Учение фрейда о личном бессознательном: Психология бессознательного Рекомендации Отдельные статьи Михаила Литвака

Содержание

Психология бессознательного Рекомендации Отдельные статьи Михаила Литвака

« Назад

14.12.2015 08:03

Психология – великая наука, которая позволяет узнать человека самым лучшим образом. Большое количество ученых пытались и пытаются узнать о внутреннем «богатом» мире человека, одним из таких ученых был Зигмунд Фрейд. Он посвятил большую часть жизни такому важному вопросу, как психология бессознательного.

Согласно многим представлениям великих ученых-психологов – бессознательное – это своего рода субъект сферы сознания, вытесненный определенными силами по определенным причинам из сферы осознания. А вот, кто вытесняет, как и к чему это приводит – мнения разнятся у многих ученых.

Например, великий австрийский ученый Зигмунд Фрейд утверждал, что вытеснение осуществляется только в одну сторону, а именно некое СВЕРХ-Я. Оно представляет собой общество в сознании и представляется более сильным субъектом, который вытесняет слабое психологическое содержание, например, такое как – впечатления из детства, которые являются недопустимыми для Сверх-Я. Итого, получается, что бессознательное по Зигмунд Фрейду – это первые впечатления из детства, живущие внутри нас, однако они не являются осознаваемыми, так как они социально не приемлемы или не согласуются с иными потребностями или факторами определенной личности.

Если говорить о других разновидностях бессознательного, то Зигмунд Фрейд не имел знаний, не предполагал или отрицал их. Не менее важно и то, что вытеснение по Фрейду – жесткое, получается, что найти бессознательное, а также возвратить в сознание человеку стандартными методами невозможно. Психология бессознательного по Зигмунду Фрейду – это сфера психики, в которой осуществляются недоступные для Я вещи, однако они логичны и обладают определенной логикой. Как утверждал З. Фрейд, бессознательное можно «узнать», иными словами расшифровать только при помощи работы специалиста, использующего специализированные методики, в качестве примера – гипноз или толкование.

Теория З.Фрейда

Согласно «теории» Фрейда о психологии бессознательного – объем бессознательного значительно выше объёма сознания (в качестве примера для наибольшего понимания можно привести такое выражение: у айсберга – сознание выступает небольшой вершиной, а то, что находится под водой представляет собой бессознательное). Также бессознательное, согласно утверждениям великого австрийского ученого несет прямую ответственность за множество неврозов и других проявлений. Многие неприятности, связанные с нашей личностью, по мнению Фрейда, происходят из-за бессознательного.

Ведь Зигмунд Фрейд предложил модель психики, которая состоит из 3 компонентов – это собственно: ОНО, Я Сверх-Я, для которого как раз не желательны детские впечатления. Согласно психологии бессознательного по Зигмунду Фрейду, многие действия, которые совершаются человеком «на автомате», обладают неосознаваемым характером. Зигмунд Фрейд считал, в бессознательное вытесняются скрытые желания, фантазии, противоречащие общей морали или нормам поведения, которые заложены обществом. Ко всему прочему они слишком сильно вызывают тревогу, для того, чтобы быть осознанными. 

Зигмунд Фрейд на протяжении своей жизни рассмотрел то, как определенная мотивация может проявляться во снах, творчестве или отклонениях, вызванных невротизмом. Согласно утвержденным данным, основной регулятор поведения человека – влечение или желания. Когда он лечил своих пациентов, то заметил такой факт, что переживания, которые не осознаваемы пациентами, способны сильно «утяжелить» жизнь и порой даже ведут к развитию различного рода психологических заболеваний или отклонений. 

Чему способствовало открытие?

Благодаря такому открытию, он начал искать средства избавления «пациентов» от конфликтов, которые возникают относительно «говорящего» сознания и тайными побуждениями бессознательного. В результате этого появилась специальная методика Зигмунд Фрейда, которая «исцеляет» души. Иными словами – психоанализ Зигмунда Фрейда. 

Стоит отметить, что именно до открытия этого великого ученого, многие считали душу, как единым целым, именно то, что не делится. Согласно Фрейду, в бессознательном нет ничего, чтобы когда-то не имелось в сознательном. Далее эту «теорему» модернизировал Юнг, но мы не будем об этом.

Фрейд понимал бессознательное, практически как определения памяти. Получается, что в нем содержится такая информация или представления, впечатления, которые уже однажды осознавались человеком, однако она промелькнула с определенной степенью интенсивности. Можно предположить, что это былая какая-то определенная мысль, а может быть целый комплекс переживаний различного рода, которые неизвестно почему ушли из сознания, практически точно также, как «забылись».

По мнению Фрейда, в бессознательном появляются подобного рода психологические содержания, которые не могут подходить для главенствующей позиции сознания или являются нездоровыми. В большинстве своем в бессознательном имеется то, что для обычного сознательное не является допустимым. К ним относят различного рода желания, потребности или мысли, возникающие в сознательной части, однако которые якобы не «прошли».

Таким образом, Фрейд смог изучить психологию бессознательного, предоставив миру свое представление.

 

Категории статей

Психология бессознательного (часть 1)


Обзор классических психоаналитических концепций


Классический психоаналитическй подход Зигмунда Фрейда, теория объектных отношений Мелани Кляйн, аналитическая психология Карла Юнга, теория травмы Отто Ранка, взгляды Карен Хорни


Тема сегодняшней лекции – психология бессознательных процессов. Как правило, многие из нас имеют представление о том, что сознательно человек предлагает и предполагает одно, а бессознательно – что-то совершенно другое. Более продвинутые люди понимают еще и то, что сам человек может и не догадываться о том, что планирует его бессознательное.


Итак, мы понимаем, что при таком положении дел мы не можем быть уверенными в том, что мы распоряжаемся собой,   как и всегда звучит до боли знакомый вопрос «Кто в доме хозяин». Этот вопрос звучит и вокруг нас и внутри нас самих. Конечно, есть люди, которые не имеют привычки к анализу самих себя, к саморефлексии, и они могут совершенно искренне воскликнуть, что ничто, кроме внешних обстоятельств, на них не давит.


Целью нашей лекции является попытка осмысления основных понятий психологии бессознательного с точки зрения основных психоаналитических концепций, а также анализ структуры бессознательного и его роли в психической жизни человека.


Сегодня мы попробуем рассмотреть теоретическую подоплеку этого вопроса, и, так сказать, ее преломление в реальной душевной жизни человека. Мы рассмотрим, что нам говорит о бессознательном современная психологическая наука, и какими мы располагаем возможностями в связи с этим знанием.


Мы рассмотрим модели психики, предложенные классическими психоаналитическими концепциями Зигмунда Фрейда, Карла Густава Юнга, Альфреда Адлера, Отто Ранка, Мелани Кляйн, Карен Хорни, Эриха Фромма и, наконец, Эрика Берна.


Терминология


Главные герои нашей сегодняшней беседы – эго, оно (бессознательное) и суперэго. Эго – это структура, поддерживающая существование человека на текущем уровне как сознательного существа, суперэго – часть Эго, функция которой призвана тормозить инстинктивную активность эго, принимать решения о приемлемости побуждений, осуществлять самоограничение и самокритику, Оно (далее везде бессознательное) – бессознательная часть психики, совокупность неосознаваемых влечений человека (т.е. содержаний бессознательного).


Сами эти структуры неоднородны по своей сути. Не следует думать, что все, что осознаваемо, относится к эго, а то, что не осознаваемо — к подсознанию. Все гораздо сложнее. Существуют глубинные слои эго, которые бессознательны. Переход от Оно (бессознательное) к эго плавный и бывает крутым только там, где имеются конфликты. При возникновении конфликтов даже осознаваемые и высокодифференцированные силы эго снова становятся бессознательными (происходит так называемый процесс регрессии).


Согласно классическим психоаналитическим концепциям все вышеобозначенные психические структуры личности топографически могут располагаться в трех гиперпространствах: бессознательном, предсознательном, сознательном.


Бессознательное — в широком смысле — те содержания психической жизни, о наличии которых человек либо не подозревает в данный момент, либо не знает о них в течение длительного времени, либо вообще никогда не знал. Выделяются два вида бессознательного: предсознательное и собственно бессознательное. Бессознательное – это те содержания душевной жизни, доступа к которым у сознания нет.


Предсознательное — содержания душевной жизни, которые в данный момент неосознаваемы, но могут легко стать таковыми, если привлекут к себе взоры сознания. Топографически слой предсознательного располагается между слоем бессознательного и сознанием. Это следы памяти, которые могут быть осознаны простым привлечением внимания. Следует добавить, что именно материал предсознательного используется при проведении психоаналитического сеанса, и анализ этого материала способствует осознанию вытесненного, поэтому для нас структура предсознательного имеет крайне важное значение.


В сферу бессознательного попадают как самые высокие проявления душевной жизни, так и самые низкие (сексуальные и агрессивные инстинкты, влечения). Итак, термин «бессознательное» обозначает психические процессы, которые протекают без отображения их в сознании и помимо сознательного управления.


Бессознательное обладает огромной силой и властью над человеком, всегда подвергая цензуре и адаптируя любую поступающую к человеку энергию и информацию из внешнего или из внутреннего мира к виду, пригодному для восприятия сознанием, согласованным с его картиной мира, с его субъективными представлениями о себе и о мире.


Наше бессознательное насквозь мифологично, это те мифы, которые мы усвоили от своих предков, вынесли из детства, из общества, творили сами, проживая нашу жизнь.


Сознание — это поверхностный слой душевного аппарата, воспринимающий и перерабатывающий информацию о внешнем и внутреннем мире. Сюда относятся ментальные структуры человека, осуществляющие интеллектуальные функции, наблюдение, выбор, принятие решений, организацию стимулов и побуждений, рефлексию. Создание задает общее направление нашему мыслительному процессу, а также является центром, принимающим решения. 


Ретроспективный обзор классических психоаналитических концепций


Итак, мы переходим к ретроспективному обзору классических психоаналитических концепций. Намеки, указывающие на существование подсознания, нам известны еще с древности, это, в частности, известный тезис «познай самого себя».


Зигмунд Фрейд


В науку же термин «бессознательное» вошел на стыке XIX-XX веков. Первым человеком в психологии, который сделал попытку вывести подсознание на чистую воду, был всемирно известный ученый – Зигмунд Фрейд. История психоанализа начинается с Фрейдовских и Брейеровских исследований истерии. В результате научной и практической медицинской работы доктора Фрейда в основной фокус его исследовательского внимания попало подсознание человека. Основным достижением теоретической психологии ХХ века было именно открытие подсознания, т.е. скрытых от человека психических процессов, в большой мере влияющих на его мотивацию, восприятие, ощущения и поведение.


Зигмунд Фрейд показал, что человек не является хозяином собственного душевного мира и собственного интеллекта.


Фрейд исследовал и подробно описал пути, с помощью которых можно проникнуть в бессознательное и что-то о нем узнать. С позиции Фрейда наша психика – это некое пространство. Ландшафт нашей психики описывается с помощью трех пространственных структур – сознания, предсознания и бессознательного. В этом пространстве существует нечто, что формируется на протяжении жизни человека, и оно продолжает оказывать на нас свое влияние. Силы, определяющие наше поведение, принадлежат миру бессознательного, и благодаря открытиям Фрейда мы можем постигать наше бессознательное. Бессознательное проявляет себя, сигнализирует о своих намерениях посредством наших снов, фантазий, импульсов, побуждений, наших влечений, желаний, оговорок, ошибочных действий. И задача психоаналитика – быть внимательным слушателем и улавливать эти тончайшие послания.


Фрейд считал, что все, что происходит с человеком, его определенные сюжеты жизни обусловлены его детскими переживаниями. В основе психосексульной динамики и фундаментальных конфликтов человеческой психики лежат детские переживания.


Основным методом, которым пользовался при исследовании бессознательных процессов Фрейд, является метод свободных ассоциаций, а также анализ сновидений человека. Проводя исследования с использованием метода свободных ассоциаций, ученый пришёл к выводу, что источником неврозов и подавленности большинства людей является нереализованная энергия сексуального желания (либидо). Чтобы человек обрел психическое равновесие необходимо вернуть вытесненный материал в сознание – «где было Оно (бессознательное), должно стать Я» — утверждал Фрейд.


Чрезвычайно важной заслугой Фрейда является то, что он создал язык, на котором можно описывать движения души. Мы получили язык, с помощью которого мы можем исследовать душевные процессы, глубоко анализировать человеческую природу, получать информацию о бессознательном, о внутренних глубинных процессах, происходящих в человеке. Мы начали озвучивать для себя то, что находится за гранью реальности, за очертаниями предметного мира. Это повлияло и на наше восприятие человека, на представление о человеческом существе как таковом.


Таким образом, мы можем подвести итог. Фрейд открыл динамическое бессознательное, описал первичные и вторичные процессы – противоположно направленные динамические механизмы, которые подавляют нашу психическую жизнь. Это основное, что содержит в себе ортодоксальный или классический психоанализ.


Карл Густав Юнг


Фрейд создал целую школу, у него было очень много талантливых учеников, многие из которых впоследствии отрывались от своего великого учителя и создавали собственные школы и направления. Я вкратце расскажу о некоторых из них. Карл Густав Юнг. Юнг тесно сотрудничал с Фрейдом на протяжении четырех лет, но в какой-то момент их позиции разошлись. Юнг погрузился в глубинное исследование мифов, легенд, сказок, сочетая эти исследования с исследованиями психики человека. Он совершал путешествия по всему миру, подробнейшим образом изучал мифологию, древнюю символику, описал мандалу (круг) как символ самости (внутреннего Я человека).


Карл Густав Юнг обогатил представления о бессознательном понятием коллективного бессознательного. По словам Юнга «коллективное бессознательное содержит все духовное наследие человеческой эволюции, рождаемое каждый раз заново в мозговой структуре отдельного человека». Коллективное бессознательное – это коллективный опыт всего человечества, структурный уровень человеческой психики, содержащий наследственные программы, психическое наследство человека. Юнг ввел в психологию понятие архетипа. Изучая сны своих пациентов, он обнаружил, что в их снах содержатся те же символы, что и в древних мифах различных культур. Благодаря этому Юнг обнаружил, что человек связан с другими людьми и культурами посредством универсальных архетипов (первичные образы психики). Архетипы отражают в личном бессознательном человека универсальные сюжеты и схемы, общие для всего человечества, эти архетипы и представлены в мифах, легендах и сказках.


Согласно Юнгу человек не может охватить своим сознанием сферу бессознательного. Задача психоаналитика по Юнгу – наладить диалог между сознанием и бессознательным пациента с помощью психоаналитических методов. Психика действует по принципу полярности, полярных образований, дихотомий, один полюс которой – в сознании, другой – в бессознательном. Поэтому у любого позитивного проявления человека есть свой негативный полюс, и наоборот. Сознание и принятие себя как носителя таких противоположных тенденций позволяет разрешать психологические конфликты, снимать внутреннее напряжение.


Альфред Адлер


Еще один талантливый ученик Фрейда — Альфред Адлер. Также как и Юнг, Адлер не был удовлетворен сексуальной теорией Фрейда. Адлер акцентировал внимание на социальной сущности человека, считая главным социальные интересы человека. Решающим для решения многих проблем человеческой личности он считал способность к взаимодействию с другими людьми. Адлер определяет три глобальных ценности человека: работа, дружба и любовь, и все они взаимосвязаны, если страдает одно из них, то другие тоже страдают. Препятствия к росту Адлер видел в органической неполноценности ребенка, его избалованности и отверженности – все это может породить изоляцию и недостаток социального интереса, формирование нереалистической цели личного превосходства.


Психологический подход, описанный в работах Адлера, представляет полную противоположность подходу Фрейда. Главная проблема у Адлера касается внутренней жизни человека, его мышления и чувствования, его ценностей. Адлер создал термин «комплекс неполноценности», он полагал, что все дети глубоко испытывают чувство неполноценности, являющееся неизбежным следствием их физических размеров и недостатка сил и возможностей. Комплекс неполноценности согласно Адлеру основан на чувстве фрустрированных ценностей: человек чувствует себя неполноценным и реагирует на это комплексом превосходства, бравадой эго, философией преувеличенного оптимизма и самоуверенности. У Фрейда же главная проблема связана с фрустрированными желаниями. Согласно Фрейду человек страдает не столько от собственной неполноценности, сколько от препятствий со стороны общества и культурной традиции.


Адлер считает, что комплекс служит линзой, собирающей психическую энергию в определенном направлении, и тем самым может способствовать выдающимся личным достижениям. Серьезные творческие успехи возможны, если человек работает через комплекс, а иначе комплекс отщепляется от целостного бытия человека и употребляет жизненную энергию на то, чтобы проецировать свое фрагментарное, лишенное равновесия сознание во внешний мир, способствуя деструктивным процессам.


Адлер рассматривал также агрессию и волю к власти как проявление более общего мотива к превосходству или совершенствованию, т.е. побуждения улучшать себя, развивать свои способности, свою потенциальность. По Адлеру борьба за личное превосходство, проявляющееся как господство над другими – невротическое извращение, результат преобладания чувства неполноценности и отсутствия социального интереса, т.е. желания быть полезным людям. При этом накопление успеха, престижа и похвал становится для человека более важным, чем конкретные достижения. Чрезмерная фиксация на себе неизбежно приводит к чувству поражения. «Вместо того, чтобы заниматься внешним миром, они занимаются собой». Адлер при этом сравнивает невротическое желание превосходства с состоянием нарциссизма у Фрейда и крайними формами проявления интроверсии у Юнга.


Следующий важный аспект подхода Адлера – формирование жизненных целей. Согласно Адлеру жизненные цели, которые направляют и мотивируют нас, сформировались в раннем детстве, и остаются несколько неясными и в основном бессознательными. Формирование жизненных целей начинается в детстве как компенсация чувства неполноценности, небезопасности и неуверенности в мире взрослых. Если чувство неполноценности слишком сильно, цели становятся нереалистичными и могут быть невротически преувеличенными. У невротика всегда имеется значительное расхождение между сознательными целями и бессознательными жизненными целями, которые вращаются вокруг фантазий личного превосходства и самопочитания вместо целей, которые вели бы к реальным достижениям.


Еще одно понятие, рассматриваемое Адлером, — стиль жизни – уникальный способ, выбранный индивидуумом для следования своей жизненной цели. Это интегрированный стиль приспособления к жизни и взаимодействия с жизнью вообще. По Адлеру эта сила телеологична, она выражает себя в стремлении к цели. При этом кажущиеся изолированными привычки и черты поведения получают свое значение в полном контексте жизни и целей индивидуума.


По Адлеру особую роль в человеческой жизни играет чувство общественного, о.к. посредством сотрудничества с другими, мы можем преодолеть действительную неполноценность или наше чувство неоплноценности. Адлер подчеркивал, что работы великих гениев всегда были общественно ориентированы. Недостаток кооперации и сотрудничества является по Адлеру корнем всех невротических и плохо приспособленных стилей жизни. «Ели человек сотрудничает с людьми, он никогда не станет невротиком». Психологический рост – вопрос движения от центрированности на себе и целей личного превосходства к задачам конструктивного овладения средой и социально полезного развития.


Творческая сила Я, избирательно преобразующая и интерпретирующая опыт, позволяет человеку строить свою судьбу, основываясь на жизненных целях и индивидуальном стиле жизни. Адлер считал, что Фрейд недостаточно уделяет внимание уникальности индивидуума, его способности управлять своей судьбой. Адлер подчеркивает «Индивидуум – и картина, и художник. Он – художник своей собственной личности». Адлерианский психоаналитик помогает трансформировать цели жизни клиента, сформировать социально значимые цели и скорректировать ошибочную мотивацию посредством обретения чувства равенства с другими людьми.


Альфред Адлер и Карл Густав Юнг являются наиболее яркими и известными фигурами в психоанализе, создавшими свои направления, известные как аналитическая психология Юнга и Адлерианская психотерапия. Следующие психоаналитики являются последователями Фрейда, поддерживающими психоаналитическую главную парадигму о том, что детские переживания определяют дальнейшую судьбу человека.


Отто Ранк


Один из первых учеников Фрейда — Отто Ранк. Им сформулирована очень интересная концепция «травмы рождения», которая подчеркивает значение акта рождения и отделения ребенка от матери. Он рассматривает акт рождения как первичную травму, приводящую младенца в состояние шока. Причина последующих проблем и кризисов кроется в содержании родовой тревоги. Отделение при рождении запечатлевается в мозге младенца настолько сильно, что в дальнейшем может служить препятствием для любого удовлетворения.


Согласно Отто Ранку изгнание плода из материнского чрева является «основной травмой», определяющей развитие неврозов. Любое наслаждение в своем первоначальном виде стремится к воссозданию первичного внутриутробного блаженства, утраченного при рождении. Отто Ранк утверждал, что каждому человеку присуще подсознательное стремление возвратиться в материнское лоно.


Мелани Кляйн


Нельзя обойти своим вниманием, рассматривая классические теории психоанализа, известнейших женщин-психоаналитиков. Одна из них — Мелани Кляйн – британский психоаналитик, которая считается одним из основателей теории объектных отношений. Она выдвинула идею о возникновении эдипова комплекса в более раннем возрасте, чем это предполагал сам Фрейд. Согласно модели Кляйн основные процессы развития психики ребенка разворачиваются в первый год жизни, на основе взаимодействия ребенка с грудью матери, которая выступает в качестве первичного опыта.


В своей практической работе, наблюдая за младенцами, она зафиксировала появление тревоги и чувства вины в самых ранних отношениях ребенка с матерью и в его отношении к материнской груди. Мелани Кляйн относила зарождение основного источника неврозов и конфлитности человека к периоду младенчества. Она много уделяла внимания младенцам и обнаружила, что их эмоциональная жизнь насыщена драматическими переживаниями.


В развитии младенца Кляйн выделяла две базовые позиции. Шизоидно-параноидная позиция – для нее характерно отсутствие границ между ребенком и внешним объектом (матерью). В силу этого ребенок еще не может воспринимать объект целостно, объект в его восприятии расщепляется, и ребенок имеет дело с частичными объектами – частями тела матери. Соответственно расщеплению подвергаются положительные и отрицательные переживания ребенка, т.к. они еще не могут быть интегрированы во внутреннем опыте, поэтому в его восприятии складывается образ плохой груди и отдельно образ хорошей груди. Эти два образа сосуществуют параллельно друг другу. Плохой груди ребенок приписывает свои негативные ощущения и образы, хорошей — положительные. Кляйн описывает механизм проективной идентификации – вариант одной из самых примитивных защит, к которой и прибегает младенец.


В процессе построения отношений ребенка с первичным объектом и по мере развития ребенка граница между его Я и объектом усиливается, это создает возможность ребенку интегрировать положительные и отрицательные переживания в целостный образ. Он теперь понимает, что его агрессивные импульсы направлены на тот же самый объект, что и положительные, и его агрессивные импульсы способны причинить ущерб любимому им объекту. Таким образом, шизоидно-параноидная позиция переходит в депрессивную позицию, для которой характерна тревога по поводу собственной агрессии. Ребенок начинает переживать чувство вины за собственную агрессию и чувство благодарности по отношению к матери. При шизоидно-параноидной позиции базовым чувством по отношению к объекту была зависть, т.к. ребенок ощущал, что все хорошее расположено вовне, а в нем самом нет ничего ценного. Чувство благодарности лежит в основе репарационных переживаний и жестов (действия, направленные на восстановление поврежденного объекта).


Итак, развитие ребенка зависит от динамики двух фундаментов его психики – зависти и благодарности. Переживание чувства зависти, не скомпенсированное чувством благодарности, приводит к развитию отклонений, к развитию у индивида депрессивной позиции. Врожденная зависть, согласно М.Кляйн, — фактор, блокирующий креативность. Зависть переживается психикой с большим трудом, поэтому у человека вырабатываются защиты. Как вариант защит от деструктивных ощущений может возникать чувство ярости — в качестве реакции на чувство вины, порожденное завистью. Другой вариант защиты – обесценивание объекта, т.к. объект, потерявший свою ценность больше не вызывает зависти. И еще один вариант защиты от деструктивного ощущения зависти – присваивание себе силы, принадлежащей объекту, мысленное перенесение на себя свойств объекта. Этот вариант защит приводит к самовозвеличиванию. И, наконец, недооценка собственного Я, невротическое самоуничижение также является защитой от чувства вины, порожденного завистью.


Основной терапевтический эффект достигается за счет того, что пациенту предоставляется возможность отыгрывать конфликтные элементы опыта, открыть и проявить сдерживаемые агрессивные импульсы, благодаря чему человек способен, наконец, достичь подлинной интеграции.


Теперь мы перейдем к рассмотрению другой психоаналитической парадигмы. Неофрейдизм — это получившее распространение главным образом в США направление современной философии и психологии, сторонники которого соединили классический психоанализ 3. Фрейда с американскими социологическими теориями. К числу наиболее известных представителей неофрейдизма относятся Карен Хорни, Гарри Салливен и Эрих Фромм. Неофрейдисты подвергли критике ряд положений классического психоанализа в толковании внутрипсихических процессов, но сохранили при этом важнейшие компоненты его концепции (учение об иррациональных мотивах человеческой деятельности, изначально присущих каждому индивиду). Неофрейдисты особое внимание уделяли исследованию межличностных отношений. Они сделали это, стремясь ответить на вопросы о человеческом существовании, о том, как человек должен жить и что он должен делать. Неофрейдисты по существу «социологизировали» психологию.


Карен Хорни


И еще одна дама — Карен Хорни – основательница науки о женской психологии. В отличие от Зигмунда Фрейда она не считала необходимым фокусировать исключительное внимание на детстве, усматривая в этом односторонность и считая, что Фрейд зачастую объясняет социальные явления биологическим факторами (в частности, связь войн с инстинктом смерти). В своем подходе Карен Хорни оказалась от теории сублимации и учении о либидо Зигмунда Фрейда. Неврозы, считала она, порождаются не только переживаниями человека, берущими начало в детстве, но и специфическими культурными условиями, в которых живет человек. В характере невротических переживаний человека она усматривала связь с особенностями, присущими данной культуре и времени. Она рассматривала взаимосвязь между культурой и неврозом «с точки зрения того, какие психологические затруднения структура культуры ставит перед человеком» (Хорни К.). Неврозы она считала ценой, которую приходится платить человечеству за развитие цивилизации.


Карен Хорни рассматривала неврозы, как невротические деформации характера, связанные с патогенным конфликтом, спрятанным глубоко внутри человека и не осознаваемым им. Она выделила несколько типов неврозов и описала специфичные особенности деформации характера, присущие каждому из них.


В основе любого невроза лежит внутренний конфликт. Невротический конфликт по Фрейду — борьба вытесненных сил (инстинкты) и вытесняющих сил (культура). Невротический конфликт по Хорни — борьба несовместимых сочетаний между несколькими невротическими наклонностями. Хорни ввела термин «невротические наклонности», под которым понимала компульсивные (навязчивые) влечения, которые являются основой невроза. Одними из главных невротических наклонностей Хорни считала невротическую потребность в любви и невротическое стремление к соперничеству. Соревновательность – господствующий фактор в существующих социальных отношениях, она может приводить к враждебному напряжению между людьми, что порождает у человека страх, неуверенность и сниженное самоуважение. Все эти факторы вместе приводят к тому, что человек чувствует себя изолированным.


Чувство собственной эмоциональной изоляции, согласно Хорни, человек хочет преодолеть, получив любовь и привязанность, при этом любовь превращается в своего рода лекарство от глубинного невротического одиночества. Роль любви переоценивается в современной культуре. Человек взращивает иллюзию, что любовь является решением всех его проблем, и ждет от любви больше, чем она может ему дать. Отсюда проистекают разочарования, так называемые «крушения иллюзий», трудности достижения любви. Такая ситуация дает обильную почву для развития неврозов.


В основе неврозов лежат противоречия, которые человек не может разрешить. В обществе заложены определенные противоречивые установки: например, противоречие между соперничеством и успехом, с одной стороны, и потребностью быть любимым, с другой. Стремление к успеху порождает в человеке напористость, способность выдержать конкуренцию, агрессивность. А потребность в любви и человечности требует от человека уступчивости, способности поступиться своими эгоистическими интересами. Таким образом, специфичные культурные противоречия общества лежат в основе типичных невротических конфликтов людей. Противоречия, заложенные в культуре, отражаются в конфликте невротика. Нормальный человек способен преодолевать эти трудности, не терпя при этом урона, у невротической же личности эти конфликты делают приемлемое решение невозможным.


Согласно Карен Хорни универсальных психических норм нет: поведение, расцениваемое как невротическое в одной культуре, может быть совершенно нормальным для другой, и наоборот. Таким образом, о норме можно судить только в том случае, если мы рассматриваем личность человека в контексте культурных условий, в которых он родился и живет.


Итак, согласно Хорни, невроз формируют воздействие окружающей социальной среды и разрушение человеческих взаимоотношений. Ортодоксальный психоанализ Зигмунда Фрейда ориентируется на генетические и инстинктивные причины. В силу этого отличия смысл терапии в подходе Карен Хори иной. Цель ортодоксального психоанализа — помочь справиться со своими инстинктами. По Хорни цель терапии состоит в восстановлении отношений с людьми и собой, поиска точки опоры в себе, избавления от невротических защитных механизмов, лишь отчасти помогающих человеку справляться с жизненными трудностями, но при более глубоком взгляде закрывающими возможность нормальной жизни.


Психология бессознательного — часть 2

В чем ошибался Зигмунд Фрейд?

За что можно или нельзя критиковать отца психоанализа

Вклад Фрейда в научное познание мира по масштабу сравним с вкладом Коперника или Дарвина. При всех недостатках и неточностях его теории, Фрейд, по сути, постиг, что у человеческой психики есть некая «операционная система», которую мы пока до конца не понимаем, но которую можем изучать — а значит и вносить изменения. Это как если бы представителям диких племен подарили планшеты, и они бы к ним худо-бедно приспособились — и тут появился человек, который догадался зайти в меню настроек.

Влияние Фрейда на массовую культуру и того больше — шутки, мемы, демы, реклама, кино, литература, фрейдо-нейминг и все остальное творчество «по мотивам» не знает границ. Именно из-за этой кажущейся доступности каждый кухонный психолог и диванный аналитик считает своим долгом глубокомысленно и панибратски высказать свое мнение о том, что психоанализ устарел, а «дедушка Фрейд» уже не в моде.

Во-первых, покажите мне еще такие бренды, на которых уже больше столетия можно стабильно накручивать себе рейтинг. Во-вторых, и к Копернику можно придраться по мелочам — он вот не догадался, что планеты движутся по эллипсоидным орбитам, думал, что по кругу. Но это же не умаляет значения его великого прорыва? Так и с Фрейдом.

Еще интересно, что по степени неприятия Фрейда и фрейдизма можно косвенно тестировать общественную и личную адекватность. Критики Фрейда — из тех критиков, что сначала изучат подробно, а потом высказывают аргументированное несогласие — традиционно делают хорошую карьеру в философии и психологии.

Карл Густав Юнг, Эрих Фромм, Фредерик Перлз и многие другие выдающиеся ученые в разные периоды серьезно конфликтовали с отцом психоанализа. До сих пор выходят тома литературы, посвященной осмыслению его теории. А вот яростное неприятие Фрейда без внятной аргументации — напротив, было очень распространено в фашистской Германии и Советском Союзе 30-х годов. До сих пор на некоторых духовно скрепных сайтах пишут (нашла вчера, цитирую дословно): «Всякое чтение Фрейда является духовно опасным».

Обратная сторона медали — восторженное, некритичное, с придыханием, почитание Фрейда. Это тоже не признак глубокой образованности, а характерно либо для очарованных студентов первых курсов психфака, или тех же диванных психологов, которые любят поискать фаллические символы в узорах настенного ковра.

Вывод получается такой — чтение и обдумывание трудов Фрейда и качественной его критики является хорошей, хоть и непростой зарядкой для ума. Давайте же наполним бокалы в честь юбилея и поддержим здоровую интеллектуальную традицию уважительной критики. Поговорим о тех идеях Фрейда, которые действительно оказались ошибочными, — не умалив его открытий в целом.

1.

Женская сексуальность — это неудавшаяся мужская

Фрейд был представителем патриархального общества и, несмотря на всю прогрессивность своих взглядов, не мог полностью выйти за рамки общепринятого на то время сексизма и гендерных предрассудков. Описывая либидо (сексуальное стремление), он считал эту энергию мужской по сути. По его мнению, женщина от природы сексуально пассивна, она зависимая, иррациональная, эмоциональная, мазохистичная. Мужчине же предназначена роль агрессора.

Из-за подобных догматичных представлений о женщинах в целом и женской сексуальности в частности Фрейд подвергался суровой критике коллег, а позднее и теоретиков феминизма. Сам он, кстати, предсказывал, что его будут критиковать за предвзятость в пользу мужчин, и признавался коллегам, что неудовлетворен своим пониманием этого вопроса, что его знания фрагментарны, а женская сексуальность представляет собой еще не исследованный «черный континент».

2.

Зависть к пенису

Это один из общеизвестных фрейдовских «мемов»: девочка в один прекрасный день замечает, что устройство ее тела отличается от устройства мальчика, и ей не хватает чего-то важного, что у мальчиков есть. Так девочка открывает свою «ущербность» и начинает ощущать зависть к пенису, которая, по мнению Фрейда, занимает центральное место в женской психологии. Девочка фантазирует о том, что ее собственный пенис был трагически потерян, и хочет вернуть себе такую восхитительную штуку (хотя бы символически — например, достигая успехов в работе или рожая ребенка).

Критики Фрейда назвали эту идею «фаллоцентрической установкой» и доказали, что проявления такой зависти являются результатом тогдашней культуры, — если мальчиков больше ценят, холят и лелеют родители, логично, что девочки ощущают свою ущербность и зависть.

Психоаналитик Карен Хорни элегантно парировала Фрейду на его же поле: мальчики тоже с детства сравнивают свои гениталии с материнскими и переживают несоответствие. Кроме того, мужчины завидуют беременности, деторождению и материнству — следовательно, у них возникает бессознательное стремление принизить ценность женщин, так что и сам психоанализ, как продукт мужского гения, является примером зависти к матке.

Шах и мат.

3.

Миф о важности вагинального оргазма

Фрейд утверждал, что клиторальные оргазмы — это признак психологической незрелости, инфантильной сексуальности женщин, а вагинальные оргазмы, возникающие при половом акте, — «зрелые» и говорят о завершении нормального психосексуального развития.

Хотя доказательств этого предположения не было, идея получила большое распространение и клиторальный оргазм надолго стал считаться неполноценным. Даже сейчас легко найти отголоски этого мифа и представление, что «вагинальный оргазм лучше».

Хотя сексологи уже установили: независимо от того, каким путем получен оргазм и в каком месте тела он «происходит», по сути своей это одна и та же рефлекторная реакция, хоть и разной интенсивности, и с разным ощущением удовлетворенности по итогу.

Проще говоря, все оргазмы одинаково хороши, хотя некоторые и получаются вкуснее. А за то, что многие женщины стали без реальных оснований считать себя неполноценными, феминистки назвали Фрейда «отцом вагинального оргазма».

4.

«Нет времени объяснять, женись на маме»

Классический фрейдизм много критиковали за то, что поведение человека объяснялось преимущественно инстинктивными мотивами (и прежде всего, половым инстинктом), причины неврозов Фрейд видел в подавлении этих инстинктов, а высказанные им идеи о детской сексуальности на то время вообще звучали экстремально. Именно поэтому в обществе сложился такой стереотип, что «психоанализ — это когда свою маму хочешь».

Тут нужно понимать, что, во-первых, психоанализ возник в такую эпоху и в таком обществе, где сексуальность вся целиком была под запретом. И то, что Фрейд о ней заговорил, сделал ее предметом исследования, — это без преувеличения революция. Однако его исследования были слишком сосредоточены на вопросах сексуальности, и многие критики справедливо на это указывали.

Сейчас уже никто из здравомыслящих ученых не может отрицать, что половой инстинкт крайне важен в жизни человека, — однако так же очевидно и подтверждено исследованиями, что не только он нами управляет.

Таким образом, идея Фрейда о том, что все происходящее с человеком, во многом определяется бессознательными процессами, происходящими в глубинах его психики, — верна. Однако не все, что происходит в глубинах психики, связано только с сексуальными мотивами.

Это хорошо видно на примере отношения Фрейда и его последователей к сновидениям. Фрейд первый описал «деятельность сновидений» и размышлял о том, что сны можно расшифровывать, чтобы лучше понять себя. Однако символы в снах он растолковывал как сексуальные, а сами сны считал способом реализовать потаенные желания в обход сознательных запретов.

Позднее Юнг, Перлз и другие ученые расширили понимание сновидений, и сейчас в психотерапевтической практике сны интерпретируются не только как сообщения о сексуальной фрустрации. И если снится банан — это может быть просто банан.

5.

Пофиксим баги — наступит счастье

Практикующие психотерапевты критиковали и критикуют психоаналитический подход за его «археологичность» и чрезмерную важность событий детства. Классический фрейдизм подразумевает длительный период изучения уже сложившейся психики клиента («анализанта»), с тем чтобы найти в ней, образно говоря, места ранних детских «надломов».

Такой подход, будучи переведен на обывательский язык, приводит к некоторым неверным установкам: «у всех были детские травмы — значит, мы все больны», «надо постараться быть идеальным родителем, только тогда ребенок будет счастлив», «если во всем виноваты родители и несчастливое детство, то я уже мало что могу изменить».

Многие современные направления психотерапии (которые, по сути, являются далекими потомками психоанализа, пережившими серьезную эволюцию) выравнивают этот баланс и обращают внимание не только на детский, но и на актуальный жизненный опыт человека.

Переживания взрослого могут превратить в невротика и такого человека, у которого детство было относительно хорошим, и в то же время удачная конфигурация жизненных событий или решение обратиться за психологической помощью может вполне скомпенсировать тяжелое детство.

 

6.

Психоанализ лучше, чем другие направления. Чем? Чем другие

Фрейд, страстно увлеченный разработкой своей теории и поиском практических ее подтверждений, искренне считал, что психоанализ эффективнее всех конкурирующих подходов (например, популярного в то время гипноза). Однако многочисленные экспериментальные исследования, накопленные с прошлого столетия и до нынешнего времени, говорят о том, что психоанализ не более и не менее эффективен, чем другие подходы, такие как поведенческая, системная терапия и др. Эффективность психотерапевтического воздействия больше зависит от самого психотерапевта, чем от подхода, которого он придерживается.

P. S. 

Некоторые «ошибки Фрейда» на самом деле не его ошибки, а результат неправильного толкования его трудов. Так было с вопросом о гомосексуальности: Фрейд одним из первых придерживался мнения, что «гомосексуальность не может быть классифицирована как болезнь», — с 1903 года!

Однако это заявление было настолько революционно, что многие психоаналитики еще десятки лет утверждали обратное — и цитировали при этом самого Фрейда, пользуясь тем, что его труды написаны порой довольно путаным языком, и при желании можно найти и вырвать из контекста нужную цитату. И это только один пример — а таких предвзятых толкований масса.

Подготовила Наталья Трушина – психолог, гештальт-терапевт, семейный консультант.

 

Читайте также: 10 важных цитат Эриха Фромма о любви.

Магистерская программа «Психоанализ и психоаналитическое бизнес-консультирование» — Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Познание бессознательного

Вытесненному бессознательному дорога к сознанию закрыта. Сознание тоже не может овладеть вытесненным бессознательным, поскольку оно не знает того, что, зачем и куда вытеснено. Получается вроде бы тупик. Чтобы выйти из тупика, Фрейд попытался найти какую-­то иную возможность перевода внутренних процессов в сферу, где открывался простор для их осознания.
Необходимо было ответить на во­прос, как вытесненное может стать предсознательным. Но здесь на передний план выдвигалась непосредственная аналитическая работа, с помощью которой созда­вались необходимые условия для возникновения опосредующих звеньев, способ­ствующих переходу от вытесненного бессознательного к предсознательному.
В целом, Фрейд попытался по­своему ответить на каверзный вопрос о возможностях осознания бессознательного. Для него сознательные, предсознательные и бес­сознательные представления не являлись «записями» одного и того же содержа­ния в различных психических системах. Первые включали в себя предметные представления, оформленные соответствующим словесным образом. Вторые — возможность вступления в связь предметных представлений со словесными. Третьи — материал, остающийся неизвестным, то есть непознанным, и состоящий из одних предметных представлений. Исходя из этого процесс познания бессо­знательного в психоанализе переносится из сферы сознания в область предсо­знательного.
Фактически речь идет о переводе вытесненного бессознательного не в сознание, а в предсознательное. Осуществление этого перевода происходит при помощи спе­циально разработанных психоаналитических приемов, когда сознание человека как бы остается на своем месте, бессознательное не поднимается непосредственно на ступень сознательного, а наиболее активной становится система предсознатель­ного, в рамках которой появляется реальная возможность превращения вытеснен­ного бессознательного в предсознательное.
Таким образом, в классическом психоанализе Фрейда познание бессознатель­ного соотносится с возможностями встречи предметных представлений с языковы­ми конструкциями, выраженными в словесной форме. Отсюда то важное значение в теории и практике психоанализа, которое придается роли языка и лингвистичес­ких построений в раскрытии содержательных характеристик бессознательного.
В процессе психоаналитического сеанса происходит диалог между аналитиком и пациентом, где языковые обороты и речевые конструкции служат основанием для проникновения в глубины бессознательного.
Однако здесь возникают специфические трудности, обусловленные тем, что бессознательное имеет не только иную, инаковую, отличную от сознания логику, но и свой собственный язык. Особенно ярко специфический язык бессознательного проявляется в сновидениях человека, где различные образы и сюжеты пронизаны символикой. Этот символический язык бессознательного требует своей расшифровки, что является не столь простой задачей.
Фрейд уделял значительное внимание как раскрытию символического языка бессознательного, так и осмысле­нию возможностей перевода вытесненного бессознательного в сферу предсознатель­ного. Он предложил такое специфическое толкование природы словесных пред­ставлений, благодаря которому им допускалась логическая возможность осознания бессознательного через предсознательные опосредствующие звенья.
Процесс познания бессознательного оказывается своего рода воскрешением знания­ воспоминания, отрывочные состав­ляющие которого находятся в предсознательном. Однако глубинное содержание этого вытеснено в силу нежелания или неумения человека распознать за символи­ческим языком бессознательного его стремления и желания, которые нередко ас­социируются с какими­то скрытыми демоническими силами, чуждыми индивиду как социальному и культурно­нравственному существу.

Специфика бессознательных процессов

Фрейд утверждал, что, подобно физическому, психическое не должно быть в действительности именно таким, как оно нам представляется. Одно дело реальность, а другое — представление о ней. Одно дело восприятие психической реальности сознанием, и другое — бессознательные психические процессы, являющиеся объек­том сознания. Поэтому перед психоаналитиком встает непростой вопрос: как воз­можно познание бессознательного психического, если, по существу, оно столь же неизвестно человеку, как и реальность внешнего мира? Фрейд отдавал себе отчет в том, что раскрытие содержания бессознательного является трудной задачей. Однако он полагал, что, как и в случае познания материальной реальности, при осмыслении психической реальности необходимо вно­сить коррективы к внешнему восприятию ее.
Оптимис­тический настрой Фрейда по отношению к возможностям познания бессознатель­ного психического объяснялся тем, что психоаналитические представления о вы­тесненном бессознательном включали в себя вполне определенную, хотя, быть может, на первый взгляд странную установку. Опираясь на нее, в психике челове­ка могут протекать такие процессы, которые, в сущности, ему известны, хотя вро­де бы он ничего не знает о них. 
При осмыслении проблемы бессознательного психического Фрейд выдвинул не­ сколько идей, оказавшихся важными для теории и практики психоанализа. Помимо сделанных им различий между сознательным, предсознательным и вытесненным бессознательным, а также признанием «третьего» невытесненного бессознательно­го (Сверх-­Я), он рассмотрел свойства и качества бессознательных процессов.
Прежде всего, Фрейд подчеркнул, что наряду с первичным характером бессознательных процессов они являются динамически активными и подвижными. Вы­тесненные в бессознательное желания и влечения человека не утрачивают своей действенности, не становятся пассивными, не пребывают в покое. Напротив, на­ходясь в глубинах человеческой психики, они накапливают свою силу и готовы в любой подходящий момент вырваться на свободу. В результате человеку подчас не остается ничего другого, как спасаться бегством в болезнь. В психике человека содержатся, используя выражение Фрейда, всегда активные, бессмертные желания нашей бессознательной сферы. В теории психоанализа признание за бессознательными процессами их актив­ного характера означало нацеленность на исследование динамики их перехода из одной системы в другую. В практике психоанализа это предполагало рассмотрение причин возникновения неврозов с точки зрения до поры до времени дремлющего в глубинах психики вытесненного бессознательного. Активизация же последнего с неизбежностью приводит к образованию разнообразных симптомов, свидетель­ствующих о психическом заболевании.
Кроме того, Фрейд считал, что в отличие от сознания бессознательное характеризуется отсутствием каких-­либо противоречий. Логика сознания такова, что она не терпит противоречий. Если они обнаруживаются в мыслях или действиях че­ловека, то в лучшем случае это может расцениваться как недоразумение, а в худ­шем — как болезнь. Логика бессознательного отличается таким инакомыслием, прикотором противоречивость протекания бессознательных процессов не является отклонением от некой нормы. Противоречия существуют лишь в сознании и для сознания. Для бессознательного нет противоречий.
Любой фиксируемый сознанием абсурд не является таковым для бессознательного. Напротив, он не менее значим по смыслу для бессознательного, чем какое­ либо логически стройное и непротиворечивое построение для сознания. С точки зрения теории психоанализа, за противоречивостью и абсурдностью бессознатель­ного стоит скрытый, потаенный смысл, выявление которого весьма актуально для исследовательской работы. В клиническом плане нелогичные с позиций сознания мышление и поведение пациента воспринимаются аналитиком в качестве важно­го эмпирического материала, свидетельствующего об активизации бессознатель­ных процессов, нуждающихся в раскрытии их истоков и конкретного содержания.
Цель — выявление их подлинного смысла и доведение до сознания всего того, что кажется на первый взгляд абсурдным и противоречивым. Не менее существенно и то, что при раскрытии специфики бессознательного психического Фрейд пересмотрел привычные представления о времени. В его по­нимании время как таковое имеет значимость только для сознания. В бессознатель­ном отсутствует чувство времени. Само бессознательное оказывается как бы вне времени. Так, в сновидении или при невротическом состоянии прошлое и настоящее не обязательно должны следовать друг за другом в той хронологической последовательности, в которой происходили реальные или воображаемые собы­тия. В бессознательном прошлое и настоящее, как, впрочем, и будущее, могут сме­щаться в любую сторону, опережая или подменяя друг друга. Для Фрейда вневременность — одна из наиболее характерных особенностей бессознательного.
Фрейд признавал, что психоанализ не всесилен ни в своих исследовательских, ни в своих терапевтических функциях. Он соглашался с тем, что, подобно философам, психоаналитик не может ответить на вопрос, что есть бессознательное. Но он исходил из того, что психоанализ может помочь в изучении бессознательного пси­хического и использовать полученные таким путем знания в терапевтических це­лях. Причем там и тогда, где и когда другие методы исследования и терапии ока­зываются в силу присущих им ограничений недейственными и неэффективными в выявлении бессознательных желаний и влечений человека.

К списку статей по Коучингу и бизнес-консультированию
К списку статей по Клинической парадигме менеджмента
К списку статей по Истории и теории психоанализа
К списку статей А. В. Россохина в журнале «Psychologies»

Магистерская программа «Психоанализ и психоаналитическое бизнес-консультирование» — Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Бессознательное психическое

Выявление и описание бессознательных процессов составляло важную часть исследовательской и терапевтической деятельности Фрейда. Однако он этим не ограничился и подверг бессознательное аналитическому расчленению. Раскрытие механизмов функционирования бессознательных процессов, выявление конкрет­
ных форм проявления бессознательного психического в жизнедеятельности человека, поиск в самом бессознательном различных его составляющих — все это пред­ставляло значительный интерес для Фрейда. Причем он не просто интересовался описанием и раскрытием бессознательного как чего­-то отрицательного, находяще­гося вне сознания, а стремился выявить именно позитивную составляющую бес­сознательного психического. Он обращал внимание на те свойства бессознатель­ного, которые свидетельствовали о самобытности и специфичности данной сферы человеческой психики, качественно и содержательно отличающейся от сознания.
Исследование бессознательного осуществлялось Фрейдом не изолированно, не само по себе, а в контексте его соотношения с сознанием. Это был привычный путь, по которому шли те ученые, которые признавали существование бессознательно­го. Однако перед Фрейдом возникли вопросы, требующие ответа в свете осмысле­ния бессознательного психического. Для Фрейда быть сознательным — значит иметь непосредственное и надежное восприятие. Но что можно сказать о восприятии в сфере бессознательного? И здесь основатель психоанализа сравнил восприятие сознания бессознательных процессов с восприятием органами чувств внешнего мира.

Динамика психических процессов

В ходе раскрытия динамики психических процессов, не являющихся сознательными, обнаружилось то, что Фрейд назвал скрытым, латентным бессознательным.
Это бессознательное обладало характерными признаками, свидетельствующими о его специфике. Основным признаком данного вида бессознательного было то, что представление, будучи сознательным в какой­-то момент, переставало быть тако­вым в следующее мгновение, но могло вновь стать сознательным при наличии опре­деленных условий, способствующих переходу бессознательного в сознание.
Кроме того, динамика развертывания психических процессов, оказалось, позволяла говорить о наличии в психике человека какой­-то противодействующей силы, препятствующей проникновению бессознательных представлений в созна­ние. Состояние, в котором данные представления находились до их осознания, Фрейд назвал вытеснением, а силу, способствующую вытеснению этих представлений, — сопротивлением. Осмысление того и другого привело его к выводу, что устранение сопротивления, в принципе, возможно, но оно осуществимо лишь на основе специальных процедур, с помощью которых соответствующие бессознательные представления могут быть доведены до сознания человека.
Все это способствовало тому, что в понимании Фрейда бессознательное предстало в качестве двух самостоятельных и не сводящихся друг к другу психических про­цессов. Первый вид скрытого, латентного бессознательного — это то, что Фрейд на­звал предсознательным, второй — вытесненным бессознательным.

Многозначность бессознательного

Классический психоанализ Фрейда основывался главным образом на раскрытии характеристик и природы одного вида бессознательного, а именно вытесненного бессознательного. Собственно говоря, практика психоанализа ориентирована на выявление сопротивления пациента и того вытесненного бессознательного, которое являлось результатом вытеснения из его сознания и памяти бессознательных вле­чений и желаний. Между тем в теории, в психоаналитическом учении «вытеснен­ное» являлось только частью бессознательного психического и полностью не по­крывало его.
При раскрытии динамики психических процессов, были выделены сознание, предсознательное и вытесненное бессознательное. Однако, структурный подход к человеческой психике внес существенное дополне­ние в ее понимание, когда в самом Я обнаружилось бессознательное, не совпадаю­щее с вытесненным бессознательным. Фрейд назвал его «третьим» бессознательным, которое в структурной модели обозначалось термином «Сверх­Я». Признание Фрейдом «третьего» бессознательного позволило по-иному, чем раньше, исследовать сложные взаимодействия между сознательными и бессознательными процессами, протекающими в глубинах человеческой психики. Оно способствовало лучшему пониманию природы внутриличностных конфликтов и причин возникновения неврозов. Вместе с тем выделение «третьего» бессознательного усугубило общее понимание бессознательного психического, которое стало не просто двусмысленным, а действительно многозначным. Фрейд это по­ нимал. Не случайно, говоря о введении «третьего» бессознательного, он писало той многозначности понятия бессознательного, которую приходится признать в психоанализе.

К списку статей по Коучингу и бизнес-консультированию
К списку статей по Клинической парадигме менеджмента
К списку статей по Истории и теории психоанализа
К списку статей А. В. Россохина в журнале «Psychologies»

Бессознательное психическое и творческий процесс

Творчество — высшая и наиболее сложная форма психической деятельности, отсюда — важность разработки вопроса о роли бессознательного в структуре художественного творчества и восприятия не только для психологии искусства, но и для исследования других видов психической деятельности. Как указывается во вступительной статье к шестому разделу второго тома «Бессознательное», соучастие неосознаваемой психической деятельности в процессе художественного творчества — факт реальный и настолько важный, что без учета его невозможно раскрытие ни психологических процессов творчества, ни психологической структуры художественного образа. Художественное творчество — особая форма обобщенного отражения действительности, говорящая на специфическом языке, и раскрыть своеобразие языка искусства невозможно без обращения к проблеме бессознательного, без учета закономерностей его деятельности. В акте творчества существует опора на бессознательное, которая обеспечивает художнику специфическую остроту видения, но бессознательное — лишь соучастник творческого процесса и может функционировать только в системе сознание-бессознательное, поэтому то, что утверждает произведение искусства, определяется не бессознательным и не сознанием, а личностью художника, включающей и ею сознание и его бессознательное. Такова позиция советской психологии в вопросе о связи бессознательного психического с художественным творчеством. С этих позиций подходят к проблеме авторы представленных в разделе статей, в которых обсуждается целый ряд интересных и важных вопросов, связанных с активностью бессознательного в творческом процессе и проявлением его в структуре произведения.

Н. Я. Джинджихашвили ТА. Флоренская ставят вопрос о природе катарсиса, имеющий непосредственное отношение к обсуждаемой проблеме.

В статье Н. Я. Джинджихашвили «К вопросу о психологической необходимости искусства» заново осмысливается идея социологизации Потребности катарсиса, предложенная Фрейдом. В отличие от своих Предшественников, Фрейд социологизировал потребность катарсиса, но определял ее лишь как средство компенсации нереализованных потребностей, а в искусстве видел способ иллюзорного примирения принципа реальности и принципа удовольствия, сузив тем самым познавательно-преобразовательную роль искусства. Л. С. Выготский указывал, что Фрейд правильно социологизировал катарсис как потребность компенсации, но следует при этом «ввести в круг своего исследования всю человеческую Жизнь, а не только ее первичные и схематические конфликты».

Н. Я. Джинджихашвили предлагает заменить понятие «компенсации» понятием «выравнивания» сознания с бытием, которое обозначает более широкое и диалектическое взаимодействие сознания и реальности и которое он называет «балансорной установкой сознания». Он различает пассивный и активный виды балансорной установки: пассивный подразумевает сугубо галлюцинаторное удовлетворение психики и выражается в замещении реальности грезой, галлюцинацией; она обусловлена состоянием эмоционального дефицита; активный дополнительно включает в себя эффект «отрезвления» от галлюцинаций и направлен на преобразование реальности. Удовлетворение балансорной установки сознания, ее активной формы, обеспечивается в искусстве, которое, в отличие от чисто игровой деятельности, не ограничивается устранением эмоционального дефицита, галлюцинаторной «отработкой чувств», но в конечном счете всегда направлено на преобразование самой реальности. Это и есть психологическая потребность катарсиса. « В то же время не следует забывать, — замечает автор статьи, — что этот процесс носит характер галлюцинаторный и провоцируется эмоциональным дефицитом психической жизни. Иными словами, не следует забывать, что существование художественной деятельности обусловлено также потребностью в той форме балансорного действия сознания, которую мы назвали пассивной. Сама по себе эта потребность неизбывна и непреходяща и сводится к устранению чувственного дефицита».

В статье Т. А. Флоренской «Катарсис как осознание (Эдип Софокла и Эдип Фрейда)» предпринята попытка на материале трагедии Софокла противопоставить катарсис как «расширение границ индивидуального сознания» психоаналитическому толкованию катарсиса. Вызывает возражение основной тезис этой статьи: «Катарсис — это осознание, но не в смысле фрейдовского погружения в низины подсознательного. Это — расширение границ индивидуального сознания до всеобщего».

Но «расширение границ индивидуального сознания до всеобщего» не может осуществиться без погружения в «низины» нашей психики, нашего бессознательного, ибо именно благодаря этому погружению совершаются познавательные процессы в акте художественного творчества и происходит синтез, являющийся результатом обобщения сугубо личного опыта с объективным общечеловеческим опытом. Это и создает познавательно преобразовательную значимость искусства. Без учета специфики психических процессов совершающихся на уровне бессознательного, проблема катарсиса не может быть решена.

В статье Т. А. Флоренской содержится замечание о том, что метод Фрейда сосредоточен на осознании бессознательного и мало касается последующей работы с осознанными влечениями и что Фрейд не указывает, каковы методы сублимации.

Следует сказать, что при психоанализе психосинтез происходит спонтанно, без специальных методов и приемов, как завершение познавательных процессов. Осознание бессознательного ведет к перестройке психологических установок личности. Не существует также специальных методов сублимации, ибо сублимация является естественным результатом синтеза, без синтеза сублимация не совершается. Поэтому Фрейд и сосредоточил свое внимание на методах осознания бессознательного.

В статье ставится вопрос: всегда ли возможно направить энергию инстинктов на другие цели, и почему это возможно? Принципиально не исключено, по мнению автора, что «Джинн, вырвавшийся из бутылки, может не захотеть нового пленения» и освобожденные инстинкты овладевают личностью: либо приведут ее к полной дезорганизации, либо перестроят сознание «сообразно своему характеру».

В качестве Джинна, вырвавшегося из бутылки, неосознаваемые влечения проявляют себя в психозах и неврозах, создавая дезорганизацию психики и импульсивное поведение. При психоанализе эти инстинктивные влечения постепенно опосредуются сознанием и осознание их продолжается до тех пор, пока они полностью не включатся в нормальную работу психики. Соответственно переключается и их психическая энергия, поэтому они не могут в процессе опосредования овладеть сознанием и «перестроить» его «сообразно своему характеру». Инстинктивные влечения направляются на сознательные цели, т. е. сублимируются, при правильной методике и технике анализа бессознательного, недостаточное овладение ею, кустарщина в лечении неврозов может давать нервные срывы, т. н. ятрогении.

Статья Э. А. Вачнадзе ставит на обсуждение очень интересный вопрос о сходстве и различии между сюрреализмом и патологическим художеством. Вопрос сам по себе не нов: им занимались и психиатры и искусствоведы, нова попытка подойти к нему с точки зрения психологии установки Д. Н. Узнадзе.

Сюрреализм и художество психотиков объединяет символическое выражение, которое создается сгущением (агглютинация), алогичностью и другими процессами, характерными для закономерностей функционирования бессознательного. Творческая продукция обоих видов художества отличается интенсивностью непосредственного выражения бессознательного, говорит на его «языке», подчиняется его «особой логике». Различие между ними заключается в самой сущности продукции: художник-сюрреалист творит произведение искусства, психотик же создает нагромождение символических образов, выражающих его бредовое состояние и не имеющих художественной ценности.

В своем сопоставительном анализе Э. А. Вачнадзе исходит из учения Д. Н. Узнадзе о наличии в психике человека двух планов психической деятельности, плана импульсивного поведения и плана объективации; иерархическая связь между ними обусловливает адекватную структуру поведения, нарушение этой связи приводит к патологии. По мнению Э, А. Вачнадзе, у психотиков, страдающих дефектом объективации, т. с. нарушением познавательной способности, изобразительная деятельность протекает на первом уровне поведения, у сюрреалистов же — на уровне объективации.

К статье Э.А. Вачнадзе мы хотели бы прибавить следующее. Чтобы ответить на вопрос о том, благодаря чему психика сюрреалистов при чрезмерной активности бессознательного сохраняет, в отличие от психотиков, способность к познавательным процессам, ее недостаточно сравнивать с психозами, но следует также сравнивать с т. н. неврозами перенесения — истерией и неврозом навязчивости. Патология неврозов перенесения заключается в том, что находящиеся в вытеснении, иногда давно забытые, переживания активизируются, но не объективируются и потому проявляют себя в сознании символически — в форме симптомов, симптомокомплексов, фобий, и конверсии, запретов и навязчивых действий, но при этом у субъекта сохраняется к ним критическое отношение и осознание реальности. Когда и при психоанализе эти бессознательные содержания осознаются, психическая норма восстанавливается. Мы полагаем, что сюрреалисты сохраняют способность к познавательным процессам потому, что они, как и невротики, способны к процессу перенесения. В отличие от них, психотики не обладают этой способностью, т. к. не могут отделить свое «я» от объекта, что является условием логического мышления, и остаются слитыми с ним. Поэтому они не могут осуществить актов объективации и переносят в художество свои бредовые идеи и представления.

В ряде статей предпринята попытка дать анализ бессознательного психического в структуре художественного произведения, т. е. ввести его в практику литературоведческого исследования.

В статье Р. Г. Каралашвили дан тонкий анализ произведений Г. Гессе. Автор совершенно правомерно увязывает творчество Г. Гессе с его жизненным опытом и духовным формированием его личности, ссылаясь при этом на высказывания самого писателя, имеющие важное значение для понимания не только его собственного творчества, но и творческого процесса как такового. Г. Гессе сравнивал функцию искусства с функцией исповеди, а само искусство считал длинным, многообразным, извилистым путем самовыражения личности художника. Психоанализ вошел в жизненный опыт Г. Гессе, и Р. Г. Каралашвили рассматривает его художественные произведения как документацию самопознания и самовыражения, а его творчество как непрерывный процесс осознания таинственных бездн собственного бессознательного.

Очень интересно понимание самим Г. Гессе природы и функции художественного персонажа. В романе «Степной волк» он пишет, что никакое «я» не являет собой единства, но всякое «я» представляет собой множество: эта многоликость души выражается писателем в персонажах произведения, на которые следует смотреть не как на независимые существа, а как на части, стороны, разные аспекты души писателя. Соответственно интерпретирует творчество Г. Гессе и автор разбираемой статьи: «… персонажи в романах и повестях позднего Гессе являются не отдельными и независимыми личностями, не суверенными литературными образами, а знаками-символами, репрезентирующими те или иные стороны души автора».

Представленный в статье анализ творчества Г. Гессе свидетельствует о том, что некоторые положения аналитической психологии Юнга — при подходе к ней с позиций диалектического материализма — могут быть использованы при комплексном изучении художественного творчества.

В статье Д. И. Ковды рассматривается весьма важный и мало разработанный в научной литературе вопрос о роли эмоций в творческом процессе. Автор совершенно правомерно увязывает эмоции со сферой бессознательного, где они объединяют ряды представлений и регулируют их течение; скрытые мотивы и личностные интересы оказывают влияние на осознанные переживания и обусловливают целостную психическую реакцию субъекта, которая определяет и направляет воображение и фантазию. Автор объясняет природу творческой фантазии, опираясь на учение Д. Н. Узнадзе: неосознаваемые психологические установки создают избирательную направленность внимания на соответствующие ситуации и свойства объектов, определяя тем самым идею и сюжет произведения; потребность в реализации этих установок обусловливает самовыражение; творческая индивидуальность писателя вытекает из всей системы его личностных установок.

Подход к проблеме с позиций учения Д. Н. Узнадзе о психологической установке, несомненно, следует считать позитивным, т. к. он помогает дать объяснение целому ряду вопросов, связанных с проблемой творчества. Однако для понимания всей сложности творческих процессов требуется проникновение в глубинные слои психики, где функционируют особые «механизмы» бессознательного. Одно понятие установки не обеспечивает этой возможности, т. к. оно не исчерпывает всей сложной сферы бессознательного. Конкретный анализ художественных произведений, если он предпринимается только с позиций психологической установки, также оказывается малоэффективным и далеко не полным. Подойти к решению столь сложной проблемы дают возможность предложенная А, Е. Шерозия теория сознания и бессознательного психического и концепция «значимых переживаний» Ф. В. Бассина.

Мы в нашей работе «Бессознательное и художественная фантазия» попытались, основываясь на теории А. Е. Шерозия и концепции Ф. В. Бассина, а также введя в творческий процесс понятие о некоторых «механизмах» первичных психических процессов, разработанных Фрейдом, дать психологический анализ некоторых узловых моментов сюжета «Войны и мира» Л. Н. Толстого и показать участие бессознательного психического в замысле и становлении художественных образов романа.

В настоящей статье мы остановимся на вопросе о некоторых скрытых «механизмах» неосознаваемой психической деятельности, принимающих участие в творческом процессе.

Бессознательное психическое подчиняется своим собственным законам, не имеющим ничего общего с законами нашего сознательного Мышления. Эта закономерность распространяется на все виды психического поведения: и на сновидения, и на неврозы, и на бодрственное Поведение психически здорового человека, и на творческий процесс. Различие этих видов психической деятельности определяется не различными психологическими «механизмами», а тем, сохраняется ли между Процессами бессознательного и сознания соотношение, необходимое для осуществления актов объективации, т. е. познавательных процессов. В бодрственном поведения нормального человека сохраняется равновесие между деятельностью обеих сфер психики, что дает возможность осуществляться актам объективации и целенаправленному поведению. То же происходит и в акте творчества, но специфика творческого процесса заключается в интенсификации нормальной психической деятельности, что способствует активизации познавательных процессов. В акте художественного творчества опора на бессознательное, эмоциональную сферу, приводит к эмотивному, чувственному, «нерасчленяющему» познанию, характерному именно для художественной деятельности. В патологии нарушение равновесия между сознанием и бессознательным вызывается чрезмерной активизацией бессознательного, не опосредуемого сознанием, благодаря чему часть энергии тратится на «психологическую защиту» сознания от натиска импульсивных сил. Это происходит — в разной степени — при неврозах и психозах, но при неврозах объективации не поддается лишь определенная часть вытеснения и способность к познавательным процессам сохраняется, а при психозах она в основном парализована. В сновидениях активность сознания минимальна, поэтому объективация не совершается. Таким образом, психологические «механизмы» бессознательного одинаковы для всех видов психической деятельности, а тот или иной вид ее зависит, как нам представляется, от соотношения активности бессознательного и сознания в едином психическом процессе и от сохранности способности к познавательным процессам. Фрейд изучал бессознательное на сновидениях и т.н. неврозах перенесения (истерия, невроз навязчивости) и сумел раскрыть тайные механизмы его работы. Это дает нам возможность судить о первичных психических процессах и в акте творчества и ввести понятие о психологических «механизмах» бессознательного в творческий процесс и в структуру художественного образа.

В художественном творчестве реализуется сущностная потребность человека в самовыражении. Фрейд указывал, что в психологическом романе писатель раздробляет свое «я» на части и вследствие этого персонифицирует в нескольких героях свои душевные конфликты. В каждом художественном образе выражаются те или иные аспекты личности писателя, тенденции его сознания и его бессознательного и в то же время находит отражение объективная реальность. Одни персонажи могут выражать по преимуществу тенденции сознания писателя, другие — преимущественно тенденции его бессознательного; часто в разных ситуативных положениях в одном и том же образе выступают на передний гшан то осознаваемые, то неосознаваемые побуждения автора, но во всех случаях можно говорить лишь о преобладающем выражении тех или других, т. к. сознание и бессознательное неоспоримо участвуют в создании художественного образа в качестве необходимых соучастников единого творческого процесса, как и всякого другого нормального законченною психического акта, и могут быть выражены не иначе, как через личность.

Самовыражение реализуется благодаря механизму проекции. Фрейд, который ввел это понятие в психологию, понимал под проекцией «перенесение внутреннего процесса вовне», заключающееся в том, что субъект отвергает чувства и побуждения, исходящие из влечения, переносит их из внутреннего восприятия во внешний мир и приписывает их другим.

Проекция, как указывает Фрейд, дает возможность познать психические акты, которые человек отказывается признать у самого себя, т. е. позволяет ввести их в общую душевную связь при помощи акта познания. Механизм проекции Фрейд приписывал как психопатологии, так и здоровой психике. Проекцией неосознаваемых желаний он считал истерические фобии, конверсии, симптомы невроза навязчивости, паранойю, сновидения.

Проекция в творческом процессе выступает как механизм «психологической защиты», которая считается советской психологической наукой эвристичным понятием и связывается с областью бессознательного. Идея «психологической защиты» разрабатывается в советской психологии в трудах Ф. В. Бассина с позиций теории установки Д. Н. Узнадзе и его школы.

Роль проекции в акте художественного творчества заключается в том, что благодаря этому психическому акту, определенные чувства и побуждения писателя, вытесняемые его сознанием, переносятся из внутреннего восприятия вовне и приписываются литературному персонажу. Таким образом, автор в созданных им героях снова находит свои внутренние душевные процессы, но переживает и объективирует их уже не как свои собственные, а как присущие «другому» — его персонажу. Именно это обстоятельство способствует самовыражению писателя в акте творчества. Проекция дает нам возможность заглянуть в самые затаенные глубины души писателя, а его творческая фантазия может рассказать нам о нем больше, чем самый усердный собиратель фактов и даже чем он сам, и позволяет судить о его психической конституции.

В структуре художественного образа главную роль играют механизмы идентификации и перенесения. Понятие идентификации Фрейд разрабатывал в связи со сновидениями и психопатологией. Он приписывал этот механизм и нормальному бодрственному мышлению. Мы рассмотрим этот механизм с точки зрения его роли в структуре художественного образа.

Фрейд считал идентификацию самым ранним проявлением эмоциональной привязанности субъекта к другому человеку, и первым амбивалентным в своем выражении способом, которым «я» выделяет какой-нибудь объект. Всякая эмоциональная привязанность к человеку реализуется только через идентификацию. Она способствует выражению наших чувств, как дружественных, так и враждебных, и участвует в формировании идеалов личности. Только благодаря этому механизму, по мнению Фрейда, возможно проникновение во внутренний мир другого человека, наше понимание чужого «я». От идентификации он вел путь к вчувствованию.

Механизм идентификации осуществляет отождествление субъекта и объекта, при котором соединяются в одно целое их отдельные свойства, качества, признаки; при этом идентификация является только частичной, в высшей степени ограниченной: она заимствует лишь одну черту или ограниченное число черт объектного лица. При объединении возникает новая единица, в которой каждое из идентифицируемых лиц может быть представлено всего-навсего какой-то особенностью, деталью, именем, внешностью, манерой или же ситуацией, характерной для него. Фрейд выделяет три типа идентификации, отличающиеся друг от друга мотивом выбора объекта: 1) идентификация с объектом, который принимается за идеал, — здесь идентификация стремится выразить то, чем субъект хочет быть, какими качествами он желает обладать; подобная идентификация носит дружественный характер; 2) идентификация с объектом из желания быть на его месте, находиться в его ситуации, здесь выражается тенденция соперничества и идентификация принимает враждебный характер; 3) идентификация с лицом, к которому субъект испытывает объектную привязанность.

Мы вводим понятие идентификации в творческий процесс и считаем, что указанные выше три типа идентификации участвуют в сложении структуры художественного образа. Приведем несколько примеров работы этого механизма в структуре художественного образа. Объектом идентификации в качестве идеала выбран для образа Пьера Безухова друг писателя Д. Л. Дьяков, для образа Андрея Болконского — брат писателя С. Н. Толстой. По второму типу идентификации складывается, например, образ Анатоля Курагина (идентификация писателя с Анатолием Шостак на основе тенденции соперничества). Примером третьего типа идентификации (на основе объектной привязанности) может служить образ Наташи Ростовой (идентификация Л. Толстого с Таней Берс). Часто в одном и том же образе сходятся два типа идентификации, т. к. сама идентификация амбивалентна с самого начала. Например, идентификация Л. Н. Толстого с С. Н. Толстым в образе Андрея Болконского носит не только дружественный характер, но имеет своим мотивом также бессознательное желание писателя быть на месте брата в его любовной ситуации, т. е. носит и враждебный характер. В то же время один и тот же тип идентификации может дать несколько различных образов в одном произведении в зависимости от проецируемых тенденций автора: образы Пьера Безухова, Андрея Болконского, старого князя Болконского структурированы по первому из указанных типов идентификации, но выражают различные аспекты личности Толстого.

Как нетрудно убедиться из сопоставления литературных персонажей с т. н. «прототипами», идентификация переносит в художественный образ лишь ограниченное число черт или качеств объекта и некоторые из его жизненных ситуаций, в основном же образ «заполняется» сознательными и бессознательными тенденциями самого художника, за каждым художественным образом стоит одно из множественности «я» самого автора. Например, Сергей Николаевич Толстой выбран в качестве объекта идентификации для образа Андрея Болконского как идеал comme il faut, Д. А, Дьяков — для Пьера Безухова как высокий нравственный авторитет, но сами образы настолько не похожи на своих «прототипов», что на связь между ними обычно не указывают, несмотря на то, что эти лица принадлежали к ближайшему окружению Л. Н. Толстого. Однако об этой связи свидетельствуют жизненные ситуации, вошедшие в сюжет. Из жизни брата автор взял лишь историю его любовных отношений с Т.А. Берс, да и ту видоизменил, «придумав» измену Наташи и попытку ее побега с Анатолем; из жизни Д. А. Дьякова воспроизведено лишь его объяснение с Т. А. Берс в сцене разговора Пьера с Наташей после ее разрыва с князем Андреем, в остальном же судьба Андрея Болконского и Пьера Безухова — плод фантазии писателя, создавшей те ситуации, где его собственные желания и влечения нашли наиболее адекватное и желаемое выражение и реализацию.

В структуре художественного образа идентификация выступает в единстве с другим важнейшим механизмом первичных психических процессов — перенесением. Это понятие также введено Фрейдом. Согласно законам бессознательного, импульс может проявиться не там, где он возник, и перенестись в более поздние времена и отношения, — это явление Фрейд назвал перенесением. Перенесение вызывается склонностью бессознательных влечений в поисках путей удовлетворения направляться ассоциативным путем на все новые объекты. Благодаря перенесению происходит замещение одного представления другим вдоль ассоциационного ряда и слияние объектов перенесения, создающее в сновидениях и неврозах т. н. сгущение.

Перенесение можно непосредственно наблюдать при неврозах на перенесении невротика на врача. Невротик бессознательно идентифицирует его со всеми объектами своей аффективной направленности, в том числе и с вытесненными, врач становится как бы замещающим их объектом, на который невротик переносит свои значимые переживания и конфликты. Перенесение на врача дает возможность разгадать смысл бессознательных фантазий и понять истинные мотивы невротического поведения. Поэтому перенесение, подобно сновидению, можно было бы назвать «окном» в бессознательное. Перенесение на врача эффективно используется при психотерапии неврозов.

Роль перенесения в структуре художественного образа заключается в том, что оно создает агглютинацию, которая соответствует сгущению в сновидениях и неврозах. Агглютинация делает образ коллективным лицом, на который переносится психическая энергия составляющих его элементов. Наиболее эмоционально насыщены те образы, для образования которых потребовалась наибольшая работа агглютинации. Благодаря перенесению в фантазии находят способ проявить себя в качестве отпрысков бессознательного самые интимные влечения из глубинных слоев психики. Они скрываются в замаскированном виде под явным содержанием сюжета.

Перенесение с точки зрения установки Д. Н. Узнадзе можно определить как действие фиксированных установок, стремящихся к реализации.

Идентификация и перенесение тесно связаны между собой и в акте творчества, как и в сновидениях и неврозах, друг без друга не функционируют. Они определяют структуру художественного образа. Таким образом, структура художественного образа складывается на уровне бессознательного.

Изложенное понимание психологических «механизмов» бессознательного в акте художественного творчества дает возможность проникнуть вглубь творческих процессов, установить связь литературного персонажа с личностью писателя, раскрыть структуру художественного образа, определить истинные побудительные мотивы творческой фантазии и художественных решений и ввести анализ бессознательного в практику литературоведческого исследования.

Мы полагаем, что очередная задача, стоящая перед литературоведением при комплексном подходе, — выработка методики анализа бессознательного в структуре художественного произведения, что обеспечит исследование творчества на уровне современной науки.

Выступления на Тбилисском симпозиуме по проблеме бессознательного (1979) и статьи, присланные после симпозиума для опубликования в IV томе монографии, свидетельствуют о том, что вопросы, обсуждавшиеся в разделе «Проявление бессознательного психического в структуре художественного творчества и восприятия», вызвали большой интерес и оживленную полемику. К сожалению, эти материалы по техническим причинам в IV томе не публикуются, поэтому мы позволим себе лишь бегло коснуться некоторых из вопросов, обсуждаемых в них.

Вопрос о целесообразности применения психоанализа при исследовании художественного творчества. Исследование бессознательного в структуре художественного произведения методом психоанализа, по мнению Р. Г. Каралапгоили, помогает раскрытию важных связей и аспектов, которые иначе остаются неясными и непонятными. Однако плодотворным психоаналитический подход к произведению искусства может быть лишь в том случае, если он не превращается в самоцель и способствует выявлению эстетической природы произведения и той имманентной ясности, которая в нем заключена.

Действительно, большинство работ, посвященных психоанализу литературного творчества, ограничивается поисками т. н. «комплексов» или сексуальной символики в структуре произведения, что преследует сугубо психоаналитические цели и практически бесполезно для литературоведческого исследования. В частности, у нас этим грешит книга о Гоголе И. Ермакова, известного издателя психоаналитической литературы в России в 20 гг. Сам Фрейд, неоднократно обращавшийся к творчеству писателей и художников (Шекспир, Гете, Достоевский, Леонардо да Винчи и др.), не ставил себе целью психологическое исследование того или иного произведения искусства, он лишь показывал отдельные проявления бессознательного в структуре сюжета, демонстрируя, как неосознаваемые мотивы и влечения могут направлять творческую фантазию художника. Даже его наиболее фундаментальная работа, посвященная литературному произведению, — «Бред и сны в «Градиве» Иенсена» является отнюдь не литературоведческим, но психиатрическим исследованием.

Анализ бессознательного в структуре художественного творчества имеет смысл и позитивное значение лишь тогда, когда он увязывается с личностью автора, включающей и его сознание и его бессознательное, ибо смысл произведения и значение его в системе эстетических ценностей эпохи определяется не бессознательным и не сознанием автора, а его личностью.

Вопрос о том, является ли искусство, говоря словами Л. С. Выготского, «средством для разряда нервной энергии».

Для художника творчество, — действительно, «средство для разрядов нервной энергии», ибо в акте творчества происходят познавательные процессы, осуществляемые в акте объективации, которые ведут к разрешению внутренних конфликтов и разрядке аффективной напряженности. Творчество служит удовлетворению сущностных потребностей человека (познавательной, потребности творчества, самовыражения и самореализации и др.), что вызывает положительные эмоции. То же происходит и в акте восприятия художественного творчества. Для воспринимающего изображаемое действие служит как бы проекцией его собственных переживаний; идентифицируя себя с персонажами произведения, он психически проигрывает роли, которые имеет потребность реализовать в объективной действительности. Таким образом, переживаемое действие служит для воспринимающего ситуацией, где его потребность находит возможность своего удовлетворения.

И, наконец, вопрос о том, ставит ли писатель свой талант под угрозу, подвергаясь психоанализу.

Опосредование бессознательного при помощи техники психоанализа никоим образом не ведет к понижению творческого потенциала писателя потому, что резервы его бессознательного, его эмоциональной сферы, не могут иссякнуть до тех пор, пока личность сохранна биологически и психически; наоборот, психоанализ — это путь к активизации потенциальных творческих возможностей личности.

Бессознательное природа, функции, методы исследовать, rn.1V, Тбилиси, 1985, с 307-317

Что такое бессознательное? | Музей Фрейда, Лондон,

Бессознательное стало широко используемым термином, но Фрейд имел в виду нечто вполне конкретное.

Он отверг понятие «второго сознания» и критиковал мистическую точку зрения, согласно которой все люди связаны с одним и тем же универсальным бессознательным.

Динамическое бессознательное

Фрейда интересовало динамическое бессознательное , состоящее из идей, которые были вытеснены из сознания процессом вытеснения .

Это сильно отличается от идей, которые находятся вне сознания, но могут довольно легко стать сознательными — то, что Фрейд называл предсознательным .

Ключевой особенностью теории Фрейда является то, что идеи могут быть как бессознательными, так и активными одновременно. Он осторожно указал на то, что репрессии не уменьшают их интенсивности. Фактически, заявил он, они являются «представителями» мощных телесных влечений , стремящихся к удовлетворению.

Поскольку за ними стоит сила побуждений, Фрейд придал бессознательным идеям статус желаемых импульсов .Несмотря на то, что мы не подозреваем о них, они продолжают утверждать себя и влиять на нашу жизнь, а подавление предполагает постоянные усилия, чтобы держать их в страхе.

Характеристики бессознательного

Фрейд выделил ряд специфических характеристик бессознательного:

  • Позволяет сосуществовать бок о бок противоречивым идеям
  • Его содержание не имеет такой степени «достоверности», как сознательные идеи.
  • Бессознательные идеи не расположены в хронологическом порядке.

Фрейд стремился показать, что бессознательное — это не просто иррациональный клубящийся беспорядок. Он описал сложную и высокоорганизованную систему, работающую по законам.

В бессознательном идея может поглотить движущую энергию нескольких идей посредством процесса конденсации или может перенести свою энергию на связанную идею посредством смещения .

Фрейд назвал эти механизмы конденсации и смещения первичными процессами , которые он противопоставил более знакомым вторичным процессам сознательного мышления.Эти первичные процессы позволяют бессознательным желаемым импульсам претерпевать искажения, находя выходы, которые не имеют очевидной связи с подавленными идеями.

Лечебный метод

Фрейд считал, что метод свободных ассоциаций был самым близким приближением к первичным процессам.

С помощью этого метода Фрейд стремился проследить смещения и уплотнения, которые привели к формированию таких вещей, как снов , оговорок и, что наиболее важно, симптомов его пациентов.

личное бессознательное и коллективное бессознательное

Немногие люди оказали такое влияние на современную психологию, как Карл Юнг; мы должны благодарить Юнга за такие концепции, как экстраверсия и интроверсия , архетипы , современный анализ сновидений и коллективное бессознательное . Психологические термины, введенные Юнгом, включают архетип , комплекс, синхронность , и именно на основе его работы был разработан Индикатор типа Майерса-Бриггса (MBTI), популярный сегодня компонент личностных тестов.

Среди наиболее важных работ Юнга был его глубокий анализ психики, который он объяснил следующим образом: « Под психикой я понимаю совокупность всех психических процессов, как сознательных, так и бессознательных », отделяя концепцию от общепринятая концепция разума, которая обычно ограничивается только процессами сознательного мозга.

Юнг считал, что психика представляет собой саморегулирующуюся систему , скорее похожую на тело, которая стремится поддерживать баланс между противоположными качествами, постоянно стремясь к росту, процесс, который Юнг назвал « индивидуация » .

Юнг рассматривал психику как нечто, что можно разделить на составные части с комплексами и архетипическими содержаниями, персонифицированными в метафорическом смысле и функционирующими скорее как вторичные «я», которые вносят вклад в целое. Его концепция психики разбита следующим образом:

Эго

Для Юнга эго было центром поля сознания , той частью психики, где находится наше сознательное осознание, нашим чувством. идентичности и существования.Эту часть можно рассматривать как своего рода «командный штаб», организующий наши мысли, чувства, чувства и интуицию и регулирующий доступ к памяти. Это часть, которая связывает внутренний и внешний миры вместе, формируя то, как мы относимся к тому, что является внешним по отношению к нам.

Как человек относится к внешнему миру, согласно Юнгу, определяется его уровнем экстраверсии или интроверсии и тем, как он использует функции мышления, чувств, ощущений и интуиции. У некоторых людей одна или две из этих граней развита больше, чем у других, что определяет их восприятие окружающего мира.

Происхождение эго лежит в архетипе «я», где оно формируется в ходе раннего развития, когда мозг пытается придать смысл и ценность своим различным переживаниям.

Однако эго — это лишь небольшая часть «я» ; Юнг считал, что сознание избирательно, а эго — это часть личности, которая выбирает наиболее важную информацию из окружающей среды и выбирает направление, в котором ей следует двигаться, в то время как остальная информация погружается в бессознательное.Поэтому он может проявиться позже в форме снов или видений, таким образом войдя в сознание.

Личное бессознательное

Личное бессознательное возникает из взаимодействия между коллективным бессознательным и личностным ростом человека и было определено Юнгом следующим образом:

«Все, что я знаю, но что я в данный момент я не думаю; все, что я когда-то осознавал, но теперь забыл; все, что воспринимается моими чувствами, но не замечается моим сознанием; все, что я невольно и не обращая на это внимания, чувствую, думаю, помню, хочу и делаю; все будущие вещи, которые складываются во мне и когда-нибудь придут в сознание; все это — содержание бессознательного … Помимо этого, мы должны включить все более или менее преднамеренные подавления болезненных мыслей и чувств.Я называю сумму этого содержания «личным бессознательным».

В отличие от Фрейда, Юнг рассматривал вытеснение только как один элемент бессознательного, а не как его целиком. Юнг также рассматривал бессознательное как дом потенциального будущего развития, место, где еще неразвитые элементы объединяются в сознательную форму.

Как Фрейд и Юнг сделали психологию популярной

Два отца-основателя психотерапии произвели революцию в этой области, сделав научные степени по психологии популярными.

Зигмунд Фрейд и Карл Юнг придерживались совершенно разных подходов к психологии, но оба считаются основателями современного психоаналитического движения. Их усилия в динамичной области сделали школу психологии популярным направлением обучения — и студенты получают рекордные количества ученых степеней по психологии онлайн.

Из-за различных точек зрения Фрейда и Юнга большинство из нас полагает, что два разрозненных пионера были врагами или, по крайней мере, недружелюбны по отношению друг к другу; по правде говоря, они долгое время были близкими друзьями.

В апреле 1906 года Фрейд начал переписку с молодым психиатром Карлом Юнгом. Позже они встретились лично, когда Юнг приехал в Вену в 1907 году, и двое мужчин стали верными друзьями. Одна их первая встреча длилась двенадцать часов. Юнг считал Фрейда «чрезвычайно умным, проницательным и в целом замечательным», а Фрейд считал Юнга своим ровесником, даже называл его «моим старшим сыном» и считал его наследником своего психоаналитического процесса.

Две влиятельные школы психологии

Со временем в отношениях стали возникать трещины.Хотя Фрейд считал Юнга самым новаторским из своих многочисленных последователей, он был недоволен тем, что Юнг отказался от некоторых из его основных психоаналитических принципов. Юнг считал, что концепция бессознательного у Фрейда ограничена, и вместо того, чтобы быть просто резервуаром подавленных мыслей и мотиваций, как считал Фрейд, Юнг утверждал, что бессознательное также может быть источником творчества.

Хотя теоретические разногласия определили окончательный предел их дружбы, они оба признали, что соответствующие теории другого человека повлияли на их собственные идеи.Юнг в конечном итоге сформировал свою собственную влиятельную психологическую школу, известную как аналитическая психология, в то время как многие психоаналитические концепции Фрейда выросли непосредственно из его работы с пациентами. По мере того как Фрейд пытался понять и объяснить их симптомы, он все больше интересовался ролью бессознательного в развитии психических заболеваний.

Прочтите некоторые из основных принципов психоаналитических теорий, разработанных Зигмундом Фрейдом и Карлом Юнгом, и решите, с кем вы больше всего согласны.

Основные фрейдистские концепции

  • Эдипов конфликт — Это происходит в возрасте от трех до пяти лет, и эдипов комплекс Фрейда состоит из двух частей: ненависти и желания смерти к родителю того же пола и любви и привязанности к родителю противоположного пола. .
  • Перенос и контрперенос — Перенос — это технический термин, используемый для описания бессознательного переноса опыта из одной личной ситуации в другую.Это часто происходит между пациентом и терапевтом. Контрперенос происходит, когда терапевт отвечает на проблемы переноса пациента собственными проблемами переноса.

Три аспекта личности

  • Id — Бессознательное, дом наших инстинктов, импульсов и подавленного материала.
  • Эго — Организованная часть структуры личности, которая включает защитные, перцептивные, интеллектуально-когнитивные и исполнительные функции.Сознательное осознавание находится в эго, хотя не все операции эго являются сознательными.
  • Superego —Развивается из Эдипова комплекса. Моральная часть нашей личности, состоящая из эго-идеала, стандарта хорошего поведения, к которому мы стремимся, и совести, того внутреннего голоса, который говорит нам, когда мы плохо себя ведем.

Основные юнгианские концепции

  • Эдипов конфликт — Для Юнга Эдипов комплекс имел тенденцию относиться только к опыту детей мужского пола.Девочки испытали комплекс Электры, в котором они рассматривают своих матерей как соревнование за исключительную любовь своих отцов.
  • Коллективное бессознательное — Бессознательное человека состоит как из личного бессознательного (происходящего из переживаний индивидуума), так и коллективного бессознательного (происходящего из унаследованной структуры мозга и общего для человечества). Это можно рассматривать как то, что мы обязаны нашему жизненному опыту, по сравнению с тем, как мы основаны на нашей генетической структуре и внешних силах, таких как социальные нравы и условия.
  • Теория значимого совпадения или синхронности — Юнговское понятие синхронности состоит в том, что существует принцип, который связывает события, имеющие схожее значение, посредством их совпадения во времени, а не линейного направления или последовательности. Он утверждал, что между разумом и феноменальным миром восприятия существует синхронность.
  • Теория психологического развития — Юнг учил, что рост в направлении реализации истинного потенциала человека продолжается на протяжении всей жизни, а не ограничивается, как думал Фрейд, только детством.

Источники: chowk.com; психология.about.com

Человек: теория — Зигмунд Фрейд: конфликт и культура

Мечты и повседневная жизнь

Фрейд понимал сны (такие как шутки, оговорки и другие симптомы) как признаки скрытых, противоречивых желаний. Он считал, что сильные желания всегда находятся в конфликте, и его теории пытались объяснить, как эти конфликты вызывают непреднамеренное выражение.Сны и другие бессознательные действия скрывают, даже если они раскрывают желания, с которыми мы не хотели бы сталкиваться напрямую.

Скорбь и вина

Фрейд понимал сны (такие как шутки, оговорки и другие симптомы) как признаки скрытых, противоречивых желаний. Он считал, что сильные желания всегда находятся в конфликте, и его теории пытались объяснить, как эти конфликты вызывают непреднамеренное выражение. Сны и другие бессознательные действия скрывают, даже если они раскрывают желания, с которыми мы не хотели бы сталкиваться напрямую.

  • Письмо Фрейда Вильгельму Флиссу от 2 ноября 1896 года. Голографическое письмо. Страница 2 — Страница 3 — Страница 4 — Лицевая сторона конверта —
    Конверт обратно. Отдел рукописей. Библиотека Конгресса (27)

    Прочитать стенограмму

  • Фрейд, три его сестры и мать на могиле своего отца Иакова, 1897 год. Копия. Музей Фрейда, Лондон (28)

  • Фрейд и его мать Амалия в ее квартире в Вене, 5 мая 1926 года.Собрание Зигмунда Фрейда. Отдел эстампов и фотографий. Библиотека Конгресса (181) (LC-USZ62-119777)

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/freud/freud02a.html#obj27

Психоанализ — это не столько вопрос науки, сколько вопрос вкуса, доктор Фрейд — художник, живущий в сказочной стране снов среди огров извращенного секса.

Дж. М. Кеттелл, 1926

Представьте себе ул.Августин вплетает свои Признания в Город Божий, или Руссо интегрирует свои Признания в качестве подсознательного сюжета в «Истоки неравенства»: такова процедура Фрейда в «Толковании сновидений».

Карл Э. Шорске, 1979

Мечта — это желание

Отчасти описание его методов и результатов, отчасти автобиография и отчасти рассуждения о работе разума, Толкование снов знаменует начало психоанализа.Книга также раскрывает способности Фрейда как писателя, сплетая интригующие истории вместе с амбициозной теорией. Его ключевая идея, на которой построено так много всего: мечта — это выражение замаскированного желания. К этой идее он возвращался на протяжении всей своей карьеры.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/freud/freud02a.html#obj062

Фрейд уже был псевдологом с того момента, как опубликовал «Толкование снов».

Фредерик Крюс, 1988

Что так раздражает в теории сновидений Фрейда — почему многие склонны называть ее ненаучной, псевдонаучной или антинаучной — так это то, что она добилась гораздо большего успеха, чем сила доказательств в ее пользу.

Патрисия Китчер, 1992

Бессознательное в повседневной жизни

Книги, написанные Фрейдом после года «Толкование снов» , исследовали другие области повседневной жизни, в которых появляются замаскированные желания. Эти книги содержат больше примеров того, как бессознательное находит выход даже в самых привычных аспектах нашей жизни. Фрейд собирал анекдоты, которые казались ему особенно выразительными, даже анекдоты о войне. С его точки зрения, сильные желания всегда найдут способ выразить себя.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/freud/freud02a.html#obj66

Старая теория Аристотеля, кажется, делает это лучше, чем теория Фрейда. Сны — это продукты воображения, которое продолжает свою работу во сне, ни больше, ни меньше.

Die Zeit, 1901

Он устанавливает связи между содержанием сновидения и состоянием бодрствования так умышленно и с такой произвольностью, что трудно сохранять невозмутимое лицо.

Monatsschrift für Psychiatrie und Neurologie, 1901

Почему смысл выражается во сне?

Мишель Фуко, 1954

К началу

Репрессии

«Репрессия» — это термин Фрейда для обозначения механизма, который отворачивает от нас наши неприемлемые желания. Эти неуправляемые желания подавляются, становятся недоступными для нашего мышления. «Бессознательное», а затем «Ид» — это термины, которые Фрейд использует для обозначения этой области недоступности.Согласно психоанализу, наши подавленные желания только кажутся нам замаскированными под сны, симптомы и другие, казалось бы, бессвязные, неконтролируемые действия.

Изучение разума

Весной 1915 года Фрейд написал серию статей по метапсихологии, фундаментальным принципам, управляющим механизмами разума. Он уничтожил некоторые из этих эссе, но опубликовал пять. Этот конкретный объясняет, почему Фрейд считал важным постулировать существование бессознательного, которое взаимодействует с сознательной жизнью.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/freud/freud02a.html#obj072

Тот, у кого есть глаза, чтобы видеть, и уши, чтобы слышать, убеждается, что смертные не могут хранить секреты. Если их губы молчат, они сплетничают кончиками пальцев; предательство проникает сквозь каждую пору.

Зигмунд Фрейд, 1905

Теория вытеснения — краеугольный камень, на котором зиждется вся структура психоанализа.

Зигмунд Фрейд, 1914

Отображение разума

К 1920-м годам Фрейд разработал новую карту разума, чтобы лучше объяснить динамическое взаимодействие сознательного и бессознательного. В этом тексте он исследует, как сознательное эго помогает человеку ориентироваться в мире, даже когда оно пытается найти способы как удовлетворить желания ид, так и соответствовать высоким стандартам супер-эго.

Добавьте этот элемент в закладки: // www.loc.gov/exhibits/freud/freud02a.html#obj73a

Как мы можем представить себе знание, которое не знает самого себя?

Жан-Поль Сартр, 1943

Разделение разума

В этой статье из серии по метапсихологии Фрейд объясняет концепцию «вытеснения», которую он назвал краеугольным камнем психоанализа. Желания подавляются (приносят страдание), потому что их удовлетворение принесет еще больший страдания.Но подавленные желания остаются активными внутри нас, ища выражения или удовлетворения, даже если они отвергаются. В рукописях о нарциссизме и мазохизме исследуются некоторые способы, которыми эти желания остаются активными.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/freud/freud02a.html#obj70

То, что Фрейд говорит о бессознательном, звучит как наука, но на самом деле это просто средство репрезентации

Людвиг Витгенштейн, 1946

Есть одно слово, которое, если мы только его поймем, является ключом к мысли Фрейда.Это слово — «репрессия».

Норман О. Браун, 1959

По следам разума

Фрейд любил создавать метафоры для психологического механизма вытеснения. Археологические раскопки или детская игрушка, названная «вундерблоком», были для него отличным материальным воплощением этого механизма. На вундерблоке надпись может быть стерта с покровной бумаги, но ее следы остаются, если они едва заметны, на мягком планшете под ним.Стирание, как и вытеснение, бывает успешным лишь частично.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/freud/freud02a.html#obj074

Бессознательное выглядит как область, напоминающая зоологические сады, где все хранители бастуют.

Ежеквартальный обзор, 1922

Шопенгауэр, как психолог воли, является отцом всей современной психологии. От него линия через психологический радикализм Ницше идет прямо к Фрейду и людям, которые построили его психологию бессознательного и применили ее к ментальным наукам.

Томас Манн, 1939

К началу

Сексуальность и агрессия

Согласно Фрейду, сексуальные желания конфликтуют друг с другом, с социальными условностями и, что наиболее важно, с реальностью. Он считал их фундаментальными, но никогда полностью не удовлетворенными. Мы желаем того, чего у нас нет или что мы чувствуем, что мы потеряли, и эти неудовлетворенные желания находят выражение удивительным, иногда тревожным образом. После Первой мировой войны Фрейд уделял все большее внимание феномену агрессии.Он предположил, что влечение к смерти так же важно, как и сексуальное влечение в нашей психической конституции. Он видел основной конфликт в нашей жизни как конфликт между Эросом и Танатосом, Любовью и Смертью — конфликт, который никогда не будет разрешен и имеет роковые последствия в повседневной жизни и мировых событиях.

Фантазия, память и правда

В течение 1890-х годов Фрейд делился своими сомнениями, тревогами, идеями и амбициями в письмах берлинскому врачу Вильгельму Флиссу. Эти письма составляют отчет о самоанализе Фрейда, а также о некоторых из его попыток схематично изобразить неврологические компоненты сексуальности.В этом письме Фрейд заявляет, что он больше не считает, что невроз вызывается сексуальными нападениями на детей, и что теперь он концентрируется на взаимосвязи фантазии и памяти.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/freud/freud02a.html#obj77

Мне нравится Фрейд и все такое, но это ужасно, что каждая частичка настоящей любви в мире на девяносто девять процентов состоит из страсти и одного маленького супсона ревности.

Ф. Скотт Фицджеральд, Эта сторона рая, 1920 год

Фрейд был просто диагностом того, что феминизм пытается излечить.

Суламифь Файерстоун, 1970

Запрещающие желания: Эдип

Миф об Эдипе казался Фрейду аллегорией его идей о развитии человека. В его собственном «Эдипе» не делается упор ни на ребенка, брошенного умирать, ни на взрослого, разгадывающего загадку Сфинкса.Эдип Фрейда — это мальчик, которому суждено убить своего отца и жениться на своей матери, судьба, свидетельствующая о самых фундаментальных человеческих желаниях. Для Фрейда принятие запрета на инцест — принятие отказа от изначального желания — это тигель, в котором формируются человеческая субъективность и культура.

  • «Распад Эдипова комплекса». Голографическая рукопись, 1924 г. Отдел рукописей. Библиотека Конгресса (82)

  • Экслибрис, разработанный для Фрейда с надписью: «Тот, кто разгадал знаменитую загадку и является лучшим из людей.»Луиджи Казимир, художник. Копия. Австрийская национальная библиотека, Вена (83)

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/freud/freud02a.html#obj082

Как бы то ни было, психоанализ — это не рекомендация для патриархального общества, а его анализ.

Джульет Митчелл, 1974

Теория сексуальности

Фрейд считал эту книгу одним из столпов психоанализа.Он содержит его размышления о детской сексуальности, о фундаментальной бисексуальности человека, о континууме между нормальными и необычными сексуальными практиками и об Эдиповом комплексе. Теории Фрейда вызвали бесчисленное множество откликов, в том числе на вопрос американской матери, обеспокоенной своим гомосексуальным сыном. Реакция 79-летнего Фрейда на нее поощряет терпимость и признание разнообразия сексуального выражения.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/freud/freud02a.html # obj79

Фрейд никогда особо не беспокоился о судьбе женщины; ясно, что он просто адаптировал свой рассказ о судьбе человека с небольшими изменениями.

Симона де Бовуар, 1949

Фрейд — отец психоанализа. У него не было матери.

Жермен Грир, 1970

Введите смерть и агрессию

В своей книге Beyond the Pleasure Principle , написанной после Первой мировой войны, Фрейд предположил, что влечение к смерти существует в конфликте с половым влечением.Он считал, что это противодействие может многое объяснить о фундаментальных силах, формирующих людей и общества, а также указать на объяснения их саморазрушительного и внешне агрессивного поведения.

«За пределами принципа удовольствия». Переплетенная голографическая рукопись с машинописным текстом, 1920 г. Отдел рукописей. Библиотека Конгресса (86)

Добавьте этот элемент в закладки: // www.loc.gov/exhibits/freud/freud02a.html#obj086

Психоанализ и феминизм соединяются во фразе: «ложь вызывает тошноту».

Кэрол Гиллиган, 1993

Чего хотят женщины?

Даже когда Фрейд признал свое относительное незнание желаний женщин, он предположил, что их сексуальные влечения помогли сформировать отличительную женскую субъективность. Эти предположения вызвали оживленные споры среди его последователей и критиков, которые продолжаются и сегодня.По мнению Фрейда, маленькая девочка должна была смириться со своим самовосприятием себя неудачником. По его словам, «Анатомия — это судьба».

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/freud/freud02a.html#obj88

Начало религии, морали, общества и искусства — все это сходится в Эдиповом комплексе.

Зигмунд Фрейд, 1913

К началу

Фрейд против Юнга — Сходства и различия

Учителю плохо платят, если он остается только учеником.И почему же тогда тебе не почерпнуть мои лавры? Вы меня уважаете; но как, если однажды твое уважение рухнет? Позаботьтесь, чтобы падающая статуя не поразила вас замертво! Вы еще не искали себя, когда нашли меня. Так поступают все верующие: теперь я прошу вас потерять меня и найти себя; и только когда вы все отвергнете меня, я вернусь к вам.

(Цитата Ницше Юнгом Фрейду, 1912)

Для многих Карл Юнг и Зигмунд Фрейд определили мир психологии.Их теории, хотя и различны, оказали наибольшее влияние на наше восприятие человеческого разума, а их вклад в теорию и практику привел к разработке успешных психологических методов лечения широкого спектра человеческих страданий.

Но их пути не всегда были такими разными. В начале этой яркой истории была дружба, товарищество, основанное на интеллектуальном мастерстве и страстном желании продолжить изучение бессознательной психики. Для 31-летнего Юнга Фрейд олицетворял не только уважаемого коллегу, но и отца, которому он мог открыть свое сердце и разум.Как и Фрейд, Юнг был энергичным человеком и открывал новую волнующую перспективу для психоаналитического движения.

Но эта динамика силы изменилась, а вместе с ней и их дружба. В случае, когда ученик стал учителем, к моменту разрыва с Фрейдом в 1913 году Юнг был всемирно известен своим собственным вкладом в психологическую теорию. В чем была причина их интеллектуального разрыва и в чем заключались их различия? Был ли победитель в битве Фрейда и Юнга?

Коротко о Зигмунде Фрейде

Зигмунд Фрейд, урожденный Сигизмунд Фрейд, был австрийским неврологом, родился 6 мая 1856 года в небольшом городке Фрайберг, Моравия (ныне Чешская Республика).Несмотря на то, что Фрейд вырос в относительно бедной еврейской семье, он планировал изучать право в Венском университете. Позже он передумал и выбрал лекарство. По окончании учебы Фрейд начал работать в психиатрической клинике Венской больницы общего профиля.

Автор: Enrico

Психиатрия в то время не интересовалась психологическими компонентами психического здоровья, а просто рассматривала поведение в свете анатомических структур мозга. Проведя четыре месяца за границей в клинике Сальпетриер в Париже, Фрейд начал проявлять интерес к «истерии», и особенно к методам гипноза, которые проводил его ведущий невролог Жан Мартен Шарко.По возвращении в Вену Фрейд покинул больницу общего профиля и открыл частную практику, специализирующуюся на «нервных расстройствах и расстройствах мозга». Вместе со своим коллегой Джозефом Брейером он начал изучать травматические истории жизни клиентов с истерией, что привело к мнению, что разговор был «катарсическим» способом высвободить «сдерживаемые эмоции». Брейер и Фрейд вместе опубликовали «Исследования истерии» (1895) и начали развивать идеи, которые привели к психоанализу.

Примерно в это же время Фрейд начал свой собственный самоанализ, тщательно анализируя свои сновидения в свете бессознательных процессов, кульминацией которых стал его следующий крупный труд «Толкование сновидений» (1901).К этому времени Фрейд также разработал свою терапевтическую технику свободных ассоциаций и больше не практиковал гипноз. Исходя из этого, он продолжил исследование влияния бессознательных мыслительных процессов на различные аспекты человеческого поведения и почувствовал, что среди этих сил наиболее сильными были сексуальные желания в детстве, которые подавлялись сознанием.

Хотя медицинский истеблишмент в целом не соглашался со многими его теориями, в 1910 году Фрейд вместе с группой учеников и последователей основал Международную психоаналитическую ассоциацию под председательством Карла Юнга.

В 1923 году Фрейд опубликовал книгу «Эго и ид», в которой пересмотрел структурную структуру разума. К 1938 году и прибытию нацистов в Австрию Фрейд уехал в Лондон с женой и детьми. Однако все это время он страдал от рака челюсти и после 30 операций умер в Лондоне 23 сентября 1939 года.

Коротко о Карле Юнге

Карл Густав Юнг был швейцарским психиатром и основателем аналитической психологии. Первоначально он был большим поклонником работ Фрейда, а после встречи с ним в Вене в 1907 году, как гласит история, они говорили тринадцать часов подряд, что привело к крепкой пятилетней дружбе.Но в то время как Фрейд сначала считал Юнга наследником психоанализа, отношения между ними начали быстро ухудшаться. Фрейд, в частности, был недоволен несогласием Юнга с некоторыми ключевыми концепциями и идеями теории Фрейда. Например, Юнг не соглашался с акцентом Фрейда на сексуальности как ключевой мотивирующей поведенческой силе, а также считал концепцию бессознательного Фрейдом слишком ограниченной и чрезмерно негативной.

Автор: Arturo Espinosa

В 1912 году Юнг опубликовал «Психологию бессознательного», обозначив явное теоретическое расхождение между ним и Фрейдом, а также сформулировав основные положения аналитической психологии.Юнг считал, что человеческая психика состоит из трех частей; эго (сознательный разум), личное бессознательное и коллективное бессознательное (включая идеи Юнга об архетипах).

Юнг сравнил коллективное бессознательное с резервуаром, в котором хранится весь опыт и знания человеческого вида, и это было одним из явных различий между юнгианским определением бессознательного и фрейдистским. Доказательством коллективного бессознательного Юнгом была его концепция синхронности, или необъяснимые чувства взаимосвязанности, которые мы все разделяем.

Юнг обладал неисчерпаемыми познаниями в мифологии, религии и философии и особенно хорошо разбирался в символике, связанной с такими традициями, как алхимия, каббала, буддизм и индуизм. Используя это обширное знание, Юнг полагал, что люди переживают бессознательное через множество символов, встречающихся в различных аспектах жизни, таких как сны, искусство и религия.

Хотя юнгианская теория имеет множество критиков, работа Карла Юнга оказала заметное влияние на область психологии.Его концепции интроверсии и экстраверсии внесли большой вклад в психологию личности, а также оказали большое влияние на психотерапию.

Фрейд против Юнга — Ключевые различия и разногласия

Несогласие 1: Подсознание

Одно из главных разногласий между Юнгом и Фрейдом было в их разных концепциях бессознательного.

Позиция Фрейда: Фрейд считал, что бессознательный разум является эпицентром наших подавленных мыслей, травматических воспоминаний и основных влечений секса и агрессии.Он видел в нем хранилище всех скрытых сексуальных желаний, приводящих к неврозам или тому, что мы сегодня называем психическим заболеванием.

Он заявил, что человеческий разум сосредоточен на трех структурах — Ид, эго и супер-эго. Ид формирует наши бессознательные влечения (в основном секс) и не ограничивается моралью, а вместо этого стремится только удовлетворить удовольствие. Эго — это наши сознательные восприятия, воспоминания и мысли, которые позволяют нам эффективно справляться с реальностью. Суперэго пытается опосредовать влечения Ид посредством социально приемлемого поведения.

Позиция Юнга: Юнг также разделил человеческую психику на три части. Но с точки зрения Юнга бессознательное было разделено на эго, личное бессознательное и коллективное бессознательное. Для Юнга эго — это сознание, личное бессознательное включает в себя воспоминания (как вспоминаемые, так и подавляемые), а коллективное бессознательное содержит наш опыт как вид или знания, с которыми мы родились (например, любовь с первого взгляда).

Взгляд Юнга на человеческую психику был вдохновлен его исследованиями восточной философии и религии, таких как буддизм и индуизм.Он также считал, что содержание бессознательного не ограничивается вытесненным материалом.

Несогласие 2: Мечты

Позиция Фрейда: Фрейд считал, что мы можем многое узнать о человеке через толкование снов. Фрейд утверждал, что, когда мы бодрствуем, наши самые сокровенные желания не исполняются, потому что а) существуют соображения реальности (эго), а также морали (суперэго). Но во время сна эти сдерживающие силы ослабевают, и мы можем испытывать наши желания во сне.

Автор: Сара

Фрейд также считал, что наши сны могут обращаться к подавленным или вызывающим тревогу мыслям (в основном, сексуально подавленным желаниям), которые нельзя развлечь напрямую из-за страха перед тревогой и смущением. Таким образом, защитные механизмы позволяют желанию или мысли проскользнуть в наши сны в замаскированной символической форме — например, кто-то, мечтающий о большой палке, по мнению Фрейда, будет видеть во сне пенис. Работа аналитика заключалась в том, чтобы интерпретировать эти сны в свете их истинного значения.

Позиция Юнга: Как и Фрейд, Юнг считал, что анализ сновидений открывает окно в бессознательное. Но в отличие от Фрейда Юнг не считал, что содержание всех сновидений обязательно было сексуальным по природе или что они скрывали свое истинное значение. Вместо этого изображение снов Юнгом больше концентрировалось на символических образах. он считал, что сны могут иметь много разных значений в зависимости от ассоциаций сновидца.

Юнг был против идеи «словаря сновидений», в котором сны интерпретируются фиксированными значениями.Он утверждал, что сны говорят на особом языке символов, образов и метафор и что они изображают как внешний мир (то есть людей и места в повседневной жизни человека), так и внутренний мир человека (чувства, мысли и эмоции). ).

Юнг согласился, что сны могут быть ретроспективными по своей природе и отражать события детства, но он также чувствовал, что они могут предвидеть будущие события и могут быть прекрасным источником творчества. Юнг критиковал Фрейда за то, что он сосредоточился исключительно на внешних и объективных аспектах сна человека, а не на объективном и субъективном содержании.Наконец, одним из наиболее отличительных аспектов теории сновидений Юнга было то, что сны могли выражать личное, а также коллективное или универсальное содержание. Это универсальное или коллективное содержание отображалось через то, что Юнг называл «архетипами».

Архетипы — это универсально унаследованные прототипы, которые помогают нам воспринимать и действовать определенным образом. Юнг утверждал, что опыт наших далеких предков в отношении таких универсальных понятий, как Бог, вода и земля, передавался из поколения в поколение. Люди в любой период времени находились под влиянием опыта своих предков.Это означает, что содержание коллективного бессознательного одинаково для всех индивидов внутри культуры. Эти архетипы символически выражаются в снах, фантазиях и галлюцинациях.

Несогласие 3: Секс и сексуальность

Позиция Фрейда: Одной из самых больших, если не самой большой, областей конфликтов между Фрейдом и Юнгом были их разные взгляды на человеческие мотивации. Для Фрейда подавленная и выраженная сексуальность была всем. Он чувствовал, что это самая большая движущая сила поведения (и как таковая психопатология).

Это ясно из его догматических теорий относительно психосексуального развития, а также из печально известных теорий комплекса Эдипа и, в меньшей степени, комплекса Электры. В греческой трагедии «Царь Эдип» молодой человек по незнанию убивает своего отца, женится на его матери и имеет от нее несколько детей. В своем «Эдиповом комплексе» Фрейд предполагает, что у детей мужского пола есть сильные сексуальные влечения к своим матерям и дикие негодования по отношению к отцам (конкуренция за мать).В комплексе Электры все наоборот: дети женского пола испытывают сексуальные влечения к своим отцам и хотят избавиться от своих матерей.

Исходя из этого, маленькие дети мужского пола опасаются, что их отцы вырвут или повредят их пенисы в наказание за их чувства по отношению к матери (тревога кастрации). Для детей женского пола осознание того, что у них нет пениса и что они не могут иметь отношений со своей матерью, приводит к зависти к пенису, в которой они желают пениса отца.Затем это переходит к сексуальному влечению к отцу. Фрейд предположил, что эти тревоги затем будут подавлены и будут проявляться через защитные механизмы и тревогу.

Позиция Юнга: Юнг считал, что внимание Фрейда было слишком сосредоточено на сексе и его влиянии на поведение. Юнг решил, что то, что мотивирует и влияет на поведение, — это психическая энергия или жизненная сила, сексуальность которой может быть только одним из возможных проявлений. Юнг также не соглашался с эдиповыми импульсами.Он считал, что отношения между матерью и ребенком основаны на любви и защите, дарованной матерью ребенку. Позднее на этих взглядах Джон Боулби и Мэйн Эйнсворт построили основную теорию привязанности и внутренние рабочие модели.

Несогласие 4: Религия

Позиция Фрейда: Хотя по происхождению он был евреем, Фрейд чувствовал, что религия — это спасение для большинства людей. Как и Карл Маркс, он чувствовал, что религия является «опиатом» для масс и что ее не следует пропагандировать.Тем не менее, Фрейд боролся с проблемой мифологии и религиозных институтов большую часть своей жизни. Он собрал много предметов старины, большинство из которых были религиозными, и в его доме висела карикатура Леонардо «Мадонна с младенцем и Святой Анной». Некоторые ученые предположили, что Фрейд рассматривал религию как замаскированные психологические истины, которые, по его мнению, лежат в основе душевных страданий человека.

Позиция Юнга: Религия с точки зрения Юнга была необходимой частью процесса индивидуации и предлагала метод общения между людьми.Это было основано на идее, что все архетипы и символы, присутствующие во многих различных религиях, имеют одни и те же значения. Хотя он не исповедовал конкретную религию, Юнг был любопытным и исследовал религии с архетипической точки зрения, особенно восточные философии и религии. Во время споров и переписки между Фрейдом и Юнгом Фрейд обвинил Юнга в антисемитизме.

Несогласие 5: Парапсихология

Позиция Фрейда: Он полностью скептически относился ко всему паранормальному.

Позиция Юнга: Юнг сильно интересовался областью парапсихологии и, в частности, психическими феноменами, такими как телепатия и синхронность (которые стали частью его теорий). В юности Юнг часто посещал сеансы, а его докторская диссертация была посвящена теме «Психология и патология так называемых оккультных явлений», медиумом которой был его кузен.

В 1909 году Юнг посетил Фрейда в Вене, чтобы обсудить взгляды Фрейда на паранормальные явления.По мере их разговора вскоре стало ясно, что у Фрейда было мало времени на подобные идеи, и он продолжал отговаривать Юнга от их реализации. Пока они продолжали говорить, Юнг почувствовал странное ощущение в животе. Как только Юнг осознал эти ощущения, из стоящего рядом книжного шкафа раздался громкий звук. Юнг утверждал, что это, должно быть, паранормальное происхождение, но Фрейд сердито не соглашался. Пока они продолжали спорить, Юнг утверждал, что шум повторится снова, что и произошло. Оба мужчины изумленно уставились друг на друга, но больше никогда не рассказывали об инциденте.

Этот пожизненный интерес к паранормальным явлениям и их влиянию на психологию человека в значительной степени способствовал развитию влиятельной, но противоречивой теории синхронности Юнга. Этот термин был введен Юнгом для описания «причинной связи двух или более психофизических явлений». Эта теория была вдохновлена ​​случаем пациента, когда ему приснился золотой скарабей. На следующий день во время сеанса психотерапии в окно врезался настоящий золотой скарабей — очень редкое событие! Близость этих двух событий заставила Юнга поверить в то, что это не совпадение, а важная связь между внешним и внутренним мирами человека.

Заключение

Рассматривая Фрейда и Юнга, важно рассматривать различия между ними в контексте их личностей, а также в культурном периоде времени, в который они жили и работали. И также верно признать, что есть также существенные сходства. Оба мужчины в начале своей дружбы были чрезвычайно взволнованы интеллектуальным обществом друг друга и поначалу провели тринадцать часов в глубокой беседе, делясь своими мыслями о бессознательном и методах лечения психопатологии.Оба они породили идею бессознательного и важность сновидений для понимания проблем.

А что касается вопроса, кто победил в битве Фрейда и Юнга, то ответ таков: победила современная психотерапия, ее теории настолько важны, что они все еще отстают от многих психотерапевтических подходов, используемых сегодня.

Список литературы

Донн, Л. (2011). Фрейд и Юнг: годы утраты дружбы, годы утраты. Создает пространство.

Фрейд, С., & Стрейчи, Дж. (2011). Три очерка по теории сексуальности. Мартино Букс.

Фрей-Рон, Л. (1974). От Фрейда до Юнга: сравнительное исследование психологии бессознательного. Публикации Шамбалы.

Хогенсон Г. (1994). Борьба Юнга с Фрейдом. Публикации Chiron.

Hydge, M. (1991). Юнг и астрология: поймать золотого скарабея. Мандала.

Юнг, К.Г., Фрейд, С., и Макгуайр, В. (1995). Письма Фрейда и Юнга: переписка между Зигмундом Фрейдом и К.Дж. Юнг. Рутледж.

Палмер, М. (1997). Фрейд и Юнг о религии. Рутледж.

Сноуден, Р. (2010a). Юнг: Ключевые идеи. Учите себя.

Сноуден, Р. (2010b). Фрейд: ключевые идеи. Учите себя.

Стивенс А. (2001). Юнг: Очень краткое введение. Оксфордские книги в мягкой обложке.

Сторр А. (2001). Фрейд. Очень краткое введение. Оксфордские книги в мягкой обложке.

Уилсон, К. (1988). К.Г. Юнг: Повелитель подземного мира. Книги Эона.

Фрейд, Юнг и коллективное бессознательное

Юнговская концепция противоположностей, компенсации и символизма помогает объяснить некоторые другие современные явления.Сексуальная и материнская стороны женских функций настолько эксплуатируются и преувеличиваются, что их символы утратили свое значение. В терминах Юнга женщины сегодня ищут новые символы, выражающие творческие и интеллектуальные компоненты своей личности. Точно так же сегодняшняя молодежь, как правило, с пренебрежением относится к мертвым символам институциональной религии, но сильно интересуется духовными вопросами, поиском новых способов исследования внутреннего опыта и поиском новых символов для направления своих исследований — отсюда их интерес к восточным религиям. , символы которых кажутся живыми в том смысле, что сохраняют атмосферу таинственности.

Таким образом, во многих областях Юнг предлагал пророческие взгляды на современного человека, которые только сейчас начинают получать широкое признание. Тем не менее, он и его работы подвергались критике с самых разных точек зрения. Личная неприязнь, возникшая после его разрыва с Фрейдом, все еще тлеет и вызывает некоторое чрезмерное неприятие фрейдистами. Даже объективные ученые, включая последователей Юнга, признают неясность некоторых его работ, противоречия в его заявлениях и отсутствие систематизации его идей.Некоторые критики находят его пророческое толкование снов и символов своего рода мистицизмом и отвергают его как человека, который в молодости проделал хорошую научную работу, но с годами становился все более рассеянным и менее научным. Наконец, остается клеймо антисемитизма.

В 1933 году Юнг принял приглашение стать президентом Международного общего медицинского общества психотерапии и редактором его журнала после того, как еврейские психиатры, занимавшие эти должности, оставили свои посты.Юнг в то время также сделал несколько заявлений о различиях между германской и еврейской психологией, которые, хотя сами по себе не были антисемитскими, были легко трансформированы нацистами в злостную пропаганду. В то же время, однако, он сделал ассоциацию поистине интернациональной и сделал ее доступной для всех, включая евреев. Действительно, одна из интерпретаций его действий заключалась в том, что он принял президентство и редакцию, чтобы спасти ассоциацию и защитить ее членов, придав ей неприкосновенность «арийского» лидерства.

С этого момента истории поведение Юнга лучше всего рассматривать как акт политической наивности, порожденный, отчасти, возможно, некоторым первоначальным энтузиазмом немецкоязычного швейцарца к национальному социализму и восстановительному подходу. Эффект, казалось, оказал на мертвую Германию. Этот энтузиазм вскоре утих, и его искренняя забота о судьбе членов общества, нада Юнга, продолжала свое общение до тех пор, пока он (три года). После этого Юнг открыто осуждал нацистов в своих лекциях и в печати.Однако этот вопрос не умер, и на протяжении многих лет в популярной прессе и в научных журналах неоднократно проводились дискуссии, в которых предполагаемый антисемитизм Юнга был далеко не соразмерен его действиям, а также значимости и важности его действий. научный вклад.

Хотя обвинение в антисемитизме — и в том, что он мистик — оттолкнуло многих профессионалов и не позволило им серьезно относиться к работе Юнга, это не всегда было так. Такие люди, как Арнольд Тойн Би, Пол Тиллих и Дж.Б. Пристли был его сторонником и считал, что Юнг внес большой и значительный вклад в понимание современного человека и его нынешнего состояния. Более того, пациенты и ученики Юнга неизменно считают, что он оказал глубокое влияние на их жизнь, которая стала более полной и богатой из-за связи с ним.

Кроме того, есть свидетельства неуклонно растущего интереса к аналитической психологии Юнга как со стороны профессионалов, так и со стороны непрофессионалов.Продажи его собрания сочинений, впервые опубликованных Фондом Боллинджера, неуклонно росли, равно как и продажи «Основных сочинений К.Г. Юнга» современной библиотеки и якорной антологии под названием «Психея и символ».

Число юнгианских аналитиков также увеличивается, и теперь есть группы юнгианских терапевтов в Нью-Йорке, Чикаго, Техасе, Сан-Франциско и Лос-Анджелесе. Международная ассоциация аналитической психологии, основанная чуть более десяти лет назад, уже имеет дочерние общества в Америке, Англии, Швейцарии, Франции.Италия и Израиль. Есть все основания полагать, что этот рост интереса будет продолжаться по мере того, как работы Юнга станут более известными, а значение его грандиозного вклада станет более широко признанным.

Карл Юнг — Баланс личности

Это отредактированная и адаптированная глава Келлан, М. (2015). Полную атрибуцию см. В конце главы.

* Примечание. Теоретики исторической личности, такие как Юнг, чаще всего использовали гендерный термин «человек», а не такие слова, как люди или люди.Чтобы точно представить исторические труды Юнга, цитаты сохраняют использование термина «мужчина» и другой гендерной терминологии. Читатели могут сами решить, применима ли мысль Юнга в более общем плане к другим гендерам, и классовая дискуссия будет пытаться контекстуализировать мысль Юнга в отношении гендера и исторического сексизма.

Читая эту главу, вы можете понять, сколько идей Юнг внес в современную психологию. Юнг — самый широкий исторический теоретик личности. Он изучил множество мировых культур, чтобы попытаться понять универсальные символы и природу личности.

Карл Юнг принес почти мистический подход к психодинамической теории. Ранний соратник и последователь Фрейда, Юнг в конечном итоге не согласился с Фрейдом по слишком многим аспектам теории личности, чтобы оставаться в рамках строго фрейдистской точки зрения. Впоследствии Юнг разработал свою собственную теорию, в которой применялись концепции законов природы (прежде всего в физике) к психологическому функционированию. Юнг также представил концепцию типов личности и начал рассматривать развитие личности на протяжении всей жизни.В своем наиболее уникальном, по крайней мере с западной точки зрения, работе Юнг предположил, что человеческая психика содержит в себе психологические конструкции, развивавшиеся на протяжении эволюции человеческого вида.

Юнг всегда был противоречивым и сбивающим с толку. Его смешение психологии и религии, а также его открытость различным религиозным и духовным философиям было нелегко принять многим психиатрам и психологам, пытающимся добиться чисто научного объяснения личности и психических заболеваний.Возможно, никто не был расстроен больше, чем Фрейд, чье отношение к Юнгу резко изменилось всего за несколько лет. В 1907 году Фрейд написал Юнгу письмо, в котором высоко оценил его:

… Я уже признал… прежде всего, что ваша личность наполнила меня доверием в будущее, что теперь я знаю, что я незаменим, как и все остальные, и что я не желаю никому другому или лучшему, чем вы, продолжать и завершать моя работа. (стр.136; цитируется по Wehr, 1989)

Позже Фрейд отвернулся от Юнга, заявив, что его идеи неортодоксальны и неверны.

Кто был этот человек, который внушил Зигмунду Фрейду такое глубокое доверие, а затем вызвал такое презрение? И были ли его теории такими трудными для принятия психодинамическим сообществом или психологом в целом? Надеюсь, эта глава начнет отвечать на эти вопросы.

Краткая биография Карла Юнга

В начале своей автобиографии, озаглавленной «Воспоминания, сновидения, размышления», Юнг (1961) описал свою жизнь как «историю самореализации бессознательного.Юнг считал, что наша личность начинается с коллективного бессознательного, развивающегося внутри нашего вида на протяжении всего времени, и что у нас есть лишь ограниченная способность контролировать психический процесс, которым является наша собственная личность. Таким образом, наша истинная личность возникает изнутри, когда наше коллективное бессознательное проявляется в нашем личном бессознательном, а затем в нашем сознании. Может быть полезно взглянуть на эти концепции с восточной точки зрения, и интересно отметить, что «самореализация» использовалась в названии первого общества йоги, основанного в Америке (в 1920 году Парамахансой Йоганандой).

Отец Юнга, Иоганн Юнг, был знатоком восточных языков, изучал арабский язык и был рукоположен в священники. Помимо того, что в детстве Юнга был пастором в двух церквях, Иоганн Юнг был пастором в Фридматте, психиатрической больнице в Базеле. В раннем детстве у Юнга не всегда были лучшие отношения с родителями. Он считал свою мать хорошей матерью, но чувствовал, что ее истинная личность всегда скрыта. Когда ему было три года, она провела некоторое время в больнице, отчасти из-за проблем в ее браке.Юнга это разлука с матерью глубоко тревожило, и он с недоверием относился к произнесенному слову «любовь». Поскольку его отец был пастором, часто происходили похороны и похороны, все из которых было для юного Юнга очень загадочным. Кроме того, его мать считалась духовным медиумом и часто помогала Юнгу в его более поздних исследованиях оккультизма. Возможно, наиболее тревожным было убеждение Юнга в том, что его отец на самом деле не знал Бога , а, скорее, стал священником, попавшим в ловушку выполнения бессмысленного ритуала (Jaffe, 1979; Jung, 1961; Wehr, 1989).

Единственный ребенок до 9 лет, Юнг предпочитал, чтобы его оставили одного, или, по крайней мере, он пришел к тому, чтобы смириться со своим одиночеством. Даже когда гости его родителей приводили своих детей в гости, Юнг просто играл в свои игры один:

… Помню только, что не хотел, чтобы меня беспокоили. Я был глубоко поглощен своими играми и не мог терпеть, когда за мной наблюдали или судили, пока я играл в них. (стр.18; Юнг, 1961)

У него также были необычайно богатые и содержательные сны, многие из которых были довольно пугающими, и они часто были связаны с глубоко религиозными темами.Это неудивительно, поскольку два дяди по отцовской линии семьи были министрами, а со стороны матери было еще шесть министров. Таким образом, он часто участвовал в религиозных дискуссиях дома. Особое впечатление на него произвела богато иллюстрированная книга об индуизме с изображениями Брахмы, Вишну и Шивы (индуистской троицы богов). Даже в 6 лет он почувствовал смутную связь с индуистскими богами, что еще раз оказало интересное влияние на его более поздние теории.Эти сны привели Юнга к глубоким религиозным размышлениям, которые он считал секретом, которым он не мог поделиться ни с кем другим (Jaffe, 1979; Jung, 1961; Wehr, 1989).

В возрасте 12 лет Юнг был сбит с ног другим мальчиком по пути домой из школы. Он ударился головой о камень и был почти нокаутирован. У него так кружилась голова, что другие должны были ему помочь, и он внезапно понял, что ему не нужно ходить в школу, если он болен. Следовательно, у него начинались обмороки всякий раз, когда его отправляли в школу или когда он делал домашнее задание.Он пропустил 6 месяцев в школе из-за своих психологических проблем, и Юнг любил возможность проводить свои дни, исследуя мир так, как он хотел. В конце концов ему поставили диагноз эпилепсия, хотя сам Юнг знал, что диагноз был нелепым. Однажды он услышал, как его отец выражает другу большой страх по поводу того, что будет с Юнгом, если он не сможет зарабатывать себе на жизнь. Реальность этого утверждения шокировала Юнга, и «С этого момента я стал серьезным ребенком». Он сразу же пошел изучать латынь и почувствовал слабость.Однако он сознательно осознавал свой невроз и когнитивно боролся с ним. Вскоре он вернулся в школу, признав, что «именно тогда я узнал, что такое невроз» (Jaffe, 1979; Jung, 1961; Wehr, 1989).

Пока он учился в школе, его личная жизнь продолжала быть довольно странной. Он начал верить, что это два человека, один из которых жил 100 лет назад. У него также были горячие религиозные дебаты со своим отцом. Его храбрость во время этих дебатов подпитывала его вера в то, что видение привело к его пониманию истинной духовности:

В один прекрасный летний день того же года я вышел из школы в полдень и пошел на Соборную площадь.Небо было восхитительно голубым, в первый день яркого солнечного света. Крыша собора блестела, солнце сияло от новой, ярко глазурованной черепицы. Меня поразила красота этого зрелища, и я подумал: «Мир прекрасен, и церковь прекрасна, и Бог создал все это и сидит над этим далеко в голубом небе на золотом троне и…» Вот и пришел великий дыра в моих мыслях и ощущение удушья. Я чувствовал себя оцепеневшим и знал только одно: «Не думай сейчас! Надвигается что-то ужасное, о чем я не хочу думать, к чему я даже не смею подходить.Почему нет? Потому что я совершу самый ужасный из грехов. Какой самый страшный грех? Убийство? Нет, этого не может быть. Самый ужасный грех — это грех против Святого Духа, который не может быть прощен. Всякий, кто совершает этот грех, навеки проклят в ад. Было бы очень грустно для моих родителей, если бы их единственный сын, к которому они так привязаны, был обречен на вечное проклятие. Я не могу так поступить со своими родителями. Все, что мне нужно, — это не думать ». (стр. 36; Юнг, 1961)

Однако Юнг не мог игнорировать свое видение.Он мучился в течение нескольких дней и провел бессонные ночи, размышляя, почему он должен думать о чем-то непростительном в результате прославления Бога за красоту всего творения. Его мать видела, насколько он обеспокоен, но Юнг чувствовал, что не осмелится ей довериться. В конце концов, он решил, что это Божья воля, чтобы он увидел значение этого видения:

Я подумал еще раз и пришел к тому же выводу. «Очевидно, Бог тоже желает, чтобы я проявил храбрость», — подумал я. «Если это так, и я пройду через это, тогда Он даст мне Свою милость и озарение.”

Я собрал всю свою храбрость, как будто собирался немедленно прыгнуть в адский огонь, и позволил этой мысли прийти. Я видел перед собой собор, голубое небо. Бог восседает на Своем золотом троне высоко над миром — и из-под престола огромная какашка падает на сверкающую новую крышу, разрушает ее и разрывает стены собора. (стр. 39; Jung 1961)

Юнг был в восторге от понимания этого видения. Он верил, что Бог показал ему, что в жизни важно исполнять волю Бога, а не следовать правилам какого-либо человека, религии или церкви.Юнг чувствовал, что его собственный отец никогда не осознавал этого, и поэтому его отец не знал «непосредственного живого Бога». Убеждение в том, что нужно стремиться к истине, а не к догме, было важным уроком, который вернулся, когда Юнг столкнулся с драматическим расколом с Зигмундом Фрейдом.

После посещения медицинской школы и изучения психиатрии в 1906 году Юнг послал Фрейду экземпляр своей книги «Психология раннего слабоумия» (ранний термин для обозначения шизофрении), который Фрейд нашел весьма впечатляющим.Они встретились в феврале 1907 года и разговаривали почти 13 часов подряд. По словам Юнга, «Фрейд был первым по-настоящему важным человеком, которого я встретил… никто другой не мог сравниться с ним». Очень быстро, как свидетельствуют письма, цитируемые в начале этой главы, Фрейд почувствовал, что Юнг станет лидером психоаналитического движения. В 1909 году психоаналитическая практика Юнга была настолько загружена, что он ушел из клиники Бургхольцли и вместе с Фрейдом отправился в Америку. Во время этой поездки двое мужчин проводили вместе много времени.Юнгу быстро стало очевидно, что он не может быть преемником, которого искал Фрейд; У Юнга было слишком много разногласий с Фрейдом. Что еще более важно, Юнг описал Фрейда как невротика и написал, что симптомы иногда были очень неприятными (хотя Юнг не смог идентифицировать эти симптомы). Фрейд учил, что все немного невротичны, но Юнг хотел знать, как лечить неврозы:

Очевидно, ни Фрейд, ни его ученики не могли понять, что это значит для теории и практики психоанализа, если даже учитель не мог справиться со своим собственным неврозом.Когда тогда Фрейд объявил о своем намерении идентифицировать теорию и метод и превратить их в некую догму, я больше не мог сотрудничать с ним; у меня не оставалось выбора, кроме как уйти. (стр.167; Юнг, 1961)

Ясно, что Юнг не мог принять догматический подход к психоанализу, так как он считал, что Сам Бог сказал Юнгу не следовать какой-либо жесткой системе правил. Хуже того, это было тогда, когда Юнг впервые опубликовал свое «открытие» коллективного бессознательного.Фрейд полностью отверг эту концепцию, и Юнг чувствовал, что его творчество отвергается. Он предлагал публично поддержать Фрейда, выражая честное мнение в так называемых «секретных письмах». Фрейд этого не хотел. Почти так же быстро, как их отношения развивались, они распались (Jaffe, 1979; Jung, 1961; Wehr, 1989).

Утрата отношений с Фрейдом после потери отца привела Юнга к периоду личного кризиса. Он оставил свою должность в Цюрихском университете и начал длительную серию экспериментов, чтобы понять фантазии и сны, возникающие из его бессознательного.Чем больше он изучал эти явления, тем больше понимал, что они были не из его собственных воспоминаний, а из коллективного бессознательного . Его особенно интересовали рисунки мандалы, которые во всех культурах датируются тысячелетиями. Он изучал христианский гностицизм, алхимию и «И-цзин» (или «Книгу перемен»). После встречи с Ричардом Вильгельмом, экспертом по китайской культуре, Юнг больше изучал даосскую философию и написал яркое предисловие к переводу Вильгельма И Цзин (Wilhelm, 1950).Эти необычайно разнообразные интересы побудили Юнга искать более глубокие знания по всему миру. Сначала он побывал в Северной Африке, затем в Америке (чтобы навестить индейцев пуэбло в Нью-Мексико), затем в Восточную Африку (Уганда и Кения) и, наконец, в Индию. Юнг приложил все усилия, чтобы уйти из цивилизованных областей, на которые могли повлиять другие культуры, чтобы получить более реалистичное представление о местной культуре, и ему особенно удалось в этом отношении встретиться с гуру в Индии (Jaffe, 1979). ; Jung, 1961; Wehr, 1989).

Карл Юнг умер дома в 1961 году в Куснахте, Швейцария, в возрасте 85 лет. По мере того, как сегодня психологи более глубоко исследуют взаимосвязь между восточными и западными взглядами, возможно, наследие Юнга еще не реализовано.

Вопрос для обсуждения: Еще в детстве Юнг видел яркие сны, которые, по его мнению, давали ему понимание и руководство на будущее. Приходилось ли вам когда-нибудь видеть такие яркие сны, сны, которые произвели на вас такое сильное впечатление, что вы чувствовали, что они должны иметь какое-то особое значение? Как вы отреагировали и какие последствия, если таковые имеются, последовали за вашими ответами?

Помещение Юнга в контекст: психодинамическая загадка

Карл Юнг занимает выдающееся место в истории психиатрии и психологии.Уже будучи помощником известного психиатра Ойгена Блейлера, он отправился в Вену, чтобы больше узнать о зарождающейся науке психоанализа. Он стал тщательно отобранным Фрейдом наследником психоаналитического трона и был одним из психиатров, сопровождавших Фрейда в Америку. Однако позже, когда он разработал свои собственные теории, он расстался с Фрейдом. В конце концов Фрейд охарактеризовал теории Юнга как непостижимые, а Фрейд похвалил других психиатров, которые также выступали против идей Юнга.

Наиболее драматическим вкладом, который Юнг внес в психодинамическое мышление, была его концепция коллективного бессознательного , которую можно рассматривать как структуры бессознательного разума, разделяемые между людьми, или шаблоны и реакции в сознании, которые есть у всех людей. распространены во всем мире. Эти модели не пришли из детского опыта. Мы рождаемся с похожими образами мыслей, эмоций и реакций. Например, у всех культур есть что-то общее в том, как они реагируют на «героя» или на понятие «мать».Юнг много путешествовал, включая поездки в Африку, Индию и Соединенные Штаты (в частности, для посещения индейцев пуэбло в Нью-Мексико), и он изучал культуры этих мест. Он также заметил много общих черт между разными культурами, которые возникают в рассказах и сказках. Это сходство между людьми и культурами побудило Юнга предложить коллективное бессознательное. Как еще могло появиться так много значительных культурных сходств в отдельных и далеких странах? В наши дни, когда люди смотрят фильмы или читают книги, вы можете наблюдать сходство того, как люди реагируют на такие вещи, как закат, и задаться вопросом, может ли Юнг прав в том, что мы рождены с общими воспоминаниями, которые заставляют нас реагировать определенным образом через мир.

Первоначально теории Юнга оказали большее влияние на искусство, литературу и антропологию, чем на психиатрию и психологию. Однако в последнее время теоретики когнитивно-поведенческой теории начали исследовать внимательность как дополнение к более традиционным аспектам когнитивно-поведенческой терапии. Поскольку сегодня психологи изучают концепции йоги и буддизма, которым тысячи лет, Юнг заслуживает похвалы за привнесение такого непредвзятого подхода в современный мир психотерапии. Работой Юнга восхищались многие известные и влиятельные люди, в том числе психиатр Виктор Франкл, психолог Эрих Фромм, авторы Герман Гессе и Х. Г. Уэллс, а также лауреат Нобелевской премии по физике Вольфганг Паули (ряд интересных отзывов см. В Wehr, 1989). Кроме того, Юнг оказал влияние на создание Анонимных Алкоголиков.

Американец и алкоголик по имени Роуленд Хазард был отправлен в Цюрих, Швейцария, в клинику доктора Юнга для лечения алкоголизма. Примерно через год Юнг сказал Роуленду, что не может его вылечить.Роуленд спросил: «Значит, нет никакой надежды?» Ответ доктора Юнга, удивительный для человека науки, был: «Нет, его нет, за исключением того, что некоторые люди с вашей проблемой выздоровели, если они пережили трансформирующий опыт духа». Роуленд и его друзья пошли искать религиозные переживания, которые помогли им бросить пить. Они передали свое послание Биллу У., основателю АА. Одним из важных посланий, которые они нашли в своем подходе, было «отдать себя высшей силе», что соответствовало мысли Юнга о том, что высшие силы и силы действуют и что контакт с чем-то большим смыслом помогает преодолеть сильные зависимости и другие типы проблем.

Основные понятия

Юнг чувствовал, что ему нужно уникальное имя, чтобы отличить свой собственный подход к психологии от других, существовавших ранее. Фрейд, конечно, выбрал термин «психоанализ», тогда как Альфред Адлер выбрал «индивидуальную психологию». Поскольку Юнг восхищался обоими людьми и их теориями, он выбрал имя, призванное охватить не только их подходы, но и другие. Таким образом, он решил назвать свой подход аналитической психологией (Jung, 1933).

Аналитическая психология, представленная Юнгом, рассматривает вопрос о психике непредвзято. Он сетует на чрезмерно научный подход конца 1800-х годов и попытки объяснить психику простым эпифеноменом функции мозга. Любопытно, что эти дебаты остаются с нами сегодня и до сих пор остаются без какого-либо окончательного ответа. Юнг не согласился с предположением, что психика должна быть результатом деятельности мозга. Это позволило ему рассмотреть возможность коллективного бессознательного и хорошо согласуется с его принятием мудрости восточных философов.Действительно, Юнг предполагает, что психология найдет истину только тогда, когда она примет как восточные, так и западные, а также научные и духовные взгляды на психику (Jung, 1933).

Динамическая психическая энергия

Важный элемент концепции Юнга о психике и либидо находится в природе противоположностей. В самом деле, вся природа состоит из противоположностей:

… Понятие энергии подразумевает полярность, поскольку ток энергии обязательно предполагает два различных состояния или полюса, без которых не может быть тока.Каждое энергетическое явление … состоит из пар противоположностей: начало и конец, вверху и внизу, горячее и холодное, раньше и позже, причина и следствие и т. Д. Неотделимость концепции энергии от концепции полярности также применима к концепции либидо. (стр.202; Юнг, 1971)

… противоположности являются неискоренимыми и необходимыми предпосылками всей психической жизни… (стр. 170; Jung, 1970)

В соответствии с этой точкой зрения Юнг чувствовал, что психика ищет равновесия , что очень похоже на концепцию энтропии из области физики.Проще говоря, энтропия — это термодинамический принцип, согласно которому вся энергия в системе (включая Вселенную) в конечном итоге выравнивается. Юнг применил принцип динамической психической энергии к мотивации, полагая, что мы движемся вперед по нашей жизни таким образом, что можем уменьшить дисбаланс психической энергии между противоположными парами эмоций (такими как любовь и ненависть; Джарвис, 2004 ; Юнг, 1971). Познание различных или противоположных частей нас самих и мира — вот путь, по которому наша личность росла «цельным». Психическая динамическая энергия включала идею о том, что мы должны прислушиваться к различным точкам зрения внутри себя и вне себя, потому что противоположные взгляды обычно имели некоторую правду и пытались сформировать большее «целое» и более крупную «целостную личность». Человек, который мог прислушиваться к различным точкам зрения, таким как любовь и ненависть внутри себя, и уравновешивать их, был хорошо развитым человеком. Человек, который постоянно выступал против других точек зрения, скорее всего, был неуравновешенным и несчастным.Юнг, однако, учел тот факт, что некоторые люди были борцами за свободу или активистами, которые были вовлечены в изменение общества, но даже для активистов им нужно было исследовать свои «противоположности», чтобы они могли определить, ведут ли они внутреннюю битву или реакцию на что-то со стороны. их прошлое, или они боролись с законным угнетением в мире.

Сны и анализ сновидений. Юнг считал, что наши сны содержат важные символы и могут научить нас быть более целостными как личность. Анализ сновидений был актом анализа символов наших снов и их значений. Анализ сновидений можно проводить по-разному, и Юнг имел особое представление о том, как проводить анализ сновидений. Сны пытались передать нам информацию. Юнг считал, что сны могут направлять наше будущее поведение из-за их глубокого отношения к прошлому и их глубокого влияния на нашу сознательную ментальную жизнь. Юнг предположил, что сны могут рассказать нам что-то о развитии и структуре человеческой психики, и что сны эволюционировали вместе с нашим биологическим видом на протяжении всего времени.Поскольку сознание ограничено нашим нынешним опытом, сны помогают раскрыть гораздо более глубокие и широкие элементы нашей психики, чем мы можем осознавать сознательно. Таким образом, сны нелегко интерпретировать. Юнг отверг анализ любого отдельного сновидения, полагая, что они принадлежат к серии. Он также отказался от попыток изучить анализ сновидений по книге. Однако при правильном выполнении анализ сновидений может обеспечить беспрецедентный реализм (см. Jacobi & Hull, 1970; Jung, 1933):

Юнг писал, что «сны — это естественная реакция саморегулирующейся психической системы.«Когда мы мечтаем, постоянные усилия нашей психики по уравновешиванию вступают во владение, и сны противодействуют тому, что мы сделали для дисбаланса нашего психологического« я ». Таким образом, смысл следует искать в контексте сновидений, а не в деталях (Jung, 1959a, 1968).

Другими словами, сны пытаются показать нам части нашей психики, о которых мы не подозреваем, и учат нас быть более целостными и сохранять психическое равновесие. Например, если нам снится дракон, стреляющий огнем из пасти, со временем мы можем начать понимать, что эта огненная сила дракона каким-то образом связана с нами.Возможно, мы пассивны в своем поведении, и сны об огненных драконах начинают приближать нас к нашей огненной природе, которую мы иным образом подавляли или не выражали.

Теории Юнга были разработаны более поздними теоретиками. Например, доктор философии Арнольд Минделл, физик и психолог, много писал о том, как материалы сновидений отражаются в других каналах восприятия опыта. Юнг предполагал, что сны пытались осознать части нашей психики (Mindell, 2011).Минделлс называет свою концепцию Dreambody и предполагает, что телесные симптомы, а также сны пытаются донести информацию до нашего сознания. Минделл приводит пример женщины, которой снится горящее дерево. Женщина также страдает воспалительным артритом. Поскольку женщина описывает сон, а также артрит, оба обладают огненными качествами. В соответствии с идеями Юнга, «огненная» часть природы этой женщины может пытаться осознать.

Говоря об информации о симптомах нашего тела, мы придем к информации, аналогичной той, о которой мы мечтали.

Минделл расширил свою работу, включив в нее проблемы взаимоотношений и мировые проблемы как каналы восприятия, доставляющие нам психическую информацию. Например, конфликт в отношениях может отражать ту же информацию, о которой мы мечтали прошлой ночью. Сны и телесные симптомы отражают или отражают аналогичную информацию.

Вопрос для обсуждения: Юнг считал, что источником нашей мотивации было психологическое стремление к достижению баланса (влияние энтропии на психику).Вы когда-нибудь чувствовали, что вас толкают или тянут в неправильном направлении или в слишком многих направлениях одновременно, и вы просто хотели достичь некоторого баланса в своей жизни? Напротив, были ли времена, когда ваша жизнь была невыполнимой, и вам нужно было что-то большее, чтобы почувствовать себя целостным?

Подсознание

Возможно, самый уникальный вклад Юнга в психологию — это различие между личным бессознательным и коллективным бессознательным . В то время как содержимое личного бессознательного приобретается в течение жизни человека, содержимое коллективного бессознательного неизменно является архетипами или образами, которые присутствовали с самого начала.(стр. 7-8; Юнг, 1959c). Юнг использовал термин «комплекс», аналогичный современному термину «схема», для описания коллективного бессознательного. Юнг пытался сообщить, что у нас есть комплекс или кластер эмоций и образов, связанных с концепцией. Некоторые из этих эмоций и образов взяты из нашей личной истории, но некоторые, кажется, не от нас — они были с нами с самого начала или исходят от нас. В этом смысле Юнг предположил, что «у людей нет идей, у идей есть люди», что означало, что мы думаем, что мы движемся по жизни, основываясь на наших собственных решениях, но есть аспект «большей силы», который направляет наши жизнь тоже.Юнг чувствовал, что очень важно соприкоснуться с этим чувством большей силы (Jung, 1959c).

Таким образом, согласно Юнгу, коллективное бессознательное является резервуаром психических ресурсов, общих для всех людей (что-то вроде психологического инстинкта). Эти психические ресурсы, известные как архетипов , передаются из поколения в поколение, но Юнг считал их унаследованными, а не изученными. По мере того как поколение за поколением испытывали подобные явления, формировались архетипические образы.Несмотря на культурные различия, человеческий опыт на протяжении всей истории был во многом схожим.

Важно отметить, что архетипические изображения считаются древними. Юнг назвал архетипов первичными образами, «запечатлевшимися в уме с давних пор» (Jung, 1940). Архетипы были выражены как мифы и басни, некоторым из которых тысячи лет даже в письменной форме. По мере развития вечных символических образов, представляющих архетипы, они, естественно, привлекали и очаровывали людей.По словам Юнга, именно поэтому они оказывают такое глубокое влияние даже сегодня на наши, казалось бы, продвинутые, знающие и научные общества.

Таблица 4.1: Общие архетипы в теории коллективного бессознательного Юнга *
Собственная Интеграция и целостность личности, центр целостности психики; символически представлен, например, мандалой, Христом или полезными животными (такими как Рин Тин Тин и Лесси или индуистский бог обезьян Хануман)
Тень Темные, низшие, эмоциональные и аморальные аспекты психики; символически представлен, e.г., Дьявол (или злой персонаж, например Дракула), драконы, монстры (например, Годзилла)
Anima Странный, призрачный образ идеализированной женщины, хотя и противоречащий мужественности мужчины, вовлекает мужчину в женское (определяемое гендерными ролями) поведение, всегда являющееся сверхъестественным элементом; символически представлен, например, олицетворением ведьм, греческих сирен, роковой женщиной или, в более позитивном смысле, как Дева Мария, романтизированная красавица (например, Елена Троянская) или заветный автомобиль
Анимус Источник смысла и силы для женщин, он может быть самоуверенным, вызывать разногласия и вызывать враждебность по отношению к мужчинам, но также создает способность к размышлениям, размышлениям и самопознанию; символически представлен, e.ж., смерть, убийцы (например, пират Синяя Борода, убивший всех своих жен), банда преступников, заколдованный принц (например, чудовище в «Красавице и чудовище») или романтический актер (например, Рудольф Валентино. )
Персона Защитный чехол или маска, которую мы дарим миру, чтобы произвести особое впечатление и скрыть наше внутреннее «я»; символически представлен, например, пальто или мантией
Герой Тот, кто побеждает зло, разрушение и смерть, часто рождается чудесным, но смиренным образом; символически представлен, e.г., ангелы, Христос Искупитель или богочеловек (например, Геракл)
Мудрый старик Обычно олицетворение личности, связанное со святыми, мудрецами и пророками; символически представлен как, например, волшебник Мерлин или индийский гуру
Трикстер Детский персонаж с ярко выраженными физическими аппетитами, ищет только удовлетворения и может быть жестоким и бесчувственным; символически представлены, например, животными (такими как

Братец Кролик, Уайл Э.Койот или, часто, обезьяны) или озорной бог (например, скандинавский бог Локи)

Тень

Юнг описал shadow по-разному. Иногда юнгианскую психологию называют теневой психологией. Одним из способов описания тени Юнгом было (Jung, 1940, 1959c), что тень охватывает желания и чувства, неприемлемые для общества или сознательной психики. Это может включать агрессию, похоть и другие аспекты человека, которые им менее комфортно показывать другим.С усилием тень может быть в некоторой степени ассимилирована с сознательной личностью, но ее части очень устойчивы к моральному контролю. Части тени обладают надличностной силой, превосходящей то, что большинство людей может себе представить. «Большинство людей, — подумал Юнг, — не пытаются осознавать свою тень». И все же тень обладала огромной творческой силой. В результате того, что мы не соприкасаемся с теневыми аспектами нашей психики, мы склонны проецировать эти мысли, чувства или эмоции на других людей.Проецируя на других людей и не отождествляя себя с ними, говоря «это я, который действует таким образом и чувствует эти вещи», тень может начать жить собственной жизнью и заставить нас больше не подходить к ситуациям реалистично. Мы также теряем творческий потенциал, содержащийся в образах и энергиях тени. Например, если мы подавляем «похоть» и сексуальные желания, мы теряем страсть к жизни. Терапия Юнга пыталась помочь людям интегрировать свои теневые аспекты творческим, а не разрушительным образом.Похоть и сексуальные желания связаны с сексом, но они также могут быть связаны со страстью и творчеством в более широкой жизни человека.

Связи между культурами: символизм во времени и во всем мире

Ближе к концу жизни Юнга его попросили написать книгу, которая могла бы сделать его теории более доступными для обычных читателей. Юнг сначала отказался, но затем ему приснился интересный сон, когда он получил совет от своей бессознательной психики, что он должен пересмотреть свой отказ:

… Ему приснилось, что вместо того, чтобы сидеть в своем кабинете и разговаривать с великими докторами и психиатрами, которые обращались к нему со всего мира, он стоял в общественном месте и обращался к множеству людей, которые слушали с пристальным вниманием и пониманием того, что он сказал… (стр.10; Джон Фримен, во введении к книге «Человек и его символы», Юнг и др., 1964 г.)

Затем Юнг согласился написать книгу, которая стала известна как «Человек и его символы», но только в том случае, если он сможет вручную выбрать соавторов, которые помогут ему. Юнг контролировал каждый аспект книги, которая была почти закончена, когда он умер. Написанная специально для того, чтобы ее могла легко понять широкая аудитория, книга представляет удивительно широкий спектр символики из искусства, археологии, мифов и анализа в контексте теорий Юнга.Многие символы были представлены в снах, и символические сны являются основным средством, с помощью которого наша бессознательная психика общается с нашей сознательной психикой или эго. Удивительно видеть, насколько подобным был подобный символизм во все времена и в разных культурах, даже несмотря на то, что каждый отдельный пример уникален для человека, мечтающего или открыто выражающего себя.

Согласно Юнгу, символы — это термины, имена, изображения и т. Д., Которые могут быть знакомы в повседневной жизни, но как символы они представляют что-то смутное и неизвестное, они приобретают значение, скрытое от нас.В частности, они представляют собой нечто в нашей бессознательной психике, что никогда не может быть полностью объяснено. Изучение значения не откроет секретов символа, потому что его значение не имеет смысла. Юнг предполагает, что это не должно казаться странным, поскольку нет ничего, что мы воспринимаем полностью. Наше зрение ограничено, как и наш слух. Даже когда мы используем инструменты для улучшения наших чувств, мы все равно только лучше видим или лучше слышим. Мы не понимаем истинную природу визуальных объектов или звуков, мы только воспринимаем их по-разному, в пределах нашего психического царства, в отличие от их физической реальности.И все же символы, созданные нашей бессознательной психикой, очень важны, поскольку бессознательное составляет по крайней мере половину нашего существа и бесконечно шире, чем наша сознательная психика (Jung et al., 1964).

Юнг считал, что символы, созданные во сне, имеют более глубокое значение, чем признавал Фрейд. Фрейд считал, что сны просто представляют бессознательные аспекты психики. Юнг, однако, считал, что сны представляют собой отдельную психику, обширную и древнюю психику, связанную со всей историей человечества (коллективное бессознательное).Следовательно, сны могут рассказывать собственную историю, например, сон Юнга, побуждающий его написать книгу для простой аудитории. Таким образом, его сон не отражал некоего основного невроза, связанного с детской травмой, а скорее, его бессознательная психика подталкивала его вперед, к своего рода целостности «я», делая его теории более доступными для тех, кто недостаточно образован в широком смысле этого слова. множество сложных тем, которые обычно встречаются в трудах Юнга. В силу тех же рассуждений Юнг считал сны весьма личными.Их нельзя интерпретировать с помощью руководств по сновидениям, поскольку ни один объект не имеет фиксированного символического значения.

Но что делает символизм в сновидениях, а также в повседневной жизни наиболее увлекательным, так это то, насколько он распространен во всем мире, как в древние времена, так и в наши дни. В своем исследовании символов и архетипов Юнг и его коллеги предлагают наглядные примеры из: Египта, Англии, Японии, Конго, Тибета, Германии, Бельгии, США, Бали, Гаити, Греции, Швейцарии, Испании, Италии, Камеруна, Ява, Франция, Кения, Индия, Швеция, Россия, Польша, Австралия, Китай, Венгрия, Малайзия, Борнео, Финляндия, Нидерланды, Родезия, Израиль, Саудовская Аравия, Шотландия, Ирландия, Бразилия, Монако, Бирма, Боливия, Камбоджа, Дания, Македония и Перу, а также представители культур майя, кельтов, вавилонян, персов, навахо и хайду.Есть также много библейских ссылок. Можно с уверенностью сказать, что никто другой в истории психологии не продемонстрировал так ясно кросс-культурную реальность своей теории, как в случае с Карлом Юнгом.

Конечно, как и в сновидениях, многие из этих символов уникальны для той культуры, в которой они возникли. Следовательно, психотерапевту требуется большая подготовка и опыт, чтобы работать с пациентами из разных культур. Тем не менее, паттерны представляют одни и те же базовые концепции, такие как «я», тень, анима, анимус, герой и т. Д.После признания в их культурном контексте у аналитика будет отправная точка, с которой он может начать работать со своим пациентом, или художник поймет, как повлиять на свою аудиторию. Одним из важных видов искусства, которое в значительной степени зависит от культурных образов и сигналов, является реклама. Культурные различия могут создавать проблемы для компаний, проводящих глобальные маркетинговые кампании. Теория Юнга предполагает, что сходства в том, как мы реагируем на определенные архетипические темы, должны быть одинаковыми в разных странах, но, конечно, сами образы должны быть узнаваемыми, и мы все еще можем быть далеки от понимания этих основных образов:

… Наше действительное знание бессознательного показывает, что это естественное явление и, как и сама Природа, по крайней мере нейтрально.Он включает в себя все аспекты человеческой натуры — светлые и темные, красивые и уродливые, добрые и злые, глубокие и глупые. Изучение индивидуального, а также коллективного символизма — огромная задача, которая еще не решена. (стр.103; Юнг и др., 1964)

Типы личности

Одна из наиболее практичных теорий Юнга, оказавшая большое влияние, — это его работа о типах личности. Юнг провел обширный обзор доступной литературы о типах личности, включая точки зрения древних брахманических концепций, взятых из индийских Вед (см. Ниже), и типы, описанные американским психологом Уильямом Джеймсом.В соответствии с одной из любимых тем Юнга, Джеймс подчеркивал противоположные пары как характеристики своего типа личности, такие как рационализм против эмпиризма, идеализм против материализма или оптимизм против пессимизма (см. Jung, 1971). Основываясь на своих исследованиях и клиническом опыте, Юнг предложил систему типов личности, основанную на типах установок и типах функций (чаще называемых просто установками и функциями). Еще раз, отношения и функции основаны на противоположных способах взаимодействия с окружающей средой.

Два типа отношения основаны на ориентации человека на внешние объекты (включая других людей). Интроверт намерен отбирать либидо (энергию) от объектов, как если бы гарантировать, что объект не может иметь власти над человеком. Напротив, экстраверт расширяет либидо по направлению к объекту, устанавливая активные отношения. Юнг считал интровертов и экстравертов обычным явлением среди всех групп людей из всех слоев общества. Сегодня большинство психологов признают, что у этих темпераментов есть явный генетический компонент (Kagan, 1984, 1994; Kagan, Kearsley, & Zelazo 1978), предположение также было предложено Юнгом (Jung, 1971).

Четыре функции Юнга описывают способы, которыми мы ориентируемся во внешней среде с учетом нашей основной тенденции к интроверсии или экстраверсии. Первая противоположная пара функций — мышление и чувство. Мышление включает в себя интеллект, оно говорит вам, что такое вещь, тогда как чувство основано на ценностях, оно говорит о том, что вещь для вас стоит. Например, если вы пытаетесь выбрать классы для своего следующего семестра в колледже, возможно, вам нужно выбрать между обязательным общеобразовательным курсом в отличие от лично интересного курса, такого как «Первая помощь в медицине» или «Дизайн интерьера».Если вы в первую очередь руководствуетесь мышлением, вы, вероятно, выберете курс, отвечающий требованиям, но если вы руководствуетесь чувством, вы можете выбрать курс, который удовлетворяет ваши непосредственные интересы. Вторая противоположная пара функций — ощущение против интуиции. Ощущение описывает внимание к реальности вашего внешнего окружения, оно говорит вам, что что-то есть. Напротив, интуиция включает в себя чувство времени и допускает догадки. Интуиция может показаться загадочной, и Юнг открыто признает, что он особенно мистичен, но предлагает интересный взгляд на этот вопрос:

… Интуиция — это функция, с помощью которой вы видите скругленные углы, чего вы действительно не можете сделать; тем не менее, этот парень сделает это за вас, и вы ему доверяете.Это функция, которой вы обычно не пользуетесь, если вы живете обычной жизнью в четырех стенах и выполняете обычную рутинную работу. Но если вы находитесь на фондовой бирже или в Центральной Африке, вы будете использовать свою интуицию как угодно. Вы не можете, например, подсчитать, повернете ли вы за угол в кустах, встретите ли вы носорога или тигра, но у вас появляется предчувствие, и это, возможно, спасет вам жизнь… (стр. 14; Jung, 1968)

Два отношения и четыре функции вместе образуют восемь типов личности.Юнг описал так называемый крест функций, в котором на эго в центре влияют пары функций (Jung, 1968). Учитывая, является ли установка эго преимущественно интровертной или экстравертной, можно также предложить параллельную пару крестов. Теория Юнга о типах личности оказалась весьма влиятельной и привела к разработке двух хорошо известных и очень популярных инструментов, используемых для измерения типа личности, чтобы затем можно было принимать обоснованные решения относительно выбора в реальной жизни.

В 1923 году Кэтрин Бриггс и ее дочь Изабель Бриггс Майерс узнали о типах личности Юнга и очень заинтересовались его теорией. Проведя 20 лет, наблюдая за людьми разных типов, они добавили еще одну пару факторов, основанных на предпочтении человека либо более структурированного образа жизни, называемого оценкой, либо более гибкого или адаптируемого образа жизни, называемого восприятием. По словам Бриггса и Майерса, теперь существует шестнадцать возможных типов личности.В 1940-х годах Изабель Майерс начала разработку индикатора типа Майерс-Бриггс (MBTI), чтобы помочь людям узнать о своем типе личности. Чтобы привести лишь один пример профиля MBTI, экстравертированного человека, который предпочитает ощущать, думать и судить (обозначенного инициалами ESTJ), можно охарактеризовать так: «Практичный, реалистичный, прозаичный. Решительны, быстро переходят к реализации решений. Организуйте проекты и людей, чтобы добиться результатов… Настойчиво реализовывать свои планы »(Myers, 1993; Myers & McCaulley, 1985; см. Также веб-сайт Myers & Briggs Foundation по адресу www.myersbriggs.org). Хотя в Интернете относительно легко найти быстрые тесты или варианты MBTI, если кто-то планирует принимать какие-либо значимые решения на основе своего типа личности, ему следует проконсультироваться с обученным администратором MBTI. Какое решение можно принять? MBTI стал популярным инструментом для анализа выбора карьеры и взаимоотношений на рабочем месте. Доступен ряд популярных книг, таких как «Делай то, что ты есть» (Tieger & Barron-Tieger, 2001) и Type Talk at Work (Kroeger, Thuesen, & Rutledge, 2002), которые предоставляют информацию, предназначенную для того, чтобы помочь людям выбрать удовлетворительную карьеру и быть успешным в сложных рабочих условиях.Помимо использования в профориентации, MBTI использовался в индивидуальном консультировании, консультировании по вопросам брака и в образовательных учреждениях (Myers, 1993; Myers & McCaulley, 1985; Myers & Myers, 1980).

Развитие личности

Юнг считал, что «конечная цель и самое сильное желание каждого человека заключаются в развитии полноты человеческого существования, которое называется личностью» (Jung, 1940). Однако он посетовал на ошибочные попытки общества приучить детей к их личностям.Он не только сомневался в способностях среднего родителя или среднего учителя вести детей через развитие личности ребенка с учетом их личных ограничений, но и считал ошибкой ожидать, что дети будут вести себя как молодые взрослые:

Лучше всего не относить к детям высокий идеал образования к личности. Ибо то, что обычно понимается под личностью, а именно определенно сформированное, психическое изобилие, способное сопротивляться и наделенное энергией, является идеалом взрослого … Ни одна личность не проявляется без определенности, полноты и зрелости.Эти три характеристики не подходят и не должны подходить ребенку, поскольку они лишили бы его детства. (стр. 284-285; Юнг, 1940)

Это не означает, что детство — просто беззаботное время для детей:

Никто не станет отрицать или даже недооценивать важность детских лет; тяжелые травмы, часто длящиеся всю жизнь, вызванные бессмысленным воспитанием дома и в школе, слишком очевидны, а потребность в разумных педагогических методах слишком остра … Но кто воспитывает детей в личности? В первую очередь, у нас есть обычные, некомпетентные родители, которые часто сами, всю свою жизнь, частично или полностью дети.(стр.282; Юнг, 1940)

Итак, если детство — критическое время, но большинство взрослых никогда не вырастают сами, какую надежду на будущее видит Юнг? Ответ можно найти в среднем возрасте. Согласно Юнгу, средние годы жизни — это «время высочайшего психологического значения» и «момент величайшего раскрытия» в жизни человека (цит. По: Jacobi & Hull, 1970). В соответствии с древней традицией ведических этапов жизни, восходящей к индуистской и индийской культуре, ранние этапы жизни связаны с образованием, развитием карьеры, созданием семьи и служением своей надлежащей роли в обществе:

Человек преследует две цели: первая — цель природы, рождение детей и вся деятельность по защите выводка; к этому периоду относится обретение денег и социального положения.Когда эта цель достигнута, начинается другая фаза, а именно фаза культуры. Для достижения первой цели у нас есть помощь природы и, более того, образование; но мало или совсем ничего не помогает нам в достижении последней цели… (стр. 125; Юнг, цит. по: Jacobi & Hull, 1970)

Так где же искать ответы на жизнь? Очевидно, что на этот вопрос нет простого ответа, или, скорее, ответов на него много. Некоторые ищут духовные ответы, например, медитируют или занимаются благотворительностью.Некоторые посвящают себя детям и внукам, другие занимаются садоводством, рисованием или обработкой дерева. Ответ для любого конкретного человека основан на индивидуализации этого человека.

Индивидуация — это процесс, с помощью которого человек фактически становится «индивидуумом», отличающимся от всех других людей. Его не следует путать с эго или сознательной психикой, поскольку оно включает в себя аспекты личного бессознательного, находящегося под влиянием коллективного бессознательного.Юнг также описал индивидуацию как процесс, посредством которого человек становится «цельной» личностью. В некоторой степени этот процесс уводит человека от общества к тому, чтобы быть просто индивидуальностью. Однако, имея в виду коллективное бессознательное, Юнг считал, что индивидуация ведет к более интенсивным и широким коллективным отношениям, а не к изоляции. Это то, что подразумевается под целостным человеком, тем, кто успешно интегрирует сознательную психику или эго с бессознательной психикой.Юнг также обращается к восточным подходам, таким как медитация, как к ошибочным попыткам овладеть бессознательным. Целью индивидуации является целостность, целостность эго, бессознательной психики и сообщества (Jung, 1940, 1971):

Теория личности в реальной жизни: синхронность — совпадение или опыт мистической духовности?

Многие люди глубоко религиозны, и многие другие считают себя такими же глубоко духовными, хотя и не связаны с какой-либо конкретной религией.Какими бы важными ни были религия и духовность в жизни многих людей, психология старалась избегать этих тем, прежде всего потому, что они не поддаются научному исследованию. Юнг определенно не избегал этих тем и изучал широкий круг духовных тем. Например, он написал предисловие к переводу Рихарда Вильгельма И Цзин (Wilhelm, 1950), он написал психологический комментарий к переводу Тибетской книги Великого освобождения (Evans-Wentz & Jung, 1954), он обсуждал психологию зла в «Ответе Иову» (Jung, 1954), он подробно писал о гностических традициях (см. Segal, 1992), и один из томов его собрания сочинений называется «Психология и религия: Запад и Восток» (Jung, 1958).В дополнение к своим разнообразным духовным интересам Юнг заинтересовался психологическими явлениями, которые нельзя было объяснить с научной точки зрения. Такие явления не обязательно требуют духовного объяснения, но из-за отсутствия какого-либо другого способа объяснить их часто думают в духовных терминах. Одна из таких тем — синхронность.

Юнг использует термин синхронность , чтобы описать «совпадение во времени двух или более причинно не связанных событий, имеющих одинаковое или похожее значение» (Jung & Pauli, 1955).В частности, это относится к одновременному возникновению определенного психического состояния с одним или несколькими внешними событиями, которые имеют значительную параллель с текущим опытом или состоянием ума. Юнг писал, что он был поражен тем, сколько людей испытали синхронность.

Прежде чем отвергать синхронность как ненаучную, имейте в виду обстоятельства, которые привели Юнга к этой теории. Помимо личного знакомства с Вольфгангом Паули, Юнг также знал Нильса Бора и Альберта Эйнштейна (оба, как и Паули, получили Нобелевскую премию по физике).Хотя эти люди считаются одними из величайших ученых современности, Эйнштейн, возможно, величайшим, рассмотрите некоторые из их теорий. Например, Эйнштейн предположил, что время — это не время, оно относительное, за исключением скорости света, которая сама по себе всегда постоянна. В последние годы физики-экспериментаторы превысили скорость света, нарушили принцип неопределенности Гейзенберга (который, по определению, нельзя было нарушить) и предположили, что возможно получить что-то более холодное, чем абсолютный ноль.Как мы можем принять то, что нельзя наблюдать или доказать, как научное, отвергая при этом то, что Юнг и многие другие наблюдали снова и снова? Юнга впечатлила возможность расщепления атомов, и он задавался вопросом, возможно ли такое с психикой. Поскольку физика подсказывала новые странные возможности, Юнг возлагал такую ​​же надежду на человечество (Progoff, 1973).

Независимо от того, подтверждаются ли когда-нибудь самые странные теории Юнга верными или ошибочными, они, по крайней мере, дают возможность для интересных дискуссий! Также случилось так, что есть еще один известный человек в истории психологии, который испытал синхронность и который рассказывал о многих из ее пациентов, переживших внетелесный и околосмертный опыт: Элизабет Кублер-Росс.В своей книге «Дети и смерть» (Kubler-Ross, 1983) Кублер-Росс описывает даже более серьезные опасения, чем Юнг, по поводу обсуждения этой темы, но, как и в случае с Юнгом, она также встретила много-много пациентов, у которых были такие переживания:

… Меня называли всевозможными именами, от Антихриста до самого сатаны; Меня клеймили, оскорбляли и осуждали иным образом … Но невозможно игнорировать тысячи историй, которыми пациенты — как дети, так и взрослые — поделились со мной.Эти озарения нельзя объяснить научным языком. Слушая этот опыт и сам делясь многими из них, мне показалось бы лицемерным и нечестным не упоминать о них в моих лекциях и семинарах. Итак, я поделился всем, что я узнал от своих пациентов за последние два десятилетия, и я намерен делать это и дальше. (стр.106; Kubler-Ross, 1983)

Вопрос для обсуждения: Юнг изучал и писал на такие разные темы, как алхимия, астрология, летающие тарелки, экстрасенсорное восприятие, пророчества Нострадамуса и синхронность.Не мешает ли вам поверить какой-либо из его теорий? Если вы не верите ни в одну из этих тем, можете ли вы найти ценность в других теориях, предложенных Юнгом?

Последнее замечание о Карле Юнге

Может быть сложно рассматривать работу Юнга как психологическую. Возможно, он с большей готовностью поддается изучению гуманитарных наук с элементами средневековой псевдонауки, азиатской культуры и местных религий (разумеется, странное сочетание).С такими названиями, как Aion: Исследования феноменологии Самости (Jung, 1959c) и Mysterium Conjunctionis: Исследование разделения и синтеза психических противоположностей в алхимии (Jung, 1970), Юнг не совсем доступен без широкого диапазона знания в областях, отличных от психологии. Алхимия представляла особый интерес для Юнга, но не с точки зрения превращения неблагородных металлов в золото (алхимия — это странная смесь духовности и химии). Скорее, Юнг считал, что психология может найти свою основу в алхимии и что именно коллективное бессознательное возникло в продолжающихся человеческих усилиях понять природу материи (Jaffe, 1979; Jung, 1961; Wehr, 1989).Он даже зашел так далеко, что написал о летающих тарелках, астрологических временах и пророчествах Нострадамуса (Jung, 1959c; Storr, 1983).

И все же Юнг затронул некоторые очень важные и интересные темы психологии. Его теория психологических типов отражена в описаниях черт личности и соответствующих тестах черт, таких как 16-PF Кеттелла и MMPI. То значение, которое Юнг придавал среднему возрасту и последующему возрасту, основанному в основном на древних ведических стадиях жизни, предполагает, что человек не обречен на негативную альтернативу в заключительном психосоциальном кризисе Эриксона.Таким образом, личные интересы Юнга и его карьера в целом находились на грани сюрреализма и практичности. Он всегда мог быть наиболее известен своими личными отношениями с Фрейдом, какими бы краткими они ни были, но смешение восточной и западной мысли становится все более распространенным в психологии. Так что, возможно, сам Юнг станет более доступным для области психологии, и мы можем найти много интересного в его любопытном подходе к психодинамической теории.

Видео 2: Лицом к лицу с Карлом Юнгом в 1959 году

Словарь

Коллективное бессознательное , таинственный резервуар психологических конструкций, общих для всех людей.Юнг считал, что это часть бессознательного разума, происходящая из памяти и опыта предков и общая для всего человечества, в отличие от личного бессознательного человека.

Динамическая психическая энергия: Идея Юнга о том, что наша личность пытается уравновесить себя. Это достигается за счет противостояния частей. Например, наличие «агрессивной» части внутри себя и «пассивной» части внутри нас в конечном итоге приведет к развитию уравновешенного «я», которое не будет слишком агрессивным и не слишком пассивным.Знакомство с разными или противоположными частями себя и мира — вот путь, по которому наша личность выросла «цельным», и мы стали мудрыми и хорошо развитыми людьми.

Архетипы: Карл Юнг понимал архетипы как универсальные, архаичные паттерны и образы, происходящие из коллективного бессознательного. Это унаследованные потенциалы, которые актуализируются, когда они входят в сознание в виде образов или проявляются в поведении при взаимодействии с внешним миром. Архетипы — это модели поведения, которые проявляются, например, определенным образом, например, у человека типа «герой» или человека типа «воин».Эти потенциальные модели поведения являются унаследованными моделями, которые по-разному проявляются в разных культурах мира, но имеют общие модели в разных культурах.

Сложный: кластеров эмоций, возникающих на основе прошлого опыта и ассоциаций, например тех, которые приводят к определенному отношению к отцу или другим отцовским фигурам. Подобно схеме в современной когнитивной психологии. Когда эти группы эмоций активированы, они могут быть настолько сильными, что человек чувствует себя «одержимым» сильными эмоциями, связанными с темой.Юнг, однако, мы должны знать наши комплексы и то, как они активируются, чтобы под давлением эти комплексы не овладели нами.

Анализ сновидений: Акт анализа символов сновидений и их значений. Анализ сновидений можно проводить по-разному, и Юнг имел особое представление о том, как проводить анализ сновидений. По мнению Юнга, сны пытались передать нам информацию. Юнг считал, что сны могут направлять наше будущее поведение из-за их глубокого отношения к прошлому и их глубокого влияния на нашу сознательную ментальную жизнь.Юнг говорил с пациентами об их снах и слушал несколько снов, чтобы помочь пациентам понять, чему символы пытались научить. В целом Юнг полагал, что сны пытались научить нас быть более целостными и более полно понимать части нашей личности.

Тело сновидения: идея о том, что телесные симптомы, а также сны пытаются донести до нашего сознания психическую информацию. Сны и телесные симптомы отражают или отражают аналогичную информацию. Говоря об информации о симптомах нашего тела, мы придем к информации, аналогичной той, о которой мы мечтали.

Shadow: Юнг описал тень как желания и чувства, неприемлемые для общества или сознательной психики. Люди часто пытаются скрыть свою тень или спроецировать ее на других. Юнг считал, что люди должны попытаться узнать свою тень, чтобы она не разрушила их жизни или других людей. Примером может служить «вожделение» или «жадность», когда человек продолжает испытывать сильную сексуальную похоть или финансовую жадность, но отрицает это. Если они слишком сильно отрицают это, энергия похоти или жадности действует сама по себе в их психике и может заставить их иметь деструктивные или странные сексуальные границы или деструктивное странное финансовое поведение.Отрицание тени также создало репрессированных людей, которые не могли полностью выразить себя и были склонны обвинять других. По сути, Юнг хотел, чтобы люди знали все части себя.

Индивидуация — это процесс, с помощью которого человек фактически становится «индивидуумом», отличающимся от всех других людей. Юнг также описал индивидуацию как процесс, посредством которого человек становится «цельной» личностью.

Синхронность: Юнг использует термин синхронность для описания «совпадения во времени двух или более причинно несвязанных событий, имеющих одинаковое или похожее значение»

Ссылки, см. В разделе «Ссылки» в конце этой книги Pressbooks, где приведены ссылки для глав 5 и 6.

Эта глава представляет собой отредактированную и адаптированную версию лицензированной Creative Commons книги под названием: Теория личности в культурном контексте Марка Келланда (2015). Авторы оригинала не несут ответственности за содержание этой отредактированной и адаптированной главы. Оригинальные главы книги можно найти здесь:

Creative Commons Attribution Некоммерческое использование ShareAlike

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.