе группы совершали преступления, Святые считались «хорошими» из-за их вежливого поведения (что объяснялось их происхождением из высшего сословия), а Головорезы считались «плохими» из-за их наглого поведения ( что объяснялось их происхождением из низшего сословия).В результате полиция всегда принимала меры против Головорезов, но никогда — против Святых.

    Сторонники теории навешивания ярлыков поддерживают акцент теории на роли, которую установки и реакции других, а не девиантные действия per se , играют в развитии девиантности. Критики теории навешивания ярлыков указывают, что теория применима только к небольшому количеству девиантов, потому что таких людей фактически ловят и называют девиантами. Критики также утверждают, что концепции теории неясны и, следовательно, их трудно проверить с научной точки зрения.

    Добро пожаловать на веб-страницу «Введение в социологию» доктора Нестора Родригеса

    Часть 3 Лекция 3: Социологические теории девиантности

    Социологические теории девиантности ищут внешние социальные факторы, которые могут приводить к девиантному поведению индивидов, то есть акцент делается на социальной среде и социальных обстоятельствах. Эти теории также касаются реакции других людей на девиантное поведение.

    Структурно-функционалистские теории девиации — Эмиль Дюркгейм — девиантность — это нормально, так почему же это происходит? Какую функцию он выполняет?

    • реакции на отклонения помогают прояснить моральные границы
    • отклонение фактически способствует конформизму среди не отклоняющихся
    • девиантность увеличивает солидарность недевиантов
    • девиация способствует социальным изменениям (например, в результате актов гражданского неповиновения)
    • (отклонение также может способствовать усилиям по переоценке, своего рода проверке системы)

    Теория деформации Роберта Мертона:
    В каждом обществе есть культурно определенные цели и социально одобренные средства для достижения целей, особенно в экономической сфере.Но в любом обществе можно найти противоречия между культурно определенными целями и социально одобренными средствами. Этот дисбаланс Мертон назвал аномией и проиллюстрировал это на типологии адаптации.

    Культурно определенные цели: Культурно определенные цели:
    Принимает Отклонение
    Социально одобренные средства:
    Принимает Соответствие Ритуализм
    Отказ Инновации Ретреатизм

    Восстание: новые культурные цели и новые средства для достижения новых целей

    Символические интеракционистские теории
    фокус малых групп — посмотрите на повседневное социальное взаимодействие и значение, данное во взаимодействии

    Эдвин Х.Теория дифференциальной ассоциации Сазерленда

    • девиантность изучается так же, как и другое поведение, через взаимодействие в малых группах и общение
    • вы изучаете методы девиантного поведения, а также отношения и мотивацию, оправдывающие девиантное поведение
    • дифференциальная ассоциация относится к разным объемам и типам участия (вариации частоты, продолжительности, приоритета, интенсивности и т.

      Добавить комментарий

      Ваш адрес email не будет опубликован.