Оптимистическое мировоззрение: Оптимистическое мировоззрение — Студопедия

Содержание

Оптимистическое мировоззрение — Студопедия

Для формирования оптимистического мировоззрения существует два пути. Первый путь, это религиозная вера. Сразу необходимо предупредить, что не всякая церковь, а особенно секта дадут своим последователям духовную опору. Среди современных религиозных организаций очень много далеких от учения Христа, которые только прикрываются его именем для извлечения из адептов денег. Иисус Христос две тысячи лет назад предупреждал, что настанет время, когда его последователи будут руководствоваться «духом и истиной» учения. Самыми главными факторами, определяющими условия формирования оптимистического мировоззрения, являются стремление к самосовершенствованию и гуманизм: христианский, исламский, буддийский, за исключением либерального.

Второй путь, согласну Фромма, материалистический. Он ставит в основу оптимистического мировоззрения биофилию — тенденцию к сохранению жизни и борьбе против смерти. Цель человеческой жизни состоит в том, чтобы ощущать влечение ко всему живому и отказаться от всего мертвого. Фромм считал, что биофилию необходимо воспитывать с детства. Для ребенка важной предпосылкой развития биофильной ориентации является его совместное проживание с людьми, которые любят жизнь. К необходимым для развития биофилии специфическим условиям Э. Фромм относил следующие: теплые, основанные на любви контакты с людьми в период детства; отсутствие угроз и свобода созидать, строить, удивляться и на что-то отваживаться, атмосфера, ведущая к внутренней гармонии. То есть жизнь, наполненная смыслом, целью и идеалами.

Оптимистическое мировоззрение, основанное на понимании смысла и цели жизни, рождает к ней творческое отношение, желание сделать ее красивой и гармоничной для себя и окружающих. Главными компонентами оптимизма являются надежда, вера и любовь. Если пессимист законченный эгоист, то оптимист коллективист. Альтруизм – желание делать добро другим ему органично присуще. Он осознает свою ответственность перед семьей, обществом и государством.

Наглядно сопоставить оптимистическое и пессимистическое мировоззрение мы можем в следующей таблице:

Оптимистическое мировоззрение Пессимистическое мировоззрение
Существование замысла (промысел Божий) – причина возникновения Вселенной и человека (антропный принцип) Случайность лежит в основе всего сущего.
Наличие цели и смысла в существовании Вселенной и человека Отсутствие цели и смысла в существовании Вселенной и человека
Признание абсолютных этических истин, незыблемых идеалов и вечных ценностей Отрицание истин любого рода, идеалов и ценностей. Отрицание всего святого.
Наличие связи и зависимости от общества и окружающих (коллективизм). Любовь к ближнему — является важнейшим руководящим этическим принципом Отрицание связи и зависимости от государства, общества и окружающих, презрение к «толпе». Гедонизм, эгоизм и индивидуализм – главные черты характера
Ответственность за свое поведение перед государством, обществом и близкими. В характере присутствуют такие черты как предсказуемость, надежность, верность Нежелание отвечать за последствия своих поступков. Стремление превратить свободу во вседозволенность
Признание любви, значения семьи и семейных ценностей Любви не существует, человеком руководят только инстинкты, прежде всего, сексуальный (либидо по Фрейду, у него даже отношения между детьми и родителями строятся на сексуальности)
Признание государства в качестве гаранта стабильных отношений в обществе и соблюдения прав граждан. Независимость от государства, космополитизм. Патриотизм, родина – не более чем пустые слова, не имеющие смысла в эпоху глобализации
Признание нравственных принципов в качестве основы собственного поведения. Деньги и удовольствия – цель жизни. Безнравственность, склонность к извращениям – стиль поведения
Понимание значения духовных интересов и стремление к ним Господство материальных интересов и стремление к материальным благам  
Богатая событиями, интересная, но зачастую не легкая жизнь Внешне пестрая, беззаботная, по сути, бессмысленная жизнь, духовная пустота и нравственная деградация  

Оптимистическое мировоззрение является основой христианской гуманистической этики.



II. ПРОБЛЕМА ОПТИМИСТИЧЕСКОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ. Культура и этика

II. ПРОБЛЕМА ОПТИМИСТИЧЕСКОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ

Для нас, людей Запада, культура состоит в том, что мы одновременно работаем над собственным совершенствованием и совершенствованием мира.

Существует ли, однако, необходимая связь между активностью, направленной вовне, и активностью, направленной вовнутрь? Нельзя ли добиться духовно-этического совершенства индивида, которое является конечной целью культуры, и в том случае, если индивид будет работать лишь над собой, а миру и существующим в нем условиям жизни предоставит развиваться самим по себе? Кто даст нам гарантию, что ход событий, происходящих в мире, поддается влиянию в такой мере, что может быть направлен на содействие достижению подлинной цели культуры — самосовершенствования индивида? Кто убедит нас в том, что он вообще имеет смысл с точки зрения всеобщей эволюции? И не является ли мое направленное на окружающий мир деяние отклонением от направленного на меня самого деяния, к которому все в конечном счете и сводится?

Под воздействием этих сомнений пессимизм индийцев и пессимизм Шопенгауэра отказывают материальным и социальным достижениям, составляющим видимую сторону культуры, в каком бы то ни было значении. Индивиду, по их мнению, не следует заботиться об обществе, народе и человечестве — он должен стремиться лишь к тому, чтобы в самом себе пережить торжество духа над материей.


Это тоже культура, поскольку и здесь преследуется ее цель — духовно-этическое совершенствование индивида. Объявляя ее несовершенной, мы, люди западного мира, не должны проявлять здесь излишней безапелляционности. Действительно ли между внешним прогрессом человечества и духовно-этическим совершенствованием индивидов существует такая тесная связь, как нам представляется? Не пытаемся ли мы, находясь в плену иллюзии, соединить воедино чужеродные компоненты? Действительно ли дух в одном из упомянутых деяний черпает пользу для другого?

Мы не достигли провозглашенного нами идеала. Мы затерялись в дебрях внешнего прогресса и затормозили процесс интеллектуального самоуглубления и этического совершенствования индивидов. Следовательно, мы не дали никакого практического доказательства правильности нашего воззрения на культуру, что лишает нас права просто отбросить другую, более узкую концепцию культуры, — мы должны полемизировать с нею.

Пессимистическому и оптимистическому мышлению, между которыми до сих пор не было почти никаких точек соприкосновения, в недалеком будущем придется по-деловому полемизировать. Эра мировой философии не за горами, и она будет создана в борьбе за оптимистическое или пессимистическое мировоззрение.

История западной философии — это история борьбы за оптимистическое мировоззрение. Если европейские народы в древности и в новое время достигли определенного уровня культуры, объясняется это тем, что в их мышлении доминировало оптимистическое мировоззрение, которое, не сумев уничтожить пессимизм, во всяком случае, постоянно его подавляло.

Успехи познания, достигнутые в ходе развития нашей философии, не являются чем-то самодовлеющим. Они всегда находятся на службе либо того, либо другого мировоззрения и только таким образом сохраняют свое подлинное значение.

Однако борьба между оптимистическим и пессимистическим мировоззрением не носит открытого характера. Оба мировоззрения не противостоят друг другу со всей откровенностью их аргументации, как равные и одинаково правомерные. Правомерность первого считается более или менее само собой разумеющейся. Заслуживающим внимания признается лишь вопрос о том, как добиться торжества над вторым, используя в качестве доказательств все применимые данные познания и подавляя все попытки защищать его.

Не представляя себе по-настоящему существа пессимистического мировоззрения, западное мышление проявляет поразительное непонимание его. Но у него прекрасное чутье на такое мировоззрение. Обнаруживая отсутствие интереса к деянию, объектом которого является внешний мир, как это характерно, например, для Спинозы, оно тотчас реагирует отрицательно. Никакой объективный подход к действительности, к природе не импонирует ему, так как может привести к недостаточному акцентированию центрального положения человеческого духа в универсуме. Поскольку материализм представляется ему последним возможным союзником пессимизма, оно ведет против материализма ожесточенную борьбу.

В великом споре вокруг гносеологической проблемы, ведущемся со времен Декарта до Канта и более поздних философов, отстаивается собственно оптимистическое мировоззрение. Поэтому с таким упорством изыскивается любая теоретическая возможность умаления или полного отрицания значимости чувственного мира. Путем идеализации пространства и времени Кант стремится окончательно утвердить оптимистическое мировоззрение рационализма со всеми его идеалами и требованиями. Только так можно объяснить тот факт, что самые глубокие гносеологические исследования перемежаются у него с наивнейшими мировоззренческими выводами. Великие послекантовские системы, сколь бы сильно они ни отличались одна от другой содержанием и методами спекуляции, сходны, однако, в том, что все они в своих воздушных замках провозглашают оптимистическое мировоззрение владыкой мира.

Стремясь логически убедительно включить цели человечества в общие цели универсума, европейская философия служит оптимистическому мировоззрению. Кто не участвует в этом или проявляет медлительность, тот ее враг.

Она оказалась права в своей предвзятости по отношению к естественнонаучному материализму, сделавшему намного больше для потрясения основ оптимистического мировоззрения, чем философия Шопенгауэра. При этом естественнонаучный материализм никогда не выступал открыто против оптимистического мировоззрения. Получив возможность после крушения великих систем сесть за один стол с умерившей свои требования философией, он скорее стремился приспособиться к тону, в котором последняя хотела продолжать спор. В лице Дарвина и других ученых философствующее естествознание предпринимало трогательно наивные попытки настолько расширительно толковать историю зоологической эволюции, приведшей к появлению человека, что человечество, а с ним и духовное начало вновь стали представляться целью мира так же, как в спекулятивных системах. Однако, несмотря на все благожелательные усилия пришельца, продолжать дискуссию в прежнем духе больше не удавалось. Что пользы в том, что он хотел быть лучше своей репутации? Он благоговел перед природой и фактами больше, чем это было полезно для убедительного обоснования оптимистического мировоззрения, поэтому он подрывал основы оптимистического мировоззрения даже тогда, когда не преследовал такой цели.

К тому пренебрежительному отношению к природе и естествознанию, которое было характерно для прежней философии, мы больше не вернемся. На возврат к мышлению, дающему возможность, как и ранее, логически убедительно включать цели человечества в цели универсума, нечего больше рассчитывать. Следовательно, оптимистическое мировоззрение перестает быть для нас чем-то само собой разумеющимся пли доказуемым с помощью философских ухищрений. Оно должно проявить готовность самому обосновать себя.

Обычно заблуждению способствует то обстоятельство, что в истории мышления человечества оптимистическое и пессимистическое мировоззрение редко встречаются в чистом виде. Как правило, они сочетаются таким образом, что одно господствует, а другое на правах непризнанного оппонирует. В Индии терпимое миро- и жизнеутверждение сообщает пессимизму подобие интереса к отрицаемой последним внешней культуре. У нас тайный пессимизм сковывает культуротворческую энергию оптимистического мировоззрения, разрушая нашу веру в духовный прогресс человечества и вынуждая пас оперировать дискредитированными идеалами.

Пессимизм — это пониженная воля к жизни. Следовательно, он повсюду, где человек и общество уже не находятся больше во власти идеалов прогресса, которые с необходимостью выдвигает последовательная воля к жизни, а опускаются до принятия действительности такой, какая она есть.

Действуя безымянно, пессимизм опаснее всего для культуры. В этом случае он атакует самые ценные идеи жпзнеутверждения, оставляя менее ценные нетронутыми. Подобно скрытому магниту, он отклоняет стрелку компаса мировоззрения, которое, не подозревая об этом, принимает ложный курс. В итоге непризнаваемое переплетение оптимизма и пессимизма приводит к тому, что мы продолжаем утверждать ценности внешней культуры, которые мыслящему пессимизму безразличны, и в то же время оставляем на произвол судьбы внутреннее совершенствование, которому он единственно и придает значение. Чувство прогресса в области материального, внушаемое действительностью, сохраняется, в то время как чувство прогресса в области духовного, стимулируемое внутренними импульсами, которые исходят из мыслящей воли к жизни, иссякает. Так с отливом глубоко погруженное в воду оказывается на мели, а плоское, держащееся на поверхности, продолжает плыть как ни в чем не бывало.


Итак, существо нашей деградации, если свести его к процессам, происходящим в мировоззрении, состоит в том, что подлинный оптимизм незаметно ускользнул от нас. Мы не изнеженное и опустившееся от избытка жизненных наслаждений поколение, которому в грозовых бурях истории надлежит собраться с силами, чтобы вновь вернуться к деловитости и приверженности идеалу. При сохранившихся деловых качествах в большинстве областей, связанных с непосредственной жизнедеятельностью, мы оскудели духовно. Понимание жизни вместе со всем, что из него вытекает, дискредитировано в глазах индивидов и общества. Высшие силы желания и созидания гибнут в нас, так как оптимизм, на который они должны были опираться, незаметно пропитался пессимизмом.

Для сосуществования оптимизма и пессимизма под общей крышей бездумья характерно то, что одно рядится в одежды другого. За оптимизм выдается то, что в действительности является пессимизмом, а пессимизмом скрещивается то, что в действительности является оптимизмом. То, что обычно считается оптимизмом, — не более как естественная или приобретенная способность видеть вещи в розовом свете. Такое освещение возникает из-за искаженного представления о том, что есть и что должно быть. Токсины, выделяемые туберкулезной палочкой, вызывают в организме больного так называемую эйфорию, ложное ощущение хорошего самочувствия и силы. По аналогии можно говорить о наличии выхолощенного оптимизма у индивидов и общества, которые, сами того не сознавая, заражены пессимизмом.

Подлинный оптимизм не имеет ничего общего с какими-либо снисходительными суждениями. Он состоит в стремлении к осознанному идеалу, который внушает нам глубокое и последовательное утверждение жизни и мира. Поскольку ориентированный таким образом дух здравомыслящ и беспощаден в оценке существующего, он при обычном рассмотрении предстает пессимизмом. Его стремление снести старые храмы, чтобы на их месте возвести более прекрасные, вульгарный оптимизм истолковывает как богохульство.

Единственно законный оптимизм осознанного желания вынужден вести столь тяжелую борьбу с пессимизмом, потому что ему неизменно приходится сначала прослеживать и разоблачать его в вульгарном оптимизме. Он не в состоянии окончательно искоренить пессимизм и никогда не должен считать, что справился с ним. Как только он допускает его появление в какой-либо форме, возникает опасность для культуры: активность в достижении подлинных целей культуры идет на убыль, хотя удовлетворенность ее внешними успехами еще сохраняется.

Следовательно, различие между оптимизмом и пессимизмом не в том, что первый с большей, а второй с меньшей степенью внутренней убежденности признают за современным положением вещей определенное будущее, а в неодинаковости того, чего хочет воля в качестве будущего. Они являются свойствами не суждения, а воли. То обстоятельство, что ошибочное определение оптимизма и пессимизма до сих пор имело хождение наряду с правильным и в результате вместо двух определений фигурировало четыре, облегчало бездумью игру, в которой оно обманывало нас относительно подлинного оптимизма: пессимизм желания выдавался за оптимизм суждения, а оптимизм желания отвергался как пессимизм суждения. Необходимо вырвать из рук бездумья обе эти крапленые карты, дабы оно не смогло больше обманывать с их помощью мир.

В каком отношении находятся оптимизм и пессимизм к этике?

Существование тесных и своеобразных связей между ними подтверждается тем, что борьба за оптимистическое или пессимистическое мировоззрение и борьба за этику обычно переплетаются в мышлении человечества. Люди надеются в одном отстоять другое.

Такое переплетение очень удобно для мышления. Для обоснования этики неожиданно используются оптимистические или пессимистические аргументы, а для обоснования оптимизма или пессимизма — этические. При этом западное мышление делает упор на оправдание жизнеутверждающей, то есть деятельной, активной этики, полагая, что именно этим доказывает оптимизм мировоззрения. Для индийского мышления главным является логическое обоснование пессимизма, обоснование же жизнеотрицающей, то есть страдающей, пассивной этики представляется в большей мере производным отсюда.

Путаница, возникающая из-за неправильного разграничения между борьбой за оптимизм или пессимизм и борьбой за этику, пожалуй, как ничто другое, способствовала неясностям в мышлении человечества.

Путаница эта была результатом очевидного заблуждения. Вопрос о том, чему быть — жизне- и мироутверждению или жизне- и мироотрицанию, — в этике выступает совершенно так же, как в борьбе между оптимизмом и пессимизмом. Все, что обнаруживает существенную взаимосвязь, воспринимается как созданное одно для другого. Поэтому оптимизм надеется, что сможет опираться на миро- и жизнеутверждающую этику, а пессимизм питает такие же надежды в отношении этики миро- и жизнеотрицающей. При этом, однако, до сих пор ни одна из двух соотносимых величин не имела прочной опоры, так как ни одна не искала собственного обоснования в самой себе.












Ученый: произошел переход от веры в бессмертие к науке о бессмертии

Ключевым среди них, по моему убеждению, является реальная возможность клонирования млекопитающих (чему уже есть немало успешных примеров), а значит, и человека. На этом примере как раз наглядно видно значение фактора времени. Как известно, сейчас действует, на мой взгляд, совершенно неоправданный, надуманный, идеологически обосновываемый мораторий на такого рода исследования. К тому же он, по сути дела, бессрочный.

Сколько потребуется времени? Если будем проводить такие исследования целенаправленно, убежден, что немного. Можно не хотеть применить эту методику к себе лично, отвергать ее, например, по религиозным соображениям, но недопустимо эту методику запрещать, тем более навсегда.

Думаю, что в обозримом будущем мы будем иметь на вооружении прорывные технологии в области генной инженерии, микрохирургии и по другим направлениям, многие решения будут находиться на их стыке. Россия, к величайшему сожалению, ввиду современного состояния науки и отношения к ней вряд ли станет локомотивом в этом увлекательном и многообещающем исследовании. А ведь могло бы быть совсем наоборот.

— Как вы относитесь к теории цифрового бессмертия? Или вас интересует больше биологическая сторона вопроса?

— Идеи цифрового бессмертия выглядят убедительно. Но лично я сторонник развития науки в направлении совершенствования реального живого человека методами медицины, крионики и клонирования. А киборгизация и ИИ, на мой взгляд, — совершенно отдельное направление, более близкое к роботам и компьютерам, нежели к живому человеку.

Оцифровка сознания и памяти человека могут оказаться весьма полезными, скажем, как дополнение к технологии клонирования, когда по мере развития организма-копии ему при необходимости будет передан информационный материал, заблаговременно взятый у «оригинала» с целью его максимально полного восстановления как личности с воспоминанием о своей предыдущей жизни.

— Что вы думаете о пересадке тела? Этично ли развивать данное направление современной медицины?

Связь пессимистического и оптимистического мироощущения с процессом индивидуализации

Оптимизм и пессимизм — довольно широко распространенные категории и в искусстве, и в науке, и в философии, и в обыденной жизни. Так, в большинстве словарей оптимизм определяется как детерминированность наилучшим, а пессимизм наихудшим.

       С древних времен и до наших дней многие мыслители и даже целые философские школы (стоицизм, эпикурейство и т.д.) касались проблем пессимизма и оптимизма. Учение стоиков и конкретно Сенеки многими считалось пессимистичным, может быть, потому, что акцент в нем делался на самоконтроле и самоограничениях. А эпикурейство, напротив, считалось учением оптимистов, наверное, потому, что акцент делался на получение максимального удовольствия от жизни. Лишь глупец не разглядит очевидных точек соприкосновения этих учений. Конечно, они имеют внешне противоположные логические положения о правилах достойной жизни, но цели то у них одни: направление человека к более высокой ступени самоидентификации, к обретению своего истинного «Я». Они различны в том, что стоицизм стремится к высшим проявлениям человеческого духа через безжалостную критику пороков, необузданности плотских страстей; эпикурейство же определяет истинные добродетели человека в полном раскрытии сознания получаемому опыту, в очищении от зашоренности взглядов, в избавлении от маниакального пуританства. Истинный эпикуреец получает удовольствие скорее не от самих пороков, а от свободы от них. Различие этих учений, так же как и номинализма, материализма, идеализма и т.д., основывается на разных мироощущениях, хотя целито у них одни.

       Итак, следует различать мироощущения и мировоззрения. Мировоззрение система интеллектуальнопереработанных сознательных представлений о мире. Мироощущение же нельзя назвать системой, т.к. оно состоит из архетипическиаприорных представлений о мире. Мироощущение формируется при первых онтологических соприкосновениях этих архетипических установок с окружающим миром. Потому и возможны различия философских школ и направлений, их нескончаемые споры, основанные на различных изначальных мироощущениях. Эта проблема имеет прямое отношение к методологии современной психотерапии. Психолог должен разговаривать с клиентом на языке его мироощущения, на языке эмоций. Но никак не прививать ему оптимистическое мироощущение, не поняв сути его проблемы. Психолог скорее должен стремиться к тому, чтобы мироощущение (каким бы неприглядным оно не было) последовательно становилось целостным сознательным мировоззрением. А это и есть юнгианский процесс индивидуализации: сознательное решение личностных противоречий, стремление к своей истинной сущности (самости). Как и индивидуализация, так и превращение мироощущения в мировоззрение это процесс пожизненный. По словам Юнга, почти невозможно достичь своего истинного «Я», также как нельзя, избавившись от эмоций, создать замкнутую систему мировоззрения. Именно поэтому следует обратить внимание на бессознательные, эмоциональные содержания личности, на то, с чего начинается ее мировоззрение. Поэтому и недопустимы методы психотерапии, рационально прививающие «позитивное и светлое ощущение» клиентам. Нельзя сказать: «Ты должен быть счастлив, доволен жизнью и т.п.».

       Говорить о причинах пессимизма и оптимизма еще рано. До проведения эмпирических измерений можно строить лишь догадки и гипотезы. Так, диаду «пессимизмоптимизм» следует рассматривать как веберовские «идеальные типы». Мы полагаем, что основным критерием пессимизма и оптимизма является «степень вовлеченности в мир». Для пессимиста, предположительно, характерна некоторая удаленность от жизненных событий, объектов, ему свойственно размышление, созерцание, дистанцирование от мира. Оптимист же (по большому счету) включен в окружающую действительность. Поэтому ему часто не хватает времени на обдумывание, осознание жизненных ситуаций. Его общение скорее эмоционально. В отличие от пессимиста, он не думает какую маску следует надеть при общении. Пессимист же тратит много времени на «переодевание» этих масок. Если следовать этой логике, то можно сказать, что жизненной целью пессимиста является реализация себя в мире, обрастание объективными внешними связями, отношениями. Именно таков его путь к целостному мировоззрению. Оптимист, наоборот (как ни парадоксально), стремится к «позитивному отчуждению» (нужно отдалиться от других, чтобы обрести себя). Это очень похоже на «экстраверсию интроверсию» К.Г. Юнга. В процессе индивидуализации, люди с тем или иным мироощущением, должны решать лишь свойственные им задачи (в силу личной необходимости). Здесь необходимо ввести еще одно понятие: подлинность проживаемой жизни, которую можно определять через соответствие мировоззрения изначальному мироощущению, через степень интернальности личности.

       Интернальность, по Rotter`у, — высокая степень ответственности за свои поступки, самостоятельности. «Интернал» за все свои поступки и поражения берет ответственность на себя. «Экстернал» скорее будет обвинять за свои беды и поражения внешние обстоятельства, других людей. Да и удачу он будет списывать на случай. Отсюда следует еще одна гипотеза: личности, отнесенные скорее к экстернальному полюсу, имеют более выраженный раскол сознательных и бессознательных установок. И, наоборот, чем интернальнее личность, тем выше степень интеграции сознательного и бессознательного содержания. О расколе сознания и бессознательного очень хорошо написал К.Г. Юнг («об ассимиляции бессознательного» или о восприятии окружающего мира): «Одни в процессе этой ассимиляции становятся все более самоуверенными, они всецело поглощены собой, другие, напротив, чувствуют себя все более подавленными:» По словам К.Г. Юнга, «за оптимистической самоуверенностью первых кроется глубокое чувство бессилия, в отношении которого их сознательный оптимизм действует как безуспешная компенсация. И, напротив, пессимистическое смирение вторых маскирует дерзкую волю к власти, далеко превосходящую в самоуверенности сознательный оптимизм первых». В этом случае мы можем говорить о недостаточной подлинности существования. Такая личность не может устойчиво контролировать свое поведение. Она не является хозяином своих проявлений. Поэтому она не имеет целостного выстраданного мировоззрения, и необходимая интеграция сознания и бессознательного достигается с помощью компенсирующего мироощущения. И в этом случае, если принять как корреляты интернальность, подлинность проживаемой жизни, высокую степень самосознания, то получим такую схему.

       

       В этом случае пессимизм и оптимизм нужно рассматривать как равноценные установки. Несмотря на стереотипы, подлинно жить может и пессимист. В качестве примера можно привести описание жизни таких великих людей, как Ф. Ницше, Шопенгауэр, Гегель, Платон и др. Благодаря высокой степени интеграции их сознания и бессознательного, уже сложно сказать каково их мироощущение. Они подняли свое индивидуальное мироощущение до философского, состоялись как личности. И на этой высокой ступени интеграции уже не важно, каково было их изначальное мироощущение; важно, к каким целям направляет их творчество остальных людей.

       В дальнейшем планируется проведение эмпирических исследований рассмотренных выше мироощущений для выявления их показателей, признаков. Возможные методики: Rotter уровень субъективного, методика Келли, тест Люшера. Но в любом случае это исследование будет теоретикофеноменологическим в силу несводимости этих идеальных типов к объективным показателям личности (к темпераменту, задаткам, особенностям физиологии и т.д.). Пессимистическое и оптимистическое мироощущение можно сравнить с лабиринтом, в котором можно долго плутать, часто меняя направление, кидаясь по сторонам, а можно терпеливо придерживаться левой стороны и, в конце концов, найти выход. Пессимистическая картина мира никого не обязывает заменить ее общепринятым «кричащим оптимизмом». Не старайтесь стать признанным и уважаемым оптимистом. Будьте самими собой!

П. Юсупов

follow.ru

Оптимизм и пессимизм — довольно широко распространенные категории и в искусстве, и в науке, и в философии, и в обыденной жизни. Так, в большинстве словарей оптимизм определяется как детерминированность наилучшим, а пессимизм наихудшим.

       С древних времен и до наших дней многие мыслители и даже целые философские школы (стоицизм, эпикурейство и т.д.) касались проблем пессимизма и оптимизма. Учение стоиков и конкретно Сенеки многими считалось пессимистичным, может быть, потому, что акцент в нем делался на самоконтроле и самоограничениях. А эпикурейство, напротив, считалось учением оптимистов, наверное, потому, что акцент делался на получение максимального удовольствия от жизни. Лишь глупец не разглядит очевидных точек соприкосновения этих учений. Конечно, они имеют внешне противоположные логические положения о правилах достойной жизни, но цели то у них одни: направление человека к более высокой ступени самоидентификации, к обретению своего истинного «Я». Они различны в том, что стоицизм стремится к высшим проявлениям человеческого духа через безжалостную критику пороков, необузданности плотских страстей; эпикурейство же определяет истинные добродетели человека в полном раскрытии сознания получаемому опыту, в очищении от зашоренности взглядов, в избавлении от маниакального пуританства. Истинный эпикуреец получает удовольствие скорее не от самих пороков, а от свободы от них. Различие этих учений, так же как и номинализма, материализма, идеализма и т.д., основывается на разных мироощущениях, хотя целито у них одни.

       Итак, следует различать мироощущения и мировоззрения. Мировоззрение система интеллектуальнопереработанных сознательных представлений о мире. Мироощущение же нельзя назвать системой, т.к. оно состоит из архетипическиаприорных представлений о мире. Мироощущение формируется при первых онтологических соприкосновениях этих архетипических установок с окружающим миром. Потому и возможны различия философских школ и направлений, их нескончаемые споры, основанные на различных изначальных мироощущениях. Эта проблема имеет прямое отношение к методологии современной психотерапии. Психолог должен разговаривать с клиентом на языке его мироощущения, на языке эмоций. Но никак не прививать ему оптимистическое мироощущение, не поняв сути его проблемы. Психолог скорее должен стремиться к тому, чтобы мироощущение (каким бы неприглядным оно не было) последовательно становилось целостным сознательным мировоззрением. А это и есть юнгианский процесс индивидуализации: сознательное решение личностных противоречий, стремление к своей истинной сущности (самости). Как и индивидуализация, так и превращение мироощущения в мировоззрение это процесс пожизненный. По словам Юнга, почти невозможно достичь своего истинного «Я», также как нельзя, избавившись от эмоций, создать замкнутую систему мировоззрения. Именно поэтому следует обратить внимание на бессознательные, эмоциональные содержания личности, на то, с чего начинается ее мировоззрение. Поэтому и недопустимы методы психотерапии, рационально прививающие «позитивное и светлое ощущение» клиентам. Нельзя сказать: «Ты должен быть счастлив, доволен жизнью и т.п.».

       Говорить о причинах пессимизма и оптимизма еще рано. До проведения эмпирических измерений можно строить лишь догадки и гипотезы. Так, диаду «пессимизмоптимизм» следует рассматривать как веберовские «идеальные типы». Мы полагаем, что основным критерием пессимизма и оптимизма является «степень вовлеченности в мир». Для пессимиста, предположительно, характерна некоторая удаленность от жизненных событий, объектов, ему свойственно размышление, созерцание, дистанцирование от мира. Оптимист же (по большому счету) включен в окружающую действительность. Поэтому ему часто не хватает времени на обдумывание, осознание жизненных ситуаций. Его общение скорее эмоционально. В отличие от пессимиста, он не думает какую маску следует надеть при общении. Пессимист же тратит много времени на «переодевание» этих масок. Если следовать этой логике, то можно сказать, что жизненной целью пессимиста является реализация себя в мире, обрастание объективными внешними связями, отношениями. Именно таков его путь к целостному мировоззрению. Оптимист, наоборот (как ни парадоксально), стремится к «позитивному отчуждению» (нужно отдалиться от других, чтобы обрести себя). Это очень похоже на «экстраверсию интроверсию» К.Г. Юнга. В процессе индивидуализации, люди с тем или иным мироощущением, должны решать лишь свойственные им задачи (в силу личной необходимости). Здесь необходимо ввести еще одно понятие: подлинность проживаемой жизни, которую можно определять через соответствие мировоззрения изначальному мироощущению, через степень интернальности личности.

       Интернальность, по Rotter`у, — высокая степень ответственности за свои поступки, самостоятельности. «Интернал» за все свои поступки и поражения берет ответственность на себя. «Экстернал» скорее будет обвинять за свои беды и поражения внешние обстоятельства, других людей. Да и удачу он будет списывать на случай. Отсюда следует еще одна гипотеза: личности, отнесенные скорее к экстернальному полюсу, имеют более выраженный раскол сознательных и бессознательных установок. И, наоборот, чем интернальнее личность, тем выше степень интеграции сознательного и бессознательного содержания. О расколе сознания и бессознательного очень хорошо написал К.Г. Юнг («об ассимиляции бессознательного» или о восприятии окружающего мира): «Одни в процессе этой ассимиляции становятся все более самоуверенными, они всецело поглощены собой, другие, напротив, чувствуют себя все более подавленными:» По словам К.Г. Юнга, «за оптимистической самоуверенностью первых кроется глубокое чувство бессилия, в отношении которого их сознательный оптимизм действует как безуспешная компенсация. И, напротив, пессимистическое смирение вторых маскирует дерзкую волю к власти, далеко превосходящую в самоуверенности сознательный оптимизм первых». В этом случае мы можем говорить о недостаточной подлинности существования. Такая личность не может устойчиво контролировать свое поведение. Она не является хозяином своих проявлений. Поэтому она не имеет целостного выстраданного мировоззрения, и необходимая интеграция сознания и бессознательного достигается с помощью компенсирующего мироощущения. И в этом случае, если принять как корреляты интернальность, подлинность проживаемой жизни, высокую степень самосознания, то получим такую схему.

       В этом случае пессимизм и оптимизм нужно рассматривать как равноценные установки. Несмотря на стереотипы, подлинно жить может и пессимист. В качестве примера можно привести описание жизни таких великих людей, как Ф. Ницше, Шопенгауэр, Гегель, Платон и др. Благодаря высокой степени интеграции их сознания и бессознательного, уже сложно сказать каково их мироощущение. Они подняли свое индивидуальное мироощущение до философского, состоялись как личности. И на этой высокой ступени интеграции уже не важно, каково было их изначальное мироощущение; важно, к каким целям направляет их творчество остальных людей.

       В дальнейшем планируется проведение эмпирических исследований рассмотренных выше мироощущений для выявления их показателей, признаков. Возможные методики: Rotter уровень субъективного, методика Келли, тест Люшера. Но в любом случае это исследование будет теоретикофеноменологическим в силу несводимости этих идеальных типов к объективным показателям личности (к темпераменту, задаткам, особенностям физиологии и т.д.). Пессимистическое и оптимистическое мироощущение можно сравнить с лабиринтом, в котором можно долго плутать, часто меняя направление, кидаясь по сторонам, а можно терпеливо придерживаться левой стороны и, в конце концов, найти выход. Пессимистическая картина мира никого не обязывает заменить ее общепринятым «кричащим оптимизмом». Не старайтесь стать признанным и уважаемым оптимистом. Будьте самими собой!

П. Юсупов

follow.ru

Позитивное мировоззрение и бытие человека – возможные точки соприкосновения — Консультативная психология и психотерапия

Будьте счастливы!

Есть ли предписание более парадоксальное, более
ужасное,

при всей кажущейся доброжелательности?

Трудно выполнить столь беспредметный наказ.

Ибо как узнать, счастлив ли ты?

Паскаль Брюкнер («Вечная эйфория. Эссе о принудительном
счастье»)

Надежда на благополучную и счастливую жизнь и стремление к ней были
свойственны людям во все времена. Однако в современном обществе стремление к
счастью стало приобретать угрожающие размеры, все более срастаясь с
потребностью контролировать собственную жизнь. Прогресс, развивающийся
ошеломительными темпами, сблизивший континенты, превративший мечту в норму,
создал иллюзию власти и над внутренним миром человека. Общество потребления с
его бесконечно растущим предложением разнообразных благ нуждается в
неудовлетворенном субъекте, в сознании которого идея благополучной жизни все
больше связывается с внешними знаками. Тому же способствует и рекламная
индустрия, блестяще использующая базовые человеческие потребности в счастье,
любви и благополучии для продвижения товаров и услуг.

В результате человек оказывается в сложнейшей и часто плохо рефлексируемой
им ситуации: с одной стороны – он стремится к свободе, счастью, хочет жить,
соотносясь с собственными потребностями, ценностями и смыслами, с другой
стороны – он должен контролировать свою жизнь, обеспечивать ее благополучие,
которое напрямую связано с наращиванием личностного потенциала, необходимого
для поддержания ее уровня. С одной стороны – счастье, свобода, следование себе,
с другой – успешность, благополучие и комфорт.

Эта непростая коллизия нашла отражение в молодом, стремительно развивающемся
направлении «позитивная психология». Одни исследователи считают родоначальником
этого направления Эмиля Куэ, показавшего эффективность самовнушения, другие
ссылаются на Огюста Конта, использовавшего «позитивность» не только как
собственно научный принцип, но и как нравственный идеал. Можно также вспомнить
труды Нормана Винсента Пила о «позитивном мышлении», некоторые относят к
родоначальникам направления даже Л.С. Выготского и его культурно-историческую
психологию (Шапиро, 2005).

Фундаментальной установкой современной позитивной психологии и ее лидеров
(М. Селигман, И. Бонивелл, М. Чиксентмихайи) является позитивный потенциал
человека, а целью – обеспечение оптимального функционирования, ведущего к
благополучному существованию и расцвету личностных и творческих способностей.
Противопоставляя свои установки негативу неврозов, аномалий и дефектов,
позитивная психология главный фокус внимания сосредоточивает на созидающих,
сильных сторонах личности: «позитивных качествах» (Seligman, Csikszentmihalyi,
2000, с. 5), актуализации «реальных ресурсов» (Seligman, 2002),
«позитивных черт и добродетелей» (Seligman, 2003), формировании
«счастливой и благополучной жизни» (Seligman, 2011). Этим, безусловно, не
исчерпывается круг проблем, стоящих перед позитивной психологией, однако их
перечисление позволяет увидеть масштаб поставленных задач. Возможно, именно с
этим размахом, а также нарастанием интереса в обществе к «позитивным» аспектам
жизни, связана невероятная популярность, можно сказать, взрыв интереса к этому
направлению.

Как уже отмечено выше, в сознании современного человека сформирован,
нормирован желаемый образ – быть творческим, счастливым, энергичным,
общительным, успешным, эффективным, здоровым. Мы сознательно перечислили
атрибуты «позитивного» образа жизни так же бессистемно и спутанно, как они
представлены в сознании многих людей. Но очевидна необходимость более внятного
и точного разведения уровней и задач. Эту проблему осознают и представители
позитивного направления, разрабатывая в последнее время метапсихологический
уровень исследуемых проблем (Linley et al., 2006). Очевидно, что такие понятия,
как «счастье» и «успешность», «творчество» и «эффективность», не рядоположны.
Они, безусловно, желанны и необходимы любому нормальному человеку, однако
служат разным целям и решают разные смысловые задачи личности.

Выделим сначала некий инструментальный пласт, представленный понятиями
«успешность», «уверенность в себе», «эффективность», «коммуникативность»,
«оптимизм», которые действительно зависят от умения человека настроиться на
позитивный лад, сфокусировать внимание на положительных аспектах деятельности,
на своих собственных способностях и возможностях в противовес пессимистическому
взгляду на себя и действительность. Доказательств значимости такого
оптимистического, позитивного взгляда на жизнь и порождаемого им жизненного
ресурса не требуется, он говорит сам за себя, как в практической деятельности,
так и в психотерапевтической практике, а тем более в простой обыденной жизни, в
которой стакан, на половину полный, значительно лучше, чем стакан, на половину
пустой.

Однако существуют высшие, экзистенциальные понятия, такие как «счастье»,
«мудрость», «духовность», «любовь», которые также рассматриваются в рамках
«позитивного» мировоззрения и относительно которых предполагается, что
определенные усилия и «позитивный» фокус внимания обеспечивают движение в
сторону развития этих состояний. Но что есть эти состояния? Уместно ли
утверждать, что они субъективно переживаются как сугубо «позитивные»? Или все
же в них присутствует «негативный» компонент?

В последние годы позитивные психологи постепенно разворачиваются в сторону
поиска «позитивного ресурса», содержащегося в негативных состояниях (King,
2011). Хотелось бы подчеркнуть, что соприкасаясь с экзистенциальными
переживаниями, нам вряд ли удастся расчленить их на «позитивные» и «негативные»
составляющие. Скорее можно сказать, что эти сложные чувства выражают глубинную
антиномичность жизни, не разложимую на «хорошее» и «плохое». Возьмем самый
простой пример: любовь родителя к ребенку. Сколько в ней присутствует
безусловной радости, счастья от соприкосновения с реальностью жизни и развития
малыша, но и сколько тревоги при мысли о его будущем, сколько грусти в
осознании того, что рано или поздно придется отпустить повзрослевшего ребенка в
мир, где закончится власть родителей, и их любовь не сможет уберечь его от
возможных бед и испытаний.

Что остается? Строго говоря, здесь можно выделить две стратегии. Одна
состоит в определенном уходе от негативной части переживания. Это вполне
понятно с психологической точки зрения: негативные аспекты эмоционально
задевают, тревожат нас, причиняют боль, лишают покоя. Человек пытается
справиться с нарастающим напряжением, отсекая эту негативную часть, и, как
скажет любой практический психолог – вытесняет негативные аспекты переживания в
бессознательную область психики. Сознание же его удерживает некую усеченную
картину реальности, редуцируя эмоциональное напряжение до приемлемого
уровня.

Однако полностью нейтрализовать негативные компоненты невозможно. И тогда
человек переносит фокус внимания «во вне», наполняет свою жизнь и жизнь своей
семьи многочисленными внешними атрибутами, фиксируя внимание на позитивных
аспектах, осуществляя при этом титанические усилия по созданию иллюзии счастья
и благоденствия. Причем его вера в эту иллюзию будет эквивалентна положенным в
основание данного воздушного замка усилиям. Стоит ли подробно останавливаться
на том, что известно любому практику: такая стратегия может привести человека в
лучшем случае в кабинет психотерапевта, в худшем – толкнуть в депрессию,
невроз, психосоматические расстройства и тому подобное.

Другая стратегия состоит в принятии полноты отношений, в которых кроме
радости любви, счастья соприсутствия, готовности жертвы будет и горечь потери,
и страх расставания, и боль забвения. Речь идет о полном контакте со всеми
гранями, аспектами переживания, как позитивными, приятными, осознаваемыми, так
и с негативными, часто вытесненными, эмоционально тяжелыми. Такая позиция
требует от человека серьезных личностных усилий, причем не однократных, а
постоянных. Внутреннее напряжение, с которым сталкивается человек на этом пути,
и которое он учится выдерживать, является условием формирования осознанных
отношений с действительностью, условием развития личности человека, открытой и
способной к переживанию счастья, любви и других экзистенциальных состояний.

Способность и готовность соприкосновения со всей полнотой внутренней и
внешней жизни оказывает серьезное влияние и на социальные, инструментальные
аспекты позитивного мировоззрения, такие как коммуникативность, успешность и
тому подобное. Однако причинно-следственные связи здесь отнюдь не просты.
Практические психологи, например, достаточно часто наблюдают такой феномен:
социально успешный, профессионально востребованный, коммуникативно компетентный
человек, имеющий весь джентльменский набор того, что предлагает современная
цивилизация, и живущий вполне благополучной жизнью, может субъективно
чувствовать себя несчастным, потерянным, ненужным, одиноким. Чувства эти
глубоко сокрыты, спрятаны за фасадом внешней успешности и только в очень
интимной, доверительной ситуации могут быть выражены, вербализованы. И,
наоборот, при объективно сложных, порой тяжелых ситуациях человек может
чувствовать себя субъективно счастливым, живущим полной, осмысленной жизнью, и
в общении с ним можно видеть, насколько его внутренние отношения с самим собой
глубоко отрефлексированы и честны.

Иными словами, можно сказать, что определяющим качество и полноту
соприкосновения с жизнью является уровень осознанного взаимодействия личности с
внутренней реальностью, способность взаимодействовать со всем комплексом
собственных переживаний, не превращая позитивные переживания в самоцель. Здесь
стоит вспомнить глубокое замечание русского философа Б. Вышеславцева, который
говорил, что «функция восприятия реальности в ее полноте, воздействия на эту
реальность, самозащиты от нее есть функция, требующая наибольшего психического
напряжения, самая ценная и самая трудная функция сознания», а невроз называл
«потерей соприкосновения с реальностью», «пребыванием в иллюзии» (Вышеславцев,
1926).

Еще раз оговоримся, что фиксирование на позитивных состояниях, формирующее
«позитивное» взаимодействие с миром, само по себе не является чем-то
отрицательным. Нет, казалось бы, ничего плохого, что человек сознательно
направляет свои мысли в сторону позитива, совершая тем самым определенный
волевой акт в отношении собственной ментальности, поворачивая ее, как руль, все
время в позитивном направлении. Но если взять эту метафору за основу, то
корабль, руль которого все время поворачивают в одну и ту же сторону, будет
плыть по кругу, вращаясь вокруг одной и той же точки. Точка же эта – удержание
собственного комфорта как знака позитивного состояния.

Однако, повторимся, человек периодически сталкивается с такими чувствами,
как тоска, тревога, гнев, одиночество, страх, которые пытаются сообщить нашему
сознанию что-то важное о нас самих. Но как мы можем оценить смысл «негативного»
послания бессознательного, не вступая с ним в тесный контакт? Как мы можем
распознать смысл этого послания, если мы блокируем всякое взаимодействие с ним?
Безусловно, поворот руля в одну сторону – это часто возможность удержаться на
плаву, когда идет слишком большой крен в сторону негативных обстоятельств.
Тогда это адекватный и эффективный способ саморегуляции, необходимой человеку в
трудной жизненной ситуации для оказания помощи и поддержки самому себе. Однако
не стоит забывать, что негативные переживания могут быть важнейшими
показателями, индикаторами движения, и если корабль начинает серьезно отходить
от курса, негативные переживания тревожат нас, сообщая, тем самым, о
случившемся рассогласовании «сущего» и «должного».

Но куда, собственно, корабль держит свой путь? Очевидно, что путеводной
звездой являются наши предельные смыслы, ценности, экзистенциальные и духовные
выборы. Именно они определяют курс, именно к ним мы движемся, уравновешивая
свои ментальные и чувственные траектории. Еще раз повторимся, что условием
верного движения является открытый и осознанный диалог с самим собой,
определяющий качество и полноту соприкосновения с действительностью.

Здесь уместно вспомнить некоторые упреки, которые позитивные психологи
предъявляли своим гуманистическим предшественникам. Одним из главных является
упрек в излишнем человекоцентризме, сосредоточении на человеческом «Я»,
присущем клиентцентрированному подходу гуманистической психологии, что, с точки
зрения позитивных психологов, ведет к повышению эгоцентричности человека. Эта
центрация на самом себе противоречит общественной пользе и коллективному
благополучию (Seligman, Csikszentmihalyi, 2000, с. 7). Не втягиваясь в полемику
о соотношении индивида и общества, личности и социальной системы, тем не менее,
затронем важный аспект, напрямую относящийся к рассматриваемой теме.

В своей книге «Век толпы» С. Московичи высказывает идею, обобщающую многие
современные исследования проблемы соотношения личности, массы и общества: мир
вступил в эпоху массового общества, в котором человек все более унифицируется,
обретая общие для человека массы черты (Московичи, 1998). Постепенно, но
очевидно происходит порабощение индивидуальной души коллективной. Разум, при
иных обстоятельствах позволяющий человеку осознавать происходящее, утрачивает
свою основную функцию, обезличиваясь и играя все более вспомогательную
роль[1].

В работах других известных авторов, таких как Э. Фромм, Р. Гвардини, Х.
Арендт, Э. Каннетти и других, посвященных той же теме, все более отчетливо
звучит мысль, что человек в современном обществе деперсонализируется,
отчуждается от своей человеческой сущности. На фоне улучшения материального
благосостояния, ускорения прогресса, развития внешних признаков цивилизации
внутренний мир человека движется в сторону духовной деградации. «Омассовление»
предполагает включение все большего числа людей в однотипные потребительские,
информационные, культурные процессы, неизбежно порождающие однотипные уклады,
стили жизни, нормы и ценности. Современная жизнь по мере усложнения
экономических, политических, социальных и других процессов становится все более
трудной для понимания, и человек массы, сталкиваясь с нарастающей
противоречивостью реальности, идет по пути ее упрощения, выстраивая усредненные
модели, приближенные к привычным шаблонам и стандартам.

Такая инфантильная потребность в упрощении, страх столкновения с
усложняющейся реальностью, желание делегировать ответственность за принятие
решений кому-то другому открывают ворота невиданному ранее манипулированию
сознанием. Д. Рисмен в своей книге «Одинокая толпа» показывает, что у человека,
опутанного, стреноженного всевозможными манипуляциями, атрофируется сама
потребность в личностной и социальной активности (Руткевич, 1993). Такой
массовый отказ от самих себя, внутреннее согласие и даже готовность к
унификации меняют само представление о личности. Р. Гвардини в «Конце Нового
света» подчеркивает, что автономия субъекта теряет свою прежнюю значимость, а
личность все сильнее оттесняется человеком массы. Уже бессмысленно говорить о
личности и субъективности в прежнем смысле слова.

Постепенно исчезает чувство собственного бытия и неприкосновенности сферы
«личного». Понятие «личность» все чаще заменяется понятием «лицо», «персона»,
но хотя бы это более скромное и простое понятие должно быть «…сохранено в
каждом человеческом индивиде… . Утверждать такую единственность и отстаивать ее
– не прихоть, не привилегия, а верность кардинальному человеческому долгу.
Здесь человек вооружается против опасности, угрожающей ему со стороны массы и
со стороны системы, чтобы спасти то последнее, самое малое, что только
позволяет ему оставаться человеком» (Феномен человека, 1993, с. 267).
Потрясающе выразительный образ человека массы дает Э. Каннети в своем романе
«Ослепление»: «Они действуют, но не знают, что творят; у них есть привычки, но
они не знают, что их породило; они всю жизнь движутся и все же не знают пути,
таковы они, люди массы» (Канетти, 2000, с. 17).

 Не достаточно ли аргументов, что акцент на личности, на
индивидуальности – это не каприз центрированных на индивиде, эгоцентрически
мыслящих исследователей, а сущностная необходимость, условие выживания человека
во все более порабощающей его общественной системе. В этом отношении, на наш
взгляд, крайне ценны идеи К.Г. Юнга, нашедшие отражение во многих его работах,
особенно в книге «Нераскрытая самость» (Юнг, 1997). Процесс движения к самому
себе и возможность жить полной жизнью Юнг связывал с максимальным расширением
сознания человека в сторону взаимодействия со своим бессознательным. Напомним,
что этот процесс, названный «индивидуацией», связан с «развитием
психологического индивидуума как отдельного существа, выбивающегося из
стандартов всеобщей коллективной психики. Поэтому индивидуация – это процесс
дифференциации, целью которого является развитие индивидуальной личности» (Вер,
1998, с. 54).

Иными словами, человек перестает подчиняться коллективным нормам,
развивается как индивидуальная личность, обретает свою целостность или, по
словам Юнга, встает на «путь к себе», к своему «самоосуществлению» лишь тогда,
когда осуществляется осознанное взаимодействие между сознанием и
бессознательным человека. Правда, эти отношения a priori конфликтны, к тому же
человек склонен игнорировать сферы бессознательного, которые усугубляют этот
конфликт, однако удерживаемое напряжение и активный диалог сознательных и
бессознательных уровней психики являются условиями движения к другому уровню
самосознания, к целостности. Юнг называл это соединение сознания и
бессознательного трансцендентной функцией человеческого бытия (Юнг,
1997).

 Однако процессу индивидуации противостоит как общество, так и само
эго-сознание человека. Общество заинтересовано, как уже говорилось, не в
индивидуальности, а в функции, в превращении человека в статистическую
реальность. Повышение уровня жизни и благосостояние общества предпочитается
нравственной и интеллектуальной дифференциации индивида, цель и смысл
индивидуальной жизни (единственно реальной, по мнению Юнга) замещаются идеей
развития государства. В результате происходит замещение подлинной
индивидуальной жизни жизнью и интересами общества, во главу угла помещается не
индивид, а государство как принцип реальности (Юнг, 1998).

С другой стороны, развитие эго-сознания, которое, по сути, представляет лишь
малую часть человеческой психики, также уводит человека в сторону от
собственной индивидуальности, все больше опираясь на внешние, атрибутивные
стороны жизни, создающие иллюзию благополучия. Тому виной игнорирование
бессознательного, иррационального мира; отказ от процесса самопознания, поиска
подлинных причин и корней происходящего; уход от трансцендентной сферы,
выстраивания осознанных отношений между эго-сознанием и бессознательным.
Прогресс и развитие цивилизации, считал Юнг, взаимодействуют лишь с
эго-сознанием, но не влияют на процесс самопознания. В результате душа остается
неразвитой, архаической, как в древности, и как в древности, она беззащитна
перед коллективными влияниями (Юнг, 1998). Однако, в отличие от древнего
человека, ищущего укрытия от внешних опасностей, современный человек ищет
укрытия от опасностей внутренних, то есть опасностей, исходящих из его
собственного, неосознаваемого, внутреннего мира. Он бежит от собственной
индивидуальности, становясь частью системы, частью толпы.

Ответ на вопрос противостояния сознательного и бессознательного уровней
психики, способствующего потере внутренних опор, повышению уязвимости и
управляемости человека, лежит для Юнга в сфере ответственности. Чем менее
организован индивид, чем меньше он осознает самого себя, свой внутренний мир,
тем в большей степени он подвластен влиянию толпы. Иными словами, человек,
взгляд которого обращен во внешний мир, ничего не может противопоставить
давлению системы. Ему все труднее составить мнение о самом себе. В результате
он снимает ответственность за свою жизнь и свои действия с себя и передает их
обществу, системе. Таким образом, человек все более превращается в функцию
общества, а общество становится узурпатором индивидуальной жизни, хотя, по
сути, само является всего лишь «абстрактной идеей» (Юнг, 1998).

Единственный способ преодоления этого конфликта Юнг видел в упорядочении и
синтезе сферы сознания и сферы бессознательного, «субъективизма осознающего
разума и объективизма бессознательного, проявляющегося в форме чувств, эмоций,
импульсов, которые человек не осознает, но является объектом их вторжения» (там
же, с. 103). Через это взаимодействие человек в состоянии выйти к уверенности в
собственной способности к правильным суждениям, решениям, действиям, которая
позволит освободиться от давления любой системы. Более того, этот процесс
благотворно влияет и на межличностные отношения. Игнорирование бессознательных,
положительных и отрицательных иррациональных сил в самом себе приводит к
проекции зла в другого.

Человек не отрицает «ужасные вещи», но их, по его мнению, всегда
осуществляют другие. Страх и нежелание встречи с собственным злом, перенос его
во вне освобождает совесть человека, уводя от личной ответственности. «Ничто не
оказывает такого сильного разъединяющего и отчуждающего воздействия, как
нравственное благодушие и отсутствие ответственности; ничто так не способствует
пониманию, как взаимное устранение проекций», – пишет Юнг (там же, с. 110).
Таким образом, только понимание как собственного «зла», так и собственного
«добра», то есть понимание всей полноты, противоречивости, антиномичности
своего внутреннего мира позволяет снять пелену с глаз и увидеть другого не
отражением или продолжением себя, а иной, автономной, ценной личностью. Юнг
считал, что только такие межличностные отношения могут привести к реальным
фундаментальным переменам, происходящим в индивидах, лишь они, а не
коллективные процессы задевают внутреннего человека (Юнг, 2001).

Итак, резюмируя свышеизложенное, можно сказать следующее. Благодаря
внутреннему диалогу сознательного уровня психики с глубинными импульсами
бессознательного, часто субъективно переживаемыми как «негативные» чувства,
человек встает на путь познания себя, осознания своих подлинных мотивов,
открытия глубинных смыслов своей жизни, то есть обеспечивает личностный рост.
Благодаря этому личность обретает целостность, становясь более устойчивой к
влиянию системных процессов. Но где же в этой вполне достойной любого человека
картине, в которой на первый план выступают такие понятия как «личность»,
«совесть», «ответственность», можно найти место счастью, к которому стремится
каждый человек?

Вспомним, что сама по себе идея счастья в европейском сознании связана с
христианским мировоззрением, христианской антропологией. В христианской картине
мира счастье было связано с Богом, с упованием, надеждой на спасение души.
Жизнь при этом воспринималась как долгий путь, в котором противоборство с
бедами и испытаниями учило стойкости и смирению. Счастье вплеталось в бытие как
яркое переживание, как награда и дар, в противовес современной идее счастья как
нормы и товара. Идея антиномического соединения страдания и счастья,
обреченности и надежды, жизни и смерти, идея противоречивости бытия блестяще
отражена в работе Б. Вышеславцева «Этика преображенного эроса». С точки зрения
Вышеславцева, антиномичность жизни, невозможность разрешения ее противоречий
всегда будут порождать ощущение трагичности и поиска счастья не «здесь и
теперь», а «там и тогда». Понятия «счастья» и «гармонии» всегда трансцендентны
и связаны с Царствием Божьим, где все трагические противоречия жизни найдут
свое чудесное разрешение в Боге посредством их совпадения, где наконец
произойдет победа добра надо злом, жизни над смертью (Вышеславцев, 1994, с.
230).

Современная попытка редуцировать фундаментальные вопросы бытия, стремящаяся
приспособить экзистенциальные, глубинные, личностные смыслы под запросы
текущего времени, приводит к тому, что в результате понятия счастья,
удовлетворения собственной жизнью оказываются все дальше от религиозного
мировоззрения, с которым когда-то были плотно связаны. Счастье постепенно
начинает восприниматься как желаемая и искомая норма жизни. Современное
общество и вовсе назначает его обязанностью, постулируя следующий девиз: «если
ты не счастлив, значит, твоя жизнь не удалась».

Закончить эту статью все же хочется прекрасными словами протопресвитера
Александра Шмемана из его бесед на Новый год, когда мы всем и самим себе желаем
полноты счастья: «Коренная ложь нашего времени, то есть управляющих им теорий и
идеологий, в безоговорочном отождествлении счастья с тем, что извне и снизу. И
вот затуманилось, исчезло, испарилось счастье, и началось возрастание
ненависти, зла, страдания. Ибо то, что мы называем таинственным и светлым
словом «счастье», всегда изнутри и свыше, но не наоборот. Именно в сведении
счастья к земному, материальному и в пределе – животному свершилась измена
счастью. Ибо измена ему есть измена самой сущности человека, неистребимому в
нем зову. Зову к подлинному счастью, к встрече на последней глубине, на
последней высоте с той истиной, с тем добром и той красотой, без которых не
может жить человек и которые составляют Жизнь самой жизни – то, ради чего дана
она нам, ради чего существуют и духовная свобода, и все земные блага» (Шмеман,
2009).



[1] Русскому изданию этой
книги предпослана статья А. Брушлинского, в которой показывается значение этой
работы для социальной психологии, ее связь с русской психологической мыслью
(Хевеши, 2000).

 

Николай Дик, Петр Дик


Николай Дик, Петр Дик

Хрестоматия по культурологии

ЧАСТЬ I. ОБРАЗЫ МИРОВОЙ КУЛЬТУРЫ И ФИЛОСОФИИ


Швейцер Альберт

Культура и этика

1. Кризис культуры и его духовная причина

         Что такое культура? Культура
совокупность прогресса человека и человечества во всех областях и направлениях
при условии, что этот прогресс служит духовному совершенствованию индивида как
прогрессу прогрессов.

         Стремление к прогрессу во
всех областях и направлениях человек черпает в оптимистическом мировоззрении,
которое утверждает мир и жизнь как нечто само по себе ценное и побуждает,
поэтому относиться к бытию в той мере, в какой последнее поддается нашему
воздействию, как к высшему благу. Отсюда вытекают направленное на улучшение
условий существования индивидов и общества, народов и человечества желание
действовать, надежда на высокий смысл такого действия и, наконец, само действие.
А оно ведет к господству духа над силами природы, к завершению религиозного,
социально-экономического и практического приобщения людей к общественному бытию,
ведет к духовному совершенствованию человека и общества.

         Только миро- и
жизнеутверждающее, то есть оптимистическое мировоззрение способно побудить
человека к действию во имя культуры, и только этическое мировоззрение обладает
силой удержать человека в этом действии, заставив его пренебречь эгоистическими
интересами, и постоянно ориентируя его на духовное и нравственное
совершенствование индивида как на решающую цель культуры. Следовательно, только
единство миро — и жизнеутверждения и этики способно дать идеалы подлинной,
совершенной культуры и побудить взяться за их осуществление.

         Если культура остается
несовершенной или даже переживает упадок, то объясняется это, в конечном счете,
тем, что-либо миро- и жизнеутверждающее начало мировоззрения, либо его этика,
либо и то и другое вместе остались неразвитыми или деградировали.

         Именно это и произошло с
нами. Не подлежит никакому сомнению, что мы утратили необходимые для культуры
этические принципы.

XXI. Этика благоговения перед жизнью

         <…> Этика заключается 
в том, что я испытываю побуждение выказывать равное благоговение перед жизнью
как по отношению моей воли к жизни, так и по отношению к любой другой. В этом
состоит основной принцип нравственного. Добро то, что служит сохранению и
развитию жизни, зло есть то, что уничтожает жизнь или препятствует ей. <…>

         <…> Единственно возможный
основной принцип нравственности означает не только упорядочение и углубление
существующих взглядов на добро и зло, но и их расширение. Поистине нравствен
человек только тогда, когда он повинуется внутреннему побуждению помогать любой
жизни, которой он может помочь, и удерживается от того, чтобы причинить живому
какой-либо вред. Он не спрашивает, насколько та или иная жизнь заслуживает его
усилий, он не спрашивает также, может ли она и в какой степени ощутить его
доброту. Для него священна жизнь как таковая. Он не сорвет листочка с дерева, не
сломает ни одного цветка и не раздавит ни одно насекомое….

         Этика есть безграничная
ответственность за все, что живет.

(Швейцер А. Благоговение перед жизнью. М., 1992)

Вернуться к оглавлению





Далее читайте:



Николай Дик
(авторская страница).



Швейцер, Альберт (Schweitzer, Albert)
(1875–1965), теолог, философ.



 



Психотехнологии развития оптимистического мировоззрения

Определение 1

Психотехнологии развития определенной сферы — это приемы, способы, упражнения и техники, которые концентрируются на развитии определенного качества (например, оптимистического мировоззрения), активизируют и помогают реализовать потенциал участников коммуникации.

Особенности оптимистического мировоззрения

Оптимистическое мировоззрение представляет собой позитивный взгляд на жизнь, который отражает жизнеутверждающие, созидательные и располагающие к совместной деятельности диспозиции личности. Напротив, негативный взгляд на жизнь отражает низкий интерес к жизни, слабость воли и мотивации, наличие иррациональной, непродуктивной и малопривлекательной жизненной стратегии.

Индивиды с оптимистическим мышлением, как правило, более успешны в любых видах деятельности, которые наполнены неопределенностью и требуют выраженного упорства и настойчивости. Они спокойно относятся к неудачам, причины которых невозможно контролировать.

Готовые работы на аналогичную тему

Исследования психологов показали, что оптимистические установки, присущие для оптимистического мировоззрения, позитивно отражаются на следующих сферах:

  • Соматическое, психическое и психологическое здоровье,
  • Успешность учебной деятельности подростков,
  • Наличие эффективности в мотивации успеха,
  • Настойчивость в преодолении трудных ситуаций,
  • Выбор проблемных социально-ориентированных копинг-стратегий личности,
  • Успешная адаптация к сложным жизненным ситуациям.

Основой оптимистического отношения к жизни стал принцип человеческой активности, который обосновал И. Кант. Индивиды, живущие в соответствии с данным принципом, даже при наступлении неблагоприятных условий всегда будут находить умную основу жизни. Она представляет собой феноменальное явление, имеющее абсолютную ценность и возникшее в ходе испытаний человеческой личности препятствиями и страданиями.

Развитие оптимистического мировоззрения

Вопросами формирования оптимизма активно интересовались представители экзистенциально-гуманистической психологии (К. Роджерс, В. Франкл, К. Ясперс и др.). Ученые придавали большое значение групповой форме работы, предполагая, что она влияет на устранение тревоги и развитие самораскрытия, так как отношения, формирующиеся между членами группы, предназначены для создания оптимальных условий психологических изменений.

Одна из основных форм групповой работы в области развития оптимистического мировоззрения представляет собой тренинг. Групповые психологические тренинги чаще всего представляют собой систему активных психотехник практической психологии, которые используются для работы с психически здоровыми людьми. Такие люди имеют психологические проблемы, а психотехнологии могут оказать им помощь в саморазвитии.

Базовые особенности психотренинга включают:

  • Высокую активность участников;
  • Групповую форму проведения;
  • Игровой характер;
  • Направленность на обучение;
  • Систематическую рефлексию.

В качестве средства формирования оптимистического мировоззрения подростков выступают следующие психотехники: информирование, дискуссия, ролевая игра, психогимнастика и др.

Психотехники развития оптимизма

Информирование как психотехника создания и развития оптимистического мировоззрения является предоставлением информации о разных сторонах обсуждаемой проблемы. Дискуссия представляет собой эффективный способ активизации группы, используемый в решении различных коррекционно-развивающих задач.

Групповая дискуссия — это коллективное обсуждение определенной проблемы. Ее конечная цель представлена достижением определенного общего мнения по вопросу. Организация дискуссии происходит как процесс диалогического общения участников. В ее процессе формируется практический опыт совместного участия в ходе обсуждения и разрешения теоретических и теоретико-практических проблем.

Дискуссия помогает осуществить коллективное сопоставление мнений, оценок и информации по обсуждаемым вопросам. Ее психологическая ценность заключается в том, чтобы благодаря принципу обратной связи и мастерству специалиста-психолога каждый участник получил возможность увидеть, как разными способами можно подходить к решению одинаковой проблемы.

Ролевая игра – это технология психологического моделирования. С ее помощью можно достигать психокоррекционного эффекта через интенсивное межличностное общение в условиях игровой имитации реальных или выдуманных ситуаций. Эта психотехнология помогает начать проявлять свою индивидуальность, творческие возможности, формируя условия для лучшего осмысления норм и правил поведения и общения.

Психогимнастика представляет собой вспомогательную систему психологических заданий игрового характера, которые способствуют эффективному осуществлению тренинга. Ученые признают некоторую условность термина «психогимнастика», поскольку с помощью него может обозначаться очень широкий круг упражнений, включая письменные и устные, вербальные и невербальные.

Они могут считаться специализированными, поскольку воздействуют преимущественно на ту или иную психическую характеристику. Упражнения также способны носить и универсальный характер, оказывая более точечное воздействие.

Психотехника «самомониторинг эмоциональных состояний» применяется в процессе развития оптимистического мировоззрения с целью самоконтроля саморегуляции личности. Она предназначена для выявления и произвольного преодоления эмоциональной напряженности.

Ключ к реализации этого механизма психокоррекции состоит в том, что происходит поощрение открытого высказывания клиентами чувств и осознание дифференцировки между чувствами и переживаниями.

Что такое оптимизм?

Что такое оптимизм?

Оптимизм — это умственное отношение, характеризующееся надеждой и уверенностью в успехе и позитивном будущем. Оптимисты — это те, кто ожидает хороших вещей, а пессимисты предсказывают неблагоприятные результаты. Оптимистичное отношение связано с рядом преимуществ, в том числе с лучшими навыками преодоления трудностей, более низким уровнем стресса, улучшенным физическим здоровьем и большей настойчивостью при достижении целей.

Оптимисты склонны рассматривать трудности как учебный опыт или временные неудачи.Даже самый печальный день обещает им, что «завтра, вероятно, будет лучше».

Если вы всегда видите более яркую сторону вещей, вы можете почувствовать, что переживаете больше положительных событий в своей жизни, чем другие, меньше подвергаетесь стрессу и даже получаете большую пользу для здоровья.

Как узнать?

Оптимисты склонны разделять ряд ключевых характеристик. Некоторые признаки вашего оптимизма:

  • Вы чувствуете, что в будущем будут происходить хорошие события.
  • Вы ожидаете, что все будет хорошо.
  • Вы чувствуете, что добьетесь успеха, преодолев жизненные трудности.
  • Вы чувствуете, что будущее выглядит светлым.
  • Вы думаете, что негативные события могут привести даже к хорошему.
  • Вы видите проблемы или препятствия как возможности для обучения.
  • Вы чувствуете благодарность за хорошее в своей жизни.
  • Вы всегда ищете способы максимально использовать возможности.
  • Вы положительно относитесь к себе и другим.
  • Вы принимаете ответственность за ошибки, но не зацикливаетесь на них.
  • Вы не позволите одному неудачному опыту омрачить ваши ожидания на будущее.

Есть много факторов, которые влияют на оптимизм, но то, как вы склонны быть более оптимистом или более пессимистом, часто можно объяснить тем, как вы объясняете события своей жизни.

Пояснительные стили

Стиль объяснения или стиль атрибуции относится к тому, как люди объясняют события своей жизни.Есть три аспекта того, как люди могут объяснить ситуацию. Это может повлиять на то, склоняются ли они к оптимистам или пессимистам:

  • Стабильный против нестабильного: Может ли время что-то изменить, или что-то остается неизменным независимо от времени?
  • Глобальный или локальный: Является ли ситуация отражением только одной части вашей жизни или вашей жизни в целом?
  • Внутреннее и внешнее: Считаете ли вы, что события вызваны вами или внешней силой?

Реалисты видят вещи относительно ясно, но большинство из нас не реалисты.Вместо этого мы склонны приписывать событиям в нашей жизни оптимистично или пессимистично.

Оптимистский пояснительный стиль

Оптимисты объясняют положительные события как произошедшие из-за их собственных действий или характеристик (внутренних). Они также видят в них свидетельство того, что в будущем (стабильно) и в других сферах их жизни (глобально) произойдет больше позитивных событий.

И наоборот, они не считают негативные события своей виной (внешней). Они также считают их случайными (изолированными), не имеющими ничего общего с другими сферами их жизни или будущими событиями (локальными).

Например, если оптимист получит повышение по службе, он, скорее всего, поверит, что это потому, что он хорошо выполняет свою работу и получит больше преимуществ и продвижений по службе в будущем. Если они не участвуют в акции, это, вероятно, связано с тем, что у них был плохой месяц из-за смягчающих обстоятельств, но в будущем они добьются большего успеха.

Пессимистический пояснительный стиль

Пессимисты думают иначе. Они считают, что негативные события вызваны их собственными ошибками или чертами характера (внутренними).Они считают, что одна ошибка означает, что будет еще больше (стабильно), а ошибки в других сферах жизни неизбежны (глобальные), потому что они являются причиной. Они рассматривают позитивные события как случайности (локальные), которые вызваны вещами вне их контроля (внешними) и, вероятно, больше не повторится (нестабильно).

Пессимист сочтет продвижение по службе счастливым событием, которое, вероятно, больше не повторится, и может даже беспокоиться, что теперь они будут находиться под более пристальным вниманием. Отказ от повышения по службе, вероятно, объясняется недостаточными навыками.Следовательно, они ожидали бы, что их снова обойдут.

Как практиковать оптимизм

Понятно, что если вы оптимист, это сулит вам хорошее будущее. Негативные события с большей вероятностью скатятся с вашей спины, в то время как положительные события подтверждают вашу веру в себя, вашу способность делать хорошие вещи сейчас и в будущем, а также в доброту жизни.

Исследования показывают, что генетика определяет около 25% уровней вашего оптимизма, и переменные среды, находящиеся вне вашего контроля, такие как ваш социально-экономический статус, также играют важную роль.Но это не значит, что вы не можете активно улучшать свое отношение.

Хотя вы можете склоняться к оптимистичному или пессимистичному стилю объяснения, есть вещи, которые вы можете сделать, чтобы развить более оптимистичное отношение. К ним относятся:

  • Станьте более внимательными : Внимательность — это сосредоточение на вовлеченности, внимательности и присутствии здесь и сейчас. Это может быть полезный метод, который поможет вам сосредоточиться на том, что важно в настоящем, и не беспокоиться о будущих событиях и вещах, которые находятся вне вашего контроля.Если вы живете полностью настоящим моментом, у вас гораздо меньше шансов размышлять о негативном прошлом опыте или беспокоиться о грядущих событиях. Это позволяет вам больше ценить то, что вы имеете сейчас, и меньше поглощать сожаления и беспокойства.
  • Практическая благодарность : Благодарность можно определить как признательность за то, что важно в жизни. Одно исследование показало, что участники, которым было поручено вести дневник благодарности, проявили повышенный оптимизм и устойчивость. Если вы пытаетесь развить более оптимистичное отношение, выделяйте несколько минут каждый день, чтобы записывать некоторые из вещей, которые вам нужны. благодарны.
  • Запишите свои положительные эмоции : Исследования показали, что такая простая вещь, как запись положительных мыслей, может помочь улучшить ваш оптимизм. Одно исследование показало, что выразительное письмо, сфокусированное на положительных эмоциях, было связано с уменьшением психических расстройств и улучшением психического благополучия.

Также возможно развить наученный оптимизм. Пессимисты могут научиться быть оптимистами, если по-новому осмыслить свою реакцию на невзгоды и осознанно бросить вызов негативному внутреннему диалогу.

Когнитивная реструктуризация

Используя практику, называемую когнитивной реструктуризацией, вы можете помочь себе и другим стать более оптимистичными, сознательно бросая вызов негативному, самоограничивающему мышлению и заменяя его более оптимистичными образцами мышления.

Процесс когнитивной реструктуризации включает несколько этапов:

  1. Определите ситуации, которые вызывают негативные мысли или настроения.
  2. Оцените, как вы себя чувствуете в данный момент.
  3. Определите негативные мысли, которые возникают у вас в ответ на ситуацию.
  4. Посмотрите на доказательства, чтобы поддержать или опровергнуть ваши негативные мысли.
  5. Сосредоточьтесь на объективных фактах и ​​замените автоматические негативные мысли более позитивными, реалистичными.

Воздействие оптимизма

Оптимистов и пессимистов было проведено множество исследований. Исследования показали, что оптимистичное мировоззрение имеет определенные преимущества.

Лучшее здоровье

Исследования регулярно показывают, что оптимисты с большей вероятностью сохранят лучшее физическое здоровье, чем пессимисты, в том числе на 50% ниже риск сердечно-сосудистых заболеваний и более высокие показатели выживаемости при борьбе с раком. Некоторые исследования также связывают пессимистический стиль объяснения с более высокими показателями инфекционных заболеваний. , плохое здоровье и более ранняя смертность.

Высшее достижение

Психолог Мартин Селигман, основоположник позитивной психологии, проанализировал спортивные команды и обнаружил, что более оптимистичные команды создают более позитивную синергию и работают лучше, чем пессимистичные.Другое исследование показало, что пессимистично настроенные пловцы, которых заставили поверить, что они сделали хуже, чем раньше, в будущем склонны к плохим результатам. Пловцы-оптимисты не имели этой уязвимости.

Стойкость

Оптимисты не сдаются так же легко, как пессимисты, и с большей вероятностью добьются успеха из-за этого. Люди с оптимистичным настроем с большей вероятностью будут продолжать работать над достижением своих целей даже перед лицом препятствий, проблем и неудач. Такая настойчивость в конечном итоге означает, что они с большей вероятностью достигнут своих целей.

Эмоциональное здоровье

Исследования показывают, что когнитивная терапия (которая включает в себя переосмысление мыслительных процессов человека) может быть столь же эффективной или более эффективной, чем антидепрессанты при лечении клинической депрессии. Такие улучшения также, как правило, носят длительный характер, что позволяет предположить, что они более чем просто временное исправление. Люди, прошедшие такую ​​подготовку в области оптимизма, по-видимому, лучше справляются с будущими неудачами.

Повышенная долговечность

В ретроспективном исследовании 34 здоровых бейсболистов из Зала славы, игравших между 1900 и 1950 годами, оптимисты жили значительно дольше.Другие исследования показали, что оптимистичные пациенты с раком груди имели лучшее качество жизни, чем пессимистичные и безнадежные пациенты.

Меньше стресса

Оптимисты также склонны испытывать меньше стресса, чем пессимисты или реалисты. Поскольку они верят в себя и свои способности, они ожидают, что произойдет хорошее. Они рассматривают негативные события как незначительные неудачи, которые можно легко преодолеть, и рассматривают позитивные события как свидетельство будущих хороших событий. Веря в себя, они также больше рискуют и создают больше позитивных событий в своей жизни.

Исследования показывают, что оптимисты более активны в управлении стрессом. Они склонны отдавать предпочтение подходам, которые уменьшают или устраняют стрессоры и их эмоциональные последствия. Поскольку оптимисты больше работают над управлением стрессом, они меньше подвержены стрессу.

Возможные ловушки

Оптимизм, как правило, является положительной характеристикой, приносящей ряд преимуществ для физического и психического здоровья. Но это не значит, что у него нет нескольких потенциальных ловушек. Некоторые способы, которыми оптимизм может быть вредным, включают:

  • Предвзятость к оптимизму : Иногда чрезмерный оптимизм может привести к переоценке вероятности того, что они могут испытать хорошие вещи, избегая при этом плохих.Предвзятость оптимизма предполагает, что люди часто недооценивают риск негативных результатов. Иногда это может побуждать людей к рискованному поведению, которое на самом деле увеличивает их шансы на плохой исход.
  • Плохая оценка рисков : Когда люди чрезмерно оптимистичны по поводу чего-либо, они с меньшей вероятностью будут задумываться обо всех потенциальных рисках и предпринимать шаги для смягчения этих проблем. В конечном итоге это может повысить вероятность того, что их усилия могут потерпеть неудачу или, по крайней мере, столкнуться с серьезными проблемами на своем пути.
  • Токсичный позитив : Иногда люди склонны переоценивать положительные чувства, игнорируя или даже подавляя отрицательные. Это также может побудить людей обесценить эмоциональные переживания людей, переживающих трудные времена.

Оптимисты могут избежать некоторых из этих ловушек, сосредоточившись на сохранении здорового, реалистичного подхода к позитиву. Вместо того, чтобы сосредотачиваться только на том, чтобы «оставаться позитивным» и игнорировать другие эмоции, цель должна состоять в том, чтобы попытаться взглянуть на светлую сторону, при этом признавая трудности ситуации.

WORLDVIEW: В защиту оптимизма

РИЧМОНД, Вирджиния (BP) — Вы еще не нарушили свои новогодние обещания? Если нет, то почему ты так долго?

Извините, это был пессимистический вопрос. Они говорят, что пессимист — это оптимист, одержимый реальностью и человеческой склонностью к ошибкам.

Оптимисты пережили несколько тяжелых ударов за последние несколько лет, включая глобальное насилие, массовый терроризм, СПИД, экономические потрясения, моральный хаос. И перспективы на ’04 не выглядят такими уж радужными.

Однако некоторые люди относятся к своему пессимизму более честно, чем другие. Пессимисты обычно попадают в одну из трех категорий:

Люди, настроенные пессимистично из-за негативных событий или личных трудностей.

Люди пессимистические по натуре.

Люди, которые настроены пессимистично, потому что думают, что это заставляет их выглядеть умнее остальных из нас.

Это третий тип, который раздражает британского историка Пола Джонсона, выдающегося автора «Нового времени» и других работ.

«Пессимизм — это« изм », который пришел на смену марксизму и занял пустующее место в умах слюнявых классов», — пишет Джонсон. «Нигде он не установился более лихорадочной хваткой, чем среди журналистов, особенно в Великобритании…». Нет более удручающего и непонятного опыта, чем чтение нашей национальной прессы ».

Американские СМИ лишь немногим более оптимистичны, чем их европейские коллеги. Они редко не могут найти отрицательный аспект в любом позитивном развитии событий (когда они вообще обращают внимание на актуальные новости, а не на сенсацию и подлость).Но они веселые по сравнению со многими интеллектуалами, которые, кажется, постоянно убеждены в том, что цивилизация находится на грани краха.

Почему мы слушаем эти куриные котлеты?

«Отчасти проблема в том, что мало кто изучает историю или что-то о ней знает», — замечает Джонсон. «Идея о том, что человечество никогда раньше не было в такой бедности, опасности и безнадежности… — это фантастика…. Нам трудно осознать полнейшие страдания прошлого, не в последнюю очередь сравнительно недавнее прошлое.”

Недавнее прошлое, напоминает Джонсон, включает бессмысленную бойню Первой мировой войны, тиранию коммунизма и фашизма, ужасы Второй мировой войны и несколько поколений, живущих под угрозой ядерного уничтожения.

«Для бесчисленного множества людей жизнь действительно была отвратительной, жестокой и короткой», — утверждает он. «Рабочая демократия, свобода слова и передвижения были роскошью, доступной лишь немногим в мире».

Сегодня, напротив, эти свободы распространяются на все больше и больше людей.Индия — это демократия, хотя и шаткая и жестокая. Открытие экономики Китая неизбежно приведет к «непреодолимому продвижению» к свободе личности, считает Джонсон. Даже если это не так, христианство там быстро распространяется.

Исламский терроризм, каким бы разрушительным он ни был, не должен нас преследовать. «Это тень прошлого, — утверждает Джонсон, — а не предвестие будущего» — последний и отчаянный спазм насильственной ненависти, который утихнет, если ему будет оказываться стойкое сопротивление.

Джонсон наивен? Пессимисты так сказали бы, но я бы не стал делать ставку против парня, который, вероятно, забыл больше истории, чем большинство из нас когда-либо узнает.

Помимо достижения политической и экономической свободы, ошеломляющий прогресс технологий изменил очень многое к лучшему. Возьмем один пример: полет с двигателем. Самый длинный полет братьев Райт в тот исторический день на Китти-Хок 100 лет назад составил 852 фута. Как недавно заметил Натан Биерма на сайте ChristianityToday.com, такое расстояние не позволит преодолеть даже гудронированное шоссе в Чикаго О’Хара. Сегодня вы можете улететь на другой конец планеты — и взять с собой Евангелие. Вы можете отправить Благую Весть по электронной почте за считанные секунды кому-нибудь в самом сердце неевангелизированного мира.

Конечно, мир не становится лучше с каждым днем. Технический прогресс не изменил развращенности человека. Но он открыл бесчисленные миллионы людей, живущих во тьме, возможности света. Сегодня, как никогда раньше, христиане имеют возможность нести свет каждому народу — если у них есть желание.

Вспомните дух Райтов в тот первый день полета, когда многие еще говорили, что это невозможно. По словам Альберта Луи Замбона:

«… [T] два брата, навсегда застывшие в нашей памяти на этом пляже в Северной Каролине фотографией случайного гения… сосредоточенные на своей цели, спиной к нам, объединившиеся в момент триумфа, на фоне только пустого горизонта. перед ними….Даже после ужасного столетия эта фотография побуждает нас вперед — быстрее, быстрее, дальше, дальше — в обнадеживающее будущее ».

Такой оптимизм нужен церкви сейчас.
–30–
Эрих Бриджес — старший писатель Совета Международной баптистской миссии Южных баптистов. Его колонка выходит в Baptist Press дважды в месяц.

    Об авторе
  • Эрих Бриджес

Оптимизм и пессимизм — наш мир в данных

  • Шарот, Тали. Смещение оптимизма: путешествие по иррационально позитивному мозгу . Нью-Йорк: Книги Пантеона, 2011.

    Шарот, Тали. Наука оптимизма Почему мы запрограммированы на надежду . Нью-Йорк: Ted Conferences, 2012.

  • Обзоры Евробарометра. Доступно онлайн здесь.

  • «Опасности восприятия: первые результаты». Ипсос МОРИ (2013). Доступно онлайн здесь.

  • Рисунок: Lomborg, Bjørn. «Скептический защитник окружающей среды: измерение истинного состояния планеты.»(2001).
    Данные: Данлэп, Райли Э., Джордж Х. Гэллап-младший и Алек М. Гэллап. «Глобальное беспокойство: результаты исследования здоровья планеты». Окружающая среда: наука и политика в интересах устойчивого развития 35, вып. 9 (1993): 7-39. Доступно онлайн здесь.

  • Полная ссылка на исследование: «Крис Джексон (2017) — Global Perceptions of Development Progress:« Perils of Perceptions »Research», опубликованный Ipsos MORI, 18 сентября 2017 года.

  • На самом деле не только средняя детская смертность снизилась, но снизилась детская смертность во всех странах (кроме двух очень маленьких).

  • На этой диаграмме показана разница в уровне доходов между очень отрицательными богатыми странами и несколько менее отрицательными более бедными странами.

  • Это открытие является отправной точкой для недавно опубликованной книги «Фактическая достоверность», соавторами которой являются Анна Рослинг Рённлунд, Ханс и Ола Рослинг. Авторы продолжают объяснять, что наше восприятие настолько ошибочно, потому что наш разум обращает внимание на крайности — на самые богатые, самые бедные, самые жестокие и самые коррумпированные аспекты нашего мира — так что мы в конечном итоге получаем то, что они называют ‘ чрезмерно драматическое мировоззрение », которое состоит из всех наиболее драматических аспектов нашего мира, но имеет огромное слепое пятно для мира, который является реальностью большинства людей в мире.Чрезмерно драматичное мировоззрение оставляет нам картину мира, которая включает в себя все истории, которые на самом деле редки (именно потому, что они необычны, поэтому о них сообщают в средствах массовой информации), но в которой нет понимания того, что на самом деле является общим.

  • Пожалуйста, свяжитесь с нами, если вам известно об исследовании, посвященном этому вопросу, и я обновлю этот раздел сообщения — и я буду очень благодарен, поскольку мне очень хотелось бы понять эту ссылку.

  • Дэвид Эджертон.«Упадок деклинизма». Обзор истории бизнеса , Vol. 71, No. 2 (лето 1997 г.), стр. 201-206. Доступно в Интернете по адресу http://www.jstor.org/stable/3116157

  • Для получения дополнительной информации о корректировках ППС посетите страницу экономического роста.

  • Мировая общественность: плохие экономические условия. Pew Research Center (2015). Доступно онлайн здесь.

  • Удар воспоминаний, Википедия.
    Ссылки на журналы:
    Хайленд, Дайан Т., и Адель М. Акерман. «Воспоминания и автобиографическая память в изучении личного прошлого». Геронтологический журнал 43, вып. 2 (1988): P35-P39. Доступно онлайн здесь.

    Джансари, Ашок и Алан Дж. Паркин. «Вещи, которые случаются в вашей жизни: объяснение ударов воспоминаний в автобиографической памяти». Психология и старение 11, вып. 1 (1996): 85. Доступно онлайн здесь.

  • Мара Мазер, Лаура Л. Карстенсен, Старение и мотивированное познание: эффект позитивности во внимании и памяти, Тенденции в когнитивных науках, том 9, выпуск 10, октябрь 2005 г., страницы 496-502, ISSN 1364-6613.Доступно онлайн здесь.

  • Дэниэлс, Харви. Знаменитые последние слова: Американский языковой кризис пересмотрел . Издательство Южного Иллинойского Университета, 1983.

  • Устранение разрывов: преступность и общественное мнение. Ипсос МОРИ (2008). Доступно здесь.

  • Устранение разрывов: преступность и общественное мнение. Ипсос МОРИ (2008). Доступно здесь.

  • ДеллаВинья, Стефано и Итан Даниэль Каплан. «Эффект Fox News: предвзятость СМИ и голосование. The Quarterly Journal of Economics 122, no. 3 (2007): 1187-1234. Доступно онлайн здесь.

  • Дэвис, Даррен У. и Брайан Д. Сильвер. «Гражданские свободы против безопасности: общественное мнение в контексте террористических атак на Америку». Американский журнал политических наук 48, вып. 1 (2004): 28-46. Доступно онлайн здесь.

  • Бём, Юлия К. и Лаура Д. Кубзански. «Всем сердцем: связь между положительным психологическим благополучием и здоровьем сердечно-сосудистой системы.” Психологический бюллетень 138, вып. 4 (2012): 655. Доступно онлайн здесь.

  • Положительные эмоции могут защитить сердечно-сосудистую систему. Гарвардская школа общественного здравоохранения (2012 г.). Доступно онлайн здесь.

  • Бем, Джулия К., Кристофер Петерсон, Мика Кивимаки и Лаура Кубзански. «Проспективное исследование положительного психологического благополучия и ишемической болезни сердца». Психология здоровья 30, вып. 3 (2011): 259. Доступно онлайн здесь.

  • Тиндл, Хилари А., Юэ-Фанг Чанг, Льюис Х. Куллер, Джоанн Э. Мэнсон, Дженнифер Г. Робинсон, Милагрос К. Розаль, Грег Дж. Сигл и Карен А. Мэтьюз. «Оптимизм, циничная враждебность, ишемическая болезнь сердца и смертность в Инициативе по охране здоровья женщин». Тираж 120, вып. 8 (2009): 656-662. Доступно онлайн здесь.

  • «Судные дни». Экономист (2012). Доступно онлайн здесь.

  • Эта инфографика является работой Джорджии Лупи, другие ее работы можно найти на сайте http: // giorgialupi.com.

  • Все визуализации, данные и код, созданные «Нашим миром в данных», находятся в полностью открытом доступе по лицензии Creative Commons BY. У вас есть разрешение использовать, распространять и воспроизводить их на любом носителе при условии указания источника и авторов.

    Данные, предоставленные третьими сторонами и предоставленные «Нашим миром в данных», регулируются условиями лицензии исходных сторонних авторов. Мы всегда будем указывать исходный источник данных в нашей документации, поэтому вы всегда должны проверять лицензию на любые такие сторонние данные перед использованием и распространением.

    Наши статьи и визуализации данных основаны на работе множества разных людей и организаций. При цитировании этой записи, пожалуйста, также укажите основные источники данных. Эту запись можно цитировать:

    Как приучить свой мозг быть более оптимистичным

    Склонны ли вы видеть позитив даже в трудных ситуациях? Или вы сразу же предполагаете худшее и сосредотачиваетесь на негативе?

    Когда дело доходит до того, как мы смотрим на мир, большинство из нас попадает в одну из двух категорий: оптимисты или пессимисты.И, по мнению экспертов, в какую бы категорию вы ни попадали, во многом зависит ваше воспитание.

    «По моему опыту, оптимизм — это и черта личности, и продукт нашего окружения», — говорит Кароль Уорд, лицензированный психотерапевт из LCSW. «С раннего возраста младенцы и дети улавливают эмоциональную атмосферу в своих домах. Если атмосфера расслабленная и любящая, дети расцветают, даже если у них врожденная склонность к тревоге. Но если домашняя обстановка напряжена и наполнена дисфункцией, оптимизм — одна из первых вещей, которую нужно уйти.Трудно быть эмоционально открытым и обнадеживающим, когда ваши опекуны не моделируют это для вас ».

    Но если вы считаете себя человеком, который склонен к отрицанию, ваше детство не полностью виновато.

    Исследования показывают, что примерно 25 процентов оптимизма передается по наследству, а кроме того, есть и другие факторы, влияющие на нашу позитивность, например социально-экономический статус, которые часто находятся вне нашего контроля. Тем не менее, это по-прежнему оставляет нам много возможностей для маневра, чтобы мы, взрослые, выработали более оптимистичный взгляд на вещи.Так что, если вы тот, кто склонен видеть негатив в данной ситуации, есть надежда.

    «Некоторые люди от природы оптимистичны, но многие из нас тоже учатся оптимизму. Любой может научиться быть оптимистом — уловка состоит в том, чтобы найти цель в работе и жизни », — говорит Лия Вайс, доктор философии, профессор Стэнфордского университета, специализирующаяся на внимательности на рабочем месте. «Когда мы работаем с целью или живем с целью, мы чувствуем себя более удовлетворенными и лучше подготовленными, чтобы увидеть« наполовину полный »стакан» ».

    Новое определение оптимизма

    Многие приравнивают оптимизм к счастью.Но хотя один может разводить другого, это не одно и то же. И хотя к оптимистам обычно относят тех, кто видит только положительное в любой ситуации, эксперты говорят, что это тоже неправда.

    «Позитивное мышление не означает, что вы игнорируете факторы жизненного стресса. Вы просто подходите к трудностям более продуктивно », — говорит Кимберли Хершенсон, LMSW. «Построение оптимистичного видения жизни позволяет человеку иметь полноценный межличностный мир, несмотря на неблагоприятные обстоятельства … [это] уменьшает чувство печали / депрессии и беспокойства, увеличивает продолжительность вашей жизни, способствует более прочным отношениям с другими и дает навыки совладания во время времена невзгод.Оптимизм позволяет вам лучше справляться со стрессовыми ситуациями, что снижает вредное воздействие стресса на ваше тело ».

    Наука показывает, что у людей с оптимистичным прогнозом лучше сердечно-сосудистое здоровье и более сильная иммунная система, они зарабатывают более высокий доход и имеют более успешные отношения.

    На самом деле эксперты утверждают, что настоящая разница между оптимистами и пессимистами заключается не в их уровне счастья или в том, как они воспринимают ситуацию, а в том, как они справляются.

    «Оптимизм — это образ мышления, который позволяет людям смотреть на мир, других людей и события в наиболее благоприятном и позитивном свете. Некоторые люди называют это менталитетом «полстакана», — говорит доктор Апарна Айер, психиатр и доцент Юго-западного медицинского центра Техасского университета. «Оптимисты признают негативные события, но они с большей вероятностью избегают обвинять себя в плохом исходе, склонны рассматривать ситуацию как временную и, вероятно, будут ожидать дальнейших позитивных событий в будущем.

    Ваш мозг в оптимизме

    Итак, что именно происходит в мозгу, когда мы получаем положительную или отрицательную реакцию на ситуацию?

    Исследования показывают, что положительное настроение связано с большей активностью левой стороны, в то время как отрицательные эмоции, такие как гнев или депрессия, связаны с большей активностью правой стороны.

    «Практически любого человека можно отнести к тому или иному типу мозговых волн», — сказал д-р Дэвидсон, директор Лаборатории аффективной нейробиологии Университета Висконсина, который провел многочисленные исследования связи между активностью. в лобных долях и эмоциях.Он обнаружил, что только 15 процентов людей не имеют никаких склонностей к тому или иному.

    Еще одно из его исследований, опубликованных в «Журнале личности и социальной психологии», подтвердило, что эти мозговые паттерны являются сильными предикторами того, как мы будем реагировать на определенные ситуации. Добровольцы с более активным левым полушарием, которые смотрели забавные фильмы, имели гораздо более сильную приятную реакцию, в то время как у тех, кто с большей активностью правого мозга, которые смотрели тревожные фильмы, были гораздо более сильные негативные чувства.

    Позитивное настроение связано с большей активностью левого полушария, в то время как отрицательные эмоции возбуждают правое полушарие.

    Хорошие новости: сознательно изменяя свои мыслительные процессы, вы можете буквально перенастроить свой мозг.

    Дэвидсон провел эксперимент, чтобы увидеть, можно ли изменить активность тех, кто имел тенденцию к активности правого полушария. Внимательности прививали работники, выполняющие работы с высоким уровнем стресса, которые в среднем склонялись к правильному соотношению к эмоциональной уставке.Результаты были многообещающими: после двух месяцев тренировок (по три часа в неделю) соотношение их эмоций сместилось влево, и они сообщили, что чувствуют себя менее тревожными, более энергичными и счастливыми.

    Да, рабочие доказали, что мы можем изменить то, как наш мозг реагирует на переживания.

    Ощутимая польза для здоровья от просмотра AdMe.ru

    Стоит ли прилагать усилия, чтобы научить свой мозг быть более оптимистичным? Наука говорит да. Исследования показывают, что солнечное мировоззрение приносит вполне реальную пользу для вашего здоровья и продуктивности.

    Согласно исследованию, опубликованному в Clinical Psychology Review, оптимизм тесно связан с устойчивостью. «Было показано, что оптимизм создает физическую и психическую устойчивость для людей, даже тех, кто пережил чрезвычайно травматические жизненные обстоятельства или медицинские ситуации», — говорит Айер.

    Наука также показывает, что люди с оптимистичным прогнозом, как правило, более активны в отношении своего здоровья, имеют лучшее сердечно-сосудистое здоровье и более сильную иммунную систему, зарабатывают более высокий доход и имеют более успешные отношения.

    При всех перечисленных преимуществах неудивительно, что исследования также показывают, что оптимизм может продлить вашу жизнь.

    Крупное исследование, проведенное Гарвардской школой общественного здравоохранения, показало, что у наиболее оптимистичных женщин на 30 процентов меньше шансов умереть от любого из серьезных заболеваний, отслеживаемых в течение 8-летнего периода, включая рак, болезни сердца и инсульт.

    Наполовину полный или наполовину пустой? Эксперты говорят, что можно научиться видеть позитив. Мальте Мюллер / Getty Images / fStop

    6 способов приучить себя быть более оптимистичным

    Убеждены, что пора изменить точку зрения (и воспользоваться преимуществами, которые она дает)? Вы будете счастливы услышать, что, по мнению экспертов, оптимизм — это черта, которой можно довольно легко научиться.

    «Предыдущие исследования показали, что оптимизм можно изменить с помощью относительно несложных и недорогих вмешательств — даже таких простых вещей, как то, что люди записывают и думают о наилучших возможных результатах для различных сфер своей жизни, таких как карьера или дружба, — сказала доктор-исследователь Кейтлин Хэган, со-ведущий автор Гарвардского исследования. «Поощрение использования этих вмешательств может стать инновационным способом улучшения здоровья в будущем».

    «Оптимизм, безусловно, может быть приобретенной чертой», — согласилась Айер, которая говорит, что работает со многими клиентами, чтобы сформировать более оптимистичный взгляд на вещи.«Тот факт, что вы были пессимистом большую часть своей жизни, не означает, что вам суждено всегда быть пессимистом. На самом деле, есть много эффективных способов выработать оптимистичный образ мышления ».

    Вот несколько тактик, которые помогут вам увидеть стакан наполовину полным.

    1. Примерьте позитивную линзу

    Да, изменить точку зрения так же легко, как сознательно продумать счастливые мысли.

    «Мои клиенты, которые исторически были склонны к пессимизму, обычно смотрят на вещи как на негатив.Я попрошу их бросить вызов самим себе и всегда учитывать, что может быть другой взгляд на вещи », — говорит Айер. Эксперты называют эту тактику «позитивным рефреймингом».

    «Например, если клиент заявляет, что весь день был испорчен из-за темноты или дождя на улице, я предлагаю ему сосредоточиться на том, что, возможно, было достигнуто за это время. Часто он отвечает, что в конце концов все-таки провел время в помещении, расслабляясь, читая или обнимаясь с любимым человеком. Вместо того, чтобы смотреть на события в самом негативном свете, я призываю клиентов прилагать активные усилия, чтобы как можно чаще «примерять» положительные линзы.Через некоторое время это станет более легким, автоматическим и оптимистичным настроем ».

    Это сознательное усилие не только меняет вашу точку зрения на краткосрочный период, но и может фактически научить ваш мозг мыслить более позитивно. Как показало исследование Дэвидсона, чем больше мы сознательно переосмысливаем сценарии в позитивном свете, тем больше мы обучаем наш мозг запускать цепи в разных регионах, что в конечном итоге меняет нашу реакцию на негативный опыт.

    2. Обратите внимание на компанию, которую вы держите

    У всех нас есть друзья, которые постоянно жалуются или сплетничают.Проведя с ними несколько часов, мы обнаруживаем, что запрыгиваем на подножку Дебби Даунер. Ясно: негатив заразителен.

    К счастью, положительные эмоции тоже могут быть заразительны.

    «Так же, как некоторые болезни заразны, — говорит Кристакис, — мы обнаружили, что многие эмоции могут передаваться через социальные сети», — говорит Николас Кристакис, профессор медицинской социологии и медицины HMS, который исследовал распространение эмоций внутри В более широком контексте социальных сетей его исследование показало, что счастье может быть коллективным явлением: наличие счастливого супруга, друга или соседа, живущего в пределах мили от вас, по-видимому, увеличивает вероятность того, что вы также будете счастливы.

    Наличие счастливого супруга, друга или соседа, живущего в пределах мили от вас, увеличивает вероятность того, что вы тоже будете счастливы.

    Значит, пора добавить оптимистов в вашу сеть.

    «Начни каждый день замечать, с кем ты проводишь время. Если вы начнете общаться с людьми, которые настроены оптимистично и обоснованно в жизни, вы начнете испытывать влияние их положительной энергии, — говорит Уорд. — То же самое касается времени, которое вы проводите с пессимистичными людьми. Чем больше вы проводите время с негативом, тем больше негативных ощущений вы обязательно почувствуете.

    3. Отключите новости

    Пяти минут утренних новостей достаточно, чтобы у кого-то настроение пошло по нисходящей спирали.

    «Новости, текущее состояние СМИ и политики могут сильно усложнить людям чувство оптимизма. Реальность такова, что в тот момент, когда вы включаете новости или читаете газету, вы, вероятно, будете охвачены негативом и мрачным взглядом на мир », — говорит Айер. «Это, однако, несбалансированный взгляд на мир, поэтому я предлагаю людям попытаться ограничить потребление новостей.Обычно я рекомендую выделить себе достаточно времени, чтобы узнать новости, после чего я предлагаю вам отключить средства массовой информации и вместо этого проводить время, занимаясь деятельностью, которая помогает сохранить ваше здоровье и позитивный настрой. Если вы чувствуете необходимость осмыслить текущее состояние политических или мировых дел, вы можете подумать о том, чтобы обсудить его с другом или членом семьи; это по-прежнему позволяет вам усваивать информацию, но также может предложить вам хороший уровень дискурса и сбалансированные взгляды на новости.

    4. Пишите в дневник по несколько минут каждый день

    Исследователи определяют благодарность как оценку того, что является ценным и значимым для себя, или как общее состояние благодарности — без сомнения, психическое состояние, которое способствует оптимистическому мировоззрению. Но легче сказать, чем сделать, чтобы оставаться благодарным, несмотря на повседневные стрессоры.

    Умный способ облегчить это — вести дневник, популярный метод воспитания благодарности, который занимает всего несколько минут каждый день.

    «Я часто прошу своих клиентов вести дневники благодарности.«В конце каждого дня они будут записывать одну или две вещи, которые они испытали или засвидетельствовали в течение дня, которые наполнили их благодарностью», — говорит Айер. «Очень важно отметить, что это может быть что угодно — чашка кофе, наполнившая вас радостью, случайный акт доброты со стороны незнакомца или даже вдох свежего воздуха во время утренней прогулки. Это позволит вам сосредоточиться на положительных моментах дня и развить оптимистичный настрой — идеальную ноту, на которой можно завершить день ».

    Запись того, за что вы благодарны, увеличивает чувство оптимизма.

    Одно исследование, опубликованное в Journal of Personality and Social Psychology, показало, что написание в журнале того, за что вы благодарны, было связано с большим чувством оптимизма, в то время как другое исследование, опубликованное в Journal of Happiness Studies, показало, что ведение журнала, в котором вы Запишите свои собственные добрые дела, это также может поднять вам оптимизм.

    Не говоря уже о том, что записывание того, за что вы благодарны, также дает довольно впечатляющие физические преимущества, включая улучшение сна, улучшение здоровья сердца, уменьшение болей и депрессивных симптомов.

    Пока у вас открыт дневник, запишите также некоторые из своих достижений. «Это может звучать банально, но начните признавать свои личные и профессиональные достижения. Это создает чувство собственного достоинства, а здоровая самооценка укрепляет уверенность в себе. Когда вы чувствуете себя уверенно, вы чувствуете себя более оптимистично в отношении жизни », — говорит Уорд.

    5. Признайте, что вы можете — и не можете — контролировать

    «Хотя некоторые люди могут быть не в состоянии справиться с неопределенностью, позитивные люди способны адаптироваться и процветать.Примите то, что вы можете и не можете контролировать в ситуации », — говорит Хершенсон. «Например, если вы потеряете работу, вы не сможете контролировать тот факт, что вас уволили или уволили. Вы можете контролировать, предпринимаете ли вы шаги для поиска новой работы, а также заботитесь ли вы о себе с помощью правильного питания и сна ».

    Практика осознанности — отличный способ помочь бороться со склонностью размышлять о повседневных стрессорах, что является питательной средой для негатива.

    «Мы часто бесконечно размышляем, не сосредоточиваясь на текущей задаче», — говорит Вайс.«Если вы научитесь находиться в настоящем пространстве (позволяя другим мыслям проникать в ваш мозг, но затем мягко отталкивая их), не осуждая и не думая о прошлом или будущем, вы обнаружите, что для пессимизма меньше места», — говорит Вайс.

    6. Не забывайте признавать негатив

    Важно помнить, что стремление быть более оптимистичным не означает ходить в розовых очках. Хотя для нашего психического здоровья полезно видеть положительные моменты в ситуациях, непризнание отрицательного может помешать вам в долгосрочной перспективе.

    «Оптимизм может нанести вред, если он держит вас в плену фантазии и вы отрицаете свою текущую реальность. Вы можете с оптимизмом смотреть на поиск более прибыльной работы или любовных отношений, но если вы не решите проблемы, которые мешают вам достичь этих целей, вы не сможете создать то, что хотите », — говорит Уорд. «Сочетание оптимизма и реалистичного мышления помогает людям ориентироваться в жизни. Реалистичное мышление не означает никогда не видеть светлую сторону жизни; нисколько.Это просто способ поддержать ваш оптимизм действиями, чтобы вы могли создать позитивное будущее, а не застревать в фантазиях ».

    из Оптимистического мировоззрения мадам Билдунгсроман — Бруклинская железная дорога

    Перевод с этого языка в моей голове Я не говорю

    Почему молодость, похороненная в старом лице, хуже, чем возраст в молодом? Это снова неизвестность, наша полная зависимость от , что приходит дальше .Но правда, которую не говорят и не знают, скрывается за действиями. Мы так хорошо засыпаем могилу. Наш пункт назначения — самый большой обман.

    Слабость

    Что для вас значит борьба?
    Как вы думаете, почему я не могу драться из-за слабости?
    Я не люблю чувствовать ненависть.

    Сюрприз заканчивает мою задницу

    Все начала, середины и концовки мы импортируем из историй и переносим в нашу жизнь.Почему мы зацикливаемся на моментах, которые уводят нас от ясного, как день, — здесь нет такого повествования. Но искусство будет готовить его, и мы проглотим его целиком.

    Когда я была девочкой, они говорили, что рассказывали истории, чтобы я никогда не могла забыть все плохое, на что мы способны, и чтобы я понимала важность любви.

    Отведи меня к своему руководителю

    Как вы это видите, вы можете испытать пьянящие эмоции в данный момент или нет.Тогда ты умрешь. Изучение того, что вы могли бы узнать о себе, наблюдая за этими эмоциями & рывком; потому что для вас мысль не только не эмоциональна, но нейтрализует эмоции & рывок; — это полная трата времени и депрессия. Вы полностью уверены; все, что вам не посчастливилось узнать случайно, больше никогда не появится.

    Сколько стоит ваш взгляд на мир

    Городская дочь.

    Один из тех плохих дней, когда на всех полуоткрытых ставнях видны вазы с пыльными искусственными цветами и обои в зеленую полоску, а углы полированных торцевых столиков кажутся не менее важными, чем проблески неизвестной вселенной, темной материи… Эти комнаты, которые я вижу из дерьмовые, дождливые улицы вызывают ужасную, глубокую безжалостную потребность быть кем-то другим.Различная любовь, работа, дети.

    Чем вы живете, что у вас в комнате, что вы, , знаете наверняка?

    Если бы сон был изобретением автора научной фантастики, мы бы все подумали, что это чертовски здорово

    На несколько дней я подумал о маленьком пистолете, который появился в незаконченном рассказе, который я написал около двадцати лет назад.

    Этим утром я все время видел маленький ножик, мини-мачете, и с его крючком представлял себе, как очерчиваю ромб, который я вырезал, чтобы удалить свое сердце.

    Моему брату приснился сон, когда он был молод, что малиновка влетела ему в грудь и что его ребра раскрылись, как книга, а внутри был класс, в котором люди с апельсинами вместо голов стояли перед доской. Или, может быть, я неправильно это помню.

    На этой кухне все квадратное.

    В генной клинике женщина провела долгий семейный анамнез и построила генеалогическое древо, где женщины были кругами, а мужчины — квадратами. Если у них был рак, они получали грязную черную точку.

    Почему светильники круглые, а шкафы квадратные? Я люблю условности. Я живу условностями.

    Звонок также давал звонки

    Я хотел бы, чтобы я мог вспомнить, была ли это чайка, поедающая ворону, или ворона, поедающая чайку. Это подводит итог. Какого черта я не могу вспомнить деталь
    , которая больше всего ценится людьми: кто и что сделал. Эти двое были на вершине широкой, темной, извилистой и крутой лестницы церкви в Данди.Это была пища. Прошло несколько человек. Кишки были раскрыты, как книга, размером с обе мои ладони. Рана была красной, какой может быть только влажный красный цвет. Рубиновые тапочки. Падальщик боролся с очень длинными, жилистыми осколками.

    Bronx Science

    Я чувствовал себя таким одиноким за своим столом, и потолочный свет был слишком ярким. Статьи, которые я читал и копировал из Scientific American, хранились в одной папке в жестком ящике. Я слишком много смотрел телевизор, и веселье, и любовь была очень далека от групп крови, желудочков коровы, графиков, требующих огромного терпения, и повредили из-за сочувствия.Днем я выехал пьяный, потому что в тот момент, когда я приехал, мне стало до безумия скучно. И я остаюсь там. Моя скука приобрела фантастические оттенки. У меня галлюцинации.

    ХРУПКОЕ

    Когда мы были молодыми, было больше ящиков и ящиков с наклейками ХРУПКИЕ; гигантские видеокамеры, плотно упакованные в серую пену, синтезаторы в деревянных сундуках. На них можно было сесть на углу или на платформе метро. Неужели я один не хочу, чтобы все стало как можно меньше? Где все?

    Зубья

    Я смотрел на зубы дочери в кресле дантиста.Дантист сказал, что они великолепны. Моя привязанность к дочери и к ее зубам была такой сильной. Я люблю ее зубы. Я подумал о родителе, который летел в том же самолете, который был сбит на Украине, и любил идеальные зубы своего ребенка. И, конечно же, все кровавые подробности новостного сюжета… идентификация остается.
    Я упоминаю об этом, потому что стараюсь не называть такого рода всепоглощающую, внутреннюю привязанность, хотя теперь, когда я это пишу, я думаю, что это довольно глупо с моей стороны, потому что я все время чувствую это , так что кого волнует, назову я это или нет? Может быть, жить с ним в его безымянном состоянии кажется более безопасным; это похоже на сон.Я где-то недавно читал, что сны похожи на сказки. Не мой. Мои мечты о местах. Действие — это шарик в одном из вертикальных лабиринтов или вода, наполняющая ванну. Как бороться с местом. Это моя работа во сне.
    Это заставило меня задуматься о вегетарианстве, зубах. И о том, как большинство животных привязано к своей жизни и жизни своих близких. Люди, которые претендуют на то, чтобы продвинуться далеко на духовном пути, превозносят непривязанность как высшее духовное достижение, в то же время призывая нас уважать привязанность других к жизни.

    Графики, которые делают оптимизм более реалистичным мировоззрением, чем пессимизм

    В подкасте Rule Breaker Investin g на этой неделе соучредитель Motley Fool Дэвид Гарднер преподносит своим слушателям особое удовольствие: интервью с доктором Стивеном Пинкером из Гарвардского университета. Он психолингвист, отмеченный наградами исследователь и, согласно журналу Time , входит в «100 самых влиятельных людей» в современном мире.

    Он также является автором ряда книг — среди них «Материал мысли», «Чистый лист», «Слова и правила», «Как работает разум», «Лучшие ангелы нашей природы», и «Языковой инстинкт» — , но вот как Билл Гейтс описал свою последнюю работу, «Просвещение сейчас: аргументы в пользу разума, науки, гуманизма и прогресса». «Моя новая любимая книга на все времена».

    В этом сегменте Пинкер рассказывает о многочисленных графиках человеческих страданий и плохих результатов, которые он видел, и все они имеют один и тот же общий уклон — несмотря на систематический пессимизм экспертов.

    Полный текст следует за видео.

    Это видео было записано 7 марта 2018 года.

    Дэвид Гарднер: Оптимизм — я хочу коротко об этом поговорить. Вы оптимист? Или вы просто реалист, который в негативном мире выглядит оптимистом?

    Стивен Пинкер: Я бы сказал последнее. Что ж, может у меня оптимистичный темперамент. Если я это сделаю, я попытаюсь сбрасывать со счетов это, потому что это, возможно, дало бы мне нелегитимный взгляд на мир.Так что, возможно, я по темпераменту, но, что более важно, я рисую данные, которые лучше, чем думает большинство людей. Это просто факт о мире, и я сам написал Enlightenment Now , а также предыдущую книгу The Better Angels of Our Nature , когда я сам был поражен рядом графиков, отображающих человеческое благополучие. через некоторое время. И, к моему шоку, они показали улучшения, о которых даже не догадываешься, читая газеты.

    Фактически, семя, которое привело, которое выросло в The Better Angels of Our Nature , было графиком, с которым я столкнулся об убийствах в Англии с 1300 по 1990 год.И это произошло вот так, так что у англичанина был в 35-50 раз больше шансов быть убитым в 1300 году по сравнению с 2000 годом. И я был ошеломлен, когда увидел это. Никогда бы не догадался.

    На самом деле, я провел небольшой опрос, чтобы узнать, удивлены ли люди в целом этой тенденцией. И действительно, большинство людей просили угадать, что было более жестоким, 20 век, 14 век, они говорят, 20 век, и они во многом ошибаются.

    И я написал Better Angels , когда я просто продолжал встречаться, у меня нет солнечного характера или розовых очков, но я натолкнулся на графики смертей на войне, жестокого обращения с детьми и супружеского насилия.Все пошли вниз, и никто об этом не знал. Мне нужно сложить их между одной парой обложек, а затем, как психолог, изо всех сил стараться их объяснить.

    Затем, когда я закончил « Лучшие ангелы нашей природы», , я наткнулся на некоторые данные в книге Чарльза Кенни под названием « Как стать лучше, », где я понятия не имел, что крайняя бедность во всем мире резко сокращается. Таким образом, всего за 20 лет уровень крайней бедности сократился вдвое. За 30 лет он сократился на три четверти.Эта грамотность растет. 90% людей в мире в возрасте до 25 лет грамотны. Все эти ужасные инфекционные заболевания, такие как малярия, дракункулез и туберкулез, находятся в упадке.

    Я понятия не имел. Большинство людей понятия не имеют. Ханс Рослинг, еще один рациональный оптимист — он называет себя возможностным — провел опросы, в которых спрашивал людей: «Считаете ли вы, что крайняя бедность увеличивается или уменьшается», и подавляющее большинство людей говорят, что глобальная бедность увеличивается, и они? ты просто ошибся.Он уменьшается и очень сильно.

    Он назвал свой проект «Проект Невежества», а его логотипом является шимпанзе, потому что он сказал, что если бы он написал ответы на свои вопросы о бананах и попросил бы шимпанзе в зоопарке собирать их, они бы справились лучше, чем общественные эксперты. здоровье, с которым они консультировались, которые систематически настроены пессимистично. Так что, будучи случайным, вы лучше многих экспертов.

    Гарднер: Мэтт Ридли — автор книги The Rational Optimist , еще одной замечательной книги, которую я рекомендую, и которая также прошла через Fool HQ.Первый вопрос, который он сказал, был: «Вы оптимист?» И я сказал: «Ну да, я оптимист», и я думаю, что так оно и есть. Но я заметил одну вещь — скажите, считаете ли вы, что я прав или ошибаюсь, — это то, что я считаю, что оптимизм не в душевном состоянии или эмоциях. Я считаю, что это творческая сила. Одна из моих любимых реплик — Генри Форд. «Думаете ли вы, что можете, или думаете, что не можете — вы правы».

    Так что, если я прав насчет того, что оптимизм — это на самом деле творческая сила, то это трагедия, если мы ходим в мире, где преобладает пессимизм, особенно если он невежественен, потому что вы думаете обо всех вещах. это можно было бы создать и добыть еще лучше прямо сейчас, если бы было больше осведомленности.И это одна из вещей, которые мне нравятся в вашей книге, потому что вы повышаете осведомленность, и я думаю, что вы соберете еще больше оптимистов.

    Пинкер: Что ж, надеюсь. Конечно, это лучше, чем быть фаталистом; то есть думать, что ничто из того, что мы делаем, не может иметь никакого значения, что является самоисполняющимся пророчеством. И действительно, было сказано, подобно этой цитате Генри Форда: «Пессимизм — это самоисполняющееся пророчество. Оптимизм — это самоисполняющееся пророчество». Очевидно, что любое улучшение, которое вы хотите сделать, связано с риском.Предполагает некоторое ожидание успеха, даже если это никогда не является гарантией. И поэтому для их реального решения решающее значение имеет именно установка на то, что проблемы должны быть решены.

    Оптимизм и ваше здоровье — Harvard Health

    АРХИВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ: В качестве услуги для наших читателей Harvard Health Publishing предоставляет доступ к нашей библиотеке заархивированного содержимого. Обратите внимание на дату публикации или последнего рецензирования каждой статьи. Никакой контент на этом сайте, независимо от даты, никогда не должен использоваться вместо прямого медицинского совета вашего врача или другого квалифицированного клинициста.

    Ищите серебряную подкладку …

    Жизнерадостные тексты Бадди ДеСильвы на прекрасную мелодию Джерома Керна служат призывом к позитивному взгляду на жизнь даже перед лицом невзгод. Действительно, веселый нрав может помочь вам пройти через сложные пятна, омрачающие каждую жизнь, но разве люди, которые видят стакан наполовину полным, также имеют лучшее здоровье, чем мрачные люди, которые видят его наполовину пустым?

    Согласно серии исследований, проведенных в США и Европе, ответ — да.Оптимизм помогает людям справиться с болезнью и восстановиться после операции. Еще более впечатляющим является влияние положительного взгляда на общее состояние здоровья и долголетие. Исследования говорят нам, что оптимистичный взгляд на жизнь в раннем возрасте может предсказать улучшение здоровья и более низкий уровень смертности в течение последующих периодов наблюдения от 15 до 40 лет.

    Измерение оптимизма

    Чтобы исследовать оптимизм, ученым сначала нужно было разработать надежные способы измерения этого признака. Широко используются две системы; один измеряет диспозиционный оптимизм, другой — объяснительный стиль .

    Диспозиционный оптимизм зависит от позитивных ожиданий в отношении будущего. Они не ограничиваются одним или двумя аспектами жизни, а представляют собой обобщенные ожидания хорошего результата в нескольких областях. Многие исследователи используют тест на жизненную ориентацию из 12 пунктов, чтобы измерить диспозиционный оптимизм.

    Стиль объяснения основан на том, как человек объясняет хорошие или плохие новости. Пессимист берет на себя вину за плохие новости («Это я»), предполагает, что ситуация стабильна («Это будет длиться вечно») и имеет глобальное влияние («Это повлияет на все, что я делаю»).Оптимист же не берет на себя вину за негативные события. Вместо этого он склонен отдавать себе должное за хорошие новости, полагать, что хорошее продлится долго, и уверен, что положительные изменения распространятся на многие области его жизни. Исследователи часто используют либо анкету атрибутивного стиля, либо метод контент-анализа дословных объяснений, чтобы оценить оптимизм, основанный на стиле объяснения.

    Спортивные болельщики с оптимизмом

    Любители спорта получат удовольствие от французского исследования смертности от сердечно-сосудистых заболеваний, проведенного в 1988 году.12 июля Франция обыграла Бразилию в крупнейшем спортивном мероприятии, когда-либо проводившемся во Франции — финале чемпионата мира по футболу. У французских мужчин уровень смертности от сердечно-сосудистых заболеваний 12 июля был ниже, чем в среднем в другие дни с 7 по 17 июля, а у француженок — нет. Врачи не знают, почему снизилось количество смертельных сердечных приступов; возможно, виноват взрыв оптимизма.

    Оптимизм и сердечные больные

    В некоторых исследованиях исследователи сосредоточили внимание на связи между оптимизмом и конкретными заболеваниями.Де Сильва и Керн говорят нам, что сердце, полное радости и радости, может изгнать неприятности и раздоры — а теперь ученые говорят нам, что оптимизм может помочь самому сердцу.

    В одном исследовании врачи обследовали 309 пациентов среднего возраста, которым была назначена операция по аортокоронарному шунтированию. В дополнение к полному предоперационному медицинскому осмотру каждый пациент прошел психологическое обследование, предназначенное для измерения оптимизма, депрессии, невротизма и самооценки. Исследователи отслеживали всех пациентов в течение шести месяцев после операции.Когда они проанализировали данные, они обнаружили, что оптимисты вдвое реже пессимистов требовали повторной госпитализации. В аналогичном исследовании 298 пациентов, перенесших ангиопластику, оптимизм также был защитным; За шестимесячный период пессимисты в три раза чаще, чем оптимисты, имели сердечные приступы или требовали повторной ангиопластики или шунтирования.

    Оптимизм и артериальное давление

    Солнечный взгляд может помочь людям восстановиться после кардиологической процедуры, но может ли он также снизить риск развития одного из основных рисков сердечно-сосудистых заболеваний — гипертонии? Исследования, проведенные в Финляндии, показывают, что это возможно.Ученые обследовали 616 мужчин среднего возраста, у которых на момент начала исследования было нормальное артериальное давление. Психологическое мировоззрение каждого добровольца проверялось с помощью вопросов о его ожиданиях на будущее, и каждый из них оценивался на предмет факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний, таких как курение, ожирение, отсутствие физической активности, злоупотребление алкоголем и семейная история гипертонии. В течение четырех лет у очень пессимистичных мужчин вероятность развития гипертонии в три раза выше, чем у более веселых людей, даже после того, как были приняты во внимание другие факторы риска.

    Американское исследование 2564 мужчин и женщин в возрасте 65 лет и старше также показало, что оптимизм полезен для артериального давления. Исследователи использовали итоговую шкалу положительных эмоций из четырех пунктов, чтобы оценить каждого участника во время домашнего визита. Они также измерили артериальное давление, рост и вес и собрали информацию о возрасте, семейном положении, употреблении алкоголя, диабете и лекарствах. Даже с учетом этих других факторов у людей с положительными эмоциями артериальное давление было ниже, чем у людей с отрицательным прогнозом.В среднем у людей с наиболее положительными эмоциями было самое низкое артериальное давление.

    Эмоции и инфекции

    В исследовании 2006 г. изучалась связь между эмоциями и вирусными инфекциями дыхательных путей. Ученые оценили стиль личности 193 здоровых добровольцев, а затем дали каждому общий респираторный вирус. У испытуемых с позитивным стилем личности вероятность развития вирусных симптомов была ниже, чем у их менее позитивных сверстников.

    Оптимизм и болезнь сердца

    Высокое кровяное давление — важная причина ишемической болезни сердца. Если оптимизм может снизить риск гипертонии, может ли он защитить от развития ишемической болезни сердца? Чтобы выяснить это, ученые из Гарвардского и Бостонского университетов обследовали 1306 мужчин со средним возрастом 61 год. Каждого добровольца оценивали на предмет оптимистичного или пессимистического стиля объяснения, а также на предмет артериального давления, холестерина, ожирения, курения, употребления алкоголя и семейного анамнеза. сердечных заболеваний.На момент начала исследования ни у одного из мужчин не было диагностировано заболевание коронарной артерии. В течение следующих 10 лет вероятность развития сердечных заболеваний у самых пессимистичных мужчин была более чем в два раза выше, чем у самых оптимистичных мужчин, даже с учетом других факторов риска.

    Оптимизм и общее самочувствие

    Оптимизм, кажется, защищает сердце и кровообращение — и приятно узнать, что он может иметь аналогичные преимущества для здоровья в целом.

    В крупном краткосрочном исследовании оценивалась связь между оптимизмом и общим состоянием здоровья у 2300 пожилых людей.За два года у людей с позитивным мировоззрением было гораздо больше шансов остаться здоровыми и вести независимую жизнь, чем у их менее жизнерадостных сверстников.

    Быть здоровым в течение двух лет — это одно, а оставаться здоровым в течение длительного времени — совсем другое. Но для 447 пациентов, которые были оценены на предмет оптимизма в рамках комплексного медицинского обследования между 1962 и 1965 годами, положительный прогноз был действительно желательным. За 30-летний период оптимизм был связан с лучшими результатами по восьми показателям физического и психического функционирования и здоровья.

    Смешное исследование

    Опытные врачи знают, что юмор — хорошее лекарство. Исследователи из Теннесси говорят, что это также может послужить небольшой тренировкой. Они обнаружили, что искренний громкий смех увеличивает потребление энергии и частоту сердечных сокращений на 10-20%. Это означает, что 10-15-минутный смех может сжечь от 10 до 40 калорий. Из-за нескольких калорий много смеха, но оптимисты будут приятно удивлены результатом.

    Оптимизм и выживание

    Очевидно, что здоровые люди живут дольше, чем больные. Если оптимизм действительно улучшает здоровье, он также должен способствовать увеличению продолжительности жизни — и, согласно двум исследованиям из США и двум из Нидерландов, так оно и есть.

    Первое американское исследование оценило 839 человек в начале 1960-х, выполнив психологический тест на оптимизм и пессимизм, а также полную медицинскую оценку. Когда 30 лет спустя людей перепроверили, оптимизм был связан с долголетием; на каждые 10 пунктов повышения пессимизма в тесте оптимизм-пессимизм уровень смертности увеличивался на 19%.

    В более новом исследовании, проведенном в США, приняли участие 6 959 студентов, которые прошли комплексный личностный тест при поступлении в Университет Северной Каролины в середине 1960-х годов. В течение следующих 40 лет 476 человек умерли от различных причин, из которых наиболее распространен рак. В общем, пессимизм нанес существенный урон; у самых пессимистичных людей уровень смертности на 42% выше, чем у самых оптимистичных.

    Два голландских исследования показали похожие результаты. В одном из них исследователи отслеживали 545 мужчин, не страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями и раком, когда в 1985 году их оценивали на предмет оптимизма.В течение следующих 15 лет у оптимистов на 55% меньше шансов умереть от сердечно-сосудистых заболеваний, чем у пессимистов, даже с учетом традиционных факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний и депрессии.

    В другом исследовании, проведенном в Голландии, участвовал 941 мужчина и женщина в возрасте от 65 до 85 лет. У людей, которые демонстрировали диспозиционный оптимизм в начале исследования, риск смерти в течение девяти лет наблюдения был ниже на 45%.

    Возможные механизмы

    В совокупности эти исследования убедительно доказывают, что оптимизм полезен для здоровья.Но почему? Что помещает серебро в серебряную подкладку?

    Скептики (или пессимисты) могут предположить, что эффект более очевиден, чем реален. У здоровых людей более благоприятное мировоззрение, чем у больных, поэтому, возможно, оптимизм на самом деле является результатом хорошего здоровья, а не наоборот. Чтобы противостоять этому аргументу, исследователи могут скорректировать свои результаты с учетом уже существующих заболеваний, включая физические проблемы, такие как диабет, болезни сердца и гипертонию, а также психические проблемы, такие как депрессия.Исследования, в которых были внесены эти изменения, показали, что медицинские условия не омрачают преимуществ светлого взгляда на жизнь. Более того, отслеживая людей в течение 15, 30 и 40 лет, ученые могут минимизировать потенциальную предвзятость ранее существовавших условий.

    Другое объяснение — поведенческое. Возможно, у оптимистов лучшее здоровье и более долгая жизнь, чем у пессимистов, потому что они ведут более здоровый образ жизни, создают более сильные сети социальной поддержки и получают более качественное медицинское обслуживание. Действительно, некоторые исследования сообщают, что оптимисты с большей вероятностью будут заниматься спортом, реже будут курить, с большей вероятностью будут жить с супругом и с большей вероятностью будут следовать медицинским советам, чем пессимисты.Но оптимизм обычно не ассоциируется с лучшей диетой или более стройным телосложением, и даже когда результаты корректируются с учетом факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний, положительный эффект оптимизма сохраняется.

    В дополнение к поведенческим преимуществам оптимизм может иметь биологические преимущества, улучшающие здоровье. Исследование, проведенное в 2008 году с участием 2873 здоровых мужчин и женщин, показало, что позитивный взгляд на жизнь связан с более низким уровнем гормона стресса кортизола, даже с учетом возраста, занятости, дохода, этнической принадлежности, ожирения, курения и депрессии.У женщин, но не мужчин, солнечное настроение также было связано с более низкими уровнями двух маркеров воспаления ( C-реактивный белок и интерлейкин-6 ), которые прогнозируют риск сердечного приступа и инсульта. Другие возможные преимущества включают снижение уровня адреналина, улучшение иммунной функции и менее активную систему свертывания крови.

    Наконец, наследственность может объяснить некоторую связь. Возможно, что гены предрасполагают некоторых людей к оптимизму, и что одни и те же гены оказывают прямое влияние на здоровье и долголетие.

    Голубое небо

    Необходимы дополнительные исследования, чтобы прояснить связь между оптимизмом и хорошим здоровьем. Вероятно, задействовано несколько механизмов.

    Личность сложна, и врачи не знают, заложен ли оптимизм в человеке или можно каким-то образом воспитать солнечный характер. Сомнительно, чтобы Маклендбург Уилсон размышлял над такими важными вопросами, когда объяснял оптимизм в 1915 году:

    «Твикст оптимист и пессимист
    Разница забавная
    Оптимист видит пончик
    Но пессимист видит дыру.»

    Сегодняшние врачи не особо ценят пончики, но собирают доказательства того, что оптимизм полезен для здоровья. Ожидая результатов новых исследований, постарайтесь найти серебряные прокладки, если не пончики.

    В качестве услуги для наших читателей Harvard Health Publishing предоставляет доступ к нашей библиотеке заархивированного контента.
    Обратите внимание на дату последнего обзора или обновления всех статей. На этом сайте нет контента, независимо от даты,
    никогда не следует использовать вместо прямого медицинского совета вашего врача или другого квалифицированного клинициста.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.