Определение сознания в философии: Сознание. Философия: Конспект лекций

Содержание

Сознание как философское понятие 🚩 Дети 🚩 Другое

Проблема сознания изучалась и изучается различными разделами философии. Если рассматривать онтологический аспект, то для ответа на вопрос нужно узнать его происхождение, структуру, соотношение с бессознательным и самосознанием. Также придется пояснить связи между материей и сознанием. Это довольно сложный процесс, требующий объективности.

Можно выделить три основных подхода к изучению сознания. Каждый из них имеет свои позитивные стороны и недостатки. Вместе же могут дать более-менее ясную картину.

Гносеологический аспект. В данном случае изучаются познавательные способности, благодаря которым индивид способен получать новые знания.

Аксиологический подход. Сознание рассматривается как целостная природа.

Праксеологический подход. На первом плане находятся аспекты деятельности. Особое внимание обращается на связь сознания с человеческими действиями.

В философии сознание можно определить как высшую способность психического отражения окружающей действительности. Сознание присуще исключительно человеку. Сознание не может быть бесстрастным, безэмоциональным отражением внутреннего, либо внешнего мира. О феномене сознания необходимо говорить, как о переживании и знании одновременно, которые происходят внутри индивида.

Есть другое определение сознания – как целенаправленное отображение окружающей действительности, на основе которого регулируется его поведение. К данному представлению о сознании человеческая мысль шла довольно долго. При этом продолжительное время бессознательное и сознательное были одним целым, не разделялись. Сознание часто приравнивалось к интеллекту и мышлению.

Большая проблема для выделения сознания, его определения заключается в том, что в каждом акте сознания сворачивается уникальность и неповторимость человека. Сознание выражается буквально в каждом человеческом проявлении. По словам Ницше, его нельзя отделять от жизненного опыта. Его нужно изучать совместно с ним.

Философия рассматривает сознание как целостную систему. Однако в каждом отдельном философском течении оно имеет совершенно разную структуру. Например, А. Спиркин выделяет три главные сферы: познавательная, эмоциональная, волевая.

А вот К. Г. Юнг выделяет уже четыре функции сознания, которые проявляют себя на сознательном и бессознательном уровне: мышление, чувства, ощущения, интуиция.

До сих пор философы пытаются дать четкую структуру сознания, но все это делается в той или иной мере субъективно.

Сознание | Краткий Философский Словарь | Онлайн словари по философии

СОЗНАНИЕ — важнейшая  категория философии, обозначающая человеческую способность  идеального воспроизведения  действительности. Сознание выступает в двух формах: индивидуальной  (личностной) и общественной. Понимание сущности сознания находится в  прямой зависимости от решения  вопроса о взаимоотношении духа и  природы, материи и сознания. Признание первичности идеального ведет к превращению, сознания в  самостоятельную сущность, творящую мир. Такой подход выражен в период  античности в философии Платона; в Средневековье — в христианской философии (носителем высшего  сознания является Бог), в немецкой классической философии — во взглядах Гегеля. В  материалистической философии сознание  рассматривается как свойство  высокоорганизованной материи, как  субъективный образ объективного мира, как идеальное в противоположность  материальному и в единстве с ним, как осознанное бытие, как  отношение «Я» к «не-Я». Решение проблемы сознания предполагает и выяснение предпосылок его возникновения. Их можно  усматривать в свойстве отражения,  лежащего в фундаменте материи, свойстве, родственном сознанию. Непосредственной основой  сознания является трудовая  деятельность. Сознание неотделимо от деятельности, оно возникает в процессе труда, развивается и обогащается под воздействием социокультурной реальности. Определяющую роль играет практика. Сознание прежде всего есть знание, которое составляет его сердцевину. Поэтому  правомерно определение сознания как субъективного образа  объективного мира. Это, далее, есть  способность человека, обладающего знанием, выделять себя из  окружающего мира и  противопоставлять себя ему как субъекта  объекту. Сознание — это и целеполагающая деятельность, то есть  предварительное мысленное  построение образа самой деятельности и получаемого в ходе ее  определенного результата. Содержание  сознания реализуется через  деятельность человека. Поэтому оно выступает в виде замысла и идеи. Идея — это не только знание, но и планирование того, что должно быть, это есть понятие,  ориентированное на практическую реализацию. Практическая реализация  замысла, цели, понятия предполагает наличие потребностей, а также  воли. Потребности и воля —  важнейшие компоненты сознания.  Взаимодействие с миром порождает у  человека как носителя сознания и  определенное к нему отношение. Это  выражается не только в мысленных оценках, но и эмоциях, чувствах. Процесс познания затрагивает все стороны внутреннего мира человека — потребности, интересы, чувства, волю. Важную роль играет память. Память, позволяющая сохранять опыт, перекидывает мостик между прошлым и настоящим, а также между настоящим, прошлым и  будущим. Поскольку предметом  сознания является не только внешний мир, но и сам субъект, носитель  сознания, постольку существенным моментом сознания является  самосознание. Самосознание — это осознание человеком своей  деятельности, мыслей, чувств, интересов, потребностей. Развитой формой  самосознания является теоретическая рефлексия, посредством которой  через систему понятий раскрывается социальная природа субъекта.  Существует и личностная рефлексия как проявление глубоких раздумий человека о смысле собственного  бытия, его нравственной  насыщенности. Самосознание способствует развитию субъекта, его  рационально-нравственному  совершенствованию. Сознание внутренне связано с бессознательным. Бессознательное часто (например во фрейдизме) резко противопоставляется  сознательному, ему отводится  решающая роль в жизни человека. Но существует и иная трактовка, исходящая из приоритета  сознательного. Бессознательное не  отгорожено непроходимой стеной от сознания. Его можно  рассматривать как продукт сознательной деятельности. То, что ранее  находилось в сфере сознания,  переходит в бессознательное. В свою очередь, бессознательное,  существующее в глубинах психики  человека, способно вновь  превращаться в формы сознания. СОКРАТ (469/470—399 гг. до н. э.) — древнегреческий  философ. Сам Сократ ничего не писал, а учил мудрости на площадях,  базарах, симпосьенах и других  публичных местах. Наиболее  развернуто его взгляды изложены у  Платона, его ученика, вследствие  чего бывает трудно отделить  сократовские мысли от платоновских. Главным предметом  философствования Сократа был человек,  основное отличие которого от всего мира — это душа. Сократ душу понимает интеллектуалистски, в первую очередь душа — это  разум, но также и нравственные нормы, следование  добродетелям. Поэтому, будучи сутью  человека, душа больше, чем тело, нуждается в попечении. Девизом философии Сократа стало  «Познай самого себя» — надпись над входом в храм Аполлона в Дельфах. Сократический метод со всем  арсеналом своих приемов (ирония, майевтика, индукция) имел своей целью, сверхзадачей заставить  человека взглянуть в себя. При этом  Сократ не навязывал готового знания собеседнику, а пытался вместе с ним построить его. Себя он уподоблял повивальной бабке,  присутствующей при рождении истины. Майевтика — это повивальное искусство. Ирония помогала собеседнику  увидеть, что его спесь, самомнение  основаны на кажущемся знании,  частичном, ложном. Другим девизом Сократа было: «Я знаю, что я ничего не знаю». Ирония расчищает душу. С помощью индукции, которую, по Аристотелю, Сократ начинает  применять первым, он строит понятие, нечто общее, что объединяет  изменчивые вещи в один род. Он искал  устойчивые нравственные нормы, на которые мог опереться человек для совершенствования своей души. Добродетель — это способ бытийствования, делающий человека тем, чем ему должно быть. Сократ в  области этики интеллектуалистичен: если человек знает, что есть благо, разве ему захочется плохого?  Порочность идет от незнания. Поэтому Сократ и ставит вопросы о благе, мужестве, мудрости,  справедливости. В вопросе о смерти или  бессмертии души Сократ  придерживается взглядов орфиков. Душа  бессмертна, тело — могила души,  умирает тело — начинает жить душа. Сократ был философом жизни в подлинном смысле: он жил и умер так, как учил.

Сознание — Википедия

Созна́ние — состояние психической жизни организма, выражающееся в субъективном переживании событий внешнего мира и тела организма, а также в отчёте об этих событиях[1].

Сознание может пониматься в более широком или более узком смысле[2]. Так, например, с точки зрения теории отражения сознание в широком смысле — это «психическое отражение действительности независимо от того, на каком уровне оно осуществляется — биологическом или социальном, чувственном или рациональном», а в узком смысле — «высшая, свойственная только людям и связанная со способностью объяснить мысли, функция мозга, заключающаяся в обобщённом и целенаправленном отражении действительности, в предварительном мысленном построении действий и предвидении их результатов, в разумном регулировании и самоконтролировании поведения человека за счёт рефлексии»[3].

В Большом энциклопедическом словаре (2000) сознание определяется как «высшая форма психического отражения, свойственная общественно развитому человеку и связанная с речью, идеальная сторона целеполагающей деятельности».

Проблема того, чем же является сознание, каковы его рамки и в чём же смысл существования данного термина, выступает предметом исследования философии сознания, психологии, дисциплин, изучающих проблемы искусственного интеллекта. Проблемы практического рассмотрения включают в себя следующие вопросы: как можно определить наличие сознания у тяжело больных или находящихся в коме людей; может ли существовать нечеловеческое сознание и как можно определить его наличие; в какой момент зарождается сознание людей; могут ли компьютеры достичь сознательных состояний и пр.

Понятие о сознании

Воспринимая какую-нибудь вещь, вспоминая событие, восхищаясь произведением искусства или стремясь к реализации какой-то цели, субъект может не знать о своей психической жизни, которая является условием возможности этих его действий или состояний. Эту психическую жизнь делает доступной рефлексивный поворот взгляда, осуществление внутреннего восприятия. То, что открывается благодаря рефлексии, имеет общее свойство — быть сознанием чего-то, сознанием, в котором что-то осознаётся. Так, в восприятии нечто воспринимается, в воспоминании — о чём-то вспоминается, и то же относится к боязни чего-то, любви к чему-то и т. д. Это свойство обозначают как интенциональность.

Философские теории сознания

Сознание есть интуитивный акт человеческого «я» относительно самого себя, после которого пережитое входит в память, и вместе с тем различение «я» от «не я», от окружающего мира. Сознание есть единство «я» и различие его от «не я».

Сознание человека не только отражает объективный мир, но и творит его… мир не удовлетворяет человека, и человек своим действием решает изменить его.

В философии сознание рассматривается как способность соотноситься, сознавать предмет (Гегель). При этом под «сознанием» понимается не психическая способность тела (как в психологии), а фундаментальный способ, каким человек соотнесён со своим предметом и миром вообще. Об этом говорят, что сознание есть форма или способ данности предмета, форма или способ данности мира вообще. Так понятое сознание есть всегда[источник не указан 708 дней], не может ни начаться[источник не указан 708 дней], ни прекратиться[источник не указан 708 дней], не может исчезнуть[источник не указан 708 дней], точно так же как не может исчезнуть мир, который сознанием конституирован соотносительно[источник не указан 1326 дней]. Сознание и мир — два полюса одного и того же, единой соотнесённости сознания. Именно поэтому в строго философском смысле некорректно рассматривать сознание самостоятельно, в отрыве от его соотносительного полюса — мира (психологизм), как и мир — в отрыве от его соотносительного полюса — сознания (наивность).

Но сознание есть не только способность соотношения, но и само отношение. Это явствует из того, что мы не можем отвлечься от сознания, «выйти» за его пределы. По сути мы тотально охвачены сознанием. Если нет сознания, то для нас нет ничего. В этом смысле сознание само есть некоторая соотнесённость, раздвоенность, разделённость внутри себя. Об этом говорят, что сознание интенционально (Гуссерль). Сознание всегда проявляет себя как структура сознания о [чём-то]. Более того, философия пытается обосновать тот вывод, что такая природа сознания конституирует саму разделённость между субъектом и объектом, внутренним и внешним, я и миром. Как отношение, сознание есть некоторое переживание, определённый опыт, в котором мы соотносимся с миром. Этот опыт понимается одновременно и как сама деятельность соотнесения в целом, и как переживание субъектом этой деятельности самого себя и своего отношения к миру. Именно поэтому в философии иногда из сознания «выделяют» собственно субъект и под «сознанием» в узком смысле понимают отношение субъекта и его объекта. Об этом говорят, что субъект (со)знаёт объект. В то же время термин «сознание» в философии не употребляют, когда речь идёт о движении «внутри» мышления, а не собственно о соотнесённости с миром. Это связано с тем, что вне опыта соотнесения с миром сознание теряет своё самостоятельное значение и становится только способностью рефлексии относительно мыслимого содержания. Внутри мышления субъектом движения становится не сознание, а само мышление, понимаемое одновременно и как некоторое всеобщее, безличное пространство деятельности, и как сам субъект этой деятельности. Однако при этом сознание всегда присутствует как возможная позиция, в которую субъект может перейти в любой момент — как опыт возможной соотнесённости с миром.

Выделяют следующие формы сознания: самосознание как сознание сознанием самого себя, рассудок как мыслящее сознание, то есть постигающее мир в понятиях (категориях рассудка), разум как самосознающий рассудок и дух как высшую форму сознания, включающую в себя все другие формы. Различие рассудка и разума состоит в том, что рассудок соотносит свои понятия с миром, и поэтому его критерием истинности является непротиворечивость[источник не указан 708 дней]. Разум как самосознающий[источник не указан 708 дней] рассудок поднимается до диалектического удержания противоречий, поскольку соотносит не только свои понятия с миром, но и самого себя со своими понятиями.

Философия пытается ответить на два основных вопроса о сознании: какова природа сознания и как сознание связано с физической реальностью, прежде всего с телом. Впервые проблема сознания в явной форме была сформулирована Декартом, после сознание получило широкое освещение в новоевропейской философии, а также в различных философских традициях, таких как феноменология и аналитическая философия. Среди основных философских теорий сознания можно перечислить следующие:

В западной философии

Дуализм

Дуализм есть теория о том, что существует две разновидности субстанций: сознание и физические объекты. Основателем данной теории является Рене Декарт, который утверждал, что человек является мыслящей субстанцией, способной усомниться в существовании всего, кроме своего собственного сознания, и что сознание, таким образом, несводимо к физическому миру.

Дуализм души и тела — точка зрения, согласно которой сознание (дух) и материя (физическое тело) представляют собой две независимые, взаимодополняющие друг друга и равные по значению субстанции. Как правило, основывается на общефилософском дуализме. Основоположниками являются Платон и Декарт.

Платон считал, что тело принадлежит материальному миру и потому смертно, тогда как душа является частью мира идей и бессмертна. Он считал, что душа лишь временно привязана к телу до момента его смерти, после чего душа возвращается в свой мир форм. Душа, в отличие от тела, не существует в пространстве и времени, что даёт ей доступ к абсолютной истине мира идей.

Из современных представителей дуализма можно отметить Дэвида Чалмерса. Называя свою позицию натуралистическим дуализмом, он настаивает на нефизической природе сознательного опыта, который несводим к физическим свойствам, хотя и зависит от последних согласно законам природы. Психофизические законы полагаются Чалмерсом естественным дополнением к физическим законам и принципам[4].

Логический бихевиоризм

Логический бихевиоризм — теория о том, что быть в психическом состоянии означает быть в бихевиоральном состоянии, то есть либо осуществлять некоторое поведение, либо иметь диспозицию (расположение) к такому поведению. Логический бихевиоризм связан с бихевиоризмом в психологии, но их следует различать: в последнем случае бихевиоризм понимается как метод для изучения человеческих существ, но не пытается решить философские проблемы относительно природы сознания и соотношения сознания и тела. Среди представителей логического бихевиоризма можно назвать таких философов, как Гемпель и Райл. Данная теория стремится опровергнуть дуализм Декарта, так как он противоречит тезису единства науки, понимаемому как физикализм. Некоторые основные предпосылки данной теории разделялись также Людвигом Витгенштейном.

Идеализм

Идеализм — это теория, согласно которой сознание первично. Субъективный идеализм отрицает существование независимой от сознания реальности. Субъективные идеалисты утверждают, что объекты физического мира не существуют вне их восприятия. Наиболее последовательно этот тезис был развит Джорджем Беркли, который утверждал, что «быть — значит быть воспринимаемым».

Материализм

Материализм — течение в философии, которое в качестве первичной признаёт материальную субстанцию[5]. Сознание описывается материалистами[какими?] как свойство высокоорганизованной материи. Материалисты критикуют как дуалистов и идеалистов, так и бихевиористов, доказывая, что поведение не является сознанием, но внутренней физической причиной сознания. Среди материалистов можно упомянуть Фридриха Энгельса, Дэвида Армстронга, Дональда Дэвидсона и других. См. также Картезианский театр.

Обращаясь к истории, проф. И. Кальной и Ю. А. Сандулов отмечают: движущую силу развития французские материалисты XVIII в. видят в просвещении, в распространении положительных идей. Исходный тезис их социальной философии заключается в том, что «мнения правят миром». Немецкие мыслители, лицезрев французскую буржуазную революцию в её ретроспекции, скажут: «Мнения не только правят миром, но и творят новый мир», от чего шаг — до абсолютизации сознания в формуле «Сознание не только отражает мир, но и творит его»[6].

Функционализм

Функционализм (философия сознания) — это теория, согласно которой находиться в психическом состоянии значит находиться в функциональном состоянии, то есть выполнять некоторую определённую функцию. С точки зрения функционалистов сознание относится к мозгу так же, как, например, функция показывать время соотносится с конкретным физическим устройством часов. Функционализм занимает критическую позицию по отношению к материализму, так как отрицает необходимую связь между сознанием и мозгом. Так, по мнению функционалистов, сознание потенциально может быть функцией самых разных физических объектов, например компьютера. Функционализм является методологической базой теории искусственного интеллекта и когнитивной науки. К функционалистам можно отнести Дэвида Льюса, Хилари Патнема, Дэниела Деннета и Д. И. Дубровского.

Двухаспектная теория

Двухаспектная теория — это теория о том, что психическое и физическое суть два свойства некоторой лежащей в основе вещей реальности, которая, по сути, не является ни психической, ни физической. Двухаспектная теория поэтому отвергает и дуализм, и идеализм, и материализм как представления о том, что существует психическая или физическая субстанции. Подобные взгляды характерны, например, для Бенедикта Спинозы, Бертрана Рассела и Питера Стросона.

Феноменологическая теория

Феноменология представляет собой попытку беспредпосылочного описания содержания опыта без каких-либо утверждений относительно реальности его предмета. Феноменология пытается открыть идеальные (сущностные) черты человеческого мышления и восприятия, свободные от каких-либо эмпирических и индивидуальных вкраплений, и обосновать таким образом все остальные науки как основанные на мышлении. Основным свойством человеческого сознания, согласно феноменологии, является интенциональность. Среди сторонников этой теории назовём Эдмунда Гуссерля и Мориса Мерло-Понти.

Эмерджентная теория

Эмерджентная теория — это теория о том, что, хотя сознание и является свойством некоторого физического объекта (обычно мозга), оно тем не менее несводимо к физическим состояниям последнего и является особой нередуцируемой сущностью, обладающей уникальными свойствами, подобно тому как свойства молекулы воды нередуцируемы к свойствам атомов водорода и кислорода. Сознание, однако, является обычным реальным объектом, который должен изучаться наукой наравне со всеми прочими. Среди сторонников данной концепции — Джон Серл.

В восточной философии

В индуизме

В индуизме сознанию сопоставляется Пуруша («безмолвный высший свидетель»), который наблюдает за действиями Пракрити («материальной природы»). Сознание души склонно ошибочно отождествлять себя с материальным телом, будучи увлечённая и связанная гунами («качествами природы»)[7].

В буддизме

В настоящее время некоторые исследователи и буддийские деятели (в том числе Далай-лама XIV) определяют буддизм как «науку о сознании»[8][9][10][11].

Согласно известной буддийской доктрине о Трёх поворотах колеса Дхармы, во время третьего поворота Будда проповедовал учение о «только лишь сознании», согласно которому «все три мира суть только лишь сознание»[12]. Данный поворот, который Сутра развязывания узла глубочайшей тайны характеризует как наиболее полный и окончательный, связан с учением школы Йогачара[13].

Школой сознания Будды иногда называют школу дзэн[14], известный чаньский учитель Цзунми назвал школу чань «школой созерцания» (чаньцзун) и «школой сознания» (синьцзун)[15]. Основатель дзэнской школы Бодхидхарма определял дзэн как «непосредственный переход к пробуждённому сознанию, минуя традицию и священные тексты»[16].

См. также

Примечания

  1. Лекторский В. А. Сознание // Новая философская энциклопедия / Ин-т философии РАН; Нац. обществ.-науч. фонд; Предс. научно-ред. совета В. С. Стёпин, заместители предс.: А. А. Гусейнов, Г. Ю. Семигин, уч. секр. А. П. Огурцов. — 2-е изд., испр. и допол. — М.: Мысль, 2010. — ISBN 978-5-244-01115-9.
  2. ↑ Consciousness // Stanford Encyclopedia of Philosophy
  3. ↑ Что такое сознание // Спиркин А. Г. Философия
  4. David J. Chalmers. Facing Up to the Problem of Consciousness
  5. ↑ ФИЛОСОФИЯ БЫТИЯ
  6. ↑ Классическая немецкая философия. Социальные и гносеологические предпосылки классической немецкой философии // Кальной И. И., Сандулов Ю. А. Философия для аспирантов.
  7. Владимир Данченко. Элементы Садханы
  8. Робинсон К. Состояние сознания в процессе смерти: научно-медицинский и буддистский подходы // Религиоведение. — 2007. — № 3. — С. 171. — ISSN 2072-8662. Архивировано 23 мая 2013 года.
  9. Монгуш М. В. О Будде Майтрее, духах и Шамбале (диалог науки с буддизмом) // Этнографическое обозрение. — М.: Наука, 2007. — № 1. — С. 154. — ISSN 0869-5415.
  10. Варнавский П. К. «Национальная» религия в контексте глобализации: традиционный буддизм в современной Бурятии // Антропологический форум / гл. ред. А. Байбурин. — 2011. — № 14. — С. 198.
  11. Терентьев А. А. Буддизм: как вписать его в определение религии? // Свеча-2013. Том 23. Религия, religio и религиозность в региональном и глобальном измерении. Сборник докладов Международной конференции «Религия и религиозность в глобальном измерении» / отв. ред. Е. И. Аринин. — Владимир: ВлГУ, 2013. — С. 217. — ISBN 978-5-9984-0404-7.
  12. Торчинов Е. А. Философия буддизма Махаяны. — СПб.: Петербургское Востоковедение, 2002. — С. 116. — 320 с. — ISBN 5-85803-197-8.
  13. ↑ Торчинов, 2002, с. 108—109.
  14. ↑ Антология дзэн / под ред. С. В. Пахомова. — СПб.: Наука, 2004. — С. 179. — 403 с. — ISBN 5-02-026863-1.
  15. Штейнер Е. С. Дзэн-жизнь: Иккю и окрестности. — СПб.: Петербургское Востоковедение, 2006. — С. 228.
  16. Юсупова Г. И. Духовная традиция дзэн и современность: к истокам толерантного сознания (теоретические аспекты) // Вестник Дагестанского научного центра РАН. — Махачкала: Региональный центр этнополитических исследований ДНЦ РАН, 2007. — № 28. — С. 93. — ISSN 1684-792X.

Литература

  • Васильев В. В. Трудная проблема сознания. — М.: Прогресс-Традиция, 2009. — 272 с. — ISBN 5-89826-316-0.
  • Прист С. Теории сознания / пер. с англ. А. Ф. Грязнова. — М. : Идея-Пресс: Дом интеллектуал. кн., 2000. — 287 с.
  • Андреева Л. Экстатические обряды в практиках некоторых российских конфессий или изменённые формы сознания // Общественные науки и современность. — 2005. — № 3.
  • Дели М. М. Онтология сознания: историко-философский аспект // Homo philosophans. Сборник к 60-летию профессора К. А. Сергеева. — СПб. : Санкт-Петербургское философское общество, 2002. — С. 312—315. — («Мыслители», выпуск 12).
  • Ильясов Ф. Н. Коммуникативный подход к идентификации сознания // Вестник Академии Наук СССР. — 1991. — № 2. — С. 62-67.
  • Книгин А. Н. Философские проблемы сознания — Томск: Изд-во Томского ун-та, 1999. — 338 с.
  • Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. — М., 1975.
  • Молчанов В. И. Время и сознание. Критика феноменологической философии : монография — М.: Высш. шк., 1998. — 144 с.
  • Морозов Е. В. Эволюция сознания. Современная наука и древние учения. — М.: Новый Акрополь, 2013. — 370 с. — ISBN 978-5-91896-048-6.
  • Налимов В. В. Спонтанность сознания. — М., 1989.
  • Пенроуз Р. Тени разума. В поисках науки о сознании. — М.: Ижевск, 2005.
  • Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. — М., 1957
  • Спиркин А. Г. Сознание и самосознание. — М., 1972
  • Спирова Э. М. Идолы сознания на пути к пониманию // Знание. Понимание. Умение. — 2006. — № 1. — С. 48—53.
  • Шенцев М. В. Информационная модель памяти. — СПб., 2005.
  • Tart Ch. T. States of Consciousness. — New York, 1975.

Ссылки

Глава 5 Сознание. Введение в философию

1. Постановка проблемы сознания в философии

Проблема сознания всегда привлекала пристальное внимание философов, ибо определение места и роли человека в мире, специфики его взаимоотношений с окружающей его действительностью предполагает выяснение природы человеческого сознания. Для философии эта проблема важна и потому, что те или иные подходы к вопросу о сущности сознания, о характере его отношения к бытию затрагивают исходные мировоззренческие и методологические установки любого философского направления. Естественно, что подходы эти бывают разные, но все они по существу всегда имеют дело с единой проблемой: анализом сознания как специфически человеческой формы регуляции и управления взаимодействием человека с действительностью. Эта форма характеризуется прежде всего выделением человека как своеобразной реальности, как носителя особых способов взаимодействия с окружающим миром, включая и управление им.

Такое понимание природы сознания предполагает очень широкий спектр вопросов, который становится предметом исследования не только философии, но и специальных гуманитарных и естественных наук: социологии, психологии, языкознания, педагогики, физиологии высшей нервной деятельности, а в настоящее время и семиотики, кибернетики, информатики. Рассмотрение отдельных аспектов сознания в рамках этих дисциплин всегда опирается на определенную философско-мировоззренческую позицию в трактовке сознания. С другой стороны, развитие специальных научных исследований стимулирует разработку и углубление собственно философской проблематики сознания. Так, скажем, развитие современной информатики, создание «думающих» машин, связанный с этим процесс компьютеризации человеческой деятельности заставили по-новому рассмотреть вопрос о сущности сознания, о специфически человеческих возможностях в работе сознания, об оптимальных способах взаимодействия человека и его сознания с современной компьютерной техникой. Острые и актуальные вопросы современного общественного развития, взаимодействия человека и техники, соотношения научно-технического прогресса и природы, проблемы воспитания, общения людей и т. д. — короче говоря, все проблемы современной общественной практики оказываются органически связанными с исследованием сознания.


Важнейшим философским вопросом всегда был и остается вопрос об отношении сознания человека к его бытию, вопрос о включенности человека, обладающего сознанием, в мир, о тех возможностях, которые предоставляет человеку сознание, и о той ответственности, которую налагает сознание на человека. Известно, что практически-преобразовательная деятельность как специфическая форма человеческого отношения к миру с необходимостью предполагает в качестве своей предпосылки создание «идеального плана» этой реальной деятельности. Бытие человека в мире всегда связано с сознанием, «пронизано» им, короче говоря, не существует человеческого бытия без сознания, независимого от тех или иных его форм. Другое дело, что реальное бытие человека, его взаимоотношения с окружающей социальной и природной действительностью выступают как более широкая система, внутри которой сознание является специфическим условием, средством, предпосылкой, «механизмом» вписывания человека в эту целостную систему бытия. В контексте человеческой деятельности как целостной системы сознание является ее необходимым условием, предпосылкой, элементом. Таким образом, если исходить из понимания человеческой реальности как целого, то вторичность человеческого сознания по отношению к человеческому бытию выступает как вторичность элемента по отношению к объемлющей его и включающей его в себя системе. Разрабатываемые сознанием идеальные планы деятельности, его программы и проекты предшествуют деятельности, но их осуществление обнажает новые «незапрограммированные» слои реальности, открывает новую фактуру бытия, которая выходит за пределы исходных установок сознания. В этом смысле бытие человека постоянно выходит за пределы сознания как идеального плана, программы действия, оказывается богаче содержания исходных представлений сознания. Вместе с тем это расширение «бытийного горизонта» осуществляется в деятельности, стимулируемой и направляемой сознанием. Если исходить из органической включенности человека в целостность неживой и живой природы, то сознание выступает как свойство высокоорганизованной материи. Отсюда возникает необходимость проследить генетические истоки сознания в тех формах организации материи, которые предшествуют человеку в процессе его эволюции. Важнейшей предпосылкой такого подхода является анализ типов отношения живых существ к среде, в рамках которых в качестве их «обслуживающих механизмов» возникают соответствующие регуляторы поведения. Развитие последних предполагает формирование телесных органов, благодаря которым осуществляются процессы психики и сознания — нервной системы и ее наиболее высокоорганизованного отдела — головного мозга. Однако определяющим фактором в развитии этих телесных органов является та реальная жизненная функция, на которую работают эти органы. Человек сознает при помощи мозга, но сознание — не функция мозга самого по себе, а функция определенного, специфического типа взаимоотношения общественно развитого человека с миром.

Если учитывать эту предпосылку, то сознание с самого начала является общественным продуктом. Оно возникает и развивается в совместной деятельности людей, в процессе их труда и общения. Вовлекаясь в эти процессы, люди вырабатывают соответствующие представления, установки, нормы, которые вместе с их эмоциональной окраской составляют содержание сознания как специфической формы отражения. Это содержание и закрепляется в их индивидуальной психике.

С сознанием в широком смысле слова, конечно, следует связывать и представление о самосознании. Развитие сложных форм самосознания происходит на достаточно поздних этапах истории человеческого сознания, где самосознание приобретает известную самостоятельность. Однако понять его происхождение можно только на основе рассмотрения существа сознания в целом.

Сознание выступает, таким образом, как ключевое, исходное философское понятие для анализа всех форм проявления духовной и душевной жизни человека в их единстве и целостности, а также способов контроля и регуляции его взаимоотношений с действительностью, управления этими взаимоотношениями.









Поделитесь на страничке


Следующая глава >

Сознание — это… Что такое Сознание?

высшая форма отражения действительности, характеризующая духовную активность человека. Понимание сущности С. определяется решением основного вопроса философии: в противоположность идеализму и дуализму, для представителей которого С. есть особая духовная субстанция, диалектический материализм рассматривает С. как свойство высокоорганизованной материи, продукт ее развития. С. неотделимо от психики человека, его социальной жизнедеятельности. Оно возникает в процессе антропогенеза, обусловлено трудовой деятельностью и является по своей природе социальным.
В клинической медицине термин «сознание» используют, как правило, в более узком смысле — для обозначения нормального состояния высшей нервной деятельности человека (адекватное восприятие и осмысление окружающей обстановки, способность к активному мышлению, речевым контактам, целесообразным произвольным поведенческим актам). Именно в таком значении слово «сознание» выступает в формулировках типа «нарушения сознания», «ясное сознание», «больной без сознания» (см. Расстройства сознания).
В отличие от объективной реальности С. есть субъективная реальность, т.е. реальность внутреннего мира личности — чувственных образов, мыслей, воли. С позиции вульгарного материализма С. рассматривается как разновидность материальных процессов (мозг выделяет мысль, как печень желчь). Подобная трактовка С. ведет, однако, к упрощенным концепциям, сводящим С. к химическим или нейрофизиологическим процессам в головном мозге, к рефлексам, поведенческим актам.

При этом устраняется специфика субъективной реальности С. Вместе с тем С. связано с материальными процессами: оно воплощено в мозговой нейродинамике, речи, предметной деятельности человека. В ленинской формулировке, сознание не только отражает мир, но и творит его, т.е. оно активно, способно в известной мере предвидеть будущее и мысленно конструировать новые предметные формы, которых нет в объективной реальности. В мыслях, мечтах, воображении, т.е. в сфере субъективной реальности, человек обладает независимостью от существующей действительности. Однако С. может производить социально значимые результаты (истинные суждения, новые научные теории, художественные ценности, анализ экономической, политической и любой другой ситуации и т.д.) только тогда, когда оно не вступает в противоречие с объективными законами действительности, верно отражает тенденции ее развития. Свобода действий в сфере субъективной реальности таит в себе не только возможность творческих новообразований, но и возможность крайнего субъективизма и патологии сознания.
Каким бы свободным ни казалось движение мысли, оно всегда представляет функцию человеческого мозга. И это служит важнейшим аргументом в пользу материализма. Первостепенный вклад в защиту материализма и разработку психофизиологической проблемы внесли труды выдающихся отечественных ученых — И.М. Сеченова. И.П. Павлова, А.А. Ухтомского, В.М. Бехтерева. Современные исследования в области психофизиологической проблемы проводятся на основе комплексных методов, достижений стереотаксической неврологии, психофармакологии, нейрокибернетики, нейролингвистики, психофизики, психиатрии.
Сознание есть отражение человеком не только внешнего мира, но и самого себя, в т.ч. и своей психической деятельности. Самоотображение имеет разные формы: от чувства Я и оценки своих текущих мыслей, эмоций, действий до этического самоконтроля, осмысления и критики собственных мировоззренческих установок. Самопознание и самосознание выступают необходимыми сторонами С. При этом имеют место сложные, нередко противоречивые взаимоотношения в психике сознательной и бессознательной сфер, возможны неадекватные самопознание и самосознание, а также такой феномен, как самообман. Адекватное самопознание — необходимое условие самосовершенствования и всестороннего развития личности.
В отличие от индивидуального С., то есть С. каждого отдельного человека, общественное С. представляет собой отражение общественного бытия в форме научных знаний, искусства, философии, морали, религии, правовых и политических взглядов, к нему относятся также устоявшиеся нормы, оценки, мнения, верования и другие проявления обыденного С. Общественное С. и есть надличностный статус, его содержание закреплено в опредмеченном виде, т.е. воплощено в продуктах труда, в произведениях искусства, в существующих социальных отношениях. Содержание общественного С. не зависит от отдельных индивидов, вступающих в общественную жизнь и застающих уже сложившиеся системы знаний, идеологических учений этических норм и т.п. Процесс социализации индивида заключается в его приобщении к наличному общественному С. Поэтому ядром всякого индивидуального С. является определенное содержание общественного С. Содержание индивидуального С. не охватывает всего богатства содержания общественного С. Вместе с тем и в индивидуальном С. имеются такие сугубо личные компоненты, которые отсутствуют в общественном С. Первоисточник новообразований в общественном С. всегда лежит в индивидуальном С. — новые идеи, теории и т.д. возникают вначале в С. отдельного человека и лишь потом обнаруживают свою социальную значимость, закрепляются в предметной или знаковой форме, усваиваются все большим числом индивидов. И чем у большего числа людей в индивидуальном С. укоренилось содержание определенных общественных идей, тем выше их социальная действенность.
Библиогр.: Адам Д. Восприятие, сознание, память пер. с англ., М., 1983; Бехтерева И.П. и др. Нейрофизиологические механизмы мышления, Л., 1985; Дубровский Л.И. Проблема идеального, М., 1983; Симонов П.В. Эмоциональный мозг, М., 1981; Чуприкова Н.И. Психика и сознание как функция мозга, М., 1985; Эделмен Дж. и Маунткасл В. Разумный мозг, пер. с англ., М., 1981.

Проблема определения понятия сознания. Концепции сознания в истории философии.

Сознание(отношение со знанием) – высшая форма психики, точнее совокупность психических, интеллектуальных и иных духовных способностей, позволяющих воспринимать, постигать и переживать действительность (внешний и внутренний мир). Оно сущностная характеристика человека (то, без чего человек невозможен).

Сознание противопоставляется как осознаваемому (объективному миру), так и бессознательному (неосознаваемому, подсознательному и т.п.).

Философия много внимания уделяет изучению сознания, хотя иногда высказывается мнение, будто бы сознание не поддается объективному изучению по причине своей интимности и можно изучать лишь внешние проявления сознания — действия, чем и занимаются бихевиористы. По их мнению, сознание неуловимо для внешнего наблюдения. При объективировании сознания в клетках мозга, языке, поведении и т. п.‑ нивелируется все уникально-личностное.

До сих пор важным является деление философов на идеалистов, признающих первичность неких форм сознания, и материалистов, признающих первичность материи, предопределяющей существование и содержание любого сознания.

Основные традиции исследования сознания таковы:

субстанциональная концепция (Платон, Аристотель, Декарт, Спиноза, Гегель): некий Суперразум – субстанция (основа и сущность) мира, человеческий разум – проявление Божественного или Мирового Суперразума;

функциональная модель (Гоббс, Локк, Бюхнер, Рорти): сознание – функция нервной системы и мозга, чувства – источник сознания, оно само фильтр между впечатлениями и размышлениями;


социокультурная парадигма (марксизм, символический интеракционизм, структурализм): сознание ‑ продукт общественных отношений, социальных взаимодействий, языка;

экзистенциально-феноменологическая или интенциональная концепция(Гуссерль, Хайдеггер, Сартр): сознание – то, что как будто направленно вовне нашего Я, но, на самом деле, свободно конструируется индивидуальным Я из смеси внешних и внутренних потоков ощущений, чувств и переживаний.

психоаналитическая парадигма(фрейдизм и т.п.): сознание это Я, находящееся между подсознательным «Оно» и социальным «Сверх-Я», такое сознание формируется как продукт взаимодействия подсознательной психики с общественными сдержками и противовесами.

Исторически первой моделью философии сознания была субстанциальная концепция(Платон, Аристотель, Августин, Декарт, Лейбниц, Гегель и др.). Апеллируя к разуму как наиболее значимому и универсальному свойству сознания, субстанциализм проецирует его на структуру Универсума в целом. Разум здесь выступает гарантом единства и упорядоченности бытия, той субстанциальной основой, которая обеспечивает мировой порядок и гармонию. Индивидуальное человеческое сознание рассматривается лишь как отдельное проявление Мирового Разума, законы организации которого совпадают с логикой мышления, а идеи, посредством которых конституируются сущностные свойства объектов, определяют его содержание. Статус индивидуального сознания оценивается через степень его приобщения к миру вечных идей, в чем философы имеют несомненный приоритет по сравнению с другими людьми. Общим положением для этой парадигмы, объединяющей самых разных авторов



от Платона до М. Фуко и Ж. Делеза, является представление об универсально объективном характере идеального, существующем до индивидуального сознания и полностью определяющем его опыт. 

Функциональный подход (Гоббс, Локк, Гартли, Гельвеций, Дидро и др.) рассматривали идеальное как результат ассоциаций и индуктивного обобщения чувственных данных. Оформляющаяся функциональная модель сознания интерпретирует последнее как функцию материальных систем, в своих исходных характеристиках не содержащих идеального и мыслящего. Сознание обеспечивается функционированием нервной системы и мозга, организованных в соответствии с универсальными законами механики. Их единая природа обусловливает согласованность чувственного опыта, являющегося подлинным основанием мышления. При этом сознание выступает не конкретизацией универсальных понятийных конструкций, а отражением реально существующих объектов и связей действительности, данных нам в ощущениях. 

Ситуация конца XIX – начала XX в. стала кризисной для классической философии сознания, редуцировавшей последнее преимущественно к разуму как к инструменту отражения всеобщих истин бытия. Развитие марксизма, вскрывшего социально-практическую природу сознания и указавшего на его неизбежную идеологическую ангажированность, обоснование субстанциальности воли и иррациональных аспектов человеческого бытия в «философии жизни», открытие феномена бессознательного в психоанализе стали теоретическими предпосылками перехода к неклассической философии сознания. 

Одной из наиболее авторитетных неклассических версий философии сознания стала экзистенциально-феноменологическая концепция Э. Гуссерль, М. Хайдеггер, Ж.-П. Сартр, М. Мерло-Понти и др.). Акцент в ней делается на описании опыта индивидуального сознания, центральной характеристикой которого становится интенциональность. Данное направление не ставит вопрос, что такое сознание, оно описывает механизмы его функционирования. Важным свойством сознания- направленность на какой-нибудь объект. Мы всегда думаем о чем-нибудь. Сознание несколько отражает, сколько осмысливает и осознает. При этом сознание не редуцируемо к разуму, ориентированному на получение анонимно-всеобщих знаний и истин. Подлинное его бытие осуществляется как конкретная целостность рефлексивных и дорефлексивных сторон, как «поток» мыслей, чувств, ассоциаций. Одновременно сознание возможно лишь в уникальности опыта «Я», самосознания, которое отнюдь не исчерпывается практикой самопознания как некой «вторичной рефлексии» (сознание о сознании). «Я» изначально растворено в сознании, которое не может быть объективировано, а процесс самосознания не исчерпывается лишь гносеологическим пафосом. Самосознание совпадает с экзистенциальным опытом личности, ее самоидентификацией как постоянной переинтерпретацией себя перед лицом Другого. При этом «Я» оказывается всякий раз не столько данностью, сколько заданностью, проектом, выбирающим себя и свой жизненный мир.

Необходимо сказать, что оформление экзистенциально-феноменологической традиции отнюдь не привело к автоматическому исчезновению функциональной и субстанциальной парадигм в интерпретации сознания. Функционализм сегодня достаточно мощно представлен в рамках аналитической традиции, осубстанциализме можно говорить в связи со структуралистскими и постструктуралистскими концепциями, редуцирующими сознание к феноменам языка и текста. Вместе с тем в философском дискурсе ХХ в. именно феноменология представила наиболее убедительный и авторитетный вариант философии сознания как неклассический вариант онтологии сознания и существования

сознание — это… Что такое сознание?

(англ. consciousness) — предельная абстракция и одновременно «вечная» проблема философии, психологии, социологии. Обсуждение проблемы С. в философском ключе — это обсуждение коренных сторон человеческого бытия: богатство и многообразие отношений человека к действительности; способность идеального воспроизведения действительности; знание о мире, включающее представление о роли и месте человека в нем, о «смысле жизни»; о свободе человека, его чувстве вины и ответственности; о направленности мирового процесса и т. п. Однако С. не совпадает с осознаваемым содержанием. Конструирование сознания как мира человеческого, как предмета философского исследования, начатое Ф. Брентано, Э. Гуссерлем, Г. Г. Шпетом, продолжается.

С. — конечно, идеальная форма отражения, воспроизведения, порождения действительности, что не мешает ей быть реальной, объективной, бытийной, т. е. участной в бытии: «Идея, смысл, сюжет — объективны. Идея может влезть или не влезть в голову философствующего персонажа, ее можно вбить в его голову или невозможно, но она есть, и ее бытие нимало не определяется емкостью его черепа. Даже то обстоятельство, что идея не влезает в его голову, можно принять за особо убедительное доказательство ее независимого от философствующих особ бытия» (Шпет). Об этом же говорит М. М. Бахтин: «Идея — это не субъективное, индивидуально-психологическое образование с «постоянным местопребыванием» в голове человека; нет, идея интериндивидуальна и интерсубъективна, сфера ее бытия не индивидуальное сознание, а диалогическое общение между сознаниями. Идея — это живое событие, разыгрывающееся в точке диалогической встречи двух или нескольких сознаний». Здесь ключевое слово «между». Вот в этом между и находится С., в т. ч. индивидуальное, личное, субъектное, в смысле его принадлежности некоему я, что не мешает индивидуальному С. быть субъективным.

Естествоиспытатели и философы размышляют о С., как о некотором «живом теле», размерность которого близка к космическим размерностям: «С. — это как бы «всепроникающий эфир» в мире. Или, как сказал бы В. И. Вернадский, громадное тело, находящееся в пульсирующем равновесии и порождающее новые формы… Коль скоро мы определили С. как нечто, что — между нашими головами, то это определение имеет фундаментальное отношение и к социальной форме, благодаря которой люди способны жить друг с другом, а фактически пропускать через себя поток жизни» (М. К. Мамардашвили).

И тем не менее вопреки подобным и вовсе не единичным высказываниям философов, предупреждениям великих физиологов и нейропсихологов — Ч. Шеррингтона, Дж. Экклза, А. Р. Лурия и др., продолжаются попытки искать С. «между ушами», локализовать его в мозге, даже искать для него специальные нейроны (Ф. Крик).

Наивно полагать, что изучение и моделирование функций мозга это и есть изучение и моделирование знания и С.: «Можно, напр., пытаться показать, как те или иные сознательные состояния вызываются процессами в нейронах головного мозга и комбинациями их активности. Но независимо от успеха или неуспеха попытки такого рода ясно, что знание о нейронах не может стать элементом никакого сознательного опыта, который (после получения этого знания) порождался бы этими нейронами» (Мамардашвили). Сказанное не умаляет значения исследований физиологии мозга, в т. ч. и моделирования его работы. Мозг — такая же загадка и тайна, как и С., но это разные тайны, а не одна. Их различению мешают язык, самомнение, эгоцентризм: «в моей голове родилась мысль», «в моем мозге зародилась идея» и т. п.
С., идеальная форма, существующая объективно, имеет полифоническое, диалогическое, смысловое строение, включающая в себя не только со-знание, но и аффективно-смысловые образования. Идеальная форма, существующая до и вне отдельного индивида, есть приглашающая сила или движущая сила индивидуального развития. Она усваивается, субъективируется и становится реальной формой психики и С. индивида. Взаимоотношения между идеальной и реальной формами психики и С. — предмет исследования в культурно-исторической психологии: «Конечно, жизнь определяет С. Оно возникает из жизни и образует только один из ее моментов. Но раз возникшее мышление само определяет или, вернее, мыслящая жизнь определяет сама себя через С. Как только мы оторвали мышление от жизни, от динамики и потребности, лишили его всякой действенности, мы закрыли себе всякие пути к выявлению и объяснению свойств и главнейшего назначения мышления: определять образ жизни и поведения, изменять наши действия, направлять их и освобождать их из-под власти конкретной ситуации» (Л. С. Выготский). Согласно Выготскому, именно С. — главное условие и средство овладения собой: осознать — значит в известной мере овладеть, осознание и овладение идут рука об руку. Высшим психическим функциям «в такой же мере присуща иная интеллектуальная, как и иная аффективная природа. Все дело в том, что мышление и аффект представляют собой части единого целого — человеческого С.» (Выготский). С., а не деятельность или — не только деятельность. (В свою очередь, источником индивидуального С. является идеальная форма.) Это важнейшее положение игнорировалось представителями психологической теории деятельности, стремившейся обязательно вывести высшие психические функции и С. из деятельности. Граница между психическими и высшими психическими функциями (при всей ее условности) пролегает не по линии орудийности и опосредствованности, а по линии деятельности и С. Психическая функция, в лучшем случае — продукт предметной деятельности. Она же и условие последней, ибо, если деятельность не содержит в себе внутренних, так или иначе осознанных регулятивов (потребностей, мотивов, установок, ценностей), она не заслуживает своего наименования. А высшая психическая функция — продукт С. или деятельности С. Отсюда и инаковость высших психических функций, которые, как и породившее их С., олицетворяют завоеванную «сотворенную свободу».

Как говорил И. Г. Фихте, душа и С. намечают к созданию новые органы, под последними следует понимать функциональные органы, т. е. те же психические функции. Конечно, деятельность можно рассматривать как «первоматерию» человеческого мира и вслед за нем. классической философией раскрывать этот мир как подлинный универсум деятельности. Но в таком случае в деятельность нужно погрузить и мышление, и аффекты, и волю, и С., а не фантазировать по поводу того, как деятельность, лишенная модуса психического, порождает психику и С. Выготский прекрасно понимал роль понятия предметной деятельности для психологии. Более того, он реинтерпретировал всю совокупность высших психических функций и рассматривал их как органы деятельности, и это функциональное по своей природе объяснение ввело в научный оборот новый значительный ресурс для истолкования целостности психологической реальности. Примечательно, однако, что Выготский, обсуждая проблему единицы анализа мышления и языка, в качестве таковой выдвинул не предметное действие, а значение, которое относится, скорее, к сфере С.

Т. о., С., понимаемое в широком смысле слова, по отношению к деятельности выполняет двоякую роль: оно выступает в качестве ее внутреннего компонента, средства контроля за ходом деятельности; оно же выступает и как внешнее по отношению к ней, как источник представлений о ее целях, смысле и оценке. Иначе и не м. б., т. к. С. — это сложнейшая реальность, имеющая как свои уровни, так и свои структурные компоненты, его образующие. Рассмотрим 3 слоя С.

Духовный слой С. складывается очень рано в пространстве между Я — Ты, Я — Другой (М. Бубер, М. М. Бахтин, С. Л. Рубинштейн), а на самых первых ступенях развития в пространстве совокупного Я (Д. Б. Эльконин), которое начинает строиться с момента рождения. Многие исследователи фиксируют появление первой улыбки у младенца на 21-й день после рождения (В. В. Зеньковский, М. И. Лисина и др.). Тогда же появляется базисное чувство доверия/недоверия к себе, к миру (Э. Эриксон), являющееся основой возникновения других чувств. В т. ч., согласно смелой гипотезе Д. Винникота, — ощущение собственной магической силы (омниопотентности), иллюзии сотворения собственного мира. Винникот поясняет, что такой мир не является еще ни внутренней реальностью, ни внешним фактом. Но он есть! Его можно называть миром или пространством между, которое требует заполнения иным, отличным от самого индивида: иным Я, иной реальностью. Столь рано возникающий, пусть магически, духовный слой, развиваясь, становится колыбелью свободы, морального поведения, совести. Возникновение этого слоя неотрефлексировано, поэтому Мамардашвили неоднократно говорил: морально то, что беспричинно, бескорыстно, вызвано идеальной мотивацией, по отношению к которой теряет смысл вопрос «почему»? Мы говорим не «почему», а «по совести», как и мораль, причина самой себя. И в то же время она является причиной поступков, которые кажутся внешне немотивированными, они мотивированы идеально: иначе не мог. При нарушении сферы между, диалектики или диалогики в отношениях Я — Другой, по мнению Бубера, язык этой сферы сжимается до точки, человек утрачивает человеческое.

След. — бытийный слой. Его образующими являются биодинамическая ткань живого движения, предметного действия, чувственная ткань образа. Оба вида ткани, окрашенные аффективно, представляют собой строительный материал функциональных органов индивида, в т. ч. движения, действия, образа ситуации, образа действия и т. п. Движение вносит вклад в создание образа, последний регулирует осуществление движения. Строго говоря, биодинамическая и чувственная ткань — это одна ткань, подобная ленте Мёбиуса: биодинамическая ткань переходит в чувственную, а чувственная — в биодинамическую. Несколько упрощая, можно сказать, что движение не только реактивно, но и чувствительно к ситуации и собственному исполнению. Обе формы чувствительности во время осуществления движения чередуются. Их чередование обеспечивает фоновый уровень рефлексии; ее назначение — контроль за правильностью движения, над которым витает смысл двигательной задачи (Н. Д. Гордеева). Это как бы онтологическая рефлексия, занятая лишь объектом и получаемым посредством обеих форм чувствительности знанием. Возможно, правильнее назвать этот слой С. «бытийно-эмпирическим». Его иллюстрирует ответ ребенка в проблемной ситуации: «Не надо думать, надо доставать».

Наконец, рефлексивный слой С. Его образующими являются значение и смысл. В этом слое, который можно назвать также «бытийно-гносеологическим», происходит игра значений и смыслов: осмысление значений и означение смыслов. Эти процессы редко бывают симметричными, между ними наблюдается зазор, дельта непонимания, недосказанность или сверхсказанность, побуждающие к продолжению этой игры, к развитию С. в целом.

Разумеется, выделение слоев С. и его образующих весьма условно с т. зр. его действительной работы. Каждый акт С., по словам Шпета, характеризует интенсивное разнообразие, значит, в такой акт м. б. вовлечены все слои и их образующие. Они находятся в постоянном взаимодействии, как по горизонтали, так и по вертикали. Взаимодействие и даже «взаимоузнавание» слоев далеко не просто. В бытийном слое С. дана первичная предметность, тогда как рефлексивный слой имеет дело с ее вторичными, превращенными (и извращенными), в т. ч. с идеологизированными формами. Вторичные могут затемнять и искажать первичные. Мамардашвили показал, что разработанный Марксом анализ (предметно-редуктивный анализ С.) есть способ обнаружения предметностей С. и его смыслов.

Трудности изучения обрисованной функциональной структуры С. обусловлены тем, что не все его образующие даны постороннему наблюдателю. В духовном слое Я и Другой даны лишь внешне, их внутренняя форма скрыта. В бытийном слое дана лишь биодинамическая ткань, чувственная — скрыта. В рефлексивном слое даны, да и то не прямо — значения, а смыслы скрыты. Но, как сказал Дж. Миллер, человек (добавим и его С.) создан не для удобства экспериментаторов. На основании приведенной схематической характеристики С. и его образующих можно заключить, что, действительно, существует «единый континуум бытия — С.» (Мамардашвили), что С. участно в бытии, что деятельность и С., подобно биодинамической ткани и чувственной ткани, можно рассматривать как 2 стороны ленты Мёбиуса, и взаимоотношения между ними асимметричны. Напряжения, возникающие между ними, — одна из движущих сил развития и саморазвития человека. (В. П. Зинченко.)

Большой психологический словарь. — М.: Прайм-ЕВРОЗНАК.
Под ред. Б.Г. Мещерякова, акад. В.П. Зинченко.
2003.

Сознание: философское определение — Энциклопедия

В древности сознания не существовало: только «nous», познающий ум, имел ценность. Это философская современность, которая дала о сознании. Декарт , заложенный в основу знания для сознания, устоял перед методическим сомнением (см. «Метафизику Декарта»). Кант, Гегель, Сартр , взяв на вооружение это достижение современной философии.

Общие определения:

— От латинского Sovientia: знания, которыми поделился с другим

— Психологическое значение: знание, интуиция или чувство, которое субъект имеет относительно себя в отношении заявлений и действий

— Моральное чутье: способность выносить моральные суждения о добре и зле

Конкретные определения философов:

Декарт : «Моя собственная мысль или сознание» (Рассуждение о методе)

Руссо : «Сознание», «Сознание», «Инстинкт божественного, бессмертного и небесного голоса, проводник, гарантированный невежественным и ограниченным, но умным и свободным; непогрешимый судья добра и зла, делающий человека подобным Богу, «именно вы делаете превосходство его природы и нравственности в его действиях» (Эмиль или Воспитание)

Кант : «Сознание — это просто еще одно представление о представлении во мне» (Критика чистого разума)

Кант : «Совесть — это практическая причина, представляющая обязанность человека оправдать или осудить его в каждом случае, когда это применимо к закону» (Критика практического разума)

Гегель : «Человек — это существо, наделенное сознанием и мышлением, то есть то, чем он является, каким бы образом он ни был, он — существо для себя» (Феноменология духа)

Бергсон : «Сознание — сила выбора» (Creative Evolution)

Алена : «Совесть — это знание, обращенное к себе» (Определения)

Сартр : «Совесть — это отказ быть субстанцией» (Бытие и Ничто)

Рабле : «Наука без совести — только гибель души» (Панагрюэль)

Данте : «Если моя совесть не упрекает меня, я готов подчиниться воле удачи» (Божественная комедия)

.

Философия сознания | Owlcation

Книга философии говорит нам: «Философия не столько в том, чтобы придумывать ответы на фундаментальные вопросы, сколько в процессе попыток найти эти ответы с помощью рассуждений, а не безоговорочного принятия традиционных взглядов или традиционных авторитетов. . »

The Philosophers ’Mail повторяет эту мысль:« Действительно ли правда, что люди говорят о любви, о деньгах, о детях, о путешествиях, о работе? Философов интересует вопрос, логична ли идея, а не просто предположить, что она должна быть правильной, потому что она популярна и устоялась.”

Пусть дебаты начнутся

Один из способов, которым философы пытаются найти ответы на вопросы, — это спорить. Это не аргумент в стиле «реалити-шоу», когда люди кричат ​​друг на друга и ничего не решают. Философский аргумент имеет более спокойный, более достойный характер.

Одно из их многих разногласий касается природы сознания. Не помогает разгадывать эту историю, когда журнал The Atlantic публикует статью на эту тему под заголовком «Самые популярные теории сознания хуже, чем ошибочны.”

К счастью, на помощь пришел австралийский философ Дэвид Чалмерс — немного. В статье 1994 года доктор Чалмерс разделил проблему сознания на две части: легкую и сложную.

Физиология мозга

Самая легкая часть — это изучить мозг, в котором явно живет сознание. Ученые могут изучать функции мозга и объяснять их химическими и электрическими терминами. Они могут определить, какие части мозга связаны с чувством счастья или какая область используется для распознавания лиц.Они также могут указать на ту часть, которая предлагает размещать ипотечные деньги на Hoof Hearted в пятом здании в Бельмонте, не является хорошим планом.

Некоторые ученые утверждают, что сознание — это функция размера мозга. У человека более обостренное сознание, чем, скажем, у мыши. Человеческий мозг содержит около 86 миллиардов нервных клеток, а мыши — всего 75 миллионов. Таким образом, мыши не хватает вычислительной мощности для обработки сложных мыслей.

Для некоторых философов этого достаточно; это физическое объяснение сознания.

Кристиан Марлоу ( Psychology Today , март 2013 г.) говорит, что привлекательность этой теории в том, что она проста. Он добавляет, что «это дает нам действительно веские основания думать, что компьютеры могут стать сознательными». Если мозг — это просто компьютеры, сделанные из мяса, «вполне возможно, что на кремниевом чипе будет работать то же программное обеспечение, что и у нас».

Неразрешимая проблема?

Другой взгляд на сознание, сложная часть, заключается в том, почему и как расположение клеток мозга вызывает сознание.Кристиан Марлоу говорит, что эту загадку «возможно никогда не разгадать».

Он добавляет, что есть два аргумента о том, почему это всегда может быть непознаваемым: «Первый аргумент состоит в том, что наш маленький мозг не способен придумать решение … Второй аргумент заключается в том, что решение проблемы требует, чтобы вы не это не часть проблемы ». Что это значит?

Решение проблем требует умения отступить и рассмотреть проблему глобально, издалека. Но поскольку мы являемся частью большой картины, мы не можем этого сделать.По словам г-на Марлоу, «мы просто не можем решить сложную проблему, потому что у нас нет доступа к информации, необходимой для того, чтобы собрать все воедино». Мы не можем видеть его целиком, потому что находимся в нем.

Биоцентризм

Принятая теория происхождения Вселенной состоит в том, что она началась с Большого взрыва и была заполнена таким веществом, как водород и другие элементы. Это дело было незаметным. Следующий шаг заключается в том, что невидимые силы, такие как гравитация и электромагнетизм, создали все, что мы можем наблюдать и изучать.

Но доктор Роберт Ланца (профессор биологии из Университета Уэйк Форест) спрашивает, как человеческое сознание появилось из этой «глупости». Он говорит, что мы смотрим на Вселенную с ног на голову.

Вот Пол Кеннеди из Canadian Broadcasting Corporation s радио-шоу Ideas : Dr. Lanza «принимает общее предположение о том, что Вселенная привела к созданию жизни, и утверждает, что все наоборот: жизнь есть не побочный продукт Вселенной, а сам ее источник.

«Или, другими словами, сознание — это то, что порождает наше ощущение присутствия« где-то снаружи », хотя на самом деле мир, который мы переживаем вокруг себя, действительно создается в нашем сознании».

Его идея биоцентризма гласит, что сознание существует вне человеческого тела, в котором, как мы думаем, оно обитает. Это означает, что сознание не умирает, когда умирает физическое тело. Итак, что с этим происходит? Здесь доктор Ланца знакомит нас с несколькими вселенными. Он говорит, что тело может быть мертвым в одной вселенной, но сознание живо и хорошо в другой вселенной, в которую оно мигрировало.

Это, безусловно, революционное мышление, но прежде чем его отбросят как сумасшедшую теорию, необходимо отметить, что многие физики и астрофизики считают, что множественные вселенные вполне возможны.

Универсальный разум

Очень старая теория утверждает, что у нас нет индивидуального сознания, но наш разум является частью коллективного сознания. Некоторые направления буддизма верят в эту идею, а также древнекитайскую и греческую философию.

Таня Коцос продвигает эту концепцию в книгах и на семинарах.Она пишет, что универсальный разум «всезнающий, всемогущий, творческий и всегда присутствует. Поскольку он присутствует везде одновременно, отсюда следует, что он также должен присутствовать в вас — что это вы ».

Она опирается на Альберта Эйнштейна за поддержкой. Он отметил, что «все есть энергия» и что «человек является частью целого, называемого нами [] Вселенной».

Теория обещает некую форму бессмертия; после смерти индивидуальный разум сливается с коллективным сознанием.Однако это теория, которую нельзя ни доказать, ни опровергнуть.

Bonus Factoids

Согласно British Broadcasting Corporation , французский философ Рене Декарт имел теорию, согласно которой обезьяны и обезьяны могли разговаривать, но молчал, если их попросят сделать какую-либо работу.

Британский философ Бертран Рассел пошутил: «Смысл философии в том, чтобы начать с чего-то настолько простого, что кажется не стоящим изложения, и закончить чем-то настолько парадоксальным, что никто не поверит.”

.

Совесть: примеры и определение | Философские термины

I. Определение

Совесть — это способность разума, которая побуждает нас действовать морально — или, по крайней мере, в соответствии с нашими наиболее глубоко укоренившимися ценностями. Большинство говорят, что это форма интуиции и использует эмоции, хотя другие утверждали, что она должна формироваться разумом. Это личный опыт и форма самопознания; по совести можно узнать собственные ценности и мораль. Это корень слова, от латинского con-scientia , что, возможно, переводится как «вместе со знанием» — быть вместе со знанием (морали).

Тем не менее, многие считали, что совесть определяется объективной моралью, имеющей божественные, трансцендентные или естественные источники. Даже в нашем обществе, где мы якобы признаем культурную и личную относительность морали, совести предоставляется особый статус с законами, защищающими права врачей и других лиц не нарушать их совесть. Итак, совесть является частной, субъективной и культурно относительной, но имеет юридический и политический вес.

Существует множество различных представлений о совести — религиозных, философских, научных, юридических и популярных:

  • Религиозные: В большинстве религий мораль, которая информирует совесть, исходит или должна исходить либо от Бога, либо от просвещенного ума.Религии различаются в зависимости от того, рассматривается ли совесть в основном как каратель (например, католик) или как добродетель, которую следует развивать (например, протестантская, буддийская).
  • Philosophical: многие философы писали, что истинно нравственная совесть требует использования разума; другие утверждали, что это интуиция объективной моральной истины. До-модернистские философы были склонны верить в естественную и объективную мораль, проникающую в сознание, что-то вроде истинно морального инстинкта. Современные философы склонны признавать культурную и индивидуальную относительность морали, и многие из них представляют аргументы, основанные на научных теориях о разуме, эволюции и обществе.
  • Научные: такие как теории эволюционной психологии, когнитивной науки и социологии.
  • Legal: Наше общество, кажется, признает «свободу совести» — что мы должны быть свободны повиноваться своей совести — в определенных пределах. Учитывая, что у нас нет четкой или единой философии совести, это поднимает правовые, политические и социальные вопросы.
  • Популярно: Наши повседневные представления о совести интересны с философской точки зрения.Учтите, что совесть — это часть нас, противостоящих действиям, которые мы сами, по-видимому, уже считаем аморальными, но в любом случае рискуем совершить. Это кажется немного парадоксальным. Зачем нам совесть? Скорее всего, у эволюционной теории есть ответ (см. Раздел «История»)

Представления о совести настолько разнообразны и сложны, что их всестороннее рассмотрение невозможно. Это кажется еще одним парадоксом совести; мы знаем это лучше всего в себе, но нет единого мнения о том, откуда это исходит и насколько это следует уважать.

II. Споры о совести

Свобода совести является частью Декларации прав человека Организации Объединенных Наций и законов многих стран. Однако у нас есть основания сомневаться в этой идее. Бывшие нацистские генералы говорили интервьюерам, что они действовали с чистой совестью, потому что их действия были санкционированы их руководством и обществом. Это согласуется с представлениями о совести как социальном инстинкте, но не обязательно альтруистическом, как думал Дарвин — возможно, совесть просто побуждает нас соответствовать нравам нашего общества или системам убеждений.

Свобода совести проблематична, потому что совесть людей вполне может настаивать на действиях, которые большинство считает вредными для других людей, например отказом в вакцинации своих детей.

Есть несколько традиционных аргументов в пользу свободы совести:

  • Аргумент лицемерия или неэффективности : Большинство людей согласны с тем, что невозможно изменить сознание человека извне; поэтому отказ от свободы совести означает, что люди должны действовать вопреки своим убеждениям, что кажется неправильным.Это было причиной считать преследование еретиков неэффективным со средневековой католической точки зрения; но Фома Аквинский и другие затем оправдали это по другим причинам.

Однако аргумент лицемерия можно перевернуть; если вы не можете изменить сознание человека, тогда у него все равно будет свобода совести, даже если вы заставите его вести себя определенным образом.

  • Аргумент от незнания : Это основано на признании релятивизма и субъективизма.Если наша совесть не дает нам объективных моральных указаний, тогда вы не можете предполагать, что ваша совесть права, а кто-то другой ошибается, поэтому вы не имеете права отказывать им в свободе совести.
  • Аргумент легитимации : Джон Стюарт Милль утверждал, что для общества лучше всего, если все люди свободно выражают свои убеждения, поскольку это позволит путем сравнения и дебатов лучше приблизиться к истине.

Однако ни один из этих аргументов полностью не рассматривает конфликты между свободой совести и общественным благополучием.Некоторые могут сказать, что врача, который по совести отказывается от операции по спасению жизни, следует обвинить в халатности или даже непредумышленном убийстве. А другие могут посчитать выполнение операции убийством. Точные границы свободы совести все еще остаются открытым спором с глубокими последствиями.

III. Цитаты о совести

Цитата № 1:

«Наступает время, когда человек должен занять позицию, которая не является ни безопасной, ни политической, ни популярной, но он должен занять ее, потому что совесть говорит ему, что это правильно.
— Мартин Лютер Кинг-младший, Завещание надежды: основные сочинения и выступления

Эта цитата, кажется, отражает то, как большинство из нас естественно думает о совести — при условии, что совесть всегда права, как будто это прямая линия к Богу или какой-либо другой источник объективных нравственных знаний. Это также подразумевает, что повиноваться совести — это право, даже если это противоречит социальной и правовой среде. С одной стороны, это могут быть неверные и опасные предположения; с другой стороны, мы никогда не сможем изменить несправедливость в нашем обществе, как доктор.Король, иногда не доверяющий совести выше социальных норм.

Цитата № 2:

«[Т] ​​жестокое обращение с чистой совестью доставляет удовольствие моралистам. Вот почему они изобрели ад ». — Бертран Рассел, Skeptical Essays

Бертран Рассел затрагивает самую суть проблемы повседневными представлениями о священной истине совести. Среди людей, которые были уверены, что они знают моральную истину и следуют своей совести, были члены испанской инквизиции, крестоносцы, нацисты и большинство террористов.Такие люди действительно изобрели ад!

Цитата № 3 :

«Чистая совесть — верный признак плохой памяти». — Марк Твен

Этот говорит сам за себя!

IV. Типы совести

Философы не признают никаких «типов совести», кроме «критической совести», что означает применение критического мышления к этическим решениям. Многие религиозные веб-страницы перечисляют свои собственные типы совести в свете своих убеждений.

Совесть против социопатии

Социопаты, возможно, люди без совести. Их также определяют как неспособные испытывать сочувствие, вину, страх или стыд за причинение вреда другим или нарушение каких-либо представлений о морали. Интересно, что психологи говорят, что социопаты понимают мораль и могут даже соглашаться с моральными ценностями своего общества. Им не хватает только мозговой связи между этими ценностями и эмоциями, которые не позволяли бы им причинять боль другим, позволяя им действовать без сожалений.Большинство экспертов заявляют, что это неизлечимое заболевание, и нейробиологические исследования показывают конкретные различия между нормальным и социопатическим мозгом. По иронии судьбы, социопаты кажутся свидетельством того, что способность к совести врожденная от нормальных людей.

V. История совести

До того, как культурная относительность и субъективизм вошли в моду в течение 20, , века, совесть считалась источником объективных моральных знаний почти всеми, но в разных смыслах в разных культурах.В древнем индуизме, буддизме и даосизме познание добра и зла считалось естественным долгосрочным результатом практики нравственного действия и правильного созерцания — в индуистской мысли — через накопление хорошей кармы, в буддийской и даосской мысли — через очищение сердца и разума. Моральное знание в этих системах верований было аспектом просвещенного разума — истинным знанием природы себя и реальности. Как ни странно, у каждой системы верований были разные представления о содержании этой истины и морали.В индуизме это было прежде всего самопожертвование, в буддизме — сострадание, а в даосизме — гармония с обществом и природой.

Иудаизм, христианство и ислам, возможно, представляли совсем другую концепцию. Предполагается, что все три религии принимают историю Бытия, в которой говорится, что обретение человеком познания добра и зла было грехопадением, «первородным грехом». Поэтому, согласно некоторым интерпретациям, следование собственной интуиции является более вероятным источником греха, чем морали.Напротив, послушание закону Бога считается единственно истинной моралью. Это означало бы, что истинная совесть — это знание закона Божьего, исходит ли он непосредственно от Бога или через послушание Священным Писаниям или духовенству; все эти возможности — прямое откровение, Священное Писание и повиновение властям — были заявлены как источник нравственного знания в этих религиях. Однако на практике эти религии также учат очищению разума для достижения истинной совести; там, где восточные религии учат, что чистый разум позволяет истине проявляться в собственном сознании, большинство версий авраамических религий рассматривают чистый разум как необходимое условие для получения истины Бога.

Греческая и римская мысль подчеркивала важность разума и знания при принятии моральных решений, традиция, которая началась с идей Аристотеля о развитии добродетельного характера и мудрости через разум и практику. Это также верно и в отношении иудаизма, известного своим Талмудом , сборником трудов, посвященных толкованию Священных Писаний и применению его к этическим вопросам посредством рационального анализа и дебатов.

Несмотря на упор на слепое послушание в христианстве, средневековые христианские философы разработали теорию совести, в которой важную роль играли как интуиция, так и рассуждение.Св. Бонавентура и Св. Аквинский писали о synderesis — божественной искре морального знания, — которая могла прийти только в ум, который был культивирован разумом и созерцанием для преодоления искажений и разложения социальной обусловленности.

В 17, -м, веке Спиноза аналогичным образом писал, что необходимо практиковать и развивать разум, чтобы преодолеть социально обусловленные эмоции и восприятия. Однако вместо того, чтобы полагать, что ныряющая искра является источником моральной истины, Спиноза сказал, что если вы посмотрите на проблемы с точки зрения вечности, мирным умом, вы поймете моральную истину.Кант также считал критическое мышление важным элементом совести, полагая, что моральная истина может быть оценена объективно в свете его «категорического императива». Другие философы 18 -го века считали, что совесть была чисто интуитивной, исключающей разум, но, как и Кант, многие из них также верили в объективность нравственной истины, информирующей совесть.

Начиная с 18, и века, все большее число философов высказывались за прагматические и релятивистские идеи о совести.Джон Локк писал о том, как моральная совесть может противостоять законам государства, а Томас Гоббс настаивал на том, что мнения, основанные на совести, легко могут быть ошибочными или противоречить совести других людей. Итак, эти и другие философы также выступали за «критическую совесть» и некоторый скептицизм по поводу ее совести в целом.

В 19, и веке Дарвин выдвинул гипотезу, что совесть эволюционировала для разрешения конфликтов между инстинктами, например, между инстинктами самосохранения и инстинктами защиты и сотрудничества с другими людьми.

В -х годах века Фрейд анализировал совесть как эффект супер-эго; По мере взросления родители и сверстники должны часто подавлять и даже наказывать естественные инстинкты, такие как агрессия и сексуальное желание, чтобы мы могли развиться в хорошо приспособленных членов общества. Этот процесс создает супер-эго, в котором мы усваиваем убеждения, явные или имплицитные, о добре и зле в нашей культуре, и супер-эго заставляет нас чувствовать вину или тревогу, когда мы их нарушаем.

Там, где Дарвин сказал, что совесть эволюционировала для разрешения внутренних конфликтов, другие более поздние эволюционные психологи предполагают, что она эволюционировала, чтобы мотивировать альтруистическое поведение, которое теперь считается эволюционно адаптивным для социальных существ.

Немногие сегодня будут утверждать, что совесть является источником объективной морали, божественной, трансцендентальной или иной, поскольку очевидно, что совесть или религии двух людей могут диктовать противоположные морали, такие как сторонники выбора и жизни.Поэтому современные философы больше озабочены исследованием последствий этой относительности совести, тем более что люди, кажется, все еще считают совесть объективно истинной, священной и неприкосновенной. Что, естественно, приводит к нашему спору — «свобода совести».

VI. Совесть в поп-культуре

Пример № 1: Пиноккио

В этом отрывке из старого диснеевского фильма о Пиноккио Джимини Крикет дает мальчику, который был бы человеком, лекцию и песню о совести с посланием «всегда позволяйте своему совесть будет вашим проводником.Хотя это сообщение подразумевает опору на интуитивную совесть, интересно, что Сверчок сначала пытается объяснить что-то вроде «критической совести» Пиноккио, прежде чем сдаться в замешательстве и вернуться к традиционному христианскому понятию совести — сопротивлению искушению.

Пример № 2: Emperor’s New Groove

Эта сцена из Emperor’s New Groove красиво драматизирует одно из самых популярных представлений о совести в нашем обществе — дьявол и ангел на ваших плечах.Этот красочный и убедительный образ, кажется, подразумевает, что истинная мораль состоит из праведности. Следуя за тем, кто «качается», оказывается лукавым. Однако вместо того, чтобы делать упор на добро и зло, они оба просто сбивают с толку парня, и он в конечном итоге отвергает их обоих.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.