Что такое границы свободы человека: ТЕМА 12. СВОБОДА ЧЕЛОВЕКА: УСЛОВИЯ, ГРАНИЦЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ

Содержание

ТЕМА 12. СВОБОДА ЧЕЛОВЕКА: УСЛОВИЯ, ГРАНИЦЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ










ТОП 10:










⇐ ПредыдущаяСтр 18 из 25Следующая ⇒

 

1. Свобода и необходимость

2. Условия свободы

3. Границы свободы

4. Перспективы свободы человека

Свобода и необходимость

На земле нет и никогда не было человека, который бы ни разу в своей жизни не испытывал желания быть свободным. Но что скрывается за словом «свобода»? Как заметил однажды русский философ В. Эрн: «Проблема свободы – это бесспорно одна из самых трудных и сложных проблем. Когда ее берутся решать практически – льются потоки крови. Когда в нее углубляются теоретически – заходят в такие дебри умозрения, что становится трудным связать исходные пункты рассуждения с результатами»[27].

Теоретическая сложность этой проблемы, однако, не должна быть причиной отказа от размышления о свободе, ее условиях, границах и перспективах, ведь, если прав был Сократ, когда говорил, что размышление о благе само есть благое дело, то размышление о свободе является необходимой предпосылкой освобождения. Ибо нельзя обрести свободу нечаянно, нельзя стать свободным, не желая этого.

Для начала заметим, что не все люди верят в реальность свободы, хотя и желают ее. Древнегреческие философы-атомисты Левкипп и Демокрит учили, что в мире нет ничего случайного, а значит, нет и свободы. «Никакая вещь не происходит без причины, но все — из основания и в силу необходимости. Случай есть лишь неизвестная человеческому разуму причина»[28]. Все, что происходит, подчинено необходимости, судьбе, року. Любое событие, которое нам кажется случайным, например, случайная встреча знакомого на улице, на самом деле есть результат пересечения многих линий жестко взаимосвязанных событий, и выйти человеку за черту этих предопределенных событий невозможно.

И сегодня есть немало людей, кто полагает, что свобода — это всего лишь иллюзия, мираж, за которым скрывается неведомая нам и непоколебимая необходимость. Они готовы верить предсказателям и магам, увлекаются астрологией, ища в соотношении звезд разгадки земных судеб, хиромантией (гаданием по руке) и другими оккультными «науками», обещающими людям доступ к скрытым знаниям о космической предопределенности всего существующего.



Но все же в наш научно-технический век большая часть людей вряд ли разделит веру древних в абсолютное предопределение и судьбу. Свобода — это один из священных идеалов современной цивилизации. Основание этого идеала заложила христианская этика. Христианский Бог хоть и создал, по словам Св. Августина, «нас для Себя», но хотел, чтобы путь к нему человек проделал свободно и добровольно. Только так могут проявиться главные качества человека, выделяющие его из всего окружающего мира — разум и нравственное чувство. Выдающийся русский христианский философ С.Л. Франк так писал о соотношении свободы и разума: «Где-то в Талмуде фантазия еврейских мудрецов рассказывает о существовании святой страны, в которой не только все люди, но и вся природа повинуется беспрекословно заповедям Божьим, так что во исполнение их даже река перестает течь по субботам. Согласились ли бы мы, чтобы Бог с самого начала создал нас такими, чтобы мы автоматически, сами собой, без размышления и разумного свободного решения, как та река, исполняли Его веления? И был ли бы тогда осуществлен смысл нашей жизни? Но если бы мы автоматически творили добро и по природе были разумны, если бы все кругом нас само собой и с полной, принудительной очевидностью свидетельствовало бы о Боге, о разуме и добре, то все сразу стало бы абсолютно бессмысленным»[29].

Христианская культура родилась и укрепилась именно на идеале свободы. Христианин, в отличие от язычника, не признает рабство человека ни в каких его проявлениях. Первые христиане были бесстрашными борцами против варварских римских порядков, основанных на тотальном рабстве. В христианской идее самопожертвования заключен высший идеал свободы, самоопределения человеком своей жизни ради высоких нравственных целей. В образе Христа, победившего своим самопожертвованием главного врага всего живого — смерть, выражается вера христиан в победу свободы над властью слепой необходимости.

Но христианский идеал свободы не может быть одинаково всеми понят и, тем более, одинаково быть воплощенным. В понимании свободы ярче всего выражается человеческая субъективность и дух эпохи. Именно поэтому до сих пор нет общего определения свободы, и вряд ли когда-нибудь такое будет. Если представить, что однажды люди найдут всеприемлемое понимание свободы и начнут ему следовать как некой инструкции, указывающей всем как себя вести, то тогда исчезнет у людей потребность думать о свободе, спорить о ней, а значит и свободно выражать себя. Но в мире, где не будет больше свободного самовыражения, не будет и личности.




Итак, что же, при всей неопределенности понятия свободы, мы можем сказать о ней? По-видимому, самое общее определение свободы может быть таким: свобода есть пространство для самопроизвольных, не детерминированных внешними обстоятельствами поступков человека. От этого определения, однако, можно идти различными путями. Ведь поступки человека могут быть созидательными и разрушительными, нравственными и безнравственными, разумными и неразумными, эгоистическими и бескорыстными. Все они будут считаться свободными. Но в одном случае они могут привести к негативным для человека и общества последствиям, а в другом — к позитивным. Поэтому сама по себе свобода не является безусловным положительным качеством и целью человека. Скорее — это средство, с помощью которого в человеке раскрывается его потенциальное содержание.

Но средства люди нередко могут путать с целями, если они очень стремятся к получению этих средств. В истории цивилизации такая путаница — явление обычное. Так, в позднем средневековье догматы церкви стали ограничивать человеческую свободу, а финансовые притязания римской католической церкви к европейским народам при постепенном угасании ее авторитета приняли вид рационально не обоснованного и объяснимого только алчностью Рима оброка. Тогда в борьбе за свободу и возрождение истинно христианского духа родился протестантизм (Ян Гус — 1371-1415; Мартин Лютер — 1483-1546; Жан Кальвин — 1509-1564). Затем наступила эпоха экономического освобождения, что вызвало к жизни развитие наук и технологии, и в европейской истории обозначилось как век научной и промышленной революции. В конце XVIII века наступило время социального освобождения, начавшееся Великой французской революцией и завершившееся последними революциями XX в. Поскольку социальное освобождение невозможно без освобождения духовного, то этот процесс вызвал к жизни такое всепроникающее культурное явление, как Просвещение. Что такое Просвещение? На этот вопрос дал короткий и четкий ответ И. Кант. «Просвещение — это выход человека из состояния своего несовершеннолетия, в котором он находится по собственной вине. Несовершеннолетие есть неспособность пользоваться своим рассудком без руководства со стороны кого-то другого… Sapere aude![30] — имей мужество пользоваться своим собственным умом! — таков, следовательно, девиз Просвещения»[31].

Выход из состояния несовершеннолетия обостряет потребность человека в свободе. Требование свободы — естественный признак душевной молодости. Когда же ей на смену приходит зрелость, то к требованиям свободы начинают относиться осторожнее. Зрелое сознание видит в идее свободы очень много сложных и противоречивых моментов. Их можно обобщить в три группы: условия свободы, границы свободы и ее перспективы. Рассмотрим их подробнее.

Условия свободы

Что нужно для того, чтобы быть свободным? По этому вопросу мнения философов расходятся. Одни считают, что свобода не дана человеку как дар, ее нужно добиться. Такой взгляд близок западной христианской культуре (католицизму и в особенности протестантизму). Его ясно выразил Г. Гегель. «Свобода как идеальность непосредственного и природного не есть нечто непосредственное и природное, но, напротив того, сперва нужно заслужить и приобрести ее, а именно посредством бесконечного воспитания, дисциплинирующего знание и волю»[32]. Объяснение такому пониманию кроется в особенностях западной культуры. В рамках этой культуры люди исторически привыкли мыслить о многом, что их окружает, преимущественно в категориях производства, таких как «эффективность», «ресурс», «выгода», «конкурентные преимущества» и пр. Для них свобода, подобно всякому продукту, производится в результате социальных и культурных преобразований. Многие полагают, что ее может быть больше или меньше, что она может быть «сделана добротно», на века, или быть «слепленной второпях» без гарантий, и что она, как и любая другая вещь, может эффективно или неэффективно использоваться. Такова логика индустриальной культуры: все производится, потребляется, распределяется и обменивается, – не только вещи, но и ценности.

Другие философы утверждают, что свободу нельзя понимать в логике западноевропейской культуры производства. Такое мнение близко восточной христианской культуре. В частности, оно нашло выражение в русской религиозной философии. Очень ярко такое понимание свободы представлено в творчестве Н.А. Бердяева. Он называл свободу «таинственной, изначальной, исходной, бездонной, безосновательной, иррациональной»[33]. Свобода не трактуется здесь в логике вещей. О ней говорят как о метафизическом условии человеческой жизни. Такое понимание свободы называется безосновным. Русская религиозная философия обращает внимание на важное социальное следствие безосновности свободы. Свобода своим существованием не обязана преобразованиям в материальной или социальной сферах общества. Она не может быть механическим следствием экономических, политических, социальных преобразований. Все общественные преобразования обусловлены определенными идеалами и волей (классов, партий, социальных групп и т. д.), направленной на их достижение. Свобода же не имеет для себя никакого иного идеала и никакой другой цели, кроме нее самой, и не может быть достигнута какими-либо волевыми усилиями и рациональными средствами, например институциональными улучшениями. Она вообще не достигается. Она просто есть как изначальное условие человеческого существования. При этом нравственное содержание свободы особенно важно. Как замечал Н.А. Бердяев: «Свобода, не знающая жалости, становится демонической»[34]. Что же касается дисциплины и воспитания, то они всегда были условием не только воспитания свободной личности, но и послушного раба.

Если же говорить о духовных условиях свободы, то ими являются три духовных начала человеческой личности: разум, нравственное чувство и воля. Они не существуют по отдельности друг от друга, но представляют три неразрывных момента человеческого «я».

Внешний мир стесняет человека. Чтобы жить, он должен подчиняться многим условиям, которые ставит ему как окружающая природа, так и другие люди. Ограничивает ли этим свобода человека? Некоторым кажется, что да. По их мнению, истинно свободный человек должен пренебрегать внешними условиями и делать то, что ему хочется. На самом деле такое состояние правильно назвать не свободой, а неразумным произволом. Внешние условия хотя и ограничивают возможности нашей деятельности, но вместе с тем являются единственным условием самой этой деятельности. Здесь подходит пример И. Канта с голубем. Воздух оказывает сопротивление его полету, но вместе с тем служит и опорой для его крыльев. В безвоздушном пространстве, там, где сопротивление свободному движению равнялось бы нулю, голубь не мог бы летать. Поэтому и человеку надо не сетовать на внешние условия, которые, казалось бы, ограничивают его возможности, а научиться использовать их. Здесь на помощь нам приходят разум и нравственное чувство. Они помогают осознать возможные границы нашей свободной деятельности.

 

Границы свободы

Человек, переживающий состояние свободы, психологически испытывает чувство эйфории, необычайно радостные, возвышенные эмоции. В некоторых случаях это субъективное чувство достигает силы абсолютного счастья. Но возможна ли абсолютная свобода, которая дала бы нам абсолютное и вечное счастье? В истории, надо признать, такие периоды не известны. «Всемирная история не есть арена счастья, — писал Г. Гегель, — Периоды счастья являются в ней пустыми листами, потому что они являются периодами гармонии, отсутствия противоположностей»[35]. Но если не может быть абсолютной свободы в общественной жизни, то, может быть, она есть в жизни индивидуальной? Художник испытывает чувство абсолютной свободы, когда творит, влюбленный — когда слышит ответное признание в любви. Но и здесь, мы должны признать, абсолютная свобода скорее психологический феномен, нежели объективный факт.

В обществе не может быть абсолютной свободы, хотя общество создается и развивается людьми с целью раздвинуть границы их свободы. Другой цели у общества нет. Хотя часто говорят, что целью общества является ограничение человеческого произвола, но если вдуматься, то это ограничение оказывается оборотной стороной развития человеческой свободы.

В обществе не может быть реализована абсолютная свобода по двум причинам. Во-первых, социальное пространство территориально ограниченно и люди с необходимостью вступают в соседские отношения. Они определяются особенностями культуры. Например, в развитых западных обществах люди зачастую не окружают свои участки заборами и изгородями. Дома разделяют только лужайки с травой. Но это не значит, что соседи не знают, где заканчивается территория их владений и начинается земля их соседей. Напротив, уважая частную собственность других лиц, они не позволяют себе самовольно пересекать воображаемую черту, разделяющую соседние участки. Такое поведение говорит о том, что границы находятся в их сознании и поэтому нет необходимости их обозначать на земле. В обществах же, где частная собственность не является священной и неприкосновенной, соседи отделяются друг от друга высокими заборами, ища за ними защиты своей свободе. Добрососедство — необходимое условие территориальной свободы.

Вторая причина заключается в том, что социальное пространство структурно ограничено. Ведь общество не есть простая совокупность людей. Любое общество — это система вертикально и горизонтально организованных отношений. Нарушение этих отношений, вызванное личным произволом, даже если этот произвол творится индивидом, как ему представляется, «во благо общества», не может не вызвать, конфликтов, возмущений и ущемлений прав других людей. Такое положение дел не может быть признано правильным. Поэтому общество всегда старалось ограничить себя от произвола, свести эти случаи к минимуму. С этой целью и возникла идея легитимности. Легитимным действием является такое, которое, во-первых, с формальной стороны законно обоснованно, во-вторых, — заключающее в себе общественный (а не только личный) смысл и, в-третьих, имеющее моральную поддержку большинства. Если одно из этих условий отсутствует, то легитимность определенного действия по праву может быть подвергнута сомнению.

Основания легитимности могут быть разными. В традиционном обществе — это сила традиций, или, как говорил М. Вебер, «авторитет вечно вчерашнего»[36]. В таком обществе расширенные права социальной свободы предоставляются тем отдельным индивидам, в образе которых концентрируется богатство традиционных норм и нравов. Это — правители.

В обществах, переходных к индустриальному типу, формируется цеховая организация производства и всей жизни. Здесь социальные свободы приобретают корпоративный характер. Носителями прав становятся не отдельные индивиды, а цехи, гильдии, городские сообщества. Каждый цех — это микрообщество со своей материальной и этико-нормативной основой.

В индустриальных обществах с заменой цеховой системы производства на открытую фабричную и с появлением свободного рынка труда каждый человек становится абсолютным свободным хозяином условий своей собственной жизни, прежде всего своих рук и головы. За вычетом налогов, которые он должен уплатить государству за охрану его личной свободы, он является абсолютно собственником, а значит и абсолютно свободным в границах своих частных владений. Это может быть родовой замок с сотнями акров земли или будка чистильщика обуви — в формальном отношении здесь нет различий. Всякие попытки самопроизвольно нарушить границы чужих владений встречают юридически оправданный отпор со стороны других собственников, с чьим социальным пространством граничит его собственное социальное пространство. Возможность произвола в таком обществе сводится к минимуму, поскольку управление общественной системой приобретает всеобщий или, иначе говоря, демократический характер. Формируется система сдержек и противовесов, призванная противостоять монополизации власти, а значит и монополизации исключительного права отдельных лиц на свободу. Свобода в таком обществе становится всеобщей ценностью и результатом всеобщих усилий.

Наибольшей степени развития свобода всех достигает в гражданском обществе. Само же гражданское общество начинает активно развиваться в условиях постиндустриального общества. В структурном отношении оно является совокупностью добровольно организованных сообществ, обеспечивающих свободу граждан не только на владение своей собственностью, но и права на развитие своей личности. На сегодняшний день в праве на развитие личности воплощается высшая форма свободы. Каковы же видимые перспективы развития этой формы свободы?

 

Перспективы свободы

Ошибочно было бы думать, что человечество наконец-то вступило на прямой и светлый путь прогрессивного развития. Современная история как раз говорит об обратном. Мы знаем, каковы наши высшие ценности, но сложность и противоречивость созданных нами условий жизни создает тяжелые препятствия для достижения наших целей. Эти препятствия могут оказаться сильнее доброй воли многих людей. Кого-то они могут сломить, заставить отступить от правильного пути, исказить восприятие верной перспективы. И тут надо помнить, что свобода есть условие не только для того, чтобы создавать, но и разрушать, не только для того, чтобы искать путь к единству, но и к вражде.

Перед человечеством, переживающим сложный процесс глобализации, стоят сегодня глобальные проблемы экологии, демографии, проблемы войны и мира, поляризации богатства и бедности, культурного одичания, религиозной вражды и пр. Слишком плотным становится социальное пространство, и этот факт ставит перед людьми задачу научиться жить вместе, справедливо и равно делить общее поле свободы.

При этом нужно принять во внимание и темпы развития, при которых будущее становится частью настоящего. Поэтому в общем поле свободного развития мы должны учитывать не только наши права, но и права наших детей и потомков. Ибо, потребляя невосполнимые богатства природы, мы потребляем и их достояние. Влияя на нашу физическую организацию в выгодном для нас отношении, мы изменяем и их физическую организацию, не имея на то их разрешения. Засоряя наше информационное пространство информационным мусором, мы пагубно влияем на информационное пространство, в котором будут жить наши дети, а значит и на их интеллектуальное и духовное развитие. Одним словом, свобода приобрела сегодня темпоральное (временнόе) измерение. Поскольку свобода органически связана с ответственностью, то это новое качество свободы меняет характер ответственности. Такое изменение можно выразить в формуле «локальное приобретает глобальное значение, современное становится всевременным».

Данная формула показывает, что пространство для проявления потенциальных сил человека расширяется. Это неизбежно повлечет за собой наложение полей индивидуальных свобод. До сих пор мы понимали свободу лица как область, которая ограничена областью свободы другого лица, подобно тому, как страны граничат на географической карте. Это можно назвать плоскостным видением свободы. Со временем оно должно уступить место объемной ее интерпретации. Говоря современным языком виртуальной культуры, в будущем мы будем обсуждать проблемы «3D свободы». Ее особенность будет состоять в том, что это будет свобода «ограниченного суверенитета». В этой формуле есть внутреннее противоречие, которое неразрешимо в понятийной форме, но потребует своего разрешения в процессе всеобщей, свободной и длительной делиберативной[37] практики. Другого пути к прогрессу нет. И дискутируя в поисках приемлемых решений, мы будем не раз еще вспоминать слова Г. Гегеля: «Всемирная история есть прогресс в сознании свободы, прогресс, который мы должны познать в его необходимости»[38].

 

Вопросы для самоконтроля

1. Обоснуйте связь свободы и случайности.

2. Дайте характеристику христианскому пониманию свободы.

3. Чем обусловлены границы человеческой свободы?

4. Расширяет ли современная цивилизация границы человеческой свободы?

 

Основные определения

Талмуд — древнеевр., буквально — учение, изучение. Свод устного учения, сложившийся в иудаизме в последние века до н. э. и первые века нашей эры.

Необходимость – философская категория, характеризующая такое качество бытия, при котором то или иное явление не может не быть.

Детерминизм — от лат. determino — определяю. Философское учение о всеобщей причинной связи природных, социальных, психологических и духовных процессов. Детерминизм полагает, что «разрывов» в причинно-следственной связи бытия нет.

Безусловные качества — те, которые имеют место во всех явлениях данного класса, вне зависимости от места, времени, степени развития этих явления и отношения их друг к другу.

Произвол — действие, совершаемое исключительно по личному желанию, без оглядки на какие-либо обстоятельства.

 

Литература


Основная

1. Губин В.Д. Философия. Элементарный курс. Раздел 1. Глава 2. М., 2001. С. 51-110.

2. Канке В.А. Философия. Исторический и систематический курс. М., 2005.

3. Философия. Учебник / Под ред. В.Д. Губина, Т.Ю. Сидориной, В.П. Филатова. М., 2005.

 

Дополнительная

1. Бердяев Н.А. Философия свободы. М., 1989.

2. Геллнер Э. Условия свободы. М., 1995.

3. Камю Альбер. Абсурдность мира // Хрестоматия по философии. Учебное пособие / Сост. П.В. Алексеев. М., 2005.

4. Кант И. Идея всеобщей истории во всемирно-гражданском плане. Сочинения в 6-ти т. Т. 6. С. 7-23.

5. Маркс К. Тезисы о Фейербахе. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 3.

6. Фаге Э. Либерализм; Э. Трельч. Немецкая идея свободы // О свободе. Антология мировой либеральной мысли. М., 2000.

7. Фукуяма Ф. Конец истории? // Вопросы философии. № 3, 1992.

 

 











kitab.Nur-az.com — Свобода









Название книги: Свобода
Автор: Аятулла Сейид Али Хаменеи
Издательство:
Год издания:
Количество страниц:
Издание первое:
Тираж:

 

с точки зрения Верховного Лидера Исламской Революции почтеннейшего
Аятоллы Хаменеи

Что означает
свобода?

Для прояснения этой темы необходимо обсудить значение слова «свобода» и точку
зрения Ислама по этому поводу. Надеюсь, что совокупность этих бесед окажется
полезной в информировании общественности, а также для подчинения ответственными
лицами, как мы.

Первым делом, нам необходимо прояснить смысл свободы. Что означает свобода? В
мире практически все прославленные государства, восточный и западный блоки с
пафосом говорят о свободе. И западная демократия заявляет о свободе (конечно же,
свобода на Западе является индивидуальной свободой), и страны восточного блока,
социалистические устройства, либо же стремящиеся к социализму, пустословят о
свободе и демократии. Большинство восточных стран добавляют в название страны
слово «демократическая», обозначающее свободу. Как они заявляют, одной из
основных целей в этих устройствах считается свобода. Безусловно, говоря о
свободе, они стремятся не к индивидуальной свободе, а к свободе в масштабе
общества. То есть, слияние и растворение индивидуальной свободы в том, что они
считают общественной свободой.

Как видите, в мире есть заявления о свободе; каждое государство, каждый
режим, каждое учение, каждое устройство в особой форме дает определение свободы
и все заявляют о том, что обеспечили свободу в своем обществе. И внутри
исламских обществ, в том числе, и в нашем обществе, некоторые спекулируют
свободой. Находящиеся среди них революционеры и набожные люди используют слово
«свобода» как священное. Они сторонники обеспечения проявляющихся в различных
формах политической, экономической, а также других видов свобод. Также среди них
есть и такие, кто использует свободу и требования свободы для прикрытия своих
политических целей.

Внутри страны слово «свобода» используется в разных значениях среди групп
интеллигентов и простого народа, который сегодня, Божьей милостью, обладает
высоким уровнем политических знаний. В уме каждого представляется различный
смысл свободы, ее рамки не определены.

Безусловно, некоторые люди, сторонники различных форм распущенности –
сексуальной и моральной распущенности, под лозунгом свободы и, заявляя «мы
свободны, и потому вольны делать все, что хотим!», к сожалению, поднимают
вопрос, именуемый на Западе свободой. И в нашем обществе, когда говорят о
свободе, в большем случае, на ум приходит эта форма свободы Запада.

Большая часть заявлений о свободе в мире находится под вопросом. То есть,
истинной свободы нет ни в западных странах, ни в этих демократических
устройствах, ни в тех местах, где газеты только на первый взгляд пишут, а
телевизионные каналы показывают обо всем. Там есть лишь видимость свободы. На
самом деле там плотное косметическое украшение, наложенное на уродливое лицо
тоталитарных режимов и диктаторов. И там нет истинной свободы. Эта тема, как
говорится, может послужить наводкой для народов большинства стран, являющихся
свободными, чтобы они засомневались в том, свободны ли они, и потребовали свою
свободу.[1]

Такие вопросы, как «в чем заключается философия свободы?» и «почему человек
должен быть свободным?» должны иметь сущность, корень и доказательство.
Высказаны различные мнения: польза, всеобщее благо, всеобщее удовольствие и
максимум, один из культурных прав. Можно предъявить замечание ко всем им. Они и
сами предъявляют замечания.

Если вы посмотрите на то, что пишут по поводу либерализма за последние годы,
то увидите, сколько напрасных, бесполезных и, относящихся к эпохе средневековья,
слов высказано про свободу. Кто-то высказал одно мнение, а другой ответил. После
появился еще один и прокомментировал его ответ. Да, действительно не плохое
развлечение для интеллигентов третьего мира: один пусть будет сторонником этой
теории, а один — другой; один пусть принимает аргументы этой теории, а другой
комментирует доказательства той, а еще другой навязывает теорию от своего имени
другому. Прежде всего, философия и источник свободы заключается в человеческом
праве.[2]

Свобода — дар Аллаха и революции. Свобода принадлежит народу и является
врожденным чувством народа.[3]

Свобода и
независимость

Затрагивая тему свободы, нам следует употребить слово «независимость»,
являющееся одним из наших лозунгов; то есть, будем думать независимо, не будем
имитаторами в мышлении. Если мы будем имитировать других в этой области,
являющейся основой большинства наших проблем и нашего развития, если устремим
свой взгляд в окно, где показывают только западное мышление, в этом случае мы
совершим большую ошибку, и нас будут ожидать печальные последствия.[4]

Как независимость не в силах предотвратить свободу, так и свобода не способна
предотвратить независимость. Это весьма твердый принцип. Если какие-то лица под
предлогом свободы, под лозунгом свободы попытаются открыть путь врагу, то это не
свобода, а желание врага, западня, устроенная противником. Сегодня очень
чувствительный день. Нынешнее время весьма чувствительное.[5]

Свобода –
предоставлять, приобретать или познавать?

Сегодня в университетах вопрос свободы обсуждается довольно часто. Порой
говорят, что свобода не предоставляется, а приобретается. А я утверждаю, что
свобода и предоставляется, и приобретается, а также познается. Что означает
выражение «свобода предоставляется»? Это означает, что правительственные
чиновники не имеют права лишать кого-то естественного права на свободу, то есть
законных свобод. Безусловно, это не является милостью, оказываемой со стороны
правительств. Они обязаны обеспечивать свободу. Это является их обязанностью.

А что означает «свобода приобретается»? А именно то, что каждый осведомленный
и разумный индивид общества должен быть знаком со своим правом на свободу и ее
границами, должен требовать и приобретать их. Что же означает «свобода
познается»? Одним словом, то, что свободе характерны культура и нормы. Их
необходимо познать. Без наличия культуры и норм свободы этого великого блага ни
для кого, ни для какого общества не окажется в нужной мере. Если в обществе
будут отсутствовать нормы свободы и люди не познают правил ее использования, вне
всяких сомнений, свобода, столь необходимая для активного, трудолюбивого и
передового общества, будет упущена из рук. С точки зрения Ислама, это считается
трагедией для общества. Упускание свободы из рук является трагедией.

Ислам не допускает всякого рода авторитаризм и диктатуру – как
индивидуальную, так и общественную диктатуру (общественная диктатура подобна
индивидуальной, и партийная диктатура такова, порой даже хуже этой), то есть,
прибрание к рукам власти над народом одним лицом по велению своих страстей. Где
бы то ни было, наличие этого факта считается трагедией. Если мы не будем знать
норм обращения со свободой и ее культуру, тогда получится таким образом.
Некоторые хотят, чтобы было именно так.

Некоторые не хотят, чтобы мы познали культуру свободы, а они, тем самым,
распространяя беспорядки, создавали бы в народе тягу к сильному деспоту. В
некоторых обществах хаос, беспорядок и разногласия достигают такого предела, что
народ желает, чтобы сильный деспот выступил на арену и создал порядок. Некоторые
стремятся привести общество к отмеченному положению: используют свободу самым
низким и неправильным образом, а также, играя верой, чувствами и идеями народа,
нуждами общества, приводят его в смятение. Они враги свободы. Не допустимо
бесславить свободу. Не допустимо превращать свободу в штык и целиться в грудь ее
истинных стражей. Нельзя играть со свободой. Те, кто, используя свободу как
орудие, абсолютно не подчиняются ее культуре, наносят удар свободе. Они не
сторонники свободы, они предают ее. Свобода не должна использоваться как орудие
для нарушения законов и нанесения удара топором по основанию системы Исламской
Республики! Никакое устройство на востоке и западе мира не уважает тех, кто
стремится вырубить его под корень. Тогда как Исламская Республика оказала это
уважение. Долгое время некоторые лица под предлогом свободы делали все, что им
хотелось с верой и святынями народа. Но Исламская Республика по той или иной
причине промолчала, правительство проявило терпение и уважение.[6]

Границы свободы

Речь идет о границах свободы. Абсолютная свобода в конечном итоге должна быть
где-то ограничена. Если человек стремится к красивой и комфортной жизни, ему
придется пожертвовать некоторыми свободами. Один из предметов обсуждения
общественных философов, мыслителей, а также ученых-теоретиков в этой области
является вопрос: «Где граница свободы?». А именно то, до какого предела и в
каких рамках свободны люди? При достижении какого предела, нужно встать на пути
их свободы?[7]

Исламская Республика водворяет свободу в нашем обществе в ее истинной
сущности. Но существует способ использования свободы. Нам необходимо познать и
научить также и способу использования свободы. И это является обязанностью
Исламской Республики. Некоторые под предлогом свободной мысли преступают границы
истины, под предлогом свободной мысли и новшества не обращают внимания, а также
оскорбляют и насмехаются над всеми истинными и священными принципами. А
некоторые, как реакция, или же из-за другой проблемы в уме, цепляются за основы,
которые нуждаются в новшестве. Нельзя довольствоваться сказанными, то есть,
замкнутость перед преступающими границу и крайность перед теми, кто
довольствуется малым…[8]

Абсолютная свобода
не приемлема

Во-первых, нам надо знать, что никакая идеология, культура, философская и
общественная теория не считает ценностью свободу в смысле быть свободным от
всякого рода требований, не видеть никаких препятствий перед собой, возможность
совершать любое любимое действие. Никто в мире не защищает абсолютную и
безграничную свободу. И невозможно, чтобы кто-то достиг успеха, воспользовавшись
ею. Если мы допустим то, что человек свободен совершать любое желаемое его душой
действие, то, что перед ним нет никакого препятствия, то сама эта свобода,
естественно, будет ущемлять свободу других, будет нарушать их благоустройство и
безопасность. Исходя из этого, абсолютная свобода человечества и людских
обществ, вообще, не только не возможна, но и никто не поддерживает этого.

Даже анархисты, появившиеся в 19-20-ых вв. в Европе, руководствующиеся
девизом «быть свободным от всех законов и общественных правил», признавали ряд
ограничений и подчинялись им. Короче говоря, в абсолютном смысле свобода, то
есть дозволенность любого желаемого человеком действия, не только противоречит
логике, не только невозможна, но и ни кем в мире не поддерживается. [9]

Свободе присуще границы. Суть свободы заключается не в том, чтобы человек
злоупотреблял ею. Такое было в мире, под предлогом свободы люди были подвержены
самым большим угнетениям, были совершены преступления, людские поколения были
принуждены к безнравственности и распущенности. В западных культурах и учениях
под предлогом свободы стерли истинную свободу из разума людей. Под предлогом
свободы закрыли их глаза и рты, навязали все, что хотели. Это истина, которую мы
наблюдаем в современном мире. Это имеет место как в западных блоках и,
являющихся сторонниками индивидуальной свободы, демократических устройствах, так
и в восточных устройствах и социалистических системах, которые считаются
сторонниками общественной свободы и добиваются растворения индивидуальной
свободы в общественной. Гуманизм и другие течения также нанесли удар этой
свободе.[10]

Ось свободы

Следует соблюдать правильные границы. Эти границы не являются границами,
которых желает, устанавливает на основе своих интересов какое-то правительство
или устройство. Если в мире и есть какие-то правительства (в действительности,
они и на самом деле существуют), которые устанавливают границы в определенных
интересах, то устройство Исламской Республики не таково. Основа устройства
Исламской Республики – справедливость. Иными словами, если лидер отдаляется от
справедливости, в таком случае, он автоматически и без нужды в каком-либо другом
факторе сходит с позиции руководителя. В подобном устройстве бессмысленно
устанавливать границы в пользу какой бы то ни было группы, слоя, взглядов
правительства. Границами здесь считаются границы Ислама. Границы, указываемые в
Коране, хадисах и действительных религиозных учениях. Они считаются
достоверными, им следует подчиняться. Если не будет подчинено, в таком случае
все чиновники – судебные чиновники, исполнительные чиновники, министерство
культуры и другие несут ответственность. Если они не исполнят свою обязанность,
тогда они совершат грех и нарушат закон. Соблюдать эти границы считается их
обязанностью. Внутри этих границ находится тот самый прекрасный и блестящий
принцип свободы. Необходимо использовать его.[11]

Границы свободы в
Исламе и христианстве

В религиях имеется много высказываний по поводу границ свободы. На наш
взгляд, это является одним из вопросов, на который сегодня должны обратить
внимание исламская и христианская религии. На сегодняшний день мы наблюдаем
пренебрежение и чрезмерность в этой области. Диктатуры, видимые и невидимые
давления отбирают свободу народа в некоторых сферах жизни. А в другой сфере
людям предоставляются множество свобод под названием не свобода, а
распущенность. С точки зрения религий, каждая из двух сторон проблемы считается
уклонением от истины. Я склонен полагать, что взгляды христианства и Ислама
сходятся друг с другом в отрицании обладания истинной свободы такими чертами,
как чрезмерность и довольствование малым. Думаю, что на сегодняшний день
важнейшей и главнейшей задачей всех людей, интересующихся судьбой человечества и
молодого поколения, является борьба с увеличивающейся изо дня в день
безнравственностью и распущенностью.[12]

На Западе, где границы свободы установлены законом, этот закон направлен на
решение общественных вопросов. Точнее сказать, закон гласит, что свобода
никакого человека не должна угрожать свободе других, ставить в опасность их
интересы. Тогда как в Исламе границей является не только это. Иными словами, (в
Исламе) закон, ограничивающий человеческую свободу, гласит о том, что, пользуясь
свободой, не только недопустимо ставить в опасность свободу других, угрожать
интересам общества и других, но и собственные интересы человека не должны
ставиться под угрозу. Человеческие законы, в случае, если действие человека не
связанно с обществом, не считаются шариатским обязательством[13]; рекомендует, но не
устанавливает безусловное обязательство. Ислам и Божественные религии, принимая
во внимание права и свободы других, не только заявляют о том, что человек не
должен под предлогом свободы угрожать и ставить в опасность права других, но и
подчеркивают то, что человек под предлогом своей свободы и независимости не
может ставить под угрозу свои личные интересы. Он и сам не должен получать вреда
от собственной свободы! [14]

Сущность свободы в
Исламе

Мы и они: границы свободы

«Если бы меня попросили описать мое поколение одним словом, то первое, пришедшее в голову, было бы слово «быстрый». Вряд ли такое написал бы кто-нибудь из выпускников даже десятилетней давности, не говоря уже о родителях нынешних старшеклассников.

Определить черты своего поколения – значит суметь вписать себя в социум, признать принадлежность к обществу, попытаться отделить свое личное, индивидуальное от внешних обстоятельств, в которых ты волей или неволей жил. «Мое поколение» так называлось сочинение, которое писали ученики 11 класса лицея № 1525.

Первое, что в той или иной степени отметили практически все – влияние современных технологий. Несмотря на то, что ребята естественным образом вошли в интернет-пространство, у них осталось место для рефлексии – полезно виртуальное общение или нет? следует воспринимать действительность через большие объемы информации или лучше жить реальным моментом, здесь и сейчас? Скорее всего, они таким образом проецировали установки родителей, кроме того, это был гуманитарный класс, где размышление в принципе приветствуется как способ познания, но, мне кажется, у следующей за ними генерации таких сомнений уже не будет.

Вообще, они в своем роде последние: чтобы определить собственные черты, ребята обращались к опыту советского периода, хотя их родители заканчивали школу в девяностые годы. То есть это уже своего рода мифологизация, но очень важная для тех, кто пытается идентифицировать себя в настоящем времени.

Не менее точная вещь, которую озвучили старшеклассники, и которой скоро невозможно будет противостоять – отсутствие скрепляющего поколение фундамента, того идеологического цемента, который прилипал к подошвам и заставлял равняться на середину. Сегодня картину идеального мира каждый рисует себе сам, у всех есть выбор – что смотреть, слушать или читать. Я не хочу здесь говорить о том, что для многих этот выбор неочевиден, но он есть, и от его масштаба можно даже растеряться.

Дружить, общаться теперь можно не только со сверстниками – по горизонтали, но и с теми, кто младше или старше тебя, но имеет сходные интересы. Конечно, подобного рода независимость от среды доступна не всем, но в действительности она очень доступна – стоит только понять, в какой сфере находится этот твой интерес. И возникающие таким способом связи гораздо прочнее и естественнее, чем культурные скрепы, которыми государство пытается ветхую постройку подновить.

Другое дело, что подобная практика общения не имеет географических и государственных границ, но для успешного современного школьника учеба в зарубежном университете до недавних пор была вполне реальной перспективой. Любопытно, что ребята именно возможность выбора определили как признак свободы, наиболее важный для них.

Мне кажется, больше всего будет не хватать свободы выбора. Всего – выбора профессии, книг, которые ты хочешь читать, фильмов, которые ты хочешь смотреть. И если нас сейчас вернуть в советскую эпоху и, допустим, мы сможем читать только такие произведения, смотреть только такие фильмы, мне кажется, больше всего нам будет не хватать чувства свободы, что ты можешь сам определить свой путь, свои вкусы и интересы.

— Поскольку нам изначально было довольно хорошо, а сейчас происходят какие-то вещи, нам кажется, что это серьезные изменения. Хотя если сравнивать их с тем, что было раньше… Просто нужно понимать, что в условиях времени, которое сейчас, люди очень привыкли к той свободе, которую им дали, поэтому изменились границы свободы и несвободы, мне кажется.

Поэтому мне кажется, что нас гораздо проще чем-то смутить. Мы привыкли к одному уровню жизни, уровню свободы, можем делать, что хотим, и поэтому будет гораздо труднее, если у нас начнут что-то отнимать.

— Наше поколение считается более разумным, мы быстрее взрослеем. Но мы не сами интересуемся политикой, а нас спрашивают, и у нас просто нет выбора, кроме как узнавать и отвечать. Нас просто не спросили, хотим ли мы это знать, а сразу начали задавать вопросы. Почему-то хотят, чтобы мы имели свою позицию, и она должна быть четкой, и не учитывают, что мы еще не сформировались.

— История новой России – это вроде бы история демократия, и люди должны голосовать, как-то участвовать в управлении государством. А как они могут это делать, если ничего не понимают? Поэтому государство сейчас пытается в головы людей определенные мысли вложить, этим занимаются правительственные каналы. Мне кажется, что это, с одной стороны, правильно, хотя слово «пропаганда» в данном контексте выглядит примерно как ложь. В принципе, пропаганда и ложь – это плохо, но иногда они необходимы.

— Я думаю, самая важная вещь, из-за которой, если ее убрать, нам будет очень-очень плохо, это деньги. Мы живем сейчас в господстве капитализма, и все удовольствия можем получить за деньги. Поколение наших родителей имело очень мало всего, какие-нибудь польские вещи – это было просто верхом, а сейчас можно получить все что угодно, имея достаточно денег. Это, наверное, грустно, но, безусловно, свобода и деньги очень связаны. И, конечно, хорошо, что в современном мире при наличии трудолюбия и крохи таланта ты можешь прилично зарабатывать и неплохо жить, получая все, что ты хочешь.

Каким образом формируется то или иное поколение Радио Свобода рассказали учителя Евгения Абелюк (лицей 1525 «Воробьевы горы»), Алексей Макаров (школа-интернат «Интеллектуал»), руководитель Центра исследований современного детства Института образования Высшей школы экономики Катерина Поливанова и научный сотрудник Школы актуальных гуманитарных исследований Российской академии народного хозяйства и государственной службы Мария Майофис.

Алексей Макаров, учитель школы-интерната «Интеллектуал»:

— Интересно, что ребята воспринимают свободу совершенно не так, как мы. Когда мы говорим «свобода», мы подразумеваем свободу как что-то политическое, но они в этой плоскости вообще не говорят про свободу. Они свободу понимают как свободу самовыражения, свободу действий. И конечно, они ощущают себя более свободными, чем, может быть, советские поколения. С другой стороны, любопытно, что жизнь поколений, которые сейчас заканчивают школу, проходила в 2000-е годы, это время президентства Путина. То есть они не видели разницу с 90-ми. Вот эпоха – 90-е и 2000-е, они видели перелом, а следующие -нет.

Что касается восприятия истории. Во-первых, ребята очень сильно транслируют то, что говорят родители. Я сейчас читаю школьные сочинения и просто вижу, как идет эта трансляция. С другой стороны, это не их история, они смотрят на нее как на что-то далекое. Для них это почти как Средневековье. Соответственно, вопрос, что делал тот или иной правитель, для них то же самое, как моральная оценка деятельности фараонов. Кроме того, они пытаются быть объективными, это, кстати, то, чему учит ЕГЭ. Их учат, что на все можно посмотреть с разных сторон, нет чего-то такого, что мы сразу однозначно морально осудим.

Современные ребята очень хорошо социализированы, более чем хорошо. Мы это наблюдали осенью прошлого года, ведь протесты в защиту школы «Интеллектуал» начались с письма школьников, они сами его написали, сами распространили в прессе. Другое дело, что, как мне кажется, большинству школьников нужна свобода, как свобода выбора, но они не готовы за нее бороться политическими методами.

вопрос, что делал тот или иной правитель, для них то же самое, как моральная оценка деятельности фараонов

«Мы» для учеников школы «Интеллектуал», скорее, не возрастное, а социальное – мы и наши родители, мы и наши учителя… У нас может быть разница в возрасте – одно или два поколения, но мы себя ощущаем единой общностью. То есть это, скорее, социальные группы, где возраст не очень важен. Я закончил школу в 2001-м, и мне кажется, что в наше поколение входят те, кто вырос в 90-е в условиях экономических проблем, но, с другой стороны, свободы. И именно на этом переломе люди видели, как пространство свобод скукоживается. Мы росли, когда еще были субкультуры, а сейчас все ушло в социальные сети. В этом смысле можно говорить об общем социальном опыте людей моего возраста.

Мария Майофис, научный сотрудник Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС:

— Я закончила школу в 1993 году, и в это время поколение конструируется очень четко, потому что взросление совпало с освобождением, с перестройкой, с началом 90-х годов. Мы еще были пионерами, но уже не были комсомольцами, весь этот слом происходил у нас на глазах. Мне кажется, такое сочетание детского и отроческого советского опыта и юношеского уже постсоветского – отличительная черта нашего поколения, которое вошло в профессиональную жизнь где-то в середине 90-х. Я думаю, что многие представители этого поколения добились довольно больших успехов,совмещая эти две оптики – знание советского и постсоветского.

Поколение – это, вообще говоря, конструкт, некая внешняя категория, которая налагается современниками или потомками на биографическую и историческую реальность, и, соответственно, граница между поколениями проводится некоторым искусственным образом. Это дело внешнего выбора, если ты наблюдатель, или внутреннего, если сам человек, который самоопределяется, хочет сказать, что принадлежит к какому-то поколению. Известно, например, что Булат Окуджава был, скорее, из военного поколения, по году рождения, он участвовал в войне, но, скажем, на историческую сцену он вышел вместе с шестидесятниками, то есть с теми, кто в войне не участвовал, войну пережил в детстве и в отрочестве. Это было вопросом сугубо его выбора.

Мне кажется, когда речь идет о поколениях, очень важно говорить, что поколение как-то консолидируется, осамо себя определяет, чтобы люди могли узнать, что их объединяет в действительности. Правы совершенно эти замечательные дети, когда говорят, что течение времени все убыстряется и убыстряется, и в этом смысле уж не знаю, будет это поколенческое разделение или разделение социально-историческое, но эти дефиниции станут более дробными, более короткими.

когда речь заходит о конкретных событиях советской истории, у ребят вдруг появляется местоимение первого лица множественного числа – «мы»

Преподавая историю, я постоянно сталкиваюсь с парадоксальным фактом. С одной стороны, ребята рассказывают про советскую историю, в том числе в семейной перспективе, как про что-то очень далекое, чуждое и очень экзотическое. А, с другой стороны, когда речь заходит о конкретных каких-то событиях советской истории, у них вдруг появляется местоимение первого лица множественного числа – «мы». Причем ладно, если бы «мы» только делали ракеты и перекрывали Енисей, но «мы» построили Берлинскую стену, вторглись в Чехословакию и про разные другие нехорошие дела. Тогда я их спрашиваю: «Вы готовы разделить ответственность с товарищем Сталиным, Брежневым, Хрущевым за эти решения и эти действия?» – «Нет, не готовы». – «А почему вы говорите «мы»?» – «Ой, извините!» И потом опять повторяется этот же автоматизированный штамп. Супернациональное государственное «мы», которое появляется в их речи, означает, что пока ребята с большим трудом разделяют советское прошлое и свое настоящее, как бы плохо они это советское прошлое ни знали.

Евгения Абелюк, учитель лицея №1525:

— Разговор про поколения возник у нас в связи с литературой. Мы читали Ахматову, для которой эта тема была очень важна, «Северную элегию», где она фактически говорит о том, откуда родом и что формирует ее сверстников. Потом я показывала им статью Мариэтты Омаровны Чудаковой, которая рассказывает о том, чем поколение 60-х отличается от поколения 80-х, и так далее. Ну, и ребята писали на эту тему сочинения.

Одна девочка, Сара Магамбетова, например, написала о неважности для себя участвовать в каких-то протестах и митингах. Обосновывала она это так: «Человек моего поколения должен еще научиться ощущать себя в бытии». То есть важно не только выйти и быть вместе со всеми, а важно осознать внутреннее. И мне кажется, что в отличие от моего поколения, (а я заканчивала школу в конце 60-х), они все говорили и писали очень разные вещи, тогда как мы говорили вещи очень похожие.

Я училась в хорошем филологическом классе при филологическом факультете университета, но мы все были очень похожи. Потом мы начали все дальше уходить друг от друга, и очень важно было то, как каждый из нас умел и не умел прийти к себе. Я думаю, что многие не умели. В этом смысле у этого поколения большое преимущество перед нами.

хотя ребята очень по-разному смотрят на одно и то же, они терпимее относятся к другим мнениям, чем относимся мы

Многие из моих учеников говорили о своей лени, о неумении быть активными, и сравнивали себя с родителями, считая, что те сумели это, в конце концов. Но вместе с тем мне показалось, что они себя воспринимают как поколение людей, которые будут развиваться. В текстах, которые они писали, говорится: за нами будущее, но почти каждый был бы не прочь эмигрировать… И тут же – нашему поколению под силу изменить нашу страну так, чтобы каждый подросток где-то в Норвегии или в Швейцарии мечтал бы жить в России. Тут есть противоречие, потому что они не знают, как перепрыгнуть от одного к другому – от эмиграции к изменению. Кроме того, хотя они очень по-разному высказывались на одно и то же, они терпимее относятся к другим мнениям, чем относимся мы. Что, в общем-то, странно, потому что это как раз возраст максимализма.

Катерина Поливанова, руководитель Центра исследований современного детства Института образования Высшей школы экономики:

— Я родилась после войны, но жила в мире, где жизнь делили на «до войны», «во время войны» и «после войны». Сегодня растет, конечно, цифровое поколение, и я просто переношу этот опыт – представляешь, не было компьютеров, а в моем случае – представляешь, не было еды. Для них это очень легкое сравнение, на самом деле, и насколько это сравнение внутреннее – большой вопрос.

Я закончила школу в 1969 году, и у меня было очень ясное ощущение круга, потому что были книжки, которые нельзя никому показывать, определенное отношение к политике и так далее. Теперь у меня внучка восемнадцати лет, и она столько всего интересного мне рассказывает! И у меня совершенно нет ощущения поколенного взаимоотношения с ней.

Ведь разговор идет о том, как я себя идентифицирую, через что. В моем собственном поколении нельзя было не цитировать Ильфа и Петрова или «Мастера и Маргариту», вот нельзя. Сегодня есть огромное количество культурных текстов, которые мне уже не знакомы. Кино, современное искусство – вещи, видимо, абсолютно знаковые, которые станут культовыми, но это уже не мои вещи. И у людей, с которыми я сегодня встречаюсь, у них разные культурные коды.

у меня было очень ясное ощущение круга, потому что были книжки, которые нельзя никому показывать

Чем меньше у меня выбора, чем меньше на полке классических книжек, тем обязательнее их надо прочитать, нельзя даже сомневаться. А если их много, то получается не совпадающее физически пространство чтения, разные культурные атрибуты. Здесь вопрос адгезии – к чему я себя приклеиваю. Мне очень понравилась девочка, которая говорила, что «мы разные, и в этой разнице мы одинаковые». Такой парадокс. Кстати говоря, можно ли старыми, сто лет назад созданными психологическими теориями изучать современных детей?

Следующий вопрос – что такое вообще свободный выбор, в предложенных обстоятельствах? Кроме того, мера интимности-публичности, открытости-закрытости поменялась с появлением социальных сетей. И здесь возникают какие-то новые процессы. Я про это ничего не знаю, не читала, но здесь точно горячо.

Об активности и пассивности. Ребята, на самом деле, схватывают глобальную тенденцию, если хотите, историческую: либо активное действие, либо претерпевание. Но претерпевание подразумевает поймать волну, почувствовать движение и через чувствование двигаться в определенном направлении. Это тема, которая достаточно серьезно обсуждается: сегодня время актора или время человека, который чувствует движение и претерпевает, испытывая при этом эмоции?

Доклад «Границы моей свободы»

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ

ГБПОУ «Агротехнический колледж» с.Московское

Донской филиал

ГРАНИЦЫ МОЕЙ СВОБОДЫ

Подготовил обучающийся

24 группы

Пашков Василий

Руководитель

Скробагатова Л.С.

С.Донское

2016 г.

Свобода одного человека заканчивается

там, где начинается свобода другого.

М.Бакунин

Это сладкое слово «свобода»… Во все времена люди мечтали о ней, стремились к освобождению от пут деспотизма, складывали свои жизни на алтарь свободы. Свобода личности сегодня является важной ценностью цивилизованного человечества. Свобода, как общечеловеческая ценность, присущая всем народам во все эпохи.

Человеку свойственно стремление к свободе — это естественное желание независимости, самостоятельности, готовности отвечать за свои поступки.

Могу ли быть я свободным, если делать то, что хочется? Но у меня, как и у другого человека, есть потребность в чём-то, а значит, мы зависим от этого? Потребность делает зависимым человека, ограничивая свободу. Следовательно, зависимый человек свободным быть не может.

Человек может позволить себе делать то, что хочет и тогда он свободен. В данном случае подобное мнение целиком и полностью направляет человека к тому, чтобы быть бесконечным потребителем товаров и услуг в жизни.

Понятие «свобода» – это освобождённость от чего-то или кого-то. Абсолютная свобода для человека это идеал, к которому он может стремиться и не достичь.

Каждый человек свободен и не свободен одновременно. Если человек говорит о том, что полностью свободен — он лукавит. Можно ощущать себя свободным в конкретный момент времени от чего-либо. Как правило, это свобода от различных дел или забот, но на какую-то долю мы можем оставаться зависимыми людьми. Чтобы быть более свободным — нужно освободиться от каких-либо личных привычек, потребностей, зависимостей.

Зависимости бывают естественные, такие как пища, сон, одежда и т.п. Они и есть граница моей свободы.

Существуют зависимости излишние, например, курение, так как не является естественным для человека занятием, а приобретаемым. Избавившись от этой зависимости, человек, как мне кажется, раздвигает границы своей свободы.

Человеческое стремление к свободе — это максимальное желание всеми силами освободиться от большого числа зависимостей. Стремление к свободе, на мой взгляд, это хорошее желание быть лучше.

Ответственность за выбор всегда на самом человеке. Мы сами выбираем себе жизненный путь. И если он оказывается неудачным, то важно осознать свой бессознательный выбор и сделать другой, сознательный! Я всегда говорю своим друзьям: ничего не произойдет, пока вы сами этого не захотите. И это тоже к вопросу о свободе. Свободе быть самим собой, свободе быть счастливым. Как я хочу прожить свою жизнь, с кем я хочу быть, что я хочу от жизни? Человек свободен в выборе… А я – человек!

Нет человека на земле абсолютно свободного, мы зависим от семьи, от учебы, от работы, окружения. И все же мы стремимся к свободе. Для меня свобода — это то что у меня внутри, как я сам себя ощущаю. Свобода человека — это философский вопрос, и каждый ответит на него по-своему! Как поётся в песне «я свободен, словно птица в небесах, я свободен, я забыл, что значит страх»! А может ли каждый человек сказать так?

Свобода – это возможность делать все, что хочешь. Свобода – это независимость от кого-то. Свобода – это отсутствие стеснений, ограничений. Свобода – это не вседозволенность. Свобода – это возможность выбора.

Как бы ни стремились люди к свободе, они понимают, что абсолютной, безграничной свободы быть не может. Нельзя жить в обществе и быть абсолютно свободным от него. Прежде всего, потому, что полная свобода одного означала бы произвол в отношении другого. Свобода каждого члена общества ограничена уровнем развития и характером общества, в котором он живет.

Но главными ограничителями нашей свободы являются не внешние обстоятельства. Я уже отмечал, что ощущаю свободу внутри себя. Цели человеческой деятельности формулируются в соответствии с внутренними побуждениями каждого человека. Границей такой свободы могут быть лишь права и свободы других людей. Осознание этого самим человеком необходимо. Свобода неотделима от ответственности, от обязанностей перед обществом, другими его членами, семьей, трудовым коллективом и т.п. Следовательно, свобода личности в обществе существует, но она имеет не абсолютный, а относительный характер. Из этой относительности свободы исходят все демократически ориентированные правовые документы.

Именно поэтому в Декларации Организации Объединенных Наций «О правах человека» подчеркивается, что права эти в ходе своей реализации не должны ущемлять права других индивидов.

Таким образом, абсолютно свободным человек быть не может, и границей его свободы являются права и свободы других людей. Свободу можно добыть, но самое трудное — научиться жить свободным человеком. Жить так, чтобы все делать по своей воле, но при этом не угнетая других, не ограничивая свободу других. Граница моей свободы – свобода другого человека.

Я ломаю свободу! Остаюсь навсегда самим собой.

Рано или поздно, но выбор за тобой!

Не меняли свободу! Оставались такими, как мы есть.

И мечтали о большем, моя свобода или твоя честь?

На границе свободы…

Каждому человеку понятно, что границы есть, и ограничиваются они моральным и правовым кодексом. Сейчас рамки свободы все более и более стираются, где предел? То, что нельзя было еще вчера — сегодня уже можно, а завтра – норма, а послезавтра?

Как можно быть свободным от любви? Если человек любит — он свободен! Его душа в полёте! А от природы как можно быть свободным? Ты — дитя природы, значит, зависишь от неё полностью.

Международные документы и наше законодательство применяют понятия «права человека» и «свободы человека». В чем же сходство и отличие этих понятий?

В юридическом плане трудно провести между ними четкую границу. Свободы — это те же права.

Российская императрица Екатерина II сделала вывод, что свобода — это уверенность в том, что дозволено делать все, что не запрещено законом. Иногда даже употребляется формула «право на свободу»: «каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии», — признает Всеобщая декларация прав человека. Наша Конституция РФ признает человека, его права и свободы высшей ценностью.

Свободы человека — сферы, области деятельности человека, в которые государство не должно вмешиваться. Оно лишь очерчивает с помощью правовых норм границы, контур, территорию, на которой человек действует либо не действует по своему выбору, по своему усмотрению. Государство не только само должно воздержаться от интервенции в мои свободы, но и должно обеспечить защиту границ моих свобод от вторжения власти и вмешательства других лиц.

Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Государство законодательно защищает правомерное поведение человека, но одновременно и ограничивает выход за пределы дозволенных свобод. Лишь закон может установить пределы свободы.

Например, демократическому государству нет никакого дела до моих религиозных убеждений, оно не должно влиять на приверженность человека тому или иному вероисповеданию, устанавливать какую-либо религию в качестве обязательной — это мои свободы, это мой выбор.

Однако государство вправе ввести законы, ограничивающие свободу совести исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе. Это закреплено в ст. 29 Всеобщей декларации прав человека, ст.18 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст.13, 17, 29, 55 Конституции РФ и др.

Права человека — это признанные и гарантируемые государством возможности правомочных действий человека в описанной, указанной в законе сфере. В отличие от понятия «свободы человека», в «правах человека» фиксируется конкретная область, направление деятельности индивида. Здесь уже не предлагается возможности выбора, варианта действия внутри данного права.

Данным правом можно воспользоваться, реализовать его, либо не воспользоваться, ведь право не обязанность. Например, граждане Российской Федерации имеют право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей. Вместе с тем в последнее время в России многие не реализуют активное избирательное право. Безусловным и однозначно определенным является право каждого на жизнь. И также известно, что иногда люди добровольно отказываются от этого права.

И все же, понятия «права человека» и «свободы человека» идентичны.

Международное право и законодательная практика демократических государств предусматривают определенные ограничения прав и свобод.

Во-первых, ограничения прав и свобод могут быть введены в условиях чрезвычайного положения только федеральным конституционным законом.

Такие ограничения не могут быть введены решениями органов государственной власти субъектов Российской Федерации или органов местного самоуправления.

Во-вторых, такие ограничения могут носить только временный характер.

В-третьих, ограничения прав и свобод должны носить соразмерный угрозам безопасности характер.

В-четвертых, ограничения могут вводиться только в определенных в Конституции России целях:

• для обеспечения безопасности граждан,

• защиты: основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц,

• обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Ряд прав и свобод ни при каких обстоятельствах, даже в условиях чрезвычайного положения, не могут быть ограничены. Не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные статьями Конституции Российской Федерации. Это право на жизнь, достоинство личности, свобода от пыток, право на неприкосновенность частной жизни, свобода совести и другие.

Каждый осведомленный и разумный индивид общества должен быть знаком со своим правом на свободу и ее границами, должен требовать и приобретать их. Свободе характерны культура и нормы. Их необходимо познать. Без наличия культуры и норм свободы, этого великого блага, свобода может быть упущена. А это уже трагедия не только для отдельно взятого человека, но и для всего общества.

Свобода выбора, и все же,

Довольно многого дороже.

И к облакам стремиться мне бы,..

Кусочек неба, солнца, хлеба..

Хороший стих, он вселяет надежду. Главное, правильно распорядиться своими свободами и границами.

Стремление к свободе — одно из самых сильных человеческих чувств. Со свободой человек связывает осуществление своих планов и желаний, возможность по собственной воле избирать жизненные цели и пути их достижения. Но не всегда свобода признавалась естественным правом каждого человека. Идея свободы как форма собственного поведения, возможность сознательного выбора целей и средств деятельности отвергалась. Но в теологических доктринах присутствовали прогрессивные идеи, связанные с признанием данной нам Всевышним свободы, которая заключается в возможности выбора между добром и злом.

Свобода, как абстрактное понятие, у каждого человека будет вызывать свои представления и размышления.

Свобода — это то, что не могут у нас забрать и нам дать, без нашего на то желания.

Свобода — это внутреннее состояние.

Свобода неразрывно связана с ответственностью, человек не может быть истинно свободен, если он не берёт ответственность за свою жизнь на себя, если он перекладывает её на людей или обстоятельства.

Я имею право на любой поступок, мысль и чувство, но за каждое из них я сам отвечаю, я несу ответственность за то, что делаю или не делаю. Поэтому ответственность один из критериев свободы.

Проблема свободы личности — одна из актуальных проблем современности. Свобода — это состояние человека, способного действовать во всех важных делах на основе выбора. Свобода личности — это важнейшая ценность человека, без свободы невозможна самореализация человека.

Следовательно, свобода личности в обществе существует, но она имеет относительный характер.

Абсолютной, безграничной свободы быть не может, т.к. полная свобода одного означала бы произвол в отношении другого. При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, которые имеют своей целью обеспечить признание и уважение прав других.

Свобода – это возможность делать выбор самому, поступать, полагаясь на себя, свои желания и систему ценностей. А ответственность – это способность заранее понять к каким последствиям приведет выбранный поступок, до того, как эти последствия наступили. Быть ответственным – значит быть готовым отвечать за свои поступки и их последствия.

Свобода выбора — это самое дорогое, что есть у человека, этим мы наделены с рождения. Мы всегда вольны выбирать. Поэтому так важно уважать свободу выбора другого человека.

Мы ежедневно совершаем тот или иной выбор. Даже оставить все по-прежнему — это выбор. Даже думать, что мы не свободны – это выбор.

Те люди, кто признают свою свободу и ответственность, обычно проявляют уважение к свободе выбора других людей, они не навязывают свое мнение, они всегда стремятся вручить ответственность человеку за его жизнь, но те, кто сам не признает свою свободу, стремятся эту свободу ограничить и у других, и ответственность тоже любят перекладывать.

Свобода слова заключается в том, что общество позволяет своим членам высказывать свои мысли. При условии, что эти высказывания не оскорбляют других людей, что это не угроза, что это уважение.

Если в обществе нет свободы слова, то люди становятся замкнутыми и агрессивными. Если в обществе свобода слова понимается, как свобода говорить глупости, то общество глупеет. Свобода слова — это не выбор отдельного человека, это выбор общества.

Главное в свободе — это способность быть тем, кем ты являешься, т.е. быть самим собой. Ответственность за выбор всегда на самом человеке.

Каждый выбирает для себя женщину, религию, дорогу.

Дьяволу служить или пророку — каждый выбирает для себя.

Каждый выбирает по себе слово для любви и для молитвы.

Шпагу для дуэли, меч для битвы — каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает по себе.

Щит и латы, посох и заплаты,

Меру окончательной расплаты каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает для себя.

Выбираю тоже – как умею.

Ни к кому претензий не имею.

Каждый выбирает для себя.

Лучше и не скажешь.

Список литературы

1. Боголюбов, Л.Н. Обществознание: учеб. для 11 кл.: профил. уровень / Л.Н. Боголюбов, А.Ю. Лазебникова, А.Т. Кинкулькин и др.; под ред. Л.Н. Боголюбова и др. — М.: Просвещение, 20015. — 415 с.

2. Боголюбов, Л.Н. Человек и общество. Обществознание. Учеб. для учащихся 10-11 кл. общеобразоват. учреждений. В 2 ч. / Л.Н. Боголюбов, Л.Ф. Иванова, А.Ю. Лазебникова и др.; Под ред. Л.Н. Боголюбова, А.Ю. Лазебниковой. — М.: Просвещение, 2015. — 270 с.

3. Клименко А.В. Обществознание: Учеб. / А.В. Клименко, В.В. Румынина. — М.: Дрофа, 2014. — 199 с.

Труновский район с. Донское

Номинация конкурса: Исследовательская работа

ГБПОУ «Государственный агротехнический колледж» с. Московское

Донской филиал

Ласкин Антон Павлович

Границы моей свободы

2015 г.

Границы свободы — Студопедия

Чувство вины указывает нам границы того, как далеко мы можем зайти и где нам следует остановиться, чтобы по-прежнему иметь право на принадлежность. Свободное Пространство внутри этих границ, где я могу передвигаться, не испытывая чувства вины и не опасаясь потерять принадлежность к группе, это и есть подлинная свобода. Однако границы эти подвижны и неодинаковы. И в каждых отношениях свободное пространство выглядит по-своему. Поэтому самое первое, что происходит в любой группе, — это обнаружение границ. Путем эксперимента выясняется, где начинается вина и где она заканчивается. Учитель это, конечно, прекрасно понимает, и воспитание строится так, что границы для ребенка становятся все шире и шире.

В партнерских отношениях бывает, что границы устанавливаются очень тесно, и тогда один из партнеров заводит любовника или любовницу, благодаря чему границы расширяются, и у них появляется новое свободное пространство. Если границы в этом случае стали слишком широкими, значит, они стали и менее надежными и должны быть снова сужены. Следовательно, свобода здесь — это характер связи, и это другая свобода по сравнению со свободой принимать решения. И хоть мы и можем, если хотим, перешагивать установленные границы, но только заплатив за это чувством вины и не без последствий для нашего и чужого счастья.

Великая душа

Мы знаем совесть как конь знает всадников, скачущих на нем, как штурман звезды, по которым он определяет местоположение и выбирает направление. Но ах! Многие всадники скачут, к сожалению, на лошади, и многие штурманы на корабле следуют многим звездам. Вопрос в том, кому же тогда подчиняются всадники и какое направление указывает кораблю капитан.



Ответ

Один ученик обратился к учителю: «Скажи мне, что такое свобода?».

«Какая свобода? — спросил его учитель. — Первая свобода — это глупость. Она похожа на коня, который с громким ржанием сбрасывает своего седока. Но тем более крепкую хватку он потом на себе ощутит. Вторая свобода — это сожаление. Оно похоже на штурмана, который после кораблекрушения остается на обломках, вместо того чтобы сесть в спасательную шлюпку. Третья свобода — это понимание. Оно приходит после глупости и после сожаления. Оно похоже на стебелек, который качается на ветру, и стоит, потому что уступает там, где он слаб».

Ученик спросил: «И это все?».


На что учитель сказал: «Некоторые полагают, что сами ищут истину своей души. Но это через них думает и ищет великая душа. Как природа, она может позволить себе очень много ошибаться, ибо непрерывно и без устали заменяет плохих игроков новыми. Но тому, кто предоставляет думать ей, она дает иногда немного пространства и, как река пловца, который отдает себя на волю волн, несет его объединенными усилиями к берегу».

Различные порядки любви

Те порядки любви, по которым складываются наши отношения, в основном являются для нас заданными. Отношения одного рода, если они ладятся, следуют одному и тому же порядку и одному и тому же образцу. Но те противоречия в совести, которые делают для нас невозможным понять разные чувства вины и невиновности, мы познаём не только как столкновение потребностей в привязанности, сбалансированности и порядке, но гораздо интенсивнее мы познаём их в тех требованиях, которые предъявляют нам разные отношения и группы.

Поэтому если Мы перенесем то, что имело силу в отношениях с родителями, и на родню, то будем к ней несправедливы. А перенося то, что имело силу в отношениях с родней, на свободно выбранные союзы, мы создадим путаницу и повредим нашим целям. Таким образом, для отношений ребенка с родителями порядки любви одни, для отношений с родней — другие и для отношений в группах, чьи цели определяются свободно, — третьи. Они иные в партнерских отношениях между мужчиной и женщиной, а во втором браке они не те, что были в первом, и не похожи на наши отношения с жизнью и с миром как целым, то есть с тем, что мы, пусть очень по-разному, познаём как духовный или религиозный опыт.

То, что в предыдущих отношениях было невиновностью, в последующих часто становится виной, а то, что в прежних делало нас виновными, в последующих считается невиновностью (например, сексуальность). В каждые следующие отношения вливаются порядки из прежних и прежние заменяются новыми. Поэтому нам всегда приходится заново решать, что из прежнего порядка и прежних отношений мы возьмем в следующие, а что нам, возможно, придется оставить.

Итак, вина и невиновность здесь тоже появляются вместе, потому что то, что служит одной группе и одним отношениям, может повредить другим. То, что приносит нам невиновность в одной группе, становится нашей виной в другой. Совесть следит и за порядком отношений, но в разной степени. Отчетливее и сильнее всего мы познаём совесть в отношениях с-родителями, а слабее всего — в свободно выбранных союзах.

Как другая совесть действует на уровне рода, будет описано ниже. Сначала мы обратимся к отношениям между родителями и детьми, потом к партнерским отношениям и, наконец, к отношениям в роду. И совсем в конце мы коснемся и наших попыток отношения к миру как целому.

Где проходит граница личной свободы человека

Экология жизни: Жить на последние деньги по принципу «перекати-поле» и трудиться в офисе с напряжёнными графиком — две крайности, одинаково далёкие от настоящей свободы. О том, как скорректировать своё привычное поведение, чтобы не жалеть о каждой потраченной минуте

Где проходит граница личной свободы человека

Иммануил Кант (1724–1804) указывал на неразрывную связь свободы и правопорядка. Он утверждал,что человек свободен, если он должен подчиняться не другому человеку, а закону, обязательному для всех.

Жить на последние деньги по принципу «перекати-поле» и трудиться в офисе с напряжёнными графиком — две крайности, одинаково далёкие от настоящей свободы. О том, как скорректировать своё привычное поведение, чтобы не жалеть о каждой потраченной минуте.

Когда я зачем-то разговаривала с людьми, часть из них любила подчеркнуть свои высокие ценности и прочие нематериальные блага, недоступные жалким рабам системы. На контрасте со мной их жизнь, очевидно, казалась им куда более разнообразной и привлекательной. В дискуссии я не ввязывалась — во-первых, потому что это бессмысленно, во-вторых, потому что в некотором отношении каждый из них, по правде говоря, был не так уж и неправ.

«У меня есть то, чего нет у вас. Свобода.» — Говаривал один мой странный знакомый, толком нигде не работающий и живущий по принципу «перекати-поле». Ему вторил неумолкающий хор шапочных приятелей с их «оригинальными» предложениями бросить всё и отправиться куда глаза глядят — непременно прямо сейчас, среди недели, просто потому, что погода хорошая, а жизнь проходит бездарно. Предложения сопровождались показным сочувствием ко мне — практически узнице в заточении, связанной по рукам и ногам этой проклятой работой. 

На мой скромный взгляд, бесплатная свобода хороша в 18. И то — лимитированная, не длящаяся вечность в тусовках молодых и креативных, чьи глаза через пять лет окончательно остекленеют от цистерн выпитого этанола и тонн выкуренного хэша. После 25 такая «свобода» уже выглядит скорее как череда упущенных возможностей, безволие и инертность. В 30 она вообще перестает восприниматься адекватно и вызывает все что угодно кроме понимания. 

Путешественник, который вырвался из крысиных бегов и отправился автостопом в кругосветку с одним рюкзаком. Эзотерик, который предпочел вместо сидения в офисе по полгода медитировать в горах. Спасатели-волонтеры, участники поисковых операций, которые тратят огромную долю личного ресурса на то, что делают для других. Вот в чьей жизни присутствует свобода от материального, свобода заниматься чем-то принципиально иным. Хвастовство тем, как не дорожишь работой и готов там всех послать, прогулы и опоздания «назло врагу», имитация бурной деятельности, уходы в запой на ровном месте — это неорганизованность, неуважение к самому себе, полное отсутствие мотивации — список можно продолжать до утра. Всё что угодно, только не та самая свобода.

В чем-то глубоко осмысленном и при этом не имеющем материальной подоплеки я себя не нашла. Следовательно, я не пытаюсь высвободить себе как можно больше времени методом «работы кочегаром сутки через трое» — мне просто некуда его в таком количестве употреблять. Но я совершенно осознанно и целенаправленно выбрала для себя другую крайность. И, к моему огромному сожалению, потеряла возможность распоряжаться своим временем, строить отдаленные планы и вообще контролировать свою жизнь.

На любые курсы записаться, избавившись наконец от выбора из ограниченного списка, где раз в неделю — только по выходным. К врачу обратиться, когда есть необходимость, а не когда звезды сойдутся так, что появившись в городе, не окажешься погребенным под ворохом накопившихся бумажек срочных документов. Купить билеты на Металлику на август — и оставить в списке причин не пойти только конец света и нашествие инопланетян, навсегда исключив вероятность внезапного аудита в Саранске или закрытия проекта в Караганде. Зал посещать по расписанию, а не как придется. 

При мысли о том, сколько проходит мимо, меня догрызает тоска и душит ощущение безысходности. Мне до слез жаль каждой минуты, проведенной в дороге или потраченной на сборы. Но, увы, я не умею делать ничего другого, что стоило бы если не столько же, то хоть каких-то приемлемых для меня денег. И не могу позволить себе заново проделывать путь от entry-level до более или менее приличного специалиста. Хотя, возможно, это очередное заблуждение. 

Хочется получить какой-то лучик, который подсветил бы хоть первые камешки на тропинке в неведомые края. Пожалуй, это единственное, чего мне действительно хочется — не считая, конечно же, главного. опубликовано econet.ru

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание- мы вместе изменяем мир! © econet

Свобода и ее границы — Студопедия

Освободившись от действия законов природы, человек осуществляет себя за пределами физической сферы. Его деятельность развертывается в области культуры и личной жизни. На первый взгляд кажется, что произошла лишь перемена мест, простая трансформация из сферы физической необходимости в сферу необходимости моральной. Свобода, говорят некоторые, это не более, чем условие для выполнения законов морали… следовательно, она имеет функцию не цели, а лишь средства; истинная свобода заключается в строгом следовании этим законам, иначе она превращается в распущенность, которая как раз и есть разрушение свободы…

Эти мысли представляются нам лишь частично соответствующим истине. Моральный закон в отличие от закона физического не заключает в себе необходимости и обязательности, ибо субъекты этих законов различны. Исходя из разумности и свободы своего субъекта, моральный закон пытается подсказать ему такое решение, которое считалось бы человеческим и поэтому наиболее подходящим, но при этом всегда подразумеваются возможности противоположного действия. Именно здесь и кроется сущность свободы личности.

Итак, свобода — не только лучший из даров, полученных человеком, но и часть его сущности. Отрицать свободу человека — значит превращать его в вещь, обесчеловечивать.

Конечно, свобода должна иметь свои границы, что мы скоро увидим, обсуждая временную и пространственную обусловленность, что это всегда будут ограничения сферы действия, а не самой свободы. Свобода как таковая всегда будет экзистенциальной характеристикой любой человеческой личности и, следовательно, ее неотъемлемым правом.



К о м м у н и к а б е л ь н о с т ь

Биолого — психологические корни

Сначала мы определим основные черты личности в ее индивидуальном, конкретном и некоммуникабельном проявлении. Но эта некоммуникабельность, проявляясь в существе ограниченном, конечном, по словам Ортеги, «из глубин своего одиночества с меньшим томлением стремится к общению».

Создается впечатление, что человек познал свое «я» раньше, чем приобрел способность к познанию других людей.

Согласно этому первому опыту, полученному от внешнего мира, «я» как бы противостоит личностям и предметам и должно переступить границу, устанавливая общественные контакты. Общественная сущность, таким образом, представляется в виде хотя и важного, но все же дополнения к человеческой личности.


Человек никогда не рождается одиноким, заброшенным, чем-то случайным, возникшим из ничего. Нас всегда окружают другие, не являющиеся моим «я», находящиеся вне «я» и составляющие совокупность отношений, без которых «я» не могло бы естественно развиваться как личность.

Человек в отличие от животного не может выжить в одиночестве. Он не так силен, его ноги не так быстры, его зубы не так крепки, слух не так тонок, зрение не так остро, как у некоторых животных. Очевидно, он может существовать лишь в очень благоприятных условиях, которые и были предоставлены общественной жизнью.

Более того, люди связаны друг с другом не только внешне, когда «я» находится вне других, а другие — вне «я»; все люди связаны и внутренне. Нашему образу жизни мы учимся у других.

Итак, начало и продолжение жизни для человека является чем-то социальным, чем-то таким, что должно осуществляться в связи с другими. Поэтому Адлер считает чувство, которое он называет «чувством общности», первоначальным стремлением каждого человека. Человек не только стремится узнать других, но и хочет, чтобы другие его узнали.

Мы не считаем, что страх — изначальное чувство, правильнее было бы сказать, что он вызывается одиночеством. Человек, чувствующий, что он исчез для других, стремится исчезнуть и для себя, и его истинное состояние не может быть ничем иным, кроме существования для смерти.

планетарных границ | GEOG 30N: Окружающая среда и общество в меняющемся мире

Щелкните, чтобы увидеть стенограмму видео Йохана Рокстрома: «Окружающая среда направляет наше развитие».

ЙОХАН РОКСТРОМ: Мы живем на планете, где доминируют люди, что оказывает беспрецедентное давление на системы на Земле. Это плохая новость, но, возможно, вас удивит, это также часть хорошей новости. Благодаря науке мы — первое поколение, которое узнало о том, что мы, возможно, подрываем стабильность и способность планеты Земля поддерживать человеческое развитие в том виде, в котором мы ее знаем.Это также хорошая новость, потому что планетарные риски, с которыми мы сталкиваемся, настолько велики, что вести обычную жизнь невозможно.

Фактически, мы находимся на этапе, когда необходимы преобразующие изменения, которые открыли окно для инноваций, новых идей и новых парадигм. Это научное путешествие по проблемам, стоящим перед человечеством на глобальной фазе устойчивого развития. В это путешествие я хотел бы взять с собой, помимо вас, хорошего друга. Заинтересованная сторона, которая всегда отсутствует, когда мы ведем переговоры по экологическим вопросам.Заинтересованная сторона, которая отказывается идти на компромисс.

Планета Земля. Так что я подумал, что приведу ее с собой сегодня сюда на сцену, чтобы она была свидетельницей замечательного путешествия, которое смиренно напоминает нам о периоде благодати, который мы пережили за последние 10 000 лет. Таковы условия жизни на планете за последние 100 000 лет. Это очень важный период. Это примерно половина периода, когда мы были полностью современными людьми на планете. У нас были примерно те же способности развитых цивилизаций, какие мы знаем.Это условия окружающей среды на планете, используемые здесь в качестве косвенной изменчивости температуры.

Поездка была нервной. 80 000 лет назад в условиях кризиса мы покидаем Африку. 60 000 лет назад мы колонизировали Австралию во время другого кризиса. Оставьте Азию для Европы и другого кризиса 40 000 лет назад, и тогда мы вступим в удивительно стабильную фазу голоцена, единственный период во всей истории планеты, о котором мы знаем, который мог поддержать человеческое развитие. Через 1000 лет мы отказываемся от привычек охоты и собирательства.Мы переходим от пары миллионов человек к 7 миллиардам человек, которыми мы являемся сегодня. Месопотамская культура. Мы изобретаем сельское хозяйство. Приручаем животных и растения. У вас есть римлянин-грек и история, как вы ее знаете. Единственная фаза, которую мы знаем, которая может поддержать человечество.

Проблема в том, что мы оказываем четырехкратное давление на эту бедную планету, четырехкратное сжатие, которое в качестве первого сжатия, конечно же, привело к росту населения. Дело не только в цифрах. Дело не только в том, что 7 миллиардов человек привержены 9 миллиардам человек.Это тоже проблема справедливости. Большинство воздействий на окружающую среду на планете было вызвано богатым меньшинством, 20%, которое перешло на промышленное движение в середине 18 века. Большинство людей на планете, стремясь к развитию, имея право на развитие, в значительной степени стремятся к неустойчивому образу жизни, оказывая огромное давление.

Второе давление на планету — это, конечно, климатическая повестка дня, большая проблема, в которой научная политическая интерпретация состоит в том, что было бы достаточно стабилизировать парниковые газы на уровне 450 ppm, чтобы избежать средней температуры, превышающей два градуса.Чтобы избежать риска дестабилизации западного шельфового ледника Антарктики, подняв уровень на шесть метров. Риск дестабилизации ледникового щита Гренландии приведет к еще одному повышению уровня моря на семь метров.

Итак, вы бы хотели, чтобы климатическое давление ударило по сильной планете, устойчивой планете. Но, к сожалению, третье давление — это упадок экосистемы. Никогда за последние 50 лет мы не видели такого резкого снижения функций и услуг экосистемы на планете, одним из которых является способность регулировать климат в долгосрочной перспективе в наших лесах, землях и биоразнообразии.

Четвертое давление — неожиданность. Представление и свидетельство того, что нам нужно отказаться от нашей старой парадигмы, согласно которой экосистемы ведут себя линейно, предсказуемо и управляемо в наших, скажем, линейных системах. И это, на самом деле, всеобщее удивление: системы опрокидываются очень быстро, внезапно и часто безвозвратно. Это, дорогие друзья, оказывает огромное давление на планету со стороны человека. Фактически, мы, возможно, вступили в новую геологическую эру, антропоцен, когда люди являются преобладающей движущей силой изменений на планетарном уровне.

Какие доказательства этому как для ученого? Что ж, доказательств, к сожалению, предостаточно. Не только углекислый газ имеет эту модель ускоренных изменений клюшки. Вы можете взять практически любой параметр, который имеет значение для благополучия человека — закись азота, метан, вырубка лесов, чрезмерный вылов рыбы, деградация земель, исчезновение видов. Все они демонстрируют одну и ту же модель за последние 200 лет. Одновременно они разветвляются в середине 50-х годов, через 10 лет после Второй мировой войны, очень ясно показывая, что большое ускорение человеческого предпринимательства начинается в середине 50-х годов.Мы впервые видим отпечаток на глобальном уровне. И, я могу вам сказать, вы входите в дисциплинарное исследование в каждом из них, вы обнаруживаете что-то чрезвычайно важное.

Вывод о том, что мы, возможно, дошли до точки, где нам нужно искривлять кривые. Что мы, возможно, вступили в самое сложное и захватывающее десятилетие в истории человечества на планете, в десятилетие, когда нам приходится преодолевать кривые. Теперь, как будто этого было недостаточно, чтобы просто согнуть кривые и понять ускоренную депрессию на планете, мы также должны признать тот факт, что системы действительно имеют несколько стабильных состояний, разделенных порогами, показанными здесь этой диаграммой шара и чашки. где глубина чашки — это устойчивость системы.

Теперь, система может постепенно под давлением эрозии изменения климата из-за остальной утраты терять глубину чаши устойчивости, но казаться здоровой и внезапно опускаться ниже порога. Сожалею. Изменение состояния и буквально попадание в нежелательную ситуацию, когда берет верх новая биофизическая логика, появляются новые виды и система блокируется.

Есть ли у нас доказательства этого? Да. Системы коралловых рифов. Биоразнообразие с низким содержанием питательных веществ, жесткие коралловые системы под множественным давлением чрезмерного вылова рыбы, нестабильного туризма, изменения климата.Триггер, и система опрокидывается, теряет устойчивость. Мягкие кораллы вступают во владение, и мы получаем нежелательные системы, которые не могут поддерживать экономическое и социальное развитие.

Арктика. Прекрасная система, регулирующий биом на планетарном уровне, принимающий удар за ударом в связи с изменением климата, казалось, в хорошем состоянии. Ни один ученый не мог предсказать, что в 2007 году, внезапно, что могло бы переступить порог, система внезапно, очень неожиданно, потеряет от 30% до 40% своего летнего ледяного покрова.И, конечно же, драма в том, что когда система делает это, логика может измениться.

Он может заблокироваться в нежелательном состоянии, потому что он меняет цвет, поглощает больше энергии, и система может застрять, на мой взгляд, самый большой красный флаг, предупреждающий человечество о том, что мы находимся в опасной ситуации. Кстати, вы знаете, что единственный красный флаг, который здесь всплыл, — это подводная лодка из неназванной страны, которая установила красный флаг на дне Арктики, чтобы иметь возможность контролировать нефтяные ресурсы.

Теперь, если у нас есть доказательства, которые у нас есть сейчас, что водно-болотные угодья, леса, части муссонной системы, тропические леса ведут себя таким нелинейным образом. Около 30 ученых со всего мира собрались и впервые задали вопрос — нужно ли нам класть планету в горшок? Должны ли мы спрашивать себя, угрожаем ли мы этому необычайно стабильному состоянию голоцена? Действительно ли мы попадаем в ситуацию, когда мы слишком близко приближаемся к порогу, который может привести к пагубным и очень нежелательным, если не катастрофическим изменениям для человеческого развития?

Знаешь, ты же не хочешь там стоять.Фактически, вам даже нельзя стоять там, где этот господин стоит у порога пенящейся скользкой воды. На самом деле, прямо перед этим порогом стоит забор, за которым вы находитесь в опасной зоне. И это новая парадигма, которую мы собрали два или три года назад, признавая, что наша старая парадигма простого анализа, прогнозирования и прогнозирования параметров в будущем, нацеленная на окружающую среду, минимизация воздействия на окружающую среду, ушла в прошлое.

Теперь мы должны спросить себя, какие крупные экологические процессы мы должны контролировать, чтобы обезопасить себя в голоцене? И можем ли мы даже, благодаря крупным достижениям в науке о земных системах, определить пороговые значения, точки, в которых мы можем ожидать нелинейных изменений? И могли бы мы даже определить планетарную границу, забор, внутри которого у нас будет безопасное рабочее пространство для человечества?

Эта работа, которая была опубликована в журнале Nature в конце 2009 года, после нескольких лет анализа привела к окончательному предположению, что мы можем найти только девять планетарных границ, с которыми при активном управлении мы могли бы иметь безопасное рабочее пространство.К ним, конечно же, относится климат. Вас может удивить, что дело не только в климате.

Но это показывает, что мы взаимосвязаны между многими системами на планете с тремя большими системами: изменение климата, истощение стратосферного озона и закисление океана, являющиеся тремя большими системами, в которых есть научные доказательства крупномасштабных пороговых значений в палео-летописи. Об истории планеты. Но мы также включаем то, что мы называем медленными переменными, систему, которая под капотом регулирует и буферизует способность устойчивости планеты.

Вмешательство крупных круговоротов азота и фосфора на планете, изменение землепользования, скорость утраты биоразнообразия, использование пресной воды, функции, регулирующие биомассу на планете, связывание углерода, разнообразие. Кроме того, у нас есть два параметра, которые мы не можем определить количественно: загрязнение воздуха, включая как согревающие газы, так и загрязняющие воздух сульфаты и нитраты, а также химическое загрязнение.

Вместе они образуют единое целое для управления человеческим развитием в антропоцене, понимая, что планета представляет собой сложную саморегулирующуюся систему.Фактически, большинство свидетельств указывает на то, что эти девять могут вести себя как три мушкетера: один за всех, все за одного. Вы деградируете леса, вы выходите за границы на суше, вы подрываете способность климатической системы оставаться стабильной.

Драма здесь, по сути, заключается в том, что она может показать, что климатическая проблема является легкой, если рассматривать проблему устойчивого развития в целом. Итак, это эквивалент Большого взрыва человеческого развития в безопасном рабочем пространстве за пределами планет.То, что вы видите здесь черной линией, — это безопасное рабочее пространство, количественные границы, предложенные этим анализом.

Желтая точка посередине — это наша отправная точка, доиндустриальная точка, где мы в полной безопасности находимся в безопасном рабочем пространстве. В 50-е мы начинаем расширяться. Вы знаете, что в 60-е годы, уже через «зеленую революцию» и процесс Хабера-Боша по закреплению азота для атмосферы, сегодня люди забирают из атмосферы больше азота, чем вся биосфера естественным образом в целом.

Мы не нарушаем климатических ограничений до начала 90-х, фактически сразу после Рио. И сегодня мы находимся в ситуации, когда, по нашим оценкам, мы нарушили три границы, скорость потери биоразнообразия, которая является шестым периодом вымирания в истории человечества, одним из которых является вымирание динозавров, азота, и изменение климата.

Но у нас все еще есть некоторые степени свободы по другим, но мы быстро приближаемся по суше, воде, фосфору и океанам.Но это дает новую парадигму, которая направляет человечество к тому, чтобы пролить свет на наш, пока что подавленный промышленный автомобиль, который работает так, как будто мы только на темном прямом шоссе.

Теперь вопрос в том, насколько это мрачно? Неужели утопия в устойчивом развитии? Что ж, здесь нет науки, чтобы предлагать — на самом деле, есть достаточно научных данных, чтобы указать, что мы можем сделать это преобразующее изменение, что теперь у нас есть возможность перейти к новому инновационному, трансформирующему механизму во всех масштабах.Драма, конечно, заключается в том, что 200 стран на этой планете должны одновременно начать движение в одном направлении.

Но это коренным образом меняет нашу парадигму руководства и управления: от нынешнего линейного командно-административного мышления, направленного на эффективность и оптимизацию, к гораздо более гибкому, гораздо более адаптивному подходу, при котором мы признаем, что избыточность как в социальных, так и в экологических системах ключ к тому, чтобы справиться с бурной эпохой глобальных изменений.Мы должны инвестировать в настойчивость, в способность социальных систем и экологических систем противостоять потрясениям и при этом оставаться в этой желанной чаше.

Мы должны инвестировать в возможности преобразований, перехода от кризиса к инновациям, а также в способность расти после кризиса и, конечно же, также адаптироваться к неизбежным изменениям. Это новая парадигма. Мы не делаем этого ни в каком масштабе в сфере управления. Но где-нибудь это происходит? Есть ли у нас какие-либо примеры успеха этого изменения мышления, применяемого на местном уровне? Ну да, вообще-то.И список может становиться все длиннее и длиннее. Есть хороший

.

Права человека | Организация Объединенных Наций

Что такое права человека?

Права человека — это права, присущие всем людям, независимо от расы, пола, национальности, этнической принадлежности, языка, религии или любого другого статуса. Права человека включают право на жизнь и свободу, свободу от рабства и пыток, свободу убеждений и их выражения, право на работу и образование и многое другое. Все имеют право на эти права без какой-либо дискриминации.

Международный закон о правах человека

Международное право прав человека устанавливает обязательства правительств действовать определенным образом или воздерживаться от определенных действий в целях поощрения и защиты прав человека и основных свобод отдельных лиц или групп.

Одним из величайших достижений Организации Объединенных Наций является создание всеобъемлющего свода законов о правах человека — универсального и пользующегося международной защитой кодекса, под которым могут подписаться все страны и к которому стремятся все люди. Организация Объединенных Наций определила широкий спектр международно признанных прав, включая гражданские, культурные, экономические, политические и социальные права. Он также создал механизмы для поощрения и защиты этих прав и оказания помощи государствам в выполнении их обязанностей.

Основой этого свода законов являются Устав Организации Объединенных Наций и Всеобщая декларация прав человека, принятые Генеральной Ассамблеей в 1945 и 1948 годах соответственно. С тех пор Организация Объединенных Наций постепенно расширила право прав человека, включив в него конкретные стандарты для женщин, детей, инвалидов, меньшинств и других уязвимых групп, которые теперь обладают правами, защищающими их от дискриминации, которая долгое время была обычным явлением во многих обществах.

Всеобщая декларация прав человека

Всеобщая декларация прав человека (ВДПЧ) — важный документ в истории прав человека.Составленная представителями с разным правовым и культурным прошлым из всех регионов мира, Декларация была провозглашена Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций в Париже 10 декабря 1948 года резолюцией 217 A (III) Генеральной Ассамблеи как общий стандарт достижений для всех народов. и все народы. В нем впервые изложены основные права человека, подлежащие всеобщей защите. С момента принятия в 1948 году Всеобщая декларация прав человека была переведена более чем на 500 языков — это самый переводимый документ в мире — и послужила источником вдохновения для конституций многих новых независимых государств и многих новых демократий.Всеобщая декларация прав человека вместе с Международным пактом о гражданских и политических правах и двумя факультативными протоколами к нему (о процедуре рассмотрения жалоб и о смертной казни), а также Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах и Факультативным протоколом к ​​нему образуют так называемый Международный билль о правах человека.

Экономические, социальные и культурные права

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах вступил в силу в 1976 году. Права человека, которые Пакт стремится поощрять и защищать, включают:

  • право на работу на справедливых и благоприятных условиях;
  • право на социальную защиту, на достаточный уровень жизни и на наивысший достижимый уровень физического и психического благополучия;
  • право на образование и пользование благами культурной свободы и научного прогресса.
Гражданские и политические права

Международный пакт о гражданских и политических правах и Первый Факультативный протокол к нему вступили в силу в 1976 году. Второй Факультативный протокол был принят в 1989 году.

Пакт касается таких прав, как свобода передвижения; равенство перед законом; право на справедливое судебное разбирательство и презумпцию невиновности; свобода мысли, совести и религии; свобода мнения и выражения; мирные собрания; Свобода объединения; участие в общественных делах и выборах; и защита прав меньшинств.Он запрещает произвольное лишение жизни; пытки, жестокое или унижающее достоинство обращение или наказание; рабство и принудительный труд; произвольный арест или задержание; произвольное вмешательство в частную жизнь; военная пропаганда; дискриминация; и пропаганда расовой или религиозной ненависти.

Конвенции о правах человека

Ряд международных договоров по правам человека и других инструментов, принятых с 1945 года, расширил свод международных норм в области прав человека. К ним относятся Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (1948 г.), Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации (1965 г.), Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (1979 г.), Конвенция о правах ребенка (1989 г.) и Конвенция о правах инвалидов (2006 г.) и другие.

Совет по правам человека

Совет по правам человека, учрежденный 15 марта 2006 г. Генеральной Ассамблеей и подчиняющийся непосредственно ей, заменил 60-летнюю Комиссию ООН по правам человека в качестве ключевого межправительственного органа ООН, ответственного за права человека. Совет состоит из 47 представителей государства, и ему поручено укреплять поощрение и защиту прав человека во всем мире путем рассмотрения ситуаций нарушений прав человека и вынесения рекомендаций по ним, в том числе реагирования на чрезвычайные ситуации в области прав человека.

Самым новаторским элементом Совета по правам человека является Универсальный периодический обзор. Этот уникальный механизм включает обзор прав человека во всех 192 государствах-членах ООН раз в четыре года. Обзор представляет собой совместный, управляемый государством процесс под эгидой Совета, который дает возможность каждому государству представить принятые меры и проблемы, которые необходимо решить для улучшения ситуации с правами человека в своей стране и выполнения своих международных обязательств.Обзор призван обеспечить универсальность и равное отношение к каждой стране.

Верховный комиссар ООН по правам человека

Верховный комиссар ООН по правам человека несет основную ответственность за правозащитную деятельность ООН. Верховный комиссар уполномочен реагировать на серьезные нарушения прав человека и принимать превентивные меры.

Управление Верховного комиссара по правам человека (УВКПЧ) является координационным центром деятельности Организации Объединенных Наций в области прав человека.Он выполняет функции секретариата Совета по правам человека, договорных органов (комитетов экспертов, следящих за соблюдением договоров) и других органов ООН по правам человека. Он также занимается деятельностью в области прав человека.

Большинство основных договоров по правам человека имеют надзорный орган, который отвечает за рассмотрение выполнения этого договора странами, которые его ратифицировали. Лица, чьи права были нарушены, могут подавать жалобы непосредственно в комитеты, контролирующие соблюдение договоров о правах человека.

Права человека и система ООН

Права человека являются сквозной темой во всех стратегиях и программах ООН в ключевых областях мира и безопасности, развития, гуманитарной помощи, а также экономических и социальных вопросов. В результате практически все органы и специализированные агентства ООН в той или иной степени участвуют в защите прав человека. Некоторые примеры включают право на развитие, которое лежит в основе целей в области устойчивого развития; право на питание, отстаиваемое Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН, трудовые права, определенные и защищаемые Международной организацией труда, гендерное равенство, провозглашенное Структурой «ООН-женщины», права детей, коренных народов и инвалидов.

День прав человека отмечается ежегодно 10 декабря.

Ресурсы:

.

Бог и свобода человека | Реформатские библейские исследования и молитвы на Ligonier.org

«Иисус ответил:« Вы не могли бы иметь против Меня никакой силы, если бы она не была дана вам свыше »» (ст. 11а).

— Иоанна 19

Одна из самых сложных для понимания концепций Писания — это связь между суверенным провидением Бога и человеческой свободой. Как может Бог все предопределить, не нарушая свободы человека? Мы должны понимать, что Бог использует свободных моральных агентов для достижения Своих целей.Подобно тому, как Он использует всевозможные вторичные причины для осуществления Своей воли, Он использует решения и действия людей. Каждый из нас действует свободно в рамках суверенного правительства Бога, славно осуществляя Его добрую волю через все, что мы думаем, говорим и делаем.

Провидение никоим образом не нарушает свободу человека, но направляет ее. Выбор человека, добрый и злой, — это часть Божьего провидения. Это можно понять в свете доктрины совпадения, которая относится к действиям двух или более сторон, которые идут параллельно друг другу, действуя сообща для достижения одной цели.Мы видим это учение в действии, когда Бог разрешил сатане атаковать Иова (Иов 1). Бог предопределил все, что случится с Иовом, и использовал сатану, чтобы осуществить Свои цели.

Мы также находим, что Бог руководит человеческими решениями в самом катастрофическом событии в истории — распятии Христа. Это событие не подкралось к Богу, как будто Он этого не ожидал, но оно было предназначено от вечности. Деяния 2:23 подтверждают, что Бог предопределил это событие, говоря, что Иисус был «избавлен по определенной цели и Божьему предвидению».Позже мы видим, что Бог использовал свободных людей для достижения Своих целей: «Воистину, Ирод и Понтий Пилат собрались вместе с язычниками и народом Израиля в этом городе, чтобы сговориться против Твоего святого раба Иисуса, которого Ты помазал. Они сделали то, что Твоя сила и воля заранее решили, что должно произойти »(Деяния 4: 27–28 NIV). В то время как Иуда, Ирод, Пилат и все люди, осуждавшие Иисуса, действовали свободно, Бог заранее предопределил, что должно произойти, чтобы принести славу искупления.Через смерть Христа весь Его народ будет спасен. Бог будет прославлен, и Его народ вкусит счастье, которое приходит через общение с Богом. Бог не принуждает людей действовать вопреки их собственным желаниям, но использует их свободные решения, чтобы осуществить Свою славную волю.

Coram Deo

Прочтите Деяния 27. Как в этом происшествии проявилось суверенное провидение Бога? Пол заверяет мужчин
что они будут спасены, но он также подчеркивает их ответственность в стихе 31.Чему это учит
вы о своей свободе, ответственности и правящем промысле Бога?

Отрывки для дальнейшего изучения

Иов 1
Притчи 16:33
Деяния 4: 23–31

.

Ученые обсуждают границы, этику редактирования генов человека

Scientists debate boundaries, ethics of human gene editing
На этой фотографии, предоставленной UC Berkeley Public Affairs, 20 июня 2014 года, Дженнифер Дудна (справа) и ее руководитель лаборатории Кай Хонг работают в своей лаборатории в Беркли, Калифорния. Младенцы-конструкторы или конец неизлечимым болезням: революционная технология позволяет ученым научиться переписывать генетический код, стремясь изменить ДНК таким образом, чтобы, помимо прочего, стереть болезнетворные гены.Как далеко должны зайти эти эксперименты — вылечить только больных или внести изменения, которые могут унаследовать будущие поколения? (Кейли Котнер / Калифорнийский университет в Беркли через AP)

Переписывание вашей ДНК приближается к реальности: революционная технология открывает новые горизонты для генной инженерии — обещание лечения трудноизлечимых болезней наряду с беспокойством о младенцах-конструкторах.

Сотни ученых и специалистов по этике со всего мира собираются на этой неделе в Вашингтоне, чтобы обсудить границы редактирования человеческих генов, на фоне опасений, что быстро развивающиеся исследования могут опередить проверки безопасности и этики.

Это вопрос, который приобрел актуальность после того, как китайские исследователи предприняли первую попытку редактирования генов в человеческих эмбрионах, лабораторный эксперимент, который не удался, но действительно поднял перспективу однажды изменить человеческую наследственность — передать модифицированную ДНК будущим поколениям.

«Эта технология может иметь серьезные последствия для необратимого изменения генома человека», — написала молекулярный биолог Дженнифер Дудна из Калифорнийского университета в Беркли в журнале Nature накануне международного саммита.

Дудна является соавтором самого популярного инструмента редактирования генов, и ее призыв к ученым, политикам и общественности определить правильный баланс в том, как он в конечном итоге используется, привел к собранию на этой неделе.

Речь идет об инструментах для точного редактирования генов внутри живых клеток, поиска определенных участков ДНК, которые нужно разрезать и восстановить или заменить, как в биологической версии программного обеспечения для вырезания и вставки. Есть несколько методов, но один с шатким названием CRISPR-Cas9 настолько быстр, дешев и прост в использовании для биологов, что исследования бурно развиваются.

Ученые создают животных с человеческими расстройствами, чтобы распознать питающие их генные дефекты. Они создают более сильные иммунные клетки и разрабатывают потенциальные методы лечения мышечной дистрофии, серповидно-клеточной анемии и рака. Они пытаются выращивать трансплантируемые человеческие органы внутри свиней. Они даже вылупляют комаров-мутантов, не способных распространять малярию, и изучают способы уничтожения инвазивных видов.

Что касается этого предварительного исследования эмбриона, то оно еще далеко не готово к использованию в реальном мире, но есть разногласия по поводу того, следует ли и как продолжать такие эксперименты, чтобы увидеть, будут ли они в конечном итоге работать.

С одной стороны, ученые, которые говорят, что конечная цель — не дать маме и папе передать тяжелые болезни своим детям.

«Эта технология готова изменить превентивную медицину», — написал в Nature генетик из Гарварда Джордж Черч.

Он добавил предупреждение: если ведущие ученые не смогут исследовать наследуемое редактирование генов, это «может помешать лучшим медицинским исследованиям и вместо этого загнать их в подполье к черным рынкам и неконтролируемому медицинскому туризму.«

Дудна добавляет, что полный запрет на такие исследования может заблокировать важные открытия. Британские исследователи, например, планируют модифицировать эмбрионы для изучения раннего развития человека — работа, которая может пролить свет на выкидыши.

С другой стороны, есть критики, которые говорят, что так называемое редактирование зародышевой линии — изменение сперматозоидов, яйцеклеток или эмбрионов для воздействия на будущие поколения — широко рассматривается как линия науки, которую нельзя пересекать. Они утверждают, что альтернативой являются стандартные методы экстракорпорального оплодотворения для проверки генетики эмбрионов до их имплантации или до усыновления.И они создают призрак родителей, которые могут позволить себе дизайнерских младенцев с определенными чертами характера.

«Медицинские аргументы неубедительны, а возможные социальные последствия серьезны», — сказала Марси Дарновски из Группы защиты интересов Центра генетики и общества.

В США Национальный институт здравоохранения заявил, что не будет финансировать исследования по редактированию зародышевой линии человека, хотя частное финансирование все еще возможно. Законы и правила в других странах сильно различаются.


Бум исследований по редактированию генов на фоне этических дебатов по поводу его использования


Дополнительная информация:
Инициатива редактирования генов человека: национальные академии.org / gene-edi… dit-Summit / index.htm

© 2015 Ассошиэйтед Пресс. Все права защищены.

Ссылка :
Ученые обсуждают границы, этику редактирования генов человека (2015, 1 декабря)
получено 3 сентября 2020
с https: // физ.org / news / 2015-12-ученые-дебаты-границы-этика-human.html

Этот документ защищен авторским правом. За исключением честных сделок с целью частного изучения или исследования, нет
часть может быть воспроизведена без письменного разрешения. Контент предоставляется только в информационных целях.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *