Человек должен быть свободен от человек должен быть свободен для: «Что значат для вас понятия «свобода» и «свободный человек»?» – Яндекс.Кью

Содержание

Заблуждение 3: Свобода одного человека кончается там, где начинается свобода другого: argonov — LiveJournal

Это пятничный пост.

Расхожая фраза «cвобода одного гражданина кончается там, где начинается свобода другого» встречается в политических дискуссиях на каждом шагу. Как правило, она используется как девиз правильного общественного устройства, как принцип свободы, но с оговоркой, что «свобода не есть вседозволенность». Эту формулу любят как либералы, так и те, кто хочет продемонстрировать ограниченность либерализма. И как правило, никто не задумывается о её конкретном значении и применимости в жизни

1. Исконная формулировка: юридический казус

История обсуждаемого лозунга смутна. Одни источники рассказывают о комической истории, когда во Франции парламентарий слишком эмоционально вёл себя на заседаниях и своими жестами тревожил коллег. На замечания он сказал, что как свободный гражданин считает себя в праве жестикулировать как угодно. Суд по депутатской этике постановил, что свобода жестикулировать не может быть безгранична: «ваша свобода размахивать руками заканчивается там, где начинается кончик носа стоящего рядом человека». По другой версии, некультурное поведение приписывается не французскому депутату, а англичанину со звучной фамилией Hooligan, причём не в форме жестикуляции, а в форме драки. Как бы то ни было, первая формулировка обсуждаемого принципа ограничивала свободу одного человека именно кончиком носа другого.

Если понимать эту исконную формулировку буквально, то она весьма либеральна: есть общее пространство, в котором люди свободны, но дополнительно, у каждого есть индивидуальное пространство, на которое покушаться не подобает. Каждый человек свободен почти везде за некоторыми исключениями. Но у этого принципа есть очевидная проблема: он оставляет нерешённым большое количество спорных ситуаций между людьми, когда они не покушаются на телесное благополучие друг друга. Например, если два французских парламентария захотели построить себе дома ровно на северном полюсе, то это будет невозможно, даже если их кончики носов далеки друг от друга. Свобода одного человека очень часто мешает свободе другого, и принцип кончика носа не может здесь описать все варианты

2. Новая формулировка: романтический принцип свободного общества?

Видимо, размышляя над подобными коллизиями, какой-то другой исторический персонаж (мне и здесь не удалось найти его точного имени) решил переиначить принцип по-новому: «ваша свобода кончается там, где начинается свобода другого человека». Новая формулировка, на первый взгляд, лучше: она звучит серьёзно, а не комично, более стройна лингвистически, и вроде даже решает проблему серой зоны, где «все свободны». Но при кажущейся серьёзности, она содержит в себе такие неоднозначности и подводные камни, которые и не снились изначальной формулировке. Обсудим её основные распространённые интерпретации и отметим их недостатки

Интерпретация 1. «Каждый гражданин должен быть свободен, пока он не мешает другим«. Более кратко, «каждый должен жить, не мешая другим». Казалось бы — можно ли поспорить с этой простой истиной? Можно и нужно. Потому что на самом деле, каждый человек кому-то в чём-то мешает. Занимая кресло в автобусе, мы мешаем тому, кто вынужден стоять, ибо зашёл чуть позже нас. Занимая вакансию на рабочем месте, мы мешаем тому, кто хотел бы устроиться вместо нас. Курильщик на автобусной остановке мешает некурящим, а некурящий мешает курильщику, делая ему замечание. Каждый из нас явно или неявно в жизни сталкивается с ситуациями, когда кто-то предпочёл бы, чтобы нас там не было. Чтобы в строгом смысле жить «не мешая другим», надо уйти в лес и жить отшельником. Но и тогда могут найтись чиновники, которые скажут, что вы ведёте асоциальный образ жизни, не платите налоги, а то и браконьерствуете. Посему принцип «свободен, пока не мешаешь другим» есть невозможная утопия, если не сказать «антиутопия». Критику в сходном ключе можно также почитать здесь http://comrade-q.livejournal.com/30756.html

Интерпретация 2. «Каждый гражданин должен быть свободен, пока он не вредит другим«. Иными словами, «чуть-чуть мешать другим можно», но не надо «откровенно гадить». Это более смягчённая, компромиссная интерпретация. Почти дословно она даже включена во французскую конституцию (La liberte c’est la possibilite de faire tout cequi ne nuit pas a autrui). По идее, это просто апелляция к здравому смыслу, к совести. И каждый человек, который живёт по совести, действительно руководствуется этим принципом. Но как политический лозунг он недалеко ушёл от первой интерпретации, а возможно — даже хуже её ввиду кажущейся благовидности и мудрости. Прежде всего, данный принцип не оговаривает степень, в которой человек должен воздерживаться от покушения на интересы других. Ходить в туалет в подъезде — вроде как, очевидно плохо. Курить на остановке — уже более спорно. Рисовать карикатуры на РПЦ — тоже. Женщинам носить брюки — вроде как нормально, но лишь потому, что общество с этим согласилось. У данной интерпретации есть и ещё один, куда менее очевидный и более опасный недостаток: принцип «не гадить» имеет явный перекос против активной стороны в любом вопросе. Сторонник идеи «не гадить» мыслит не интересами сторон, а категориями «виновник — жертва». Художник, высмеивающий РПЦ — гадит. Курильщик на остановке — гадит. Участник гей-прайда — гадит. А суд, который садит за оскорбление РПЦ — может и несправедлив, но не «гадит», а просто ставит на место тех, кто «гадил». Любой социальный активизм очень легко подвести под метафору «гадить». А репрессии против такового активизма — нет .

Интерпретация 3. «Свободы граждан должны быть разграничены, каждый должен быть свободен на своей и только на своей территории«. В качестве альтернативы вышеперечисленным интерпретациям, либертарианцы часто предлагают формальное разграничения свобод, симметрично учитывающее интересы сторон. Архетипом разграничения является собственность на землю: пусть люди не могут быть свободны во всём, но они могут быть свободны каждый в своей области. Эта интерпретация близка к изначальному высказыванию о кончике носа, но в ней отсутствует общее пространство, в котором все свободны. И потому, свобод в ней явно меньше. При этом, она содержит точно такую же недосказанность, как и интерпретация 2: она не уточняет, как именно должны быть разграничены свободы. Где кончается сфера влияния одного гражданина, и начинается другого. Когда речь шла о кончике носа, такой критерий, пусть и спорный, был. Данная же интерпретация ничего не говорит о границах, она лишь говорит, что они нужны. Интерпретации 2 и 3 обе основаны на вере в существование некоторых справедливых умолчаний. В первом случае это некая объективно истинная мораль, во втором — как правило, многократно раскритикованная в истории концепция естественного права. Если в отношениях классической собственности ещё можно с натяжкой признать право «кто первым занял территорию, тот и владеет», то во множестве других вопросов ситуация совершенно неясна. Имеет ли курильщик право курить на остановке автобуса? Имеют ли право верующие избивать художника, посмеявшегося над ними? Это всегда вопрос конкретных правил, установленных в обществе и государстве. И эти правила могут сильно отличаться от тех, что мы привыкли считать либеральными и/или демократическими. Например, если король установит правило, что вся земля улиц — его вотчина, то гражданин, вышедший из дома, уже ущемляет права короля. И это тоже будет соответствовать принципу «свобода одного кончается там, где кончается свобода другого». Чтобы исключить такие крайности, иногда к принципу «свобода одного гражданина кончается там, где начинается свобода другого» добавляют принцип «закон одинаков для всех». Но это решает лишь малую долю проблем. Может быть равный для всех закон, что курить на остановке можно, а может быть равный для всех закон, что нельзя. Может быть равный для всех запрет религиозной сатиры, а может быть равное для всех отсутствие такого запрета

3. Пессимистический взгляд: констатация несвободы?

Приведённые рассуждения показывают, что принцип «свобода одного гражданина кончается там, где начинается свобода другого» — скорее всего, плохой рецепт свободного общества. В лучшем случае, он бесполезен, в худшем — вреден, ибо оправдывает ограничения гражданских свобод под предлогом, что те или иные активисты «мешают», а то и «гадят» окружающим. Но было бы ошибкой выбросить этот принцип на свалку истории. Возможно, у него есть другой глубокий и мудрый смысл. Но состоит он — не в оптимистическом идеале, а в прямо противоположном. Этот смысли — в констатации грустного факта, что между гражданами есть конфликты потребностей. Что абсолютная свобода невозможна.

Приверженцы принципа ограниченности свободы одного гражданина свободой другого неправы в том, что снабжают его словом «должна». Нет ничего хорошего в том, что свободы разных людей конфликтуют. Но такова данность, с которой приходится мириться. Человек фундаментально обречён на несвободу, и целиком эта несвобода не сможет быть устранена даже при коммунизме. Человек зависит от других особей и должен идти с ними на компромисс. «Нельзя жить в обществе и быть свободным от него» — этот лозунг в политике очень любят враги гражданских свобод как таковых, но если отбросить демагогию и смакование ими этой несвободы, то они правы. Горько правы. Или… может быть, не совсем правы?

4. Реалистический взгляд: проблема, которую можно решить

И оптимистическое, и пессимистические понимания обсуждаемого принципа оба ошибочны в своём максимализме. Если подойти реалистично, то лозунг «свобода одного человека должна кончаться там, где начинается свобода другого» ошибочен, но ошибочен и лозунг «свобода одного человека вынуждена кончаться там, где начинается свобода другого». Не «должна» и не «вынуждена». А всего лишь «иногда может«. А может и не кончаться. Две свободы могут идти вместе. Если один человек построил себе дом ровно на северном полюсе, то он этим ограничил свободу любого другого человека совершить аналогичный поступок. Но если один человек читает книгу «Война и мир», он этим не не ограничивает свободы другого человека делать то же самое. Свобода гражданина — это число возможностей. И нельзя сказать, чтобы оно было на всех людей величиной постоянной. Ресурс можно не только поделить, но и произвести. И расширение свободы одного не обязательно бывает за счёт сужения свободы другого.

Неправильно стремиться к тому, чтобы свобода первого человека кончалась с началом свободы второго. В этом нет ничего хорошего. Но неправильно и сидеть сложа руки. Надо активно стремиться к обратному: чтобы свобода первого человека не кончалась с началом свободы второго.

Не всякий конфликт интересов решается компромиссом или игнорированием интересов одной из сторон. Некоторые конфликты можно решить,  удовлетворив интересы всех участников. Можно построить два павильона на остановке автобуса: для курящих и некурящих. Можно ввести вариативность законодательства в разных регионах, обеспечив свободу передвижения желающих в любом направлении. Выделить регионы для любителей казино, и нелюбителей такого соседства. Регионы для антицерковных художников и регионы для тех, кто слишком чувствителен к ущемлению религиозных чувств. Регионы для геев и регионы для гомофобов. Но всё это требует очень зрелого правосознания граждан, до которого нам пока далеко. Уважения к потребностям всех людей, а не только «добропорядочных» или «свободомыслящих». Уважения и к радикальному художнику, и к фанатически верующему. К курящему и к некурящему. К националисту и к интернационалисту. Полностью устранить конфликты людей в обозримом будущем невозможно. Не могут два человека одновременно быть президентом США. Нельзя полноценно удовлетворить потребности Битцевского маньяка и его жертв. Но в большинстве случаев стоит искать решения. А для начала — хотя бы прекратить использовать лозунг «свобода одного человека кончается там, где начинается свобода другого» для оправдания собственной интеллектуальной лени

Богатство — свободный человек должен быть свободным и в богатстве. — Чувства — Самопознание — Каталог статей

Когда мне стукнуло восемь лет, бабушка подарила мне на елку красивую тетрадь в синем сафьянном переплете и сказала: «Вот тебе альбом, записывай в него все, что тебе покажется умным и хорошим; и пусть каждый из нас напишет тебе что-нибудь на память”… Вот было разочарование!.. Мне так хотелось оловянных солдатиков, они даже по ночам мне снились… И вдруг — альбом. Какая скукатища… Но дедушка взял мою сафьянную тетрадь и написал на первой странице:

» Если хочешь счастья, не думай о лишениях; учись обходиться без лишнего ”…

Всю жизнь нам грозят лишения. Всю жизнь нас беспокоят мысли и заботы о возможных «потерях”, «убытках”, унижениях и бедности. Но именно в этом и состоит школа жизни: в этом — подготовка к успеху, закал для победы. То, чего требует от нас эта школа, — есть духовное преодоление угроз и лишений. Способность легко переносить заботы и легко обходиться без того, чего не хватает, входит в искусство жизни. Никакие убытки, потери, лишения не должны выводить нас из душевного равновесия. «Не хватает?” — «Пускай себе не хватает. Я обойдусь”… Нельзя терять священное и существенное в жизни: нельзя отказываться от главного, за которое мы ведём борьбу. Но всё несущественное, повседневное, все мелочи жизни — не должны нас ослеплять, связывать, обессиливать и порабощать…

Искусство сносить лишения требует от человека двух условий.

Во-первых, у него должна быть в жизни некая высшая, всё определяющая ценность, которую он действительно больше всего любит и которая на самом деле заслуживает этой любви. Это и есть то, чем он живёт и за что он борется; то, что освещает его жизнь и направляет его творческую силу; то, перед чем всё остальное бледнеет и отходит на задний план… Это есть священное и освящающее солнце любви, перед лицом которого лишения не тягостны и угрозы не страшны… Именно таков путь всех героев, всех верующих, исповедников и мучеников…

И во-вторых, человеку нужна способность сосредоточивать своё внимание, свою любовь, свою волю и своё воображение — не на том, чего не хватает, чего он «лишён”, но на том, что ему дано. Кто постоянно думает о недостающем, тот будет всегда голоден, завистлив и заражён завистью и ненавистью. Вечная мысль об убытках может свести человека с ума или уложить в гроб; вечный трепет перед возможными лишениями унижает его и готовит его к рабству. И наоборот: тот, кто умеет с любовью вчуствоваться и вживаться в дарованное ему, тот будет находить в каждой жизненной мелочи новую глубину и красоту жизни, как бы новую дверь, ведущую в духовные просторы; или — вход в сокровенный Божий сад; или — колодезь, щедро льющий ему из глубины бытия родниковую воду. Такому человеку довольно простого цветка, чтобы коснуться божественного миротворения и изумлённо преклониться перед ним; ему достаточно наблюдения за простым пауком, чтобы постигнуть строй природы в его закономерности; ему нужен простой луч солнца, как Диогену, чтобы испытать очевидность и углубиться в её переживание. Когда-то ученики спросили Антония Великого, как это он видит Господа Бога? Он ответил им приблизительно так: «Ранним утром, когда я выхожу из моей землянки в пустыню, я вижу, как солнце встаёт, слышу, как птички поют, тихий ветерок обдувает мне лицо — и сердца моё видит Господа и поёт от радости…”

Лишения призывают нас к сосредоточенному созерцанию мира, так, как если бы некий сокровенный голос говорил нам: «В том, что тебе уже дано, сокрыто истинное богатство; проникни в него, овладей им и обходись без всего остального, что тебе не дано, ибо оно тебе не нужно…” Во всех вещах мира есть измерение глубины. И в этой глубине есть потаённая дверь к мудрости и блаженству. Как часто за «богатством” скрывается сущая скудость, жалкое убожество; а бедность может оказаться сущим богатством, если человек духовно овладел своим скудным состоянием…

Лишения нужны человеку, они могут привести ему истинное богатство, которого он иначе не постигнет. Лишения выковывают характер, по-суворовски воспитывают человека к победе, учат его самоуглублению и обещают ему открыть доступ к мудрости.

И я не ропщу на лишения и утраты, постигшие меня в жизни. Но о моей синей тетради, научившей меня когда-то «закону оловянного солдатика”, я вспоминаю с благодарностью: она отняла у меня когда-то желанную игрушку, но открыла мне доступ к истинному богатству. И её — я не хотел бы лишиться в жизни…

Есть особое искусство владеть вещами; и в нём секрет земного счастья. Тут главное в том, чтобы не зависеть от своего имущества, не присягать ему. Имущество должно служить нам и повиноваться. Оно не смеет забирать верх и господствовать над нами. Одно из двух — или ты им владеешь, или оно на тебя поглотит. А оно — хитрое. Только заметит, что ты ему служишь, так и начнёт подминать тебя и высасывать. И тогда уж держись: проглотит тебя с твоим разумом и телом. И тогда тебе конец: оно станет твоим господином, а ты будешь его холопом. Оно станет главным в жизни, а ты будешь его рабом.

Вот самое важное: человек должен быть свободен; да не только от гнёта людей, но и от гнёта имущества. Какая же это свобода: от людей независим, а имуществу своему раб?

Свободный человек должен быть свободным и в богатстве. Я распоряжаюсь: моё имущество покоряется. Тогда я им действительно владею, ибо власть в моих руках. Тут нельзя бояться и трепетать. Кто боится за своё богатство, тот трепещет перед ним: как бы оно не ушло от него, как бы оно не повергло его в бедность. Тогда имущество, как ночной упырь, начнёт высасывать человека, унижать его и всё-таки однажды, хотя бы в час смертный, покинет его навсегда…

Бедность и богатство

Вот на востоке мудрость есть,
Задумайся над ней —
Что бедным быть в стране не честь,
Коль все богаты в ней.

Богатым тоже стыдно быть,
Коль бедные кругом.
Когда другим так тяжко жить,
Не честь быть богачом.

Богатство, бедность для людей —
Всё лишь ума игра.
Срок жизни кончится твоей,
И уходить пора.

Уложат руки вам на грудь —
Не взял ты ничего!
Тут важно, что произнесут
У гроба твоего.

Был честен, помогал ты всем,
Жизнь прожил для людей,
Чужими не считал проблем,
Старался быть добрей.

С таким прекрасным багажом
Легко взлетит душа.
Таких мы снова в жизни ждём,
К ним ангелы спешат.

А многие ли будут нас
Обратно ожидать?
Задуматься прошу я вас,
Пришла пора понять!

© Сергей Ольховой

Вот я вырезаю по дереву. Это удаётся мне потому, что я владею моим инструментом и могу делать с деревом всё, что захочу. Поэтому я могу вложить в мою резьбу всё моё сердце и показать людям, какая бывает на свете нежная красота.

Или вот — на скрипке. Смычок и струны должны меня слушаться; они должны петь так, как поёт моё сердце. Любовь владеет мною, а я владею скрипкой; вот она и поёт вам всем про радость жизни и про земную красоту.

То же самое и с имуществом. Оно даётся нам не для того, чтобы поглощать вашу любовь и истощать наше сердце. Напротив. Оно призвано служить нашему сердцу и выражать нашу любовь. Иначе оно станет бременем, идолом, каторгой.

Дело не в том, чтобы отменить или запретить всякое имущество; это было бы глупо, противоестественно. Дело в том, чтобы, не отменяя имущество, победить его и стать свободным. Эта свобода не может прийти от других людей; её нужно взять самому, освободить свою душу. Если мне легко думать о моём имуществе, то я свободен. Я определяю судьбу каждой своей вещи и делаю это с лёгкостью; а они слушаются. Моё достоинство не определяется моим имуществом; моя судьба не зависит от моего владения; я ему не цепная собака и не ночной сторож; я не побирушка, выпрашивающий копейку у каждого жизненного обстоятельства и прячущий её потихоньку в чулок. Стыдно дрожать над своими вещами; ещё стыднее завидовать более богатым.

Надо жить совсем иначе: где нужно, там легко списывать со счёта; где сердце заговорит — с радостью дарить, снабжать, где у другого нужда; с радостью жертвовать, не жалея; не требовать возврата, если другому невмоготу; и братски забывать о процентах.

Кто трясётся за своё богатство, тот унижается, теряет своё достоинство.

Имущество есть накопленный труд. И труд и имущество от духа и для духа. А дух есть прежде всего — любовь. Поэтому у настоящего человека имущество есть запас сердца и орудие любви. Богатому человеку нужно много сердца; тогда можно считать, что он заслужил своё богатство.

«Нищета без терпения – это зло, но хуже надменность, сопряжённая с богатством. И потому следует искать благо от Бога, ибо Сам Он Творец всяких благ. И никто не унесёт с собой в гроб накопленных сокровищ, ибо тот гроб – суть корабль, на коем отправляетесь вы за огненную Смородину, за Море Морены в Навь пращуров.

И так же как тот корабль будет сожжён, так и сосуд тела вашего будет сокрушён и пойдёт на дно. И в море канут и рассеются все богатства, накопленные вами в мире.

И тогда только душа останется нетленной. И только душа может ещё при жизни обрести спасение, богатства духовные и золотые крылья, которые – суть страницы Вед Божьих.

Помните, лишь душа – бессмертна, и потому стоит радеть только о вечном, ибо всё остальное – ничто.

И потому все помыслы души своей направляйте на благо, не поминайте других злом, и не вносите раскол в делах веры, и все усилия свои направляйте на дела, угодные Вышнему.

Возвышайтесь разумом, а не вожделениями, ибо первое возводит к Богу, а второе низводит в бездну. Не превращайте свой разум в раба плоти своей. Не оставляйте языка своего никогда без узды и не радуйтесь беде врага.

А радуйтесь верности истинных друзей, тех, кого обретаешь в испытании, кто не скажет лицеприятное, а скажет то, что полезно для души вашей. Такие друзья не сравнимы ни с кем, и да будет в сердце вашем бесконечная любовь к ним». Ярилина книга.

Богатство

Богат не тот, кто множит злато,
Кто накопить сокровищ смог,
А в ком душа теплом богата,
Чьё наполняет сердце Бог.

© В.Странник

Хотим ли мы быть свободными на самом деле?

Хотим ли мы быть свободными?

ФОТО Getty Images 

Основные идеи

  • Мы не рождаемся свободными. Свобода – состояние, до которого нужно дорасти, и удается это не всем.
  • Свобода неотделима от ответственности. Нельзя быть свободным человеком, не осознавая последствий своих поступков. Готовность совершить поступок и отвечать за него – главный критерий свободы.
  • Борьба с ограничениями не может быть смыслом и целью. Отсутствие ограничений не означает свободы, если мы не знаем, что делать дальше.

В последнее время мы часто говорим о свободе. И редко задумываемся о том, что же это такое. Рождаемся мы свободными или обретаем свободу через опыт? Должна ли свобода непременно быть завоевана? И что общего у свободы холостяка и свободы, которую прославляет политик, выступая перед избирателями?

Внешние проявления

«Все люди рождаются свободными», – повторяют (и во все времена любили повторять) те, кто желал для человечества лучшей участи. Но всегда были и те, кто чувствовал: наши отношения со свободой не так просты, как кажется на первый взгляд. Многие поколения школьников исправно раскрывали в сочинениях «тему свободы в лирике Пушкина», но только в уже неютном возрасте можно оценить, как много разных ликов свободы соседствуют в пушкинских строках: природная (воля), любовная, бунтарско-романтическая, либеральная, свобода поэта, наконец.

У психологов свой взгляд на свободу. Для них наша врожденная свобода, мягко говоря, неочевидна. Просто потому, что психология связывает свободу с нашими действиями, а не с нами самими. И до тех пор, пока нет поступков, рассуждать о человеческой свободе нет никакого смысла, вернее – повода.

Однако ребенок, появившись на свет, совершает множество действий. И скажем, в любящей семье ребенок спит, если ему хочется спать, ест, если ему хочется есть, а еще ползает, прыгает и играет – тоже тогда, когда ему этого хочется. Значит ли это, что он свободен? Нет, потому что все эти действия – проявления спонтанности, непосредственных импульсов, объясняет психолог Дмитрий Леонтьев1.

Какие действия можно считать настоящими проявлениями свободы? Те, что мы совершаем с ясным осознанием последствий и готовностью за них отвечать

«Свобода соотносится со спонтанностью как высшая психическая функция с низшей. Низшие психические функции действуют сами по себе, словно бы механически. Высшие функции – то, что мы совершаем осознанно, исходя из собственного опыта и представлений о том, как надлежит поступить». И хотя внешне проявления высших и низших функций могут быть схожими, причины их часто абсолютно различны.

Так какие же действия можно считать настоящими проявлениями свободы? Те, что мы совершаем с ясным осознанием последствий и готовностью за них отвечать. И если, к примеру, под окном среди ночи голосит сигнализацией машина, то немедленно сбросить на нее горшок с цветком – это проявление спонтанности. А вот если, бросая, мы отдаем себе отчет в том, что сейчас на пороге возникнет разъяренный сосед с монтировкой в руке, то это уже свобода. Кстати, это означает, что поступать свободно – не значит поступать хорошо, свобода вообще не оценочная категория. Свободно – то есть по собственной воле, с полным осознанием последствий и готовностью за них отвечать – можно совершать и очень дурные поступки.

Андрей Архангельский

Андрей Архангельский, журналист

«Откуда берется желание, требование свободы? Непонятно. Иррационально. Даже Фукуяма писал: «Это загадка». Ниоткуда. А вот он – механизм. Стоят люди на Тверской, кричат: «Свободу, свободу». Если знать контекст, то имеется в виду – «свободу Навальному». Но рядом стоят два иностранца. С их точки зрения: «Люди вышли и требуют свободы». Им все понятно. И не нужно уточнять. Так бывает везде. Это же так понятно: люди требуют свободы. Полтора года прошло – всего ничего – а люди уже все поняли, требуют главного, принципиального. Дошли до сути».

Две стороны медали

Есть и другая неожиданная сторона свободы, если смотреть на нее трезво: свобода существует не сама по себе, а только в неразрывной связи с ответственностью. Дмитрий Леонтьев, изучавший психологические аспекты свободы больше 25 лет, предлагает еще более радикальную формулировку: «Свобода и ответственность – одно и то же, если мы говорим об их зрелой, полноценной форме. Две стороны одной медали, каждая из которых не существует сама по себе». И хотя мы слышали, что «свобода – это осознанная необходимость», для русского уха такой тезис звучит по-прежнему странно.

Словари русского языка считают очевидным синонимом слова «свобода» вовсе не необходимость и уж тем более не ответственность. Синоним же свободы – воля. Между тем в каком-то смысле эти понятия противоположны, утверждает Дмитрий Леонтьев. В западной философской традиции принято различать «свободу от» и «свободу для», говорит он: «Свобода от» подразумевает отсутствие любых ограничений. Но само по себе их отсутствие не может быть конечной целью. И зачем бороться с ними, не понимая, что делать дальше? Свобода ценна только тогда, когда мы знаем, как ею распорядиться». К сожалению, в нашей традиции этот вопрос всегда оказывается второстепенным. Главное, все сломать, а уж что дальше – там видно будет.

петр офицеров

Петр Офицеров, предприниматель

«Я запретил себе думать о том, что нас освободят. Когда любое ограничение получаешь, начинаешь чувствовать, как дорога свобода. Люди до ограничения свободы не думают о том, что она так важна. Как воздухом дышишь. Но если воздуха нет, начинаешь понимать, что его не хватает. Когда взяли подписку, я выторговал себе у следователей поездку в Воронеж, или в Ижевск, не помню, я стоял в аэропорту и дышал полной грудью, потому что уже был за пределами черты, за которую нельзя выходить».

Долой ограничения!

Русская воля – именно «свобода от», стихийный порыв, и никакого конструктивного продолжения не предусматривает. Вообще борьба с любыми ограничениями – яркая психологическая черта нашей нации (что не исключает также свойственной нам готовности подчиняться – как известно, крайности сходятся). «Пристрастие к алкоголю, так характерное для России, означает, с точки зрения психологии, именно отказ от самоконтроля. А самоконтроль – это одно из ограничений, только не внешнее, а внутреннее. Мы же стремимся избежать любого управления собой».

Не бывает свободы без освобождения. В России же путь к обретению свободы и к умению ей распоряжаться во многом так и остался непройденным

Искать причины этого явления – задача для масштабных исследований. Но можно предположить, что наше упрямое стремление к «свободе от» при отсутствии «свободы для» связано с историей. Крепостное право – а фактически рабство – было отменено в России только в 1861 году, позже, чем в европейских странах. К тому же свободу (со множеством оговорок) спустили сверху, а не завоевали снизу. Вряд ли это лучший способ: не бывает свободы без освобождения. У нас же путь к обретению свободы и к умению ей распоряжаться во многом так и остался непройденным.

Параллельные прямые

Свобода и ответственность растут из разных корней. Первоисточник свободы – та самая детская спонтанность. Ответственность в нас воспитывают ограничения: родительские запреты, моральные установки и религиозные учения, свойственные любой культуре, и, наконец, наш внутренний самоконтроль. Эти «параллельные прямые» пересекаются не сразу. А бывает, что и вовсе не пересекаются. Но точка потенциального пересечения (а в идеале и слияния) свободы и ответственности – подростковый возраст. Экспериментально исследуя соотношение свободы и ответственности с конца 1980-х годов, психологи выделили у подростков четыре типа поведения: автономное, импульсивное, симбиотическое и конформное2.

Автономное поведение – это оптимальный баланс свободы и ответственности; так ведут себя те, кого с полным правом можно назвать свободными людьми. У импульсивных подростков (это, как правило, мальчики) спонтанность поведения явно преобладает над ответственностью за свои поступки. «Симбиотические» подростки готовы подстроиться под любые требования: идеальные исполнители, они демонстрируют высокий уровень ответственности и явный недостаток свободы. И наконец, конформные подростки предпочитают просто плыть по течению – им не хватает ни ответственности, ни свободы.

Людмила Улицкая

Людмила Улицкая, писатель

«Мне кажется, я свободный человек. Может быть, какие-то страхи срабатывают внутри меня, но я их не ощущаю. Если они есть, я буду очень огорчена. Потому что я считаю, что единственное осмысленное жизненное задание – быть свободным. Становиться свободным. В каком-то смысле это была наша жизненная программа, потому что мы освобождались очень от многого. Приходилось какие-то блоки из себя выбрасывать, и до сих пор все время происходит пересмотр».

Стабильная цифра

Через несколько лет социальная ситуация в стране резко изменилась. Многие жизненные ориентиры и нормы просто исчезли, им на смену пришли совершенно другие общественные требования. «Когда мы повторили свои эксперименты в середине 1990-х годов, – рассказывает Дмитрий Леонтьев, – мы увидели, что подростки стали другими. Свобода и ответственность перестали быть главными параметрами, и мы уже не обнаружили прежней четкой структуры».

С тех пор аналогичные исследования проводили несколько раз с участием подростков из различных социальных групп, от воспитанников детских домов и до детей из благополучных семей. И каждый раз четко определялся только один тип: автономный. «В том-то и дело, что это – свободные люди, которые не зависят от пертурбаций социума и окружающей среды», – объясняет Дмитрий Леонтьев. Во всех группах и на всех временных этапах число принадлежащих к автономному типу оказывалось примерно одинаковым – 25%.

Можно предположить (хотя такой вывод будет заведомо слишком смелым), что эта цифра и указывает процент потенциально свободных людей в обществе. Во всяком случае, в России.

Опрос

53% россиян считают, что «государство должно запрещать книги и фильмы, которые оскорбляют нравственность». Причем число тех, кто так думает, растет с 2002 года, когда за жесткую цензуру выступали 43%. И лишь 18% сограждан полагают, что «любая цензура недопустима, человек должен сам решать, что ему читать и смотреть».

43% склонны отказаться от свободы слова и гражданских прав, в частности от возможности ездить за границу, если государство обеспечит им достойную зарплату и пенсию. Решительно не согласны на такой «обмен» 20% опрошенных.

57% выступают за то, чтобы власти более жестко контролировали экономику и политическую жизнь в стране, и лишь 34% опрошенных хотели бы от руководства страны, чтоб им предоставили «свободу заниматься своими делами и следить только за тем, чтобы они не нарушали закон».

По данным опросов «Левада-центра» в июне 2013 года.

Русские европейцы?

Косвенно это предположение подтверждают данные социологических опросов. Социологи Владимир Магун и Максим Руднев на протяжении многих лет изучают ценности, которые объединяют россиян и жителей других европейских стран3. Понятие свободы в их числе не фигурирует, но есть близкое к нему по смыслу понятие самостоятельности, причем важность самостоятельных действий россияне оценивают ниже, чем жители большинства государств Европы (россияне на 18-м месте из 25). По сравнению с другими европейцами мы как нация не любим риск и новизну, не очень открыты изменениям, предпочитаем самоутверждение ценностям заботы и на первое место ставим безопасность.

И все-таки оказалось, что 22% наших сограждан разделяют общеевропейские ценности. Любопытно, что эти люди достаточно равномерно распределены по профессиональным и социальным группам, а также по месту проживания. Это опровергает расхожее мнение о том, что «русские европейцы» принадлежат сплошь к элите или «креативному классу» и проживают внутри МКАД.

Другой важный вывод состоит в том, что эти 22% имеют куда больше общего с жителями Франции или Швеции, чем с остальными 78% своих сограждан.

Главная ценность… не для всех

Итак, социологи и психологи сходятся в том, что автономных «от природы» людей не так уж много. Как и почему вырастают свободными и в детских домах, и в любящих семьях эти 22–25%, какими путями соединяются в них свобода и ответственность – вопрос, на который ответа пока нет. Хотя удивительная стабильность результатов заставляет задуматься о биологических предпосылках свободы. Но это не более чем догадка.

Может быть, даже важнее другое – как и почему обходятся без подлинной свободы остальные три четверти наших сограждан? «Свобода – это явление факультативное, не обязательное для всех, – констатирует Дмитрий Леонтьев. – До нее нужно дорасти. Свобода не входит в число базовых психологических потребностей человека и вовсе не гарантирует благополучия».

В свободном обществе никто не может заставить человека не быть рабом

Сколько и какой свободы нужно каждому из нас? У каждого свои ограничения и свои потребности. Сегодняшняя жизнь демонстрирует это вполне наглядно. Почти у каждого наверняка есть знакомые, добровольно втискивающие себя в жесткие, а часто и уродливые рамки корпоративной культуры с ее дресс-кодами, присутственными часами, которые превышают число часов в сутках, тимбилдингами и хоровым исполнением гимна компании.

И также наверняка есть другие, вдохновенно-инфантильные, следующие на поводу у собственных желаний и практически никогда не задумывающиеся о последствиях. Не свободны ни те ни другие. Но и те и другие вполне могут чувствовать себя достаточно комфортно. А если наша внутренняя несвобода нам мешает, у нас всегда есть способы ослабить давление внешних обстоятельств, собственного характера и личной истории. Тем более что свобода, уверены психологи, – пусть и факультативная, но главная ценность.

Выбрать свой путь

«Для меня очевидна связь свободы и психологического благополучия, – резюмирует Дмитрий Леонтьев. – Человек, который сам выбирает свой путь, чувствует себя лучше. А если этого не делать, то рано или поздно дефицит свободы даст о себе знать. Психосоматическими проблемами со здоровьем, ощущением пустоты своей жизни.

Другое дело, что и свободным быть очень непросто. Давит ответственность. Кроме того, в России свободе мешает исторически живущий в нас страх. А на Западе – гедонизм, возможность обменять эту свободу на новую порцию материальных благ. Словом, можно считать, что быть свободным или нет – дело вкуса». С исключительной точностью эту мысль сформулировал в одном из интервью скульптор Эрнст Неизвестный. Он сказал: «В свободном обществе никто не может заставить человека не быть рабом».

1 Доктор психологических наук, профессор МГУ им. М. В. Ломоносова, заведующий лабораторией в НИУ «Высшая школа экономики».

2 Е. Калитеевская, Д. Леонтьев «Пути становления самодетерминации личности в подростковом возрасте». Вопросы психологии, 2006, № 3.

3 В. Магун, М. Руднев «Базовые ценности россиян в европейском контексте». Общественные науки и современность, 2010, № 3–4.

Читайте также

4 философские идеи для ежедневного практического применения

Философия – это неисчерпаемый и удивительный источник человеческой мудрости. Однако иногда некоторые идеи становятся похожи на размытую картинку вдалеке, поэтому бывает трудно не то что найти им применение на практике, но и в принципе познать суть этих таинственных мудрых мыслей. Что хорошего могут дать эти гипотезы и теории современному человеку? И как понимание философии поможет в конечном счете немного улучшить качество твоей жизни? Ты уже видел на страницах нашего журнала подобные статьи о стоицизме, постмодернизме и конфуцианстве, но сегодня мы соберем до кучи целых четыре философских идеи, которые мы просто не можем оставить без внимания.

1. Фридрих Ницше – «Идея вечного возвращения»

Ну, конечно, мы уже писали об этом философе с шикарными усами и о его философии отдельно, но многочисленные работы Ницше и идеи, заложенные в них, слишком разнообразны и интересны, чтобы ограничиваться лишь парочкой статей. Сегодня мы сфокусируем наше внимание на идее вечного возвращения, которая проходит красной линией сразу через несколько известных трактатов Ницше: «Как говорил Заратустра» и «Веселая наука». Сейчас нас интересует последняя работа автора, а именно, Афоризм 341 «Величайшая тяжесть»:

«Что, если бы днем или ночью подкрался к тебе в твое уединеннейшее одиночество некий демон и сказал бы тебе: «Эту жизнь, как ты ее теперь живешь и жил, должен будешь ты прожить еще раз и еще бесчисленное количество раз; и ничего в ней не будет нового, но каждая боль и каждое удовольствие, каждая мысль и каждый вздох и все несказанно малое и великое в твоей жизни должно будет наново вернуться к тебе, и все в том же порядке и в той же последовательности, – также и этот паук и этот лунный свет между деревьями, также и это вот мгновение и я сам. Вечные песочные часы бытия переворачиваются все снова и снова – и ты вместе с ними, песчинка из песка!» – Разве ты не бросился бы навзничь, скрежеща зубами и проклиная говорящего так демона? Или тебе довелось однажды пережить чудовищное мгновение, когда ты ответил бы ему: «Ты – бог, и никогда не слышал я ничего более божественного!» Овладей тобою эта мысль, она бы преобразила тебя и, возможно, стерла бы в порошок; вопрос, сопровождающий все и вся: «хочешь ли ты этого еще раз, и еще бесчисленное количество раз?» – величайшей тяжестью лег бы на твои поступки! Или насколько хорошо должен был бы ты относиться к самому себе и к жизни, чтобы не жаждать больше ничего, кроме этого последнего вечного удостоверения и скрепления печатью?»

Итак, Ницше пишет о том, что каждый момент твоей жизни будет повторяться, хочешь ты этого или нет, поэтому отношение к сему факту зависит только о тебя и уровня твоего существования. Тебя пугает или радует подобная перспектива? Дышишь ли ты полной грудью, понимая, что важно лишь то, что есть здесь и сейчас, или находишься в постоянном зале ожидания, надеясь на мифические перемены?

Давай предположим, что твоя нынешняя жизнь это не повторение, но тот самый первичный круг, который тебе суждено снова пройти спустя несколько лет или перерождений. Ну и как тебе подобная новость? Если ты «обычный человек», то Ницше предсказывает, что для тебя это пророчество станет тяжким бременем, но, с другой стороны, если ты достиг подлинного величия, для тебя нет разницы между прошлым, настоящим или будущим. Ты уже победил.

Необходимо постоянно спрашивать себя и давать честный ответ, является ли то, что ты делаешь прямо сейчас действительно лучшим для тебя? А быть может, ты можешь поднапрячься и вытащить себя на ступень выше? Чувак, ведь речь идет о вечности, а с ней не шутят. Развивайся, работай над собой, будь лучше, чем ты был вчера – вот и все, что должно стоять во главе угла твоей земной миссии.

2. Сократ – «Никто не делает зла по своей воле»

Или «Благо тождественно удовольствиям…»

Сократ верил, что мы делаем все либо ради удовольствия, либо чтобы уменьшить страдания. Так или иначе, осознанно или нет, но человек пытается стать ближе к «хорошему» (к удовольствию) и держаться подальше от зла (от боли, которая является «неправильной»). Благо – это удовольствие, а зло – не что иное, как страдание. Однако границы настолько индивидуальны и размыты, что легко поддаться соблазну подмены понятий, и единственной вещью, способной отделить эти категории, станет взвешивающий рациональный разум.

И если мы соединим эти две идеи, то получим следующее заключение: рациональный человек никогда не предпочтет боль удовольствию (плохое – хорошему). Так что, если люди делают что-либо неправильно, они просто не знают ничего лучшего. А что из этого вынести тебе? Изучай свой путь к удовольствию. Знания – вот, что действительно имеет значение. И если ты куришь по пачке сигарет в день, выпивая три литра крепкого кофе натощак, скорее всего, ты не до конца понял, о чем тебя предупреждал Минздрав.

Позволь идее Сократа проникнуть глубоко в твое сознание, ищи удовольствие там, где ты будешь расти, развиваться и меняться в лучшую сторону. Следи за своим здоровьем, душевным и физическим, и, пожалуйста, стань наконец-то всем на радость рациональным человеком, который не стремится к саморазрушению и деструкции.

3. Жан-Поль Сартр – «Человек обречен быть свободным»

Экзистенциализм Сартра в целом очень интересен. Он начинается с заявления о том, что нет никакого Бога, а заканчивается выводами о том, что значит быть человеком. Одно из его заключений говорит, что мы обречены быть свободными. Давай поподробнее.

Итак, Бога нет и мы рождаемся без сущности. У нас нет божественной цели или предопределенного пути. Мы абсолютно свободны делать то, что мы хотим делать, и выстраиваем нашу суть посредством наших действий. Сартр убежден, что мы вообще не можем не быть свободными, так как только мы в состоянии ограничить нашу свободу. И со свободой пребывает ответственность: если мы свободны, то только мы можем обвинить нас в наших результатах, так как именно мы – причина наших действий. Таким образом, только мы ответственны за наши собственные жизни.

И снова мы сталкиваемся с понятием, которое может или быть обременительным, или освободить. Быть свободным хорошо, но это подразумевает 100% ответственности, а скорее всего, при упоминании этого слова, у тебя начинается нервный тик. Выдыхай – в любом случае мы не в состоянии на 100% контролировать нашу жизнь, ибо это самая непредсказуемая и сумасшедшая штуковина в этой Вселенной и в нескольких других. НО (!) это не избавляет тебя от ответственности, поэтому если не ты был прямой причиной неудачного обстоятельства, то только ты в ответе за действия по минимизации потерь. Ну, или за бездействие.

4. Сократ Дэна Миллмэна – «Что бы ты не делал – не вихляй»

Книга «Путь мирного воина» и ее экранизация «Мирный воин» являются мощными и прочищающими мозг произведениями литературы и кинематографа. «Сократ», или «Сок» для друзей, в книге Дэна Миллмена является олицетворением духа Мирного Воина. И если самого Миллмена не считают философом, то его персонаж вполне заслуживает такого звания.

«Когда ты сидишь – сиди; когда ты стоишь – стой; что бы ты не делал – не вихляй. Совершив выбор, следуй ему со всем своим духом. Не уподобляйся евангелисту, который думал о молебне, занимаясь любовью со своей женой, и, молясь, думал о занятиях любовью с женой. Лучше совершить ошибку со всей силой своего существа, чем тщательно избегать ошибок дрожа от страха. Ответственность означает признание как цены, так и удовольствия, а также совершение выбора, основанного на этом признании, и жизнь с этим выбором без сожалений.»

Честно, в этот пункт даже нечего добавить – все настолько четко и предельно ясно. Следуй своему выбору «со всем своим духом», так как это единственный способ действительно жить подлинной жизнью, и нет никакого смысла в выполнении действий без энтузиазма.

«Почему свобода не может быть безграничной?» – Яндекс.Кью

Смотря о какой свободе её речь. В наше время принято разводелять два понимания свободы, как «свобода от» и «свобода для»- что правильно заметил Алексей. Игнонирование принципа «свободы для» часто становится площадкой для критики либеральной ветки идеологий, ставящих «свободу от», негативную свободу, во главу угла.

В ситуации безграничной свободы «от» у человека нет никаких предпосылок, чтобы принимать решения. Он попадает в ситуацию, в которой он не способен действовать, так как решения принимаются по каким-то причинам, но мы то от этих причин и освободились, так как они определяют наш выбор, делая его несвободным! Чтобы спорить с этим, придется встать на позиции эссенциализма и постулировать универсальную «человеческую природу», которая заменит контексты угнетения в случае их уничтожения. Это, впрочем, в нашу эпоху сделать очень сложно, ведь во многом постмодернистская критика базируется именно на разрушении такого наивного подхода к пониманию человека. Таким образом, безграничная «свобода от» ущербна, потому что она, проще говоря, хаотична. А человек поступает не случайным образом, но из-за чего-то и для чего-то, и обратная ситуация невозможна.

Как можно совместить эти два вида свободы, да еще помыслить их не абстракто, а практически, то есть как они реально даны человеку? Ответ на этот вопрос пытался дать Г. Гегель. Как можно догадаться, гегелевская свобода является синтезом позитивной и негативной свободы. Этот образ свободы предполагает, что человек определяет себя в позитивном содержании, что он имеет яственные границы, но это позитивное определение не случайно, а пронизано разумом и в действительности черпает основания своей свободы из объективных и разумных начал. Человек ограничивает себя чем-то внешним, но эти ограничения становятся для него союзными. В каком-то смысле в этом внешнем человек обнаруживает продолжение самого себя. Ограничение своеволия не мыслится ограничением своей воли, но мыслится продолжением своей воли. Добровольное ограничение своей воли становится отражением себя самого.

Общества, в котором мы живём, могут накладывать свои традиции и обычаи на индивидов, сохраняя при этом их свободу. Если мы признаём эти ограничения как нечто разумное, как нечто такое, что делает нас похожими на людей, то мы признаём эти внешние ограничения, как то, что делает нас более совершенными. Поэтому такое самоограничение свободы предстает обоснованным.

Манифест Человек свободный

Симон Соловейчик

Высшая ценность

Прежняя идеология ушла не по воле злокозненных людей, как иногда думают и говорят, а потому, что в ее основании была красивая мечта – но несбыточная. В действительности мало кто верил в нее, поэтому воспитание постоянно оказывалось неэффективным. Официальная пропаганда, которой придерживалась и школа, разительно не соответствовала реальной жизни.

Теперь мы возвращаемся в реальный мир. Вот что в нем главное: он не советский, он не буржуазный, он действительный, реальный – мир, в котором живут люди. Хорошо или плохо, но живут. У каждого народа своя история, свой национальный характер, свой язык и свои мечтания – у каждого народа свое, особое. Но в целом мир един, реален.

И в этом реальном мире есть свои ценности, есть свои высшие цели для каждого человека. Есть и одна высшая ценность, относительно которой выстраиваются все другие цели и ценности.

Для учителя, для воспитателя, для воспитания крайне важно понимать, в чем же состоит эта высшая ценность. По нашему мнению, такой высшей ценностью является то, о чем люди мечтают и спорят тысячелетиями, что является самым трудным для человеческого понимания, – свобода.

Спрашивают: кого же теперь воспитывать? Мы отвечаем: человека свободного.

Что такое свобода?

Чтобы ответить на этот вопрос, написаны сотни книг, и это объяснимо: свобода – понятие бесконечное. Оно принадлежит к высшим понятиям человека и потому принципиально не может иметь точного определения. Бесконечное не определимо в словах. Оно выше слов. Сколько люди живут, они будут стараться понять, что же такое свобода, и стремиться к ней.

Полной социальной свободы нет нигде в мире, экономической свободы для каждого человека нет и, судя по всему, быть не может; но свободных людей – огромное множество. Как же это получается?

В слове «свобода» содержится два разных понятия, сильно отличающихся одно от другого. По сути, речь идет о совершенно разных вещах. Философы, анализируя это трудное слово, пришли к выводу, что есть «свобода-от» – свобода от какого бы то ни было внешнего угнетения и принуждения – и есть «свобода-для» – внутренняя свобода человека для его самоосуществления. Внешняя свобода, как уже говорилось, не бывает абсолютной. Но внутренняя свобода может быть беспредельной даже при самой трудной жизни.

В педагогике давно обсуждается свободное воспитание. Учителя этого направления стремятся дать ребенку внешнюю свободу в школе. Мы говорим о другом – о внутренней свободе, которая доступна человеку во всех обстоятельствах, для которой не надо создавать специальных школ. Внутренняя свобода не зависит жестко от внешней. В самом свободном государстве могут быть зависимые, несвободные люди. В самом несвободном, где все так или иначе угнетены, могут быть свободные.

Таким образом, воспитывать свободных людей никогда не рано и никогда не поздно. Мы должны воспитывать свободных людей не потому, что наше общество обрело свободу – это спорный вопрос, – а потому, что внутренняя свобода нужна самому нашему воспитаннику, в каком бы обществе он ни жил. Человек свободный – это человек, свободный внутренне. Как и все люди, внешне он зависит от общества. Но внутренне он независим. Общество может освободиться внешне – от угнетения, но стать свободным оно может лишь тогда, когда люди в большинстве своем будут внутренне свободны. Вот это и должно быть, на наш взгляд, целью воспитания: внутренняя свобода человека. Воспитывая внутренне свободных людей, мы приносим самую большую пользу и нашим воспитанникам, и стране, стремящейся к свободе. Здесь нет ничего нового; присмотритесь к лучшим учителям, вспомните своих лучших учителей – они все старались воспитывать свободных, потому они и запоминаются. Внутренне свободными людьми держится и развивается мир.

Что такое внутренняя свобода?

Внутренняя свобода так же противоречива, как и свобода вообще. Внутренне свободный человек, свободная личность, в чем-то свободен, а в чем-то не свободен.

От чего свободен внутренне свободный человек? Прежде всего от страха перед людьми и перед жизнью. От расхожего общего мнения. Он независим от толпы. Свободен от стереотипов мышления – способен на свой, личный взгляд. Свободен от предубеждений. Свободен от зависти, корысти, от собственных агрессивных устремлений. Можно сказать так: в нем свободно человеческое.

Свободного человека легко узнать: он просто держится, по-своему думает, он никогда не проявляет ни раболепства, ни вызывающей дерзости. Он ценит свободу каждого человека. Он не кичится своей свободой, не добивается свободы во что бы то ни стало, не сражается за свою личную свободу – он всегда владеет ею. Она дана ему в вечное владение. Он не живет для свободы, а живет свободно. Это легкий человек, с ним легко, у него полное жизненное дыхание. Каждый из нас встречал свободных людей. Их всегда любят.

Но есть нечто такое, от чего действительно свободный человек не свободен. Это очень важно понять. От чего не свободен свободный человек? От совести.

Что такое совесть?

Если не понять, что же такое совесть, то не понять и внутренне свободного человека. Свобода без совести – ложная свобода, это один из видов тяжелейшей зависимости. Будто бы свободный, но без совести – раб дурных своих устремлений, раб обстоятельств жизни, и внешнюю свою свободу он употребляет во зло. Такого человека называют как угодно, но только не свободным. Свобода в общем сознании воспринимается как добро.

Обратите внимание на важное различие: тут не сказано – не свободен от своей совести, как обычно говорят. Потому что совесть не бывает своя. Совесть и своя, и общая. Совесть – то общее, что есть в каждом отдельно. Совесть – то, что соединяет людей. Совесть – это правда, живущая между людьми и в каждом человеке. Она одна на всех, мы воспринимаем ее с языком, с воспитанием, в общении друг с другом.

Не нужно спрашивать, что же такое правда, она так же не выразима в словах, как и свобода. Но мы узнаем ее по чувству справедливости, которое каждый из нас испытывает, когда жизнь идет по правде. И каждый страдает, когда справедливость нарушается – когда попирается правда. Совесть, чувство сугубо внутреннее и в то же время общественное, говорит нам, где правда и где неправда. Совесть заставляет человека придерживаться правды, то есть жить с правдой, по справедливости. Свободный человек строго слушается совести – но только ее. Учитель, цель которого – воспитание свободного человека, должен поддерживать чувство справедливости. Это главное в воспитании. Никакого вакуума нет. Никакого госзаказа на воспитание не нужно. Цель воспитания одна на все времена – это внутренняя свобода человека, свобода для правды.

Свободный ребенок

Воспитание внутренне свободного человека начинается в детстве. Внутренняя свобода – это природный дар, это особый талант, который можно заглушить, как и всякий другой талант, но можно и развить. Этот талант в той или иной мере есть у каждого, подобно тому как у каждого есть совесть, – но человек или прислушивается к ней, старается жить по совести, или она заглушается обстоятельствами жизни и воспитанием.

Цель – воспитание свободного – определяет все формы, способы и методы общения с детьми. Если ребенок не знает угнетения и научается жить по совести, к нему сами собой приходят все житейские, общественные навыки, о которых так много говорится в традиционных теориях воспитания. На наш взгляд, воспитание заключается лишь в развитии той внутренней свободы, которая и без нас есть в ребенке, в ее поддержке и охране.

Но дети бывают своевольны, капризны, агрессивны. Многим взрослым, родителям и учителям кажется, что предоставлять детям свободу опасно. Тут проходит граница двух подходов в воспитании. Тот, кто хочет вырастить свободного ребенка, принимает его таким, какой он есть, – любит его освобождающей любовью. Он верит в ребенка, эта вера помогает ему быть терпеливым. Тот, кто не думает о свободе, боится ее, не верит в ребенка, тот неизбежно угнетает его дух и тем губит, глушит его совесть. Любовь к ребенку становится угнетающей. Такое несвободное воспитание и дает обществу дурных людей. Без свободы все цели, даже если они кажутся высокими, становятся ложными и опасными для детей.

Свободный учитель

Чтобы вырасти свободным, ребенок с детства должен видеть рядом с собой свободных людей, и в первую очередь – свободного учителя. Поскольку внутренняя свобода не прямо зависит от общества, всего лишь один учитель может сильно повлиять на талант свободы, скрытый в каждом ребенке, как это бывает и с музыкальными, спортивными, художественными талантами. Воспитание свободного человека посильно каждому из нас, каждому отдельному учителю. Вот то поле, где один – воин, где один может все. Потому что дети тянутся к свободным людям, доверяют им, восхищаются ими, благодарны им. Что бы ни происходило в школе, внутренне свободный учитель может быть в победителях. Свободный учитель принимает ребенка равным себе человеком. И этим он создает вокруг себя атмосферу, в которой только и может вырасти свободный человек. Быть может, он дает ребенку глоток свободы – и тем спасает его, научает его ценить свободу, показывает, что жить свободным человеком возможно.

Свободная школа

Учителю гораздо легче сделать первый шаг к воспитанию свободного, легче проявить свой талант к свободе, если он работает в свободной школе. В свободной школе – свободные дети и свободные учителя. Таких школ не столь уж много на свете, но все же они есть, и значит, этот идеал осуществим. Главное в свободной школе не то, что детям предоставляют делать все, что они хотят, не освобождение от дисциплины, а учительский свободный дух, самостоятельность, уважение к учителю. В мире много очень строгих элитных школ с традиционными порядками, которые дают наиболее ценных людей. Потому что в них свободные, талантливые, честные учителя, преданные своему делу, – и потому в школе поддерживается дух справедливости. Однако в таких авторитарных школах далеко не все дети вырастают свободными. У некоторых, слабейших, талант свободы заглушается, школа ломает их. Подлинно свободная школа та, в которую дети идут с радостью. Именно в такой школе дети обретают смысл жизни. Они научаются думать свободно, держаться свободно, жить свободно и ценить свободу – свою и каждого человека.

Путь к воспитанию свободных

Свобода – это и цель, и дорога. Для учителя важно вступить на эту дорогу и идти по ней, не слишком уклоняясь. Дорога к свободе очень трудна, ее без ошибок не пройдешь, но будем придерживаться цели. Первый вопрос воспитателя свободных: не угнетаю ли я детей? Если я принуждаю их к чему-то – ради чего? Я думаю, что ради их пользы, но не убиваю ли я детский талант свободы? Передо мной класс, я нуждаюсь в определенном порядке, чтобы вести занятия, но не ломаю ли я ребенка, стараясь подчинить его общей дисциплине? Возможно, не каждый учитель найдет ответ на каждый вопрос, но важно, чтобы эти вопросы были заданы себе.

Свобода умирает там, где появляется страх. Путь к воспитанию свободных – возможно, полное избавление от страха. Учитель не боится детей, но и дети не боятся учителя – и свобода сама собой приходит в класс. Освобождение от страха – первый шаг на пути к свободе в школе. Осталось добавить, что человек свободный всегда красив. Воспитать духовно красивых, гордых людей – это ли не мечта учителя?


Симон Соловейчик написал также «Талант свободы. Заметки к манифесту», в который поясняет идеи манифеста.

На XIX Соловейчиковских чтениях Артём Соловейчик читал и обсуждал «Манифест. Человек свободный» и «Талант свободы. Заметки к манифесту».

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

«Человек свободен, если он должен подчиняться не другому человеку, а закону»


«Поступай так, чтобы максима твоей воли в любое время могла стать принципом всеобщего законодательства»



«Веселое выражение лица постепенно отражается и на внутреннем мире»



«Свобода размахивать руками заканчивается у кончика носа другого человека»



«Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них, — это звездное небо надо мной и моральный закон во мне»



«Дольше всего живут тогда, когда меньше всего заботятся о продлении жизни»



«Если задать вопрос, живем ли мы теперь в просвещенный век, то ответ будет: нет, но мы живем в век просвещения»


Фото 1. Дом Канта в Калининграде (Кёнигсберге).jpg
Дом Канта в Калининграде (Кёнигсберге)



«Есть такие заблуждения, которые нельзя опровергнуть. Надо сообщить заблуждающемуся уму такие знания, которые его просветят. Тогда заблуждения исчезнут сами собою»



«Sapere aude! — имей мужество пользоваться собственным умом! — таков… девиз Просвещения»



«Когда справедливость исчезает, то не остается ничего, что могло бы придать ценность жизни людей»



«Рассудок ничего не может созерцать, а чувства ничего не могут мыслить. Только из соединения их может возникнуть знание»



«Тот, кто становится пресмыкающимся червем, может ли затем жаловаться, что его раздавили?»



«Характер — это способность действовать согласно принципам»



«Человек свободен, если он должен подчиняться не другому человеку, а закону»



«В каждой естественной науке заключено столько истины, сколько в ней есть математики»


14 причин, по которым мужские булочки неправильные и их нужно прекратить

Титаническая ошибка Льва (Изображение: Рекс)

Сначала дерзкие хипстерские бороды, затем тупые усы, а теперь и последняя мерзость мужских волос — мужская булочка.

Мужские булочки неправильные, и их нужно прекратить.

Если вы думаете иначе, вы явно недальновидны, но если вам нужны дополнительные доказательства, позвольте мне представить следующее:

1. Он украдет ваш фен

Конечно, это единственная причина, чтобы запретить их.

2. Жизнь достаточно запутанная без лишних пяти секунд размышлений о том, что вы проснулись рядом с женщиной

3. Их носят мужчины, которые не умеют отращивать бороды.

Хорошо, хорошо, я не могу подтвердить это. Но они подозрительно похожи на тех, когда лысые мужчины отращивают действительно большие бороды, чтобы доказать, что они все еще есть, то есть никого не обманывают.

4. Часто неопрятные

Или совсем жирный. Если вы предпочитаете мужской пучок, по крайней мере узнайте о регулярной стрижке, шампуне, кондиционере и еженедельном глубоком кондиционировании.

5. Раскачивать их могут только дамы постарше

Mandatory Credit: Photo by Warner/LAT/REX Shutterstock (4610577c)  Leonardo DiCaprio on the grid  FIA Formula E Championship, Long Beach ePrix, Long Beach, California, United States of America - 5 Apr 2015.

Хватит мучить МакГонагалл.

6. Мужчины — не девушки

В любом случае у них не должно быть длинных волос.

7. Никто не хочет дотянуться до головы мужчины и во время секса ему будут напоминать о няне

8. Люди не лебеди

Mandatory Credit: Photo by Warner/LAT/REX Shutterstock (4610577c)  Leonardo DiCaprio on the grid  FIA Formula E Championship, Long Beach ePrix, Long Beach, California, United States of America - 5 Apr 2015.

Представьте себе Черного лебедя с гипсом самца.

Мужчины — классные балерины, но даже они знают, что булочки предназначены только для примы.

9. Они похожи на маленькие вялые пенисы

Хорошо, они делают.

10. Этот парень

Рассел Брэнд и его мун (Фото: Рекс)

Именно так.

11. Они вводят в заблуждение

Человек внизу — художник, духовный гуру, индивидуалист, верно?

Нет, он только что прочитал статью в GQ, в которой говорится, что они в моде.

12. Лучший друг человека заслуживает большего:

.

Этого человека нужно остановить

нажмите, чтобы увеличить

  • Скриншот из видео ниже

Все лето телезрители, входящие в сферу влияния Charter Communications, подвергались неподдельному ужасу, который представляет собой этот рекламный ролик Charter Spectrum, в котором изображен битбоксер и три других актера, буквально воспевающие хвалу кабельному гиганту.Это совершенно ужасно, рекламный эквивалент военного преступления, и любой, кто видел это, легко подтвердит.

Пятно открывается на мужчине, которого вы видите на фотографии выше, относительно красивом парне с хорошо вылепленной прической и красивой рубашкой на пуговицах. Он сразу же начинает битбоксинг, что само по себе не более раздражает, чем тот факт, что на заднем плане мы можем видеть, что он использует классический бумбокс Lasonic TRC-931 как не более, чем гребаную подставку для книг.

Но потом начинается лирика.

«Это грандиозная ночь / просмотр телепередач / бесплатное просмотр видео в прайм-тайм по запросу / и потрясающее HD-качество», — поет юная леди, которая, по-видимому, легко впечатлилась, сидя на диване с большой миской попкорна. «Спектрум ТВ / Я выкладываюсь изо всех сил / 29,99 долл.

Мгновенно в уме начинает закручиваться замешательство и ярость из-за тошнотворно цепляющего ушного червя.Все это время бит-боксер продолжает появляться на экране, взрывая слюной по всей комнате.

«Несколько устройств для игр, музыки и моих шоу / без ограничений данных, да, я подключился, я иду», — продолжает другая дама в очках, одновременно используя свой ноутбук и iPad.

Входит второй мужчина, одетый в толстовку с капюшоном, и он очень взволнован своим телефоном.«Уже темнеет, но мой телефон загорается», — поет он, прежде чем дама №2 снова вмешивается, чтобы сказать: «С безлимитным звонком, чтобы просто сказать« привет »!» Когда она заканчивает реплику, бит-боксер размахивает руками и выпускает слюни в барабан.

Именно в этот момент вы замечаете, что лицо парня с бит-боксом стало бесконечно более резким, чем в начале ролика. Группа тратит еще около пяти секунд на пение о том, какой супер-крутой широкополосный интернет, прежде чем все вместе сядут на диван леди №1.Затем реклама исчезает.

Charter разместил рекламу на YouTube 7 июля, что странно, поскольку кажется, что видео разрушает жизни гораздо дольше, чем это. Набрав более 86 000 просмотров, он набрал 736 «дизлайков» против 549 «лайков». Комментирование отключено.

Но другой пользователь YouTube, Расти Шеклфорд, также загрузил видео под явно не компьютерным названием «Charter Spectrum BEATBOX Commercial [Предупреждение: исключительно гей-контент]».»Он пишет:


В заголовке сказано все, если нет; затем заклейте веки лентой и попробуйте посмотреть ВЕСЬ рекламу. Я разместил это только потому, что Устав отключил комментарии к их загрузке. Они знали, что получат 99% (оправданных) ненавистных комментариев и критических замечаний.

Если комментарии к его загрузке являются показателем, эта оценка верна на 100%.

нажмите, чтобы увеличить

нажмите, чтобы увеличить

Битбоксер по праву несет на себе всю тяжесть гнева зрителей:

нажмите, чтобы увеличить

нажмите, чтобы увеличить

Некоторые жалобы были более фискальными:

нажмите, чтобы увеличить

Готовы к кикеру? Парня с бит-боксом зовут Эндрю Фицпатрик IV, более известный как 80Fitz, звезда Vine (по-видимому, сейчас так и есть), который использовал свои способности для создания шестисекундных видеороликов о бит-боксе в реальной актерской карьере , которая включает в себя появление в 2015 году Pitch Perfect 2 .Вот его страница на IMDB. Да помилует нас всех Бог.

Если вы мазохист, посмотрите видео для себя ниже:

нажмите, чтобы увеличить

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.