Арт терапия групповая и индивидуальная: Групповая арт терапия

Содержание

Групповая арт терапия

Пройдите опрос и узнайте, чем Вам может помочь арт-терапия


Приступить к тесту

Если Вы ответили «Да» хотя бы на один вопрос, то Вам точно подходит арт-терапия

Групповая арт терапия – одна из наиболее эффективных форм проведения занятий с детьми и взрослыми. Соблюдая определенные условия опытный арт терапевт может сделать занятия не только успешными, но и интересными для своих подопечных.

Групповая арт терапия отличается от индивидуальных занятий по стоящим перед терапевтом целям и задачам. Во многом различаются и приемы работы, сама процедура проведения.

Оптимальный вариант работы – сочетание групповой и индивидуальной работы, так как некоторые задачи возможно решить лишь оставшись с клиентом один на один.

Групповое занятие в большинстве случаев направлено на преодоление проблем в общении со сверстниками. В ходе такого занятия клиенты учатся отстаивать свою точку зрения, слышать и слушать других, учитывая и их мнение, быть активным и другим социально важным навыкам.

групповая арт терапия

 

Чередуя индивидуальные занятия с групповой работой можно достигнуть отличных  результатов, помочь ребенку наладить взаимоотношения с окружающим миром.

Стандартная продолжительность занятий не зависит от формы работы и составляет 30-80 минут. Встречи проводятся не чаще 1 раза в неделю.

А вот продолжительность курса определяется индивидуально, в зависимости от того, с какой проблемой пришел клиент к арт терапевту. Минимально необходимая продолжительность – 3 недели, а максимальный курс – 3 месяца.

Как строится работа арт терапевта с группой

Групповая работа осложняется тем, что часто люди, имеющие проблемы во взаимоотношениях с окружающим миром, начинают конфликтовать и на занятиях. Задача специалиста – сдружить, сплотить коллектив, чтобы проводимая работа давала хорошие результаты.

Обычно участникам группового занятия предлагаются следующие задания:

– создание совместного группового рисунка или фрески;

– совместное занятие танцем, музыкой;

– парная разработка фотографии и прочие.

Построение работы зависит от того, какие цели преследуются профессионалом. В зависимости от целей выбирается и вариант задания.

Создание совместного рисунка может проводиться разными способами. Один из возможных вариантов – предложить участникам занятия по очереди дорисовывать рисунок, висящий на стене.  А вот на лежащем на полу листе рисовать могут все участники одновременно.

Такое занятие позволяет узнать об интересах группы и о том, какие позиции занимает каждый её член. Групповой рисунок  – хорошая форма диагностики отношений, отличный вариант для решения конфликтных ситуаций.

В ходе работы участники группы развивают коммуникативные навыки, эмоциональный интеллект. Решаются в ходе работы и коррекционные задачи, среди которых можно особо выделить проигрывание моделей поведения и пересмотр позиции.

Работа арт терапевта с группой

Задача координирующего работу профессионала наблюдать за тем, какая у рисунка цветовая палитра, насколько слаженно работают участники, разрознены или обобщены все предметы рисунка, есть ли линии связи.

В большинстве случаев время на работу четко оговаривается до начала работы, а тема устанавливается руководителем.  Однако, в некоторых случаях возможно рисование без темы.

Создания общего рисунка без темы стоит избегать при работе с тревожными детьми и взрослыми. Грамотно выбранная тема способствует сплочению группы, защите личного пространства каждого её участника, преодолению конфликтов.

Другие варианты групповой арт терапии

Еще один распространенный вариант построения группового занятия – музыкальная терапия. Участники группы могут пассивно прослушивать музыку, рассказывая о возникающих образах. Активная терапия музыкой подразумевает выражение своего состояния через музыкальную импровизацию.

Активная музыкальная терапия часто вызывает недоумение у клиента, однако важно донести, что умение играть на инструментах не имеет никакого значения, важна лишь манера выражения собственного Я. Однако необходимо пояснить, что инструмент требует бережного отношения.

Его можно использовать нетрадиционно, но не причиняя вреда. Инструмент участники занятия могут принести и из дома сами. Основная задача арт терапевта, проводящего занятие подобного рода – организация творческого процесса.

В целях самовыражения участников группы можно проводить занятия по совместному звучанию, а для эмоциональной разрядки лучше выбрать технику «музыкально-драматические картинки».

Еще один вариант группового занятия – аутентичные движения участников. Такое занятие снимает имеющиеся зажимы, помогает преодолеть агрессивные проявления.  Работа строится в парах, где один двигается с закрытыми глазами, а другой создает напарнику ощущение безопасности.

Разновидности групповой арт терапия

Использовать для группового занятия можно маски, куклы, а так же и возможности фотографии. Фототерапия способствует принятию себя. Варианты проведения занятий в таком случае могут быть совершенно разными, все зависит от того, какие проблемы возникают у участников группы.

Хотите стать специалистом в данной области? Хотите освоить новые знания и техники, которые позволят зарабатывать хорошие деньги (арт-терапевтическая группа является надежным способом заработка)?

Тогда приглашаем Вас принять участие в нашей программе “Основы арт-терапии в консультировании и групповой работе“.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Курс включает в себя видеопрезентации и множество практических заданий. Наши преподаватели заботятся о том, чтобы действительно каждый участник в полной мере понял материал и овладел необходимыми навыками.

Все прошедшие обучение получат официальные документы о повышении квалификации, которые дадут вам возможность использовать арт-терапию в вашей работе

Психологический центр обучения Оранжевое солнце

Разновидности групповой арт терапия

Тэги: Групповая арт терапия

Арт-техники в индивидуальной и групповой работе

Арт-техники в индивидуальной и групповой работе

1. Сущность консультативного процесса в современных подходах арт-терапии

Арт-терапия — это метод лечения посредством художественного творчества [2].

Арт-терапия — один из самых мягких и в то же время глубоких методов в арсенале психологов и психотерапевтов. Арт-терапия не имеет ограничений и противопоказаний, всегда ресурсна и используется практически во всех направлениях психотерапии, в педагогике, в социальной работе и бизнесе.

Метод арт-терапии можно отнести к наиболее древним и естественным формам коррекции эмоциональных состояний, которым многие люди пользуются самостоятельно — чтобы снять накопленное психическое напряжение, успокоиться, сосредоточиться. Любой человек способен выразить себя, свои чувства и свое состояние мелодией, звуком, движением, рисунком.

Слово «арт-терапия» (art therapy) стало впервые использоваться в 1940 гг. в англоязычных странах такими авторами, как М. Наумбург и А. Хилл для обозначения тех форм клинической практики, в рамках которых психологическое «сопровождение» клиентов с эмоциональными, психическими и физическими нарушениями осуществлялось в ходе их занятий изобразительным творчеством с целью их лечения и реабилитации [1].

Большинство отечественных авторов, использующих понятие арт-терапии, следуют принятому в международной литературе определению и рассматривают ее как одну из форм психотерапевтической практики, основанную на использовании пациентами визуальных, пластических средств самовыражения в контексте психотерапевтических отношений (Бурно, 1989; Каравасарский, 2000; Копытин, 1999, 2001, 2002а; Никольская, 2005; Хайкин, 1992) [3].

Суть консультативного процесса в арт-терапии сводится к тому, что арт-терапевты создают для клиента безопасную среду, каковой могут являться кабинет или студия, и обеспечивают его различными изобразительными материалами — красками, глиной и т. д., находясь рядом с ним в процессе его изобразительной работы. Клиенты могут использовать предоставленные им материалы по своему желанию, стремясь в присутствии арт-терапевта выразить в изобразительной работе свои мысли и чувства. Арт-терапевт побуждает клиента к взаимодействию с изобразительными материалами, благодаря чему арт-терапевтический процесс представляет собой одну из форм диалога.

Арт-терапия, так же как и любой иной вид психотерапии, направлена на осознание неосознаваемого психического материала — этому способствует богатство художественных символов и метафор. Арт-терапевты должны глубоко понимать особенности процесса изобразительного творчества, обладать профессиональными навыками невербальной, символической коммуникации и стремиться создавать для пациента такую рабочую среду, в которой он мог бы чувствовать себя достаточно защищенным для того, чтобы выражать сильные переживания. Эстетические стандарты в контексте арт-терапии не имеют большого значения.

По мнению руководителя программы арт-терапевтического образования, профессора Лондонского Университета и почетного президента Британской ассоциации арт-терапевтов Д. Уоллер, арт-терапия основана на представлениях о том, что создание и восприятие визуальных образов является важным аспектом познавательной деятельности человека; что изобразительное творчество в присутствии специалиста позволяет клиенту актуализировать и выразить как ранние, так и актуальные в контексте «здесь-и-сейчас» осознаваемые и неосознаваемые чувства и потребности, в том числе те, выражение которых с помощью слов слишком сложно; и, наконец, что визуальный образ является средством коммуникации между психотерапевтом и клиентом [5].

Арт-терапевты констатируют, что в процессе арт-терапии депрессивная личность воссоздаёт в творчестве то, что ей кажется разрушенным, шизоидная — ищет скрытый смысл в предметах, а не в отношениях с людьми, обессивная защищается в творчестве от навязчивостей.

В структуре арт-терапевтического занятия выделяются две основные части

— невербальная, творческая, неструктурированная часть. Основное средство самовыражения — изобразительная деятельность (рисунок, живопись). Используются разнообразные механизмы невербального самовыражения и визуальной коммуникации (70% сессии).

— вербальная, апперцептивная и формально более структурированная часть. Она предполагает словесное обсуждение, а также интерпретацию нарисованных объектов и возникших ассоциаций. Используются механизмы ербального самовыражения и визуальной коммуникации (30% сессии).

Сферы анализа, то, что имеет значение при анализе творчества:

— как человек себя выражает;

— что он выражает;

— в какой форме;

— как это воздействует на человека или группу [7].

Одно из важных преимуществ арт-терапии в том, что искусство позволяет в скрытой символической форме реконструировать конфликтную травмирующую ситуацию и найти ее разрешение благодаря тому, что творчество — является одной из трансформирующих сил для преодоления страха, тревоги, возникших в связи с внутренним конфликтом. Метод арт-терапии позволяет каждому человеку творить свою жизнь в буквальном смысле слова: лепить счастье, рисовать печаль, писать о конфликтах.

Сам процесс арт-терапии приносит удовольствие, обучает клиентов выражать свои переживания как можно более спонтанно и произвольно. Поэтому арт-терапия с успехом используется при работе с детьми, взрослыми, в индивидуальной и семейной терапии, при решении широкого спектра межличностных и внутриличностных проблем, а также вопросов, касающихся физического здоровья.

Эффективность занятий напрямую зависит от профессионализма арт-терапевта. Он должен не только владеть техниками и приемами тех видов искусств, с которыми работает, но и иметь медицинское, психотерапевтическое или психологическое образование. Художник или танцор, не имеющий таких знаний, не может быть арт-терапевтом, так как он не знаком с причинами и механизмом развития тревожных состояний. Немалое значение для результата арт-терапии имеет и творческая индивидуальность психотерапевта, его эрудиция, гибкость мышления, мобильность.

Таким образом, арт-терапия представляет собой совокупность психологических методов воздействия, применяемых в контексте изобразительной деятельности клиента и психотерапевтических отношений и используемых с целью лечения, психокоррекции, психопрофилактики, реабилитации и тренинга лиц с различными физическими недостатками, эмоциональными и психическими расстройствами, а также представителей групп риска [5].

2. Сравнительный анализ основных методов и техник консультативного процесса в арт-терапии

Для арт-терапевтической работы необходимо иметь широкий выбор различных изобразительных материалов. Наряду с красками, карандашами, восковыми мелками или пастелью часто используются также журналы, цветная бумага, фольга, текстиль, глина, пластилин, специальное тесто — для лепки, песок с миниатюрными фигурками — для «игры с песочницей», дерево и иные материалы. Бумага для рисования должна быть разных форматов и оттенков. Необходимо также иметь кисти разных размеров, губки для закрашивания больших пространств, ножницы, нитки, разные типы клеев, скотч и т.д.

Следует учитывать то, что выбор того или иного материала может быть связан с особенностями состояния и личности клиента, а также с динамикой арт-терапевтического процесса. Клиенту должна быть предоставлена возможность самому выбирать тот или иной материал и средства для изобразительной работы. Как правило, в начале работы клиенты предпочитают пользоваться карандашами, восковыми мелками или фломастерами. Эти средства работы позволяют им хорошо контролировать процесс рисования, что отвечает потребности избегать конфронтации со своими чувствами на начальных этапах работы. Выбор этих средств может быть связан с потребностью в психологической защищённости.

На последующих этапах арт-терапевтического процесса клиенты постепенно осваивают другие материалы, в том числе краски, предоставляющие им большие возможности для выражения разнообразных переживаний и работы с собственными чувствами. Кроме того, краски, смешиваясь и создавая разнообразные оттенки, делают изобразительный процесс менее предсказуемым, сопряжённым с проявлением тонких нюансов эмоциональных состояний и различных аспектов опыта клиента. Когда преодолены защитные тенденции, краски способны вызывать сильный эмоциональный отклик, ощущения радости открытия, стимулировать воображение [2].

Глина, тесто, песок и иные пластические материалы обладают значительными возможностями для выражения сильных переживаний, в том числе чувства гнева. Работа с ними предполагает большую степень физической вовлечённости и мышечной активности, что делает её более «энергоёмкой», затрагивающей психофизиологические процессы. Поэтому при работе с ними нередко может иметь место положительный эффект при психосоматических нарушениях и соматовегетативных проявлениях невротических состояний.

Использование техники коллажа нередко помогает пациентам преодолеть робость, связанную с отсутствием «художественного таланта» и умений. Кроме того, использование уже готовых предметов и изображений для создания из них новой композиции даёт пациентам чувство защищённости, поскольку они не так отождествляют свои переживания с этими предметами и изображениями, как, например, при рисовании. Это обеспечивает им необходимую степень дистанцированности от слишком сильных или деликатных чувств и необходимую степень безопасности при изобразительной работе.

Среди современных средств и направлений в арт-терапии все ярче заявляет о себе относительно новое перспективное направление – оригами — конструирование разнообразных бумажных фигурок путем складывания квадрата без вырезания и склеивания.

Многочисленные исследования свидетельствуют о том, что занятия оригами улучшают качество жизни больных, уменьшают уровень тревожности, помогают забыть боль и горе, повышают самооценку, способствуют налаживанию дружеских отношений, взаимопомощи в коллективе, помогают установить контакт между врачом и пациентом.

Занимаясь оригами, пациент становится участником захватывающего действия — превращения бумажного квадрата в оригинальную фигурку – цветок, коробочку, бабочку, динозавра. Этот процесс напоминает фокус, маленькое представление, что всегда вызывает радостное удивление. Путем последовательного несложного складывания бумаги вдоль геометрических линий получаем модель, которая поражает своей красотой и изменяет в лучшую сторону эмоциональное состояние больного. Возникает желание показать кому-то это чудо, сложить что-то еще. Исчезает чувство изолированности, налаживается общение, в том числе и врача с пациентом, что является особенно важным, если пациент – ребенок [1].

Метод sandplay (дословно — песочная игра) представляет собой одну из необычных техник арт-терапии, во время которой ребенок (а иногда и взрослый) строит собственный мир в миниатюре из песка и небольших фигурок, выражая на песке то, что спонтанно возникает в течение занятия. В процессе работы, ребенок может смешивать песок с водой, если ему необходимо сформировать холмы, горы, или создать различные влажные ландшафты, например, болото. Кроме того, в работе используется множество миниатюрных фигур: людей, животных, деревьев, зданий, автомобилей, мостов, религиозных символов, и еще много другого. Такое множество фигур и материалов необходимо для того, чтобы дать ребенку стимул создавать собственный мир.

Этот метод можно использовать в работе с детьми от трех лет (а также, как один из этапов в работе с подростками и взрослыми), со следующим спектром проблем:

— различные формы нарушений поведения

— сложности во взаимоотношениях со взрослыми (родителями, воспитателями, учителями) и сверстниками

— психосоматические заболевания

— повышенная тревожность, страхи

— сложности, связанные с изменениями в семейной (развод, появление младшего ребенка, и т.д.) и в социальной ситуациях (детский сад, школа)

— неврозы [4].

Многие арт-терапевты используют работу с эффектами. Целью данной работы всегда является углублённое самопознание, освоение новых видов деятельности и способов поведения в неизвестной ситуации, актуализация сильных переживаний, чувств, фантазий и страхов. В этом направлении нет чёткой тематической обусловленности. Приемы пименимы на рабочей стадии группы в условиях сформировавшейся атмосферы доверия и принятия. Эти техники относятся к техникам работы с глубинным бессознательным и используются в контексте аналитической и экзистенциальной арт-терапии. Среди техник этого направления можно выделить следующие: создание объёмной композиции или скульптуры из бумаги, рисунок на мятой или на мокрой бумаге, эксперименты с цветом, использование контрастных цветов и стилей, свободные каракули, монотипии (создание рисунка на стекле и оттиск на бумаге), отпечатки различных предметов, техника раздувания краски, чернильные пятна и бабочки, смешивание красок, рисунок угольными мелками и т.д.[2]

В арт-терапии используются индивидуальные и групповые формы работы. Особенно яркий эффект дает работа в группе. Например, предлагается создание индивидуальных работ в группе, а также создание общей работы. Каждый участник вкладывает в эту работу что-то свое. Многие работы, сделанные из бумаги, композиции из природного материала и другое клиенты уносят с собой домой, показывают своим родственникам и знакомым, стремятся обучить их тому, что научились сами.

При групповой работе с детьми арт-терапевты используют особые приемы вербальной и невербальной обратной связи, включая адаптированные к особенностям детской психики интерпретации. Так, например, в ходе работы с группой ведущий может комментировать действия и изобразительную продукцию участников занятий. Такие комментарии могут включать не только «отзеркаливания», но и использование простейших пояснений того, почему ребенок это рисует или делает, или какие переживания он при этом может испытывать. Использовать этот прием психотерапевт должен, однако, с большой осторожностью, чтобы не навязать детям собственных чувств.

Поскольку абстрактное мышление у детей развито слабо, арт-терапевт комментирует их действия и рисунки как можно проще и конкретнее. С учетом недостаточной способности детей к саморефлексии арт-терапевт избегает психологических определений. При использовании интерпретаций арт-терапевт также может пользоваться метафорами.

Ценность адаптированных к особенностям детского восприятия интерпретаций заключается в том, что они ведут к развитию у детей способности к пониманию и словесному выражению своих чувств и потребностей, осознанию мотивов своих поступков и их воздействия на окружающих. Интерпретации имеют и важную социализирующую функцию, позволяя ребенку развить механизмы контроля над переживаниями и психологические защитные механизмы.

Используемые арт-терапевтом в ходе его работы с ребенком приемы вербальной и невербальной обратной связи могут включать активное наблюдение, переформулировку его высказываний, селективные вопросы, констатацию отраженных в рисунке, поступках и мимике чувств, сообщение арт-терапевтом о своих чувствах и асоциациях с рисунком, ограничивающие воздействия и другие приемы [4; 5; 6].

Применительно к подросткам групповая арт-терапия во многих случаях обладает определенными преимуществами перед индивидуальной. Она дает подросткам возможность самим контролировать, в какой мере доверять окружающим свои мысли и переживания и в силу этого обеспечивает их большую, чем в индивидуальной арт-терапии, психологическую защищенность. Это имеет особое значение при работе с подростками, у которых наблюдаются симптомы посттравматического стрессового расстройтсва. Кроме того, в отличие от индивидуальной психотерапии и арт-терапии, работа в условиях арт-терапевтической группы дает подросткам ощущение большей независимости и, тем самым, удовлетворяет их потребность в самостоятельности и защите своего личного пространства.

Групповая арт-терапия обеспечивает подросткам возможность взаимной эмоциональной поддержки в период их дистанцирования от семьи и психологического самоопределения. При работе с подростками служит преодолению чувства социальной изоляции и стигматизированности. Групповое взаимодействие со сверстниками в присутствии психотерапевта способствует формированию у подростков из дисфункциональных семей опыта более здоровых семейных отношений [5].

Таким образом, современные арт-терапевты используют в работе с клиентами множество методов, среди которых рисование карандашами, красками, мелками и т.д., лепку из теста, глины, пластилина и т.п., оригами, песочную игру и многие другие методы. В каждом методе существует большое количество техник, которые терапевт подбирает в зависимости от особенностей клиента. Существуют две формы арт-терапевтических занятий: индивидуальная и групповая. Какую форму выбрать для более эффективной работы с клиентом так же решает арт-терапевт.

Список литературы

1. Арт-тарапия – новые горизонты / Под ред. А.И.Копытина. – М.:Когито-Центр,2006. – 336с.

2. Арт-терапия: Хрестоматия / Под. ред. А. И. Копытина. – СПб.: Питер, 2001. – 320 с.

3. Вальдес Одриосола М. С. Арт-терапия в работе с подростками: Психотерапевтические виды художественной деятельности: Методическое пособие. – М.: Владос, 2007. – 63 с.

4. Киселева М. В. Арт-терапия в работе с детьми: Руководство для детских психологов, педагогов, врачей и специалистов, работающих с детьми. — СПб.: Речь, 2006. – 160 с.

5. Копытин А.И., Свистовская Е.Е. Арт-терапия детей и подростков. — Когнито-центр, 2007.

6. Кроль, В.М. Психология и педагогика: Уч. пособие для техн. вузов/ В.М.Кроль – М.: Высшая школа, 2001

7. МакНифф Ш. Творчество за рамками привычного: расширение возможностей психологических исследований с помощью искусства // Исцеляющее искусство: журнал арт-терапии. – 2002. – Том 5, №2. – С. 8-25.

8. Шевандрин, Н.И. Основы психологической диагностики: Учебник для студ.вузов: В 3ч./ Н.И.Шевандрин. – М.: ВЛАДОС, 2003.

Прикладная Арт-терапия | Учебный курс

I цикл: Особенности художественных материалов и их использования в арттерапевтических целях. Отличие рисуночных тестов от АТ. Теория цвета в рисунке, цветотерапия. Интермодальные и интегративные техники АТ. Принципы и техники эмпатической интерпретации творческой продукции в АТ. Особенности индивидуальной работы, работы с группой, парой. Арттерапевтические разогревы.

II цикл: Групповая психотерапия, её цели и задачи, принципы групповой работы в АТ. Изучение технологических приемов в рамках групповой работы. Арттерапевтические техники на групповое взаимодействие и групповую динамику.

III цикл: Сказкотерапия. Общие принципы работы. Психодиагностика и психотерапия на основе любимой сказки. Техники работы с жизненными сценариями и поведенческими стереотипами. Истории, сказки, притчи, как метафорические послания об устройстве реального мира. Позитивная психотерапия и поучительные истории. Технологии создания авторской сказки.

IV цикл: Понятие мандалы, символика, архетип, диагностические и терапевтические. Техники изготовления и работы с мандалами (рисуночные, насыпные, инсталляции, групповые и парные). Работа с готовыми мандалами и схематическими заготовками. Собственная мандала клиента: работа с состоянием, восстановление ресурса.

V цикл: Терапевтические особенности Драматерапии. Роли в нашей жизни. Сочетание драматерапии с иными арттерапевтическими методиками. Техники работы с голосом и телом.

VI цикл: Символическое в АТ. Уровни рассмотрения символов. Социальные и архетипические роли. Маскотерапия. Техники маскотерапии в работе с внутри- и межличностными конфликтами, в индивидуальном и групповом режиме. Техники изготовления масок (рисование, папье-маше и другие), работа с готовыми масками. Сочетание драматерапии и работы с масками. Работа с гримом. Особенности, возможности и ограничения метода.

VII цикл: Музыкотерапия. Психологические композиционные законы, базовые принципы применения метода. Использование музыкальной терапии в рамках групповой и индивидуальной работы. Сочетание музыкотерапии с изобразительными техниками. Критерии подбора музыкальных произведений для определённых целей и случаев. Техники работы с ритмом — индивидуальным и групповым. Упражнения на создание музыкальной метафоры, собственной психотерапевтической мелодии.

VIII цикл: Куклотерапия и работа с талисманами. Кукла пальчиковая, кукла-марионетка. Диагностические и психотерапевтические возможности работы с куклами. Работа с архетипической марионеткой. Обережная кукла (талисман). Создание собственной куклы.

IX цикл: Библиотерапия. Психотерапевтические возможности библиотерапии (диагностика эмоционального состояния, прояснение и осознание глубинных ценностей и ресурсов клиента, отреагирование, диссоциация, абсурдизация, расширение ролевого диапозона, катарсис). Сочинительство индивидуальное и групповое. Техники работы с акростихом, хайку и синквейном.

X цикл: Фототерапия и видеотерапия. Работа с образом-Я и самооценкой. Работа с семейной историей, восстановление родовых связей посредством фотографий, психотерапия отношений с собственным прошлым, поиск ресурсов. Работа с травматическими событиями через фотографии.

Курс «Арт-терапия в индивидуальной и групповой психологической работе»

Для зачисления на курс необходимо предоставить документ о психологическом образовании.

Арт-терапия как направление психологического консультирования и коррекции пользуется заслуженной популярностью среди практикующих психологов. Это универсальный метод, который может быть использован в работе с клиентами разных возрастов и подходит для решения разных проблем.  

Учебные материалы курса адресованы тем психологам, которые только хотят познакомиться с новым методом работы, так и тем, кто давно использует арт-терапию в своей профессиональной деятельности. Курс имеет практическую направленность и включает демонстрацию техник и упражнений, которые пополнят методический арсенал психолога с любым опытом работы.

Основная цель: совершенствование профессиональных компетенций психологов в области применения арт-терапевтических методов для решения профессиональных задач. 

В рамках курса вы познакомитесь с направлениями арт-терапии,возможностями работы с разным материалом – краски, карандаши, пастель, глина, пластилин и др. Автор курса представит практические примеры использования арт-терапевтических техник в работе с конкретными запросами клиентов.

Вы узнаете:

  • Какие арт-терапевтические приемы подходят для работы с подростками?
  • Какие проблемы можно решать с помощью мандалы?
  • Что такое соул-коллаж и как его создать?
  • Как «Совместная скульптура» из пластилина может помочь в решении детско-родительских проблем?
  • Как создать «Талисман на удачу» и преодолеть с его помощью трудности в общении?

Участники получат возможность обсудить случаи из своей практики с автором курса и коллегами.

Не смогли присутствовать на занятии? Вы можете изучить учебные материалы тогда, когда вам это удобно. Полная видеозапись каждой лекции и презентации размещаются в Личном кабинете слушателя курса.

 

 

Формы групповой арт-терапии — МегаЛекции


Различные формы групповой арт-терапии широко используются в настоящее вре­мя, что связано с их «экономичностью», возможностью проведения работы со зна­чительно более широким, чем в индивидуальной арт-терапии, кругом клиентов, а также наличием целого ряда дополнительных, действующих лишь в условиях группы механизмов лечебно-коррекционных воздействий. М. Либманн (1987), например, подчеркивает следующие достоинства групповой арт-терапии:

• она развивает ценные социальные навыки;

• учит взаимной поддержке и совместному решению общих проблем;

• дает возможность наблюдать результаты своих действий и их влияние на окружающих;

• позволяет осваивать новые роли и проявлять латентные качества личности, а также наблюдать, как изменение собственного поведения влияет на окру­жающих;

• повышает самооценку и ведет к укреплению личной идентичности;

• развивает навыки принятия решений.

Основные отличия групповой арт-терапии от индивидуальной заключаются в том, что она:

• предполагает особую, «демократичную» атмосферу, связанную с равенст­вом прав и ответственности участников группы, а также их меньшей зависи­мости от психотерапевта;

• в большинстве случаев требует определенных коммуникативных навыков и способности адаптироваться к групповым нормам;

• характеризуется, с одной стороны, наличием периодов погружения членов группы в свой внутренний мир, связанный с их индивидуальной изобрази­тельной работой и, с другой стороны, периодов их тесного взаимодействия друг с другом.

Все вышеперечисленные достоинства групповой арт-терапии свойственны так­же большинству форм вербальной групповой психотерапии. Основные же различия между групповой арт-терапией и вербальной групповой психотерапией за­ключаются в том, что первая предполагает не только взаимодействие с другими участниками группы, но и самостоятельную изобразительную работу, а также ис­пользование иных, отсутствующих в групповой вербальной психотерапии спосо­бов коммуникации и форм экспрессивного поведения. Групповая арт-терапия по­зволяет, с одной стороны, учитывать потребности членов группы к слиянию с ней и сохранению групповой идентичности и, с другой стороны, удовлетворить их по­требность в независимости. Групповая арт-терапия предполагает как прямое, так и опосредованное художественной экспрессией и изобразительной продукцией взаимодействие между членами группы, что делает ее чрезвычайно богатой по сво­им возможностям. Она опирается на использование как методов и теории группо­вой вербальной психотерапии, так и тех представлений и приемов работы, кото­рые характерны для индивидуальной арт-терапии. Вместе с тем процессы и психо­терапевтическое воздействие групповой арт-терапии отличаются как от групповой вербальной психотерапии, так и индивидуальной арт-терапии.


На сегодняшний день используются три основные формы групповой арт-те­рапии:

1) студийная открытая группа;

2) динамическая (аналитическая) группа;

3) тематическая группа.

Существуют также такие виды групповой арт-терапии, которые сочетают в себе признаки разных основных ее форм. Так, например, студийная работа может иног­да дополняться проведением обсуждений изобразительной продукции, а работа те­матической группы на определенных этапах может предполагать использование элементов динамического подхода. Одним из критериев, позволяющих дифферен­цировать разные формы групповой арт-терапии, является степень их структури­рованности. С учетом разной структурированности арт-терапевтических групп М. Либманн (ЫеЬтапп, 1987) приводит следующую их классификацию (см. табл. 1).

По мнению М. Либманн, члены неструктурированной группы, находясь в общем помещении, работают в основном самостоятельно. Им не предлагается ни ка­ких-либо тем, ни инструкций по выполнению работы. Структурирование, по определению Либманн, предполагает наличие определенных инструкций или правил, которые придают изобразительной работе членов группы определенную направленность. Инструкции или правила могут различаться по степени своей «жестко­сти». В одних случаях они могут сводиться к требованию изображать что хочется, по пользоваться при этом каким-то конкретным материалом (например, глиной).

 

Таблица 1

Классификация арт-терапевтических групп и их признаки

А Всегда структурирована
 
Имеется четко определенная цель работы
В Обычно структурирована
 
 
Аналогична А, но иногда члены группы работают само­стоятельно
С Всегда неструктурирована
 
 
Аналогична Д, но иногда в процессе работы возникают общие темы
Д Обычно неструктурирована Участники группы находятся в одном «пространстве», но каждый работает самостоятельно, имея собственную цель

 

В других случаях изначально определяется тема. Причем она может предполагать разную свободу выбора тех или иных образов.

Несмотря на то что предлагаемый Либманн критерий дифференциации арт-те­рапевтических групп по степени их структурированности достаточно корректен применительно к тематическим и студийным группам, он не может применяться в отношении аналитической группы. Это связано с тем, что Либманн не учитывает динамических характеристик группы и наличия в ней как явных, так и скрытых мотиваций (Вюп, 1960). Участники аналитических групп, например, могут рабо­тать и совместно, но в то же время их деятельность не будет структурирована ни какой-либо темой, ни способами художественной экспрессии. При этом их дея­тельность все же будет носить взаимосвязанный характер и подчиняться опреде­ленным закономерностям групповой динамики в связи с общими для всех членов группы базисными потребностями.

 

Студийная открытая группа

 

Слово «открытая» в названии этой группы означает, что она, как правило, не име­ет постоянного состава. На любом этапе работы к группе могут присоединяться но­вые участники. Кроме того, участники такой группы могут в любое время прекра­тить свои посещения. «Студийной» такая группа называется потому, что изоб­разительная работа ее участников напоминает работу в художественной студии. Студийную группу можно определить как «неструктурированную».

Занятия с открытой студийной группой проводятся в специально оборудован­ных кабинетах-студиях, в которых имеется определенное количество мест для ху­дожественной работы с индивидуальными наборами материалов. Кабинет-студия также обычно имеет зону отдыха с креслами и столом для чая и кофе, где посети­тели студии могут проводить время, не мешая другим, если им необходимо сделать перерыв в работе.

Перед началом работы группы психотерапевт (или иной работающий с такой группой специалист) объясняет общие правила поведения и задачи группы. По­скольку глубокая психотерапевтическая работа при использовании студийного подхода не проводится, заключение контракта не предусматривается. Вместе с тем психотерапевт может в некоторых случаях подчеркнуть отличия этой работы от деятельности традиционных художественных студий, указав, в частности, на то, что обшей целью работы будет «свободное творческое самовыражение» и проявление членами группы в ходе изобразительной деятельности своих чувств, мыс­лей и фантазий.

Кроме того, в некоторых случаях, особенно когда психотерапевт предполагает установление с членами группы индивидуального раппорта и использование опре­деленных интервенций и вербальной обратной связи, в том числе в форме группо­вых обсуждений, он может подчеркнуть «психотерапевтическую направленность» деятельности группы, то есть то, что занятия посетителей студии изобразительным творчеством и выражение ими своих чувств, мыслей и фантазий в художествен­ной форме будут способствовать достижению лечебного эффекта или способство­вать решению имеющихся у членов группы психологических проблем и стабили­зации их эмоционального состояния.

Объясняя общие правила поведения членов группы, психотерапевт подчерки­вает необходимость соблюдения тишины и уважения «личного пространства» дру­гих. Это означает, что они не должны вмешиваться в процесс художественного творчества других, находящихся рядом с ними людей и не пытаться давать свои оценки их работам, если, конечно же, не будут организованы групповые обсужде­ния. Психотерапевт также может сказать о том, что он будет находиться рядом с членами группы и оказывать им в случае необходимости ту или иную помощь.

После этого он приглашает посетителей студии к работе. Поскольку они рабо­тают в разном темпе и отличаются разной степенью готовности к «свободному ху­дожественному самовыражению», психотерапевт должен проявлять достаточную гибкость, оказывая в случае необходимости членам группы индивидуальную по­мощь, которая может выражаться в структурировании их действий, фасилитации эмоциональной экспрессии, эмоциональной поддержке и т. д. Все это помогает членам группы ощутить себя в безопасности, справиться с тревогой и неуверенно­стью и перейти к изобразительной работе. С учетом особых показаний для отбора клиентов в данную группу, задач и условий ее деятельности и правил поведения ее участников подготовительный этап работы по сравнению с индивидуальной арт-терапией бывает менее продолжительным, а непосредственное отреагирование членами группы своих чувств, потребностей и фантазий в поведении проявляется в значительно меньшей степени. Психотерапевт контролирует поведение членов группы и при наличии у кого-либо из них слишком ярких, мешающих работе дру­гих эмоциональных проявлений, делает этому человеку замечание либо даже уда­ляет из группы.

Во всем остальном студийная работа предполагает свободную, демократичную атмосферу и использование психотерапевтом недирективного подхода. Он, в част­ности, не стремится слишком настойчиво побуждать членов группы к изобразительной работе, понимая, что для некоторых из них может быть полезным и при­ятным даже простое пребывание в атмосфере студии с минимальным включением изобразительную деятельность. Несмотря на то, что вербальный контакт между членами группы в ходе изобразительной работы минимален, а группа является от­крытой, через некоторое время в ней формируется определенная культура. Это происходит главным образом за счет общения членов группы на символическом уровне — посредством создаваемых ими художественных образов, а также благодаря невербальной экспрессии и общения во время перерывов.

Частота и продолжительность сессий при использовании этой формы группо­вой арт-терапии могут быть различными, так же как и длительность цикла. Гиб­кость временных границ при этой форме групповой арт-терапии позволяет наря­ду с долгосрочной работой применять ее в виде краткосрочных курсов. Чаще все­го, однако, срок посещения клиентами такой группы заранее не оговаривается. Многое зависит от условий проведения работы (стационар, психотерапевтическое сообщество на базе социального центра и т. д.) и наличия у членов группы интере­са к продолжению занятий художественным творчеством. Кроме того, с учетом ге­терогенного состава многих открытых групп и разной способности их членов к са­мостоятельной художественной деятельности по мере достижения тех или иных результатов они могут постепенно выбывать из группы. В то же время нередки слу­чаи многолетнего посещения клиентами таких групп.

Открытые студийные группы в их традиционном виде имели наибольшее рас­пространение на заре развития арт-терапии и были связаны с деятельностью пи­онеров арт-терапевтического направления, таких как, например, А. Хилл или И. Чампернон. В последующем, однако, эта форма групповой арт-терапии была в значительной степени вытеснена другими, связанными с использованием дина­мического подхода, принципов гуманистической и семейной психотерапии и т. д., с тем чтобы задействовать в ходе групповой арт-терапевтической работы допол­нительные факторы психотерапевтического воздействия. Тем не менее данная форма групповой арт-терапии может быть с успехом использована в работе с опре­деленными категориями клиентов, главным образом с теми, для которых участие в других арт-терапевтических группах, предполагающих более тесное взаимодей­ствие между их участниками, связано со слишком большой нагрузкой (например, для пациентов с хроническими психическими расстройствами), либо с теми кли­ентами, в работе с которыми на первый план выходит развитие у них навыков твор­ческого использования различных материалов, проявление ими индивидуального художественного стиля и в других случаях.

К. Кейз и Т. Делли (Сазе & Ва11еу, 1992) отмечают, что студийная арт-терапевтическая группа может быть весьма удачной формой работы с детьми. Они, в част­ности, пишут, что «с детьми можно работать весьма успешно, используя возмож­ности студии для художественных занятий и игр. Дети быстро идентифицируют себя с группой, приходя сюда в определенный день и час, однако вскоре каждый погружается в индивидуальную работу над своей, отражающей его проблемы те­мой. Арт-терапевт перемещается от одного ребенка к другому, останавливаясь и разговаривая с детьми. Иногда дети сами к нему обращаются. Дети могут образо­вывать пары и мелкие группки, создавая хорошую рабочую атмосферу высокой терпимости к каждому, что позволяет большинству из них успешно завершать свою работу без каких-либо помех. Такая группа может быть весьма ценной для развития социальных навыков детей, поскольку они чутко воспринимают ту мо­дель отношений и терпимости к различиям, которую демонстрирует арт-терапевт. Дети также получают очень много — благодаря тому, что каждый имеет возможность выразить свои проблемы и переживания в безопасной атмосфере группы. То высокое доверие, которое при этом формируется, позволяет детям спокойно воспринимать индивидуальные различия, приходить к взаимопониманию и помогать друг другу» (Сазе & Оа11еу. 1992, р.199).

Судя по приводимому Кейз и Делли описанию, работа такой группы включает в себя определенные элементы закрытой динамической группы. Сочетание сту­дийного подхода с элементами динамической группы и взаимодействия пациен­тов посредством коротких, проводимых в свободной форме обсуждений описыва­ет П. Луззатто (ЬиггаНо, 1998), использующая такой вид работы на базе психиат­рической палаты для больных с острыми состояниями. В качестве основных достоинств студийного подхода, дополняемого элементами динамической группы она, в частности, называет гибкость пространственно-временных границ. Именно эта гибкость позволяет проводить такую работу в очень сжатые сроки в малопод­готовленном для занятий помещении. Кроме того, очень важна возможность по­лучения участниками опыта художественного творчества, а также учета их разно­образных потребностей и коммуникативных возможностей в условиях смешанной группы, включающей в себя пациентов с самыми разными видами психических на­рушений, наличие у них права самим определять степень своей вовлеченности в работу; подчеркивание ее спонтанного характера, а также учет групповой динами­ки и возможности коммуникации на символическом уровне.

В целом, однако, возможности открытой студийной группы, в особенности если она не дополняется элементами тематического или динамического подхода, отно­сительно ограниченны. Основным фактором психотерапевтического воздействия в данном случае является художественная экспрессия; факторы психотерапевти­ческих отношений и вербальной обратной связи используются при этом виде ра­боты в значительно меньшей степени, что отражается на динамике арт-терапев­тического процесса и его результатах. Поскольку фактор художественной экспрес­сии при этой форме групповой арт-терапии оказывается ведущим, психотерапев­тические эффекты связаны главным образом с отвлекающим, седативным, акти­визирующим или катарсическим воздействием художественного творчества. В тех же случаях, когда члены группы обладают способностью к созданию символиче­ских образов и рефлексии, они в какой-то мере могут приходить к осознанию со­держания этих образов и их связи со своим внутренним миром и системой отно­шений. Для того чтобы помочь клиенту в осознании содержания своей изобрази­тельной продукции, некоторые психотерапевты чередуют студийные групповые сессии с индивидуальными, что позволяет проводить обсуждение и анализ изоб­разительной продукции членов группы, либо периодически организуют общегруп­повые обсуждения. Кроме того, при работе с открытой студийной группой, с уче­том индивидуальных особенностей и потребностей клиентов, психотерапевт мо­жет оказывать им индивидуальную помощь, выступая в роли «посредника» в «Диалоге» клиентов с создаваемыми ими образами и проводя с клиентами крат­кие обсуждения их изобразительной продукции.

В тех случаях, когда эмоциональный резонанс психотерапевта с участниками группы достаточно высок и когда он вступает с ними в более тесный вербальный контакт, а его присутствие приобретает для них большую значимость, можно говорить о воздействии фактора психотерапевтических отношений. Однако даже в этих случаях групповая динамика оказывается минимальной, а потому на первый план выступают те проявления арт-терапевтического процесса, которые связаны с самостоятельной изобразительной работой участников группы, их индивидуаль­ными отношениями с психотерапевтом, а также с той или иной степенью осозна­ния ими содержания своей художественной продукции, происходящего либо спон­танно, либо в меру использования психотерапевтом интерпретаций и вербальной обратной связи.

 

Динамическая (аналитическая) закрытая группа

 

Слово «закрытая» в названии этой группы означает, что на протяжении всего про­цесса работы состав ее участников остается постоянным. Динамической же (или аналитической) она называется в связи с тем, что на развитие этой формы груп­повой арт-терапии большое влияние оказал психодинамический подход. Степень структурированности сессий при длинной форме работы невысока. Действия чле­нов группы предполагают значительную спонтанность и минимум директивности со стороны психотерапевта.

Динамическая группа является комплексной формой групповой работы, соче­тающей в себе как индивидуальную, так и совместную изобразительную деятель­ность членов группы, а также их вербальную коммуникацию. Вербальная комму­никация может осуществляться как в рамках групповых дискуссий, так и в ходе изобразительной работы и иных видов деятельности членов группы — игр, драма­тических постановок, ролевых диалогов, упражнений телесно-ориентированного характера и т. д. В ходе сессий члены группы могут неоднократно переходить от глубокого погружения в изобразительную и иные виды творческой деятельности к активному взаимодействию с ведущим и друг с другом.

Ход сессий в целом не имеет какого-либо определенного плана и определяется актуальным состоянием и потребностями участников группы, а также той атмо­сферой, которая складывается в ней в каждый конкретный момент времени. Это в значительной степени связано с тем, что данная группа, как никакая другая, пред­ставляет собой «открытую», «живую» систему с характерными для нее особенно­стями структурно-функциональной организации, динамикой развития и рядом факторов, детерминирующих поведение членов группы и системы в целом. Сле­дует учесть то, что в силу особых условий, системных характеристик и задач рабо­ты такой группы в ходе сессий могут проявляться самые различные аспекты пси­хического опыта ее участников, отражающие как осознаваемые, так и неосознава­емые психические процессы. Одни из них могут быть отнесены преимущественно к внутриличностным процессам, другие — к межличностным, третьи — к обще-групповым. С учетом этого идентификация участников с группой, друг с другом и психотерапевтом отличается значительной подвижностью. В то же время участ­ники такой группы характеризуются высоким уровнем независимости и умением сохранить собственную идентичность. Они имеют возможность самостоятельно управлять своими действиями и в какой-то мере ходом групповой работы. Они сами решают, в какой мере и в какой момент включаться в групповые процессы, поскольку им предоставлена значительная свобода поведения.

эту форму групповой арт-терапии также отличает отсутствие жесткого роле­вого распределения — участники группы могут свободно переходить от одной роли к другой, реагируя на действия, высказывания и изобразительную продукцию дру­гих и реализуя при этом различные стратегии и тактики поведения, в том числе те, которые отражают латентные или альтернативные качества личности.

Большое влияние на динамику групповых процессов при этом виде работы ока­зывает фактор художественной экспрессии. Он в значительной мере опосредует взаимодействие членов группы друг с другом и является инструментом выраже­ния ими самых различных переживаний, потребностей и фантазий. С учетом это­го изобразительная продукция может заключать в себе множество разнообразных смыслов, связанных внутриличностным, межличностным и групповым (социаль­ным) опытом ее участников. Кроме того, в ходе работы члены группы могут ис­пользовать различные виды совместной художественной и иной творческой рабо­ты, вступая благодаря этому друг с другом в наиболее тесное взаимодействие.

В динамической группе быстро формируется определенная культура, проявля­ющаяся не только в действиях и высказываниях ее участников, но и в создаваемых ими художественных образах. Каждый из них начинает ощущать эту культуру, ре­агируя на чужие работы и видя, как его работы влияют на других членов группы. Создаваемые в арт-терапевтическом процессе художественные образы превраща­ются в материальные и весьма красноречивые свидетельства их собственного и группового опыта.

В художественной экспрессии членов группы при данной форме работы также хорошо заметен ее стадийный характер. Различные связанные с ней феномены в значительной мере опосредуются и усиливаются изобразительной деятельностью других, благодаря чему может иметь место «накопление» аффектов в изобрази­тельной продукции группы, а в некоторых случаях — феномен коллективного отреагирования самых разнообразных чувств в совместных видах творчества или в экспрессивном поведении членов группы. Все это обусловливает необходимость в «удерживании» чувств участников группы в границах психотерапевтического про­странства и соблюдении определенной «техники безопасности». Основными фак­торами «удерживания» при этом являются:

• глубокая личная психологическая подготовка и высокий уровень профес­сионализма ведущего, позволяющие ему чутко реагировать на все происхо­дящее, сохраняя при этом достаточный самоконтроль и объективность оце­нок;

• достаточно высокий уровень коммуникативных, эмоционально-волевых и когнитивных возможностей членов группы, наличие у них достаточных ме­ханизмов психологической защиты и способности к сохранению личной идентичности;

• закрытый характер группы;

• четкие пространственно-временные границы сессий;

• высокая степень личной ответственности членов группы за все происходя­щее в ходе сессий и хорошее понимание ими исходных правил групповой работы;

• заключение психотерапевтического контракта.

Наряду с этим в ходе работы динамической группы может возникать необхо­димость в использовании ведущим определенных интервенций или иных спосо­бов регулирования поведения членов группы и его удерживания в границах «пси­хотерапевтического пространства». Такими интервенциями могут, в частности, яв­ляться:

• использование психотерапевтом непосредственно в ходе художественной работы членов группы интерпретаций и вербальной обратной связи, а так­же проведение в конце сессий как планируемых, так и внеочередных обсуж­дений;

• его эмоциональное присоединение в случае необходимости к тем или иным членам группы с целью их поддержки или фасилитации эмоциональной эк­спрессии;

• структурирование психотерапевтом изобразительной деятельности и пове­дения того или иного участника группы в тех случаях, когда они приобре­тают неконтролируемый, импульсивный, хаотический или деструктивный характер;

• формирование психотерапевтом определенных моделей поведения.

Использование данной формы групповой арт-терапии требует от ведущего вы­сокого профессионализма, гибкости и умения использовать широкий репертуар различных приемов. В то же время динамическая арт-терапевтическая группа воз­действует на ее членов не столько через интервенции ведущего, сколько через груп­повой процесс (МсКепг^е, 1994), а потому, обладая способностью видеть разнооб­разные индивидуальные реакции участников группы и понимать многообразные протекающие в динамической группе интерактивные процессы, психотерапевт должен уметь «уходить на задний план» и, не вмешиваясь в них, «идти вместе с ними». Как отмечают Рутан и Стоун (2001), «динамический пси­хотерапевт стремится следовать групповому процессу, а не инициировать его. Он использует свой авторитет для создания границ психотерапевтического простран­ства и определенной системы правил. В то же время он исполняет недирективную лидерскую роль, способствуя регрессу и оживлению фантазий членов группы… Основная функция психотерапевта, таким образом, заключается в формировании и поддержании границ. Эти границы должны быть достаточно подвижны и про­ницаемы, но не настолько, чтобы нарушить структуру протекающих в группе про­цессов и ощущение безопасности… По мере «созревания» группы и изменения ее норм и ценностей отношение членов группы к границам становится более гибким» (р. 31). Это, однако, связано с необходимостью «удерживания» и анализа пси­хотерапевтом своих собственных, вызванных групповыми процессами и дейст­виями членов группы чувств. Несомненно, что они могут быть как весьма чутким индикатором групповых процессов и состояния членов группы, так и одним из факторов негативного влияния на группу. Практика работы динамических арт-терапевтических групп допускает различную степень вовлеченности самого психотерапевта в групповые процессы, в том числе его непосредственное участие в изобразительной деятельности в форме создания индивидуальных и коллективных работ, в играх, драматических постановках и иных видах творческой деятельно­сти. Во многих случаях это позволяет ему не только сформировать те или иные ролевые модели, но и почувствовать то, что происходит в группе и взаимодейство­вать с ее членами, используя как вербальную обратную связь, так и средства сенсомоторной, проективно-символической и драматической ролевой коммуникации. В ходе работы динамической арт-терапевтической группы проявляются все факторы психотерапевтического воздействия — фактор художественной экспрес­сии, фактор психотерапевтических отношений и фактор интерпретации и вербаль­ной обратной связи, — однако их проявления в динамической арт-терапевтической группе во многом отличны от проявления этих факторов в индивидуальной арт-терапии.

Работа динамической группы предполагает определенные условия, отличаю­щиеся, например, от условий работы студийной группы. В отличие от студийной группы с рядом однотипных столов или мольбертов и отсутствием места для об­суждений, помещение для работы динамической группы должно по возможности иметь две зоны — «грязную», предназначенную для изобразительной работы, и «чистую» — для обсуждений или иных видов деятельности (например, физических упражнений). Если нет возможности для организации двух таких зон, то помеще­ние должно допускать реорганизацию пространства, с тем чтобы использовать его для тех и для иных целей. Кроме того, помещение для работы динамической груп­пы должно иметь по возможности больший, чем в студии, выбор различных мест с учетом того, что работа динамической группы часто предполагает совместную деятельность двух или более человек и их свободное перемещение в пределах всего пространства кабинета, использование разнообразных материалов и форм художественной и иной творческой экспрессии с нередким загрязнением территории и созданием «рабочего беспорядка», пол и стены должны иметь легко моющуюся поверхность. По крайней мере одна из стен должна быть свободна для развешивания на ней уже созданных работ либо размещения большого листа бумаги при использовании техник совместного рисования.

Динамическая группа подходит главным образом для работы с клиентами с пограничными психическими расстройствами. В то же время, как было указано при описании студийной группы, элементы динамического подхода могут применяться и с другими категориями клиентов, в том числе с психиатрическими пациента ми, лицами с аддиктивными расстройствами, в семейной психотерапии и т. д.

 

Тематическая группа

Тематическая группа предполагает большую степень структурированности ход сессий по сравнению как со студийной, так и с динамической группой. Это достигается главным образом за счет фокусировки внимания членов группы на какой — либо значимой для них теме или на определенных техниках изобразительного характера. В большинстве случаев тематические группы являются полуоткрытым.

Отдельные участники группы могут прекращать работу на том или ином ее этапе, в то же время в группу могут включаться новые члены. Это возможно в силу того, что работа тематической группы не имеет той динамики, которая свойственна ди­намической группе. В то же время работа этой группы более динамична, чем рабо­та студийной группы. Ее большая структурированность (по сравнению с динами­ческой группой) оказывает тормозящее влияние на групповую динамику. Как пра­вило, тематическая группа работает непродолжительное время, ориентируясь па решение тех или иных конкретных проблем ее участников.

Для обоснования деятельности тематической группы используется широкий набор различных теорий психологии и психотерапии. Большое влияние на появ­ление этой формы групповой арт-терапии оказал, в частности, гуманистический подход. Это просматривается, например, в том, что сессии в ходе работы темати­ческой группы имеют характерную для «групп встреч» трехчастную структуру, а внимание ее участников в основном ориентируется на контекст «здесь-и-сейчас». Кроме того, на теорию и практику тематических арт-терапевтических групп ока­зали влияние семейная, игровая, кризисная психотерапия и другие подходы. В то же время все эти влияния интегрируются в специфическом контексте групповой арт-терапевтической работы, что позволяет гибко сочетать связанную с индиви­дуальным художественным творчеством интраспективную ориентацию членов группы с их активным вербальным и игровым взаимодействием.

Тематический подход к групповой арт-терапии может применяться в работе с весьма широким кругом клиентов, а это связано с тем, что в зависимости от соста­ва группы и задач работы могут применяться те или иные темы и виды деятель­ности, ориентированные на развитие сенсомоторных навыков, невербального мышления, памяти и внимания, либо исследование тех или иных аспектов опыта членов группы и системы их отношений. Тем не менее для работы в такой группе клиенты должны по меньшей мере понимать и соблюдать некие основные правила и обладать способностью к вербальному взаимодействию и фокусировке на опре­деленных темах и заданиях.

Тематический подход к групповой арт-терапии может сочетаться с динамиче­ским или студийным, а также с различными видами вербальной групповой и се­мейной психотерапии. Либманн (1987) перечисляет следующие ситуа­ции, когда использование тематического подхода наиболее оправдано:

• когда члены группы испытывают нерешительность, особенно в начале ра­боты;

• когда они никогда раньше не занимались в арт-терапевтических группах и ориентируются главным образом на свои впечатления от школьных уроков рисования;

• когда они чувствуют себя в группе слишком напряженно;

• когда имеются временные ограничения для арт-терапевтической работы (например, связанные с недолгим пребыванием больного в стационаре), за­ставляющие сфокусировать внимание на определенных темах и проблемах;

• когда необходимо сплотить группу;

• когда нужно предоставить членам группы выбор и дать возможность опре­делить наиболее значимые для них вопросы;

• когда требуется активизировать взаимодействие между членами группы;

• когда необходимо вывести членов группы из их погружения в свой внут­ренний мир и побудить к более активным совместным действиям.

В ходе работы тематической группы могут использоваться не только изобрази­тельная деятельность и обсуждение рисунков, но и различные телесно-ориенти­рованные упражнения, игры и иные виды творческой экспрессии, причем как по отдельности, так и в сочетании. В целом значение фактора художественной экс­прессии при использовании данного подхода несколько менее значимо, чем, напри­мер, при использовании студийного подхода. Все это делает данную форму груп­повой арт-терапии весьма доступной для использования разными специалиста­ми — не только теми, кто имеет глубокую подготовку по арт-терапии, но и теми, кто применяет в основном вербальную или семейную психотерапию.

Длительность существования тематических групп гораздо меньше, чем дина­мических или студийных. Иногда они даже организуются как группы однократ­ных встреч, в частности «группы выходного дня». Тематические группы, так же как динамические, имеют определенную периодичность сессий (от одной в две неде­ли до нескольких раз в неделю). Продолжительность сессий обычно составляет 1,5-2,5 часа, хотя иногда сессии могут длиться дольше. Оборудование помещения примерно такое же, как и при работе динамической группы.

Цели и содержание сессий тематической группы определяются составом ее уча­стников, в частности их возрастом, интересами, культурным и социальным опы­том, наиболее актуальными для них проблемами, типом психических расстройств, степенью физических, интеллектуальных и коммуникативных ограничений и дру­гими факторами.

При использовании тематического подхода сессии имеют трехчастную струк­туру и включают: вводную часть, связанную с подготовкой членов группы к изоб­разительной работе или более активному взаимодействию посредством художе­ственной экспрессии, игр или телесных упражнений; основную часть, связанную с выбором темы и выражением участниками группы связанных с ней чувств, мыс­лей и образов в визуальной форме; и завершающую часть, предполагающую обсуж­дение рисунков либо дискуссию на ту или иную тему и краткое подведение итогов сессии.



Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Индивидуальная и групповая арт-терапия детей с выраженными нарушениями в развитии

О.М. Постальчук

В некоторых случаях в ходе арт-терапевтических занятий клиенты не хотят или не могут создавать оформленную художес­твенную продукцию. Тем не менее, использование ими различных изобразительных материалов и манипуляции с ними сопровожда­ются более или менее выраженными положительными эффектами. Такая деятельность нередко оказывает на клиентов стимулирующее воздействие, развивает их способность к проявлению инициативы и самостоятельности, концентрации внимания, дает выход аффектам и дает иные положительные результаты. Большое значение имеет то, что различные манипуляции с изобразительными материалами могут быть связаны с процессами межличностной коммуникации, установ­лением и развитием психотерапевтических отношений.

На важность досимволических форм визуальной экспрессии указывают некоторые исследователи психологических основ изоб­разительной деятельности, в том числе арт-терапевты (М. Милнер, Р. Саймон, С. Шарпе, А. Эренцвейг). Так, известный исследователь психологии изобразительного творчества А. Эренцвейг (Ehrenzweig, 1953) одним из первых среди психоаналитиков обратил внимание на так называемые «нечленораздельные» изобразительные формы. По его мнению, это изобразительная экспрессия, не имеющая определенных границ образа и характеризующаяся содержательной неясностью, вследствие чего сознание ее, как правило, игнорирует. Такие изобра-

Индивидуальная и групповая арт-терапия детей с нарушениями в развитии



зительные формы отражают в основном неосознаваемые психические процессы. Он также подчеркивал, что эти примитивные элементы могут вызывать у художника тревогу и недовольство, заставляя его превращать их в более «эстетические формы».

Э. Крамер, одна из основоположниц американской арт-терапии, занимавшаяся изучением процесса развития графических навыков у детей, отмечает, что для каждой стадии эмоционального развития ребенка характерны свои особенности изобразительной экспрессии. Она пишет, что «изобразительная деятельность и творческий процесс предполагают развитие комплекса умений, включающих овладение изобразительными материалами таким образом, что они начинают выступать символическими эквивалентами человеческого опыта» (Kramer, 1979, р. XXXVIII).

Она выделяет пять способов обращения с изобразительными материалами: 1) «предварительная» изодеятельность — создание каракулей, размазывание краски, исследование физических свойств материалов; 2) хаотическое выражение чувств — разбрызгивание, размазывание краски, удары кистью; 3) стереотипии — копирова­ние, создание линий и простейших стереотипных форм; 4) создание пиктограм, выступающих инструментом визуальной коммуникации, дополняющих или замещающих слова; 5) оформленная экспрессия — символические образы, обеспечивающие успешное самовыражение и коммуникацию.


Некоторые авторы (Копытин, 2001) отмечают, что более или менее хаотичная изобразительная экспрессия может быть характерна для начального этапа арт-терапии: она отражает значительное психическое напряжение клиента, а также его чувства, связаные с перенесенными им психическими травмами. А. И. Копытин обращает внимание на не­обходимость оказания в таких случаях организующего воздействия на поведение и художественную экспрессию клиента, а также эмпатическо­го эмоционального присоединения к клиенту, включения арт-терапевта в разные виды совместной с клиентом игровой деятельности, а также привлечения внимания клиента к изобразительным материалам.

Работая в качестве художественного педагога, а затем и арт-терапевта с детьми с выраженными нарушениями в развитии, я отмечала, что их изобразительная деятельность часто соответствует стадии «предваритель­ной» изодеятельности или хаотичного выражения чувств по Э. Крамер (Kramer, 1979). При этом развитие изобразительных навыков у них более

О.И. Постальчук

или менее заметно отстает по сравнению с их сверстниками, не имеющими нарушений в развитии. Поэтому нам приходилось взаимодействовать с ними, учитывая особенности их художественных проявлений и учиться понимать то, что стоит за создаваемыми ими досимволическими изоб­разительными формами. Приведенное в этой главе описание процесса арт-терапии с одним из таких детей показывает, как может протекать взаимодействие с ребенком с выраженными нарушениями в развитии, и какую экспрессивную и терапевтическую роль играют при этом раз­личные его манипуляции с изобразительными материалами.

Форма и модель арт-терапии

Данная глава включает подробное описание процесса инди­видуальной и групповой арт-терапии с семилетней девочкой по имени Лиза (имя изменено), имеющей серьезные нарушения в развитии. Хотя изобразительные навыки у девочки развиты недостаточно, арт-тера-певт сочла работу с ней целесообразной. Арт-терапевт реализует прием «эмпатического слушания», «присоединяясь» к состоянию и действи­ям девочки, удерживая в фокусе внимания различные проявления ее эмоциональной экспрессии и показывая ей, что она принимает ее такой, какая она есть.

Из-за недостаточного развития у девочки речевой функции взаимодействие с ней осуществлялось арт-терапевтом в основном посредством «языка тела», манипуляций с художественными средс­твами и совместной изобразительной работы. Иногда арт-терапевт также использовала пение. В то же время она старалась словесно «сопровождать» действия девочки, «отзеркаливая» их и обозначая словами переживаемые ею чувства. В случае необходимости она также сообщала девочке о своих переживаниях.

В некоторые моменты работы арт-терапевт прибегала к ограни­чениям (например, на завершающем этапе занятий), помогающим организовать поведение девочки и выработать у нее навыки волевого регулирования. Она также применяла прием «моделирования», иногда ненавязчиво демонстрируя девочке возможные способы обращения

Индивидуальная и групповая арт-терапия детей с нарушениями в развитии

с художественными средствами, там самым помогая ей расширить «репертуар» экспрессивных возможностей.

С учетом особенностей детей для групповых арт-терапевтических занятий был выбран один из вариантов студийной работы. Дети рабо­тали в одном пространстве, сохраняя при этом автономность. Иногда между ними происходило спонтанное взаимодействие, протекавшее в основном на невербальном уровне. В случае необходимости арт-те-рапевт оказывала регулирующие и ограничивающие воздействия. Это, в частности, было связано с проявлениями агрессии со стороны девочки и других участников группы.

Арт-терапевтические занятия проводились дважды в неделю и продолжались по 30 минут.

Краткая характеристика девочки и задачи работы

Лиза страдает органическим поражением головного мозга, задержкой психического и речевого развития и синдромом право­стороннего гемипареза. По заключению психолога, «Лиза — девочка расторможенная, внимание неустойчивое, поверхностное, быстро истощается, требует переключения на другой вид деятельности. Моти­вация низкая, работает формально.

Не сформированы регуляторные функции, критичность снижена. У Лизы наблюдается недоразвитие всех высших психических функций (разных видов памяти, внимания). Речевая активность невысокая, объем активного внимания и слухового запоминания сужен. Мышление нагляд­но-действенное. Игровая деятельность носит манипулятивный и в то же время деструктивный характер. В общении со сверстниками часто бывает агрессивна, стремится занять позицию лидера. В общении со взрослыми активна, легко проявляет как доброжелательность, так и негативизм».

В задачи арт-терапевтической работы с Лизой входили ее со­циальная адаптация, коррекция эмоционально-волевых нарушений, формирование произвольной регуляции деятельности, сенсорное развитие, развитие памяти.

О.И. Постальчук

Описание процесса работы

Первое занятие

Мы с Лизой встречались во время различных мероприятий еще до начала арт-терапевтической работы, и предложение пойти по­рисовать со мной не вызвало у девочки отрицательных эмоций. Наше движение по коридору и первые шаги в кабинете были окрашены скорее сильным Лизиным любопытством.

Не дожидаясь моего вступления, Лиза выдернула руку и сама стала рассматривать разложенные материалы. Я не останавливала ее, но, стоя рядом, четко называла материалы, говорила, что Лиза может воспользоваться любым из них так, как сама этого хочет, а в случае, если она что-то испачкает, мы сможем все убрать.

Лиза довольно быстро остановила свой выбор на коробке с ярки­ми баночками гуаши и показала ее мне. Работать она решила на полу, а из двух листов бумаги притянула к себе больший. Я почувствовала ее нетерпение. Лиза хватала все баночки подряд, крутила их, но у нее не получалось их открыть. Я засмеялась и спросила, не нужна ли ей помощь. Она тут же протянула мне баночку с оранжевой краской.

Я еще открывала остальные краски, а Лиза уже вытащила кисточ­кой большой кусок гуаши и стала с силой размазывать его по листу. Свою работу она начала с середины листа, накладывая затем новые порции краски и растирая их по горизонтали к краям листа. Водой она так и не воспользовалась.

Рисовала Лиза очень сосредоточенно, не поднимая головы и не отвлекаясь на меня. Я тихо сидела рядом. Когда вся оранжевая краска в баночке закончилась, Лиза пододвинула к себе коробку и стала рас­сматривать оставшиеся цвета. Ей понравился красный. Вытянув баноч­ку, Лиза отбросила использованный лист и попросила меня: «Еще!»

Выбрав следующий лист большого формата, Лиза продолжила работу, выковыривая красную краску и так же размазывая ее. Но ес­ли первый лист она закрасила, не отвлекаясь, то при раскрашивании второго она часто поднимала глаза, вставала, брала другую кисть, начинала работать ею, бросая уже использованную. Я подняла кисть с пола и решила подержать ее в руках. Лиза, тут же отбросив новую кисть, забрала у меня прежнюю и стала рисовать ей. При этом она

Индивидуальная и групповая арт-терапия детей с нарушениями в развитии

засмеялась. Вторую кисть я подняла сознательно. Так мы вдвоем работали — Лиза красила и отбрасывала кисточки, а я подбирала их и меняла ей рабочий инструмент.

Лизина работа завершилась, когда кончилась красная краска. Другие цвета ее не привлекли, и Лиза стала просто ходить по каби­нету, трогая и рассматривая разные вещи. Время занятия подходило к концу, и я предложила Лизе положить работы на стол, чтобы затем их убрать. Она тут же закричала: «Еще!» и бросилась к краскам. При­шлось ей объяснить, что я понимаю ее желание продолжить, но всякая работа подходит к концу. С большим трудом я смогла уговорить Лизу закончить занятие и выйти со мной из кабинета.

Второе — пятое занятия

Зайдя в кабинет, Лиза сразу направилась к краскам. Она уст­роилась на полу, разложив вокруг себя кисточки и баночки с краской. Она дала мне понять, что не начнет работу, пока все баночки не будут открыты, и затем ждала, пока я справлюсь с ее заданием. Она потре­бовала самый большой лист и начала мазать. В работе использовала только оранжево-красные оттенки. На мой вопрос, не хочет ли она поработать вместе со мной, твердо ответила: «Нет!» И даже отмахну­лась рукой. Она также отказалась от музыкального сопровождения для своей работы. Однако ей нравилось, что я сижу рядом, иногда она про­тягивала мне кисточку с тем, чтобы потом забрать ее у меня, поменяв на другую. В разговор почти не вступала, реагировала только на мое описание ее работы — поднимала голову, улыбалась и иногда говорила: «Да». Когда уставала, начинала бродить по кабинету, перебирая наборы с красками, мелками, карандашами, бумагу, спрашивала: «Что это?» Я разъясняла и показывала свойства выбранных ею материалов.

Подобным образом Лиза себя вела в течение нескольких встреч. Обычно в конце занятия она блуждала по кабинету и знакомилась с материалами. Услышав о близящемся окончании занятия, Лиза тут же бросалась к краскам. И если ей удавалось снова начать рисовать, остановить ее было нелегко. Приходилось ждать, пока она не захочет сменить материал, и тогда уже более твердо и решительно предлагать ей закончить работу.

О.И. Постальчук

Шестое занятие

В этот день Лиза пришла на занятие подавленная — ее отругали за плохое поведение (больно щипала свою соседку). Она стояла возле красок, опустив голову, но не трогала их. Потом вдруг подошла к полке, где лежали толстые цветные карандаши, и потянула к себе коробку. Лиза заняла маленький деревянный столик у окна. Я села рядом.

Подтянув к себе всю стопку листов, Лиза взяла красный карандаш и стала лениво водить им по бумаге в горизонтальном направлении, оставляя едва заметные следы. Я сказала, что вижу, как она расстроена, а потом спросила, не думает ли Лиза, что вместе нам будет веселее ри­совать. Лиза не стала отвечать, но принялась косить на меня глаза, пе­реводя их затем на лежащие рядом карандаши. Тогда я начала напевать песню о карандаше, который рисует дорожки и своим цветом похож на яблоко. Во время пения я взяла в руки оранжевый карандаш. Лиза тут же бросила свой и, отобрав у меня карандаш, принялась проводить оранжевые линии, косясь и явно ожидая, что я вытащу следующий. Так, называя цвет карандаша и описывая предметы, которым присущ этот цвет, мы перебрали всю пачку. Когда в пачке ничего не осталось, я развела руками и сказала, что не знаю, как поступить дальше. Тогда Лиза стала протягивать мне карандаши, а потом, забирая их у меня, рисовать линии-дорожки. Заметив, что я молчу, сказала: «Пой!» И улыбнулась. Особенно ей понравилось слово «яблоко», и его она «впевала» в мою песню, независимо от цвета карандаша.

После слов: «Лиза, мы заканчиваем работу» она стала просить краски и опять ушла, чуть не плача. Мне очень не нравилось такое окончание занятий, но я уже по опыту знала, что по доброй воле Лиза кабинет покидать не будет. Она совершенно не контролировала свою усталость и «перенасыщение» деятельностью. Работая с ней, надо было жестко придерживаться отведенного на занятие времени. Па фоне усталости у нее иногда бывали приступы головной боли.

Седьмое — десятое занятия

Хорошо, что несмотря на трудности с завершением каждого занятия, Лиза приходила на встречи с большим удовольствием. Мне казалось, что на нее благотворно влияет сама обстановка кабинета,

Индивидуальная и групповая арт-терапия детей с нарушениями в развитии

где для любого эмоционального состояния есть разрешенный, пози­тивный выход. Здесь можно было быть быстрой и медленной, что-то разливать, мазать, прыгать или сидеть на полу. За время одного занятия она успевала несколько раз сменить художественные материалы. Лиза никогда не выходила за рамки доизобразительной деятельности — ма­зала краску на белый или серый лист бумаги (старалась брать листы побольше, а из цветов предпочитала оранжевый, красный и желтый), чертила линии цветными карандашами, иногда стучала по металлофо­ну. Разговаривала мало, но требовала, чтобы я все время была рядом.

Одиннадцатое занятие

На этот раз Лиза ворвалась в мой кабинет во время уборки, когда я приводила рабочие места в порядок после предыдущего заня­тия. Она заметалась по кабинету, отыскивая краски, но они оказались убранными. Тогда Лиза заметила на столе большую банку с грязной водой и торчащей из нее кисточкой. Схватив кисть, она стала водить ей по л.исту, оставляя грязные, темные следы.

Вода обильно лилась на лист, а Лиза, не слушая меня, мазала и мазала кисточкой. Мне казалось, что это — не каприз или «плохое поведение», но тоже своего рода игра. Я попросила ее поменять место, чтобы завершить уборку кабинета. Она меня послушала и безропотно перетащила банку и кисточку. Потом она стала покрывать гладкую поверхность листа мокрыми линиями, ведя их снизу вверх.

Двенадцатое занятие

Лиза вошла в кабинет и тут же направилась к мольберту. Но там сегодня ничего не было — ни воды, ни кисточки. Тогда Лиза подошла ко мне и попросила: «Воды!» Я помогла ей наполнить банку водой. Кисточки она взяла сама. Но, проведя несколько линий, сказала: «Нет!»

Чистая вода действительно не оставляла ожидаемых ею следов. Тогда я предложила ей предварительно окрасить воду, и вытащила акварель. Лиза внимательно следила за моими действиями. Я добавила в банку синюю краску. Увидев окрашенную воду, она сразу забрала у меня кисточку и замерла, не став сразу макать кисть в краску.

О.И. Постальчук

Лиза оказалась перед выбором — повторить мои действия и ис­пользовать уже разведенную мной синюю краску или взять красную или оранжевую. В конце концов, она использовала синий цвет, но затем вернулась к красной краске. Она брала краску на кисть, а потом то опускала ее в воду, то сразу переносила цвет на бумагу и часто приго­варивала: «Оля, смотри!»

Я радовалась вместе с ней. Потом попросила разрешения тоже порисовать рядом. В этот день Лиза ответила па мою просьбу согла­сием. Я взяла другую кисть и, набрав густой синей краски, поставила большое пятно и засмеялась, а затем сказала: «Лиза, смотри!»

Она тут же стала его размывать, а я брала все краски подряд и то проводила линии, то ставила пятна и увеличивала их круговыми дви­жениями. Лиза очень быстро переняла от меня круговые движения рукой и с удовольствием их повторяла. По ходу работы я спела «пес­ню» о том, как мы весело рисуем вместе, а основные слова о «веселом и волшебном мяче» мы громко произносили вместе. Иногда мы даже менялись кисточками. Когда я заметила, что Лиза устала, то бросила свою кисть в воду и подошла к столу, на котором лежали графические материалы. Я произнесла: «Знаешь, Лиза, я так устала! Наверное, мне даже карандаш не поднять!»

Увидев у меня в руке карандаш, Лиза рванулась за ним. Мы не­много почиркали на листе (на этот раз вместе), а затем я объявила об окончании встречи. Лиза соскочила со стула и побежала к гуашевым краскам. Опять пришлось выводить ее из кабинета с уговорами.

Тринадцатое — семнадцатое занятия

Лиза работала в своем обычном режиме, используя за одно занятие по нескольку материалов и способов обращения с ними. Выби­рала разные цвета, но редко совмещала их на одном листе. Если же она рисовала синим, то использовала этот цвет чистым, очень насыщенным. Она также начала рисовать маленькие «загогулины» шариковой ручкой. Также у нее проявилась тяга к постоянной смене места работы — теперь она использовала не только маленький деревянный столик, но и моль­берт, и коврик на полу. Она могла расположиться на стуле, подоконни­ке, на большом красном столе и даже под ним. Она часто передвигала коврик на полу, оказываясь в разных местах кабинета.

Индивидуальная и групповая арт-терапия детей с нарушениями в развитии

Восемнадцатое занятие

Войдя в кабинет, Лиза вновь собрала вокруг себя любимые художественные материалы. И, усадив меня за стол, забралась на мои колени. Рисовала ручкой маленькие «загогулины», почти укладываясь телом на лист. Я в какой-то момент положила руку на стол, и вдруг Лиза, отшвырнув ручку, схватилась за мою руку и больно впилась ногтями в ладонь. У меня выступили слезы на глазах. Я крепко взяла ее руку и перевела опять на лист бумаги, сказав: «Мне очень больно!»

— Больно? Больно? Больно?

— Да! Да! Да!

Потом Лиза опять рисовала ручкой свои «загогулины», но мы обе были очень грустны. Несмотря на это, Лиза проделала все свои любимые манипуляции — она и цветными карандашами почиркала, и акварелью по листу помазала. С моих колен Лиза так и не слезла. К концу встречи ее настроение улучшилось, она посматривала на меня уже веселыми глазами и нарочито громко смеялась. Я состро­ила ей совершенно «зверскую» рожицу, постаравшись передать противоречивые чувства, которые вызвала у меня доставленная ею боль. В то же время я постаралась передать, что принимаю ее такой, какая она есть. Затем мы вместе рассмеялись, но уходила с занятия она опять с криками.

Девятнадцатое — двадцать третье занятия

Теперь Лиза, помимо индивидуальной работы, посещает так­же групповые занятия. Было решено, что это поможет ей научиться взаимодействовать с детьми, рисовать с ними, не мешая никому, кон­тролировать свое поведение. Поначалу я старалась находиться рядом с ней, и если она начинала себя агрессивно вести, ставила перед ней условие — продолжать работу самостоятельно или уходить из группы. Если ее все же приходилось из группы удалять, то сопротивлялась она гораздо меньше, чем во время индивидуальных занятий, видимо, понимая, что вела себя действительно плохо.

Однажды она «подсмотрела», как один мальчик рисовал краской «по мокрому». Лизу так захватили новые возможности этой техники, что она провела некоторое время, наслаждаясь рисованием краской

О.И. Постальчук

на влажном листе бумаги. Не обращая внимания на окружающих, она накладывала краску на лист бумаги и ждала, когда цвета начнут смешиваться друг с другом. Потом закричала: «Оля, смотри!»

Мальчик, у которого Лиза переняла этот изобразительный прием, сидел с другой стороны коврика и смотрел на Лизу очень настороженно. Она часто бесцеремонно с ним обращалась. Но сей­час между ними было нечто общее, и Лиза вовсе не собиралась с ним драться.

Двадцать четвертое — сороковое занятия

Лиза хорошо адаптировалась к группе, хотя большого удовлетворения занятия ей не приносили. В группе ей явно не хватало внимания, и она начинала капризничать. Я осторожно стимулировала ее к взаимодействию с другими детьми — так, Лиза «играла» на пианино с Настей, и ее смелые действия позволили Насте привыкнуть к звучанию клавиш с низкими нотами. Однако стиль и темп ее работы с изобразительными средствами в основном оставались прежними.

Сорок первое занятие

Из-за усилившейся головной боли Лиза выглядела не такой оживленной, как всегда. Выбрав место за столом, она положила голо­ву рядом с листом бумаги и ручкой рисовала маленькие извилистые линии, называя их буквами. Стержень двигался на уровне глаз, и Лиза следила за ним. Потом она взяла мою голову двумя руками (я сидела рядом) и тоже положила ее на стол. Теперь мы обе смотрели на появ­ляющиеся каракули. Я протянула руку к стержню и начала рисовать из Л изиной «закорючки» девочку. Лиза забрала у меня стержень и стала опять рисовать «закорючки».

Мы не разговаривали друг с другом, только один раз поменяли стержень. Потом Лиза, все еще не поднимая головы, пододвинула к себе коробку с мелками и карандашами и стала просто перебирать их, не оставляя следов на листе. По окончании встречи она почти не сопротивлялась уходу.

Индивидуальная и групповая арт-терапия детей с нарушениями в развитии

Сорок второе — сорок седьмое занятия

У Лизы появилось новое увлечение — смешивать все краски в кюветах. При этом все вокруг становилось грязным, вода лилась с кисточки, краски превращались в бурую массу, и с этой массой Лиза начинала шалить, пачкая стол, стулья, разные предметы в кабинете. Интересно, что при этом она почти не шумела. Я не мешала ей ве­селиться, сдерживала ее только тогда, когда предметы, которые она собиралась испачкать, она действительно могла испортить (диван или мягкую игрушку). Лиза не пыталась что-то делать наперекор. Она просто перемещалась к следующему предмету и с преувеличенным упорством тыкала в него кистью. Я улыбалась, оставаясь спокойной. Мне казалось, что только это мое спокойствие дает Лизе возможность контролировать свои действия и не позволяет «сорваться». Перед окончанием работы я вставала со своего места и твердо, но ласково начинала давать указания по уборке кабинета. Мы вместе приносили воду и мокрыми салфетками убирали следы Лизиного «разгула».

Я думаю, что Лизины деструктивные проявления реализовались посредством различных манипуляций с художественными материалами. Это позволило ей мягко «отреагировать» чувство гнева и агрессию.

Сорок восьмое — пятьдесят четвертое занятия

Ассортимент применяемых Лизой художественных мате­риалов значительно расширился — помимо карандашей, акварели и гуаши она стала использовать пастель, фломастеры, разноцветные ручки. Лизины рисунки качественно изменились. Мне кажется, они стали более органичными и даже красивыми. Лиза начала заполнять всю поверхность листа. Краски теперь не просто размазаны по листу, а «слиты» в цветное поле.

Помощи в работе Лиза не просила. Иногда, закончив рисовать, она инициировала общение — просила меня рассказать, что я вижу. Она начала узнавать в своих каракулях предметы, имеющие круглую форму — мяч, яблоко, апельсин.

Она стала вслух здороваться, иногда во время работы начинала петь. На занятиях в группе с удовольствием работала вместе с Димой. Они предпочитали одни и те же материалы и легко находили общий язык.

О.И. Постальчук

Итоговые комментарии арт-терапевта

Проведенная с Лизой индивидуальная и групповая работа дала положительные результаты, подтвержденные, в частности, наблю­дающим Лизу психологом. Согласно представленному им заключению, «на данный момент проявления нарушений эмоционально-волевой сферы и поведения незначительны и легче корректируются. У девочки повысился уровень мотивации к продуктивной деятельности. Лиза сознательно использует изобразительную деятельность для эффек­тивного эмоционального отреагирования. У нее повысилась познава­тельная активность, ее обучаемость стала более высокой. Расширился объем активного внимания, повысилась речевая активность. Заметно развились коммуникативные навыки.

В плане сенсорного развития Лиза делает успехи: узнает и на­зывает геометрические формы, цвета. Развились графометрические навыки. В игре появились элементы драматизации, Лиза эмоционально озвучивает и показывает разные роли».

Мама Лизы обратила внимание на то, что девочка, придя домой, часто просит дать ей альбом для рисования и, по крайней мере, по не­сколько минут занимается изобразительной деятельностью. Часто просит родителей рисовать для нее разные истории, а потом говорит от имени изображенных персонажей. По отношению ко взрослым стала менее конфликтной, более управляемой, стала активнее общаться.

Литература

Копытин AM. Системная арт-терапия. СПб.: Питер, 2001.

Ekrenzweig A. The Psychoanalysis of Artistic Vision and hearing. London:

Routledge, 1953. Kramer E. Childhood and Art Therapy. Notes on Theory and Application. New

York: Schocken Books, 1979.

Арт-терапия, психология творчества. Консультация психолога арт-терапевта. Арт-терапия в группе и индивидуально.

«Время от времени стоит сделать перерыв и навестить самого себя» О.Джорджди

Я применяю метод арт-терапии в работе уже больше 10-ти лет.

Я использую техники арт-терапии в индивидуальных консультациях, в работе и с детьми и со взрослыми. За эти годы провела мастер-классы в самых разных местах — больницах, библиотеках, йога-студиях, на семейных и книжных фестивалях, в издательствах, на музыкальных фестивалях, в благотворительных фондах, волонтерских организациях.

 

 Это длинный и интересный путь, начинать было сложно — в России мало кто знал о существовании такого метода. Я много рассказывала, писала статьи в профессиональных и глянцевых журналах, читала лекции, проводила мастер-классы, чтобы познакомить с новой стороной творчества и искусства.

 

 

Арт-терапия – это сочетание психологии и творчества.

Арт-терапия использует язык цвета, символов и образов — вместо привычного вербального языка.

 

 

Загляните в Блог арт-терапевта — я пишу об арт-терапии и творческих упражнениях, которые помогут вам на пути самоисследования и добавят креативности в вашу жизнь.

Арт-терапия  позволяет обратиться к внутренним ресурсам, которые были до сих пор не востребованы.

 

 


Арт — терапия не случайно содержит в себе слово «терапия» — занятия творчеством успокаивают, отвлекают от круга надоевших мыслей, расслабляют и одновременно дают возможность сосредоточиться и собрать силы. 

 

 

«Живопись — идеальный способ отвлечения. Я не знаю ничего другого, что бы более полно поглощало ум, не изматывая тело. Какими бы ни были сиюминутные беспокойства или тревоги за будущее, как только картина начата, им уже нет места в мыслях. Они уходят в тень и тьму. Весь свет мыслей человека концентрируется на работе. Время уважительно стоит в сторонке».  Эти слова принадлежат Уинстону Черчиллю, который всю жизнь увлекался живописью и это было для него собственным способом арт-терапии, способом отдохнуть, зарядиться энергией, дать возможность прийти новым идеям и решениям. 

 

 

Я провожу занятия арт-терапией для взрослых и детей

  Курс индивидуальных занятий арт-терапией «Жизнь в цвете»  — моя авторская программа.

Это арт-занятия для развития эмоционального интеллекта и способов эмоционльаной саморегуляции, креативности и гибкости в решении различных вопросов, улучшения навыка присутствия «здесь и сейчас»,  баланса между правым и

левым полушарием.

 

 


Арт-терапию я практикую с с 2007 года и программа индивидуальных занятий родилась из сотен часов проведения арт-терапевтических групп и применения методов терпии искусствами в индивидуальном консультировании. Постепенно я стала все чаще получать  вопросы о том, можно ли позаниматься арт-терапией отдельно, индивидуально. Поэтому наряду с индивидуальными консультированием я провожу и индивидуальные занятия арт-терапией.

Это психологическая консультация, где используются арт-терапеветические, творческие техники работы с  вопросами клиента.



Добавлю, что это еще и несомненно и самый красивый способ работы с психологом, если можно так сказать. Вы становитесь в буквальном смысле слова художником и творцом своей жизни, настроения, общения с миром и людьми. 

 

Арт-терапия с детьми -с  4-х лет , диагностика и  коррекция поведения ребенка, работа с эмоциями и спобосами социального взаимодействия. Техники — рисунок, коллаж, глина, различные сенсорные материлы, сказкотерапия, игровая терапия, музыкотерапия. Подробнее о работе с детьми можно прочесть в разделе Арт-терапия с детьми. Консультация детского психолога

 

Что такое арт-терапия? 

У каждого свой ответ на этот вопрос.

Кто-то воспринимает арт-терапию  как способ самопознания и самовыражения, новый метод в психологии личности.

Для других арт-терапия прежде всего творчество, погружение в процесс, возможность  научиться делать что-то новое  — рисовать акварелью, делать фотоколлажи, писать стихи.

Арт-терапия развивает правое полушарие, интуицию и эмоциональный интеллект — поэтому, для многих это способ увеличить свою успешность и продуктивность. 

Арт-терапия — прекрасный инструмент эмоциональной саморегуляции и управления настроением, что является залогом успешной профессиональной деятельности и самораелизации.

Арт-терапия — это способ развить эмпатию, творчество дает способность понимать и себя и других людей, это всегда стимулирует перемены  в личной жизни и отношениях. 

 

      


 

Самовыражение и терапия. Иногда о проблеме можно рассказать,  а иногда ее проще нарисовать, выразить в цвете, образе.

Не всегда хватает слов, чтобы выразить свои чувства или описать ситуацию. Рисунок, образы, цвет помогают безопасно выразить себя.  В этом исцеляющий эффект арт-терапии — отделить проблему от себя и посмотреть на нее со стороны. Вы чувствете себя комфортно, психолог не вторгается в Ваше пространство.

 

 

    

 

Творчество. Арттерапия — это всегда возможность развить свои творческие способности, открыть новые ресурсы, и следовательно стать и в жизни более творческим и гибким. 

Арт-терапия это не только психология, но  еще и удовольствие и радость от самого процесса творчества, возможность побыть творцом и вернуть себе легкость детства, когда мы были более свободны и спонтанны в выражении своих чувств, с интересом принимали новое.

 

                                                   

 

 

«Арт — терапия — стань художником своего настроения!»

Статья для журнала «Лиза» №16 апрель  2014г.


Весна – время обновления, перемен.   Становится длиннее день, меняются запахи, звуки, цвета. Хочется чего-то неожиданного – и от себя и от  мира.

Но несмотря на то, что все окружающие говорят о переменах, которые несет новое время года, первый шаг иногда сделать трудно. С чего начать? Что попробовать? Как оживиться после зимней спячки и включиться в ритм природы?  Как узнать – могу ли я что-то новое?

Я психолог, арт-терапевт и хочу рассказать сегодня о том, как творческий подход поможет вам впустить в свою жизнь новые краски, чувства, события. 

И начать нужно с цветотерапии – разделе психологии о значении цвета и его влиянии на настроение и самочувствие человека.

Сначала  поговорим о цвете, о новых красках в жизни – и в прямом и в метафорическом смысле. Весна ассоциируется у каждого со своим цветом, но есть общие, которые для многих являются символами весны.


 Зеленый цвет. Это цвет молодости, нового цикла жизни. Зеленый  цвет прежде всего ассоциируется у нас с оживлением природы после зимы, с возрождением, пробуждением. Каждый раз весной мы наблюдаем чудо – как растения пробиваются сквозь толщу земли, тянутся к солнцу. И на подсознательном уровне мы реагируем на зеленый, как на цвет жизни, надежды, энергии. Зеленый одновременно успокаивает и тонизирует – этот цвет жизненно необходим нам, как напоминание о своем внутреннем потенциале, о  способности  к обновлению.


 Желтый цвет. Это символ солнца, тепла, начала дня.  Солнце – это свет, который позволяет нам увидеть мир, увеличить пространство  убрать границы, избавиться от всего, что угнетает и подавляет.  Там, где есть желтый – нет места плохому настроению и депрессии. Солнце наполняет плод своей энергией при созревании, и также желтый цвет наполняет нас витальностью и жизненными силами.

Оранжевый цвет. Цвет праздника и хорошего настроения. Этот цвет добавляет тепла и остроты в нашу палитру ощущений  –  как специи, которые часто бывают оранжевого цвета.  

Включение этих цветов и их оттенков в вашу жизнь даст толчок к позитивным переменам, даст возможность впустить весну в себя, улучшит настроение и контакт с окружающими. Вопрос – как это сделать? Отвлечься от шаблонов, пойти по нестандартному пути.  Изменить прежние привычки и добавить новые.


Творчество.

Попробуйте  сделать что-то новое.

Арт-терапия – это творчество и самопознание. Если вы ни разу не слышали, что такое арт-терапия, то сейчас самое подходящее время, чтобы начать это знакомство.

Я арт-терпевт и веду занятия по развитию творческих способностей, часто слышу от участников, что сложно было решиться прийти в первый раз, что нет творческих способностей, что последний раз опыт общения с красками был в школе.  Но творческий потенциал есть у каждого, главное – начать. 

Представьте, что вы можете ответить на вопрос «Как дела?» или «Как настроение?» , а можете нарисовать  Читать статью полностью…

 

 

 

 

Техники, которые я использую: 

Рисунок

Создание коллажей – из готовых фотографий, цветной бумаги, сочетание разных техник и материалов.

Движение, танец, телесноориентированная терапия.

Музыкотерапия.

Сказкотерапия. Сочинение историй, сказок, сценариев, поэзия.

Фототерапия  и видеотерапия — работа с современными технологиями, цифровой фотографией и видео.  Есть еще отдельные направления арт-терапии, о которых можно долго рассказывать и которых мы так или иначе касаемся на различных занятиях. 

 

    

 

Материалы:

Гуашь, сухая и масляная пастель, акварель.

Цветная бумага, картон.

Пластилин, глина.

Сыпучие материалы, природные материалы, крупа.

Фотоархив.

Готовые изображения, фотографии, иллюстрации, ассоциативные фотографии.

 

Книги о психологии творчества, арт-терапии, цветотерапии, фототерапии

 

Психология и физиология арт-терапии.

Арт-терапия позволяет развить скрытые ресурсы.

Арт-терапия активизирует правое полушарие, дает возможность быть более гибким в выборе вариантов действий, прислушиваться к своей интуиции.

Арт-терапия благотворна с точки зрения физиологии — в процессе творчества восстанавливается артериальное давление, возвращается естественный ритм  дыхания, снимается мышечное напряжение, улучшается работа центральной нервной системы. 

Арт-терапия — это язык цвета и образов, который напрямую работает с подсознанием. Психологические вопросы решаются мягко, необязательно о них говорить и анализировать причину возникновения проблемного состояния.

Арт-терапия практически не имеет противопоказаний. Полезна и детям и взрослым, эффективна при восстановлении после стресса или заболеваний.

Арт-терапия — это удовольствие быть спонтанным, свободным в самовыражении, создавать новое  своими руками.

Арт-терапия обладает исцеляющим эффектом при различных психосоматических заболеваниях, улучшает самочувствие, арт-терапевтические студии работают в больницах и реабилитационных центрах по всему миру почти уже столетие. В Москве у многих  как никогда сейчас актуальны проблемы с самочувствием — бессонница, головные боли, скачки артериального давления, проблемы с желудочно-кишечным трактом и сердечно-сосудистой системой. Если вам знакомы эти проблемы — познакомтесь с арт-терапией, может быть творчество — это именно ваше лекартство.

Арт-терапия во время беременности — способ принять перемены, происходящие в жизни женщины  с удовольствием.

 

 

Читать еще по теме:              

Записаться на занятие арт-терапией   

     

Арт-терапия — индивидуальные занятия  с детьми

Фотографии мастер-классов по арт-терапии

Книги о психологии творчества, арт-терапии, цветотерапии

Библиотерапия. Сей Сенагон «Записки у изголовья» 

Art Therapy Group — Мосты к выздоровлению

Иногда разговорной речи недостаточно; когда вы боретесь с психическим расстройством, ваши чувства могут быть слишком подавляющими, чтобы их можно было адекватно выразить словами, и часто в вашей жизни могут быть аспекты, о которых вам неудобно говорить. В нашей группе арт-терапии вам будут предоставлены инструменты для визуального выражения этих переживаний в поддерживающем пространстве. Альтернативные способы выражения эмоций могут быть особенно важны для клиентов, которые пережили травму, испытывают трудности с межличностными отношениями, а также для тех, кому трудно раскрыться в традиционной терапии.Таким образом, арт-терапия может быть жизненно важным компонентом лечения многих форм психических заболеваний.

Процесс самоанализа посредством творческой работы может быть глубоко раскрепощающим, поскольку вас поощряют создавать все, что приходит вам в голову, и следовать своим собственным художественным и эмоциональным инстинктам. Технические навыки не имеют значения; ценность арт-терапии заключается не в визуально впечатляющем готовом продукте, а в творческом процессе и намерении. Преимущества нашей Art Therapy Group включают:

  • Экстернализация своих чувств осязаемым образом и понимание собственного психологического состояния.
  • Креативное снятие болезненных эмоций.
  • Осознавать чувства, о которых вы не подозревали, и обнаруживать препятствия на пути к исцелению.
  • Используйте свои художественные произведения как плацдарм для разговора и общения.
  • Чувство понимания и одобрения как терапевтом, так и сверстниками, расширяет ваши коммуникативные способности.
  • Повышение уверенности, воображения и способности к концентрации по мере того, как вы исследуете свой творческий потенциал и придаете форму своему эмоциональному состоянию.

К преимуществам арт-терапии относится и биохимический компонент. Когда мы смотрим на искусство, наш мозг выделяет дофамин — то же химическое вещество, которое выделяется, когда люди влюбляются, создавая чувство благополучия, счастья и удовольствия. Занятие искусством задействует врожденные способности вашего мозга к исцелению, давая вам возможность испытать чувство благополучия, даже когда вы исследуете тревожные темы. Таким образом, арт-терапия может быть особенно полезной для тех, кто не чувствует себя комфортно, полностью занимаясь традиционной психотерапией.

.

Магистерские программы арт-терапии 2020+

Выпускные программы арт-терапии существуют на стыке искусства и консультирования. Студенты, обучающиеся на этих программах, изучают наилучшее использование изобразительного искусства, драмы или музыки в качестве лечебных стратегий в рамках психотерапии и поддержки психического здоровья. Уроки арт-терапии для выпускников могут охватывать основные методы оценки, а также методы терапии с использованием творческих искусств и средств массовой информации, чтобы развить прочную основу во многих дисциплинах. Это может позволить им объединить свою страсть к искусству с преданностью делу помощи другим.

Многие лучшие программы арт-терапии направлены на то, чтобы подготовить студентов к выполнению предварительных условий для получения лицензии в качестве профессиональных консультантов или зарегистрированных или сертифицированных арт-терапевтов. Однако эти предварительные условия могут различаться в зависимости от штата — это означает, что сами программы получения степени также могут отличаться в зависимости от местоположения.

Арт-терапия — это дисциплина интегративного консультирования, которая, как следует из названия, фокусируется на терапевтическом использовании искусства. Арт-терапевты используют творческий процесс, чтобы изучить, что люди чувствуют, или помочь разрешить личные конфликты.Художественные работы пациента могут быть оценены арт-терапевтом, чтобы определить подходящие способы помочь им вылечиться, или могут быть использованы как часть самого плана лечения.

Исцеление в этом контексте может означать что угодно, от управления поведенческими моделями, такими как зависимость, снижение тревожности, повышение самооценки и развитие навыков межличностного общения или понимания. Согласно Американской ассоциации арт-терапии (AATA), для практики арт-терапии начального уровня требуется степень магистра арт-терапии. i

Получив степень арт-терапии, ваша курсовая работа может затрагивать все, от творческих навыков до психологических исследований и методов терапии.Цель состоит в том, чтобы нарисовать широкую и эффективную картину того, как использовать изобразительное искусство (например, рисунок, живопись, скульптуру и другие виды искусства) и другие творческие процессы в студии

, чтобы помочь людям исцелить. Например, программы экспрессивной терапии могут быть сосредоточены на таких вещах, как музыка, выступления и танцы.

Популярные школы с художественной терапией

спонсируется

спонсируется

В целом, программы для выпускников арт-терапии сосредоточены на искусстве применительно к терапии психического здоровья.Курсы могут быть посвящены тому, как оценивать работу людей, применяя теории и методы человеческого развития, психологию и консультирование. На занятиях также могут быть затронуты такие темы, как наука об образе и терапевтические аспекты цвета. Следовательно, аспирантура по творческой терапии поощряет студентов оттачивать разнообразный набор знаний и навыков, таких как слушание, критическое мышление и помощь другим. и

ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Искусство и создание произведений искусства по своей сути основаны на восприятии и чувствах и задействуют мозг и тело так, как это не делается в вербальном языке. iii

Как поступить в магистратуру по арт-терапии

Большинство аккредитованных программ арт-терапии в колледжах и университетах требуют от абитуриентов представить как портфолио художественных работ, так и стенограммы, отражающие успешно пройденные курсы в соответствующих областях, таких как студийное искусство и психология. iv

Можно предпочесть специальность бакалавриата по психологии или такие курсы, как «Введение в психологию», «Теории аномальной психологии» и «Психология развития».Другие материалы, которые могут запросить выпускные программы арт-терапии, могут включать в себя элементы, указанные ниже.

  • Степень бакалавра в регионально аккредитованном учебном заведении (может потребоваться степень бакалавра психологии или определенного изобразительного искусства)
  • Магистр, клинический опыт, исследования (PhD в арт-терапии)
  • Рекомендательные письма
  • Письменное заявление о целях или эссе
  • Минимальный средний балл, установленный школой
  • Личное интервью

Свяжитесь с выпускниками индивидуальных программ арт-терапии, чтобы узнать об особых требованиях.

Пример требований к степени арт-терапии

Чтобы получить степень магистра в области арт-терапии, студенты, как правило, должны пройти ряд основных курсов наряду с факультативами для поддержки индивидуальных интересов или области специализации. Большинство аккредитованных программ арт-терапии для выпускников посвящают свой учебный план теориям арт-терапии, консультирования и психотерапии. Хотя у каждой школы арт-терапии может быть своя точка зрения, выделяются некоторые общие темы, например перечисленные ниже. iii

  • Этика и стандарты практики
  • Оценка и оценка
  • Индивидуальные, групповые и семейные техники арт-терапии
  • Человеческое и творческое развитие
  • Консультации по вопросам культурного многообразия
  • Методы исследования

Практикум арт-терапии

Программы аспирантуры по арт-терапии обычно включают практические занятия. Это означает, что вам нужно будет завершить как наблюдение, так и практику в роли, которую может взять на себя арт-терапевт, конечно же.Студентам арт-терапии также может потребоваться пройти стажировку, в ходе которой они получат опыт под присмотром нынешнего арт-терапевта, работая с клиентами или пациентами. ii Этот опыт может иметь место в клинических условиях, в сообществе и / или в других условиях. Для получения более подробной информации о том, как это работает в выбранных вами программах, свяжитесь с вашей школой.

Высшее образование в области арт-терапии

Если вы решите поступить в аспирантуру арт-терапии, вы можете получить степени и сертификаты на нескольких уровнях от магистра до доктора.Каждый уровень может включать в себя один или несколько типов степеней, подходов к материалу и требований, в том числе на кампусе или в программах магистратуры по арт-терапии в Интернете. Ниже мы разбили самое главное, что вы можете найти.

Магистерские программы арт-терапии

Магистерские программы

Art Therapy обычно предназначены для того, чтобы помочь студентам подготовиться к получению статуса лицензированного практикующего консультанта и зарегистрированного сертификата Art Therapy. Наиболее распространенные типы предлагаемых степеней магистра арт-терапии включают магистра наук и магистра искусств в области консультирования со специализацией в арт-терапии.Это может означать, что основные курсы сосредоточены на консультировании, в то время как студент концентрируется на арт-терапии через специальные курсы для этого курса.

Для получения степени магистра арт-терапии часто требуется около 60 кредитов, хотя это количество варьируется. Кредиты могут быть отнесены к последовательности основных тем в теориях консультирования по психическому здоровью, а также к биопсихологии, методам интервью, психопатологии и этике. Студенты, получившие степень магистра арт-терапии, могут затем пройти более специализированные курсы, такие как оценка на основе искусства и методы консультирования по арт-терапии.Некоторые программы магистратуры по арт-терапии могут также обращать внимание на личностный рост студента и могут предлагать дополнительные курсы по использованию изобразительного искусства и художественных процессов.

Практикумы и стажировки часто являются важными компонентами программ Art Therapy Masters, поскольку клинический опыт может быть требованием для получения лицензии. Индивидуальные программы различаются, как и требования к лицензированию, поэтому проведите собственное исследование, чтобы убедиться, что вы выполнили все требования.

Докторские программы арт-терапии

PhD по программам арт-терапии, как правило, имеет окончательную исследовательскую степень.Они часто предназначены для нынешних арт-терапевтов, которых привлекают научные занятия и академическое лидерство. Для получения докторской степени по арт-терапии может потребоваться около 48 кредитов обязательных курсов, в дополнение к самостоятельной художественной работе в студии, диссертации и практикуму. Практикум может включать обучение, исследования, клиническое наблюдение или продвинутую клиническую практику.

Большинство программ PhD Art Therapy требуют, чтобы кандидаты имели степень магистра, хотя и не всегда в области Art Therapy. Также может потребоваться опыт в психологии, консультировании, социальной работе или искусстве.Некоторые программы могут предлагать более клинически ориентированную программу с присвоением докторской степени или другой докторской степени. Конкретные предлагаемые степени и требования к каждой могут различаться. За подробностями обращайтесь в школы арт-терапии.

Сертификационные программы для выпускников арт-терапии

Студенты, которые уже имеют степень магистра арт-терапии или смежной области или выше, но в настоящее время не стремятся получить докторскую степень, могут вместо этого быть заинтересованы в программах получения сертификатов магистратуры арт-терапии. Как правило, короткие, требующие всего нескольких занятий для завершения, эти программы, как правило, сосредоточены на одном конкретном навыке, методе терапии или области исследования.Это может позволить нынешним профессионалам расширить свою практику и набор навыков за счет более короткой учебной программы. Некоторые программы могут также предлагать сертификаты магистратуры, которые не являются программами получения степени, открытыми для тех, кто имеет соответствующие степени бакалавра.

Найти аккредитованные программы магистратуры по арт-терапии

Действующие образовательные стандарты для утвержденных AATA магистерских программ арт-терапии были установлены в 2007 году под контролем Совета по утверждению образовательных программ (EPAB). Это переходный период, хотя все необходимые условия для обучения сохраняются.

В 2017 году Комиссия по аккредитации смежных программ санитарного просвещения (CAAHEP) и Совет по аккредитации арт-терапевтического образования (ACATE) начали сотрудничать с Американской ассоциацией арт-терапии (AATA) для установления, поддержания и продвижения соответствующих стандартов качества для искусства. Степени и программы терапии.

Кроме того, некоторые программы могут быть аккредитованы Советом по аккредитации и соответствующей образовательной программе (CACREP). Поскольку законы штатов различаются, рекомендуется обратиться в лицензионный совет штата, чтобы узнать, соответствует ли ваша программа их утверждению на лицензирование.

Как долго можно получить степень арт-терапии?

Студенты могут получить степень магистра арт-терапии, начальное образование для зарегистрированных арт-терапевтов, примерно за два года очного обучения. Время, необходимое для прохождения программы PhD арт-терапии, может варьироваться в зависимости от целей программы, предварительных условий и других требований.

Помимо преподавателей, от студентов может потребоваться от 2000 до 4000 часов клинической практики под наблюдением после получения степени (интернатура или резидентура), чтобы иметь право на получение лицензии.Также консультанты и терапевты должны сдать государственный экзамен. Однако эти требования различаются в зависимости от штата, поэтому рекомендуется просмотреть требования, которые применяются к вам. II

Что такое арт-терапевт?

Зарегистрированный арт-терапевт (ATR) — это специалист в области психического здоровья, заработавший не менее:

  • Степень магистра арт-терапии по аккредитованной программе
  • Клинические часы последипломного образования под непосредственным руководством квалифицированного арт-терапевта

Выпускники магистратуры по арт-терапии могут затем работать до уровня сертифицированного арт-терапевта (ATR-BC).Это высший диплом по арт-терапии, который может быть присужден после успешной сдачи национального экзамена.

Перспективы карьеры арт-терапии

Арт-терапевты работают в различных клинических учреждениях и местах — среди них больницы, реабилитационные центры, оздоровительные центры, судебно-медицинские учреждения, школы, кризисные центры и частная практика. iii Согласно BLS, есть две категории, к которым могут принадлежать арт-терапевты. Первый — это терапевты, а второй — консультанты по психическому здоровью.

  • По обоим направлениям, согласно прогнозам, с 2016 по 2026 год занятость вырастет: 7 процентов для реабилитологов и 20 процентов для консультантов по психическому здоровью ii
  • В мае 2016 года средняя годовая зарплата терапевтов, включая арт-терапевтов, составляла 46 410 долларов. Для консультантов по психическому здоровью было 42 150 долларов США ii

Каждая из этих профессий может иметь разные образовательные и лицензионные требования. Чтобы узнать больше, обратитесь к государственным советам.

Лексингтон-Файетт, Кентукки

80

Александрия

80

Районы метро с наибольшей зарплатой в США: терапевты, все остальные
Район метро Средняя годовая зарплата Работа
Лас-Вегас-Хендерсон-Парадайз, Невада $ 104,100 40 100370 долларов США 50
Цинциннати, Огайо-Кайоин 90,050 долл. США 80
Дейтон, Огайо Вашингтон Вашингтон , DC-VA-MD-WV 76 000 долл. США 310

Бюро статистики труда


[i] onetonline.org / link / summary / 29-1125.01 | [ii] bls.gov/ooh/community-and-social-service/substance-abuse-behavioral-disorder-and-mental-health-counselors.htm | bls.gov/ooh/healthcare/recreational-therapists.htm [iii] arttherapy.org/upload/Overview%20of%20Educational%20Standards.pdf | [iv] bls.gov/careeroutlook/2015/youre-a-what/art -therapist.htm | [v] bls.gov/ooh/healthcare/recreational-therapists.htm

Лучшие 17 высших школ с программами магистратуры по арт-терапии

.

Терапия с использованием экспрессивных искусств | CIIS

COVID-19 Обновление из программы

Программа терапии с использованием экспрессивных искусств (EXA) в CIIS направлена ​​на продолжение предоставления динамичной, экспериментально ориентированной, основанной на искусстве учебной программы консультативной психологии в меняющейся среде, вызванной пересекающимися пандемиями COVID-19 и расизма. Осенью 2020 года все классы будут виртуализированы.Встречи на территории кампуса проводиться не будут. Ситуация для Spring пока не определена. Программа EXA и CIIS следуют текущим медицинским рекомендациям для обеспечения безопасности студентов, преподавателей и сотрудников.

Программа EXA была первой из программ магистратуры в области психологии консультирования в CIIS, в которой был включен гибридный курс обучения. Таким образом, наши преподаватели обладают обширным практическим опытом в предоставлении онлайн-педагогики для взрослых с использованием передовых творческих и новаторских практик. Кроме того, основной преподавательский состав провел лето 2020 года, исследуя способы совершенствования наших методов преподавания, чтобы наилучшим образом удовлетворить потребности самых разных учащихся в виртуальной среде, и обучая дополнительных преподавателей использованию творческих методов в виртуальном обучении.

Наши виртуальные классы сочетают в себе синхронные и асинхронные методы для доставки ключевого контента, не забывая при этом о связях разума, тела, духа и сообщества, необходимых для поддержания обучения, ориентированного на человека. Кроме того, мы поощряем реляционные связи между студентами, преподавателями и сотрудниками через непрерывный цикл обратной связи, чтобы обеспечить достижение целей обучения, в то же время концентрируя опыт обучения студентов. Мы с нетерпением ждем инноваций, которые появятся в результате партнерства преподавателей, студентов и учащихся, поскольку мы расширяем наши коллективные знания о виртуальном пространстве обучения.Если у вас есть дополнительные вопросы, свяжитесь с Полой Джунн, менеджером программы EXA по адресу [email protected]

Цикл осень 2020 закрыт. Цикл Весна 2021 открывается 15.09.2020.

Spring 2021 Application — нажмите здесь:

Информация о сроках подачи заявок на весну 2021 года:

15 октября 2020 г. — крайний срок 1-го приоритета. Отправьте заявку до 15 октября 2020 г. на гарантированное рассмотрение. После этой даты некоторые программы могут быть заполнены и проводить собеседование только для кандидатов в списки ожидания или не иметь возможности для дальнейшего рассмотрения заявок.

Подача заявок Весна 2021 откроется 15 сентября 2020 года, а 15 октября 2020 года — крайний срок.

Узнайте больше о наших требованиях к подаче заявки и подайте заявку сегодня или присоединитесь к нам на предстоящем мероприятии.

В Калифорнийском институте интегральных исследований (CIIS) терапия выразительными искусствами относится к терапевтическому подходу к отдельным лицам, парам, семьям, группам и программам на уровне сообществ, который объединяет широкий спектр модальностей искусства на службе роста, развития человека, и исцеление.

The Expressive Arts Therapy (EXA), специализирующаяся на консультационной психологии, готовит студентов к практике искусства и науки терапии выразительными искусствами в рамках учебной программы, основанной на современных, творческих, основанных на компетенциях подходах к обучению взрослых.

Учебная программа EXA разработана в соответствии с требованиями штата Калифорния к лицензированию MFT. Студенты посещают недельный семинар по месту жительства в начале каждого семестра. Семинар проводится в кампусе CIIS в самом центре Сан-Франциско.

Основные моменты программы терапии с использованием экспрессивных искусств:

  • Завершение учебной программы из 60 единиц, утвержденной CIIS в штате Калифорния, по подготовке студентов к получению лицензии в качестве терапевта по вопросам брака и семьи (MFT) или лицензированного профессионального клинического консультанта (LPCC) из 67 единиц

  • Подготовка к получению сертификата терапевта по экспрессивным искусствам (REAT) Международной ассоциацией терапии экспрессивным искусством

  • Поддержка иностранных студентов через советника по международным делам CIIS

  • Глубокая интеграция подходов мультимодального искусства в преподавание и обучение

  • Студенты могут пройти учебную программу LPCC с дополнительными летними курсами
  • Иммерсивные семинары по искусству начинаются каждый семестр, когда студенты выполняют до одной трети семестровых курсовых работ

  • Методики преподавания, продвигающие модель ученый-художник-практик посредством интеграции теории в рефлексивную практику «реального мира»

  • Преподаватели, обладающие навыками очного и интерактивного подхода к преподаванию и обучению на основе искусства

Интенсивные семинары по искусству

Студенты, преподаватели и консультанты собираются вместе на наших семинарах по месту жительства, чтобы участвовать в обширном экспериментальном интермодальном обучении, основанном на искусстве, выполнив до трети курсовой работы в классе за семестр.

Жилой формат на полный рабочий день

Студенты проходят трехлетнее очное обучение в кампусе CIIS в Сан-Франциско. На втором курсе студенты официально участвуют в практическом обучении, интегрируя теорию и изобразительное искусство в практику в рамках утвержденного сообщества, добровольно или за плату. На третьем курсе студенты проходят формальную годичную практику. Каждому студенту назначается научный руководитель.

Вопросы? Не стесняйтесь обращаться к консультанту по приемной комиссии нашей программы.
Скайлар Холл
(415) 575-6155
[email protected]

Правила и процедуры государственной авторизации и профессионального лицензирования CIIS

.

Институт Пратта | Школа искусств | Высшая школа искусств | Творческая терапия искусств | Дипломы

по творческой терапии

Магистр профессиональных исследований в области арт-терапии и развития творчества

Обучая студентов арт-терапии стать опытными клиницистами, выпускники программы Art Therapy Masters помогают отдельным людям и сообществам полностью раскрыть свой потенциал.Интеграция теоретического и экспериментального обучения составляет основу образовательного процесса факультета и создает учебную программу, богатую критическим и творческим мышлением, чтобы помочь студентам находить новаторские решения клинических проблем. Магистр арт-терапии и развития творчества стремится создать преданных своему делу профессионалов, которые могут использовать творческий процесс и принятие эстетических решений в своей клинической работе, что позволяет им стать лидерами в области терапии творческими искусствами. Эта степень также предлагается в формате с низким уровнем проживания.

Наша традиция обучения методам творческой терапии уходит корнями в психодинамическую теорию. Мы предлагаем исторический взгляд на эволюцию области, ведущую к текущему применению практики в различных условиях. Наша программа сочетает в себе силу невербального общения, художественного процесса и воплощенного творческого действия. Наши ученики развивают самосознание и признание своих уникальных качеств посредством экспериментального обучения. Они обретают повышенное чувство собственного достоинства и устойчивости, что проявляется в их работе в качестве терапевтов по искусству.

Требования к ученой степени

Кандидаты должны иметь степень бакалавра, желательно в области искусства или психологии. Предварительные требования: 12 кредитов по психологии, включая аномальную психологию и психологию развития, а также любые два других курса психологии; и 18 кредитов на студийное искусство, которое должно включать рисунок, живопись и скульптуру. От всех претендентов потребуется личное собеседование, которое будет проводиться лично или онлайн. Все иностранные студенты должны получить 600 баллов по TOEFL (250 компьютеров или 100 Интернет).Отказ от экзамена TOEFL будет выдаваться только в том случае, если первый язык студента — английский.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *