Структура и типы мировоззрения: Понятие мировоззрения, его структура и основные функции. Исторические типы мировоззрения.

Содержание

1. Понятие мировоззрения, его структура и исторические типы

Мировоззрение
– это
обобщенная и целостная картина мира,
совокупность представлений об окружающей
человека действительности, о самом
человеке, формах его отношения и
взаимосвязи с этой действительностью.

Мировоззрение
функционирует как форма осознания
человеком своего положения в мире,
включает убеждения и ценности, регулирующие
важнейшие типы его жизнедеятельности
и поведения.

В
структуре мировоззрения можно выделить
след. основные компоненты: знания;
ценности; убеждения, чувства, эмоции.

Знания
задают обобщенную модель мира и места
в нем человека. В них представлены
важнейшие категории культуры, формирующие
целостный образ.

Ценности
выполняют нормативно-регулирующие
функции. Они определяют правила и
принципы социальной жизни человека.
Свои основные функции ценности реализуют
в форме политических, религиозных,
правовых, моральных, эстетических
взглядов и убеждений.

Эмоционально-чувственные
компоненты

определяют личностно-субъективный фон
восприятия человеком окружающей
действительности и своего места в
социальном и природном мире. Они придают
ему характер мироощущения, наполняют
его личностным смыслом и значением.

Существуют
различные классификации форм и типов
мировоззрения. В зависимости от
субъекта-носителя выделяют личностную
форму его объективации, мировоззрение
класса, социальной группы, общества в
целом или определенной исторической
эпохи. По параметру полноты и системности
представлений о реальности, их
достоверности и обоснованности можно
говорить:

а)
о нетеоретическом мировоззрении, формами
которого выступают обыденные или
стихийные воззрения на мир, мифологическое
и религиозное мировоззрение;

б)
о философско-теоретическом мировоззрении;

в)
о научном мировоззрении.

Историческая
типология мировоззрений: мифологическое,
религиозное, философское мировоззрения.

Мифология
– характерны образно-ассоциативная
форма отражения действительности,
эмоциональное восприятие и фантастические
интерпретации природы, человека и
социальной жизни. Мифологическое
сознание не фиксировало различий между
естественным и сверхъестественным,
между реальностью и воображением, что
позволяло мыслить окружающие предметы
как двойственные по своей природе:
человеческие и божественные, утилитарные
и символические, профанные и сакральные
одновременно. Мифологическое сознание
основано на вере в истинность мифов,
незыблемость ритуала и базирующихся
на них нравственных запретах и социальных
нормах поведения и деятельности человека.

Религиозное
мировоззрение

исторически зарождается в недрах
мифологического сознания. В развитых
формах религиозного сознания, в отличие
от мифологии, Бог трактуется как Абсолют,
который бесконечно выше естественного
космоса и человека в иерархии форм
бытия. При этом вера в Бога не сводится
к простому и непосредственному принятию
индивидом религиозного ритуала и
культовых действий, имеющих божественное
происхождение, а предполагает наличие
внутреннего иррационального состояния
сознания, позволяющего ощущать факт
безосновного, личного и глубоко интимного
соединения с Богом.

Переход
к более сложным формам цивилизационных
отношений, изменения в структуре
материального и духовного производства
обусловили необходимость формирования
философско-теоретического
мировоззрения
.

Становление
философии — утверждение качественно
нового типа мировоззрения. В нем
представления о мире и человеке
обосновываются рациональными средствами
с использованием теоретических понятий,
логических и гносеологических критериев.
Своей устремленностью к фундаментальным
вопросам бытия, загадкам человеческого
сознания и деятельности философия
сближается с религией, мифологией,
искусством. Однако в отличие от искусства
и мифологии она стремится прежде всего
не к чувствам, а к разуму; в отличие от
религии – опирается не на догматы и
иррациональную веру, а системно и
доказательно обосновывает свои положения
с использованием рациональных аргументов
и логических доказательств.

Установление
истины становилось возможным без
непосредственного обращения к опыту,
в форме логических рассуждений, т. е.
чисто мыслительным путем, используя
силу разума и логики. Познавательное
искусство такого рода древние греки
стали называть теоретическим.
Философия явилась той формой культуры,
в рамках которой впервые стало оформляться
и развиваться теоретическое
мышление.

Философия
возникает как рационально-теоретический
тип мировоззрения и особая форма
духовного освоения реальности, в процессе
которой вырабатывается целостная и
предельно обобщенная система знаний о
мире, человеке и формах взаимосвязи
между ними.

Спор,
что представляет собой философия, какова
ее ценность в культуре и в чем состоит
ее предмет, ведется фактически с момента
ее возникновения. Этот спор или критический
диалог является сутью самой философии
и характеризует ее как уникальную форму
духовно-теоретической рефлексии над
важнейшими основоположениями культуры.
Философия многолика, и невозможно
совместить разные ее образы и понимания.
Трактовка целей и задач философии во
многом определяется личностью философа,
его духовными ориентациями, социальными
и культурными традициями, обусловившими
то или иное понимание философского
мышления.

Лекция 1

%PDF-1.5
%
2 0 obj
>
/Metadata 5 0 R
/StructTreeRoot 6 0 R
>>
endobj
5 0 obj
>
stream
2014-10-03T11:21:59+03:002014-10-10T15:27:01+03:00Microsoft® Word 2010Microsoft® Word 2010application/pdf

  • Лекция 1
  • endstream
    endobj
    22 0 obj
    >
    stream
    xɎ>;:[email protected]@Aan`%R\T)$00X,k_ۻ?~|p{?/n?~ۏ|?v||Y]a?.VvVF0QUBոN# /`=Vp){ .{@HwF0*ӫРG-m7DE

    его понятие  и структура. Исторические типы мировоззрения.

    Подробности











    Категория: Вопросы и ответы по философии















    Поможем написать любую работу на аналогичную
    тему

    Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему
    учебному проекту

    Узнать стоимость

    Понятие мировоззрения и исторического развития. Мировоззрение — это взгляд на мир и положение человека в этом мире, оценка и характеристика взаимоотношений человека и мира. Мировоззрение формировалось веками и продолжает формироваться, поэтому в ходе развития мировоззрения нужно выделять различные этапы, т.е. характеризовать мировоззрение как историческое. Исторические типы мировоззрения: мифологическое — символическое мировоззрение, мир одушевленный (гора одушевлена итд), ритуал- миф, воспроизвод. через символ. действия. 10-ки т.лет. д.н.э.; религиозное — 1-е тысячелетие д.н.э. два мира: небесный и земной, очень различны, сокращается кол-во богов.; научное, философское — стержень не вера, а разум. появилось с философией тогда же когда и религиозное. требует мышление, творческое, личностное, нет посредников, нет разделения мира.

    В мировоззрении выделяют два уровня: повседневное и теоретическое. Первое складывается стихийно, в процессе повседневной жизнедеятельности, второе возникает тогда, когда человек подходит к миру с позиций разума и логики. Философия – это теоретически разработанное мировоззрение, система самых общих теоретических взглядов на мир, на место человека в нем, выявление различных форм его отношения к миру. Две главные черты характеризуют философское мировоззрение: 1. Системность 2. Теоретический, логически обоснованный характер системы философских взглядов. В центре внимания стоит человек с его отношением к миру и отношение мира к этому человеку.

    Мировоззрение исторически конкретно, оно вырастает на почве культуре и вместе с ней претерпевает изменения. МЗ каждой эпохи реализуется во множестве групповых и индивидуальных вариантах. МЗ как система включает в себя : знания( имеющих своей опорой истину), а наряду с этим и ценности. МЗ выработана не только разумом, но и чувствами. Это значит, что МЗ состоит как бы из двух частей – Интеллектуальный и Эмоциональный. Эмоциональная сторона МЗ представлена мироощущением и мировосприятием. Интеллектуальная- миропониманием. Соотношение интеллектуальной и эмоциональной сторон МЗ зависит от эпохи, от самого индивидуума. Так же бывает разная окраска понимания мира, что выражается в чувствах. Второй уровень МЗ –миропонимание, опирающееся прежде всего на знания, хотя МП и МО не даны просто так рядом друг с другом: они, как правило едины. МЗ включает в свою структуру уверенность и веру. МЗ делится на жизненно-повседневное и теоретическое. Жизненно-повседневное складывается повседневно. Страдает:

    1) недостаточной широтой

    2) своеобразным переплетением положений и установок с примитивными, мистическими, предрассудками

    3) большой эмоциональностью. Эти минусы преодолеваются на теоретическом уровне мировоззрения.

    Это философский уровень мировоззрения, когда человек подходит к миру с позиции разума, действует, опираясь на логику, обосновывая свои выводы и утверждения.

    Философии как особому типу МЗ предшествуют мифологический и религиозный типы МЗ.

    Миф как особая форма сознания и мировоззрения представляет собой своеобразный сплав знаний, хотя и весьма ограниченных, религиозных верований и различных видов искусств.

    Дальнейшее развитие миропонимания пошло по двум линиям – по линии религии и по линии философии.

    Религия – форма мировоззрения, в которой освоение мира осуществляется через его удвоение на земное, естественные и потусторонний, сверхъестественный . При этом в отличии от науки , тоже создающий свой второй мир в виде научной картины природы, второй мир религии основан не на знании , а на вере в сверхъестественные силы и их главенствующую роль в мире, в жизни людей. Религиозная вера – это особое состояние сознания, отличное от уверенности ученого, которая базируется на рациональных основах.

    Внимание!

    Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к
    профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные
    корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

    Мировоззрение. Его структура и исторические типы

    1. Мировоззрение. Его структура и исторические типы.

    2. Содержание:

    3
    Определение мировоззрения
    4
    Структурная схема мировоззрения
    по Л.Г. Джахая
    5
    Компоненты мировоззрения
    по проф. А.А. Радугину
    7
    Исторические типы мировоззрения
    11
    Список используемых источников
    2

    3. Мировоззрение — совокупность взглядов, оценок, принципов, определяющих самое общее видение, понимание мира, места в нем

    Мировоззрение — совокупность взглядов, оценок,
    принципов, определяющих самое общее видение, понимание
    мира, места в нем человека,
    а также — жизненные позиции, программы поведения,
    действий людей.
    Мировоззрение — необходимая составляющая
    человеческого сознания. Это не просто один из его элементов
    в ряду многих других, а их сложное взаимодействие.
    Разнородные «блоки» знаний, убеждений, мыслей, чувств,
    настроений, стремлений, надежд, соединяясь в
    мировоззрении, образуют более или менее целостное
    понимание людьми мира и самих себя.
    В мировоззрении обобщенно представлены
    познавательная, ценностная, поведенческая сферы в их
    взаимосвязи.
    3

    4. Структурная схема мировоззрения

    Рисунок 1. Мировоззрение по Л.Г. Джахая
    4
    Чтобы понять какое-либо явление – необходимо разложить
    его на части. Сложность подобного анализа мировоззрения связана
    с тем, что несмотря на общие для всех людей черты – оно у каждого
    всегда имеет свой собственный оттенок. Для того, чтобы учесть
    подобную сложность и многогранность принято выделять не только
    компоненты мировоззрения, но и его уровни и формы.
    В различных формах мировоззрения по-разному
    представлены эмоциональный и интеллектуальный опыт людей чувства и разум. Эмоционально-психологическую основу
    мировоззрения называют мироощущением (или мировосприятием,
    если используются наглядные представления), познавательноинтеллектуальную же его сторону характеризуют как
    миропонимание.
    5
    — Познавательный компонент включает в себя прежде всего знания,
    полученные самым различным способом – повседневные, профессиональные,
    научные. Это конкретно-научная и универсальная картина мира, в которую в
    систематизированной и обобщенной форме входят индивидуальные и
    общественные знания.
    — Ценностно-нормативный компонент основывается на различных
    ценностях, идеалах, убеждениях. В него также входят верования и нормы,
    которые призваны регулировать межличностные и общественные отношения.
    В систему ценностей входят представления о смысле жизни, счастье и
    несчастье, добре и зле. Следствием устойчивой, повторяющейся оценки
    человеком своих отношений с другими людьми являются социальные нормы,
    которые разделяются на моральные, религиозные, правовые. По сравнению с
    ценностями они обладают более запретительными свойствами.
    — Эмоционально-волевой компонент представляет собой эмоциональную
    окраску ценностей, убеждений, верований, а также психологическую
    установку на готовность действовать в соответствии с ними.
    — Практический компонент это реальная готовность человека действовать,
    определенным образом поступать в конкретных обстоятельствах.
    Несмотря на то, что у всех людей имеются данные компоненты,
    согласуются они каждый раз в зависимости от конкретного человека, что и
    порождает особые, свойственные только ему индивидуальные черты.
    6
    Несмотря на то, что в процессе истории меняются
    государства, этнический состав, технологии, уровень знаний,
    мировоззренческие вопросы продолжают оставаться
    нерешенными, что и сегодня делает их современными. Всего в
    процессе известной истории принято выделять 3 основных
    исторических типа мировоззрения: мифологию, религию и
    философию.
    7
    Мифология (от греч. mifos – предание, сказание и logos – слово, учение)
    – совокупность мифов, преданий о божествах и героях, о происхождении
    какого-либо народа и т. д., то есть своеобразное понимание мира,
    характерное для ранних стадий общественного развития, которое
    характеризуется целостным представлением о явлениях природы и
    общественной жизни, основы которых возводятся к сверхъестественному
    началу.
    Таким образом, миф,
    во-первых, объединил в себе зачатки знаний, религиозных верований,
    политических взглядов и т. д.,
    во-вторых, миф выражал мироощущение, мировосприятие,
    миропонимание людей той эпохи, в которую создавался.
    Миф выполнял многообразные функции. С его помощью:
    1. прошлое связывалось с настоящим и будущим;
    2. обеспечивалась духовная связь поколений;
    3. закреплялась принятая в данном обществе система ценностей;
    4. поддерживались и поощрялись определённые формы поведения;
    5. оформились коллективные представления того или иного народа об
    окружающем мире и месте в нём человека.
    В процессе развития первобытных форм общественной жизни миф, как
    основа миропонимания, себя изжил и сошел с исторической сцены.
    8
    Религия (от лат. religio — благочестие, набожность, святыня) специфическая форма мировоззрения. Являясь своеобразным,
    фантастическим отражением действительности, религиозное
    мировоззрение, помимо представлений о «небесных» силах, обобщая
    многовековой опыт человечества, включает общечеловеческие нормы
    общежития и нравственные принципы, идеи добра и справедливости,
    сохранившие свое влияние на мораль современного общества.
    Основные функции религии.
    1. Мировоззренческая.
    2. Воспитательная.
    3. Интеграционная.
    4. Нравственная.
    5. Эстетическая.
    Религия – сложное духовное образование и общественноисторическое явление. В рамках различных религиозных вероучений
    складывались единые каноны, формирующие нравственно-этические
    принципы. Благодаря этому религия выступает как мощное
    средство социальной регламентации и регуляции, упорядочения и
    сохранения духовной культуры народов. В этом
    проявляется культурно-историческая миссия религии.
    9
    Философия как понятие — это теоретически сформулированное
    мировоззрение. Это система самых общих взглядов на мир, место в нем
    человека, уяснение различных форм отношения человека к миру.
    Философское мировоззрение как бы биполярно: его смысловые «узлы»
    – мир и человек. Для философского мышления существенно не
    разделенное рассмотрение этих противоположностей, а постоянное их
    соотнесение. Различные проблемы философского мировоззрения
    нацелены на понимание форм их взаимодействия, на осмысление
    отношений человека к миру.
    Основные черты философского мировоззрения:
    концептуальная обоснованность;
    систематичность;
    универсальность;
    критичность.
    Несмотря на свою максимальную критичность и научность, философия
    чрезвычайно близка и к обыденному, и к религиозному и даже к
    мифологическому мировоззрению, ибо так же как и они, она выбирает
    направление своей деятельности весьма произвольно.
    10
    11

    12. Список используемых источников:

    1. http://eurasialand.ru/txt/frolov1/04.htm
    2. http://www.jourclub.ru/22/1465/
    3. http://studfilosed.ru/uchebnye-materialy-po-filosofii/248struktura-mirovozzreniya-komponenty-urovni-formy.html
    4. http://studfilosed.ru/uchebnye-materialy-po-filosofii/249istoricheskie-tipy-mirovozzreniya-mifologiya.html
    5. http://poisk-istini.com/literatura/filosofiya-konspekty-lekciybushuev/istoricheskie-tipi-mirovozzreniya
    6. http://www.zaochnik.com.ua/filosofiya/filosofskoe_mirovozzrenie
    _osobennosti
    12

    Мировоззрение, его структура и основные типы Философия

    Сразу хочу сказать, что здесь никакой воды про мировоззрение, и только нужная информация. Для того чтобы лучше понимать что такое
    мировоззрение,структура мировоззрения,типы мировоззрения , настоятельно рекомендую прочитать все из категории Философия


    мировоззрение
    (нем. Weltanschauung) — совокупность взглядов, оценок, принципов и образных представлений, определяющих самое общее видение, понимание мира, места в нем человека, а также — жизненные позиции, программы поведения, действий людей. Оно придает человеческой деятельности организованный, осмысленный и целенаправленный характер.

    История термина

    Термин мировоззрение имеет немецкое происхождение. Первым его упоминает Кант, однако не отличает его от миросозерцания. В Феноменологии духа Гегеля присутствует вынесенное в заглавие понятие «морального мировоззрения» (нем. Die moralische Weltanschauung). Современное значение термин приобретает у Шеллинга. В качестве специальной темы мировоззрение выделяет Дильтей. В русский язык термин попал как калька (не позже С.Л. Франка). Вместе с тем, в советский период понятие мировоззрения стало центральным для понимания философии. О «монистическом мировоззрении» пишет Ленин в «Философских тетрадях». Уже в 1923 году его использует Деборин (Людвиг Фейербах. Личность и мировоззрение)

    Понятие мировоззрения

    Зачем человек приходит в этот мир? Каково предназначение человека? В чем смысл жизни? Все это так называемые вечные вопросы. Они никогда не могут быть разрешены окончательно. Мир и человек постоянно меняются. Следовательно, меняются и представления людей о мире, человеке. Все представления и знания человека о самом себе называются его самосознанием.

    Мировоззрение — сложное явление духовного мира человека, и сознание является его фундаментом. Различают самосознание индивида и самосознание человеческой общности, например конкретного народа. Формами проявления самосознания народа являются мифы, сказки, анекдоты, песни и т. д. Самый элементарный уровень самосознания — первичное представление о себе. Нередко оно определяется оценкой человека другими людьми. Следующий уровень самосознания представлен глубоким пониманием самого себя, своего места в обществе. Наиболее сложная из форм человеческого самосознания называется мировоззрением.

    Мировоззрение представляет собой систему или совокупность представлений и знаний о мире и человеке, об отношениях между ними.

    В мировоззрении человек осознает себя не через свое отношение к отдельным предметам и людям, а через обобщенное, интегрированное отношение к миру как целому, частью которого является и он сам. В мировоззрении человека отражаются не просто его отдельные свойства, а то главное в нем, что принято называть сущностью, что остается наиболее постоянным и неизменным, в течение всей его жизни проявляясь в его мыслях и действиях.

    В реальности мировоззрение формируется в сознании конкретных людей. Оно используется личностями и социальными группами в качестве общих воззрений на жизнь. Мировоззрение представляет собой интегральное образование, в котором принципиально важна связь его компонентов. В состав мировоззрения входят обобщенные знания, определенные системы ценностей, принципы, убеждения, идеи. Мерилом мировоззренческой зрелости человека являются его поступки; ориентирами при выборе способов поведения служат убеждения, то есть взгляды, активно воспринимаемые людьми, особо устойчивые психологические установки человека.

    Уровни мировоззрения

    структура мировоззрения

    Мировоззрение представляет собой синтез различных черт духовной жизни человека; это познание и переживание человеком мира. Эмоционально-психологическуюсторону мировоззрения на уровне настроений и чувств составляет мироощущение. Например, одни люди имеют оптимистическое мироощущение, другие — пессимистическое. Познавательно-интеллектуальную сторону мировоззрения составляет миропонимание.

    Мировоззрение, как и вся жизнь людей в обществе, имеет исторический характер. Возникновение мировоззрения связывают с процессом формирования первой устойчивой формы человеческой общности — родовой общины. Ее появление стало своеобразной революцией в духовном развитии человека. Мировоззрение выделило человека из мира животных. История духовного развития человечества знает несколько основных типов мировоззрения. К ним относятся мифологическое, религиозное, философское мировоззрение.

    Исторически первой ступенью в развитии мировоззрения было мифологическое мировоззрение. Мифология закрепляла принятую в обществе систему ценностей, поддерживала и поощряла определенные формы поведения. С угасанием первобытных форм общественной жизни миф изжил себя и перестал быть господствующим типом мировоззрения.

    Коренные вопросы всякого мировоззрения (происхождение мира, человека, тайна рождении и смерти и др.) продолжали решаться, но уже в других мировоззренческих формах, например в формах религиозного мировоззрения, основанного на вере в существование сверхъестественных существ и сверхъестественного мира, ифилософского мировоззрения, существующего как теоретически сформулированная система самых общих взглядов на мир, человека и их взаимоотношения.

    Каждый исторический тип мировоззрения имеет материальные, социальные и теоретико-познавательные предпосылки. Он представляет собой относительно целостное мировоззренческое отражение мира, обусловленное уровнем развития общества. Особенности различных исторических типов мировоззрения сохраняются в массовом сознании современных людей.

    Компоненты мировоззрения человека

    Наше отношение к миру и к себе включает разнообразные знания. Например, житейские знания помогают ориентироваться в обыденной жизни — общаться, учиться, строить карьеру, создавать семью. Научные знания позволяют осмысливать факты на более высоком уровне и строить теории.

    Наше взаимодействие с миром окрашено эмоциями, связано с чувствами, трансформировано страстями. Например, человек способен не просто смотреть на природу, бесстрастно фиксируя ее полезные и бесполезные качества, а любоваться ею.

    Нормы и ценности являются важным компонентом мировоззрения. Ради дружбы и любви, ради семьи и близких человек может действовать вопреки здравому смыслу, рискуя жизнью, преодолевать страх, выполняя то, что считает своим долгом. Убеждения и принципы вплетены в саму ткань человеческой жизни и часто их влияние на поступки бывает намного сильнее, чем влияние знаний и эмоций вместе взятых.

    Поступки человека также входят в структуру мировоззрения, образуя его практический уровень. Человек выражает свое отношение к миру не только в мыслях, но и во всех своих решительных действиях.

    Традиционно считается, что знания и чувства, ценности и поступки представляют собой компоненты мировоззрения — познавательный, эмоциональный, ценностный и деятельностный. Конечно, такое деление весьма условно: компоненты никогда не существуют в чистом виде. Мысли всегда эмоционально окрашены, поступки воплощают ценности человека и т. д. В реальности мировоззрение — всегда целостность, а разделение его на компоненты применимо только в исследовательских целях.

    типы мировоззрения

    С точки зрения исторического процесса выделяют следующие ведущие исторические типы мировоззрения:

    • мифологическое;
    • религиозное;
    • философское.
    • научное.
    • гуманистическое

    Мифологическое

    Мифологическое мировоззрение (от греч. μῦθος — сказание, предание) основано на эмоционально-образном и фантастическом отношении к миру. В мифе эмоциональный компонент мировоззрения превалирует над разумными объяснениями. Мифология вырастает прежде всего из страха человека перед неизвестным и непонятным — явлениями природы, болезнью, смертью. Поскольку у человечества еще не было достаточно опыта для понимания истинных причин многих явлений, они объяснялись при помощи фантастических предположений, без учета причинно-следственных связей.

    Мифологический тип мировоззрения определяется как совокупность представлений, которые были сформированы в условиях первобытного общества на основе образного восприятия мира. Мифология имеет отношение к язычеству и является совокупностью мифов, для которой характерно одухотворение и антропоморфизация материальных предметов и явлений.

    Мифологическое мировоззрение совмещает в себе сакральное (тайное, волшебное) с профанным (общедоступным). Основано на вере.

    Религиозное

    Религиозное мировоззрение (от лат. religio — благочестие, святость) основано на вере в сверхъестественные силы. Религии, в отличие от более гибкого мифа, свойственны жесткий догматизм и хорошо разработанная система моральных заповедей[10]. Религия распространяет и поддерживает образцы с ее точки зрения правильного, нравственного поведения. Велико значение религии и в сплочении людей, однако здесь ее роль двойственна: объединяя людей одной конфессии, она зачастую разделяет людей разных верований.

    Философское

    Философское мировоззрение определяется как системно-теоретическое. Характерными чертами философского мировоззрения являются логичность и последовательность, системность, высокая степень обобщения. Основным отличием философского мировоззрения от мифологии является высокая роль разума: если миф опирается на эмоции и чувства, то философия [11] — прежде всего на логику и доказательность. От религии философия отличается допустимостью свободомыслия: можно остаться философом, критикуя любые авторитетные идеи, в то время как в религии это невозможно.

    Философия (φιλία — любовь , стремление, жажда + σοφία — мудрость → др.-греч . Об этом говорит сайт https://intellect.icu . φιλοσοφία (дословно: любовь к мудрости)) — одна из форм мировоззрения[12], а также одна из форм человеческой деятельности и особый способ познания[13], теория [14] или наука [15]. Философия, как дисциплина, изучает наиболее общие существенные характеристики и фундаментальные принципы реальности (бытия) и познания, бытия человека, отношения человека и мира[12][16].

    Философия (как особый тип общественного сознания, или мировоззрения) возникла параллельно в Древней Греции, Древней Индии и Древнем Китае в так называемое «Осевое время» (термин Ясперса), откуда и распространилась впоследствии по всему миру.

    Если рассматривать структуру мировоззрения на современном этапе его развития, можно говорить об обыденном, религиозном, научном и гуманистическом типах мировоззрения.

    Обыденное

    Обыденное мировоззрение опирается на здравый смысл и житейский опыт. Такое мировоззрение оформляется стихийно, в процессе житейского опыта и его сложно представить в чистом виде. Как правило, человек формирует свои взгляды на мир, опираясь на четкие и стройные системы мифологии, религии, науки.

    Научное

    Научное мировоззрение основано на стремлении к построению наиболее объективной картины мира. Последние несколько столетий наука все дальше отходила от «туманной» философии в попытке достичь точного знания. Однако в итоге она далеко отошла и от человека с его потребностями: результатом научной деятельности является не только полезная продукция, но и оружие массового поражения, непредсказуемые биотехнологии, приемы манипулирования массами и т.д.

    Гуманистическое

    Гуманистическое мировоззрение основано на признании ценности всякой человеческой личности, все права на счастье, свободу, развитие. Формулу гуманизма выразил Иммануил Кант, сказав, что человек может быть только целью, а не простым средством для другого человека. Аморально использовать людей в своих интересах; следует всячески способствовать тому, чтобы каждый человек мог раскрыть и полностью реализовать себя. Такое мировоззрение, впрочем, стоит рассматривать как идеал, а не как реально существующее.

    Роль мировоззрения в жизни человека

    Мировоззрение дает человеку целостную систему ценностей, идеалов, приемов, образцов для жизни. Оно упорядочивает окружающий мир, делает его понятным, указывает на самые короткие пути достижения целей. Напротив, отсутствие цельного мировоззрения превращает жизнь в хаос, а психику — в совокупность разрозненных переживаний и установок. Состояние, когда прежнее мировоззрение разрушено, а новое еще не сформировано (например, разочарование в религии), называется мировоззренческим кризисом. В такой ситуации важно восстановить мировоззренческую целостность личности, иначе ее место будет заполнено химическими или духовными суррогатами — алкоголем и наркотиками или мистикой и сектантством.

    С понятием «мировоззрение» сходно понятие «менталитет» (от фр. mentalite — склад ума). Менталитет — это уникальный сплав психических качеств, а также особенностей их проявлений. По сути это духовный мир человека, пропущенный через призму его личного опыта. Для нации это духовный мир, пропущенный через исторический опыт народа. В последнем случае менталитет отображает национальный характер («душу народа»).

    Современный этап исторического развития характеризуется небывалым усложнением взаимосвязей между всеми сторонами жизни общества, между континентами, странами, регионами. Преобразования, происходящие во всем мире, обострение глобальных проблем значительно усилили интерес к общим вопросам общественного развития. Концептуальное исследование этих вопросов имеет важное методологическое значение для изучения процессов, происходящих в современном мире, связей прошлого, настоящего и будущего в истории человечества. В этой обстановке усиливается значение философского осмысления человеком своего отношения к действительности, поскольку речь идет о способности и возможностях человека ориентироваться в условиях, когда происходит изменение глубинных мировоззренческих установок, принятых в данном обществе.

    Различные стороны мира, играя существенную роль в жизнедеятельности человека, отображаются в его сознании и выражаются в различных формах общественного сознания. Каждая такая форма представляет собой не только отражение определенной стороны действительности, но и фактор, определяющий ориентацию человека, обусловливает направленность его целеполагающей деятельности в данной сфере жизни. Осваивая окружающий мир, идя путем проб и ошибок, находок и потерь человек накапливал необходимые знания, обобщал их и систематизировал. Эти знания передавались из поколения в поколение, обогащались новыми приобретениями, открытиями, совершенствовались, помогали человеку выжить и осознать себя как личность.

    По мере становления и развития человека и общества росла потребность разобраться в окружающем мире, раскрыть его «тайны». Индивида всегда интересовали вопросы о том, как устроен мир, каково место в нем человека, является ли человек творцом своей судьбы, может ли стать повелителем тех сил, в борьбе с которыми приходится утверждать свое существование, можно ли достичь счастья, в чем смысл человеческого существования и мн. др. При анализе такого рода вопросов от общих рассуждений разум неизбежно переходит к конкретным измерениям человеческого бытия: как строить свое отношение к природе, обществу, друг к другу, какими знаниями и ценностями руководствоваться? Ответы на эти и другие вопросы дает мировоззрение, формирующееся в культуре.

    Понятие «мировоззрение» неотделимо от понятия «человек». Мировоззрение – способ духовной ориентации человека в окружающей действительности, определенный взгляд на мир. Это система наиболее общих представлений и знаний о мире и месте человека в нем, ценностях и убеждениях личности. Комплекс таких представлений необходим индивиду для организации его деятельности, поведения, общения, для самоутверждения, определения линии жизни и стратегии поведения.

    Важнейшими компонентами мировоззрения являются: во-первых, образ самого субъекта; во-вторых, картина мира и в третьих, жизненная стратегия индивида.

    При изучении мировоззрения выделяют такжеступени мировоззренческого освоения мира: «мироощущение», «мировосприятие», «миропонимание». Мироощущение — первая ступень мировоззренческого становления человека, представляющая собой чувственное осознание мира, когда мир дается человеку в форме образов, организующих индивидуальный опыт.Мировосприятие — вторая ступень, позволяющая видеть мир в единстве сторон, давать ему определенную интерпретацию. Мировосприятие может базироваться на различных основаниях, не обязательно теоретически обоснованных. Мировосприятие может быть как положительно, так и негативно окрашенным (например, мировосприятие абсурдности, трагичности, потрясенности существования). Миропонимание —высшая ступень мировоззренческого освоения мира; развитое мировоззрение со сложными переплетениями многогранных отношений к действительности, с наиболее обобщенными синтезированными взглядами и представлениями о мире и человеке. В реальных измерениях мировоззрения эти ступени неразрывно связаны друг с другом, взаимно дополняют друг друга, образуя целостный образ мира и своего места в нем.

    Анализируя структуру мировоззрения, можно выделить его следующие стороны: познавательную, аксиологическую, праксеологическую. Каждая из этих сторон мировоззрения представляет собой сложную подсистему, где также можно выделять отдельные компоненты (аспекты).

    Познавательная сторона мировоззрения обязательно включает в себя так называемые натуралистический и гуманитарный аспекты.Натуралистический аспект познавательной стороны мировоззрения – это знания и представления о природе, космосе, универсуме, природной сущности человека. Здесь рассматриваются вопросы о том, как возник мир, что такое жизнь, и в каком отношении она относится к неживому, в каких формах жизнь существует во Вселенной.

    Гуманитарный аспект познавательной стороны мировоззрения — это осознание своей социальной природы, своего места в «мире людей». Он объединяет социологические, общественно-политические, этические и эстетические взгляды и представления индивида. Как устроено и функционирует общество, какова направленность исторического процесса, в чем смысл истории, предсказуемо ли социальное развитие – такого рода вопросы и ответы на них составляют суть гуманитарной проблематики.

    В системе мировоззрения важное место занимаетаксиологическая (ценностная) сторонамировоззрения . Понятие «ценность» используется для указания на человеческое, социальное и культурное значение явлений действительности; наиболее актуальное значение ценностная сторона мировоззрения всегда приобретала в эпохи крушения культурной традиции и дискредитации мировоззренческих устоев общества.

    Двумя типами ценностного отношения человека к миру являются так называемые предметные и субъектные ценности. Предметные ценности включают многообразие предметов человеческой деятельности, общественных отношений и включенных в их круг природных явлений, которые рассматриваются с точки зрения этической проблематики. Субъектные ценности– это способы и критерии, на основании которых производятся процедуры оценивания соответствующих явлений. Это установки и оценки, императивы и запреты, цели и проекты, которые закрепляются в общественном сознании в форме нормативных представлений и выступают ориентирами деятельности человека. Они формируются в процессе социализации личности

    Таким образом, аксиологическая сторона мировоззрения регулирует деятельность человека и в определенной степени связана с праксеологической стороной.

    Назначение праксеологической подсистемы — обеспечивать тесную связь познавательного и ценностного компонентов мировоззрения с деятельностью человека. Это духовно-практическая сторона мировоззрения, поскольку здесь мировоззрение осуществляет своеобразное «вписывание» различных программ деятельности, поведения и общения в практическую ситуацию. Таким образом, мировоззрение включает в себя определенные регулятивы духовной и практической деятельности индивида. Такие регулятивы могут задаваться через мифологические, религиозные, научные, философские и пр. воззрения. Кроме регулятивов и принципов, праксеологическая сторона мировоззрения включает и такой компонент как убеждение. Убеждение — это форма углубления, укоренения знаний и ценностей в систему мировоззрения, это вера в правоту усвоенных идей. Знания могут и не переходить в убеждения, но убеждения основываются на рациональных знаниях. Убеждения — это звено перехода от знания к практике. Лишь тогда, когда знания становятся убеждениями, они становятся элементом мировоззрения (поэтому зачастую мировоззрение определяют как совокупность убеждений личности). Убежденность помогает человеку в жизни, дает возможность осуществлять выбор и разрешать сложные ситуации, которые порой кажутся не разрешимыми.

    Итак, праксеологическая сторона мировоззрения включает в себя регулятивные принципы деятельности, поведения, общения и убеждения. В убеждениях синтезируются знания и взгляды мировоззренческого характера, вера в их истинность, социальные ценности и идеалы, готовность человека к действию. Таким образом, цепочка мировоззренческого становления человека включает: знания, ценности, убеждения и волю к действию.

    Мировоззрение как форма осмысления человеком окружающей реальности существует столько, сколько существует человечество в его современном понимании. Однако его содержательное наполнение существенно различается в разные исторические эпохи, а так же у отдельных людей и социальных групп. Условно можно выделить основные исторические типы мировоззрения.

    Исторически первым типом явилось мировоззрение, основанное на мифологии. Ощущение человеком бытия, эмоциональное восприятие и доступное ему понимание природы выражались в древних сказаниях о всесилии богов, подвигах героев, осуществляемое в метафорической, художественно-образной форме. При всем многообразии древних мифов (первобытное общество, древнеиндийские, древнекитайские, древнегреческие и т.д.) в них проявились сходные представления человека о мире, его устройстве и человеке. Мир здесь, как правило, представлялся в виде хаоса, столкновения случайностей и действий демонических сил. Мифологическое сознание не фиксировало различий между естественным и сверхъестественным, между реальностью и воображением. Существенным является и то, что сознание людей первобытного общества было полностью равнодушно к обнаруживающимся в сказаниях противоречиям. В мифе слиты воедино мышление и действие, нравы и поэзия, знания и верования. Подобная целостность, синкретичность (нерасчлененность) мифологического сознания была исторически необходимым способом духовного освоения реальности. Обобщая сказанное, можно сделать вывод о том, что мифологическое мировоззрение есть совокупность представлений о мире, основанных на фантазии и вере в сверхъестественные силы, их сходстве с проявлениями человеческой активности и человеческими отношениями. Такое уподобление природного мира миру человеческому получило название «антропоморфизма»

    По мере дальнейшего развития общества мифологическое мировидение утрачивает прежнюю роль, хотя некоторые его элементы могут воспроизводиться в массовом сознании и в наши дни. Цивилизация вызвала к жизни новые типы мировоззрения — религию и философию. Главные признаки религиозного мировоззрения – вера в сверхъестественные силы и существование двух миров (высшего — совершенного, горнего и низшего — несовершенного, земного). В отличие от мифологического, религиозное мировоззрение только частично опирается на антропоморфные представления, ориентируя человека на осмысление своих отличий от природного мира и осознание своего единства с человеческим родом.

    На всех вышеназванных уровнях в различной степени присутствует обыденное (житейское) мировоззрение, которое представляет собой совокупность воззрений на природную и социальную реальность, нормы и эталоны поведения человека, основанные на здравом смысле и повседневном опыте многих поколений в различных сферах своей жизнедеятельности. В отличие от мифологического и религиозного мировоззрения оно ограниченно, несистемно и неоднородно. Содержание обыденного мировоззрения варьируется в довольно широком диапазоне, отражая специфику образа жизни, опыта и интересов определенных социальных групп.

    Параллельно с обыденным формируется и научное мировоззрение , которое представляет собой систему представлений о мире, его структурной организации, месте и роли в нем человека; эта система строится на основе научных данных и развивается вместе с развитием науки. Научное мировоззрение создает наиболее надежную общую основу для правильной ориентации человека в мире, в выборе направлений и средств его познания и преобразования.

    Все типы мировоззрений имеют свои плюсы и минусы. Мифологическое и религиозное мировоззрение по-своему, зачастую стихийно, осуществляют связь поколений, закрепляют и передают систему социальных ценностей, идеалов и норм поведения. Вместе с тем, действительность воспринимается в них в иллюзорном, искаженном виде, противореча данным науки. Научное мировоззрение опирается на рациональное осмысление мира, не допуская интуитвного, иррационального понимания мира, и оно также не в полной мере может отразить и описать существующую реальность и рассмотреть все проблемы, связанные с пониманием человеком мира.

    На основе мифологического и религиозного мировоззрений, а так же основ научных знаний складываются культурно-исторические предпосылки генезиса философского мышления. Философское мировоззрение возникло из потребности рационального и иррационального объяснения мира. Оно является исторически первой формой теоретического мышления. Объединяет и дополняет все недостающие моменты предшествующих типов мировоззрений. Философское мировоззрение является наиболее общим: оно касается отношения человека к миру, а все явления рассматривает с точки зрения не столько содержательных характеристик, сколько с позиции ценности их непосредственно для человека. Для данного типа мировоззрения характерно стремление выработать универсальные теоретические понятия (категории) и принципы и на их основе дать сущностный анализ действительности, выявить предельные, всеобщие основания, закономерности существования и развития человеческой культуры .

    Связь между философией и мировоззрением — сходства и отличия

    1.1. Мировоззрение

     

    У каждого человека имеется определенный объем знаний. С некоторым упрощением знание можно подразделить на два уровня.

     

    Первый – это обыденное (стихийно-эмпирическое) знание. Сюда входят трудовые навыки, бытовые традиции, элементарные взгляды на искусство и т. д. Это знание формируется у человека на основании его жизненного опыта, труда, общения с другими людьми. Им люди руководствуются в своем повседневном обиходе (здравый смысл).

    Второй уровень знания – научное знание. Оно вырабатывается усилиями многих поколений профессиональных ученых, оформляется в абстрактном понятийном аппарате, в логически связанной системе суждений с использованием искусственных языков. Научное знание ориентировано на познание законов, сущностей материального мира, общества, человека. Научное знание объясняет многое, кажущееся странным для обыденного знания, например, что Земля движется вокруг Солнца, что скорость света постоянна, не зависит от скорости источника света; что прибыль получается от продажи товаров по их стоимости и т. д.

    Научное и обыденное знание не отделены непереходимой гранью. Научное знание опирается на представления и понятия обыденного знания, интерпретируется в этих понятиях и представлениях. Вместе с тем элементы научного знания осваиваются в обыденном знании (здесь можно, например, указать на математическое знание, включающееся в обычную деятельность людей).

    Обыденное и научное знание не исчерпывают весь объем знания. Есть особые, «вечные» вопросы, постановка и решение которых связаны с тем, что называют мудростью. Мудрость не сводится просто к сумме обыденных и научных знаний. Не о всяком человеке можно сказать, что он – мудрый.

    Мудрый – это человек не просто многознающий, а имеющий определенное понимание того, как устроен мир, каково отношение человека к миру и т. п. Когда человек задает вопросы о том, сотворен ли мир или существует вечно; происходит ли все по воле случая или закономерно; что такое человек; можно ли познать мир и воздействовать на него; что такое истина и заблуждение; что такое добро и зло и т. д., – в ходе размышлений над ними формируется мировоззренческое знание. Мировоззрение включает в себя понимание человеком окружающего мира, места человека в мире, отношение между человеком и миром, смысла человеческой жизни (во имя чего он живет). Далее, поскольку человек живет в обществе, в его мировоззрение входит осознание его социальных интересов, социальных идеалов, ценностей жизни.

    1.2. Формы мировоззрений

     

    Формы мировоззрений – это такая система взглядов, которая органически включается в жизнь человека, в нормы его мышления и поступков.

     

    Мировоззрение человека формируется двумя путями. Оно может складываться стихийно-индивидуально. Каждый человек на основе своего личного жизненного опыта, а также на основе преданий и легенд, фрагментов религиозных или философских представлений может сформировать для себя какое-то мировоззрение. С другой стороны, профессионалы-идеологи (шаманы, теологи, философы) целенаправленно создают в систематизированном виде то или иное мировоззрение и стараются внедрить это мировоззрение в умы людей.

    В историческом плане можно выделить три основные формы мировоззрений: мифологическое, религиозное и философское.

    Термин «миф» означает «народное предание, сказание». Мифологическое мировоззрение – это своеобразное видение мира, в котором смешивается естественное и сверхъестественное, фантастическое с реально существующим, идеальное с реальным, невозможное с возможным, желаемое с действительным. Мифологическое мировоззрение в каждом природном явлении видит духовную сторону, причем природное и духовное слитны.

    Вторая форма мировоззрения – религиозное. Оно вырастает на базе мифологического. Религиозное мировоззрение продолжает олицетворение сил природы (в виде богов). Но религиозное мировоззрение отличается от мифологического. В отличие от мифологического, религиозное мировоззрение дает действительность на два мира: сверхъестественный и естественный. Мифология не знает такого раздвоения. Далее, в мифологическом мировоззрении нет разделения знания и веры. В религиозном мировоззрении такое разделение осуществляется. Знание имеет дело с естественным миром, вера – со сверхъестественным. Религиозное мировоззрение, исходящее из веры в сверхъестественное, утверждающее первенство сверхъестественного, духовного начала над естественным бытием, является по своей сути догматическим, требующим неукоснительного признания и исполнения религиозных догм. Религия апеллирует к чувствам людей, для эффективного воздействия на их мировоззрение создает систему культовых обрядов, использует искусство. Религиозное мировоззрение не предлагает логически ясного определение бога; идеологи религии часто говорят о том, что логически строгое определение бога невозможно, что его можно понимать метафорически. Апофатический вариант теологии утверждает, что о Боге можно сказать, чем он не является, но нельзя сказать, что он есть.

    1.3. Философское мировоззрение

     

    В философском мировоззрении с древних времен видны размышления о мире, космосе, об отношении человека к миру, о возможностях познания, о смысле жизни и т. д. Термин «философия» в переводе с греческого означает «любовь к мудрости». Считается, что этот термин был введен в употребление Пифагором (ок. 580–500 до н. э.). Термин «софия» обычно переводится как «мудрость». Но у греков смысл «софии» шире: это и проявление ума, и любознательность, и целенаправленность. В древней Индии философские школы назывались «даршанами» (от дарш– видеть; даршана имела смысл «видение мудрости»). В древнем Китае также уделялось большое внимание мудрости, знаниям; они должны лежать в основе управления страной, приносит пользу людям.

     

    Философское мировоззрение как любовь к мудрости складывается, когда человек хочет понять, что собой представляет мир, кто он сам, как жить, какими принципами руководствоваться в понимании окружающей действительности, в устройстве общества и своей жизни. Философское мировоззрение имеет некоторые общие черты с религиозным. Но если в рамках религии ее утверждения принимаются на основе веры, не подлежат никакой критике, то в философии, как правило, стараются в последовательно логической форме дать ответ на мировоззренческие вопросы, обосновать свои утверждения, апеллируя при этом не к чувствам человека, не к вере, а к его разуму.

    Философское мировоззрение представляет собой синтез наиболее общих взглядов на природу, общество, человека. При этом философия не останавливается на достигнутом. Философия, как правило, исторически не понималась как совокупность раз и навсегда готовых знаний, а как стремление ко всей более глубокой истине. С каждой новой эпохой открываются новые подходы и решения «вечных вопросов» и ставятся новые проблемы. Философия размышляет не только о том, что есть, но и о том, что должно быть, как должен жить человек, как должно быть устроено общество и т. д. Все сказанное показывает сложность философского знания, объясняет существование разнообразных философских учений (которые часто противоречат друг другу).

    Хотя мифологическое, религиозное и философское мировоззрение отличаются друг от друга, в умах отдельных людей они могут сочетаться самым причудливым образом. Практика показывает, что существуют своеобразные «пограничные зоны» между различными видами мировоззрений, где они могут вступать в контакт друг с другом. В частности, имеется тесная связь между некоторыми философскими концепциями и религией.

    См. также

    Статью про мировоззрение я написал специально для тебя. Если ты хотел бы внести свой вклад в развии теории и практики,
    ты можешь написать коммент или статью отправив на мою почту в разделе контакты.
    Этим ты поможешь другим читателям, ведь ты хочешь это сделать? Надеюсь, что теперь ты понял что такое мировоззрение,структура мировоззрения,типы мировоззрения
    и для чего все это нужно, а если не понял, или есть замечания,
    то нестесняся пиши или спрашивай в комментариях, с удовольствием отвечу. Для того чтобы глубже понять настоятельно рекомендую изучить всю информацию из категории
    Философия

    Ответы на вопросы для самопроверки пишите в комментариях, мы проверим, или же задавайте свой вопрос по данной теме.

    uvauga.ru


    Философия

    1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ И ЦЕЛЕВАЯ УСТАНОВКА

    Программа вступительного испытания по философии для направления подготовки научно-педагогических кадров 25.06.01 – Аэронавигация и эксплуатация авиационной и ракетно-космической техники разработана на основе федерального государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по направлению подготовки (специальности) 162001 Эксплуатация воздушных судов и организация воздушного движения, утвержденного приказом Минобрнауки России от 24.01.2011 № 83.

    Вступительные испытания проводятся на русском языке в устной форме по билетам. Экзаменационные вопросы охватывают историко-философскую проблематику, систематический курс и базируются на положениях вузовской программы по дисциплине «Философия» для специалитета.

    На экзамене поступающий в аспирантуру должен показать знание основных положений истории философской мысли, современное состояние философской науки и основные проблемы, решаемые ею, а также умение применять философские методы при анализе явлений общественно-политической жизни, решении личностных и экзистенциальных проблем, проблем развития научно-технического прогресса вообще и современных проблем гражданской авиации Российской Федерации в частности.

    Уровень знаний поступающего оценивается экзаменационной комиссией по пятибалльной системе:






    Оценка

    Критерии оценки

    Отлично

    Поступающий в аспирантуру исчерпывающе знает программный материал, понимает и прочно усвоил его, владеет категориальным аппаратом. На программные вопросы дает правильные, осознанные и уверенные ответы, в прочной их связи с проблемами общественной жизни и задачами, решаемыми ГА РФ.

    Хорошо

    Поступающий знает в полном объеме программный материал, хорошо понимает и твердо усвоил его. На вопросы в пределах учебной программы отвечает без особых затруднений и показывает умение применять имеющиеся знания для анализа актуальных проблем жизнедеятельности общества.

    Удовлетворительно

    Поступающий не раскрыл сути поставленных перед ним программных вопросов, отразил лишь некоторые их аспекты и исходные теоретические положения без связи с практикой.

    Неудовлетворительно

    Поступающий имеет слабое понимание предмета либо вовсе не имеет никаких знаний. На наводящие вопросы отвечает неуверенно, допускает ошибки.

     

    2.  СТРУКТУРА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ИСПЫТАНИЯ ПО ФИЛОСОФИИ




























    №№ п/п

    Наименование тем

    Содержание тем

    Раздел первый

    Возникновение философии и ее культурно-исторические типы

    1.

    Философия в системе культуры

    Философия как мировоззрение. Типы мировоззрения: мифологическое, религиозное, философское. Содержание, структура и функции философии. Генезис философии. Философия и другие науки.

    2.

    Философия Древнего Востока (Китай, Индия)

    Основные философские школы “золотого века” классической китайской философии. Особенности историко-философского процесса в Индии. Значение восточной философии для современной цивилизации.

    3.

    Античная философия: космоцентризм

    Раннегреческие философские школы. Софисты и Сократ. Проблема души и тела у Платона. Платоновская теория государства. Философия Аристотеля. Эллинистическая философия.

    4.

    Средневековая философия

    Теоцентризм средневековой философии. Патристика. Августин Блаженный как систематизатор христианства. Схоластика. Фома Аквинский как представитель средневековой схоластики. Номинализм и мистика.

    5.

    Философия эпохи Возрождения: антропоцентризм

    Возрожденческий гуманизм и проблемы индивидуальности. Антропоцентризм и проблема личности. Возрожденческая диалектика. Николай Кузанский и его принцип совпадения противоположностей. Бесконечная Вселенная: Н. Коперник и Дж. Бруно. Гелиоцентризм.

    6.

    Философия Нового времени: наукоцентризм

    Научная революция и философия XVII века. Проблемы методологии. Ф. Бэкон: номинализм и эмпиризм. Знание – сила. Разработка индуктивного метода. Р. Декарт: рационализм и обоснование дедуктивного метода. Субъективный идеализм и агностицизм Нового времени.

    7.

    Философия Просвещения

    Социально-исторические предпосылки идеологии Просвещения. Общественно-правовой идеал Просвещения. Просветительская трактовка человека.

    8.

    Немецкая классическая философия

    Немецкая классическая философия, ее основные черты и эволюция. И. Кант как родоначальник немецкой классической философии. Диалектический метод и философская система Г.В. Ф. Гегеля. Антропологизм Л. Фейербаха.

    9.

    Диалектико-материалистическая философия К. Маркса и Ф. Энгельса

    Основные принципы марксистской философии. К. Маркс как социальный философ. Диалектический метод Маркса. Разработка диалектического материализма Ф. Энгельсом. Философия марксизма в России.

    10.

    Традиции и особенности отечественной философии

    Характерные черты и периодизация русской философии. Славянофильство и западничество. П.Я. Чаадаев. В.С. Соловьев: философия всеединства. Философия русского космизма.

    11.

    Современная западная философия

    Характерные черты общественно-политической жизни, научно-технического прогресса и духовной жизни ХХ века и их отражение в немарксистской философии. Философские альтернативы ХХ века: позитивизм; неотомизм; экзистенциализм; герменевтика; структурализм и постструктурализм.

    Раздел второй

    Теоретические проблемы философии

    12.

    Проблема бытия в философии

    Философский смысл проблемы бытия. Формирование представлений о бытии в истории философии. Основные формы и диалектика бытия.

    13.

    Учение о материи

    Бытие и материя. Эволюция представлений о материи и ее свойствах. Современные научные представления о строении материи. Качественное многообразие и взаимосвязь форм движения материи. Пространство и время.

    14.

    Диалектика

    Понятие диалектики. Объективная и субъективная диалектика. Альтернативы диалектики. Детерминизм и индетерминизм. Законы и категории диалектики. Синергетика. Картины мира.

    15.

    Сознание: его происхождение и сущность

    Постановка проблемы сознания в философии.

    Отражение как всеобщее свойство материи. Социальная природа сознания. Активный характер сознания. Сознание и самосознание. Сознание и бессознательное. Труд, сознание, мозг.

    16.

    Познание: его возможности и границы

    Познание как предмет философского анализа. Субъект и объект познания. Чувственное и рациональное познание. Структура и сущность человеческой деятельности. Практика как основа и цель познания. Проблема истины в философии.

    Многообразие человеческого знания. Наука в системе культуры. Научное и вненаучное знание.

    Методология научного познания.

    17.

    Общество как саморазвивающаяся система

    Развитие общества как естественноисторический процесс. Всеобщие сферы жизнедеятельности общества. Общественный прогресс: цивилизации и формации. Философия истории: проблема периодизации. Общественное бытие и общественное сознание.

    18.

    Природа и общество

    Природа как предмет философского анализа. Природа живая и неживая. «Вторая природа». Жизнь и разум  в контексте глобальной эволюции Вселенной. Понятие экосистемы. Экологическая проблема в современном мире.

    19.

    Проблема человека в философии

    Проблема антропосоциогенеза. Труд, общение, речь как основные факторы антропосоциогенеза.

    Единство биологического и социального в человеке. Проблема жизни и смерти в духовном опыте человечества. Человечество как мировое сообщество. Перспективы развития человечества.

    20.

    Личность и общество

    Понятия «индивид», «индивидуальность», «личность». Человек как личность в системе социальных связей и отношений. Личность и право. Историческая необходимость и свобода личности. Свобода и ответственность. Проблема «человеческого фактора» в авиации.

    21.

    Ценности и их роль в жизни общества

    Природа ценностей. Ценность как социальное явление, ее место и роль в общественном прогрессе.

    Классификация ценностей  (по предмету и субъекту). Социальная обусловленность ценностных ориентаций. Смысл и ценность жизни человека.

    Нравственные нормы и ценности специалиста гражданской авиации.

    22.

    Философия техники

    Происхождение и природа техники. Основные проблемы философии техники. Техника и этика.

    Человек в информационно-техническом мире.

    Система: «человек – авиационная техника».

    23.

    Глобальные проблемы человечества

    Человечество перед лицом  глобальных проблем.

    Противоречия глобализации и пути решения глобальных проблем. Запад – Россия – Восток: диалог культур в условиях глобального кризиса.

    24.

    Будущее человека и человечества

    Социальное предвидение и его достоверность. Периодизация будущего. Научно-техническая революция и альтернативы будущего. Будущее человечества и реальный исторический процесс. Перспективы развития гражданской авиации.

     

    3. ПЕРЕЧЕНЬ КОНТРОЛЬНЫХ ВОПРОСОВ ВСТУПИТЕЛЬНОГО ИСПЫТАНИЯ

    Раздел первый

    Возникновение философии и ее культурно-исторические типы

    1. Философия как мировоззрение. Понятие основного вопроса философской системы.
    2. Структура философского знания.
    3. Генезис философии.
    4. Философия и другие науки.
    5. Социокультурные функции философии.
    6. Философия Древнего Востока (Китай, Индия).
    7. Космоцентризм и основные понятия античной философии («космос», «природа», «логос», «эйдос», «душа»).
    8. Учение Демокрита. Понятия атома и пустоты.
    9. Диалектика и майевтика Сократа.
    10. Учение Платона о бытии (проблема статуса идей-эйдосов), душе и познании.
    11. Платоновское учение об обществе и государстве.
    12. Учение Аристотеля о причинах, материи и форме.
    13. Эллинистическая философия (общая характеристика, основные школы и проблематика).
    14. Бог, человек и мир в средневековой христианской философии.
    15. Антропоцентризм и гуманизм в философской мысли Возрождения.
    16. Научная революция XVII-XVIII вв. Эмпиризм и рационализм (Ф. Бэкон, Р. Декарт, Б. Спиноза, Г. Лейбниц, Дж. Локк).
    17. Субъективный идеализм и агностицизм Нового времени  (Дж. Беркли, Д. Юм).
    18. Немецкая классическая философия: основные черты и эволюция.
    19. Критическая философия И. Канта (задачи, основные проблемы и понятия).
    20. Этическая теория И. Канта.
    21. Философская система и диалектический метод Г. Гегеля.
    22. Антропологический принцип философии Л. Фейербаха.
    23. Основные принципы марксистской философии.
    24. К. Маркс об отчуждении и перспективах его преодоления.
    25. Сущность материалистического понимания истории К. Маркса. Общественно-экономическая формация.
    26. Ф. Энгельс и обоснование материалистической диалектики.
    27. Философия марксизма в России.
    28. Русская философия: проблема начала, характерные черты и периодизация.
    29. Философское творчество П.Я. Чаадаева и его роль в формировании позиций славянофилов и западников.
    30. Русская философия второй половины XIX-начала XX вв. (В.С. Соловьев, Н.Ф. Федоров, Н.А. Бердяев).
    31. Позитивизм и основные этапы его развития.
    32. Неотомизм как современный этап развития томизма.
    33. Иррационалистическое течение в философии ХХ в.: религиозный и атеистический экзистенциализм.
    34. Современная философская герменевтика. Г. Гадамер.
    35. Структурализм и постструктурализм.

    Раздел второй

    Теоретические проблемы философии

    1. Проблема бытия в философии.
    2. Эволюция представлений о материи. Принцип единства мира.
    3. Качественное многообразие и взаимосвязь форм движения материи.
    4. Единство материи, движения, пространства и времени.
    5. Причина и следствие. Понятие детерминизма.
    6. Объективная и субъективная диалектика.
    7. Диалектика и метафизика.
    8. Законы диалектики.
    9. Категории диалектики.
    10. Диалектическая и синергетическая картины мира.
    11. Отражение как всеобщее свойство материи. Социальная природа сознания.
    12. Природа сознания. Структура психики.
    13. Активный характер сознания. Сознание и самосознание.
    14. Сознание и бессознательные процессы.
    15. Гносеология в системе философского знания.
    16. Субъект и объект познания. Активная роль субъекта в познании.
    17. Чувственное познание и его формы.
    18. Рациональное познание и его формы.
    19. Практика как основа и цель познания. Практика как критерий истины.
    20. Процесс постижения истины. Понятие абсолютной, относительной и объективной истины. Принцип конкретности истины.
    21. Наука как объект познания. Научное и вненаучное знание.
    22. Общество как система. Развитие общества как естественноисторический процесс.
    23. Общественный прогресс: формационный и цивилизационный подходы.
    24. Общественное бытие и общественное сознание. Структура и формы общественного сознания.
    25. Природа и общество. Живая и неживая природа. Понятие экосистемы.
    26. Человек как философская проблема.
    27.  Диалектика природного и социального в развитии человека.
    28. Антропосоциогенез и его комплексный характер.
    29. Человек, индивид, личность, индивидуальность. Личность как социальное качество человека.
    30. Историческая необходимость и свобода личности. Социальная ответственность личности.
    31. Ценностные ориентации личности. Проблема свободы выбора. Ценность человеческой жизни.
    32. Профессиональная идентичность как ценность в цивилизованном обществе. Нравственные нормы и ценности специалиста гражданской авиации.
    33. Философия техники. Система: «человек – авиационная техника».
    34. Философское осмысление будущего. Философия и футурология.
    35. Глобальные проблемы современности: сущность, иерархия, причины происхождения и пути разрешения.

     

    4. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ВСТУПИТЕЛЬНОГО ИСПЫТАНИЯ В АСПИРАНТУРУ

    Основная литература 

    1. Спиркин, А. Г. Философия: учебник / А. Г. Спиркин. – 3-е изд., перераб. и доп. М.: Издательство Юрайт; ИД Юрайт, 2011. – 828 с.

    2. Бочков, Б.А. Философия: учебно-методический комплекс / Б.А. Бочков, С.И. Краснов. – 2-е изд., перераб. и доп. – Ульяновск: УВАУ ГА (И), 2012. – 215 с.

     

    Дополнительная литература

    1. Авиация: энциклопедия / гл. ред. Г.П. Свищев; ЦАГИ им. Н.Е. Жуковского – М.: Большая Рос. энциклопедия, 1994.  – 736 с.   

    2. Бочков, Б. А. Философия: методические рекомендации по подготовке к семинарским занятиям / Б. А. Бочков, В. А. Бажанов, С. И. Краснов. – Ульяновск: УВАУ ГА, 2007. – 148 с.

    3. Ильин, В. В. Философия в схемах и комментариях: учебное пособие / В. В. Ильин, А. В. Машенцев. – СПб.: Питер, 2008. – 304 с.: ил.

    4. Философия: учебное пособие для вузов / отв. ред. д-р филос. наук, проф. В.П. Кохановский. – 13-е изд. – Ростов-н/Д: Феникс, 2006. – 576 с.

     

    Программное обеспечение и Интернет-ресурсы

    Журнал «Вопросы философии» – http://www.vphil.ru

    Интернет-версия издания: Новая философская энциклопедия: в 4 т. / Ин-т философии РАН; Нац. обществ.-науч. фонд; Предс. научно-ред. совета В. С. Степин –   http://iph.ras.ru/enc.htm

    Портал «Гуманитарное образование» – http://www.humanities.edu.ru/

    Федеральное хранилище «Единая коллекция цифровых образовательных ресурсов» – http://school-collection.edu.ru/

    Электронная библиотека философии и религии – http://www.filosofia.ru/

    Цифровая библиотека по философии – http://www.filosof.historic.ru/

    «Мир энциклопедий» – http://www.encyclopedia.ru/

    «Электронная гуманитарная  библиотека» – http://www.gumfak.ru/

    Банки рефератов – www.bankref.ru; www.pixet.ru; www.referatw.ru; www.rureferat.com; www.student-zone.ru; www.rubricon.ru

     

    Философия как мировоззрение. Понятие, структура, исторические типы мировоззрения.

    Мировоззрение — это сложное, синтетическое, интегральное образование общественного и индивидуального сознания. Существенное значение для его характеристики имеет пропорциональное присутствие различных компонентов — знаний, убеждений, верований, настроений, стремлений, надежд, ценностей, норм, идеалов и т.д. В структуре мировоззрения можно выделить четыре основных компонента:

    1. Познавательный компонент. Базируется на обобщенных знаниях-повседневных, профессиональных, научных и т. д. Он представляет конкретно-научную и универсальную картину мира, систематизирующие и обобщающие результаты индивидуального и общественного познания, стили мышления того или иного сообщества, народа или эпохи.

    2. Ценностно-нормативный компонент. Ценность — это свойство какого-то предмета, явления удовлетворять потребности, желания людей. В систему ценностей человека входят представления о добре и зле, счастье и несчастье, цели и смысле жизни. Ценностное отношение человека к миру и к самому себе формируется в определенную иерархию ценностей, на вершине которой располагаются абсолютные ценности, зафиксированные в общественных идеалах. Следствием устойчивой, повторяющейся оценки человеком своих отношений с другими людьми являются социальные нормы: моральные, религиозные, правовые и т. п. регулирующие повседневную жизнь как отдельного человека, так и всего общества. В них в большей мере, чем в ценностях, присутствует приказной, обязывающий момент, требование поступать определенным образом. Нормы являются тем средством, которое сближает ценностнозначимое для человека с его практическим поведением.

    3. Эмоционально-волевой компонент. Для того чтобы знания, ценности и нормы реализовывались в практических поступках и действиях, необходимо их эмоционально-волевое освоение, превращение в личные взгляды, убеждения, верования, а также выработка определенной психологической установки на готовность действовать. Формирование этой установки и осуществляется в эмоционально-волевой составляющей мировоззренческого компонента.

    4. Практический компонент. Мировоззрение — это в том числе и реальная готовность человека к определенному типу поведения в конкретных обстоятельствах. Даже если это мировоззрение ориентирует человека не на участие в жизни, а на созерцательную позицию, оно все равно проектирует определенный тип поведения. На основе вышеизложенного можно определить мировоззрение как совокупность взглядов, оценок, норм и установок, определяющих отношение человека к миру и выступающих в качестве ориентиров и регуляторов его поведения.

    Исторически первой формой мировоззрения является мифология. Она возникает на самой ранней стадии общественного развития. Тогда человечество в форме мифов, то есть сказаний, преданий, пыталось дать ответ на такие глобальные вопросы как происхождение и устройство мироздания в целом, возникновение наиболее важных явлений природы, животных и людей. Значительную часть мифологии составляли космологические мифы, посвященные устройству природы. Вместе с тем, большое внимание в мифах уделялось различным стадиям жизни людей, тайнам рождения и смерти, всевозможным испытаниям, которые подстерегают человека на его жизненном пути. Особое место занимают мифы о достижениях людей: добывании огня, изобретении ремесел, развитии земледелия, приручении диких животных. Основным принципом решения мировоззренческих вопросов в мифологии был генетический. Объяснения по поводу первоначала мира, происхождения природных и общественных явлений сводились к рассказу о том, кто кого породил. Миф обычно совмещает в себе два аспекта — диахронический (рассказ о прошлом) и синхронический (объяснение настоящего и будущего). Таким образом, с помощью мифа прошлое связывалось с будущим, и это обеспечивало духовную связь поколений. Содержание мифа представлялось первобытному человеку в высшей степени реальным, заслуживающим абсолютного доверия.

    Мифология существует отдельно от религии как самостоятельная, относительно не зависимая форма общественного сознания. Но на самых ранних стадиях развития общества мифология и религия составляли единое целое. Специфика религии обусловливается тем, что основным элементом религии является культовая система, т. е. система обрядовых действий, направленных на установление определенных отношений со сверхъестественным. И поэтому всякий миф становится религиозным в той мере, в какой он включается в культовую систему, выступает в качестве ее содержательной стороны. Мировоззренческие конструкции, включаясь в культовую систему, приобретают характер вероучения. Они становятся основой формальной регуляции и регламентации, упорядочения и сохранения нравов, обычаев, традиций. Основная функция религии состоит в том, чтобы помочь человеку преодолевать исторически изменчивые, преходящие, относительные аспекты его бытия и возвысить человека до чего-то абсолютного, вечного. Таким образом, религия придает смысл и знание, а значит, и устойчивость человеческому бытию, помогает ему преодолевать житейские трудности.

    Философия зарождается как попытка решить основные мировоззренческие проблемы средствами разума, т. е. мышления, опирающегося на понятия и суждения, связывающиеся друг с другом по определенным логическим законам. В отличие от религиозного мировоззрения с его преимущественным вниманием к вопросам отношения человека к превосходящим его силам и существам, философия вынесла на первый план интеллектуальные аспекты мировоззрения, отразив нарастающую в обществе потребность в понимании мира и человека с позиций знания. Первоначально она выступила на исторической арене как поиск мирской мудрости.

    Философия унаследовала от мифологии и религии их мировоззренческий характер, их мировоззренческие схемы, то есть всю совокупность вопросов о происхождении мира в целом, о его строении, о происхождении человека и его положении в мире и т. д. Она унаследовала также весь объем позитивного знания, которое на протяжении тысячелетий накопило человечество. Однако решение мировоззренческих проблем в зарождающейся философии происходило под иным углом зрения, а именно с позиций рациональной оценки, с позиций разума. Поэтому можно сказать, что философия- это теоретически сформулированное мировоззрение. Философия — это мировоззрение, система общих теоретических взглядов на мир в целом, место в нем человека, уяснение различных форм отношения человека к миру, человека к человеку. Философия — это теоретический уровень мировоззрения. Следовательно, мировоззрение в философии выступает в форме знания и носит систематизированный, упорядоченный характер.

    Рекомендуем прочитать:

    Конспект по философии

    Worldview — обзор | Темы ScienceDirect

    Западное мировоззрение

    Западное мировоззрение социальной работы доминирует в литературе. Международная федерация социальной работы (IFSW) и Международная ассоциация школ социальной работы говорят, что социальная работа — это профессия и академическая дисциплина. Это западное мировоззрение определяет социальную работу как продвижение.

    социальные изменения, решение проблем в человеческих отношениях и расширение прав и возможностей и освобождение людей для повышения благосостояния.Используя теории человеческого поведения и социальных систем, социальная работа вмешивается в те моменты, когда люди взаимодействуют со своим окружением. Принципы прав человека и социальной справедливости имеют основополагающее значение для социальной работы.

    (IFSW, 2012, стр. 1)

    Определения представляют собой единый взгляд и игнорируют мировоззрение коренных народов на социальную работу, давая западным взглядам власть над взглядами коренных народов. Инклюзивный и поддерживающий язык, используемый в этом определении, делает знания однородными и отображает универсальное мировоззрение социальной работы.Сьюпол и Джонс (2004) утверждают, что определение не претендует на универсальное мировоззрение:

    Степень, в которой школы социальной работы соответствуют глобальным стандартам, будет зависеть от потребностей развития любой данной страны / региона и статуса развития. профессии в любой стране, что определяется уникальным историческим, социально-политическим, экономическим и культурным контекстом.

    (Sewpaul and Jones, 2004, p. 226)

    В стране, где коренные народы были колонизированы, это определение принимается большинством в качестве индикатора для измерения стандартов качества социальных работников и социальной работы, несмотря на местные реалии. быть другим.Подход к доминированию в дискурсе можно рассматривать как колонизацию тонкими словами. Его можно укрепить с помощью законодательства, государственной политики, академической успеваемости, правил и положений. Это усиление можно увидеть в Законе о регистрации социальных работников 2003 года и при поддержке Регистрационного совета социальных работников, который «сохраняет акцент на введении обязательной регистрации, что было одной из основных рекомендаций, вытекающих из обзора Закона 2011/12 г.» (Парламент Новой Зеландии, 2013 г., стр.3).

    Традиционно социальной работы для маори не существовало, вместо этого маори проявляли такие ценности, как манааки (заботиться), ароха, кайтиакитанга и рангатиратанга (лидерство), работая с тангата (людьми). В последние десятилетия появилось понятие социальной работы маори, и такие ценности, как манааки, ароха, кайтиакитанга и рангатиратанга, отразили общие интерпретации социальной работы, которую маори выполняли в основном как волонтеры. «Для многих маори добровольная деятельность (акты служения людям ванау, хапу и иви) рассматривалась как выражение философских краеугольных камней маори коллективного сознания, коллективного благополучия и коллективной ответственности» (Gray, 2002, p.41). Грей (2002) заявил, что понятие «волонтерская работа» не имеет традиционного эквивалента, и предоставление услуг людям является всеобъемлющей философией в семьях маори, в которой переплетаются ценности волонтерской работы и социальной работы. Об этом свидетельствуют результаты исследования волонтерской деятельности, проведенного Новозеландским офисом по делам сообществ и добровольцев.

    Маори чаще, чем не маори, были вовлечены в неоплачиваемую деятельность вне домашнего хозяйства.… Тот факт, что женщины маори выполняют больше неоплачиваемой работы вне дома, чем мужчины маори, объясняется особыми гендерными ролями, которые приписываются женщинам на мараэ.

    (Офис для общественного и добровольного сектора, 2007, стр. 3)

    Профессиональная социальная работа, согласно Aotearoa NZ Association of Social Work (ANZASW) (2008, p. 2), «ориентирована на решение проблем и изменять. Таким образом, социальные работники являются проводниками изменений в обществе и в жизни людей, семей и сообществ, которым они служат ». Кутер (2013, стр. 1) описывает профессионального социального работника как человека, который помогает «управлять своей повседневной жизнью, понимать и адаптироваться к болезни, инвалидности и смерти, а также получать социальные услуги, такие как здравоохранение, государственная помощь и юридические услуги. помогать.«Помощь людям может быть сложной задачей, если мировоззрение, которое они видят, не является западным. Харт (2010) определяет эту проблему и соглашается с тем, что

    в любом обществе существует доминирующее мировоззрение, которого придерживается большинство членов этого общества … Альтернативные мировоззрения действительно существуют, но они обычно не поддерживаются большинством общества … Работа с коренными народами часто требует, чтобы мы действовали вне доминирующего мировоззрения, присущего социальной работе на международном уровне, особенно на территориях четвертого мира.

    (Hart, 2010, стр. 2)

    Отчет об исследовании, Puao-te-Ata-Tu , показал, что правительственные агенты, работающие в Департаменте социального обеспечения, были расистскими, а качество обслуживания маори было низким. бедные (Министерский консультативный комитет по взглядам маори для Департамента социального обеспечения, 1986). Исследование побудило министра парламента пересмотреть Департамент социального обеспечения и принять идею вовлечения ванау при работе с отдельным клиентом.В 1989 году был принят Закон о детях, молодых людях и их семьях (CYPF), который привел к созданию Семейной групповой конференции (FGC). «Социальные работники отреагировали на вызовы Puao-te-Ata-tu , разработав методы, которые поощряли большую степень участия семьи / ванау как в принятии решений, так и в отношении ухода за хапу и расширенными родственниками» (Коннелли, 2004 г. , стр.2).

    FGC — это встреча молодого человека, оскорбившего своего ванау, потерпевших и других людей.Другие люди могут представлять различных специалистов, таких как полиция, консультант, социальный работник или адвокат по делам молодежи, которые участвуют в обсуждениях с ванау, жертвой и молодежью. Официальная встреча организована государственными агентами и состоит из трех основных этапов. Первый этап — это время, когда профессионалы сообщают whānau о своих проблемах и проблемах. На втором этапе ванау дается время для обсуждения полученной информации и разработки плана решения проблем или проблем. На третьем этапе план представляется специалистам, жертвам и другим лицам и модифицируется в соответствии с ситуацией с учетом отзывов / предложений всех участников (Ребенок, молодежь и семья, 2013).

    Понимание мировоззрения коренных народов, утверждает Харт (2010, стр. 1), важно для развития теории социальной работы и практики социальной работы. Соответственно, «наше мировоззрение влияет на наши системы убеждений, принятие решений, предположения и способы решения проблем». С точки зрения маори, ценности и практики основаны на матауранге, и люди всегда являются частью коллектива, который разделяет свои жизненные проблемы. Права на личную конфиденциальность уступили место правам whānau, что означает, что социальный работник мог делиться с whānau социальными проблемами клиента.Использование процесса FGC изменило социальную работу с клиентами-маори.

    Академические учреждения формируют преимущественно западное мировоззрение социальной работы. Дамбрилл и Грин (2008) обсуждают, как эти учреждения изменились после того, как они осознали свое угнетающее влияние на коренные народы в результате предоставления образовательного контента, который не признал ценность знаний коренных народов. «Следовательно, академии социальной работы, особенно в Канаде, Соединенных Штатах, Центральной и Южной Америке, а также в Австралии и Новой Зеландии, пытаются включить знания коренных народов в учебные программы» (Дамбрилл и Грин, 2008, стр.490). Они утверждают, что академические учреждения должны быть

    чуткими к тому, как европейские знания доминируют в академии, и [стать] открытыми для подрыва этого доминирования. Разрушение имеет решающее значение, потому что, несмотря на приверженность разнообразию и инклюзивности, большинство академий социальной работы продолжают преподавать с евроцентрической точки зрения таким образом, чтобы увековечить колонизацию не только коренных народов и знаний, но и всех других народов и знаний, выходящих за рамки доминирующих. Европейская парадигма.

    (Дамбрилл и Грин, 2008 г., стр. 490)

    Определение того, кто является социальным работником, с точки зрения коренного населения, диктуется не только академическими учреждениями или правительством. Кроме того, профессионалы и зарегистрированные социальные работники не должны быть единственными экспертами в практике социальной работы с коренными народами. Дамбрилл и Грин (2008, стр. 500) утверждают, что академическая квалификация, такая как докторская степень, не сигнализирует об автоматической способности «понимать или преподавать знания коренных народов» и не означает способности оценивать обучение студентов в этой области.Даже те, кто имеет докторскую степень по феминистской или постмодернистской эпистемологии, не могут полагаться на понимание или преподавание знаний коренных народов ». Они говорят, что происхождение этих академических квалификаций для европейцев может ограничить их понимание коренных народов, и предлагают «коренным общинам и мыслителям, а не европейским мыслителям, какими бы прогрессивными они ни были, определить, какие знания коренных народов следует преподавать, и стандарты для применяться при оценке этого обучения », передавая контроль над знаниями коренных народов в руки коренных народов.Дамбрилл и Грин (2008, с. 500) объясняют, что их позиция состоит не в том, чтобы удерживать ученых-аборигенов от достижения высоких результатов в академических кругах, а в том, чтобы оговорить, что «докторская степень — не единственный критерий в академических кругах, который должен учитываться при определении того, кто будет признан ученым. Профессор, обладающий ценными знаниями ». Впоследствии эксперты сообщества, которые могут не обладать формальной квалификацией или считаться профессионалами, но признанными за их работу с сообществами коренных народов, могут войти в эту область знаний.Белл (2006, стр. 16) показывает, как дисциплина социальной работы для маори может помочь в объединении многих сообществ. По ее словам, «если облегченный процесс деколонизации играет роль в исцелении последствий колонизации среди маори и других коренных народов, тогда социальная работа может стать контекстом, в котором можно получить доступ к этому облегченному процессу деколонизации».

    Четыре основных мировоззрения | Grace Communion International


    Эта статья представляет собой краткое изложение четырех мировоззрений, которые видны сегодня в мире.«Мировоззрение» — это способ размышления об истине и реальности. В нем суммируются основные выводы о жизни и ее значении, которые человек понимает и использует, сознательно или бессознательно. Джеймс Сир в книге The Universe Next Door , дает следующее определение «мировоззрения»:

    Мировоззрение — это набор предположений (предположений, которые могут быть истинными, частично истинными или полностью ложными), которых мы придерживаемся. (сознательно или подсознательно, последовательно или непоследовательно) об основной структуре нашего мира.Или мы могли бы просто сказать, что это сумма того, во что мы верим по самым важным вопросам жизни.

    Отец предлагает следующие семь вопросов, которые мы можем задать себе, определяя свое собственное мировоззрение. Вкратце, они следующие:

    1. Что такое первичная реальность — действительно реальная? На это мы могли бы ответить: Бог, боги или материальная вселенная.
    2. Что такое природа внешней реальности, то есть мира вокруг нас? Видим ли мы мир сотворенным или автономным, хаотическим или упорядоченным, как материю или дух? Подчеркиваем ли мы наше субъективное, личное отношение к миру или его объективность отдельно от нас?
    3. Что такое человек? Являемся ли мы очень сложными машинами, спящими богами, людьми, созданными по образу Бога, или «голыми обезьянами»?
    4. Что происходит с человеком после смерти? Это личное вымирание, превращение в более высокое состояние или уход в призрачное существование на «другой стороне»?
    5. Почему вообще можно что-то знать? Примеры ответов включают идею о том, что мы созданы по образу всезнающего Бога или что сознание и разум развились под давлением выживания в ходе длительного процесса эволюции.
    6. Как узнать, что правильно, а что нет? Неужели это потому, что мы созданы по образу Бога, чей характер хороший? Разве добро и зло определяется только человеческим выбором? Или представления просто сформировались под давлением культурного и физического выживания?
    7. В чем смысл истории человечества? Осознать ли замыслы Бога или богов, создать рай на земле, подготовить людей к жизни в сообществе с любящим и святым Богом или что-то еще?

    Какие бы ответы мы ни давали на такие вопросы, очевидно, что они окажут большое влияние на такие вопросы, как наши цели в жизни — то, как мы принимаем решения; как мы относимся к другим людям; то, как мы себя ценим; наше отношение к материальному имуществу; как мы встречаемся со смертью; что мы думаем не так с миром и как мы собираемся исправить это; как мы относимся к человеческим потребностям, к структуре семьи, к тем, кто находится за пределами нашего собственного сообщества, к правам человека или к правительству.Признавая, что то, что мы говорим, , , мы верим, и то, как мы ведем себя, , не всегда совпадают, наши действия часто четко указывают на то, во что мы, , действительно верим.

    Помня об этих вопросах, давайте кратко рассмотрим, пожалуй, четыре основных мировоззрения, которых придерживаются люди в современном мире. Важно отметить, что следующие резюме очень краткие, и вы можете думать упрощенно. Конечно, мы могли найти вариации каждого из них.Однако они даны для того, чтобы подчеркнуть тот факт, что эти мировоззрения различны и что различия не могут не влиять на то, как мы живем. Некоторые люди выбирают из двух или более этих мировоззрений отрывки, которые им нравятся, и в итоге получают мешанину убеждений, но обычно это результат недостаточного размышления о проблемах. Если действительно один из них должен быть истинным, а другие — ложным, то какой из них, который мы выберем, не может не иметь важных последствий как для настоящего, так и для будущего.

    Сэмюэл Джонсон, эссеист и составитель словарей восемнадцатого века, сказал: «Истина, сэр, — это корова; которое, когда скептики обнаружили, что оно больше не дает им молока, они отправились доить быка ». Но доить быка не только бесполезно. Это может быть очень опасно для здоровья!

    1. Атеистический материализм

    Это мировоззрение является относительным новичком на исторической сцене в любой значительной мере, но сейчас, похоже, находится в упадке. Статист Дэвид Барретт говорит, что с 1970 года количество атеистов сократилось с 4.От 6% мирового населения до 3,8% (222 миллиона). Он прогнозирует продолжающийся спад.

    Реальность
    Эта материальная вселенная действительно реальна. Как сказал Карл Саган, астрофизик и популяризатор науки: «Космос — это все, что есть или все, что когда-либо будет». Нынешнее научное представление о том, как возникла Вселенная, преподается в крупнейших университетах мира, состоит в том, что все это возникло в результате «большого взрыва» несколько миллиардов лет назад. Атеист сказал бы, что это было инициировано каким-то еще неизвестным физическим процессом.

    Люди
    Человеческое сознание и интеллект развились из химических веществ в результате длительного процесса случайной эволюции. Личность возникла из безличных атомов водорода. «Бог — это код ДНК», — говорит Тимоти Лири. Все мы — продукт только материи, времени и случая.

    Как мы узнаем вещи?
    Знания — это результат физических процессов в нашем мозгу. Проблема здесь была хорошо выражена профессором Холдейном следующим образом: «Если мои мыслительные процессы полностью определяются движением атомов в моем мозгу, у меня нет причин предполагать, что мои убеждения верны … и, следовательно, у меня нет оснований предполагать, что я мозг состоит из атомов.«Если мое самосознание, интеллект и способность делать выбор — это нечто большее, чем просто движение атомов в моем мозгу, то, согласно материалистической точке зрения, это самосознание каким-то образом возникло только в результате физических процессов.

    Значение
    Поскольку не существует разумного существа, которое все это спланировало, жизнь имеет только то значение, которое мы, люди, предпочитаем ей придавать. Некоторые не придали бы этому значения. Пьеса Сэмюэля Беккета « Дыхание » — это 35-секундная пьеса, в которой нет актеров-людей.Реквизит — это куча мусора на сцене, освещенная дракой, которая начинает тускнеть, светлеет (но никогда полностью) и затем исчезает. Нет слов, только «записанный» крик, открывающий пьесу, вдох, выдох и идентичный «записанный» крик, закрывающий пьесу. Для Беккета жизнь — такое «дыхание».

    Смерть
    Смерть — это конец нашего личного существования — блотто! «Человеческая судьба, — признается Эрнест Нагель в книге« Пересмотренный натурализм », », — это эпизод между двумя забвениями.”

    Нравственность и ценности
    Правильное и неправильное — это просто то, что мы решаем для себя, как люди, индивидуально или в группах. Обычно выигрывает решение большинства.

    История
    История не имеет конечной цели. Мы должны максимально использовать то, что у нас есть. В конце концов, эта планета обязательно сгорит или замерзнет, ​​и это будет концом всему.

    2. Индуизм, буддизм и мышление нью-эйдж

    В этом мировоззрении основное внимание уделяется себе, как мы можем улучшить себя, а не тому, как мы можем познать Бога и лучше служить ему и другим.Типичное высказывание из популярного журнала New Age гласит:

    Все пути ведут к Богу. Истинный путь, наконец, становится самоутверждением: путем любви к себе. Затем демонстрируется, что они могут проявлять Бога и больше не должны искать эту информацию вне себя. Они сами стали путем.

    Смешивать индуизм и буддизм в одну кучу упрощенно, но у них действительно есть некоторые общие убеждения. Мышление Нью Эйдж имеет тенденцию быть адаптацией некоторых из этих восточных верований к западной культуре.

    Реальность
    Все есть Бог. Все мы разделяем одну и ту же суть или «вещество» реальности, которым является дух (индуизм — Брахма; буддизм — нирвана). Эта философия единства всех вещей получила название монизма. Основная философия мышления Нью Эйдж резюмирована в трех содержательных высказываниях: «Все есть Бог», «Все едино» и «Все хорошо». Концепция Бога Нью Эйдж безлична, обычно описывается как Сила, Энергия, Сущность, Сознание, Вибрация, Принцип или Бытие.

    Материя
    Этот материальный мир нереален, это своего рода фантазия или какая-то мечта. «Реализованная душа» понимает, что этот мир ничего не значит и не имеет ценности. В конечном итоге спасение состоит в уходе от материи. Жители Нью-Эйджа склонны ценить этот мир немного больше, чем индуисты и буддисты.

    Люди
    Мы едины с Богом. Подчеркивается наше единство со всей реальностью. Индивидуальная личность недооценивается.

    Смысл
    Смысл в жизни приходит через осознание того, кем мы являемся в нашем единстве с божественным духом. Нет никаких критериев, позволяющих судить об истине на основании ложного религиозного опыта. «Я верю» имеет тенденцию превращаться в «я чувствую».

    Как мы познаем истину
    Наше значительное обучение происходит от того, что мы отдаляемся от мира, заглядываем внутрь себя, соприкасаемся с нашим настоящим «я», с божественным внутри. Индуизм, буддизм и нью-эйдж разделяют недоверие к разуму.В индуизме и буддизме Предельное неизвестно и непознаваемо. Это нети нети , «не то, не то».

    Нравственность
    Грех — это просто незнание истинной природы реальности. Нам нужно просветление, а не покаяние. Страдание, а не зло рассматривается как наша главная проблема, и большая часть индуистской и буддийской философии является ответом на это. Для некоторых не существует объективных стандартов правильного и неправильного. Как сказал один духовный мудрец из Индии: «Дело не в том, хороший ты или плохой… хорошее и плохое — относительны.Это две стороны одной медали, части одного целого ». В том же ключе Карл Фредерик писал в книге «Играем в игру по-новому, »: «Вы — высшее существо… нет ничего правильного или неправильного». Философию гуру нью-эйджа Ширли Маклейн, наряду с философией многих других нью-эйджеров, можно резюмировать так: «Если вам нравится, делайте это».

    Смерть
    Мы умираем только для того, чтобы переродиться в непрерывном цикле перерождения-реинкарнации. В следующей пятой жизни мы столкнемся с последствиями нашего поведения в этой — восточной доктрины кармы.Если нам удастся продвинуться по ступеням просветления, мы, в конце концов, выйдем из этого цикла в Нирвану, где индивидуальная личность будет поглощена полным единством с Абсолютной Реальностью, как волна, возвращающаяся обратно в океан. Большая часть буддизма отрицает личностную природу Бога. Мыслители Нью Эйдж, как правило, немного более оптимистичны в отношении нашего непрерывного продвижения в этом процессе, чем индуисты и буддисты.

    История
    Поскольку мы вовлечены в этот постоянный цикл перерождения, история не имеет большого значения.Восточная религия, как правило, не понимает мир с точки зрения цели. Как кто-то сказал, есть «движение и изменение, не связанное с идеей цели».

    3. Постмодернизм

    Постмодернизм — это термин, используемый социологами и другими людьми для описания образа мышления, который стал очень распространенным в западном мире за последнее поколение. Это подход к реальности, который оказывает значительное влияние на литературу, театр, искусство, образование, психотерапию, право, науку, архитектуру, изучение истории и взгляды людей на религию.Некоторыми значительными писателями, продвигавшими постмодернизм, являются де Ман, Джеффри Хартман, Гарольд Блум, Дж. Хиллис Миллер, Жан-Франсуа Литар, Мишель Фуко, Жак Деррида и Ричард Рорти. Его истоки лежат в философии Ницше, Хайдеггера, Маркса и Фрейда. В некоторых моментах, особенно в отношении к истине, он похож на мышление Нью Эйдж. Как образ мышления его вряд ли можно назвать «мировоззрением», поскольку один из его постулатов состоит в том, что больше не существует одной большой истории, которая могла бы объяснить наши маленькие истории.Другими словами, «мировоззрения» нет!

    Реальность
    Мы все создаем свою реальность. Бога обычно игнорируют. Если он (она, она?) Существует, ему определенно нечего сказать о том, во что мы должны верить или как мы должны себя вести.

    Истина и разум
    Абсолютной истины не существует. Гуру Нью Эйдж Ширли Маклейн придерживается типичной постмодернистской точки зрения. В « Out on a Limb » она спрашивает Дэвида, своего духовного наставника, верит ли он в реинкарнацию.Он отвечает: «Это правда, если вы в это верите, и это применимо ко всему». Как объясняет профессор Уитон-колледжа Роджер Лундин в книге Культура интерпретации, постмодернизма «все принципы — это предпочтения, и только предпочтения». В результате «они всего лишь маски воли к власти». Постмодернизм не доверяет всякому авторитету и догматизму. Он часто превращает священных коров разума и науки эпохи Просвещения в орудия угнетения. Исследовательница-феминистка Сандра Хардинг жалуется, что наука воплощает ориентированную на мужчин точку зрения, которая является «культурно принудительной».”

    Эмоции, чувства, интуиция, размышления, магия, мифы и мистические переживания теперь в центре внимания. «Я знаю» было заменено на «Я чувствую». Существует блеф от разницы между нами и реальным миром.

    Постмодернистское отвращение к истине хорошо выражено Алланом Блумом в книге «Закрытие американского разума».

    Опасность… не ошибка, а нетерпимость. Релятивизм необходим открытости; и это добродетель, единственная добродетель, которой все начальное образование на протяжении более чем пятидесяти лет посвятило себя [обучению].Открытость — и релятивизм, который делает ее единственно правдоподобной позицией перед лицом различных притязаний на истину и различных образов жизни и типов людей — это величайшее понимание нашего времени. Истинно верующий — настоящая опасность. Изучение истории и культуры учит, что в прошлом весь мир был безумным; мужчины всегда считали себя правыми, и это приводило к войнам, гонениям, рабству, ксенофобии, расизму и шовинизму. Дело не в том, чтобы исправить ошибки и действительно быть правым; скорее, это вовсе не значит думать, что вы правы.

    Зигмунд Фрейд описал этот результат с поразительной точностью почти сто лет назад:

    По сути, мы находим только то, что нам нужно, и видим только то, что хотим видеть. У нас нет другой возможности. Поскольку критерий истины — соответствие с внешним миром — отсутствует, совершенно безразлично, какие мнения мы принимаем. Все они одинаково верны и одинаково ложны. И никто не имеет права обвинять кого-либо в ошибке.

    Кто-то сказал, что теперь мы перешли от убеждения, что каждый имеет право на свое собственное мнение, к понятию, что все мнения одинаково верны!

    Хорошее обобщение постмодернистского мышления дает Ос Гиннесс в книге Fit Bodies, Fat Minds .

    Там, где модернизм был манифестом человеческой самоуверенности и самовосхваления, постмодернизм — это признание скромности, если не отчаяния. Нет правды, только правда. Никаких принципов, только предпочтения. Нет большой причины, есть только причины. Нет никакой привилегированной цивилизации, только множество культур, верований, периодов и стилей. Нет никакого грандиозного повествования о человеческом прогрессе, только бесчисленное количество историй о том, где сейчас находятся люди и их культуры. Нет простой реальности или какой-либо грандиозной объективности универсального, обособленного знания, есть только непрерывное представление всего в терминах всего остального.Короче говоря, постмодернизм… это крайняя форма релятивизма.

    Религия
    Постмодернизм не исключает религию, как это сделал модернизм с его упором на человеческий разум. Однако одобренные религии сильно отличаются от христианства. Вы можете верить в то, во что хотите. Делайте то, что заставляет вас чувствовать себя хорошо. Религия — это стиль кафетерия. Вы выбираете то, что вам нравится, из того, что разложено перед вами, и готовите еду на свой вкус. Есть сильные связи с язычеством.

    Нравственность
    Все моральные ценности относительны. Каждый человек или культура развивает свои собственные моральные ценности. Важный вопрос не в том, «Это правильно?» но «Что это будет для меня?» Особое внимание уделяется тому факту, что мы сформированы нашей культурой, и, как следствие, уменьшению личной ответственности.

    Терпимость
    Терпимость к другим взглядам — ​​одна из основ постмодернизма. Однако есть одна группа людей, на которую эта терпимость не распространяется, — те, кто считает, что истина важна! Эта нетерпимость особенно направлена ​​на тех, кто думает, что другие могут ошибаться.Аналитик постмодерна Фредерик Тернер, например, в работе «Будущее богов: заметки о постмодернистской религии», призывает к терпимости и синкретизму (смешиванию различных религий вместе). Однако в той же статье он называет евангелическое христианство «мусорной религией»!

    Индивидуализм
    Особое внимание уделяется индивидуализму. В американском суде по делу «Планируемое отцовство» против Кейси, оправдывая лицензию на аборт, суд заявил, что каждый человек должен определять «концепцию существования, смысла, вселенной и тайны человеческой жизни».”

    История
    История сильно переписана. То, что произошло на самом деле, либо неизвестно, либо неважно. Печальный симптом этого виден в опросе, показывающем, что 33% американцев разделяли мнение о том, что Холокоста, убийства шести миллионов евреев нацистами во время Второй мировой войны, возможно, никогда не произошло.

    Уильям Девер в прекрасной статье в «Ближневосточной археологии» о подходе некоторых писателей к истории, и археологии в частности, говорит:

    Такое «постмодернистское» мышление повлияло почти на все дисциплины с 1950 года, как в естественные и социальные науки, до такой степени, что теперь это считается само собой разумеющимся как господствующая парадигма.

    4. Христианство

    Есть один Бог бесконечной мудрости, святости и силы, существующий вечно. Бог личен и существует внутри себя как три личности, Отец, Сын и Святой Дух, которые всегда существовали в любовных отношениях.

    Материя
    Вселенная является творением этого Бога и зависит от него в своем существовании. У него было начало, и в его нынешнем виде будет конец. Материя настоящая и хорошая.Сам Бог разделил сотворенную человеческую природу в лице Иисуса Христа. Хотя Бог поддерживает созданную вселенную, он отличается от нее. Сам он вне пространства и времени.

    Люди
    Бог создал людей «по своему подобию» с самосознанием, свободой делать выбор, моральной ответственностью, интеллектом и духовными качествами, которые позволяют нам лично относиться к Нему. [Я рассмотрел такие вопросы, как создание людей, их место во вселенной и их отличие от животного мира в дополнительном буклете C «Природа науки и христианства».] Его желание состоит в том, чтобы мы вступили в любовные отношения, которые уже существуют внутри личностей божественной Троицы, и наслаждались общением с ним как в этой жизни, так и в вечности. Мы все испортили своей своенравностью, но Он действовал в Иисусе Христе, чтобы восстановить это общение. Об этом позже.

    Смерть
    Мы существуем вне смерти, либо в отношениях с Богом, либо без него, в зависимости от выбора, который мы сделали в этой жизни.Поскольку материальное творение имеет значение для Бога, наши тела воскреснут во время Второго пришествия Христа, хотя и будут в преобразованном состоянии, аналогичном воскресшему телу Христа.

    Как мы узнаем природу реальности?
    Бог дал нам разум, который, как Он ожидает, мы будем использовать, будь то в нашем понимании Вселенной или в нашем знании Его. Однако наша моральная извращенность влияет на нашу способность ясно мыслить, особенно когда речь идет об истине о духовных вопросах.Истина о Боге, смысле жизни и смерти и тому подобное приходит к нам через откровение. Другими словами, Бог открывает эту истину тем, кто достаточно смирен, чтобы принять ее.

    Нравственность
    Поскольку Бог совершенно добр, Он создал людей с такими же качествами нравственной добродетели. Однако люди злоупотребили предоставленной им свободой, и наша моральная природа исказилась. Наша доброта запятнана «грехом», и это влияет на наши отношения с Богом, справедливость которого требует осуждения зла.

    История
    Бог раскрывает свои цели в истории. Это «его история». Он проявил себя своими историческими поступками и открытием себя избранным людям, в частности, войдя в мир в лице Иисуса Христа. История имела начало и завершится возвращением Иисуса Христа, которого он назначил судьей человечества. В конечном итоге Бог создаст «новые небеса и новую землю», на которых его народ будет жить вечно в любовных и радостных отношениях с ним.

    Автор: Дик Трипп

    Помогите нам предоставить больше подобного контента, подарив сегодня

    Пожертвовать

    Мировоззрение формирует личность

    Наши взгляды на мир сильно влияют на то, что мы за люди. По мнению шведского исследователя, мировоззрение отражает личность и модели поведения.

    Личное мировоззрение состоит из основных предположений или представлений о мире, которые у нас есть.

    Наше мировоззрение структурирует наши мысли и действия. Они могут дать ответ на ключевые вопросы, такие как смысл жизни, воспринимаем ли мы людей как добро или зло или верим ли мы в высшую силу или божество.

    «Изучив личное мировоззрение человека, мы можем объяснить 40 процентов политической идентичности людей в Швеции — насколько правее или левее они находились. Для сравнения: при использовании поведенческих паттернов эта цифра составляет всего 25 процентов », — объясняет Артур Нильссон из шведского университета Лунда.

    «Это убедительно, учитывая, что психология традиционно фокусируется на поведенческих моделях при описании личности», — говорит Нильссон.

    Целостное понимание

    Около 1800 человек в Швеции и США приняли участие в исследовании, целью которого было составить схему их мировоззрения.

    «Их попросили оценить по шкале от одного до семи, насколько они согласны или не согласны с утверждениями в анкете», — говорит Нильссон.

    Он говорит, что результаты показывают, что люди, которые присваивают ценности всем другим людям, имеют тенденцию подчеркивать важность воображения и новаторства в науке, а также равенства и заботы в моральных и политических вопросах.

    Те, кто считает, что люди достигают ценностей по отношению к внешним нормам, склонны подчеркивать объективность, дисциплину и традиции.

    «На предмет того, как мировоззрение формирует личность, проведено мало исследований. Это потому, что эмпиризм, который утверждает, что в конечном итоге все знания происходят из чувственного восприятия, исторически был доминирующей точкой зрения в психологии ».

    Он говорит, что психология, таким образом, сосредоточилась на вещах, которые легко наблюдать, что можно измерить и потрогать.Поведение или модели поведения были в центре внимания исследований личности.

    «Мировоззрение — это тоже обширная концепция, но я думаю, что это именно то, что необходимо, чтобы помочь объединить разрозненную дисциплину и обеспечить всестороннее понимание различных частей целостности человека», — говорит Нильссон.

    Использование мировоззрений

    Нильссон объясняет, что наше мировоззрение зависит от нашей культуры и состоит из гораздо большего, чем базовые предположения или концепции.

    «Люди в Индии имеют иное мировоззрение, чем жители Швеции.Такие вещи, как личный опыт, гены и окружающая среда, личные размышления, виды культурных влияний, которым мы подвергаемся, и многие другие аспекты играют роль и влияют на наше мировоззрение ».

    «Но в своем исследовании я вижу индивидуальные различия в рамках данного культурного контекста.

    Несмотря на то, что люди имеют одинаковое культурное происхождение, мы наблюдаем определенные различия в их мировоззрении, — говорит доктор.

    Как мы можем использовать тот факт, что мировоззрение играет ключевую роль в личностях?

    «Как я уже сказал, психология традиционно хороша в разделении человека на различные части, но чтобы понять человека в целом, вы должны также понять его или ее мировоззрение.Увеличивая наши знания о мировоззрении, мы лучше понимаем, как они влияют на нашу жизнь ».

    «Есть много мировоззрений. Какие процессы ими управляют? Как они могут сосуществовать в мультикультурном обществе и как можно изменить свое мировоззрение, когда оно встречает сопротивление в течение нашей жизни? » — спрашивает Нильссон.

    В рамках клинической психиатрии

    Когда мы сталкиваемся с серьезными проблемами в жизни, наше мировоззрение может быть подвергнуто сомнению, и это может быть воспринято как очень травмирующее.

    Нильссон говорит, что классический пример — это если мир перестает восприниматься как справедливый и справедливый. Смысл и контекст занимают центральное место в нашем мировоззрении, и когда оно рушится, мы должны изменить нашу картину, чтобы избежать пустоты, потери мотивации и т. Д.

    «Более глубокое понимание того, как мы оспариваем и изменяем собственное мировоззрение, чтобы справиться с невзгодами, также может быть использовано в клинической психологии», — объясняет он.

    Сознаем ли мы собственное мировоззрение?

    «Это отчасти зависит от того, насколько глубоко мы входим в себя, но обычно в повседневной жизни мы шли довольно не осознавая нашего мировоззрения.”

    «Мировоззрение пронизывает все, что мы делаем и думаем, и часто это то, что мы обычно принимаем как должное, а не ставим под сомнение», — говорит Нильссон.

    ———————-

    Прочтите норвежскую версию этой статьи на сайте forskning.no

    Переводил: Гленн Остлинг

    Внешние ссылки
    Сопутствующие материалы

    Проблемное поведение из-за нарушения зрения

    Ученики с диагнозом СДВГ, трудности с обучением или дислексия в некоторых случаях могут просто страдать от нарушения зрения.

    Раннее вмешательство предотвращает поведенческие проблемы

    Чтобы не допустить негативного поведения среди детей, работу нужно начинать рано.

    Давайте использовать порно, чтобы изменить сексуальное поведение

    Исследования показали взаимосвязь между использованием порнографических материалов и поведением в постели.По словам норвежского исследователя, работая вместе с порноиндустрией, можно будет влиять на людей хорошим, способствующим укреплению здоровья способом.

    (PDF) Что такое мировоззрение?

    1994 http://www.vub.ac.be/CLEA/pub/books/worldviews.pdf

    Апостель, Лео и Ян Ван дер Векен. Wereldbeelden, Van Fragmentering Naar Integratie.

    Капеллен: DNB / Pelckmans, 1991

    Бахм, Арчи Дж. Сравнительная философия: сравнение западной, индийской и китайской философий.

    Альбукерке, Нью-Мексико: World Book, 1995

    ———. Модель мира философа. Вестпорт: Greenwood Press, 1979

    Баркоу, Джером Х., Леда Космидес и Джон Туби. Адаптированный разум: эволюционная

    Психология и генерация культуры. Oxford: Oxford University Press, 1992

    Боулдинг, Кеннет Э. «Общая теория систем: скелет науки». Менеджмент

    Наука 2, вып. 3 (1956): 197-208 http: // pespmc1.vub.ac.be/Books/Boulding.pdf

    ———. «Что такое эволюционная экономика?» Журнал эволюционной экономики 1, вып. 1

    (1991): 9-17 http://dx.doi.org/10.1007/BF01202334

    Броуд, Чарли Д. «Философия». Inquiry I (1958): 99-129

    Кэмпбелл, Дональд Т. «Эволюционная эпистемология». В «Философии Карла Поппера», под редакцией

    Пол Артур Шилпп, 413-63. La Salle: Open Court Publishing, 1974

    Карнап, Рудольф, Ханс Хан и Отто Нейрат.Wissenschaftliche Weltauffassung: Der Wiener

    Kreis. Вена, 1929

    Карвалью Ив, Джон Дж. «Обзор структуры научного мировоззрения». Зайгон 41, вып. 1

    (2006): 113-24

    Шейссон, Эрик Дж. Космическая эволюция: рост сложности в природе. Гарвард: Гарвард

    University Press, 2001

    Ducasse, Curt J. Философия как наука, ее содержание и метод. Нью-Йорк: О. Пиест, 1941

    Эдельман, Джерард М.Нейронный дарвинизм: теория отбора нейронных групп. Нью-Йорк:

    Basic Books, 1987

    Elchardus, Mark. Wantrouwen En Onbehagen. Брюссель: VUB Press, 1998

    Фогель, Дэвид Б. Эволюционные вычисления: к новой философии машинного интеллекта.

    Piscataway, NJ: IEEE Press, 1995

    Goldratt, Eliyahu M., and Jeff Cox. Цель: процесс постоянного улучшения: North River

    Press, 1984

    Heylighen, Francis.»Мировоззрение». Principia Cybernetica Web,

    http://pespmc1.vub.ac.be/WORLVIEW.html.

    Кант, Иммануил. Kritik Der Urteilskraft. Дитцинген: Реклам, 1790. Перепечатка, 1986

    Кауфман, Стюарт А. «За пределами редукционизма: новое изобретение священного». Зайгон 42, вып. 4

    (2007): 909 http://www.ucalgary.ca/files/ibi/BeyondReductionism9.pdf.

    ———. Исследования: Oxford University Press, США, 2000

    Леви, Пьер. Мировая философия: Le Marché, Le Cyberespace, La Conscience.Париж: Издания Odile

    Джейкоб, 2000

    Майерс, Дэвид Г. В погоне за счастьем. Нью-Йорк: Avon Books, 1993

    Naugle, Дэвид К. Мировоззрение: история концепции. Кембридж: Wm. Б. Эрдманс

    Publishing, 2002

    Поппер, Карл Р. Логика научных открытий. Лондон: Рутледж, 1959

    ———. «О статусе науки и метафизики». В догадках и опровержениях: рост научного знания

    , под редакцией Карла Р.Поппер, 249-71. Лондон и Нью-Йорк:

    Рутледж, 1989. Перепечатка, предположения и опровержения. Рост научных знаний

    (5-е издание, переработанное; Лондон и Нью-Йорк: Рутледж, 1989), 184-200

    Решер, Николас. Философское рассуждение: исследование методологии философствования. Oxford:

    Blackwell Publishers, 2001

    Scheinkopf, Lisa J. Мышление для перемен: использование процессов мышления Toc: CRC Press,

    1999

    12

    (PDF) Психология мировоззрений

    Journal of Личность и социальная психология, 79,

    690–700.

    Гиллиган К. (1982). Другим голосом. Кембридж,

    Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

    Голдфрид, М. Р., и Ньюман, К. (1986). Psychother-

    APY интеграции: историческая перспектива. В J. C.

    Norcross (Ed.), Справочник эклектического психотерапевта —

    apy (стр. 25–61). Нью-Йорк: Бруннер / Мазель.

    Голлвитцер П. М. (1999). Намерения реализации:

    Сильные эффекты простых планов. American Psychol-

    ogist, 54, 493–503.

    Гонзалез Р. К., Бивер Дж. Л. и Гарднер Г. Т.

    (1994). Мультикультурная перспектива в терапии: социальный конструкционистский подход

    . Психотерапия:

    Теория, исследования, практика, обучение, 31, 515–

    524.

    Грэм, М. Дж. (1999). Африканский мир —

    взгляд: к парадигме социальной работы. Журнал

    черных исследований, 30, 103–122.

    Гринберг, Дж., Арндт, Дж., Шимель, Дж., Пищинский Т.,

    и Соломон С. (2001). Уточнение функции

    защиты мировоззрения, вызванной заметностью смертности: Re-

    Новое подавление или ограниченная доступность

    мыслей, связанных со смертью? Экспериментальный журнал

    Социальная психология, 37, 70–76.

    Гринберг, Дж., Пищинский Т., и Соломон, С.

    (1997). Теория управления терроризмом самооценки

    и культурные мировоззрения: эмпирические оценки

    и концептуальные уточнения.В P. M. Zanna (Ed.),

    Достижения экспериментальной социальной психологии

    (Том 29, стр. 61–141). Сан-Диего, Калифорния: Academic

    Press.

    Гринберг, Дж., Пищински, Т., Соломон, С., Розен-

    ,

    блатт, А., Видер, М., Киркланд, С., и Лайон, Д.

    (1990). Доказательства теории управления терроризмом II:

    Влияние значимости смертности на реакцию на

    тех, кто угрожает культурному миру или поддерживает его —

    точка зрения. Журнал личности и социальной психологии —

    огы, 58, 308–318.

    Greve, W. (2001). Объяснения ловушек и пробелов в действии

    : Теоретические проблемы психологии

    человеческой деятельности. Психологический обзор, 108, 435–

    451.

    Григер, И., и Понтеротто, Дж. Г. (1995). Рамки

    для оценки в мультикультурном консультировании. В J. G.

    Ponterotto, J. M. Casas, L. A. Suzuki, & C. M.

    Alexander (Eds.), Handbook of multicultural

    консультирование (стр. 357–374). Таузенд-Оукс, Калифорния:

    Сейдж.

    Гроф С. и Валье М. Л. (ред.). (1988). Человек

    выживание и эволюция сознания. Олбани:

    State University of New York Press.

    Гушуэ, Г. В., и Скиарра, Д. Т. (1995). Культура и

    семей: многомерный подход. В J. G.

    Ponterotto, J. M. Casas, L. A. Suzuki, & C. M.

    Alexander (Eds.), Справочник по мультикультурному консультированию

    (стр. 586–606). Таузенд-Оукс, Калифорния:

    Сейдж.

    Хаймерл, К. Дж. И Валентин, Э. Р. (2001). Влияние

    созерцательной практики на внутриличностные, межличностные

    личные и надличностные измерения концепции «я». Журнал трансперсональной психологии, 33,

    37–52.

    Halifax, J. (1979). Шаманские голоса. Нью-Йорк: Даттон.

    Холл, С. С., и Линдзи, Г. (1978). Теории личности

    сональность (3-е изд.). Нью-Йорк: Вили.

    Харрисон, А.О., Уилсон, М.N., Pine, C.J., Chan,

    ,

    S.Q., & Buriel, R. (1990). Семейная экология

    детей из числа этнических меньшинств. Развитие ребенка, 61,

    347–362.

    Hickson, J., Housley, W., & Wages, D. (2000).

    Восприятие духовности консультантами в терапевтическом процессе

    . Консультации и ценности, 45,

    58–66.

    Ходжес, Х.А. (1944). Вильгельм Дильтей. Нью-Йорк:

    Oxford University Press.

    Хофстеде, Г.(1984). Последствия культуры (сокращенное издание

    ). Ньюбери-Парк, Калифорния: Сейдж.

    Holm, N. G., & Bjorkqvist, K. (Eds.). (1996). Мир

    просмотров в современном обществе. Або / Турку, Финляндия: Abo

    Akademi University.

    Hong, G.-Y. (1997). Верования и приписывание справедливого мира —

    причинно-следственной ответственности среди корейских подростков —

    подростков. Межкультурные исследования, 31, 121–136.

    Hong, Y.-Y., Morris, M. W., Chiu, C.-Y., & Benet-

    Martinez, V.(2000). Мультикультурные умы: динамический конструктивистский подход к культуре и познанию. Американский психолог, 55, 709–720.

    Худ, Р. У., младший (1974). Психологическая сила и

    отчет о сильном религиозном опыте. Журнал

    для научного исследования религии, 13, 65–71.

    Худ, Р. У., младший (1975). Построение и предварительная

    предварительная проверка меры сообщенного мистического опыта

    .Журнал научных исследований

    Religion, 14, 29–41.

    Худ, Р. У., младший, Спилка, Б., Хансбергер, Б., &

    Горсуч, Р. Л. (1996). Психология религии:

    Эмпирический подход (2-е изд.). Нью-Йорк: Guil-

    ford Press.

    Ховард Г. С. (1993). Шаги к науке бесплатно

    будет. Консультации и ценности, 37, 116–128.

    Ховард Г. (Ред.). (1994). Свободная воля и психология

    [Спецвыпуск]. Журнал теоретической и философской психологии

    , 14 (1).

    Хуэй, К. Х. (1988). Измерение индивидуализма —

    коллективизма. Journal of Research in Personal-

    ity, 22, 17–36.

    Гуманизм и его устремления. (2003). Гуманист,

    63 (3), 13–14.

    Хант, Х., Дуган, С., Грант, К., и Хаус, М. (2002).

    Усиление роста в сравнении с диссоциативными состояниями сознания

    : анкетное исследование. Журнал

    Гуманистическая психология, 42, 90–106.

    Хант, М.О. (2000). Статус, религия и «вера

    в справедливый мир»: сравнение афроамериканцев,

    50 КОЛЬТКО-РИВЕРА

    Вильгельм Дильтей (Стэнфордская энциклопедия философии)

    1. Жизнь и мысли Дильтея

    1.1 Краткий обзор философского развития Дильтея

    Вильгельм Дильтей родился в Бибрихе на Рейне в 1833 году, через два года.
    после смерти Гегеля. Двойственное отношение Дильтея к
    Гегель может дать некоторые первые ключи к разгадке своего собственного философского
    подход.Он восхищался признанием Гегелем исторического
    измерение философской мысли, но отвергает умозрительные и
    метафизическими способами он развил это отношение. Как неокантианцы,
    Дильтей предлагал вернуться к более сфокусированной точке зрения Канта, но
    не без учета высших освободительных устремлений
    и более широкие взгляды более поздних мыслителей, таких как Фихте, Гердер и
    Гегель.

    Дильтей охарактеризовал свой широкий взгляд на философию как на одну из
    установление целостных отношений со всеми теоретическими дисциплинами и
    исторические практики, которые пытаются понять мир.Вместо
    демаркации границ, которые отделяют философию от других
    способов вовлечения жизни, Дильтей рассматривает свою важнейшую задачу как
    формулируя общие структуры, которые определяют человеческий дух в
    Общая. Относительно в начале его карьеры философия определяется как
    «Эмпирическая наука о духовных явлениях»,
    стремится «познать законы, регулирующие социальные, интеллектуальные и
    моральные явления »(1867 / GS.V, 27). Философия должна стремиться
    сохранить рамки, которые идеалисты, такие как Фихте, Шеллинг и Гегель
    дал это, но он должен сделать это, вернув кантовскую строгость, которая
    были потеряны и действовали эмпирически.

    Эти цели, сформулированные во вступительной лекции, которую прочитал Дильтей.
    в 1867 г., заняв свою первую профессуру в Базеле, уже были
    прообраз в его ранних журналах. Так, в 1859 г. Дильтей писал, что
    новая Критика разума должна исходить из психологической
    законы и импульсы, из которых происходят искусство, религия и наука. Все
    интеллектуальные системы — это просто кристаллизация более общих
    схемы, уходящие корнями в жизнь (JD, 80).

    Ранний Дильтей задумал свою цель как расширение критического
    проект, который обосновал бы гуманитарные науки, поскольку Кант обосновал
    естественные науки.Тогда он надеялся, что гуманитарные науки будут
    может прийти к законным объяснениям, как и естественные науки.
    По крайней мере до 1887 года, когда он опубликовал свою книгу Poetics ,
    Дильтей был уверен, что внутреннее объяснение человеческого творчества
    может быть достигнуто. Он сам сформулировал три закона
    образная метаморфоза для объяснения вдохновляющего эффекта, который
    поэты могут иметь на нас. Дильтей резюмирует их как законы
    исключение, усиление и завершение. Даже в обычных
    образы опыта трансформируются, исключая то, что больше не
    интерес и усиление того, что остается, исходя из наших нынешних интересов.Но что отличает поэтические образы, так это то, что они дополняются
    общие жизненные проблемы могущественной психики.

    Благодаря его усилиям разработать своего рода гештальтист
    психология, которая могла бы сформулировать этот третий закон творческого завершения,
    Дильтей пришел изменить некоторые из своих основных предположений. Он пришел в
    понять, что общая психическая связь человека не была
    достаточный контекстный фрейм для объяснения человеческого опыта. Наш
    опыт можно понять, только описав его как
    континуум, который постепенно приобретается с течением времени.То, что он называет
    «Приобретенная психическая связь» сама по себе исторически заложена
    в социальном мире. Это означает, что наш доступ к истории намного больше
    прямой, чем наш доступ к природе. Мы чувствуем себя частью истории
    тогда как природа все больше отдаляется от нас. Хотя
    Дильтей по-прежнему готов признать, что объекты внешнего опыта
    феноменальны, он больше не принимает кантовский тезис о том, что
    содержание внутреннего опыта также феноменально. Внутренний опыт
    воспринимается как жизненный опыт (Erlebnis) , который является реальным
    и время, которое связывает нас с историей, — это не просто идеальная форма
    Кант разоблачил природу.

    Эта вторая фаза мысли Дильтея характеризуется
    акцент на реальности пережитого опыта и на непосредственном
    понимание человеческой жизни, что это делает возможным. Это в
    «Идеи для описательной и аналитической психологии» 1894 г.
    что Дильтей разрабатывает свое различие между объяснением и пониманием.
    «Мы объясняем с помощью чисто интеллектуальных процессов, но мы
    понять через сотрудничество всех сил разума
    активизируется опасениями »(1894 / SW.II, 147).Гуманитарные науки
    впредь будет рассматриваться как прежде всего связанный с пониманием
    смысл человеческих действий и взаимодействий. Также центральное место в этом
    Вторая фаза мысли Дильтея — это эссе «Происхождение
    нашей веры в реальность внешнего мира и его
    Обоснование »1890 года. Наш первый выход во внешний мир.
    не является выводом, но ощущается как сопротивление воле. Мир
    прожитого опыта — это не просто теоретическое представление, но
    непосредственно преподносить нам как воплощающие ценности, относящиеся к нашим
    целей.Упор на чувство и непосредственность на втором этапе
    равносильно отрицанию диалектического подхода Гегеля.

    Если бы первая фаза характеризовалась поиском внутреннего
    объяснения и второй этап путем прямого понимания, третий
    фазу можно охарактеризовать потребностью в интерпретации. Этот последний
    можно сказать, что эта фаза охватывает последнее десятилетие жизни Дильтея.
    до его смерти в 1911 году. Это начинается с реализации в эссе
    «Расцвет герменевтики» 1900 г.
    разборчивость пережитого опыта еще не составляет полной
    понимание.Самопонимание также должно быть опосредовано извне.
    То, как мы выражаем себя, будь то в общении или в действии,
    является решающим посредником в самоопределении. Понимание может
    быть надежным только в том случае, если оно исходит из интерпретации человеческого
    объективации. Таким образом, мы правильно понимаем себя не через
    самоанализ, но через историческую контекстуализацию. Именно в этом
    последняя фаза его мысли о том, что Дильтей, занимавший теперь кресло
    которую Гегель когда-то проводил в Берлине, возрождает
    теория объективного духа как средства связи нас с прошлым.В
    1906 Дильтей опубликовал основополагающую работу о молодом Гегеле —
    Die Jugendgeschichte Hegels — использовались недавно
    обнаружены теологические и политические фрагменты. Эти неизвестные рано
    фрагменты раскрывали историческую гениальность Гегеля до него
    был скован диалектической систематизацией, которую Дильтей
    всегда возражал. Ученик Дильтея Герман Ноль оказал помощь
    расшифровав некоторые из этих фрагментов и продолжил их публикацию. Ноль
    также был редактором тома работ Дильтея по истории
    Немецкий идеализм, восходящий к Канту, Беку и Фихте и ведущий к
    такие современники Гегеля, как Шеллинг, Шлейермахер,
    Шопенгауэр и Фрис.

    1.2 Религиозное происхождение философии Дильтея

    Дильтей, следуя семейной традиции, начал учебу в университете.
    в Гейдельберге по теологии. Там его также познакомили с
    философские системы идеалистов Куно Фишера. Потому что
    Фишера обвинили в пантеисте, его право преподавать было
    снята в 1853 году. Затем Дильтей перешел в Берлинский университет,
    где он попал под влияние двух Фридриха
    Ученики Шлейермахера Фридрих Адольф Тренделенбург и
    Август Бек.Шлейермахер все чаще становился центром внимания
    Интересы Дильтея. В 1859 году его попросили завершить
    редактирование писем Шлейермахера. В том году
    Общество Шлейермахера также организовало конкурс сочинений.
    В материале Дильтея, озаглавленном «Шлейермахер
    Герменевтическая система по отношению к ранним протестантам
    Герменевтика »(1860, SW.IV, 33–227), была удостоена первой
    приз и привел ко второй комиссии, а именно, чтобы написать
    Биография Шлейермахера. Первый том этой биографии
    был опубликован в 1870 году.Это ставит Шлейермахера не только в его
    богословской обстановке, но также и в контексте литературных и
    философские движения активизировались в Берлине с 1796 по 1807 год.
    демонстрирует растущие интересы Дильтея в эстетике и
    философские вопросы. Он также написал диссертацию на тему
    Этика Шлейермахера.

    Будучи студентом богословия, Дильтей начал изучение многих ранних
    формулировки христианского мировоззрения, которые, хотя и не были завершены,
    продолжал влиять на его последующие сочинения.В 1860 году Дильтей пишет
    что

    это мое призвание постичь сокровенную природу религиозной жизни
    в истории и обратить на это внимание нашего времени, которое
    движимы исключительно делами государства и науки. (JD, 140)

    Это означает поиск религиозности не столько в ее институциональной сфере.
    практики и его теологические доктрины, как в укромных уголках человеческого
    опыт. В том же ключе он утверждает, что необходимо
    восстановить «религиозно-философское мировоззрение, которое похоронено
    под руинами нашего богословия и философии »(JD, 140).

    Дильтей рассматривает религиозный опыт как продолжение
    Чувство абсолютной зависимости Шлейермахера. Это всего
    опыт, который переплетается с чувством зависимости с осознанием
    способности возвыситься. Религиозный опыт рассматривается как
    прочный фон и сопровождение интеллектуальной жизни человека.
    Религия проявляется во многих формах, таких как мифические.
    представления, мистические идеи откровения и человеческого искупления,
    богословские доктрины и метафизические теории.Из-за его
    акцент на метеорологических событиях (1883 / SW I, 450), Дильтей видел миф
    как примитивная научная теория, скомпрометировавшая подлинную
    религиозность мистических чувств.

    Позже, размышляя о природе мировоззрений, Дильтей
    время от времени возвращайтесь к проблеме религии. Что отличает
    религиозное мировоззрение с художественно-философских мировоззрений заключается в том, что
    он связывает видимое с невидимым, жизнь — с нашим осознанием
    смерть. В поразительном позднем отрывке Дильтей пишет, что когда жизнь
    испытал религиозно и

    в соответствии с его истинной природой — полный лишений и исключительного
    смесь страдания и счастья во всем — <мы>
    указал на что-то странное и незнакомое, как будто это исходило от
    невидимые источники, что-то <давит> на жизнь извне,
    все же исходящий из собственных глубин.(ок. 1910 / SW.III, 285)

    Такой же нетрансцендентный взгляд на религию можно найти в
    Последнее эссе Дильтея, написанное в последние дни его жизни
    в 1911 году во время отпуска в Доломитовых Альпах. Это эссе о
    «Проблема религии» указывает на то, что
    Просвещение сделало все труднее признать
    мистические аспекты религиозного опыта. Мыслители Просвещения
    считал мистический опыт иррациональным. Но по словам Дильтея,
    Шлейермахер смог избежать этого обвинения в иррационализме благодаря
    соотнесение основных аспектов религиозного опыта с пониманием
    трансцендентальная философия.Вместо интерпретации мистического
    чувство единения как эзотерического союза с трансцендентным Богом,
    Шлейермахер объясняет это как общее осознание, настроенное на
    невидимая связность вещей здесь внизу (1911 / SW.VI, 304–05).
    Он дает трансцендентное прочтение того, что интуитивно ощущается и ощущается в
    религиозное настроение, превращая его в творческий жизненный принцип.
    В то время как традиционно мистицизм имел тенденцию обесценивать нашу жизнь в этом
    В мире мистицизм Шлейермахера рассматривается как его подтверждение.

    2. Основные философские труды Дильтея

    2.1 1880-е годы: расширение критических рамок

    Первая крупная теоретическая работа Дильтея — это Introduction.
    к гуманитарным наукам
    1883 г. Гуманитарные науки
    ( Geisteswissenschaften ) охватывает как гуманитарные науки, так и
    социальные науки. Они варьируются от таких дисциплин, как филология, литературная
    и культурологии, религии и психологии, политологии
    и экономика. Дильтей настаивает на том, чтобы гуманитарные науки не были связаны
    с помощью некоторой логической конструкции по приказу Августа Конта или Дж.С. Милль,
    но посредством рефлексивных соображений, которые принимают свои исторические
    генезис. Дильтей пишет, что

    гуманитарные науки, как они существуют и как они практикуются в соответствии с
    по причине того, что было активным в их истории …
    содержат три класса утверждений. (1883 / SW.I, 78)

    Это 1) описательные и исторические утверждения, 2) теоретические
    обобщения о частичном содержании и 3) оценочных суждениях и
    практические правила.Гуманитарные науки более явно нормативны в
    природы, чем естественные науки, для которых формальные нормы связаны с
    достаточно объективного исследования. Дело в том, что гуманитарные науки вынуждены
    противостоять существенным нормативным вопросам ограничивает вид
    теоретические закономерности, которые могут быть установлены в человеческом
    науки. Учитывая ключевую роль, которую люди играют в
    социально-исторический мир, понимание индивидуальности как
    важны в гуманитарных науках, так как объяснения можно найти
    через обобщения.

    Но гуманитарная наука о психологии, которая имеет дело с отдельными людьми
    существа не могут исследовать их отдельно от взаимодействия с обществом.
    «Человек как факт, предшествующий истории и обществу, — это фикция»
    (1883 / SW.I, 83). Это означает, что психология может быть фундаментальной
    гуманитарная наука, только если она задумана как в первую очередь описательная.
    Психологические объяснения все еще возможны, но только начав
    с негипотетической базой, которая описывает, как наш опыт
    ассимилирует социальные и культурные особенности.Многие черты человеческого характера
    не являются чисто психологическими. Таким образом, когда мы говорим о человеке как о
    В бережливом мы сочетаем экономические и психологические особенности.

    Отдельные люди важны для понимания
    истории, но вместо того, чтобы сделать их монадическими строительными блоками
    истории, их следует рассматривать как точки пересечения многих
    силы. Только мультидисциплинарный подход к истории человечества может сделать это.
    справедливость. Как сознательные живые существа, индивидуумы являются
    носители истории, но они в такой же мере являются продуктами
    история.Индивидуумы не являются самодостаточными атомами. Но ни то, ни другое
    их следует рассматривать как поглощенные такими сообществами, как
    нации или народы. Концепции, лежащие в основе души народа
    «Не более пригодны для использования в истории, чем концепция жизненной силы
    в физиологии »(1883 / SW.I, 92). Подозрение тех, кто постулирует
    преобладающие самодостаточные образования, такие как нации и народы, привели
    Дильтей дистанцироваться от национализма своего современника
    Генрих фон Трайчке и присоединиться к политическому реформизму
    напоминает Канта и Вильгельма фон Гумбольдта.

    Дильтей рассматривает большинство гуманитарных наук как анализ человеческого
    взаимодействия на уровне, который может быть посредником между индивидуальной инициативой
    и общинные традиции. Эти науки имеют дело с тем, что он называет
    «Культурные системы» и «внешние организации
    общество». Культурные системы — это ассоциации, в которых
    присоединиться добровольно для определенных целей, которых они могут достичь только
    через сотрудничество. Эти системы являются культурными в самом широком смысле.
    смысл и включать все аспекты нашей социальной жизни.Они могут быть
    политического, экономического, художественного, научного или религиозного характера и
    обычно не связаны национальными или другими всеобъемлющими интересами.
    Внешние организации общества, напротив, тем более
    контролируя институциональные структуры, такие как семья и государство, которые мы
    рождены в. Здесь «непреходящие причины связывают волю многих в
    единое целое »(1883 / SW.I, 94), внутри которого властные отношения,
    зависимость и собственность могут быть установлены. Это важно
    перекрестные ссылки на культурные системы и институциональные организации.Мыслители Просвещения сосредоточились на культурных системах, таких как
    академии наук и их потенциальный универсальный охват, в то время как
    игнорируя то, как большинство учебных заведений контролируются местными
    власти. Хотя Дильтей обучался у членов
    исторической школы, он признал, что многие из них были
    одинаково односторонний, подчеркивая отличительные институциональные
    организации, разделяющие разные народы, игнорируя роль
    обобщений, ставших возможными благодаря анализу культурных
    системы.

    Дильтей стремится объединить эти два подхода для либерализации
    историцистской точки зрения и придать ей методологическую строгость. К
    понять роль закона в исторической жизни, мы должны это учитывать
    как культурная система, которая формулирует юридические вопросы в универсальных терминах
    и как внешняя организация общества, которая рассматривает их с точки зрения
    положительных законов отдельных институтов. Историческая школа
    было неправильно рассматривать людей как полностью подчиненных облигациям
    семьи и государства и думать, что положительные законы
    институты определяют полную реальность жизни.Авторитет
    состояние «охватывает только определенную часть …
    коллективная власть населения »и даже когда государственная власть
    имеет определенный перевес, он может сделать это только «через
    сотрудничество психологических импульсов »(1883 / SW.I, 132).

    В предисловии к Введение в гуманитарные науки ,
    Дильтей называет свой проект «Критикой исторического разума». Мы
    теперь можно понять, что это прежде всего критика метафизического
    тезис о том, что может быть всеобъемлющая «универсальная объяснительная
    рамки всех исторических фактов »(1883 / SW.I, 141). Если
    универсальные объяснения должны быть возможны как для истории, так и для
    природы, то мы должны признать, что они возможны только для
    соотнесение частичного содержания действительности. Причина, по которой естественный
    науки были так успешны в открытии причинных законов природы
    в том, что они абстрагируются от всего внешнего мира.

    Условия , требуемые механистическим объяснением
    природы объясняют только часть содержания внешних
    реальность
    .Этот разумный мир атомов, эфира, вибраций есть
    только расчетливая и в высшей степени искусственная абстракция от того, что дано
    во внешнем и живом опыте. (1883 / SW.I, 203)

    Гуманитарные науки не могут аналогичным образом сконструировать абстрактное феноменальное
    мир, который фокусируется на физических и химических процессах и обращается к
    гипотетические атомные или даже субатомные элементы. Это возложено на
    гуманитарных наук, чтобы иметь дело с более сложными сетями
    исторический мир и реальные данные людей.Пояснения
    адекватные историческому миру, потребуют анализа
    множественное частичное содержание, которое актуально в конкретном
    контекст. По словам Дильтея, гуманитарные науки должны заменить
    абстрактная методология естествознания с аналитическим
    аналог.

    Абстракция отличается от анализа тем, что бывшие одиночные игры
    из один факт и игнорирует другие, тогда как последний
    стремится понять большинство фактов, составляющих факторы
    сложного целого.(ок. 1880–1893 / SW.I, 433)

    Чем больше фактов пытаются сопоставить объяснения, тем более ограниченный
    их объем должен быть. Таким образом, законы, которые предстоит открыть в человеческом
    науки будут применяться не к истории в целом, а только к конкретным
    культурные системы или институциональные организации. Может быть возможно
    прийти к причинным законам экономического роста, научного прогресса или
    литературное развитие, но не всеобъемлющие исторические законы человеческого
    прогресс.

    До сих пор Дильтей приводил доводы в пользу относительной независимости человеческого
    наук по сравнению с более устоявшимся естественным
    науки.Однако с трансцендентальной точки зрения, учитывающей
    условия, которые наше сознание приводит к опыту, человеческое
    науки должны претендовать на рефлексивный приоритет. Осознание того, что
    гуманитарные науки не только устанавливают, что есть — как и естественные
    науки, но также выносить оценочные суждения, ставить цели и
    предписывает правила, раскрывает, что они имеют прямое отношение к
    полная реальность прожитого опыта. Кантианец, я-думаю, это
    основа концептуального познания ( Erkenntnis ) природного
    науки действительно проистекают из прямого знания ( Wissen ), укорененного в
    в более инклюзивном мышлении Дильтея — чувстве — желании жить
    опыт (см. 1883 / SW.I, 228 и ок. 1880–93 / SW.I,
    263–68). Естественные науки просто конструируют феноменальное или
    идеальный мир, который абстрагируется от реальной связи пережитого опыта.
    Мир, сформированный гуманитарными науками, — это
    историко-социальная реальность, в которой участвуют люди. Это
    реальный мир, которым непосредственно владеют или присутствуют в том, что Дильтей называет
    Innewerden . Этот термин иногда переводили как
    «Внутреннее осознание», но лучше перевести его как
    «Рефлексивное осознавание», чтобы указать, как обстоят дела
    там для нас.Рефлексивное осознавание — это предварительный рефлексивный индексический режим.
    сознания, которое «не противопоставляет содержание
    субъект сознания (он не воспроизводит его) »(ок.
    1880–93 / SW.I, 253). Это прямое ноу-хау, что реальность
    подарок-для-меня до любого рефлексивного акта-содержания,
    внутреннее и внешнее, или субъект-объектные различия, которые характеризуют
    репрезентативный мир концептуального познания.

    Гуманитарные науки должны сохранять изначальное присутствие этого
    непосредственно познаваемая реальность, даже когда они продолжают использовать интеллектуальные
    инструменты концептуального познания в их анализе частичного содержания.Способ представления и анализа исторического мира должен в некоторых
    путь по-прежнему отражает то, как была прожита история. Финал
    понимание ( Verstehen ), направленное на человека Дильтея
    науки должны использовать все наши возможности и должны отличаться
    от простого интеллектуального и абстрактного понимания
    ( Verstand ) естественных наук Канта.

    Пытаясь передать богатство и глубину пережитого опыта,
    гуманитарные науки также должны учитывать вклад искусства.Эстетика составляет важную культурную систему в том смысле, что она может
    дать представление о том, как искусство может способствовать человеческому пониманию
    в целом. «Поэтика
    » Дильтея «» 1887 г.
    усилия по развитию определенных психологических концепций для объяснения
    работы поэтического воображения. Даже в обычной жизни изображения
    мы извлекаем из опыта, подвержены метаморфозам. Со временем все
    наши изображения трансформируются, потому что «одно и то же изображение больше не может
    вернуться, чем тот же лист может снова вырасти на дереве следующие
    весна »(1887 / SW.V, 102). Первый закон метаморфозы
    включает в себя исключение тех компонентов изображений, которые не
    ценно для нас. Не всякая предполагаемая составляющая стоит
    вспоминая. По словам Дильтей, мы не просто пассивно поглощаем
    каждое впечатление, которое встречается на нашем пути. Отфильтровываем то, что не стоит
    восприятие посредством процесса апперцепции. Это восприятие руководствуется
    тем, что называется «приобретенным звеном душевной жизни».
    Поскольку эта постепенно приобретаемая связь различается для каждого субъекта,
    процесс исключения никогда не приводит к одинаковому результату.

    Кое-что из того, что не исключено первым законом воображения,
    метаморфозы могут тогда стать предметом особого внимания.
    Согласно второму закону образной метаморфозы Дильтея
    «Изображения трансформируются, когда они расширяются или сжимаются, когда
    интенсивность ощущений, из которых они состоят, увеличивается или
    уменьшилось »(1887 / SW.V, 102). Такое изменение интенсивности может
    применимы либо к репродуктивному воображению обычной памяти, либо к
    продуктивное воображение поэтов или романистов.В первом случае
    памяти увеличение интенсивности, как правило, в такой же степени является функцией
    представляют практический интерес как приобретенный опыт. В последнем
    случай воображения поэтов усиление интенсивности больше
    скорее всего, в первую очередь регулируются их приобретенными психическими
    нексус. Что отличает воображение великих поэтов по мнению
    Дильтей — это их способность игнорировать постоянные отвлекающие факторы и
    мирские интересы повседневной жизни. Только они могут разворачивать образы
    это отражает наши общие человеческие ценности.

    Третий закон воображаемых метаморфоз предполагает их завершение,
    под которым Дильтей подразумевает процесс, «посредством которого нечто внешнее становится
    оживляется чем-то внутренним или что-то внутреннее становится видимым и
    интуитивно понятным чем-то внешним »(1887 / SW.V, 104). В завершении
    есть взаимопроникновение между внутренним чувством и внешним
    восприятие так, что само ядро ​​изображения может символизировать
    в целом приобрел психическую связь. Дильтей пишет:

    Только когда вся приобретенная психическая связь становится активной может
    на его основе преобразовываются образы: бесчисленных,
    неизмеримые, почти незаметные изменения
    происходят в их
    ядро.И таким образом происходит завершение частного.
    от полноты душевной жизни. (1887 / SW.V, 104)

    Этот последний закон творческого завершения применим только к художникам и
    позволяет им сформулировать основное значение
    жизненные ситуации — через них мы приходим к пониманию того, что типично в
    жизнь. Эти законы метаморфозы рассматриваются как объяснение
    степень, в которой они апеллируют к общей приобретенной психической связи в качестве своей
    конечный контекст. Но более подробный описательный отчет показывает
    эти законы должны быть довольно схематичными и неспособными охватить все
    качественные изменения, которые приводят к нашему пониманию мира
    в более общем смысле.И по этой причине Дильтей отказывается от чистого
    психологические объяснения после 1887 г. В очерке «Три
    Эпохи современной эстетики »1892 г.
    метаморфозы более структурно. Говорят, что портретист заказывает
    структура того, что объективно воспринимается

    вокруг одной особенно заметной точки, которую я назову
    эстетическая точка впечатления. Каждое тщательно наблюдаемое лицо
    понимается на основе такого доминирующего впечатления…. На
    В основе этого впечатления и повторяющейся памяти лежат безразличные черты
    исключены, при этом характерные признаки — подчеркнутые, а тугоплавкие.
    не акцентируется.Оставшееся целое объединяется все решительнее.
    (1892 / SW.V, 217)

    Теперь понятно исключение, усиление и объединяющее завершение.
    как часть процесса формулирования структуры нашего опыта
    реальности.

    2.2 1890-е: понимание как структурное сочленение

    Этот новый, более описательный структурный подход вводится в
    эссе «Истоки нашей веры в реальность внешнего
    Мир и его обоснование »1890 года.Здесь Дильтей пишет, что
    структура всей душевной жизни состоит из впечатлений
    «Вызывая целенаправленные реакции в системе наших влечений и
    чувства, связанные с ними »(1890a / SW.II, 14). Скорее, чем
    основывая наше первоначальное ощущение внешнего мира на теоретических
    выводов от следствий к причинам, он коренит это в чувственном сопротивлении
    воля. Но сопротивление должно быть усвоено как ограничение
    волевое намерение для обозначения существования чего-либо
    независимый. Таким образом, Дильтей не просто заменяет репрезентативный
    феноменализм с прямым перцептивным реализмом.Каждый перцептивный
    процесс имеет «внутреннюю сторону», которая включает в себя «энергию
    и аффективный тон, происходящий из внутренних стремлений, которые связывают его с
    наша собственная жизнь »(1890a / SW.II, 14). Все аспекты нашей собственной жизни
    вводится в игру, когда мы реагируем на мир.

    В 1894 году Дильтей опубликовал свои «Идеи для описательного и
    Аналитическая психология »и выяснил, чем она отличается от
    традиционные объяснительные психологии. Он признает, что даже
    описательная психология будет стремиться объяснить причинно-следственные связи
    жизни, но что она должна отличаться от объяснительной психологии не
    пытаясь «получить всеобъемлющее и прозрачное понимание
    психологические явления из ограниченного числа однозначно определенных
    стихии »(1894 / SW.II, 116). В отличие от ассоциаций Дильтей
    не будет создавать простых, стабильных впечатлений, которые затем объединяются в
    более сложные идеи. Они вводят ненужные гипотетические элементы
    в основу психологии.

    В психологии именно связность изначально и
    постоянно дано в пережитом опыте: жизнь присутствует повсюду
    только как континуум или связующее звено. (1894 / SW.II, 119–20)

    Задача описательной и аналитической психологии — объяснить
    как различные процессы сходятся в узле сознания.Этот
    связь жива и должна отличаться от всего приобретенного
    психическая связь, о которой говорилось ранее. Живой нексус доступен
    рефлексивное осознавание и может быть описано как непрерывный процесс.
    Затем анализ показывает, что этот процесс имеет довольно однородный характер.
    поперечная структура. Почти каждое мгновенное состояние
    можно увидеть, что сознание «одновременно содержит некую
    представления, чувства и желания »(1894 / SW.II, 173).

    Если бы мы были просто репрезентативными существами, условия психического
    жизнь была бы просто причинной.Но мы в то же время оцениваем
    ценность того, что мы представляем через чувства.

    Как только внешние условия вызывают чувство давления или усиления
    в сфере чувств возникает стремление либо поддерживать, либо
    для изменения данного состояния. (1894 / SW.II, 177)

    Интерес чувства, который связан с аспектами того, что есть
    опытный позволяет нам оценивать их как благоприятные, так и неблагоприятные
    к нашему существованию и готовит почву для воли, чтобы, возможно, действовать
    их основа.

    В той мере, в какой части [эмпирической связи] связаны
    структурно, чтобы связать удовлетворение влечений и
    счастье и отказ от страдания мы называем эту связь целенаправленной. это
    исключительно в психической структуре, что характер целенаправленности
    изначально дано, и когда мы приписываем это организму или
    мир, это понятие переносится только из внутреннего жизненного опыта.
    Всякое отношение частей к целому приобретает характер
    целеустремленность от реализуемой в ней ценности.Это значение
    испытывал только в жизни чувства и драйвы. (1894 / SW.II,
    178)

    Психическая жизнь не строится синтетически из отдельных элементов,
    но всегда уже континуум, который постоянно дифференцирует
    себя изнутри. Описывая и анализируя этот континуум, Дильтей
    выявляет широту и глубину своего охвата и формулирует его как
    структурная связь. И поскольку он считает временное развитие этого
    nexus, он далее определяет ее целесообразность.Хотя познавательный
    и волевые подсистемы психической жизни могут постулировать внешние цели,
    аффективная и общая психическая связь отображает то, что Кант назвал
    целенаправленность без определяющей цели. Общая приобретенная
    психическая связь демонстрирует телеологию, которая не предполагает никаких окончательных
    telos , к которому должны быть отнесены все предыдущие стадии. В
    Целенаправленность психической жизни имманентна и адаптивна, а не
    внешний и предопределенный. Каждый этап нашей жизни можно понять
    как эпоха со своей отличительной ценностью.

    Нет ничего более ошибочного, чем рассматривать зрелость как цель
    развитие, составляющее жизнь и тем самым преобразующее ранние
    лет в простые средства. Как те годы могли служить средством достижения цели?
    что в каждом случае так неопределенно? Вместо этого это часть природы
    жизни, чтобы стремиться наполнить каждое мгновение ценностями.
    (1894 / SW.II, 189)

    Еще одна задача описательной и аналитической психологии Дильтея
    состоит в том, чтобы показать, как развитие психической связи производит
    индивидуализация человеческой жизни.Индивидуальность не понимается в терминах
    уникальных качеств, которыми мы наделены, но как то, что
    каждый из нас приобретает исторически. Он воплощен в том, о чем говорилось
    к более ранней психической связи субъекта и только
    постепенно сформулировал. Даже если люди обладают одинаковыми качествами,
    относительная интенсивность будет отличаться. Иногда качества присутствуют в
    настолько малы, что фактически незаметны. Видный
    качества, однако, имеют тенденцию усиливать определенные родственные качества и
    подавлять других.Таким образом, каждого человека можно понять как
    структурная конфигурация набора доминирующих качеств при растяжении
    с некоторыми второстепенными качествами. Это напряжение может оставаться неразрешенным в течение
    долгое время, пока наконец не появится какая-то артикуляция или Gestalt
    достигнута, что определяет характер человека. Дильтей дает
    пример сильных амбиций, побуждающих кого-то постепенно преодолевать
    застенчивость на публике. Как только человек осознает эту низкую уверенность в себе
    выступая публично, препятствует достижению важной цели
    выполнено, этот человек может начать культивировать необходимые
    качества.

    Первоначальный ответ на описательную психологию Дильтея был
    смешанный. Герман Эббингаус написал расширенный обзор, в котором утверждалось, что
    Дильтей по-прежнему полагается на гипотезы и то, что различия между
    объяснительная и описательная психология минимальны. Дильтей защищал
    свою позицию, показывая, что он никогда не намеревался изгнать объяснительные
    гипотез из психологии в целом, просто из ее описательных
    основы. Позже Гуссерль выразил сожаление по поводу того, что Эббингауз
    рецензия отвлекла его от прочтения этого «гениального»
    ожидание феноменологии намного позже.

    Другой вид критики исходил от неокантианцев, большинство из которых
    хотел полностью отделить философию от психологии. В 1894 г.
    Неокантианская школа Бадена Вильгельм Виндельбанд прочитал лекцию в
    который он утверждал, что психология не имеет реального отношения к
    исторические науки и должны рассматриваться скорее как естественные науки
    чем гуманитарная наука. Виндельбанд рассматривает психологию как поиск законов
    так же, как и естественные науки, и исторические исследования не менее интересны
    в уникальных узорах.Таким образом, он предположил, что естественные науки
    номотетические и идеографические исторические или культурные науки.
    Дильтей, в свою очередь, отверг различение Виндельбанда, показав
    что многие естественные науки имеют идеографические элементы и многие человеческие
    такие науки, как лингвистика и экономика, преследуют номотетические цели.
    Более того, Дильтей утверждал, что описание единственного исторического
    данные становятся значимыми только в том случае, если их понимать в рамках
    закономерности: «Что наиболее характерно для систематических
    гуманитарные науки — это связь общего и
    индивидуальный
    ”(1895–6 / SW.II, 227). Мало того, что это
    случай, когда универсальные соображения так же важны, как и идеографические
    специфичность, но и понимание индивидуальности не
    возможно без ссылки на более широкий контекст.

    2.3 1900–1911: историческое понимание и герменевтика

    2.3.1 Устный перевод извне в

    Можно сказать, что заключительный этап философии Дильтея начинается с
    на рубеже двадцатого века с его эссе «Возвышение
    Герменевтика ». В то время как раннее эссе на тему
    Герменевтика Шлейермахера была больше сосредоточена на текстовых
    и теологической интерпретации, новое эссе делает герменевтику
    связующее звено между философией и историей.Дильтей утверждает, что
    изучение истории может быть надежным только в том случае, если есть возможность поднять
    понимание единичного до универсального
    период действия. Здесь он также приходит к выводу, что

    внутренний опыт, благодаря которому я рефлексивно осознаю свою
    собственное состояние никогда не может само по себе привести меня к осознанию моей
    собственная индивидуальность. Последнее я испытываю только через сравнение
    себя с другими. (1900 / SW.IV, 236)

    Других нельзя считать просто продолжением меня.Они есть
    доступный мне только извне. Это задача
    понимание придать «внутренность» тому, что дано в первую очередь
    как «комплекс внешних сенсорных знаков» (1900 / SW.IV,
    236).

    В то время как до этого разборчивость пережитого опыта была
    предполагается, чтобы дать нам понимание самих себя, теперь Дильтей
    утверждает, что мы можем понять себя только с помощью наших
    объективации. Понимание себя требует от меня подхода
    я, как и другие, то есть извне внутрь.

    Процесс понимания, поскольку он определяется общими
    условия и эпистемологические средства должны везде иметь одинаковые
    характеристики. (1900 / SW.IV, 237)

    В той мере, в какой правила могут направлять понимание
    объективации жизни они делают возможной теорию
    интерпретация. Герменевтика — это теория интерпретации, которая
    относится ко всем человеческим объективациям, то есть не только к речи
    и письмо, но и визуальные художественные выражения, более повседневные
    физические жесты, а также наблюдаемые действия или поступки.

    Эта новая герменевтическая перспектива, которая приближается изнутри
    снаружи также меняет концепцию психической структуры Дильтея.
    В первом из трех «Исследований к основанию
    Науки о человеке », датируемый 1904–1909 гг., Дильтей рассматривает то, что
    лингвистические выражения могут научить нас об интенциональности
    сознание. Больше не просто объяснение широты психического
    жизнь через переплетение актов познания, чувств и
    желающих, Дильтей использует такие выражения, как «Я беспокоюсь о
    что-то », чтобы раскрыть референциальную структуру живого
    опыт.Психические действия имеют содержание, связанное с объектами.
    мира с помощью того, что Дильтей называет установочными позициями. Эти
    осуждающее отношение к миру —

    неопределенное число. Спрашивать, верить, предполагать, требовать, брать
    удовольствие, одобрение, симпатия и его противоположность, желание, желание,
    и желают такие модификации психического отношения.
    (1904–9 / SW.III, 43)

    Эти установочные и осуждающие позиции не только когнитивные, но и
    заранее обозначить что-то более всеобъемлющее, что можно назвать
    «Рефлексивное знание», чтобы отличить его от прямого
    знание жизненного опыта и рефлексивного осознания.Это осуждающее
    рефлексивные знания ( Wissen ) дополняют концептуальные
    познание ( Erkenntnis ) реальности как «постулирование
    ценностей »и« определение целей и
    установление правил ». (1904–9 / SW.III, 25)

    В то время как разновидность эпистемологии ( Erkenntnistheorie )
    установленное Кантом и другими, достаточно для естественных наук,
    гуманитарные науки требуют более полнокровной теории познания
    ( Theorie des Wissens ). Знание должно быть
    «Отличается от простого представления, презумпции,
    вопрос или предположение на основании того, что контент появляется здесь с
    чувство объективной необходимости »(1904–199 / SW.III,
    27–28). Эта объективная необходимость должна быть размещена в
    очевидность, которая сопровождает правильное исполнение мышления и
    достигает своей цели, будь то через самоотверженную реальность прожитого
    опыт или «данность, которая связывает нас с внешним
    восприятие »(1904–199 / SW.III, 28).

    Для гуманитарных наук вещи в мире не просто когнитивно
    воспринимаются как феноменальные объекты, но известны как реальные для наших
    жизненные проблемы ( Lebensbezüge ). Думая о незавершенном
    рукописи в своем кабинете, — пишет Дильтей во втором исследовании
    Фонд гуманитарных наук:

    Устала от переутомления; просмотрев мои файлы, я беспокоюсь о
    их незаконченное содержание, завершение которого требует неизмеримо большего
    работа от меня.Все это «о», «о» и
    «Навстречу», все эти ссылки на то, что запомнилось
    короче говоря, все эти структурные внутренние отношения,
    должны быть восприняты мной, так как теперь я хочу постичь полноту
    прожитого опыта исчерпывающе. И именно для того, чтобы
    исчерпав его, я должен продолжить регресс в структурной сети к
    воспоминания о другом пережитом опыте. (1904–9 / SW.III, 50)

    Каждая попытка охарактеризовать жизненный опыт ведет за его пределы к
    другие структурно связанные переживания, которые обосновывают это.Это включает
    не только наблюдательный процесс преднамеренного внимания, но и
    непроизвольное «увлечение положением вещей»
    себя »(1904–19 / SW.III, 51) на другие составные части
    связь человеческого знания.

    Некоторые из этих усовершенствований включены в
    описательная программа была вдохновлена ​​чтением Гуссерля
    Логические исследования (1900–01). Дильтей конкретно
    следует за Гуссерлем в его оценке того, как язык способствует
    «Сигниативное предчувствие» (1904–9 / SW.III, 60). В
    читая слова, мы не представляем их как набор букв, а
    исполняют их смысл, представляя свои объекты. Существует
    триадные структурные отношения между интуитивным содержанием
    лингвистическое выражение, действие, придающее ему значение, и объект
    это воплощает то значение, которое выражается. Но в то время как
    Феноменология Гуссерля сосредоточена на концептуальных структурах
    объективные опасения, Дильтей уделяет одинаковое внимание войлоку.
    структуры того, что он называет «объективным обладанием»
    (1904–9 / SW.III, 66). В объективном предчувствии мы идем от
    отношение к объектам, в объективном наличии мы регрессируем от объектов к
    отношение. Этот регрессивный поворот извне внутрь
    влияет на то, как следует интерпретировать чувства. » Будь то
    мы чувствуем собственное состояние или какой-то объект, оно включает в себя только состояние
    бытие как своего рода отношение…. Как это состояние бытия
    зависит от внешних объектов или от состояния объекта затемнен
    через обратное отношение, которое теряется в глубине
    предмет »(1904–9 / SW.III, 69). Вместо того, чтобы относиться к
    чувства просто как субъективные состояния, такие как удовольствие или неудовольствие,
    их можно интерпретировать как отношение, оценивающее то, что дано в
    сознание как продвигающее или уменьшающее чье-то состояние
    находясь в мире. Чувства можно добавить к нашему предыдущему списку
    отношения.

    Чувства как отношения позволяют нам оценивать мир. Наши ценности
    выражать свое отношение к суду, основанное на чувствах. Хотя установка
    целей основывается на жизненном опыте ценностей, жизнь
    чувства имеют имманентную телеологию, которая не требует повторения
    в желание действовать.Таким образом, структурная связь желания
    отличается от чувства. Есть много чувств, которые вызывают
    дальнейшие чувства, а не побуждение что-то сделать в ответ
    им. Чувство страдания может, например, вызвать своего рода
    жалость к себе, которая распространяет страдания и вызывает
    «Отчетливо мягкое» (1904–1909 / SW.III, 76) настроение, которое
    обездвиживает.

    Окончательная общая установка, относящаяся к структурной взаимосвязи
    знание — это желание. В жизненном опыте желающих
    «Мы обладаем рефлексивным осознанием намерения реализовать
    положение дел »(1904–1909 / SW.III, 82). Если мы назовем это
    положение дел, чтобы реализовать «цель», то что
    от этой цели ожидается какое-то удовлетворение.

    2.3.2 Переосмысление целеустремленности и различение элементарного понимания и высшего понимания.

    Самая важная работа Дильтея — The Formation.
    ( Aufbau ) Исторического мира в гуманитарных науках

    1910 г. Здесь Дильтей применяет такой же структурный анализ
    что мы видели, как он развивал жизненный опыт до понимания
    история.Гуманитарные науки придают форму историческому миру
    анализ структурных систем, с точки зрения которых люди
    участвовать в истории. В книге Introduction to the Human
    Наук
    Дильтей задумал психическую связь, культурную
    системы и внешние организации общества как целевые системы.
    Теперь используется более нейтральная концепция покрытия, чтобы охватить все пути
    силы жизни могут сходиться. Это концепция
    «Продуктивная связь или система»
    ( Wirkungszusammenhang ).Теперь эффективность жизни и
    исторический мир следует понимать с точки зрения производительности, прежде чем
    применяется любой причинный или телеологический анализ. Носители
    истории, будь то люди, культуры, учреждения или
    сообщества, производственные системы, способные производить ценность,
    смысл и, в некоторых случаях, реализация целей. Каждый должен быть
    структурно считается сосредоточенным в себе самом.

    Людей можно изучать как психические продуктивные системы.
    связаны друг с другом, а также с более инклюзивными производственными системами
    которые также действуют в истории.Эти более крупные производственные системы
    из-за необходимости общения, взаимодействия и
    сотрудничество между частными лицами. Но они также могут вести жизнь
    их собственные и выживают людей, которые их сформировали и сформировали.
    Категория Дильтей Wirkung или производительность на уровне
    корень теории продуктивной истории Гадамера
    ( Wirkungsgeschichte ) произведений искусства, дающих им новые
    значения с течением времени, которые превышают задуманные их создателями. В
    Введение в гуманитарные науки , Дильтей был
    нежелание рассматривать целевые социальные системы в качестве субъектов или носителей
    истории.В г. Становление исторического мира в человеке.
    Sciences
    , он квалифицирует свое несогласие с идеей
    надличностный субъект, такой как душа народа, лишив ее материи
    как дух народа, который следует рассматривать как логический, скорее,
    чем реальный предмет. Кооператив можно считать продуктивным.
    системы как логические субъекты, выходящие за рамки людей без
    позиционируя их как сверхэмпирические реальные субъекты.

    Несмотря на это повышенное значение, придаваемое более всеобъемлющим
    культурных систем и организаций общества, Дильтей продолжает
    настаивают на том, чтобы лица, участвующие в них, никогда полностью не
    погруженный ими.Это потому, что любая такая производительная система только
    затрагивает некоторые аспекты личности. Более того, люди
    активный участник культурной системы часто накладывает свой отпечаток на ее способ
    продуктивности, так что не только рационально согласованная функция
    система достигнута. Суммируя эти два момента, Дильтей отмечает:
    трудность в концептуализации наук об этих культурных системах
    только по идее целей:

    Лица, которые сотрудничают в этой функции, принадлежат к
    культурная система только через те процессы, которыми они способствуют
    к реализации функции.Тем не менее они участвуют в
    эти процессы всем своим существом, а это означает, что домен
    основанный исключительно на функциональном назначении системы, никогда не может быть
    построен. Напротив, другие аспекты человеческой натуры также постоянно
    при работе в этой области, дополняя энергии, посвященные
    функции системы. (1910 / SW.III, 208)

    Люди отдают только часть себя этим более инклюзивным
    системы, но они могут выражать свое существо через эту часть. Нет
    культурная система будет воплощать только те цели, для которых она была предназначена
    выполнить.Вот почему так важно переосмыслить целевые системы как
    производственные системы. Продуктивная связь или система могут быть полезными в
    общий смысл без выполнения определенной цели. Это должно быть
    понимается в более общем смысле как создание объективаций, выражающих
    человеческие ценности, а также цели — оставляя открытой степень
    какие конкретные цели достигнуты. Важно то, насколько человек
    ценности и цели выражаются в производственных системах и как их
    смысл следует понимать.

    Как и в эссе «Возникновение герменевтики», понимание
    было сказано, что включает в себя процесс обращения к внешнему сенсорному
    явления к реальности, которая включает внутренние процессы.Но теперь в
    Формирование исторического мира в гуманитарных науках
    Дильтей признает, что эта внутренняя реальность не обязательно должна быть психологической.
    в природе. Он использует пример того, как статуты государства выражают
    общая воля сообщества. Внутреннее содержание законов о
    книги — это юридическое смыслообразование. Выражения, которые мы читаем в законе
    книги формулируют внутреннюю связь между правовыми императивами. Что такое
    выраженные в этих законах, не являются психическими состояниями отдельных
    законодатели, но общий способ регулирования человеческих отношений.Дильтей
    делает то же самое в отношении отдельных поэтических произведений. Что такое
    в драме —

    не внутренние процессы в поэте; это скорее связь, созданная в
    они, но отделимы от них. Связь драмы состоит в
    своеобразное соотношение материала, поэтического настроения, мотива, сюжета и средств
    презентации. (1910 / SW.III, 107)

    Интерпретация истории должна иметь дело со всеми проявлениями
    жизнь, а не просто выражения, которые предназначены для передачи состояния
    ума.В разделе «Понимание других»
    Личности и их проявления жизни », — отмечает Дильтей.
    три класса проявлений жизни. Первый класс состоит из
    концепции, суждения и более крупные мыслеобразования. Они предназначены
    чтобы сообщать о состоянии дел, а не о душевном состоянии. Таким образом
    предложение «два плюс два равно четыре» означает то же самое в
    все контексты и ничего не говорит о человеке, который это произносит. Действия
    образуют второй класс проявлений жизни. Действия как таковые не являются
    предназначены для того, чтобы сообщить что-нибудь, но они часто действительно что-то раскрывают
    о намерениях актера.Таким образом, если кто-то поднимет молоток
    рядом с гвоздями и деревянными досками можно предположить, что
    он или она хочет собрать из досок какой-нибудь артефакт. Если это
    происходит в большой мастерской, тоже можно подумать, что человек
    плотник. Это также может рассказать нам кое-что о
    средства к существованию, но не более того. Есть третий класс
    проявлений жизни, которые Дильтей называет «выражениями прожитых
    опыт »и которые раскрывают больше о человеке
    произнося их. Выражение жизненного опыта может варьироваться от
    эмоциональные восклицания и жесты к личным самоописаниям и
    размышления о произведениях искусства.Часто эти выражения более
    выявить, чем было задумано:

    Выражение пережитого опыта может содержать больше взаимосвязи
    душевная жизнь, которую может увидеть любой самоанализ. Он основан на
    глубины, не освещенные сознанием. Но в то же время это
    характеристика выражения пережитого опыта, что его отношение
    к духовному или человеческому содержанию, выраженному в нем, может быть сделано только
    доступны для понимания в определенных пределах. Такие выражения нельзя
    быть оцененным как истинное или ложное, но как правдивое или ложное.(ок.
    1910 / SW.III, 227)

    Произведение искусства часто более раскрывает человеческую жизнь в целом, чем произведение искусства.
    конкретной жизни художника. Это может раскрыть что-то о
    состояние ума или отношение художника, но произведение искусства
    будет только в том случае, если его «духовное содержание будет освобождено от
    его создатель »(ок. 1910 / SW.III, 228).

    Проанализировав эти три вида проявлений жизни,
    которые можно назвать теоретическими, практическими и раскрывающими
    соответственно, Дильтей продолжает различать различные способы
    понимая их.Элементарное понимание восходит к
    ассоциативное отношение, которое обычно существует между выражением и
    что в нем выражено. Он усваивает значения, которые обычно
    привязан к выражениям в обществе, в котором мы выросли. Дильтей
    адаптирует гегелевскую идею «объективного духа» для объяснения
    за эту общность смысла. Теперь объективный дух логически
    охватывает «разнообразные формы, в которых существует общность
    среди индивидов объективировала себя в мире
    чувства », позволяя прошлому стать« постоянно
    прочный подарок для нас »(ок.1910 / SW.III, 229). А Гегель
    ограниченный объективный дух юридическим, экономическим и политическим
    аспектов исторической жизни, Дильтей расширяет концепцию, включив в нее не
    только науки, но и триада искусства, религии и философии
    что Гегель приписал абсолютному духу. Но больше всего объективный
    дух воплощает повседневные, мирские аспекты жизни, в которой мы растем
    с.

    С самого раннего детства самость взращивается этим миром
    объективный дух. Это также среда, в которой понимание
    другие люди и их жизненные проявления.Для
    все, в чем дух объективировал себя, содержит что-то
    это общее для Я и Ты. Каждый квадрат засажен деревьями,
    каждая комната, в которой расставлены стулья, нам понятна из
    детство, потому что человеческие склонности ставить цели, наводить порядок и
    определить общие ценности, присвоили место каждому квадрату и
    каждый объект в комнате. (ок. 1910 / SW.III, 229)

    Этого общего фона достаточно для элементарного понимания
    повседневная жизнь. Но всякий раз, когда общий смысл жизни-проявлений
    ставится под сомнение по какой-то причине, высшее понимание становится
    нужно.Это может произойти из-за очевидного несоответствия между
    предъявляются различные претензии, или из-за двусмысленности, которая должна быть
    решено. В каждом случае мы обнаруживаем неожиданную сложность, которая
    требует от нас изменения нашей системы взглядов. Высшее понимание
    не может и дальше полагаться на общие значения выражения, которое
    происходят из общего локального фона между говорящим и слушателем,
    писатель и читатель. Высшее понимание должно заменить сферу
    общность там, где достаточно вывода по аналогии, с общностью
    универсальность, где должен преобладать индуктивный вывод.Здесь человек
    науки становятся актуальными, предлагая соответствующие универсальные
    дисциплинарные контексты, которые могут помочь справиться с неопределенностями
    интерпретация. Эти универсальные систематические контексты могут быть социальными или
    политические, экономические или культурные, светские или религиозные. Когда
    выражения могут быть определены как функционирующие в конкретном
    в дисциплинарном контексте двусмысленность исчезает. Литературный
    ученые могут прояснить загадочный поэтический отрывок, показывая
    он должен содержать литературный намек на классическое произведение с иностранным
    словарный запас.Или, возможно, они могут прояснить это, рассматривая это как способ
    соответствие определенным техническим требованиям жанра как такового. Эти
    случаи более высокого понимания устанавливают более широкий контекст
    Справка.

    Однако более высокое понимание может также сосредоточиться на более конкретных контекстах.
    связанные с произведением или его автором. Рассмотрение таких контекстов
    должен приходить только по завершении процесса интерпретации и
    представляет собой переход от изучения отношения «выражения к
    то, что выражается «по отношению» к тому, что было
    произведено до производительности »(ок.1910 / SW.III, 233). Здесь мы движемся
    от смысловых отношений к чему-то вроде продуктивных отношений
    к которому знания об авторах становятся актуальными. Но первая
    здесь можно ознакомиться с другими продуктами автора. Как
    подходит ли предложение к абзацу, главе, целому произведению или
    корпус в целом? Только если эти контексты не решают проблему
    можем ли мы рассмотреть психологические претензии к автору. В
    понимание индивидуальности автора должно только вводить
    психологические факторы в крайнем случае.Дильтей пишет

    мы понимаем людей через их родство, их
    общие черты. Этот процесс предполагает связь между
    универсально человеческий и индивидуальный. На основании того, что есть
    универсальный, мы можем видеть индивидуацию, расширенную до многообразия
    человеческое существование. (ок. 1910 / SW.III, 233)

    Однако высшая форма понимания — это не реконструкция.
    индивидуальности автора. Это связано с чем-то, что
    перепутали с реконструкцией, но отчетливо.Что Дильтей
    указывает на процесс воссоздания или повторного переживания, который он
    контрастирует с пониманием как таковым:

    Понимание как таковое — это операция, обратная ходу
    производство. Но для полного сочувствия необходимо, чтобы
    понимание идет вперед с линией самих событий. (ок.
    1910 / SW.III, 235)

    Повторное переживание развивает понимание путем завершения герменевтического
    круг. Если понимание возвращается к общему
    контекст, повторное переживание идет «вперед», следуя
    части, которые фокусируют внимание на целом.Повторное переживание — это не
    реальная реконструкция, но дает лучшее понимание того, что
    уточняет оригинал. Это видно из следующего примера:

    Лирическое стихотворение через последовательность стихов делает возможным
    повторное переживание связки пережитого опыта, а не настоящего
    который стимулировал поэта, но тот, который, исходя из этого, поэт
    места в устах идеального человека. (ок. 1910 / SW.III, 235)

    В то время как искусство может расширить горизонт нашего жизненного опыта,
    средства идеальных и воображаемых средств художественной литературы, история должна сделать это
    процессом структурной артикуляции.Задача человека
    науки состоит в том, чтобы анализировать продуктивную взаимосвязь истории, поскольку она демонстрирует
    сам в стабильных формациях или систематических структурах. Продуктивный
    историческая связь отличается от причинной связи природы тем, что производит
    ценности и достижение целей.

    Носители этого постоянного создания ценностей и товаров в
    мир человеческого духа — это люди, сообщества и культурные
    системы, в которых люди сотрудничают. Это сотрудничество определяется
    тем, что для реализации ценностей люди подчиняются
    сами соблюдают правила и ставят перед собой цели.Все эти способы
    сотрудничество проявляет заботу о жизни, связанную с человеческой сущностью
    который связывает людей друг с другом — как бы ядро, которое
    невозможно понять психологически, но раскрывается в каждой такой системе
    отношений между людьми. (1910 / SW.III, 175–76)

    Каждую такую ​​социокультурную систему можно рассматривать как центрированную.
    внутри себя на основе некоторой функции, будь то экономическая,
    научный, политический, художественный или религиозный. Структуры, которые будут
    проанализированные здесь, предоставляют различные сечения того, что происходит в
    история.Но есть и более сложные и прочные.
    социально-исторические контексты, которые мы можем выделить, такие как национальные государства
    и исторические периоды.

    Национальное государство — это сложная институциональная организация, в которую входят
    и формирует многие социокультурные производственные системы, которые затем порождают
    определенные общие черты. Когда социокультурные системы выходят за рамки
    масштабы нации вступают в контакт с местными производственными системами,
    они также начинают принимать общие черты, характерные для этой нации.В
    отдельные члены национального государства эти общности могут
    вызывают чувство солидарности. Но Дильтей также предупреждает об эксцессах в
    в этом отношении, когда он отмечает, что многие немцы «ставят
    высшая ценность … не в безмятежном мировоззрении греков, не в
    интеллектуально ограниченное рассмотрение цели римлян,
    но в грубом проявлении силы без каких-либо ограничений »
    (1910 / SW.III, 196).

    Национальные государства — это регионально определенные исторические целостности, но мы можем
    также очертите временные составные целостности, такие как исторические фазы.По мнению Дильтея, поколение
    кристаллизация движения, вызванная созреванием определенного
    возрастная группа. Эпоха более безлична и масштабна. Это знаменует собой
    всепроникающая «пронизывающая тенденция» (1910 / SW.III, 198). Каждый
    Эпоха определяет жизненный горизонт, по которому люди ориентируются в своей жизни.
    «Такой горизонт помещает жизнь, жизненные проблемы, жизненный опыт и
    мыслеобразование в определенной пропорции »(1910 / SW.III, 198),
    которая имеет тенденцию ограничивать способы изменения людьми своих взглядов.Но эпоха — это всего лишь общая тенденция, охватывающая противоположные
    силы. Фактически, новая эпоха часто начинается с
    неудовлетворенность, вызванная любой силой, которая становится слишком доминирующей и
    самодовольный.

    Структурный анализ истории с точки зрения культурных систем и
    внешние организации общества могут руководствоваться различными
    гуманитарные науки. Но рефлексивный способ суждения нужен, когда
    историки пытаются понять более сложные структуры
    национальные государства и эпохи.История — это одновременно искусство осуждения.
    со смыслом и наукой, связанной с объективной истиной. Только
    историческое размышление может создать правильный баланс, который изменит
    концептуальное познание гуманитарных наук в адекватное
    исторические знания.

    2.3.3 Категории исторических знаний.

    Этот переход к историческому знанию — основная тема заметок (ок.
    1910) для второго тома The Formation of the Historical World
    в Human Sciences
    (1910), которые были опубликованы посмертно в
    1927 как Черновики критики исторического разума .Здесь
    Дильтей анализирует категории жизни, относящиеся к
    исторические знания. Он различает формальное и реальное
    категории. Формальные категории происходят из элементарных логических операций
    которые действуют во всех смыслах: они включают в себя процессы
    сравнивать, отмечать сходство, различать и соотносить. Хотя
    такие элементарные операции предрасположены, они составляют основу
    для дискурсивного мышления. Преддискурсивное замечание сходства подготавливает
    способ объединения концепций дискурсивного мышления и
    процесс соотнесения обеспечивает основу для синтетических процедур.Эти
    предискурсивный и дискурсивный способы мышления объясняют формальные
    категории единства, множественности, идентичности, различия, степени и
    отношения, которые разделяют естественные и гуманитарные науки.

    Но настоящие категории не одно и то же в естественном и человеческом.
    науки. В то время как время — идеальная абстрактная форма для естественного
    наук, для гуманитарных наук он имеет качественное содержание. это
    воспринимается как продвижение в будущее и «всегда содержит
    память о том, что только что было »(ок.1910 / SW.III,
    216). Отношение между прошлым и настоящим становится источником
    для категории значения, которая является основным историческим
    категория. Настоящее никогда не бывает просто — это в смысле бытия.
    наблюдаемый, и его можно осмысленно понять только в той мере, в какой
    что прошлое утверждает свое присутствие в нем . Когда настоящее
    жили, «положительное или отрицательное значение реалий, которые
    наполнять его переживаются через чувство. И когда мы смотрим в будущее,
    категория цели возникает через проективное отношение »
    (ок.1910 / SW.III, 222). Смысл, ценность и цель — вот три
    центральные категории гуманитарных наук, и каждая относится ко времени в
    по-своему. То, что ценится чувством, сосредотачивается на сиюминутном
    настоящее, но по воле все в настоящем стремится
    подчинены какой-то будущей цели. Только категория смысла может
    расширить настоящее до присутствия, которое включает в себя прошлое и
    преодолевает простое сопоставление или подчинение различных
    аспекты жизни друг к другу. Понимание смысла предполагает
    всеобъемлющее чувство рефлексивного знания, которое пытается связать
    познание к оценке и постановке целей.

    Дильтей проводит различие между естественными и гуманитарными науками.
    не метафизическое различие. По этой причине он не создает
    дуализм между природой как областью причинности и историей как
    область свободы. Есть много определяющих сил, работающих в
    история, потому что ее нельзя оторвать от природных условий. Но
    понять, как люди участвуют в истории, мы должны заменить
    чисто внешняя причинно-следственная связь с интегралом
    отношение «действия и страдания, действия и противодействия»
    (ок.1910 / SW.III, 219).

    Действия и пережитое, характеризующие человеческое участие в
    История может быть наиболее убедительно возвращена домой в автобиографии.

    Здесь жизненный путь выступает как внешнее явление, из которого
    понимание стремится обнаружить, что произвело его в конкретном
    окружающая обстановка. Человек, понимающий это, такой же, как и тот, кто
    создал это. Это приводит к особой близости понимания. (ок.
    1910 / SW.III, 221)

    Автобиография начинается с того, что воспоминание выбрало как значимое.
    жизненные моменты, отражение которых затем дает определенную последовательность.Тем самым
    начальные задачи «объяснения исторической связи уже решены.
    наполовину решена самой жизнью »(ок. 1910 / SW.III, 221).

    Но тот факт, что история приобретает особую интимность через
    способность к автобиографии не означает, что мы должны довольствоваться
    понимать историю только через людей. Это также становится
    очевидно в отношении собственной работы Дильтея как биографа
    Шлейермахер. Дильтею становилось все более ясно, что его
    биография не могла решить свою задачу понимания жизни
    Шлейермахер без учета интеллектуальной жизни Берлина в
    в котором он участвовал.Биография, вероятно, принесет больше контекстной
    определяющих факторов, чем автобиография, но
    биограф должен оставаться открытым для взаимодействия этих влияний и
    индивидуальная инициатива. Дильтей пишет, что физическое лицо

    не сталкивается с безграничной игрой сил в историческом мире: он
    пребывает в сфере государства, религии или науки — в
    кратко, в особой жизненной системе или в их созвездии. В
    внутреннее строение такого созвездия втягивает в себя личность,
    формирует его и определяет направление его продуктивности.Исторические достижения проистекают из возможностей, присущих
    внутренняя структура исторического момента. (ок. 1910 / SW.III,
    266–67)

    Лица, достойные биографии, — это те, кто овладел теми
    мгновенные возможности.

    Обращаясь к узлу всемирной истории, мы выходим дальше
    индивидуальные жизненные пути, сосредоточенные на автобиографии и биографии.
    Хотя универсально-историческое понимание не может игнорировать результаты
    автобиографии и биографии, больше внимания будет уделено истории
    нации, культурные системы и внешние организации общества.

    У каждой из этих историй есть свой центр, в котором происходят процессы.
    связаны и, следовательно, ценности, цели и значение, которые
    результат этих отношений. (ок. 1910 / SW.III, 291)

    Антропологическая рефлексия ожидает, что история научит, что такое жизнь, и
    все же история зависит от прожитой жизни. Есть герменевтический
    кругообразности здесь, которой можно было бы избежать, «если бы безусловные нормы,
    цели или ценности [могли] установить стандарт для рассмотрения
    предчувствие истории »(ок.1910 / SW.III, 281). В отличие от его
    Современники-неокантианцы, такие как Герман Коэн и Генрих Риккерт,
    Дильтей не желает принимать безусловные ценности, выходящие за рамки
    жизнь. Духовная связь истории «есть связь самой жизни.
    поскольку жизнь производит связь в условиях ее
    природная среда »(ок. 1910 г. / SW.III, 280). Жизнь — это
    конечный контекст, за которым мы не можем уйти. Это горизонт
    продуктивность, которая включает в себя органическое и ментальное, но не может
    определяться любым.Поскольку «жизнь тесно связана с
    временное исполнение »(ок. 1910 / SW.III, 249), историчность
    часть его сущности. Следовательно, объективная действительность, заключающаяся в
    быть привязанным к какому-либо значению, нельзя отделить
    вовлеченность в жизнь. Ценности не просто задаются или навязываются
    высокие, но производятся как часть человеческого процесса объяснения
    смысл истории. В свете скептического отношения Дильтея к
    трансцендентные безусловные ценности, может показаться удивительным, что он
    представили этическую систему, которая ожидает, что люди будут делать
    безусловные обязательства, которые являются самообязательными.

    В 1890 году Дильтей читал курс лекций в Берлинском университете.
    который был посмертно опубликован под названием System of
    Этика
    (1890b). Здесь Дильтей ставит перед собой задачу развить
    «психоэтический» подход, основанный на
    «Антрополого-исторический анализ» (1890b / SW.VI, 104).
    В то время как традиционная психология анализировала чувства в основном как
    реакции на чувственные впечатления, приходящие извне,
    психоэтическое понимание чувств, которые могут побуждать нас к
    поступок должен быть основан на антропологическом анализе наших внутренних побуждений,
    инстинкты и желания.Вместо того, чтобы сосредоточиться на интеллектуальном
    процессы, посредством которых люди приспосабливаются к своему окружению, Дильтей
    утверждает, что большинство наших ответов в основном эмоциональны и
    волевой. Чувства, которые измеряют влияние, которое мир оказывает на нас.
    не только субъективный аспект наших представлений о
    Мир. Эти чувства коренятся в определенных побуждениях, среди которых чувство
    групповой солидарности является центральным (1890b / SW.VI, 104).

    Эта солидарность включает в себя сочувствие
    ( Mitgefühl ) (1890b / SW.VI, 104–05), которая идет глубже
    чем симпатии британских моралистов. Дильтей уважает сочувствие
    как чувство, «переданное от одного живого существа к
    другой »(1890b / SW.VI, 89). Сочувствие, сострадание и жалость
    способы «страдания с» ( Mitleid ), которые
    производные, потому что они влияют на нас извне. Они включают
    внешнее «совместное движение» ( Mitbewegung ) с
    другие (1890b / SW.VI, 89). Дильтей считает эти психологические формы
    сочувствия или сочувствия ( Mitempfindung ) быть поверхностным
    по сравнению с более фундаментальным антропологическим чувством товарищества
    солидарность, порождающая «внутренние отношения»
    (1890b / SW.VI, 104) — с другими.

    Степень, в которой мы мотивированы чувством солидарности, — это
    функция сферы общности объективного духа, которую мы растем
    наверх. Наше антропологическое чувство солидарности и его сочувствие
    дает более позитивный стимул к общению, чем Юмовский
    сочувствие и сострадание Шопенгауэра. Но даже общение
    солидарности — это просто естественный стимул, который не становится
    этичным до тех пор, пока он не превратится в более активный или совместный
    побуждение к доброжелательности (1890b / GS.Х, 70).

    Развивая свой антропологический подход к этике, Дильтей
    приводит к трем основным этическим стимулам. Один из них —
    доброжелательность ( Wohlwollen ), которую мы только что связали с человеческим
    солидарность. Два других стимула — стремиться к тому, что правильно.
    ( Rechtschaffenheit ) и совершенствоваться в социальном
    законным образом ( Vollkommenheit ). Эти три этических
    стимулы уже были предопределены как моральные принципы в
    Свидетельство о присвоении квалификации Дильтея № от 1864 г., озаглавленное
    «Versuch einer Analyze des Moralischen Bewußtseins»
    (см. 1864 / GS.VI, 26–27). Фактически, заключительный раздел ТРИ
    12 из Системы этики почти исключительно взяты из
    эта ранняя работа, в которой этические стимулы были сформулированы как
    три моральных долга. Возникает вопрос, как можно
    отойти от этических стимулов антропологического происхождения, которые являются
    posteriori
    , чтобы в конечном итоге прийти к моральным обязанностям, которые a
    априори
    . Есть важный подраздел ТРИ 9.3, который нас готовит.
    для этого перехода. Он озаглавлен « Чувство долга и
    Справедливость, осознание приверженности долгу
    делать то, что правильно, или просто
    .«Здесь Дильтей вполне
    ясно, что стремление делать то, что правильно, требует
    сознание, которое нельзя воспринимать как просто инстинктивное внутреннее
    связь с другими людьми, основанная на нашем чувстве солидарности. Приверженность
    делать то, что правильно, теперь должно исходить изнутри на основе
    «Уважение к другим как самоцели» (1890b / SW.VI,
    128). Простая жизненная ценность групповой солидарности возведена в
    духовная ценность уважения ко всем другим как личности
    самоцель. Заменив сочувствие Юма милосердием,
    Теперь Дильтей использует кантовский долг как часть своего анализа морального
    саморефлексия.Но вместо того, чтобы призывать к соблюдению закона,
    оправдать поступки правильно, Дильтей выводит моральный долг из
    приверженность, основанная как на «верности себе, так и на
    уважение к собственному достоинству других людей »(1890b / SW.VI, 128).
    Чувство долга ( Verbindlichkeit ), которое приходит с
    это обязательство ( Bindung ) предполагает признание
    взаимная человеческая связь, а не односторонняя зависимость от
    высший закон.

    Формально Дильтей приближается к Канту в конце лекций.
    признав, что в конечном итоге мы должны сделать «моральный
    судебные решения », которые являются« безусловными »и
    «Синтетический априори » (1890b / GS.Х, 108). Хотя
    Дильтей отверг возможность синтетического априори
    теоретические суждения для внешнего опыта, теперь он готов говорить
    синтетического априори практических суждений для внутреннего
    опыт. Если бы Дильтей сам опубликовал свои лекции 1890 года, он бы
    вероятно, смягчили язык, заимствованный из его ранних
    сочинение. Но он явно по-прежнему считает, что мораль требует осуждения.
    согласие на обязанности, которые безоговорочно обязательны.

    Нормативные последствия антропологической рефлексии о жизни
    История также подтолкнула Дильтея к мысли о ценности мировоззрения.Только
    поскольку природа универсальной истории заставляет нас воспринимать историю как
    больше, чем гуманитарная наука, поэтому мировоззрение имеет более широкую основу
    попытки обрести единый взгляд на жизнь. Науки
    по своей природе частичны и не могут дать исчерпывающего мировоззрения.
    Мировоззрение пытается дать не только познавательную картину
    мир, но и оценка того, что в жизни ценно и стоит
    сохранение, и, наконец, как мы можем стремиться к улучшению реальности.
    Мировоззрения были развиты в литературных, религиозных и
    философские труды.Философы создали метафизические
    формулировки мировоззрений, которые пытаются придать им универсальный
    концептуальная определенность. Дильтей анализирует три повторяющихся типа таких
    метафизические формулировки: натурализм, идеализм свободы и
    объективный идеализм. Натурализм Демокрита, Гоббса и др.
    берет все из того, что можно познать, и плюралистичен в
    структура; идеализм свободы у Платона, Канта и др.
    настаивает на верховной власти воли и дуалистичен; задача
    идеализм, обнаруженный у Гераклита, Лейбница и Гегеля, утверждает реальность как
    воплощение гармоничного набора ценностей и может считаться
    монистический.Три типа метафизических мировоззрений:
    несоизмеримы в том, что каждый по-своему расставляет приоритеты. Дильтей
    находит натурализм слишком упрощенным; его этические взгляды склоняют его к
    идеализм свободы; эстетически он чувствовал влечение к
    объективный идеализм. Никакая метафизическая формулировка не может иметь больше, чем
    относительная достоверность, потому что она пытается прийти к суммированию, которое
    превосходит опыт. Литературно-поэтические выражения мировоззрений
    имеют тенденцию быть более успешными, потому что они не претендуют на то, чтобы быть суммирующими.Все, что возможно для человека, — это исследовать реальность на основе
    жизненный опыт и довольствоваться более ограниченными философскими идеями
    основанный на историческом понимании. В конечном итоге наш рефлексивный
    понимание жизни и истории должно оставаться
    определенно-неопределенный.

    Мы можем видеть определенные параллели с попыткой Дильтея заменить
    метафизические системы с более неформальным жизненным основанием
    «Метафизическое отражение» или мировоззрение у молодых
    Рудольф Карнап, учившийся в Йене вместе с учеником Дильтея Германом.
    Ноля перед переездом в Вену.В статье Карнапа «The
    Устранение метафизики посредством логического анализа языка »
    называет Дильтея и его учеников положительными контрпримерами
    разновидности бессмысленных метафизических систем, найденных у Фихте,
    Гегель и Хайдеггер. Еще одно эссе Карнапа под названием
    «Метафизика как выражение отношения к жизни»
    признает важность концепции Дильтея
    « Lebensgefuehl ». Аналог Карнапа для
    « Weltanschauung » Дильтея — это
    « Weltauffassung .«Карнап также добавил
    или менее Дильтеевская концепция гуманитарных наук в его книге Der
    logische Aufbau der Welt
    от 1928 года. Карнап ссылается на
    Дильтей Введение в гуманитарные науки , но
    заменяет свой язык «фактов сознания» на
    что «элементарных переживаний». Он не имеет в виду
    Последняя основная работа Дильтея Der Aufbau der geschichtlichen Welt
    in den Geisteswissenschaften
    , но он действительно читал Ганса Фрейера
    Theorie des Objektiven Geistes , работа, на которую сильно повлияли
    Dilthey Aufbau и его переосмысление цели
    дух как средство межсубъективного общения.Карнап пишет
    в собственном Aufbau :

    только новейшая история философии (со времен Дильтея) называла
    внимание к методологическому и предметно-теоретическому своеобразию
    область гуманитарных наук ( Geisteswissenschaften ).
    (Карнап 1928: 23)

    Карнап признает независимую природу духовного
    ( geistigen ) или интерсубъективные объекты, такие как политические
    государства и социальные обычаи. Они отличаются от психических и физических.
    объекты в том, что они могут «выжить», даже если исходный
    предметы, которые их породили, «погибают, а другие предметы забирают
    их место »(Карнап 1928: 23).Непонятно почему
    Рефлексивный анализ Дильтея отличительных методов
    различные науки и его эмпирический подход к жизненному опыту сделали
    не заслужить его более серьезное внимание Венского кружка как
    целые и другие аналитически ориентированные философы. Но что есть
    очевидно, что его теория понимания ( Verstehen ) пришла
    быть широко неверно истолкованным как разновидность сочувствия. Хотя Дильтей
    резко различать понимание как процесс суждения
    и сочувствие как простое чувство, Карнап предположил, что понимание
    других — это интуитивный акт, требующий некоторой степени сочувствия, но
    которые могут быть когнитивно проверены частично путем анализа
    объективные проявления, начиная от жестов, лингвистических выражений
    к практическим действиям (Carnap 1928: 55, 143).Это предложение Карнапа
    могли негативно повлиять на последующие обсуждения
    Теория Дильтея Verstehen философов-аналитиков,
    что привело к тому, что Теодор Абель, Эрнест Нагель и Артур Данто пошли еще дальше.
    далее, сводя его к «эмпатической идентификации». Потом
    Данто признал, что это не так, и признал, что
    « Verstehen — очень блестящая идея, совершенно
    неправильно понимаемый до сих пор грубыми философскими критиками, я
    включены »(Данто 1970: 215). Verstehen — это не какой-то
    немедленная проекция себя на других, но означает
    осознанный процесс, который находит правильный контекст для связи с другими и
    их объективации по отношению к тому, что нам уже знакомо.Это
    рефлексивный режим исследования, который обеспечивает основу для большего
    конкретные объяснения, будь то причинные или рациональные.

    Понимание стихийных бедствий: управление и учет различных мировоззрений при гуманитарном реагировании | Journal of International Humanitarian Action

    В этом пилотном исследовании рассматривается вопрос о том, дополняют ли эти различные подходы пострадавшие сообщества и сотрудников гуманитарных организаций, отвечающих в партнерстве, или компрометируют их. Двадцать два специалиста по гуманитарным вопросам были опрошены в Австралии и США.Эти профессионалы работали как в религиозных организациях (называемых КО), так и в светских агентствах (именуемых НПО). Как профессионалы, осуществляющие быстрое развертывание гуманитарных мероприятий по всему миру, они часто участвуют в гуманитарных операциях, финансируемых правительством США и Австралии. В этих ролях они работают с непосредственно затронутыми сообществами, а также с правительственными донорами. Они были отобраны методом снежного кома и отбором направлений (см. Patton 2002). Респонденты были опрошены лично или по телефону в зависимости от их доступности и предпочтений.Интервью длились от 30 до 45 минут и проводились первым автором. Инструмент опроса представлял собой короткую серию открытых вопросов, разработанных (предварительно протестированных и протестированных), чтобы дать респондентам возможность размышлять о своем собственном опыте и обеспечить гибкость с точки зрения количества приведенных или обсуждаемых примеров.

    Анализ данных, собранных в ходе этих 22 интервью, позволил сделать три основных вывода: (1) общины понимают гуманитарные события через призму различных религиозных убеждений; (2) КО и НПО институционально удается учесть религиозные мировоззрения в своих профессиональных ответах, но при этом они понимают, что религия (верования, практика и лидеры) может либо помочь, либо помешать ответам; и (3) отношения между пострадавшими общинами и гуманитарными работниками, реагирующими на гуманитарные события, в настоящее время недостаточно хорошо изучены.

    Религиозные мировоззрения разнообразны.

    Когда происходят гуманитарные события, возникают разные способы понимания причин, особенно когда гуманитарные организации и сообщества работают вместе (Merli 2012). Когда светские НПО сталкиваются с религиозным мировоззрением сообществ, существует риск того, что религиозные мировоззрения будут рассматриваться как «другие», поскольку светское мировоззрение автоматически рассматривается как норма по умолчанию. Поэтому религиозное мировоззрение часто понимается как отход от этой предполагаемой нормы.Уилсон (2017) предполагает, что религиозные мировоззрения в данном случае автоматически «подчиняются светским онтологиям» (стр. 1). Такое понимание, которое рассматривает религиозные мировоззрения как отход от светского мировоззрения по умолчанию, потенциально ослабляет аутентичность, придаваемую религиозному участию агентствами по оказанию помощи, работающими с сообществами, пострадавшими от гуманитарных событий (Clarke 2011), и рискует, что религия и религиозные мировоззрения не будут должным образом рассмотрены и оценены (см. Mavelli and Petito 2014).

    Это важно отметить, потому что в различных гуманитарных событиях (естественных и антропогенных), которые описывались участниками нашего интервью, затронутые сообщества объясняют свой опыт гуманитарных событий через призму религиозных убеждений (см. Ager et al. др. 2015; Хилхорст и др. 2015). Это наблюдалось во время ряда гуманитарных событий, включая циклоны, вулканы, гражданскую войну, перемещение населения, цунами, землетрясения, засуху и эпидемии. Такое религиозное понимание этих событий наблюдалось у людей, исповедующих целый ряд религиозных убеждений, включая ислам, буддизм, христианство, индуизм и традиционные религии, такие как Кастом (в Тихом океане).Действительно, все респонденты указали, что у них был опыт, когда пострадавший член сообщества описывал событие и свою последующую ситуацию через религиозную призму.

    Гуманитарные специалисты как в общественных организациях, так и в неправительственных организациях сочувственно рассказали об этом опыте:

    FBO: «Гуманитарное реагирование не происходит изолированно… и [] солидарность религиозных сообществ помогает им преодолевать бедствия» (респондент D)

    FBO: « Скорбящие люди обращаются к вере, чтобы помочь объяснить и рационализировать то, через что они проходят »(респондент A)

    НПО:« [Их вера] помогает им обрести силу и стойкость »(респондент H)

    НПО:« Важно признать это крик о помощи »(респондент G)

    Однако важно отметить, что существовали различия в том, как гуманитарные события воспринимались отдельными членами сообщества.Респонденты смогли определить, что затронутые члены общины понимали гуманитарные события и влияние этих событий на себя лично и на свое более широкое сообщество как положительно, так и отрицательно с точки зрения религиозного мировоззрения. У некоторых респондентов, например, был опыт, когда результаты событий смягчались восприятием Божьей благодати, в то время как другие поделились опытом, когда затронутые члены сообщества видели эти события как акты гнева Бога. Эти ответы можно понимать как полюса континуума теистических верований, как показано на рис.1. Интересно отметить, что там, где благодать Божья понимается как действующая в бедствии, она часто формулируется очень избирательно, а именно: тем, кто добр или верен, будет дарована защита. Этот вывод хорошо согласуется с литературой о «Вере в справедливый мир» (BJW), где люди верят, что мир функционирует справедливо: хорошие люди награждаются, а плохие люди наказываются (Furnham 2003; Kaplan 2012; Lerner 1980; Lerner и Simmons 1966; Montada and Lerner 1998; Pichon and Saroglou 2009; Stroebe et al.2015). Важным следствием этих открытий является то, что люди с сильными религиозными убеждениями и сильным BJW могут получить вторичную травму в результате стихийного бедствия. После первоначальной травмы утраты и опустошения все их мировоззрение может рухнуть, если они будут вынуждены столкнуться с реальностью масштабных страданий, которым не уделяется должного внимания. Следовательно, может потребоваться специализированная психо-духовная поддержка в пострадавших от стихийных бедствия сообществах, которые до стихийного бедствия характеризовались сильным BJW.

    Рис. 1

    Континуум бедствия как «стихийное бедствие» — респонденты, сообщающие об убеждениях общин

    Описание Бога как активной защиты или причинения вреда верующим наблюдалось у тех, кто придерживался различных теистических религиозных убеждений.Респонденты также смогли определить другие возможные движущие силы, включая «религиозность» и географическое положение более негативных религиозных мировоззрений.

    FBO: «Если религиозные взгляды являются жесткими, тем больше они связывают бедствия с Божьим наказанием» (респондент A)

    FBO: «Чем больше деревня, тем больше« стихийное бедствие »(респондент C)

    Проведение гуманитарных мероприятий являются стихийными бедствиями (проявлением гнева или милосердия), однако, не означает, что религиозные мировоззрения всегда фаталистичны (Bankoff 2003; Schipper 2015), хотя иногда люди действительно придерживаются глубоко фаталистических мировоззрений (см. раздел «Агентства по борьбе со СПИДом, учитывающие религиозное мировоззрение»).Однако обычно остается значительный простор для свободы воли для тех, кто придерживается всех, кроме самых фаталистических взглядов. Именно это агентство могут использовать агентства по оказанию помощи в своих ответных действиях с пострадавшими сообществами.

    Агентства по оказанию помощи, учитывающие религиозное мировоззрение

    Есть ценность в учете мировоззрения тех, кто пострадал от гуманитарных событий (см. Bankoff et al. 2015; Browne and Olson 2019). Программы, которые не учитывают местный контекст, будут неоптимальными (Patterson et al.2010). Независимо от того, были ли наши опрошенные представителями религиозных или светских агентств по оказанию гуманитарной помощи, все респонденты подтвердили способность своих агентств учитывать религиозное мировоззрение пострадавших сообществ. Таким образом, несмотря на очень четкое понимание причин этих событий, эти гуманитарные работники смогли определить, как их собственное агентство (религиозное или светское) могло работать вместе с альтернативными мировоззрениями и объяснениями:

    FBO: «Как христианская организация, мы понимают, что вера играет важную роль в том, как люди справляются с горем и утратой »(респондент A)

    Такое утешение может заключаться в религиозной практике или в узах общины, на которые они могут опираться.Конечно, есть также понимание того, что религиозные верования, обычаи и лидерство также могут уменьшить гуманитарную реакцию. Респонденты смогли определить, что религиозное мировоззрение действительно препятствовало гуманитарным ответам в разное время. Они наблюдали ряд способов, которыми религиозные учения, обычаи и лидеры усугубляли последствия гуманитарных событий и ставили под угрозу способность агентств по оказанию помощи выполнять свои задачи реагирования. К таким выводам пришли сотрудники гуманитарных организаций как религиозных, так и светских организаций по оказанию помощи.

    Инвалидность:

    FBO: «[Люди с ограниченными возможностями считались] неполными. Их не уважали в обществе »(респондент E)

    Агентство:

    НПО:« Религиозные убеждения могут привести к недостатку свободы воли, поскольку бедствия — это воля Бога »(респондент H)

    FBO:« Люди чувствовали себя брошенными. Богом и беспомощными »(респондент E)

    НПО:« Община отвергла решения, поскольку они видели в этом волю Бога, и поэтому им пришлось понести наказание »(ответчик J)

    FBO:« Если Бог хочет, чтобы это произошло , почему мы должны препятствовать Божьей воле… Бог защитит нас.Мы не проявим нашу веру, убегая »(респондент L)

    Права человека:

    НПО:« Трудно, хотя, когда религиозные убеждения подрывают права человека или вступают в конфликт с ними »(респондент H)

    Небольшие кО и миссионеры:

    НПО: «[Сообщество] пренебрежительно относится к религиозным организациям и более мелким организациям, поскольку они дезорганизованы и усложняют работу по оказанию помощи … [Они считают] миссионеры часто не имеют представления о том, что они делают. Они просто мешают »(респондент R)

    Ответы респондентов показали, что существует разница между тем, как религиозные мировоззрения понимались и ценились между религиозными и светскими организациями, но было ясно, что и кО, и светские неправительственные организации были мотивированы. заниматься религиозным мировоззрением.

    FBO: «Точка входа в сообщества — это религия. Вы ничего не добьетесь, если не можете говорить на религиозном уровне »(респондент D)

    НПО:« Нам нужно общаться с людьми на языке, который они понимают »(респондент P)

    FBO:« Мы можем обучить религиозные лидеры, как реагировать. Они могут быть частью устойчивости и снижения риска стихийных бедствий »(респондент A)

    НПО:« Взаимодействие с имамами было очень важным для помощи людям в соблюдении новых требований к захоронению »(респондент S)

    Респонденты из религиозных и светских агентств имел прагматические причины стремиться учесть эти взгляды, поскольку это обеспечивало доступ, улучшало программирование и способствовало распространению информации.Размещение гуманитарных организаций часто требует изменения программ и подходов к доставке гуманитарных ресурсов.

    FBO: «Это был не грузовик и патрон. Это был грузовик, молись и бросай »(респондент I)

    НПО:« Денежные переводы учитывают исламское право »(респондент Q)

    Такие изменения считались необходимыми для обеспечения оптимального участия затронутых сообществ и не рассматривались как обязательные. агентства по оказанию помощи, чтобы поставить под угрозу собственное мировоззрение.

    Трансцендентный или транзакционный

    В качестве пилотного исследования результаты этого опроса дополняют небольшую базу эмпирических данных (см. Curtis 2018; King 2019). Очевидно, что требуется дополнительная работа, чтобы лучше понять, как религиозные мировоззрения пострадавших от гуманитарных событий влияют на программы как светских, так и религиозных агентств помощи. Хотя появляется все больше литературы, посвященной взаимосвязи между религией и долгосрочным развитием (например, Денулин и Бано, 2009; Кларк и Титтензор, 2014; Фонтан и Финер, 2015), такая эмпирическая и концептуальная работа в гуманитарной области остается несколько ограниченной.Гуманитарные специалисты смогли выявить этот пробел, сравнив свою профессиональную работу с работой коллег, работающих в сфере развития.

    FBO: «Религия — это часть развития, но не столько гуманитарное реагирование» (респондент A)

    НПО: «Вы можете рассматривать религию в рамках долгосрочного кризиса или проекта развития, но не в чрезвычайных ситуациях… религия не учитывается. стратегия. Это могло бы быть больше фокусом и частью планирования и проектирования »(респондент G)

    Также было неясно, было ли какое-то естественное преимущество у религиозных или светских агентств, когда дело доходило до работы с сообществами, исповедующими религиозная вера в подготовке к гуманитарным событиям или в ответ на них (Tomalin 2012).Несомненно, респонденты из обоих типов агентств считали себя имеющими некоторые преимущества:

    FBO: «Они могут относиться к нам… [мы] можем лучше взаимодействовать с сообществами, чем светские агентства» (респондент A)

    НПО: «[Сообщества] являются отрицательно, когда кО отдают предпочтение религиозным сообществам по сравнению с другими (респондент K)

    Действительно, может оказаться, что оба типа агентств имеют разные возможности и ограничения, которые могут как давать преимущества, так и препятствовать их ответам. Требуется дополнительная работа, чтобы лучше понять, как это происходит.

    Как минимум, однако, мы можем утверждать, что большая религиозная грамотность необходима для гуманитарных работников, будь то из общественных организаций или светских НПО. Религиозная грамотность увеличивает вероятность того, что персонал будет внимателен к религиозной чувствительности и что они лучше поймут возможные более глубокие психо-духовные воздействия гуманитарного события и могут быть более восприимчивыми к идеям о том, как лучше всего помочь сообществу выздороветь. Например, быстрый ремонт храма, церкви или мечети может иметь низкий приоритет с светской точки зрения, но может в огромной степени помочь в восстановлении в общине чувства психо-духовного благополучия и сплоченности.

    Религиозная грамотность также важна, чтобы помочь предвидеть возможные вторичные негативные последствия стихийного бедствия, которые могут быть тесно связаны с религиозным мировоззрением сообщества. Например, помощь от некоторых общественных организаций может явиться убедительным свидетельством того, что катастрофа была вызвана тем, что община недостаточно строго придерживалась своей религиозной принадлежности, что может привести к усилению фундаменталистского учения в регионе. В качестве альтернативы, сообщество может искать козлов отпущения, пытаясь понять смысл бедствия.Уязвимые люди или семьи могут стать мишенью, например, люди с физическими недостатками, которых можно рассматривать как «проклятых»; подозреваемые в колдовстве, например маргинализованные женщины; или быть полезным для его ритуалов, например, людям с альбинизмом (UNHRC 2018). Наконец, как упоминалось выше, гуманитарная катастрофа может разрушить религиозное мировоззрение сообщества, особенно с сильной верой в справедливый мир. Такое сообщество может нуждаться в продолжительной помощи для восстановления своего мировоззрения и может быть более уязвимым, чем обычно, для эксплуатации в такое трудное время.

    Короче говоря, культурно осведомленный и религиозно информированный персонал важен для гуманитарных агентств, независимо от их собственного мировоззрения.

    Также необходимо лучше понимать различие между религиозными убеждениями и мировоззрением отдельных гуманитарных работников и институциональной идентичностью. Персонал в этом секторе очень мобильный, и опрошенные часто работали во многих агентствах на протяжении своей профессиональной карьеры. Поскольку они часто переходили из одной организации в другую, но иногда у них были такие же или разные религиозные убеждения или мировоззрения, что и в агентстве, на которое они работали.Было бы полезно лучше понять частное и корпоративное влияние религии.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *