Социализация это в истории: Социализация — это… Что такое Социализация?

Содержание

Социализация — это… Что такое Социализация?

Социализация

Социализация — процесс усвоения индивидом образцов поведения, психологических установок, социальных норм и ценностей, знаний, навыков, позволяющих ему успешно функционировать в обществе[1]

Теория

Социализация — это процесс, необходимый ребёнку, чтобы получить навыки, необходимые для полноценной жизни в обществе. В отличие от других живых существ, чье поведение обусловлено биологически, человек, как существо биосоциальное, нуждается в процессе социализации для того, чтобы выжить. Согласно Н.Д. Никандрову и С.Н. Гаврову, «социализация предполагает многосторонние и часто разнонаправленные влияния жизни, в результате которых человек усваивает “правила игры”, принятые в данном обществе, социально одобряемые нормы, ценности, модели поведения».[2] Первоначально социализация индивида происходит в семье, а уже потом в обществе.

Первичная социализация

Семья

Первичная социализация очень важна для ребёнка, так как она является основой для всего остального процесса социализации. Наибольшее значение в первичной социализации играет семья, откуда ребёнок и черпает представления об обществе, о его ценностях и нормах. Так, например, если родители выражают мнение, имеющее характер дискриминации относительно какой-либо социальной группы, то ребёнок может воспринять такое отношение как приемлемое, нормальное, устоявшееся в обществе.[3][нет в источнике]

Вторичная социализация

Школа

Вторичная социализация происходит уже вне дома. Её основой является школа, где детям приходится действовать в соответствии с новыми правилами и в новой обстановке. В процессе вторичной социализации индивид приобщается уже не к малой группе, а к большой. Конечно, изменения, происходящие в процессе вторичной социализации, меньше, чем те, которые происходят в процессе первичной.

Досрочная социализация

Досрочная социализация представляет из себя «репетицию» будущих социальных отношений. Например, молодая пара может жить вместе до брака, чтобы иметь представления, какой будет семейная жизнь.

Ресоциализация

Ресоциализация — это процесс устранения сложившихся ранее моделей поведения и рефлексов и приобретения новых. В этом процессе человек переживает резкий разрыв со своим прошлым, а также чувствует необходимость изучать и подвергаться воздействию ценностей, радикально отличающихся от сложившихся до этого.[4] Ресоциализация происходит в течение всей жизни человека.[5]

Организационная социализация

Работа

Организационная социализация — это процесс приобретения человеком навыков и знаний, необходимые для выполнения своей организационной роли. Проходя через этот процесс, «новички» узнают об истории организации, в которой работают, о её ценностях, нормах поведения, жаргоне, знакомятся и узнают об особенностях работы своих коллег.[6]

Групповая социализация

Групповая социализация — это социализация внутри конкретной социальной группы. Так, подросток, проводящий больше времени со своими сверстниками, а не с родителями, эффективнее перенимает нормы поведения, присущие для группы его ровесников.

Гендерная социализация

Теория о гендерной социализации утверждает, что важной составной частью социализации является изучение роли мужчины и женщины. Гендерная социализация — это процесс усвоения знаний и навыков, необходимых для конкретного пола. Проще говоря, мальчики учатся быть мальчиками и девочки учатся быть девочками.[7]

Социальные институты

Главными социальными институтами являются:

См. также

Литература

Примечания

Социализация — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Социализация — процесс интеграции индивида в социальную систему, вхождение в социальную среду через овладение её социальными нормами, правилами и ценностями, знаниями, навыками, позволяющими ему успешно функционировать в обществе[1].

Типы социализации

Социализация — это процесс получения человеческим индивидом навыков, необходимых для полноценной жизни в обществе. В отличие от других живых существ, чьё поведение обусловлено биологически[источник не указан 766 дней], человек как существо биосоциальное нуждается в процессе социализации. Первоначально социализация индивида обычно происходит в семье, а уже потом вне её.

Первичная социализация

Первичная социализация продолжается от рождения ребёнка до формирования зрелой личности[2]. Первичная социализация очень важна для ребёнка, так как она является основой для всего остального процесса социализации. Наибольшее значение в первичной социализации имеет семья, откуда ребёнок и черпает представления об обществе, о его ценностях и нормах. Так, например, если родители выражают мнение, имеющее характер дискриминации относительно какой-либо социальной группы, то ребёнок может воспринять такое отношение как приемлемое, нормальное, устоявшееся в обществе[3].[нет в источнике]

В дальнейшем основой социализации становится школа, где детям приходится действовать в соответствии с новыми правилами и в новой обстановке. На этом этапе индивид приобщается уже не к малой группе, а к большой.

Ресоциализация

Ресоциализация, или вторичная социализация, — это процесс устранения сложившихся ранее моделей поведения и рефлексов и приобретения новых. В этом процессе человек переживает резкий разрыв со своим прошлым, а также чувствует необходимость изучать и подвергаться воздействию ценностей, радикально отличающихся от сложившихся до этого[4]. При этом изменения, происходящие в процессе вторичной социализации, меньше, чем те, которые происходят в процессе первичной[2]. Ресоциализация происходит в течение всей жизни человека[5].

Групповая социализация

Групповая социализация — это социализация внутри конкретной социальной группы. Так, подросток, проводящий больше времени со своими сверстниками, а не с родителями, эффективнее перенимает нормы поведения, присущие для группы его ровесников.

Гендерная социализация

Теория о гендерной социализации утверждает, что важной составной частью социализации является изучение роли мужчины и женщины. Гендерная социализация — это процесс усвоения знаний и навыков, необходимых для конкретного пола. Проще говоря, мальчики учатся быть мальчиками, и девочки учатся быть девочками[6].

Организационная социализация

Организационная социализация — это процесс приобретения человеком навыков и знаний, необходимых для выполнения своей организационной роли. Проходя через этот процесс, «новички» узнают об истории организации, в которой работают, о её ценностях, нормах поведения, жаргоне, знакомятся со своими новыми коллегами и узнают об особенностях их работы[7].

Досрочная социализация

Досрочная социализация представляет собой «репетицию» будущих социальных отношений, не соответствующих текущему уровню физического, психологического и социального развития (например — игра девочек в дочки-матери).

Социальные институты

Главными социальными институтами являются:

  • Семья: семья — самый важный агент социализации, поскольку она является центром жизни ребенка, так как дети полностью зависят от опекунов. Не всегда социализация является индивидуальной, в значительной степени она зависит от окружающих. Наиболее глубокий эффект от гендерной социализации; тем не менее, семья также берёт на свои плечи задачи обучения детей, формирование их культурных ценностей и отношения к себе и другим. Дети постоянно учатся у окружающей среды, перенимая стереотипы поведения взрослых. Детям также становится известно о существование социальных классов в очень раннем возрасте и соответственно они формируют определённое отношение к каждому из них.[8]
  • Группа по интересам: группой сверстников является социальная группа, члены которой обладают общими интересами, социальным положением, возрастом. В подобной формации дети могут избежать контроля и научиться формировать отношение сами по себе. Влияние группы сверстников, как правило, достигает пика в подростковом периоде, однако группы сверстников как правило, затрагивают только краткосрочные интересы в отличие от семьи, которая имеет долгосрочное влияние.[9]
  • Образование: обучение может быть социальным так и не социальным[10]. Рассмотрим пример, ребёнок учится около пчёл. Если ребёнку не с кем играть и изучать мир, он, увидев пчелу, может прикоснуться к ней из любопытства. Если пчела ужалила ребёнка, он узнает, что прикосновение к пчёлам связано с болью. Это не социальное обучение, так как данный опыт был приобретён, когда никого вокруг не было. В противоположность этому, ребёнок может извлечь выгоду из социального обучения узнав новое о пчёлах. Если ребёнок бы находился рядом с мамой, папой или кем-либо ещё, любознательность ребёнка к пчёлам могла быть опосредована каким-либо социальным вмешательством. Может быть, тетя Эмми увидев, что ребёнок тянется к пчеле, просто укажет тому рукой в другом направлении, говоря: «Посмотри на эту красивую бабочку». Может быть, дядя Эд сказал бы: «Не прикасайся к пчеле, потому что это может повредить тебе и заставить плакать». Может быть, мама сказала бы: «Дорогой, держись подальше от пчёл, потому что они жалят». Есть множество различных способов, которыми люди могут взаимодействовать с ребёнком, чтобы помочь ему научиться избавляться от проблем, которых можно избежать. Все из представленных социальных мероприятий позволяют ребёнку извлечь выгоду из социального обучения, хотя некоторые из этих социальных мер могут быть более поучительными и полезными, чем другие[10].
  • Экономическая система: социализацией в рамках экономической системы является процесс изучения последствий экономических решений. Данная форма социализации влияет на решения, касающиеся «приемлемых альтернатив для потребления», на «социальные ценности альтернатив потребления», «доминирующих ценностей среди истеблишмента» и «характера участия в потреблении».[11] К сожалению, тот же самый термин, социализация, в этом контексте используется для описания противопоставленных явлений: растущей централизации и взаимозависимости капиталистического общества под контролем элиты; а также возможность демократического, снизу вверх контроля со стороны большинства. Таким образом, «социализация» описывает два совершенно разных способа, в которых общество может стать более социальным: при капитализме, есть тенденция к растущей централизации и планированию, которая в конечном счете имеют глобальный характер, но ранжируется сверху вниз; при социализме, этот процесс подвергается демократическому контролю людей более низких социальных ступеней и их общин.[12]
  • Язык: люди обучаются различным формам и языкам общения в зависимости от конкретного языка и культуры, в которых они живут[13][14][15][16]. Примером чего является переключение кода идентичности. В частности, когда дети иммигрантов учатся языку и социальным правилам, которые нужны для адаптации в специфической среде, например: языку применяемому в домашних условиях, так и в группах сверстников (в основном в образовательных учреждениях).[17] В зависимости от языка и ситуации в любой момент времени, люди начинают общаться по-другому.[18]
  • Религия: агенты социализации в разной форме закладываются через религиозные традиции. Некоторые исследования показывают, что религия как и этнические и культурные традиционалистские ценности, уменьшают потенциал для социальной мобильности личности, препятствуя её адаптации, соответственно и её способности быть более социализированной в другой обстановке. Родительское религиозное участие является наиболее влиятельной частью религиозной социализации, в большей степени, чем религиозность сверстников или религиозные убеждения как таковые.[19]
  • СМИ: средства массовой информации являются средством для доставки обезличенных сообщений, направленных на широкую аудиторию. Термин Media происходит от латинского слова, «средний», считается, что основной функцией медия является объединение людей. Поскольку средства массовой информации имеет огромное влияние на наши отношения и поведение, особенно на проявление агрессии, они вносят очень существенный вклад в процесс социализации.[20] Некоторые социологи и теоретики культуры рассматривают власть массовых коммуникации в качестве социализирующего инструмента. Денис Маквейл (англ.)русск. так аргументирует этот тезис:

    «…СМИ могут научить нормам и ценностям путём символического вознаграждения и наказания за различные виды поведения, которые представлены в обзорах средств массовой информации. Альтернативной точкой зрения является то, что речь скорее об учебном процессе, как таковом, посредством которого мы все учимся, как вести себя в определенных ситуациях и чего следует ожидать при столкновении с определённой социальной ролью или статусом в обществе.» — McQuail 2005: 494.

  • Правовая система: дети подвергаются давлению со стороны обоих родителей, учителей, сверстников, требующих от них соответствовать и подчиняться определённым законам или нормам группы / сообщества. Отношение родителей к правовой системе влияет на мнение детей относительно того, что является юридически приемлемым.[21] Например, дети, чьи родители постоянно находятся в тюрьме, испытывают меньше страха перед уголовно-правовым наказанием.
  • Пенитенциарная система: учреждения исполнения наказаний действуют в качестве агента социализации, как для заключённых так и для охранников. Тюрьма представляет собой отдельную среду сильно отличающуюся от нормального общества; заключённые, как и охранники формируют свои обособленные общины и создают свои собственные социальные нормы. Охранники служат в качестве «агентов социального контроля», тем самым поддерживая дисциплину и обеспечивая безопасность.[22] С точки зрения заключённых, подобные учреждения воспринимаются, как подавляющие и властные, вызывая у них чувства неповиновения и презрения к охранникам.[22] Из-за изменения своей социальной роли в обществе, заключённые испытывают одиночество, отсутствие эмоциональных отношений, уменьшение идентичности и «отсутствие безопасности и автономии».[23] Обе социальные группы, как заключённые, так и охранники, испытывают нервное напряжение, из-за страха и необходимости постоянной бдительности, что создаёт непростую атмосферу внутри подобных учреждений.[22]

См. также

Примечания

  1. ↑ Социализация // Большой психологический словарь / Сост.: Мещеряков Б., Зинченко В. — ОЛМА-ПРЕСС. 2004.
  2. 1 2 Ковалева А. И. Социализация. № 1. Электронный журнал «Знание. Понимание. Умение» (2004). Архивировано 24 мая 2012 года.
  3. ↑ Социализация первичная // Энциклопедический словарь «Слово о человеке».
  4. ↑ http://www.mosgu.ru/nauchnaya/ZPU/2005_4/Perinskaja/index.pdf
  5. ↑ Ресоциализация // Энциклопедия социологии.
  6. Гусева Ю. Е. Глава 6. Гендерная социализация // Гендерная психология.
  7. ↑ Kammeyer-Mueller, J. D. & Wanberg, C. R. (2003). Unwrapping the organizational entry process: Disentangling antecedents and their pathways to adjustment. Journal of Applied Psychology, 88(5), 779—794.
  8. Sociology. / Macionis, John J., and Linda M. Gerber. — Toronto: Pearson Canada, 2011. — P. 116.
  9. ↑ Sociology / Macionis, John J., and Linda M. Gerber. — 7-е. — Toronto: Pearson Canada, 2011. — 688 с. — P. 113. — ISBN 978-0138002701. (англ.)
  10. 1 2 The Differences Between Social and Nonsocial Learning (англ.)  (недоступная ссылка — история). University of California, Santa Barbara. Проверено 23 сентября 2016. Архивировано 15 декабря 2012 года.
  11. Denhart, R. B.; Jeffress, P. W. Social learning and economic behavior: The process of economic socialization // American Journal of Economics and Sociology. — 1971. — № 30 (2). — P. 113–125.
  12. Harrington, Michael (2011) [1989]. Socialism: Past and Future. New York: Arcade Publishing. pp. 8–9. ISBN 1-61145-335-6. .
  13. Ochs, Elinor. Culture and language development: Language acquisition and language socialization in a Samoan village. — Cambridge: Cambridge University Press, 1988.
  14. Ochs, Elinor, and Bambi Schieffelin. Language Acquisition and Socialization: Three Developmental Stories and Their Implications. — New York, 1982.
  15. ↑ In Culture Theory: Essays on Mind, Self, and Emotion / R. Shweder and R.A. LeVine. — Cambridge: Cambridge University Press, 1984. — P. 276—320. — 376 p. — ISBN 978-0521267199.
  16. Schieffelin, Bambi B. The Give and Take of Everyday Life: Language Socialization of Kaluli Children. — Cambridge: Cambridge University Press, 1990.
  17. Naoko Morita. Language, culture, gender, and academic socialization // Language and Education. — 2009-08-18. — Т. 23, вып. 5. — С. 443–460. — ISSN 0950-0782. — DOI:10.1080/09500780902752081.
  18. Judith Rich Harris. Where is the child’s environment? A group socialization theory of development. // Psychological Review. — Т. 102, вып. 3. — С. 458–489. — DOI:10.1037/0033-295x.102.3.458.
  19. Brandon Vaidyanathan. Religious Resources or Differential Returns? Early Religious Socialization and Declining Attendance in Emerging Adulthood (англ.) // Journal for the Scientific Study of Religion. — 2011-06-01. — Vol. 50, iss. 2. — P. 366–387. — ISSN 1468-5906. — DOI:10.1111/j.1468-5906.2011.01573.x.
  20. ↑ Sociology / Macionis, John J., and Linda M. Gerber. — Toronto: Pearson Canada, 2011.
  21. Jeffrey Jensen Arnett. Broad and Narrow Socialization: The Family in the Context of a Cultural Theory // Journal of Marriage and Family. — 1995-01-01. — Т. 57, вып. 3. — С. 617–628. — DOI:10.2307/353917.
  22. 1 2 3 Eric D. Poole, Robert M. Regoli. Alienation in Prison (англ.) // Criminology. — 1981-08-01. — Vol. 19, iss. 2. — P. 251–270. — ISSN 1745-9125. — DOI:10.1111/j.1745-9125.1981.tb00415.x.
  23. Carmi, A. The role of social energy in prison // Dynamische Psychiatrie. — 1983. — № 16 (5–6). — P. 383–406.

Литература

на русском языке
  • Социально-психологические проблемы исследования личности // Андреева Г. М. Социальная психология. Учебник. М., 2003
  • Богданова В. В. Траектории социализации современного студенчества. Феномены сообразной и неадаптивной социализации. № 3 — Социология. Электронный журнал «Знание. Понимание. Умение» (2009). Архивировано 24 мая 2012 года.
  • Гавров С. Н., Никандров Н. Д. Образование в процессе социализации личности // Вестник УРАО. — 2008. — № 5. — С. 21—29. Архивировано {a.
  • Гуляихин В. Н., Галкин А. П., Васильева Е.Н. Молодёжные и детские объединения как субъекты вторичной социализации: опыт регионального исследования // Социологические исследования. — 2012. — № 6. — С. 127—132.
  • Деметрадзе М. Р. Центральная зона современных социокультурных ценностей. Социализация как способ повышения человеческого фактора в обществах постсоветского пространства. — М.: ООО «НБ-Медиа», 2012. — 121 с. ISBN 978-5-8188-0199-5
  • Ильясов Ф. Н.  Формирование структуры удовлетворённости трудом в процессе социализации индивида // Удовлетворённость трудом (анализ структуры, измерение, связь с производственным поведением. — Ашхабад: Ылым (Наука), 1988. — С. 28—35.
  • Ковалёва А. И. Социализация личности: норма и отклонение. М., 1996
  • Ковалёва А. И. Социализация. № 1. Электронный журнал «Знание. Понимание. Умение» (2004). Архивировано 24 мая 2012 года.
  • Комарова Г. А. Этнография детства: междисциплинарные исследования. 2-е изд. М., 2014.
  • Кон И. С. Социализация // Философский энциклопедический словарь / Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. — М.: Советская энциклопедия, 1983. — С. 629. — 840 с. — 150 000 экз.
  • Кон И. С. Ребенок и общество. М., 2003
  • Леонтьев A. H. Проблемы развития психики. 4-е изд. M., 1981
  • Социализация / Симонова О. А. // Сен-Жерменский мир 1679 — Социальное обеспечение. — М. : Большая российская энциклопедия, 2015. — С. 749. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 30). — ISBN 978-5-85270-367-5.
на других языках
  • Giddings F. P. The theory of socialization. N. Y., 1897
  • Handbook of socialization theory and research / Ed. by D. A. Goslin. Chi., 1969
  • Hurrelmann K. Social structure and personality development. Camb., 2009
  • Parsons T., Bales R. Family: Socialization and interaction process. L., 1998

Социализация — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Социализация — процесс интеграции индивида в социальную систему, вхождение в социальную среду через овладение её социальными нормами, правилами и ценностями, знаниями, навыками, позволяющими ему успешно функционировать в обществе[1].

Типы социализации

Социализация — это процесс получения человеческим индивидом навыков, необходимых для полноценной жизни в обществе. В отличие от других живых существ, чьё поведение обусловлено биологически[источник не указан 766 дней], человек как существо биосоциальное нуждается в процессе социализации. Первоначально социализация индивида обычно происходит в семье, а уже потом вне её.

Первичная социализация

Первичная социализация продолжается от рождения ребёнка до формирования зрелой личности[2]. Первичная социализация очень важна для ребёнка, так как она является основой для всего остального процесса социализации. Наибольшее значение в первичной социализации имеет семья, откуда ребёнок и черпает представления об обществе, о его ценностях и нормах. Так, например, если родители выражают мнение, имеющее характер дискриминации относительно какой-либо социальной группы, то ребёнок может воспринять такое отношение как приемлемое, нормальное, устоявшееся в обществе[3].[нет в источнике]

В дальнейшем основой социализации становится школа, где детям приходится действовать в соответствии с новыми правилами и в новой обстановке. На этом этапе индивид приобщается уже не к малой группе, а к большой.

Ресоциализация

Ресоциализация, или вторичная социализация, — это процесс устранения сложившихся ранее моделей поведения и рефлексов и приобретения новых. В этом процессе человек переживает резкий разрыв со своим прошлым, а также чувствует необходимость изучать и подвергаться воздействию ценностей, радикально отличающихся от сложившихся до этого[4]. При этом изменения, происходящие в процессе вторичной социализации, меньше, чем те, которые происходят в процессе первичной[2]. Ресоциализация происходит в течение всей жизни человека[5].

Групповая социализация

Групповая социализация — это социализация внутри конкретной социальной группы. Так, подросток, проводящий больше времени со своими сверстниками, а не с родителями, эффективнее перенимает нормы поведения, присущие для группы его ровесников.

Гендерная социализация

Теория о гендерной социализации утверждает, что важной составной частью социализации является изучение роли мужчины и женщины. Гендерная социализация — это процесс усвоения знаний и навыков, необходимых для конкретного пола. Проще говоря, мальчики учатся быть мальчиками, и девочки учатся быть девочками[6].

Организационная социализация

Организационная социализация — это процесс приобретения человеком навыков и знаний, необходимых для выполнения своей организационной роли. Проходя через этот процесс, «новички» узнают об истории организации, в которой работают, о её ценностях, нормах поведения, жаргоне, знакомятся со своими новыми коллегами и узнают об особенностях их работы[7].

Досрочная социализация

Досрочная социализация представляет собой «репетицию» будущих социальных отношений, не соответствующих текущему уровню физического, психологического и социального развития (например — игра девочек в дочки-матери).

Социальные институты

Главными социальными институтами являются:

  • Семья: семья — самый важный агент социализации, поскольку она является центром жизни ребенка, так как дети полностью зависят от опекунов. Не всегда социализация является индивидуальной, в значительной степени она зависит от окружающих. Наиболее глубокий эффект от гендерной социализации; тем не менее, семья также берёт на свои плечи задачи обучения детей, формирование их культурных ценностей и отношения к себе и другим. Дети постоянно учатся у окружающей среды, перенимая стереотипы поведения взрослых. Детям также становится известно о существование социальных классов в очень раннем возрасте и соответственно они формируют определённое отношение к каждому из них.[8]
  • Группа по интересам: группой сверстников является социальная группа, члены которой обладают общими интересами, социальным положением, возрастом. В подобной формации дети могут избежать контроля и научиться формировать отношение сами по себе. Влияние группы сверстников, как правило, достигает пика в подростковом периоде, однако группы сверстников как правило, затрагивают только краткосрочные интересы в отличие от семьи, которая имеет долгосрочное влияние.[9]
  • Образование: обучение может быть социальным так и не социальным[10]. Рассмотрим пример, ребёнок учится около пчёл. Если ребёнку не с кем играть и изучать мир, он, увидев пчелу, может прикоснуться к ней из любопытства. Если пчела ужалила ребёнка, он узнает, что прикосновение к пчёлам связано с болью. Это не социальное обучение, так как данный опыт был приобретён, когда никого вокруг не было. В противоположность этому, ребёнок может извлечь выгоду из социального обучения узнав новое о пчёлах. Если ребёнок бы находился рядом с мамой, папой или кем-либо ещё, любознательность ребёнка к пчёлам могла быть опосредована каким-либо социальным вмешательством. Может быть, тетя Эмми увидев, что ребёнок тянется к пчеле, просто укажет тому рукой в другом направлении, говоря: «Посмотри на эту красивую бабочку». Может быть, дядя Эд сказал бы: «Не прикасайся к пчеле, потому что это может повредить тебе и заставить плакать». Может быть, мама сказала бы: «Дорогой, держись подальше от пчёл, потому что они жалят». Есть множество различных способов, которыми люди могут взаимодействовать с ребёнком, чтобы помочь ему научиться избавляться от проблем, которых можно избежать. Все из представленных социальных мероприятий позволяют ребёнку извлечь выгоду из социального обучения, хотя некоторые из этих социальных мер могут быть более поучительными и полезными, чем другие[10].
  • Экономическая система: социализацией в рамках экономической системы является процесс изучения последствий экономических решений. Данная форма социализации влияет на решения, касающиеся «приемлемых альтернатив для потребления», на «социальные ценности альтернатив потребления», «доминирующих ценностей среди истеблишмента» и «характера участия в потреблении».[11] К сожалению, тот же самый термин, социализация, в этом контексте используется для описания противопоставленных явлений: растущей централизации и взаимозависимости капиталистического общества под контролем элиты; а также возможность демократического, снизу вверх контроля со стороны большинства. Таким образом, «социализация» описывает два совершенно разных способа, в которых общество может стать более социальным: при капитализме, есть тенденция к растущей централизации и планированию, которая в конечном счете имеют глобальный характер, но ранжируется сверху вниз; при социализме, этот процесс подвергается демократическому контролю людей более низких социальных ступеней и их общин.[12]
  • Язык: люди обучаются различным формам и языкам общения в зависимости от конкретного языка и культуры, в которых они живут[13][14][15][16]. Примером чего является переключение кода идентичности. В частности, когда дети иммигрантов учатся языку и социальным правилам, которые нужны для адаптации в специфической среде, например: языку применяемому в домашних условиях, так и в группах сверстников (в основном в образовательных учреждениях).[17] В зависимости от языка и ситуации в любой момент времени, люди начинают общаться по-другому.[18]
  • Религия: агенты социализации в разной форме закладываются через религиозные традиции. Некоторые исследования показывают, что религия как и этнические и культурные традиционалистские ценности, уменьшают потенциал для социальной мобильности личности, препятствуя её адаптации, соответственно и её способности быть более социализированной в другой обстановке. Родительское религиозное участие является наиболее влиятельной частью религиозной социализации, в большей степени, чем религиозность сверстников или религиозные убеждения как таковые.[19]
  • СМИ: средства массовой информации являются средством для доставки обезличенных сообщений, направленных на широкую аудиторию. Термин Media происходит от латинского слова, «средний», считается, что основной функцией медия является объединение людей. Поскольку средства массовой информации имеет огромное влияние на наши отношения и поведение, особенно на проявление агрессии, они вносят очень существенный вклад в процесс социализации.[20] Некоторые социологи и теоретики культуры рассматривают власть массовых коммуникации в качестве социализирующего инструмента. Денис Маквейл (англ.)русск. так аргументирует этот тезис:

    «…СМИ могут научить нормам и ценностям путём символического вознаграждения и наказания за различные виды поведения, которые представлены в обзорах средств массовой информации. Альтернативной точкой зрения является то, что речь скорее об учебном процессе, как таковом, посредством которого мы все учимся, как вести себя в определенных ситуациях и чего следует ожидать при столкновении с определённой социальной ролью или статусом в обществе.» — McQuail 2005: 494.

  • Правовая система: дети подвергаются давлению со стороны обоих родителей, учителей, сверстников, требующих от них соответствовать и подчиняться определённым законам или нормам группы / сообщества. Отношение родителей к правовой системе влияет на мнение детей относительно того, что является юридически приемлемым.[21] Например, дети, чьи родители постоянно находятся в тюрьме, испытывают меньше страха перед уголовно-правовым наказанием.
  • Пенитенциарная система: учреждения исполнения наказаний действуют в качестве агента социализации, как для заключённых так и для охранников. Тюрьма представляет собой отдельную среду сильно отличающуюся от нормального общества; заключённые, как и охранники формируют свои обособленные общины и создают свои собственные социальные нормы. Охранники служат в качестве «агентов социального контроля», тем самым поддерживая дисциплину и обеспечивая безопасность.[22] С точки зрения заключённых, подобные учреждения воспринимаются, как подавляющие и властные, вызывая у них чувства неповиновения и презрения к охранникам.[22] Из-за изменения своей социальной роли в обществе, заключённые испытывают одиночество, отсутствие эмоциональных отношений, уменьшение идентичности и «отсутствие безопасности и автономии».[23] Обе социальные группы, как заключённые, так и охранники, испытывают нервное напряжение, из-за страха и необходимости постоянной бдительности, что создаёт непростую атмосферу внутри подобных учреждений.[22]

См. также

Примечания

  1. ↑ Социализация // Большой психологический словарь / Сост.: Мещеряков Б., Зинченко В. — ОЛМА-ПРЕСС. 2004.
  2. 1 2 Ковалева А. И. Социализация. № 1. Электронный журнал «Знание. Понимание. Умение» (2004). Архивировано 24 мая 2012 года.
  3. ↑ Социализация первичная // Энциклопедический словарь «Слово о человеке».
  4. ↑ http://www.mosgu.ru/nauchnaya/ZPU/2005_4/Perinskaja/index.pdf
  5. ↑ Ресоциализация // Энциклопедия социологии.
  6. Гусева Ю. Е. Глава 6. Гендерная социализация // Гендерная психология.
  7. ↑ Kammeyer-Mueller, J. D. & Wanberg, C. R. (2003). Unwrapping the organizational entry process: Disentangling antecedents and their pathways to adjustment. Journal of Applied Psychology, 88(5), 779—794.
  8. Sociology. / Macionis, John J., and Linda M. Gerber. — Toronto: Pearson Canada, 2011. — P. 116.
  9. ↑ Sociology / Macionis, John J., and Linda M. Gerber. — 7-е. — Toronto: Pearson Canada, 2011. — 688 с. — P. 113. — ISBN 978-0138002701. (англ.)
  10. 1 2 The Differences Between Social and Nonsocial Learning (англ.)  (недоступная ссылка — история). University of California, Santa Barbara. Проверено 23 сентября 2016. Архивировано 15 декабря 2012 года.
  11. Denhart, R. B.; Jeffress, P. W. Social learning and economic behavior: The process of economic socialization // American Journal of Economics and Sociology. — 1971. — № 30 (2). — P. 113–125.
  12. Harrington, Michael (2011) [1989]. Socialism: Past and Future. New York: Arcade Publishing. pp. 8–9. ISBN 1-61145-335-6. .
  13. Ochs, Elinor. Culture and language development: Language acquisition and language socialization in a Samoan village. — Cambridge: Cambridge University Press, 1988.
  14. Ochs, Elinor, and Bambi Schieffelin. Language Acquisition and Socialization: Three Developmental Stories and Their Implications. — New York, 1982.
  15. ↑ In Culture Theory: Essays on Mind, Self, and Emotion / R. Shweder and R.A. LeVine. — Cambridge: Cambridge University Press, 1984. — P. 276—320. — 376 p. — ISBN 978-0521267199.
  16. Schieffelin, Bambi B. The Give and Take of Everyday Life: Language Socialization of Kaluli Children. — Cambridge: Cambridge University Press, 1990.
  17. Naoko Morita. Language, culture, gender, and academic socialization // Language and Education. — 2009-08-18. — Т. 23, вып. 5. — С. 443–460. — ISSN 0950-0782. — DOI:10.1080/09500780902752081.
  18. Judith Rich Harris. Where is the child’s environment? A group socialization theory of development. // Psychological Review. — Т. 102, вып. 3. — С. 458–489. — DOI:10.1037/0033-295x.102.3.458.
  19. Brandon Vaidyanathan. Religious Resources or Differential Returns? Early Religious Socialization and Declining Attendance in Emerging Adulthood (англ.) // Journal for the Scientific Study of Religion. — 2011-06-01. — Vol. 50, iss. 2. — P. 366–387. — ISSN 1468-5906. — DOI:10.1111/j.1468-5906.2011.01573.x.
  20. ↑ Sociology / Macionis, John J., and Linda M. Gerber. — Toronto: Pearson Canada, 2011.
  21. Jeffrey Jensen Arnett. Broad and Narrow Socialization: The Family in the Context of a Cultural Theory // Journal of Marriage and Family. — 1995-01-01. — Т. 57, вып. 3. — С. 617–628. — DOI:10.2307/353917.
  22. 1 2 3 Eric D. Poole, Robert M. Regoli. Alienation in Prison (англ.) // Criminology. — 1981-08-01. — Vol. 19, iss. 2. — P. 251–270. — ISSN 1745-9125. — DOI:10.1111/j.1745-9125.1981.tb00415.x.
  23. Carmi, A. The role of social energy in prison // Dynamische Psychiatrie. — 1983. — № 16 (5–6). — P. 383–406.

Литература

на русском языке
  • Социально-психологические проблемы исследования личности // Андреева Г. М. Социальная психология. Учебник. М., 2003
  • Богданова В. В. Траектории социализации современного студенчества. Феномены сообразной и неадаптивной социализации. № 3 — Социология. Электронный журнал «Знание. Понимание. Умение» (2009). Архивировано 24 мая 2012 года.
  • Гавров С. Н., Никандров Н. Д. Образование в процессе социализации личности // Вестник УРАО. — 2008. — № 5. — С. 21—29. Архивировано {a.
  • Гуляихин В. Н., Галкин А. П., Васильева Е.Н. Молодёжные и детские объединения как субъекты вторичной социализации: опыт регионального исследования // Социологические исследования. — 2012. — № 6. — С. 127—132.
  • Деметрадзе М. Р. Центральная зона современных социокультурных ценностей. Социализация как способ повышения человеческого фактора в обществах постсоветского пространства. — М.: ООО «НБ-Медиа», 2012. — 121 с. ISBN 978-5-8188-0199-5
  • Ильясов Ф. Н.  Формирование структуры удовлетворённости трудом в процессе социализации индивида // Удовлетворённость трудом (анализ структуры, измерение, связь с производственным поведением. — Ашхабад: Ылым (Наука), 1988. — С. 28—35.
  • Ковалёва А. И. Социализация личности: норма и отклонение. М., 1996
  • Ковалёва А. И. Социализация. № 1. Электронный журнал «Знание. Понимание. Умение» (2004). Архивировано 24 мая 2012 года.
  • Комарова Г. А. Этнография детства: междисциплинарные исследования. 2-е изд. М., 2014.
  • Кон И. С. Социализация // Философский энциклопедический словарь / Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. — М.: Советская энциклопедия, 1983. — С. 629. — 840 с. — 150 000 экз.
  • Кон И. С. Ребенок и общество. М., 2003
  • Леонтьев A. H. Проблемы развития психики. 4-е изд. M., 1981
  • Социализация / Симонова О. А. // Сен-Жерменский мир 1679 — Социальное обеспечение. — М. : Большая российская энциклопедия, 2015. — С. 749. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 30). — ISBN 978-5-85270-367-5.
на других языках
  • Giddings F. P. The theory of socialization. N. Y., 1897
  • Handbook of socialization theory and research / Ed. by D. A. Goslin. Chi., 1969
  • Hurrelmann K. Social structure and personality development. Camb., 2009
  • Parsons T., Bales R. Family: Socialization and interaction process. L., 1998

Социализация — Википедия. Что такое Социализация

Социализация — процесс интеграции индивида в социальную систему, вхождение в социальную среду через овладение её социальными нормами, правилами и ценностями, знаниями, навыками, позволяющими ему успешно функционировать в обществе[1].

Типы социализации

Социализация — это процесс получения человеческим индивидом навыков, необходимых для полноценной жизни в обществе. В отличие от других живых существ, чьё поведение обусловлено биологически[источник не указан 766 дней], человек как существо биосоциальное нуждается в процессе социализации. Первоначально социализация индивида обычно происходит в семье, а уже потом вне её.

Первичная социализация

Первичная социализация продолжается от рождения ребёнка до формирования зрелой личности[2]. Первичная социализация очень важна для ребёнка, так как она является основой для всего остального процесса социализации. Наибольшее значение в первичной социализации имеет семья, откуда ребёнок и черпает представления об обществе, о его ценностях и нормах. Так, например, если родители выражают мнение, имеющее характер дискриминации относительно какой-либо социальной группы, то ребёнок может воспринять такое отношение как приемлемое, нормальное, устоявшееся в обществе[3].[нет в источнике]

В дальнейшем основой социализации становится школа, где детям приходится действовать в соответствии с новыми правилами и в новой обстановке. На этом этапе индивид приобщается уже не к малой группе, а к большой.

Ресоциализация

Ресоциализация, или вторичная социализация, — это процесс устранения сложившихся ранее моделей поведения и рефлексов и приобретения новых. В этом процессе человек переживает резкий разрыв со своим прошлым, а также чувствует необходимость изучать и подвергаться воздействию ценностей, радикально отличающихся от сложившихся до этого[4]. При этом изменения, происходящие в процессе вторичной социализации, меньше, чем те, которые происходят в процессе первичной[2]. Ресоциализация происходит в течение всей жизни человека[5].

Групповая социализация

Групповая социализация — это социализация внутри конкретной социальной группы. Так, подросток, проводящий больше времени со своими сверстниками, а не с родителями, эффективнее перенимает нормы поведения, присущие для группы его ровесников.

Гендерная социализация

Теория о гендерной социализации утверждает, что важной составной частью социализации является изучение роли мужчины и женщины. Гендерная социализация — это процесс усвоения знаний и навыков, необходимых для конкретного пола. Проще говоря, мальчики учатся быть мальчиками, и девочки учатся быть девочками[6].

Организационная социализация

Организационная социализация — это процесс приобретения человеком навыков и знаний, необходимых для выполнения своей организационной роли. Проходя через этот процесс, «новички» узнают об истории организации, в которой работают, о её ценностях, нормах поведения, жаргоне, знакомятся со своими новыми коллегами и узнают об особенностях их работы[7].

Досрочная социализация

Досрочная социализация представляет собой «репетицию» будущих социальных отношений, не соответствующих текущему уровню физического, психологического и социального развития (например — игра девочек в дочки-матери).

Социальные институты

Главными социальными институтами являются:

  • Семья: семья — самый важный агент социализации, поскольку она является центром жизни ребенка, так как дети полностью зависят от опекунов. Не всегда социализация является индивидуальной, в значительной степени она зависит от окружающих. Наиболее глубокий эффект от гендерной социализации; тем не менее, семья также берёт на свои плечи задачи обучения детей, формирование их культурных ценностей и отношения к себе и другим. Дети постоянно учатся у окружающей среды, перенимая стереотипы поведения взрослых. Детям также становится известно о существование социальных классов в очень раннем возрасте и соответственно они формируют определённое отношение к каждому из них.[8]
  • Группа по интересам: группой сверстников является социальная группа, члены которой обладают общими интересами, социальным положением, возрастом. В подобной формации дети могут избежать контроля и научиться формировать отношение сами по себе. Влияние группы сверстников, как правило, достигает пика в подростковом периоде, однако группы сверстников как правило, затрагивают только краткосрочные интересы в отличие от семьи, которая имеет долгосрочное влияние.[9]
  • Образование: обучение может быть социальным так и не социальным[10]. Рассмотрим пример, ребёнок учится около пчёл. Если ребёнку не с кем играть и изучать мир, он, увидев пчелу, может прикоснуться к ней из любопытства. Если пчела ужалила ребёнка, он узнает, что прикосновение к пчёлам связано с болью. Это не социальное обучение, так как данный опыт был приобретён, когда никого вокруг не было. В противоположность этому, ребёнок может извлечь выгоду из социального обучения узнав новое о пчёлах. Если ребёнок бы находился рядом с мамой, папой или кем-либо ещё, любознательность ребёнка к пчёлам могла быть опосредована каким-либо социальным вмешательством. Может быть, тетя Эмми увидев, что ребёнок тянется к пчеле, просто укажет тому рукой в другом направлении, говоря: «Посмотри на эту красивую бабочку». Может быть, дядя Эд сказал бы: «Не прикасайся к пчеле, потому что это может повредить тебе и заставить плакать». Может быть, мама сказала бы: «Дорогой, держись подальше от пчёл, потому что они жалят». Есть множество различных способов, которыми люди могут взаимодействовать с ребёнком, чтобы помочь ему научиться избавляться от проблем, которых можно избежать. Все из представленных социальных мероприятий позволяют ребёнку извлечь выгоду из социального обучения, хотя некоторые из этих социальных мер могут быть более поучительными и полезными, чем другие[10].
  • Экономическая система: социализацией в рамках экономической системы является процесс изучения последствий экономических решений. Данная форма социализации влияет на решения, касающиеся «приемлемых альтернатив для потребления», на «социальные ценности альтернатив потребления», «доминирующих ценностей среди истеблишмента» и «характера участия в потреблении».[11] К сожалению, тот же самый термин, социализация, в этом контексте используется для описания противопоставленных явлений: растущей централизации и взаимозависимости капиталистического общества под контролем элиты; а также возможность демократического, снизу вверх контроля со стороны большинства. Таким образом, «социализация» описывает два совершенно разных способа, в которых общество может стать более социальным: при капитализме, есть тенденция к растущей централизации и планированию, которая в конечном счете имеют глобальный характер, но ранжируется сверху вниз; при социализме, этот процесс подвергается демократическому контролю людей более низких социальных ступеней и их общин.[12]
  • Язык: люди обучаются различным формам и языкам общения в зависимости от конкретного языка и культуры, в которых они живут[13][14][15][16]. Примером чего является переключение кода идентичности. В частности, когда дети иммигрантов учатся языку и социальным правилам, которые нужны для адаптации в специфической среде, например: языку применяемому в домашних условиях, так и в группах сверстников (в основном в образовательных учреждениях).[17] В зависимости от языка и ситуации в любой момент времени, люди начинают общаться по-другому.[18]
  • Религия: агенты социализации в разной форме закладываются через религиозные традиции. Некоторые исследования показывают, что религия как и этнические и культурные традиционалистские ценности, уменьшают потенциал для социальной мобильности личности, препятствуя её адаптации, соответственно и её способности быть более социализированной в другой обстановке. Родительское религиозное участие является наиболее влиятельной частью религиозной социализации, в большей степени, чем религиозность сверстников или религиозные убеждения как таковые.[19]
  • СМИ: средства массовой информации являются средством для доставки обезличенных сообщений, направленных на широкую аудиторию. Термин Media происходит от латинского слова, «средний», считается, что основной функцией медия является объединение людей. Поскольку средства массовой информации имеет огромное влияние на наши отношения и поведение, особенно на проявление агрессии, они вносят очень существенный вклад в процесс социализации.[20] Некоторые социологи и теоретики культуры рассматривают власть массовых коммуникации в качестве социализирующего инструмента. Денис Маквейл (англ.)русск. так аргументирует этот тезис:

    «…СМИ могут научить нормам и ценностям путём символического вознаграждения и наказания за различные виды поведения, которые представлены в обзорах средств массовой информации. Альтернативной точкой зрения является то, что речь скорее об учебном процессе, как таковом, посредством которого мы все учимся, как вести себя в определенных ситуациях и чего следует ожидать при столкновении с определённой социальной ролью или статусом в обществе.» — McQuail 2005: 494.

  • Правовая система: дети подвергаются давлению со стороны обоих родителей, учителей, сверстников, требующих от них соответствовать и подчиняться определённым законам или нормам группы / сообщества. Отношение родителей к правовой системе влияет на мнение детей относительно того, что является юридически приемлемым.[21] Например, дети, чьи родители постоянно находятся в тюрьме, испытывают меньше страха перед уголовно-правовым наказанием.
  • Пенитенциарная система: учреждения исполнения наказаний действуют в качестве агента социализации, как для заключённых так и для охранников. Тюрьма представляет собой отдельную среду сильно отличающуюся от нормального общества; заключённые, как и охранники формируют свои обособленные общины и создают свои собственные социальные нормы. Охранники служат в качестве «агентов социального контроля», тем самым поддерживая дисциплину и обеспечивая безопасность.[22] С точки зрения заключённых, подобные учреждения воспринимаются, как подавляющие и властные, вызывая у них чувства неповиновения и презрения к охранникам.[22] Из-за изменения своей социальной роли в обществе, заключённые испытывают одиночество, отсутствие эмоциональных отношений, уменьшение идентичности и «отсутствие безопасности и автономии».[23] Обе социальные группы, как заключённые, так и охранники, испытывают нервное напряжение, из-за страха и необходимости постоянной бдительности, что создаёт непростую атмосферу внутри подобных учреждений.[22]

См. также

Примечания

  1. ↑ Социализация // Большой психологический словарь / Сост.: Мещеряков Б., Зинченко В. — ОЛМА-ПРЕСС. 2004.
  2. 1 2 Ковалева А. И. Социализация. № 1. Электронный журнал «Знание. Понимание. Умение» (2004). Архивировано 24 мая 2012 года.
  3. ↑ Социализация первичная // Энциклопедический словарь «Слово о человеке».
  4. ↑ http://www.mosgu.ru/nauchnaya/ZPU/2005_4/Perinskaja/index.pdf
  5. ↑ Ресоциализация // Энциклопедия социологии.
  6. Гусева Ю. Е. Глава 6. Гендерная социализация // Гендерная психология.
  7. ↑ Kammeyer-Mueller, J. D. & Wanberg, C. R. (2003). Unwrapping the organizational entry process: Disentangling antecedents and their pathways to adjustment. Journal of Applied Psychology, 88(5), 779—794.
  8. Sociology. / Macionis, John J., and Linda M. Gerber. — Toronto: Pearson Canada, 2011. — P. 116.
  9. ↑ Sociology / Macionis, John J., and Linda M. Gerber. — 7-е. — Toronto: Pearson Canada, 2011. — 688 с. — P. 113. — ISBN 978-0138002701. (англ.)
  10. 1 2 The Differences Between Social and Nonsocial Learning (англ.)  (недоступная ссылка — история). University of California, Santa Barbara. Проверено 23 сентября 2016. Архивировано 15 декабря 2012 года.
  11. Denhart, R. B.; Jeffress, P. W. Social learning and economic behavior: The process of economic socialization // American Journal of Economics and Sociology. — 1971. — № 30 (2). — P. 113–125.
  12. Harrington, Michael (2011) [1989]. Socialism: Past and Future. New York: Arcade Publishing. pp. 8–9. ISBN 1-61145-335-6. .
  13. Ochs, Elinor. Culture and language development: Language acquisition and language socialization in a Samoan village. — Cambridge: Cambridge University Press, 1988.
  14. Ochs, Elinor, and Bambi Schieffelin. Language Acquisition and Socialization: Three Developmental Stories and Their Implications. — New York, 1982.
  15. ↑ In Culture Theory: Essays on Mind, Self, and Emotion / R. Shweder and R.A. LeVine. — Cambridge: Cambridge University Press, 1984. — P. 276—320. — 376 p. — ISBN 978-0521267199.
  16. Schieffelin, Bambi B. The Give and Take of Everyday Life: Language Socialization of Kaluli Children. — Cambridge: Cambridge University Press, 1990.
  17. Naoko Morita. Language, culture, gender, and academic socialization // Language and Education. — 2009-08-18. — Т. 23, вып. 5. — С. 443–460. — ISSN 0950-0782. — DOI:10.1080/09500780902752081.
  18. Judith Rich Harris. Where is the child’s environment? A group socialization theory of development. // Psychological Review. — Т. 102, вып. 3. — С. 458–489. — DOI:10.1037/0033-295x.102.3.458.
  19. Brandon Vaidyanathan. Religious Resources or Differential Returns? Early Religious Socialization and Declining Attendance in Emerging Adulthood (англ.) // Journal for the Scientific Study of Religion. — 2011-06-01. — Vol. 50, iss. 2. — P. 366–387. — ISSN 1468-5906. — DOI:10.1111/j.1468-5906.2011.01573.x.
  20. ↑ Sociology / Macionis, John J., and Linda M. Gerber. — Toronto: Pearson Canada, 2011.
  21. Jeffrey Jensen Arnett. Broad and Narrow Socialization: The Family in the Context of a Cultural Theory // Journal of Marriage and Family. — 1995-01-01. — Т. 57, вып. 3. — С. 617–628. — DOI:10.2307/353917.
  22. 1 2 3 Eric D. Poole, Robert M. Regoli. Alienation in Prison (англ.) // Criminology. — 1981-08-01. — Vol. 19, iss. 2. — P. 251–270. — ISSN 1745-9125. — DOI:10.1111/j.1745-9125.1981.tb00415.x.
  23. Carmi, A. The role of social energy in prison // Dynamische Psychiatrie. — 1983. — № 16 (5–6). — P. 383–406.

Литература

на русском языке
  • Социально-психологические проблемы исследования личности // Андреева Г. М. Социальная психология. Учебник. М., 2003
  • Богданова В. В. Траектории социализации современного студенчества. Феномены сообразной и неадаптивной социализации. № 3 — Социология. Электронный журнал «Знание. Понимание. Умение» (2009). Архивировано 24 мая 2012 года.
  • Гавров С. Н., Никандров Н. Д. Образование в процессе социализации личности // Вестник УРАО. — 2008. — № 5. — С. 21—29. Архивировано {a.
  • Гуляихин В. Н., Галкин А. П., Васильева Е.Н. Молодёжные и детские объединения как субъекты вторичной социализации: опыт регионального исследования // Социологические исследования. — 2012. — № 6. — С. 127—132.
  • Деметрадзе М. Р. Центральная зона современных социокультурных ценностей. Социализация как способ повышения человеческого фактора в обществах постсоветского пространства. — М.: ООО «НБ-Медиа», 2012. — 121 с. ISBN 978-5-8188-0199-5
  • Ильясов Ф. Н.  Формирование структуры удовлетворённости трудом в процессе социализации индивида // Удовлетворённость трудом (анализ структуры, измерение, связь с производственным поведением. — Ашхабад: Ылым (Наука), 1988. — С. 28—35.
  • Ковалёва А. И. Социализация личности: норма и отклонение. М., 1996
  • Ковалёва А. И. Социализация. № 1. Электронный журнал «Знание. Понимание. Умение» (2004). Архивировано 24 мая 2012 года.
  • Комарова Г. А. Этнография детства: междисциплинарные исследования. 2-е изд. М., 2014.
  • Кон И. С. Социализация // Философский энциклопедический словарь / Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. — М.: Советская энциклопедия, 1983. — С. 629. — 840 с. — 150 000 экз.
  • Кон И. С. Ребенок и общество. М., 2003
  • Леонтьев A. H. Проблемы развития психики. 4-е изд. M., 1981
  • Социализация / Симонова О. А. // Сен-Жерменский мир 1679 — Социальное обеспечение. — М. : Большая российская энциклопедия, 2015. — С. 749. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 30). — ISBN 978-5-85270-367-5.
на других языках
  • Giddings F. P. The theory of socialization. N. Y., 1897
  • Handbook of socialization theory and research / Ed. by D. A. Goslin. Chi., 1969
  • Hurrelmann K. Social structure and personality development. Camb., 2009
  • Parsons T., Bales R. Family: Socialization and interaction process. L., 1998

Социализация Википедия

Социализация — процесс интеграции индивида в социальную систему, вхождение в социальную среду через овладение её социальными нормами, правилами и ценностями, знаниями, навыками, позволяющими ему успешно функционировать в обществе[1].

Типы социализации[ | ]

Социализация — это процесс получения человеческим индивидом навыков, необходимых для полноценной жизни в обществе. В отличие от других живых существ, чьё поведение обусловлено биологически[источник не указан 1433 дня], человек как существо биосоциальное нуждается в процессе социализации. Первоначально социализация индивида обычно происходит в семье, а уже потом вне её.

Первичная социализация[ | ]

Первичная социализация продолжается от рождения ребёнка до формирования зрелой личности[2]. Первичная социализация очень важна для ребёнка, так как она является основой для всего остального процесса социализации. Наибольшее значение в первичной социализации имеет семья, откуда ребёнок и черпает представления об обществе, о его ценностях и нормах. Так, например, если родители выражают мнение, имеющее характер дискриминации относительно какой-либо социальной группы, то ребёнок может воспринять такое отношение как приемлемое, нормальное, устоявшееся в обществе[3].[нет в источнике]

В дальнейшем основой социализации становится школа, где детям приходится действовать в соответствии с новыми правилами и в новой обстановке. На этом этапе индивид приобщается уже не к малой группе, а к большой.

Ресоциализация[ | ]

Ресоциализация, или вторичная социализация, — это процесс устранения сложившихся ранее моделей поведения и рефлексов и приобретения новых. В этом процессе человек переживает резкий разрыв со своим прошлым, а также чувствует необходимость изучать и подвергаться воздействию ценностей, радикально отличающихся от сложившихся до этого[4]. При этом изменения, происходящие в процессе вторичной социализации, меньше, чем те, которые происходят в процессе первичной[2]. Ресоциализация происходит в течение всей жизни человека[5].

Групповая социализация[ | ]

Групповая социализация — это социализация внутри конкретной социальной группы.

Социализация — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Социализация — процесс усвоения человеческим индивидом образцов поведения, психологических установок, социальных норм и ценностей, знаний, навыков, позволяющих ему успешно функционировать в обществе[1].

Теория

Социализация — это процесс получения человеческим индивидом навыков, необходимых для полноценной жизни в обществе. В отличие от других живых существ, чьё поведение обусловлено биологическиК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1433 дня], человек как существо биосоциальное нуждается в процессе социализации. Первоначально социализация индивида обычно происходит в семье, а уже потом вне её.

Первичная социализация

Первичная социализация продолжается от рождения ребёнка до формирования зрелой личности[2]. Первичная социализация очень важна для ребёнка, так как она является основой для всего остального процесса социализации. Наибольшее значение в первичной социализации имеет семья, откуда ребёнок и черпает представления об обществе, о его ценностях и нормах. Так, например, если родители выражают мнение, имеющее характер дискриминации относительно какой-либо социальной группы, то ребёнок может воспринять такое отношение как приемлемое, нормальное, устоявшееся в обществе[3].[нет в источнике]К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

В дальнейшем основой социализации становится школа, где детям приходится действовать в соответствии с новыми правилами и в новой обстановке. На этом этапе индивид приобщается уже не к малой группе, а к большой.

Ресоциализация

Ресоциализация, или вторичная социализация, — это процесс устранения сложившихся ранее моделей поведения и рефлексов и приобретения новых. В этом процессе человек переживает резкий разрыв со своим прошлым, а также чувствует необходимость изучать и подвергаться воздействию ценностей, радикально отличающихся от сложившихся до этого[4]. При этом изменения, происходящие в процессе вторичной социализации, меньше, чем те, которые происходят в процессе первичной[2]. Ресоциализация происходит в течение всей жизни человека[5].

Групповая социализация

Групповая социализация — это социализация внутри конкретной социальной группы. Так, подросток, проводящий больше времени со своими сверстниками, а не с родителями, эффективнее перенимает нормы поведения, присущие для группы его ровесников.

Гендерная социализация

Теория о гендерной социализации утверждает, что важной составной частью социализации является изучение роли мужчины и женщины. Гендерная социализация — это процесс усвоения знаний и навыков, необходимых для конкретного пола. Проще говоря, мальчики учатся быть мальчиками, и девочки учатся быть девочками[6].

Организационная социализация

Организационная социализация — это процесс приобретения человеком навыков и знаний, необходимых для выполнения своей организационной роли. Проходя через этот процесс, «новички» узнают об истории организации, в которой работают, о её ценностях, нормах поведения, жаргоне, знакомятся со своими новыми коллегами и узнают об особенностях их работы[7].

Досрочная социализация

Досрочная социализация представляет собой «репетицию» будущих социальных отношений. Например, молодая пара может жить вместе до брака, чтобы иметь представления, какой будет семейная жизнь.

Социальные институты

Главными социальными институтами являются:

  • Семья: семья — самый важный агент социализации, поскольку она является центром жизни ребенка, так как дети полностью зависят от опекунов. Не всегда социализация является индивидуальной, в значительной степени она зависит от окружающих. Наиболее глубокий эффект от гендерной социализации; тем не менее, семья также берёт на свои плечи задачи обучения детей, формирование их культурных ценностей и отношения к себе и другим. Дети постоянно учатся у окружающей среды, перенимая стереотипы поведения взрослых. Детям также становится известно о существование социальных классов в очень раннем возрасте и соответственно они формируют определённое отношение к каждому из них.[8]
  • Группа по интересам: группой сверстников является социальная группа, члены которой обладают общими интересами, социальным положением, возрастом. В подобной формации дети могут избежать контроля и научиться формировать отношение сами по себе. Влияние группы сверстников, как правило, достигает пика в подростковом период, однако группы сверстников как правило, затрагивают только краткосрочные интересы в отличие от семьи, которая имеет долгосрочное влияние.[9]
  • Образование: обучение может быть социальным так и не социальным[10]. Рассмотрим пример, ребёнок учится около пчёл. Если ребёнку не с кем играть и изучать мир, он, увидев пчелу, может прикоснуться к ней из любопытства. Если пчела ужалила ребёнка, он узнает, что прикосновение к пчёлам связано с болью. Это не социальное обучение, так как данный опыт был приобретён, когда никого вокруг не было. В противоположность этому, ребёнок может извлечь выгоду из социального обучения узнав новое о пчёлах. Если ребёнок бы находился рядом с мамой, папой или кем-либо ещё, любознательность ребёнка к пчёлам могла быть опосредована каким-либо социальным вмешательством. Может быть, тетя Эмми увидев, что ребёнок тянется к пчеле, просто укажет тому рукой в другом направлении, говоря: «Посмотри на эту красивую бабочку». Может быть, дядя Эд сказал бы: «Не прикасайся к пчеле, потому что это может повредить тебе и заставить плакать». Может быть, мама сказала бы: «Дорогой, держись подальше от пчёл, потому что они жалят». Есть множество различных способов, которыми люди могут взаимодействовать с ребёнком, что бы помочь ему научиться избавляться от проблем, которых можно избежать. Все из представленных социальных мероприятий позволяют ребёнку извлечь выгоду из социального обучения, хотя некоторые из этих социальных мер могут быть более поучительными и полезными, чем другие[10].
  • Экономическая система: социализацией в рамках экономической системы является процесс изучения последствий экономических решений. Данная форма социализации влияет на решения, касающиеся «приемлемых альтернатив для потребления», на «социальные ценности альтернатив потребления», «доминирующих ценностей среди истеблишмента» и «характера участия в потреблении».[11] К сожалению, тот же самый термин, социализация, в этом контексте используется для описания противопоставленых явлений: растущей централизации и взаимозависимости капиталистического общества под контролем элиты; а также возможность демократического, снизу вверх контроля со стороны большинства. Таким образом, «социализация» описывает два совершенно разных способа, в которых общество может стать более социальным: при капитализме, есть тенденция к растущей централизации и планированию, которая в конечном счете имеют глобальный характер, но ранжируется сверху вниз; при социализме, этот процесс подвергается демократическому контролю людей более низких социальных ступеней и их общин.[12]
  • Язык: люди обучаются различным формам и языкам общения в зависимости от конкретного языка и культуры, в которых они живут[13][14][15][16]. Примером чего является переключение кода идентичности. В частности, когда дети иммигрантов учатся языку и социальным правилам, которые нужны для адаптации в специфической среде, например: языку применяемому в домашних условиях, так и в группах сверстников (в основном в образовательных учреждениях)[17] В зависимости от языка и ситуации в любой момент времени, люди начинают общаться по-другому.[18]
  • Религия: агенты социализации в разной форме закладываются через религиозные традиции. Некоторые исследования показывают, что религия как и этнические и культурные традиционалистские ценности, уменьшают потенциал для социальной мобильности личности, препятствуя её адаптации, соответственно и её способности быть более социализированной в другой обстановке. Родительское религиозное участие является наиболее влиятельной частью религиозной социализации, в большей степени, чем религиозность сверстников или религиозные убеждения как таковые.[19]
  • СМИ: средства массовой информации являются средством для доставки обезличенных сообщений, направленных на широкую аудиторию. Термин Media происходит от латинского слова, «средний», считается, что основной функцией медия является объедение людей. Так как средства массовой информации имеет огромное влияние на наши отношения и поведение, особенно на проявление агрессии, они вносят очень существенный вклад в процесс социализации.[20] Некоторые социологи и теоретики культуры рассматривают власть массовых коммуникации в качестве социализирующего инструмента. Денис Маквейл (англ.)русск. так аргументирует этот тезис:

    «…СМИ могут научить нормам и ценностям путём символического вознаграждения и наказания за различные виды поведения, которые представлены в обзорах средств массовой информации. Альтернативной точкой зрения является то, что речь скорее об учебном процессе, как таковом, посредством которого мы все учимся, как вести себя в определенных ситуациях и чего следует ожидать при столкновении с определённой социальной ролью или статусом в обществе.» — McQuail 2005: 494.

  • Правовая система: дети подвергаются давление со стороны обоих родителей, учителей, сверстников, требующих от них соответствовать и подчиняться определённым законам или нормам группы / сообщества. Отношение родителей к правовой системе влияет на мнение детей относительно того, что является юридически приемлемым.[21] Например, дети, чьи родители постоянно находятся в тюрьме, испытывают меньше страха перед уголовно-правовым наказанием.
  • Пенитенциарная система: учреждения исполнения наказаний действуют в качестве агента социализации, как для заключённых так и для охранников. Тюрьма представляет собой отдельную среду сильно отличающуюся от нормального общества; заключённые, как и охранники формируют свои обособленные общины и создают свои собственные социальные нормы. Охранники служат в качестве «агентов социального контроля», тем самым поддерживая дисциплину и обеспечивая безопасность.[22] С точки зрения заключённых, подобные учреждения воспринимаются, как подавляющие и властные, вызывая у них чувства неповиновения и презрения к охранникам.[22] Из-за изменения своей социальной роли в обществе, заключённые испытывают одиночество, отсутствие эмоциональных отношений, уменьшение идентичности и «отсутствие безопасности и автономии».[23] Обе социальные группы, как заключённые, так и охранники, испытывают нервное напряжение, из-за страха и необходимости постоянной бдительности, что создаёт непростую атмосферу внутри подобных учреждений.[22]

См. также

Напишите отзыв о статье «Социализация»

Литература

  • [studentu-vuza.ru/sotsiologiya/lektsii/sotsializatsiya-lichnosti.html Социализация личности].
  • Гавров С. Н., Никандров Н. Д. [www.vestnikurao.ru/pdf/VESTNIK_URAO_5-2008r.pdf Образование в процессе социализации личности] // Вестник УРАО. — 2008. — № 5. — С. 21—29.
  • Гуляихин В. Н., Галкин А. П., Васильева Е.Н. [www.isras.ru/files/File/Socis/2012_6/Gulyaihin.pdf Молодёжные и детские объединения как субъекты вторичной социализации: опыт регионального исследования] // СоцИс. — 2012. — № 6. — С. 127—132.
  • Ильясов Ф. Н.  [iliassov.info/job_sat/1-3.html Формирование структуры удовлетворённости трудом в процессе социализации индивида] // Удовлетворённость трудом (анализ структуры, измерение, связь с производственным поведением. — Ашхабад: Ылым (Наука), 1988. — С. 28—35.
  • Богданова В. В. [www.zpu-journal.ru/e-zpu/2009/3/Bogdanova/ Траектории социализации современного студенчества. Феномены сообразной и неадаптивной социализации]. № 3 — Социология. Электронный журнал «Знание. Понимание. Умение» (2009). [www.webcitation.org/67ttaO0CV Архивировано из первоисточника 24 мая 2012].
  • Ковалева А. И. [www.zpu-journal.ru/zpu/2004_1/Kovaleva/19.pdf Социализация]. № 1. Электронный журнал «Знание. Понимание. Умение» (2004). [www.webcitation.org/67ttce1Bv Архивировано из первоисточника 24 мая 2012].
  • [sbiblio.com/biblio/archive/andreeva_social_psihology/17.aspx Социально-психологические проблемы исследования личности]
  • Деметрадзе М.Р. Центральная зона современных социокультурных ценностей. Социализация как способ повышения человеческого фактора в обществах постсоветского пространства. // М.: ООО «НБ-Медиа», 2012. — 121 с. ISBN 978-5-8188-0199-5

Примечания

  1. [vocabulary.ru/dictionary/30/word/socializacija Социализация] // Большой психологический словарь / Сост.: Мещеряков Б., Зинченко В. — ОЛМА-ПРЕСС. 2004.
  2. 1 2 Ковалева А. И. [www.zpu-journal.ru/zpu/2004_1/Kovaleva/19.pdf Социализация]. № 1. Электронный журнал «Знание. Понимание. Умение» (2004). [www.webcitation.org/67ttce1Bv Архивировано из первоисточника 24 мая 2012].
  3. [www.slovochel.ru/soc-pervichn.htm Социализация первичная] // Энциклопедический словарь «Слово о человеке».
  4. www.mosgu.ru/nauchnaya/ZPU/2005_4/Perinskaja/index.pdf
  5. [dic.academic.ru/dic.nsf/socio/3469/РЕСОЦИАЛИЗАЦИЯ Ресоциализация] // Энциклопедия социологии.
  6. Гусева Ю. Е. [bookap.info/genpsy/avtorov_gendernaya_psihologiya_2009/gl7.shtm Глава 6. Гендерная социализация] // Гендерная психология.
  7. Kammeyer-Mueller, J. D. & Wanberg, C. R. (2003). Unwrapping the organizational entry process: Disentangling antecedents and their pathways to adjustment. Journal of Applied Psychology, 88(5), 779—794.
  8. Macionis, John J., and Linda M. Gerber. Sociology. Toronto: Pearson Canada, 2011. pg 116. .
  9. Macionis, John J., and Linda M. Gerber. Sociology. — 7-е. — Toronto: Pearson Canada, 2011. — С. 113. — 688 с. — ISBN 978-0138002701. (англ.)
  10. 1 2 [www.soc.ucsb.edu/faculty/baldwin/classes/soc142/sle&nsle The Differences Between Social and Nonsocial Learning] (англ.)(недоступная ссылка — история). University of California, Santa Barbara. Проверено 23 сентября 2016. [archive.is/nVB0 Архивировано из первоисточника 15 декабря 2012].
  11. Denhart, R. B.; Jeffress, P. W. (1971). «Social learning and economic behavior: The process of economic socialization». American Journal of Economics and Sociology. 30 (2): 113–125. .
  12. Harrington, Michael (2011) [1989]. Socialism: Past and Future. New York: Arcade Publishing. pp. 8–9. ISBN 1-61145-335-6. .
  13. Ochs, Elinor. Culture and language development: Language acquisition and language socialization in a Samoan village. — Cambridge: Cambridge University Press, 1988.
  14. Ochs, Elinor, and Bambi Schieffelin. Language Acquisition and Socialization: Three Developmental Stories and Their Implications. — New York, 1982.
  15. In Culture Theory: Essays on Mind, Self, and Emotion / R. Shweder and R.A. LeVine. — Cambridge: Cambridge University Press, 1984. — С. 276-320. — 376 с. — ISBN 978-0521267199.
  16. Schieffelin, Bambi B. The Give and Take of Everyday Life: Language Socialization of Kaluli Children. — Cambridge: Cambridge University Press, 1990.
  17. Naoko Morita [dx.doi.org/10.1080/09500780902752081 Language, culture, gender, and academic socialization] // Language and Education. — 2009-08-18. — Т. 23, вып. 5. — С. 443–460. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0950-0782&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4….EK*&debug=false 0950-0782]. — DOI:10.1080/09500780902752081.
  18. Judith Rich Harris [psycnet.apa.org/?&fa=main.doiLanding&doi=10.1037/0033-295X.102.3.458 Where is the child’s environment? A group socialization theory of development.] // Psychological Review. — Т. 102, вып. 3. — С. 458–489. — DOI:10.1037/0033-295x.102.3.458.
  19. Brandon Vaidyanathan [onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1111/j.1468-5906.2011.01573.x/abstract Religious Resources or Differential Returns? Early Religious Socialization and Declining Attendance in Emerging Adulthood] (англ.) // Journal for the Scientific Study of Religion. — 2011-06-01. — Vol. 50, fasc. 2. — P. 366–387. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=1468-5906&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4….EK*&debug=false 1468-5906]. — DOI:10.1111/j.1468-5906.2011.01573.x.
  20. Macionis, John J., and Linda M. Gerber. Sociology. — Toronto: Pearson Canada, 2011.
  21. Jeffrey Jensen Arnett [www.jstor.org/stable/353917 Broad and Narrow Socialization: The Family in the Context of a Cultural Theory] // Journal of Marriage and Family. — 1995-01-01. — Т. 57, вып. 3. — С. 617–628. — DOI:10.2307/353917.
  22. 1 2 3 Eric D. Poole, Robert M. Regoli [onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1111/j.1745-9125.1981.tb00415.x/abstract Alienation in Prison] (англ.) // Criminology. — 1981-08-01. — Vol. 19, fasc. 2. — P. 251–270. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=1745-9125&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4….EK*&debug=false 1745-9125]. — DOI:10.1111/j.1745-9125.1981.tb00415.x.
  23. Carmi, A. The role of social energy in prison. Dynamische Psychiatrie. 16 (5–6). — 1983. — С. 383–406.

Отрывок, характеризующий Социализация

Депо, и пленные, и обоз маршала остановились в деревне Шамшеве. Все сбилось в кучу у костров. Пьер подошел к костру, поел жареного лошадиного мяса, лег спиной к огню и тотчас же заснул. Он спал опять тем же сном, каким он спал в Можайске после Бородина.
Опять события действительности соединялись с сновидениями, и опять кто то, сам ли он или кто другой, говорил ему мысли, и даже те же мысли, которые ему говорились в Можайске.
«Жизнь есть всё. Жизнь есть бог. Все перемещается и движется, и это движение есть бог. И пока есть жизнь, есть наслаждение самосознания божества. Любить жизнь, любить бога. Труднее и блаженнее всего любить эту жизнь в своих страданиях, в безвинности страданий».
«Каратаев» – вспомнилось Пьеру.
И вдруг Пьеру представился, как живой, давно забытый, кроткий старичок учитель, который в Швейцарии преподавал Пьеру географию. «Постой», – сказал старичок. И он показал Пьеру глобус. Глобус этот был живой, колеблющийся шар, не имеющий размеров. Вся поверхность шара состояла из капель, плотно сжатых между собой. И капли эти все двигались, перемещались и то сливались из нескольких в одну, то из одной разделялись на многие. Каждая капля стремилась разлиться, захватить наибольшее пространство, но другие, стремясь к тому же, сжимали ее, иногда уничтожали, иногда сливались с нею.
– Вот жизнь, – сказал старичок учитель.
«Как это просто и ясно, – подумал Пьер. – Как я мог не знать этого прежде».
– В середине бог, и каждая капля стремится расшириться, чтобы в наибольших размерах отражать его. И растет, сливается, и сжимается, и уничтожается на поверхности, уходит в глубину и опять всплывает. Вот он, Каратаев, вот разлился и исчез. – Vous avez compris, mon enfant, [Понимаешь ты.] – сказал учитель.
– Vous avez compris, sacre nom, [Понимаешь ты, черт тебя дери.] – закричал голос, и Пьер проснулся.
Он приподнялся и сел. У костра, присев на корточках, сидел француз, только что оттолкнувший русского солдата, и жарил надетое на шомпол мясо. Жилистые, засученные, обросшие волосами, красные руки с короткими пальцами ловко поворачивали шомпол. Коричневое мрачное лицо с насупленными бровями ясно виднелось в свете угольев.
– Ca lui est bien egal, – проворчал он, быстро обращаясь к солдату, стоявшему за ним. – …brigand. Va! [Ему все равно… разбойник, право!]
И солдат, вертя шомпол, мрачно взглянул на Пьера. Пьер отвернулся, вглядываясь в тени. Один русский солдат пленный, тот, которого оттолкнул француз, сидел у костра и трепал по чем то рукой. Вглядевшись ближе, Пьер узнал лиловую собачонку, которая, виляя хвостом, сидела подле солдата.
– А, пришла? – сказал Пьер. – А, Пла… – начал он и не договорил. В его воображении вдруг, одновременно, связываясь между собой, возникло воспоминание о взгляде, которым смотрел на него Платон, сидя под деревом, о выстреле, слышанном на том месте, о вое собаки, о преступных лицах двух французов, пробежавших мимо его, о снятом дымящемся ружье, об отсутствии Каратаева на этом привале, и он готов уже был понять, что Каратаев убит, но в то же самое мгновенье в его душе, взявшись бог знает откуда, возникло воспоминание о вечере, проведенном им с красавицей полькой, летом, на балконе своего киевского дома. И все таки не связав воспоминаний нынешнего дня и не сделав о них вывода, Пьер закрыл глаза, и картина летней природы смешалась с воспоминанием о купанье, о жидком колеблющемся шаре, и он опустился куда то в воду, так что вода сошлась над его головой.
Перед восходом солнца его разбудили громкие частые выстрелы и крики. Мимо Пьера пробежали французы.
– Les cosaques! [Казаки!] – прокричал один из них, и через минуту толпа русских лиц окружила Пьера.
Долго не мог понять Пьер того, что с ним было. Со всех сторон он слышал вопли радости товарищей.
– Братцы! Родимые мои, голубчики! – плача, кричали старые солдаты, обнимая казаков и гусар. Гусары и казаки окружали пленных и торопливо предлагали кто платья, кто сапоги, кто хлеба. Пьер рыдал, сидя посреди их, и не мог выговорить ни слова; он обнял первого подошедшего к нему солдата и, плача, целовал его.
Долохов стоял у ворот разваленного дома, пропуская мимо себя толпу обезоруженных французов. Французы, взволнованные всем происшедшим, громко говорили между собой; но когда они проходили мимо Долохова, который слегка хлестал себя по сапогам нагайкой и глядел на них своим холодным, стеклянным, ничего доброго не обещающим взглядом, говор их замолкал. С другой стороны стоял казак Долохова и считал пленных, отмечая сотни чертой мела на воротах.
– Сколько? – спросил Долохов у казака, считавшего пленных.
– На вторую сотню, – отвечал казак.
– Filez, filez, [Проходи, проходи.] – приговаривал Долохов, выучившись этому выражению у французов, и, встречаясь глазами с проходившими пленными, взгляд его вспыхивал жестоким блеском.
Денисов, с мрачным лицом, сняв папаху, шел позади казаков, несших к вырытой в саду яме тело Пети Ростова.

С 28 го октября, когда начались морозы, бегство французов получило только более трагический характер замерзающих и изжаривающихся насмерть у костров людей и продолжающих в шубах и колясках ехать с награбленным добром императора, королей и герцогов; но в сущности своей процесс бегства и разложения французской армии со времени выступления из Москвы нисколько не изменился.

От Москвы до Вязьмы из семидесятитрехтысячной французской армии, не считая гвардии (которая во всю войну ничего не делала, кроме грабежа), из семидесяти трех тысяч осталось тридцать шесть тысяч (из этого числа не более пяти тысяч выбыло в сражениях). Вот первый член прогрессии, которым математически верно определяются последующие.

Французская армия в той же пропорции таяла и уничтожалась от Москвы до Вязьмы, от Вязьмы до Смоленска, от Смоленска до Березины, от Березины до Вильны, независимо от большей или меньшей степени холода, преследования, заграждения пути и всех других условий, взятых отдельно. После Вязьмы войска французские вместо трех колонн сбились в одну кучу и так шли до конца. Бертье писал своему государю (известно, как отдаленно от истины позволяют себе начальники описывать положение армии). Он писал:

«Je crois devoir faire connaitre a Votre Majeste l’etat de ses troupes dans les differents corps d’annee que j’ai ete a meme d’observer depuis deux ou trois jours dans differents passages. Elles sont presque debandees. Le nombre des soldats qui suivent les drapeaux est en proportion du quart au plus dans presque tous les regiments, les autres marchent isolement dans differentes directions et pour leur compte, dans l’esperance de trouver des subsistances et pour se debarrasser de la discipline. En general ils regardent Smolensk comme le point ou ils doivent se refaire. Ces derniers jours on a remarque que beaucoup de soldats jettent leurs cartouches et leurs armes. Dans cet etat de choses, l’interet du service de Votre Majeste exige, quelles que soient ses vues ulterieures qu’on rallie l’armee a Smolensk en commencant a la debarrasser des non combattans, tels que hommes demontes et des bagages inutiles et du materiel de l’artillerie qui n’est plus en proportion avec les forces actuelles. En outre les jours de repos, des subsistances sont necessaires aux soldats qui sont extenues par la faim et la fatigue; beaucoup sont morts ces derniers jours sur la route et dans les bivacs. Cet etat de choses va toujours en augmentant et donne lieu de craindre que si l’on n’y prete un prompt remede, on ne soit plus maitre des troupes dans un combat. Le 9 November, a 30 verstes de Smolensk».

[Долгом поставляю донести вашему величеству о состоянии корпусов, осмотренных мною на марше в последние три дня. Они почти в совершенном разброде. Только четвертая часть солдат остается при знаменах, прочие идут сами по себе разными направлениями, стараясь сыскать пропитание и избавиться от службы. Все думают только о Смоленске, где надеются отдохнуть. В последние дни много солдат побросали патроны и ружья. Какие бы ни были ваши дальнейшие намерения, но польза службы вашего величества требует собрать корпуса в Смоленске и отделить от них спешенных кавалеристов, безоружных, лишние обозы и часть артиллерии, ибо она теперь не в соразмерности с числом войск. Необходимо продовольствие и несколько дней покоя; солдаты изнурены голодом и усталостью; в последние дни многие умерли на дороге и на биваках. Такое бедственное положение беспрестанно усиливается и заставляет опасаться, что, если не будут приняты быстрые меры для предотвращения зла, мы скоро не будем иметь войска в своей власти в случае сражения. 9 ноября, в 30 верстах от Смоленка.]

Ввалившись в Смоленск, представлявшийся им обетованной землей, французы убивали друг друга за провиант, ограбили свои же магазины и, когда все было разграблено, побежали дальше.

Все шли, сами не зная, куда и зачем они идут. Еще менее других знал это гений Наполеона, так как никто ему не приказывал. Но все таки он и его окружающие соблюдали свои давнишние привычки: писались приказы, письма, рапорты, ordre du jour [распорядок дня]; называли друг друга:

«Sire, Mon Cousin, Prince d’Ekmuhl, roi de Naples» [Ваше величество, брат мой, принц Экмюльский, король Неаполитанский.] и т.д. Но приказы и рапорты были только на бумаге, ничто по ним не исполнялось, потому что не могло исполняться, и, несмотря на именование друг друга величествами, высочествами и двоюродными братьями, все они чувствовали, что они жалкие и гадкие люди, наделавшие много зла, за которое теперь приходилось расплачиваться. И, несмотря на то, что они притворялись, будто заботятся об армии, они думали только каждый о себе и о том, как бы поскорее уйти и спастись.

Действия русского и французского войск во время обратной кампании от Москвы и до Немана подобны игре в жмурки, когда двум играющим завязывают глаза и один изредка звонит колокольчиком, чтобы уведомить о себе ловящего. Сначала тот, кого ловят, звонит, не боясь неприятеля, но когда ему приходится плохо, он, стараясь неслышно идти, убегает от своего врага и часто, думая убежать, идет прямо к нему в руки.

Сначала наполеоновские войска еще давали о себе знать – это было в первый период движения по Калужской дороге, но потом, выбравшись на Смоленскую дорогу, они побежали, прижимая рукой язычок колокольчика, и часто, думая, что они уходят, набегали прямо на русских.

При быстроте бега французов и за ними русских и вследствие того изнурения лошадей, главное средство приблизительного узнавания положения, в котором находится неприятель, – разъезды кавалерии, – не существовало. Кроме того, вследствие частых и быстрых перемен положений обеих армий, сведения, какие и были, не могли поспевать вовремя. Если второго числа приходило известие о том, что армия неприятеля была там то первого числа, то третьего числа, когда можно было предпринять что нибудь, уже армия эта сделала два перехода и находилась совсем в другом положении.

Одна армия бежала, другая догоняла. От Смоленска французам предстояло много различных дорог; и, казалось бы, тут, простояв четыре дня, французы могли бы узнать, где неприятель, сообразить что нибудь выгодное и предпринять что нибудь новое. Но после четырехдневной остановки толпы их опять побежали не вправо, не влево, но, без всяких маневров и соображений, по старой, худшей дороге, на Красное и Оршу – по пробитому следу.

Ожидая врага сзади, а не спереди, французы бежали, растянувшись и разделившись друг от друга на двадцать четыре часа расстояния. Впереди всех бежал император, потом короли, потом герцоги. Русская армия, думая, что Наполеон возьмет вправо за Днепр, что было одно разумно, подалась тоже вправо и вышла на большую дорогу к Красному. И тут, как в игре в жмурки, французы наткнулись на наш авангард. Неожиданно увидав врага, французы смешались, приостановились от неожиданности испуга, но потом опять побежали, бросая своих сзади следовавших товарищей. Тут, как сквозь строй русских войск, проходили три дня, одна за одной, отдельные части французов, сначала вице короля, потом Даву, потом Нея. Все они побросали друг друга, побросали все свои тяжести, артиллерию, половину народа и убегали, только по ночам справа полукругами обходя русских.

Ней, шедший последним (потому что, несмотря на несчастное их положение или именно вследствие его, им хотелось побить тот пол, который ушиб их, он занялся нзрыванием никому не мешавших стен Смоленска), – шедший последним, Ней, с своим десятитысячным корпусом, прибежал в Оршу к Наполеону только с тысячью человеками, побросав и всех людей, и все пушки и ночью, украдучись, пробравшись лесом через Днепр.

От Орши побежали дальше по дороге к Вильно, точно так же играя в жмурки с преследующей армией. На Березине опять замешались, многие потонули, многие сдались, но те, которые перебрались через реку, побежали дальше. Главный начальник их надел шубу и, сев в сани, поскакал один, оставив своих товарищей. Кто мог – уехал тоже, кто не мог – сдался или умер.

Казалось бы, в этой то кампании бегства французов, когда они делали все то, что только можно было, чтобы погубить себя; когда ни в одном движении этой толпы, начиная от поворота на Калужскую дорогу и до бегства начальника от армии, не было ни малейшего смысла, – казалось бы, в этот период кампании невозможно уже историкам, приписывающим действия масс воле одного человека, описывать это отступление в их смысле. Но нет. Горы книг написаны историками об этой кампании, и везде описаны распоряжения Наполеона и глубокомысленные его планы – маневры, руководившие войском, и гениальные распоряжения его маршалов.

Отступление от Малоярославца тогда, когда ему дают дорогу в обильный край и когда ему открыта та параллельная дорога, по которой потом преследовал его Кутузов, ненужное отступление по разоренной дороге объясняется нам по разным глубокомысленным соображениям. По таким же глубокомысленным соображениям описывается его отступление от Смоленска на Оршу. Потом описывается его геройство при Красном, где он будто бы готовится принять сражение и сам командовать, и ходит с березовой палкой и говорит:

– J’ai assez fait l’Empereur, il est temps de faire le general, [Довольно уже я представлял императора, теперь время быть генералом.] – и, несмотря на то, тотчас же после этого бежит дальше, оставляя на произвол судьбы разрозненные части армии, находящиеся сзади.

Потом описывают нам величие души маршалов, в особенности Нея, величие души, состоящее в том, что он ночью пробрался лесом в обход через Днепр и без знамен и артиллерии и без девяти десятых войска прибежал в Оршу.

И, наконец, последний отъезд великого императора от геройской армии представляется нам историками как что то великое и гениальное. Даже этот последний поступок бегства, на языке человеческом называемый последней степенью подлости, которой учится стыдиться каждый ребенок, и этот поступок на языке историков получает оправдание.

Тогда, когда уже невозможно дальше растянуть столь эластичные нити исторических рассуждений, когда действие уже явно противно тому, что все человечество называет добром и даже справедливостью, является у историков спасительное понятие о величии. Величие как будто исключает возможность меры хорошего и дурного. Для великого – нет дурного. Нет ужаса, который бы мог быть поставлен в вину тому, кто велик.

– «C’est grand!» [Это величественно!] – говорят историки, и тогда уже нет ни хорошего, ни дурного, а есть «grand» и «не grand». Grand – хорошо, не grand – дурно. Grand есть свойство, по их понятиям, каких то особенных животных, называемых ими героями. И Наполеон, убираясь в теплой шубе домой от гибнущих не только товарищей, но (по его мнению) людей, им приведенных сюда, чувствует que c’est grand, и душа его покойна.

понятие, виды, основные этапы — Студопедия

Социализация — процесс усвоения индивидом образцов поведения, психологических установок, социальных норм и ценностей, знаний, навыков, позволяющих ему успешно функционировать в обществе.

Процесс социализации охватывает все фазы развития любого человеческого существа, которые называют жизненными циклами. Этими жизненным циклам соответствуют четыре основные фазы (этапа) социализации:

  • первичная (детская) социализация – этап младенческого возраста;
  • вторичная социализация – этап, совпадающий с получением формального образования;
  • социализация зрелости – этап превращения индивида в самостоятельного экономического агента и создания им собственной семьи;
  • социализация старости – этап постепенного отхода от активной трудовой деятельности и превращение в своеобразного «иждивенца» (государства или собственных детей – в зависимости от уровня развития общества).

Каждый из этих этапов связан с обретением нового статусного набора и освоением новых ролей.

Первичная социализация. Можно утверждать, что биография индивида – это история его отношения с другими. Именно другие создают системы, через которые удовлетворяются все потребности ребенка.

В процессе социализации происходит наделение физиологических актов социальным смыслом.То, что мы называем жестом, мимикой и пр. есть физиологические процессы, обусловленные социальным содержанием. Именно социальные программы регулируют данный физиологический процесс.



При формировании интеллекта начинающего члена общества социальный фактор также оказывается решающим. Не следует смешивать умственные способности и интеллект: первые в основном обусловлены генетически, а второй – вырабатывается. Огромное влияние на формирование интеллекта оказывает именно социальная среда.

Наиболее убедительным свидетельством социального происхождения индивидуального интеллекта являются наблюдения за так называемыми детьми-маугли. Другое название этого феномена – феральные люди (от лат. homo ferus – люди волки) — люди, которые по тем или иным причинам оказались с младенческого возраста лишены человеческого общения и воспитаны животными. После 7 – 9 лет такие дети окончательно утрачивают возможность обрести человеческий разум и навсегда остаются животными.

Так, в Евпатории шестилетний мальчик четыре года прожил в заброшенном доме со стаей собак. Он жил на равных правах в будке с тремя большими дворнягами, оставшимися от прежних хозяев дома. Они и кормили его: приносили с окрестных помоек пищу, словно щенку. Мальчик не говорит, и все манеры его поведения действительно как у бродячей собаки. Правда, люди еще не потеряли надежду сделать из него человека, т.к. выше критического возрастного порога он пока не перешагнул.


Вторичная социализация. Одна из главных функций этого этапа – общая подготовка индивида к предстоящей ему в дальнейшем жизнедеятельности в образовательных институтах и получение формального и неформального образования. Подлинное формирование интеллекта, то есть приобщение индивида к миру научных систематизированных знаний начинается в школе. Уровень и качество образования, как целенаправленного и систематического получения новых знаний, выступает важнейшим фактором формирования индивидуального интеллекта.

Вторичная социализация выполняет и ряд латентных (скрытых) функций. Одной из таких функций является выработка навыков функционирования в условиях формальной организации. Необычность ситуации, в которой оказывается ребенок, вышедший за рамки семьи, — это отсутствие родителей и родственников, которые прежде осуществляли за ним надзор. Если дома, в окружении родителей, ребенок чувствовал себя «центром вселенной», то в коллективе он — лишь один среди многих. Он теперь подчиняется тем же правилам, что и все другие.

Можно утверждать, что вторичная социализация начинается еще до школы – для тех детей, которых приводят в детский сад или даже ясли. Сироты – воспитанники детских домов – оказываются вообще лишенными первичной социализации, начиная свою жизнь практически сразу со вторичной.

Так или иначе, к моменту завершения вторичной социализации родители и ближайшее окружение ребенка уже передают ему не только значительный объем информации о мире, в котором ему предстоит жить, но также и нормы, ценности и цели своих групп и своего социального класса (во всяком случае – того класса, с которым они себя идентифицируют).

Социализация зрелости. Вступление человека в эту стадию социализации затягивается до 25-летнего возраста, а то и старше.

Для этого этапа характерна активная интеграция индивида в общество. Появляется желание найти в нем свое место. Интеграция проходит благополучно, если свойства человека принимаются группой, обществом. Если этого не происходит, то возможно следующее:

  • сохранение своей непохожести и появление агрессивных взаимодействий (взаимоотношений) с людьми и обществом;
  • изменение себя, «стать как все»;
  • конформизм, внешнее соглашательство, адаптация.

Задачи будущего развития, стоящие перед индивидами в возрасте от 18 до 30 лет, как правило, концентрируются вокруг главных целей, которые Зигмунд Фрейд определил, как любовь и работа. Через дружбу, сексуальные взаимоотношения и трудовой опыт молодые люди приходят к первым представлениям о самих себе как о взрослых индивидах.

В связи с этим, социализация зрелости как правило характеризуется следующими двумя моментами.

Первый это освоение роли самостоятельного экономического агента. Второйобзаведение собственной семьей.

Социализация старости. Старость в современном обществе означает неизбежное понижение социального статуса. Прежде всего, это связано с невозможностью продолжения индивидом прежней экономической активности с прежней интенсивностью. Это влечет за собой падение таких параметров экономического статуса, как активное распоряжение собственностью – у тех, кто ею обладает, и место в организации труда. Этому процессу обычно сопутствует снижение уровня доходов и состояния здоровья. Возникает ощущение социальной и профессиональной невостребованности, которое требует определенной психической адаптации. Появляется необходимость освоения новых ролей (пенсионер, иждивенец, дедушка, бабушка…).

Следует отметить, что жизненный цикл в современном обществе становится более гибким, в результате чего, по мнению социолога Бернис И. Нойгартен складывается «общество, не зависящее от возраста» (“age-irrelevant society”). Это значит, что в настоящее время уже не являются редкостью 28-летний мэр, 30-летний управляющий банком, 35-летняя бабушка, 50-летний пенсионер, 65-летний молодой отец и 70-летний студент. В связи с этим, по мнению Эриксона, основной упор следует делать на психологическом развитии человека.

Смерть. Осознание надвигающейся смерти требует от индивида приспособления к новому определению собственной сущности. Понятие «умирающий» предполагает не только протекание каких-то биохимических процессов, но и принятие социального статуса, при котором социальные структуры не просто сопровождают, но и формируют опыт соприкосновения со смертью.

Хотя люди встречают смерть по разному – как и живут по-разному, — Элизабет Кюблер-Росс полагает, что процесс примирения с неминуемой смертью обычно имеет пять стадий: отрицание того факта, что он умирает; гнев, вызванный тем, что его жизнь скоро подойдет к концу; попытка выпросить у Бога или судьбы отсрочку от смерти; депрессия, или «предваряющая скорбь»; примирение с фактом смерти.

Каждый этап жизненного цикла сопровождается взаимодополняющими друг друга процессами: десоциализацией – процессом отучения от старых норм, ролей и правил поведения, и ресоциализацией – процессом обучения новым ценностям, нормам, ролям и правилам поведения взамен старых.

В наиболее общей форме ресоциализация происходит каждый раз, когда мы узнаем что-то, не совпадающее с нашим прежним опытом. Новый начальник, который требует работать по-иному, ресоциализирует нас. Такая ресоциализация является мягкой и незначительной модификацией уже знакомых нам процедур. Однако ресоциализация может быть интенсивной; например, на людей, вступающих в Общество анонимных алкоголиков, обрушивается поток информации, которая свидетельствует о деструктивных последствиях пьянства. Поступая в университет после окончания школы, некоторые молодые люди сталкиваются с интенсивным процессом ресоциализации, особенно в первые обескураживающие дни адаптации к новой среде.

Неполная социализация означает, что человек из всего необходимого объема знаний и культуры овладел только их частью. Близко к понятию неполной социализации понятие «частичная социализация». Частичная социализация означает, что человек овладел в полной мере только какой-то частью знаний и культуры в ущерб остальным.

Например, вопреки советам учителей и родителей, ребенок вдруг ощутив в себе талант спортсмена, начинает уделять большое внимание именно занятиям спортом. Возможно, он достигнет неплохих спортивных результатов, но это будет только частичная социализация.

Близка к частичной социализации так называемая односторонняя социализация. В этом случае в полном и даже сверх того объеме социализирован какой-то один участок жизни человека.

Одностороннее развитие вундеркиндов, например, в области математики, делает их частично социализированными. Их способности в других областях жизни значительно снижаются. Дети художников, артистов, музыкантов и пр., как правило, наследуют данный вид деятельности, поскольку они более всего социализированы именно в этой области.

По содержанию к полной социализации близка актуальная социализация. При актуальной социализации объем и содержание социального знания и культуры полностью соответствуют тем, которые присущи той или иной социальной группе. Социализация может быть неактуальной, но полной.

Например, человек может быть хорошо социализирован, но со временем его социализация все больше расходится с требованиями общества и становится все менее актуальной.

Существует быстрая и медленная социализация. В детском возрасте, когда кривая потребления знания резко рвется вверх, темпы социализации самые высокие. Наблюдать за ребенком в это время одно удовольствие, насколько он внимателен, напорист в получении знаний, активен в познании мира и какие быстрые успехи делает. Иногда, но весьма редко, такие темпы сохраняются и в последующие годы. И тогда мы говорим о выдающихся способностях и даже о таланте человека. Дети всегда талантливы, так называемые вундеркинды — пример быстрой социализации.

Бывает и медленная социализация, когда темпы потребления знания весьма низкие, и общее развитие растягивается на длительное время. Тогда говорят о замедленном развитии ребенка, при этом он может вовремя или с небольшим запозданием все-таки достичь полной социализации. В этом случае говорят о позднем развитии человека.

Агенты социализации – это структурные группы или окружения, в которых протекают важнейшие процессы социализации. Во всех культурах важнейшим агентом первичной социализации для ребенка является семья. Однако на более поздних стадиях жизни вступает в действие множество других агентов социализации. Агентами вторичной социализации индивида являются школа, вуз, армия, церковь.

Кроме того, большое социализирующее воздействие на человека оказывают группы сверстников, и средства массовой информации. Развитие средств массовой коммуникации увеличило число возможных агентов социализации. Распространение массовых печатных изданий было позднее дополнено средствами электронной коммуникации.

Политическая социализация

Политическая социализация — это продолжающийся всю жизнь процесс, в ходе которого люди формируют свои представления о политике и приобретают политические ценности. Семья, система образования, группы сверстников и средства массовой информации — все это играет роль. Хотя семья и школа важны в раннем возрасте, то, что думают наши сверстники, и то, что мы читаем в газетах и ​​видим по телевидению, имеет большее влияние на наши политические взгляды во взрослом возрасте.

Семья

Наши первые политические идеи формируются в семье.Родители редко «говорят о политике» со своими маленькими детьми напрямую, но случайные замечания, сделанные за обеденным столом или помогая с домашним заданием, могут иметь значение. Семейные традиции являются особенно важным фактором при идентификации партии, на что указывают фразы , пожизненный республиканец, и , пожизненный демократ. Семья, возможно, теряет свою власть в качестве агента социализации, поскольку учреждения берут на себя больше заботы о детях, а родители — меньше.

Школы

Детей знакомят с выборами и голосованием, когда они выбирают классных руководителей, а более сложные выборы в старших классах и колледжах обучают основам агитации.Политические факты изучаются на курсах американской истории и государственного управления, а школы, в лучшем случае, побуждают студентов критически изучать государственные учреждения. Сами школы вовлечены в политику; Такие вопросы, как реформа учебных программ, финансирование и государственная поддержка частных школ, часто вызывают дебаты, в которых участвуют учащиеся, учителя, родители и широкая общественность.

Группы равных

Хотя давление со стороны сверстников, безусловно, влияет на образ жизни подростков, оно менее очевидно в развитии их политических ценностей.Исключения составляют проблемы, которые непосредственно их затрагивают, например, война во Вьетнаме в 1960-х годах. Позже, если коллеги будут определены с точки зрения занятий, тогда группа действительно будет оказывать влияние на то, как ее члены мыслят политически. Например, такие профессионалы, как учителя или банкиры, часто имеют схожие политические взгляды, особенно по вопросам, связанным с их карьерой.

СМИ

Большая часть нашей политической информации поступает из средств массовой информации: газет, журналов, радио, телевидения и Интернета.Среднее количество времени, которое американская семья смотрит телевизор, делает его доминирующим источником информации, особенно в связи с расширением круглосуточных кабельных каналов, транслирующих все новости. Телевидение не только помогает формировать общественное мнение, предоставляя новости и аналитику, но и его развлекательные программы обращаются к важным современным проблемам на политической арене, таким как употребление наркотиков, аборты и преступность. Рост Интернета также значительный; не только новостные агентства имеют свои собственные веб-сайты, но и блоггеров, онлайн, представляют широкий спектр политических мнений, информации и аналитических материалов.

,

Обучение на дому и социализация — Коалиция за ответственное домашнее образование

Обучение на дому и социализация

girl-235350

Один из наиболее частых вопросов, с которыми сталкиваются выпускники домашних школ и дети, обучающиеся на дому, — это вопрос социализации. Чтобы ответить на этот вопрос, важно сначала понять, что подразумевается под термином «социализация». Социализация относится к социальному взаимодействию, но это также относится к пониманию социальных норм и правил поведения общества и обучению их использованию.Большинство ученых рассматривают взаимодействие сверстников, которое обычно сосредоточено в школе, как важнейший компонент такого рода социализации. Однако многие родители и руководители домашнего обучения утверждают, что социализация, которую дети получают в школе, неестественна и на самом деле вредна, и что социализация лучше всего достигается через жизненный опыт, который сосредоточен вокруг семьи и должен включать взаимодействие с детьми разных возрастных групп.

Мы знаем как из исследований, так и из анекдотических данных, что дети, обучающиеся на дому, могут быть хорошо социализированы как с точки зрения изучения социальных норм общества, так и с точки зрения социального взаимодействия.Многие дети, обучающиеся на дому, имеют большие социальные сети и активные социальные сети. Эти ученики на дому участвуют в экскурсиях, свиданиях, занятиях балетом или гимнастикой, групповых видах спорта, уроках музыки, совместных занятиях на дому и даже на курсах местных колледжей или курсах двойного зачисления в местных государственных школах и обычно интегрируются в университет или рабочее место Без промедления. Однако не все дети, обучающиеся на дому, вовлечены в такой широкий спектр социальных действий, а некоторые не получают необходимого уровня социализации.Эти дети, обучающиеся на дому, жаждут большей степени социального взаимодействия, а для некоторых их возможности социального взаимодействия настолько ограничены, что у них развиваются социальные фобии или они испытывают крайнюю социальную неловкость. Эти домашние школьники могут участвовать только в нескольких видах социальной деятельности, и уровень социального взаимодействия, обеспечиваемый этими занятиями, может быть недостаточным для их личного и социального развития.

Как получается, что домашнее обучение предлагает возможности для здорового социального развития и взаимодействия для одних детей, но не для других? Проще говоря, каждая семья, обучающаяся на дому, и каждый ребенок, обучающийся на дому, разные.То, что верно для одной семьи, обучающейся на дому, может быть ложным для другой. Другими словами, тот факт, что данный ребенок, обучающийся на дому, преуспевает в социальном плане и участвует во множестве видов деятельности, ничего не говорит об опыте ребенка, обучающегося на дому, живущего в будущем, у которого может быть только несколько ограниченных социальных возможностей. Дети, обучающиеся на дому из-за издевательств в школе, могут найти домашнее обучение чрезвычайно позитивным социальным опытом, в то время как дети, обучающиеся на дому у родителей, которые тщательно контролируют и ограничивают их социальную жизнь и деятельность, могут найти домашнее обучение социально вредным.Точно так же, даже при том же количестве занятий и социальных контактов, интровертный ребенок может найти домашнее обучение идеальным социальным опытом, в то время как экстравертный ребенок может чувствовать себя одиноким и чахлым.

Исследователь Брайан Рэй обнаружил, что дети, обучающиеся на дому, в исследовании 1997 года, которое он провел, были вовлечены в в среднем 5,2 занятия в неделю, включая экскурсии, воскресную школу, библейский клуб, групповые виды спорта, уроки музыки, волонтерскую работу и многое другое. Тем не менее, Рэй также обнаружил, что целых 13% детей, обучающихся на дому, в его выборке не играли с людьми вне своих семей, что позволяет предположить, что по крайней мере некоторые дети, обучающиеся на дому, более социально изолированы, чем могут признать сторонники домашнего обучения.Хотя исследование Рэя основывалось на добровольцах, а не на случайной выборке, а социальные возможности, доступные учащимся, обучающимся на дому, только увеличились за последние два десятилетия, его результаты показывают, что было бы неправильно предполагать, что каждый ребенок, обучающийся на дому, участвует в большом количестве общественная деятельность вне дома.

За последние три десятилетия исследования студентов, обучающихся на дому, проводившиеся с использованием наблюдений исследователей, различные опросы, предназначенные для измерения социальных навыков, и интервью с выпускниками домашнего обучения почти повсеместно показали, что учащиеся, обучающиеся на дому, набирают столько же или лучше, чем их сверстники, получившие обычное образование, в комплекс социальных мер.Однако эти исследования имеют серьезные ограничения. Во-первых, есть проблемы с выборкой. Во многих из этих исследований используются чрезвычайно маленькие размеры выборки и во всех участвуют добровольцы, которые, вероятно, не являются репрезентативными для населения, обучающегося на дому в целом. Во-вторых, большинство исследований полагаются на самоотчетность родителей и учеников, и давление, которое домашние школьники часто испытывают, чтобы «доказать», что социализация не является проблемой, может повлиять на результаты. Как отметил исследователь Милтон Гейтер, «в нескольких исследованиях родители, обучающиеся на дому, постоянно оценивают своих детей выше, чем родители детей, получающих обычное образование, хотя сами дети не оценивают себя по-разному.Наконец, многие из этих исследований были проведены защитниками домашнего образования, что может исказить результаты.

Более того, эти исследования действительно включают изрядное количество нюансов. Они неизменно обнаруживали, что у студентов, обучающихся на дому, меньше друзей и значительно меньше социального взаимодействия со сверстниками. Многие исследователи, особенно сторонники домашнего обучения, интерпретировали эти результаты положительно, утверждая, что ученики, обучающиеся на дому, менее зависимы от сверстников и, следовательно, более зрелы в социальном плане.Однако в некоторых исследованиях учащиеся, обучающиеся на дому, сообщали об одиночестве и большей степени социальной изоляции. Кроме того, одно исследование подростков, обучающихся на дому, и выпускников школ на дому показало, что те, у кого было меньше социальных возможностей во время обучения на дому, выражали менее благоприятное отношение к своему опыту домашнего обучения, чем те, у кого было больше социальных возможностей, предполагая, что степень доступного социального взаимодействия для детей, обучающихся на дому, жизненно важна для качества их обучения на дому (Sekkes, 2004).

У нас есть только один опрос выпускников домашнего обучения, в котором используется случайно выбранная выборка, и это исследование Cardus Education Survey (2011). Этот опрос, в котором сравнивался и противопоставлялся образовательный опыт взрослых в возрасте от 24 до 39 лет, выросших в религиозных семьях, обнаружил, что выпускники домашних школ значительно чаще сообщали о «отсутствии ясности целей и чувства направления» и «чувстве беспомощности в решать жизненные проблемы », чем выпускники с обычным образованием.Эти результаты подтверждают анекдотические сообщения некоторых выпускников домашних школ о детской и подростковой депрессии, одиночестве, социальных фобиях и чувстве культурного отчуждения. Хотя участники Cardus были отобраны случайным образом, он рассматривал только молодых людей, выросших в религиозных домах, и поэтому было бы неразумно обобщать его результаты на домашнее обучение в целом. Кроме того, исследование Cardus фокусируется на опыте выпускников домашнего обучения, которые теперь стали взрослыми, а это означает, что его результаты могут быть больше применимы к домашнему обучению десять или двадцать лет назад, чем к домашнему обучению сегодня.Тем не менее, исследование Cardus предполагает, что в этой истории может быть нечто большее, чем более положительные результаты многих исследований социализации, проведенных за последние тридцать лет.

В конце концов, мы знаем, что дети, обучающиеся на дому, могут быть хорошо социализированы как с точки зрения взаимодействия со сверстниками, так и с точки зрения изучения культурных норм. Многие дети, обучающиеся на дому, вовлечены в широкий круг занятий вне дома и ведут активный социальный календарь. Однако мы также знаем, что дети, обучающиеся на дому, не всегда хорошо социализированы.Обеспечение адекватного социального взаимодействия детей, обучающихся на дому, может стать большой работой для родителей, обучающихся на дому, и не все делают это хорошо. Некоторые дети, обучающиеся на дому, одиноки и жаждут большего социального взаимодействия. Другие могут не испытывать одиночества, но могут чувствовать себя неловко в определенных социальных ситуациях, потому что они так и не научились действовать со своими сверстниками. Наконец, дети, обучающиеся на дому, которые растут в определенных субкультурах домашнего обучения, могут широко социализироваться, но только в однородной группе, и могут испытывать чувство культурного отчуждения, когда они заканчивают учебу и переезжают в более широкий мир.Другими словами, социализация может быть хорошо проведена в контексте домашнего обучения, но это то, что требует времени, внимания и планирования.

Источники:

Гейтер, Милтон, «Возвращение к домашнему обучению и социализации», Международный центр исследований в области домашнего образования, 19 июля 2013 г. Прочтите здесь.

Келли, Анита Э., «Пионеры в тылу: предварительное исследование детей младшего школьного возраста на Гавайях» (доктор философии, Гавайский университет, 2008 г.), стр. 25–32. Читать онлайн.

Кунцман, Роберт и Милтон Гейтер, «Домашнее обучение: всесторонний обзор исследований», Другое образование: Журнал образовательных альтернатив, 2 (№ 1, 2013 г.), стр. 19–23. Читать онлайн.

Медлин, Ричард Г., «Домашнее обучение и вопрос социализации снова», в Peabody Journal of Education 88, no. 3 (2013): 284–297.

Рэй, Брайан, «Успех в домашнем обучении» (HSLDA, 2001). Читать онлайн.


Подробнее о домашнем обучении:

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.