Что такое научное мировоззрение кратко: Научное мировоззрение — это… Что такое Научное мировоззрение?

Содержание

Научное мировоззрение — это… Что такое Научное мировоззрение?

Научное мировоззрение
система взглядов человека на мир, построенная исключительно на данных наук и научным путем. Научное мировоззрение основано на представлениях об общих свойствах и закономерностях природы и общества, полученных в результате обобщения и синтеза основных естественно-научных понятий и принципов. Научное мировоззрение – это материалистическое мировоззрение. Реальное мировоззрение должно исходить из реальности души, духа и их действия в телесном. Этого нет в научном мировоззрении.

Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога).— Екатеринбург.
В.С. Безрукова.
2000.

  • Наука
  • Нахальство

Смотреть что такое «Научное мировоззрение» в других словарях:

  • НАУЧНОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ — мировоззрение, ориентирующееся в своих построениях на конкретные науки как на одно из своих оснований, особенно на их содержание как материал для обобщения и интерпретации в рамках философской онтологии (всеобщей теории бытия). Наука в ее… …   Философия науки: Словарь основных терминов

  • Научное мировоззрение — мировоззрение (см. Мировоззрение), опирающееся на научно установленное и объективное знание о мире …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Научное мировоззрение — Научная картина мира (НКМ) (одно из основополагающих понятий в естествознании) особая форма систематизации знаний, качественное обобщение и мировоззренческий синтез различных научных теорий. Будучи целостной системой представлений об общих… …   Википедия

  • Мировоззрение — по [7] термин мировоззрение , от немецкого Weltanschaunung, сам по себе неясен (как и большинство немецких философских понятий) и имеет несколько значений. В одном из них, видимо наиболее распространенном, мировоззрение это совокупность положений …   Теоретические аспекты и основы экологической проблемы: толкователь слов и идеоматических выражений

  • мировоззрение — я, с., книжн. Система взглядов, воззрений на природу и общество. Научное мировоззрение. Мировоззрение писателя. …В пессимистическом мировоззрении существенную роль играет сознание краткости жизни (Мечников). Синонимы: идеоло/гия, кре/до… …   Популярный словарь русского языка

  • МИРОВОЗЗРЕНИЕ ХУДОЖНИКА — форма самосознания, сквозь призму к рой воспринимается, оценивается и осмысливается действительность, отображаемая в произв. иск ва и к рая решающим образом влияет на духовное самоопределение творческой индивидуальности. Как специфический духовно …   Эстетика: Словарь

  • мировоззрение —         МИРОВОЗЗРЕНИЕ систематическое единство многообразия обобщенных, непосредственно связанных с осознаваемыми интересами людей убеждений относительно сущности природных или социальных явлений, или же их совокупности. Несмотря на этимологию… …   Энциклопедия эпистемологии и философии науки

  • МИРОВОЗЗРЕНИЕ — система взглядов на мир и место человека в этом мире, во многом определяющая отношение человека к этому миру, другим людям, себе самому и формирующая его личностные структуры. М. возникает как сложный результат практического взаимодействия… …   Новейший философский словарь

  • Мировоззрение — (нем. Weltanschauung)  совокупность взглядов, оценок, принципов и образных представлений, определяющих самое общее видение, понимание мира, места в нем человека, а также  жизненные позиции, программы поведения, действий людей[1].… …   Википедия

  • МИРОВОЗЗРЕНИЕ — концептуально выраженная система взглядов человека на мир, на себя и на свое место в мире. М. зависит от обыденного наличного опыта человека, оно связано с потребностями, целями, интересами человека, с его окружением. Однако М. предполагает образ …   Современный философский словарь

Книги

  • Прошедшее философии, Е. Де-Роберти де-Кастро де-ла Серда. Де-Роберти (Де-Роберти де Кастро де ла Серда) Евгений Валентинович (1843-1915) — философ-неопозитивист и социолог, в 1886 г. опубликовал двухтомный трактат «Прошедшее философии: опыт… Подробнее  Купить за 1801 руб
  • Синтез двух систем познания академика Раушенбаха, Борис Раушенбах,Протоиерей Александр Топоров,Николай Гаврюшин,Ирина Языкова,Д. Орехов. В 2015 году отмечается 100-летие со дня рождения великого ученого Б. Раушенбаха. Один из основателей космонавтики, создавший научную школу космической навигации, обратился к изучению… Подробнее  Купить за 1323 грн (только Украина)
  • Синтез двух систем познания академика Раушенбаха, Топоров А.. В 2015 году отмечается 100-летие со дня рождения великого ученого Б. Раушенбаха. Один из основателей космонавтики, создавший научную школу космической навигации, обратился к изучению… Подробнее  Купить за 1023 руб

Другие книги по запросу «Научное мировоззрение» >>

Суть научного мировоззрения | Международная Научная школа устойчивого развития

Суть научного мировоззрения

Структура:

  1. Что такое научное мировоззрение?

  2. Отношение: научное и интуитивное мировоззрение.

  3. Общеобязательность выводов научного мировоззрения.

  4. Что такое знание и научное знание?

  5. Требования доказуемости и измеримости знания.

  6. О логике проектирования.

  7. О существовании универсальной основы и меры знания.

  8. О развитии научного мировоззрения.

1. Что такое научное мировоззрение?



В. И. Вернадский

«Это, прежде всего, отношение к окружающему миру, не противоречащее основным принципам научного поиска, опирающимся на многократно проверенные и подтвержденные истины.

Научное мировоззрение есть создание и выражение человеческого духа; наравне с интуитивным религиозным мировоззрением, искусством, общественной и личной работой, философской мыслью или созерцанием.

Научное мировоззрение не является синонимом истины точно так же, как не являются ею и интуитивное мировоззрение, религиозные и философские системы. Все они представляют лишь подходы к ней, различные проявления человеческого духа». (В. И. Вернадский).

В основе научного мировоззрения лежит метод. Он не является лишь орудием получения знаний, но это всегда то средство, которым знание подвергается проверке.

Что есть общего и в чем различие между научным и интуитивным мировоззрением? (рис. 1)

Очень кратко можно ответить так: «Интуитивное мировоззрение догадывается, а научное мировоззрение — доказывает, что жизнь есть космопланетарное явление». (В.Соловьев.)



Рис.1

Что является общим?

И то и другое является результатом мышления — духовной мыслительной деятельности.

В чем принципиальное отличие?

«Научное мировоззрение содержит истины общеобязательные для всех (в той части, где они не зависят от времени и субъективных точек зрения — совпадают с эмпирической реальностью)». (В.И.Вернадский.)

Принципы искусства, религии, обыденной жизни никогда не могут быть приведены к единству.



Бертран Артур Уильям Рассел (1872 —1970)

Приведем пример. Вот как описывал известный западный философ Бертран Рассел принципиальное различие между религиозным и научным мировоззрением:

«Прежде всего, это различие в размерах: христианский мир мал и кратковремен (за исключением рая и ада), в то время как для научного мира неизвестны начало и конец как во времени, так и в пространстве, и определенно он бесконечен и в пространстве, и во времени. В христианском мире все имеет цель и свое место; все четко и ясно, как на кухне у хорошей хозяйки. Другое отличие состоит в том, что христианский мир имеет центром Землю, в то время как научный мир не имеет такого центра вообще; в христианском мире Земля стоит на месте, а звезды вращаются вокруг нее, в то время как в научном мире все находится в движении».

Что же является целью науки?

Бертран Рассел продолжает свою мысль:

«Теперь перейдем к методу научного исследования. Цель науки состоит в открытии общих законов, и факты ее интересуют, в основном, в той мере, в какой они представляют собой свидетельства “за” или “против” этих законов. География и история изучают те факты, которые представляют для них интерес, но ни одна отрасль человеческого знания, по крайней мере до сих пор, не считается наукой, пока в ней не открыты какие-либо общие законы. Нужно понять, что мы могли бы жить в мире, где нет общих законов, в котором сегодня мы будем есть хлеб, а завтра — камни, в котором вода в Ниагаре иногда будет падать вверх, а не вниз, а вода в чайнике будет замерзать вместо того, чтобы закипеть. Все это будет представлять трудности, но такой мир не является логически невозможным. К счастью, наш мир иной. Поразмыслив, мы понимаем, что уже привыкли к определенного рода регулярностям, например, день и ночь, лето и зима, посевная и сбор урожая и т.п.

Постепенно пришли к точке зрения, что все природные явления управляются общими законами».

Однако не сразу открываемый общий закон становится достоянием науки и общеобязательным для всех.

Открытый закон проходит проверку временем и сохраняется в науке только тогда, когда ее выдерживает. Мы говорим о строгой логике фактов, о точности и универсальности научного знания, о проверке научных гипотез и утверждений экспериментальным путем, об их измерении, определении допустимых границ использования и возможных ошибках.

Научное мировоззрение является результатом именно такой работы человеческого мышления.

Однако далеко не все так просто.

Читать весь раздел в формате PDF

 

[назад]

 

Научное мировоззрение

НАУЧНОЕ
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
 —
мировоззрение, ориентирующееся в своих
построениях на конкретные науки как на
одно из своих оснований, особенно на их
содержание — как материал для обобщения
и интерпретации в рамках философской
онтологии (всеобщей теории бытия). Наука
в ее современном понимании, как опытное
(экспериментальное) теоретическое
(математическое) изучение различных
объектов и явлений действительности,
мировоззрением, в строгом смысле этого
слова, не является, так как, Во—первых,
она изучает саму объективную
действительность, а не отношение человека
к ней (а именно эта проблема является
главным вопросом всякого мировоззрения),
а Во—вторых, любое мировоззрение
является ценностным видом сознания,
тогда как наука реализацией когнитивной
сферы сознания, целью которой является
получение знания о свойствах и отношениях
различных объектов самих по себе.
Особенно большое значение для научного
мировоззрения имеет его опора на знание,
получаемое в исторических, социальных
и поведенческих науках, так как именно
в них аккумулируется знание о реальных
формах и механизмах отношения человека
к действительности во всех ее сферах.

ИЛИ
28. Научное мировоззрение.

Мировоззрение-отношение
к окружающему миру, не противоречащее
основным принципам, опирающимся на
многократно проверенные истины.

Научное
мировоззрение —
это
мировоззрение, опирающееся на принципы
и законы, многократно проверенные
научным методом и подтвержденные
практикой человечества в целом.

Научное
мировоззрение есть создание и выражение
человеческого духа; наравне с интуитивным
религиозным мировоззрением, искусством,
общественной и личной работой, философской
мыслью или созерцанием.

Научное
мировоззрение не является синонимом
истины точно так же, как не являются ею
и интуитивное мировоззрение, религиозные
и философские системы. Все они представляют
лишь подходы к ней, различные проявления
человеческого духа». (В. И. Вернадский).

В
основе научного мировоззрения лежит
метод. Он не является лишь орудием
получения знаний, но это всегда то
средство, которым знание подвергается
проверке
.

Что
есть общего и в чем различие между
научным и интуитивным мировоззрением?
И то и другое
является результатом мышления — духовной
мыслительной деятельности. Принципиальное
различие заключается в том, что «Научное
мировоззрение содержит истины
общеобязательные для всех (в той части,
где они не зависят от времени и субъективных
точек зрения — совпадают с эмпирической
реальностью)». (В.И.Вернадский.)

Цель
науки состоит в открытии общих законов,
и факты ее интересуют, в основном, в той
мере, в какой они представляют собой
свидетельства “за” или “против” этих
законов. География и история изучают
те факты, которые представляют для них
интерес, но ни одна отрасль человеческого
знания, по крайней мере до сих пор, не
считается наукой, пока в ней не открыты
какие-либо общие законы. Нужно понять,
что мы могли бы жить в мире, где нет общих
законов, в котором сегодня мы будем есть
хлеб, а завтра — камни, в котором вода
в Ниагаре иногда будет падать вверх, а
не вниз, а вода в чайнике будет замерзать
вместо того, чтобы закипеть. Все это
будет представлять трудности, но такой
мир не является логически невозможным.
К счастью, наш мир иной. Поразмыслив, мы
понимаем, что уже привыкли к определенного
рода регулярностям, например, день и
ночь, лето и зима, посевная и сбор урожая
и т.п.

Однако
не сразу открываемый общий закон
становится достоянием науки и
общеобязательным для всех.

Открытый
закон проходит проверку временем и
сохраняется в науке только тогда, когда
ее выдерживает. Мы говорим о строгой
логике фактов, о точности и универсальности
научного знания, о проверке научных
гипотез и утверждений экспериментальным
путем, об их измерении, определении
допустимых границ использования и
возможных ошибках.

Однако
не только методом определяется и
развивается научное мировоззрение. Оно
развивается во взаимодействии со всеми
сторонами духовной жизни человечества.
Все грани духовной жизни необходимы
для развития науки. Они являются ее
питательной средой. Говорить о замене
наукой философии или наоборот можно
только в ненаучной литературе.

Прекращение
деятельности человека в области
искусства, религии, философии или
общественной жизни может самым
болезненным, угнетающим образом
отразиться на науке.

Необходимо
отметить и обратный процесс. Достижения
науки неизбежно расширяют границы
философского и религиозного сознания,
раздвигают их пределы, дают возможность
им глубже проникнуть в «тайники
человеческого сознания»

Научное мировоззрение

Наука входит в сферу деятельности человека. Она направлена на добывание и осмысление знаний. Научное знание зародилось в Древнем Китае и Древней Индии. Предшественницей астрономии была астрология. Ее объектом изучения было расположение звезд. 

Небесные тела обожествлялись древними астрологами. В период стремительного развития вавилонской астрологии ученые древности смогли открыть некоторые закономерности в движении звезд, в последствие вошедшие в астрономию.

Зарождение науки

Не все практические науки и знания можно причислить к науке. Наука не является простым перечнем наблюдений за природными явлениями. Она формируется в том случае, когда человек осознает универсальные связи между ними. 

Наука – область культуры. Многие философы считают, что местом рождения науки является античная Греция. Именно там она была организована системно и могла научно обосновывать знания о мире. 

Наука имеет некоторые отличия от других ее типов, являясь особым типом постижения реальности. Наука характеризуется тем, что в период ее интенсивного развития, человек начал ставить общие вопросы о мироздании и задумываться над ответами на эти вопросы. Хотя такие вопросы не всегда имели полезность в повседневной жизни, человека они волновали не менее, чем бытовые проблемы. 

Практический навык сопровождается конкретной ситуацией из жизни. Например, когда нужно проявить сноровку для строительства жилья, организовать охоту или провести какой-нибудь ритуал. 

В этом смысле наука находится на противоположной стороне. Человек далеко не всегда задумывается над тем, что непосредственно связано с сиюминутными потребностями.

Например, если первобытный человек случайным образом ударяет камень о камень, появляется искра. Она попадает на сухую траву, и та загорается. Появляется огонь, дающий тепло, на нем можно согреть и еду. Человеку хочется вознести молитву духу-покровителю. Все рады огню. Однако почему появилась искра? Что такое огонь? Как он возникает и почему угасает, если не бросать в него хворост?

Переход от понятных жизненных вопросов к общим, абстрактным вопросам происходит незаметно. Но даже не ставя таких вопросов, огонь приносит тепло. Многие века люди не задумывались над такими проблемами, не связанными с практическими нуждами напрямую.

Потребность в познании чисто человеческая прерогатива, она не заложена в инстинкте стремления к распознаванию мира. Человек ставил отвлеченные вопросы, которые не имели непосредственной, практической пользы. Как происходит движение небесных объектов? Почему день приходит на смену ночи? Почему происходят природные изменения? 

Занимаясь обдумыванием таких отвлеченных вопросов, люди обдумывали законы, помогающие им жить, обустраивать их жизнь, позволяли им преодолевать природные стихии. 

Но появление таких вопросов для рождения науки как новой области культуры и всей духовной жизни людей было еще недостаточно. Для этого понадобилась профессиональная способность людей заниматься познанием. Такие люди были выделены из общей масс в результате разделения труда. Сегодня мы говорим о них как об ученых, но в древние времена, это были пророки, алхимики, маги и жрецы, позже их именовали естествоиспытателями и философами.

Первые ученые

Первые мыслители и философы, следуя своему предназначению, обдумывали общие вопросы. В спектр их вопросов входили такие как: что такое мир, как он возник, куда движется история? и другие. 

Но и тогда нельзя было говорить о рождении науки, так как к этому периоду люди хотя и накопило достаточно знаний о некоторых явлениях и объектах, они не имели никаких конкретных выводах о них. Люди еще не были способны соединить все эти знания в относительно целостную мировоззренческую систему – науку. 

Но с течением времени, интерес к познанию возрастает, становится все более разносторонним. Научная деятельность приобретает все больше черт, характеризующих ее как науку. Люди начинают связывать между собой самые разные проблемы, результаты многочисленных наблюдений и размышлений, делали первые попытки создания некого систематизированного знания. {{ spravochnik_article.html }} 

По мнению немецкого философа Эдмунда Гуссерля (1859–1938) мифологическое мировосприятие включает в себя широкое знание о действительном мире, который познан в своего рода научном опыте. Это знание может быть использовано наукой в дальнейшем. 

При этом Э. Гуссерль писал, что такой тип знания остается практически мифологическим в своем смысловом контексте. Они также говорил, что люди, получившее воспитание воспитанные в мыслительной научной традиции, возникшей в Древней Греции и развившейся в наше время, ошибаются. 

По своей глубине история познания неисчерпаема. В XVII в. появляется естественно-научное знание, вместе с ним применяется математическая теория. Это стало самым поразительным по новизне и по своим неслыханным практическим последствиям в области техники. 

Но оно было лишь одним звеном из многих других в процессе познания, которое охватывало все сферы. Первые путешествия вокруг света, великие географические открытия, установление того факта, что при плавании из Европы на Запад «теряется» один день – все это произошло 400 лет назад…

На сегодняшний день нам известно больше, чем знали сами древние греки о начальной стадии истории Греции, об истории Передней Азии и Египта. Каждый год мы углубляем наши знания, роль науки усиливается. Теперь для всех доступны знания об истории Земли и цивилизаций, некогда существовавших. 

Мы можем «путешествовать» во времени, возвращаясь на многие тысячелетия назад, так как обладаем соответствующими знаниями о государствах, правителях, быте людей прошлого. Благодаря открытиям, люди могут открывать тайны мельчайших частиц. Благодаря науке человек раскрывает многое неизвестно о мире. Человек увеличивает свою мощь, умножает собственное материальное и духовное богатство.

Русский религиозный мыслитель С. Соловьев изучал работы французского философа Огюста Конта (1798–1857). В результате этого С. Соловьев описал что нужно для того, чтобы естественные науки действительно образовали некое всеобщее мировоззрение. Он считал, что необходимо объединить науки вместе, а вместе с тем и сделать общими все человеческое сознание. Современная наука находится во взаимосвязи с другими видами познания: обыденным, художественным, религиозным, мифологическим, философским.

Философское мировоззрение 

Философия является способом постижения мира. Ее возникновение произошло не сразу. Перед ней появились другие формы человеческого культурного бытия. 

В первую очередь это был миф. Немецкий философ и культуролог Э. Кассирер считал, что миф и религия трудно подвести под логический анализ. Древнегреческие мыслители доверительно относились к мифам. 

По их мнению, мифы имеют глубинный смысл. Но с течением времени, некоторые мудрецы усомнились в том, что миф можно считать окончательной формой мудрости. Кроме того, что мудрецы подвергли мифы критике, они начали отыскивать в них логические и иные неувязки. Такое критическое отношение к мифу положило начало философии.

Э. Гуссерль считал, что к этому времени в античной Греции появляется новый тип установки индивида по отношению к окружающему миру. В результате этого формируется абсолютно новый тип духовной структуры. Он быстро развился в системно замкнутую культурную форму. Греки назвали ее философией.

Представление о философии 

Русский религиозный и политический философ Николай Александрович Бердяев (1874–1948) высказывался о представлениях философии как мировоззрении. Он считал положение философа трагичным, так как его никто не любит. На протяжении развития человечества существует некая вражда по отношению к философии, при этом она проявляется с самых разнообразных сторон. Философия является самой незащищенной стороной культуры.

Запросы духа обслуживаются религией. Когда человек испытывает душевные муки одиночества, страх перед смертью, напряжение духовной жизни, он обращается к Богу. Если религия способна дать только надежду на чудо, то наука демонстрирует неоспоримые успехи познающего ума. Будучи опорой цивилизации, она не только разъясняет одухотворяющие истины, но и обустраивает людей, продлевает им жизнь.

В случае с философией, то она, скорее отбирает у человека последнее утешение. Она способна выбить человека из жизненной колеи, безжалостно предлагает ему жестокие истины. Философия – это опыт предельно трезвого мышления, практика разрушения социальных иллюзий. Ей по самому своему предназначению приходится разрушать обустроенность, сталкивать человека с трагизмом жизни.

 

Научное мировоззрение Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

ФИЛОСОФИЯ И ПРАКТИКА ОБУЧЕНИЯ СПЕЦИАЛЬНОСТИ

УДК 531.383

НАУЧНОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ

В.Я. Распопов

Дана характеристика проблем, решение которых влияет на становление и развитие научного мировоззрения. Показана связь научных истин и мировоззрения. Приведена характеристика научного метода познания окружающего мира и составляющих его методов научного творчества. Показана взаимосвязь философии, религии и научного познания в формировании научного мировоззрения.

Ключевые слова: наука, мировоззрение, истина, познание, философия, религия,

метод.

Введение. При изучении дисциплины «История и методология науки» (об управлении и навигации, об оптике, об электроэнергетике и электротехнике), которая входит в учебные планы подготовки магистров по направлениям «Управление движением и навигация», «Оптотехника», «Электроэнергетика и электротехника», ключевым является вопрос об общем методе или методологической основе преподавания этой дисциплины независимо от изучаемой предметной области. Предполагается, что изученная дисциплина должна сформировать такие знания, которые бы давали целостную историю развития конкретной науки и её технических воплощений, которая является составной частью естествознания, сформировавшегося на базе научных истин, полученных научным методом в процессе цивилизационного и культурного развития человечества. Очевидно, что такой общей методической основой является научное мировоззрение, которое на данном историческом этапе дает целостную картину окружающего мира явлений и места в ней конкретной науки об изучаемой области исследований.

Цель статьи заключается в определении научного мировоззрения, процессов его формирования, характеристике научного метода познания и его составляющих в современном представлении.

211

Формирование и определение научного мировоззрения. При составлении истории развития отдельных наук [1, 2, 3] главный интерес состоит в выявлении общих вопросов — основных проблем современного точного описания природы. На первый взгляд кажется, что такая задача является чрезмерно широкой и расплывчатой. Что считать главным и второстепенным, общим и частным? Порой частный факт в исторической перспективе приобретает широкое обобщение и становится родоначальником целой отрасли знания. Наблюдения за поведением легких тел, натертых янтарем, привели к открытию явлений, положенных в основание науки об электричестве, многовековые наблюдения за движением небесных тел явились основанием для построения теории мироздания. Продолжая приводить примеры из прошлого, можно с уверенностью утверждать, что среди фактов и явлений, накопившихся в последнее время, могут существовать зародыши новых важных разделов знания.

Какие же проблемы отдельных наук следует считать общими при изучении всей науки естествознания или крупных ее частей? Ответ состоит в том, что это такие проблемы, решение которых влияло на становление и развитие научного мировоззрения. Все остальное в истории развития науки имеет значение только для развития ее отдельных направлений [4].

Если обратиться к истории географической науки, то решающее значение для становления научного мировоззрения имело кругосветное плавание Магеллана с 20 сентября 1519 по 6 сентября 1522 года. Другие географические открытия, даже совершенные Колумбом в 1492 г., носили всё же частный характер.

Научное мировоззрение было различным в разные исторические эпохи, и его развитие было трудным, а порою и драматичным. Говоря современным языком, в ходе экспериментального подтверждения сферичности Земли, полученного в результате плавания эскадры Магеллана (5 кораблей, 234 члена экипажа), длившегося три года, погиб Магеллан и почти вся эскадра (вернулся один корабль, а на берег сошли 18 испанцев и 3 туземца).

Нельзя отождествлять научное мировоззрение с научной истиной. Научную истину — факт вращения Земли и планет Солнечной системы вокруг Солнца — в настоящее время мы можем проверить различными способами и всегда находить полное совпадение с действительностью. Это научно установленное явление является истиной и одним из оснований нашего научного мировоззрения. А между тем, до начала XVIII века, до работ Коперника (рис. 1, а), Кеплера, Ньютона держались другие представления, которые входили в состав научного мировоззрения. Они были научны, но, как выяснилось после работ Ньютона, они не отвечали формальной действительности, и система мира птолемеева (рис. 1, б) исчезла. Здесь чрезвычайно важно понять, что борьба научных мировоззрений о геоцентрической и гелиоцентрической системах мира, копернико — ньютоновой

и птолемеевой систем мира была борьбой двух научных мировоззрений, так как представители обеих систем объясняли их с позиций наблюдений и вычислений, т.е. вполне научно. На их построения не влияли их религиозно-политические воззрения. Птолемеева система мира оставалась частью научного мировоззрения до тех пор, пока не была научно доказана невозможность ее основных посылок.

Рис. 1. Исследователи, работавшие в рамках птолемеевой системы: а — Коперник Николай (1473 -1543) -польский астроном; б — Птолемей Клавдий (около 100 -130) — древнегреческий ученый; в — Браге Тихо (1546 -1601) — датский астроном; г — Бюрги Иобст (1552 -1632) — швейцарский астроном и математик

Крайне поучительно отметить научную строгость исследователей, работавших в рамках птолемеевой системы. Именно их трудами зародились тригонометрия и сферическая тригонометрия и были созданы основы

научного приборостроения. Особенно выдающимся создателем научных приборов был Тихо Браге (рис. 1, в). Им были созданы оригинальные секстанты и измерительные приборы астрономии, геометрии и др. Другой гениальный механик И. Бюрги (рис. 1, г) работал в астрономической обсерватории в лаборатории герцога Гессен-Кассельского Вильгельма IV и создал уникальные планетарии, часы, циркули и пр. Кроме того, обладая исключительными математическими способностями, он сыграл крупную роль в развитии теории логарифмов.

Таким образом, научное мировоззрение не дает законченной картины мира в его действительном состоянии. Можно утверждать, что лишь незначительные составляющие научного мировоззрения составляют научную истину, которая не изменяется никогда. Несомненно и то, что научные истины, их связь друг с другом в разные исторические эпохи трактовались по-разному. Более того, сами научные истины меняли свой смысл с приобретением новых, безусловных знаний — научных истин.

На развитие научного мировоззрения, наряду с развитием собственно естественнонаучных знаний, безусловно, влияют религия, искусство, социальное устройство общества и соответствующая ему личная и общественная этика, философия. Следовательно, научное мировоззрение есть результат многогранной работы и выражения человеческого духа — духовности человека.

Научное мировоззрение в разные исторические эпохи занимало разное место в жизни общества. В эпохи религиозного фанатизма его роль сводилась на нет, но постепенно его роль усиливалась и занимала господствующее положение в мыслящей части общества. Ни в коем случае нельзя противопоставлять научное мировоззрение и религиозность как отдельных личностей, так и религиозных систем.

Научное мировоззрение определим предварительно как систему научного, философского и религиозного отношений к окружающему нас миру явлений, каждое из которых входит в рамки научного изучения и находит объяснение, не противоречащее основным принципам научного поиска. Основные черты научного мировоззрения являются общими, независимо от того, какая наука — естественная, историческая, опытная и т.д. — предлагает факты, явления, события, добытые с помощью научного метода работы, суть которого заключается в определенном отношении человека к подлежащему научному изучению явления, события, факта

[4 — 7].

Научный метод. Наука также немыслима без научного метода, как искусство без соответствующей формы выражения (музыка, живопись и т.д.), как религия без соответствующей формы выражения мистического настроения, как философия без самоанализа и углубления в человеческую природу или мышление.

История науки убеждает в том, что некоторые важнейшие стороны научного мировоззрения возникли вне области научного мышления, как бы пришли извне, подобно тому, как в науку пришла идея всеобщей гармонии, стремление все свести к всеобъемлющей формуле, к числу. Например, такие понятия, как атом, эфир, инерция, бесконечность мира, вошли в науку из других областей человеческого духа, зачастую весьма далеких от научной мысли.

Проследим, к примеру, как возникло представление о силе, как причине, вызывающей движение. Долгое время в науке господствовало убеждение, что среда, окружающая предмет, в силу присущего ей свойства, сообщает движение предмету. Это заключение — результат наблюдения: полет легких предметов по воздуху, плавание тел в воде. Более того, считалось, что и форма тела определяет его движение. Скажем, идеальный шар — это форма, которая не дает ему удержаться на месте, и он все время будет в движении. Между прочим, это индуктивные построения, основанные на научном наблюдении. Понятие о силе как о причине движения, возникли в жизни из мастерских — от техников, от людей, привыкших управляться с инструментом и оружием. «Жизненные» истоки этого представления о силе прекрасно выразил выдающийся ученый Скалигер (рис. 2) в 1557 г., сказав, что «еще мальчиками, ничего не зная о писаниях философов, мы видели ответ: «сила натянутой тетивы остается в стреле».

Рис. 2. Скалигер Жюль Сезар (1484 -1558 гг.) — итальянский философ

и гуманист

215

Таким образом, хотя научный метод является определяющим в развитии научного мировоззрения, отделение религии, философии, искусства невозможно.

Научный метод не обязательно и не всегда тот инструмент, с помощью которого строится научное мировоззрение, но с помощью него всегда проверяется правильность включения добытого факта, явления или обобщения в науку. В самом деле, многие составляющие научного мировоззрения вошли в науку из общественной жизни, искусства, философии, религии, но все они прошли проверку научным методом.

Наиболее впечатляющим примером, пожалуй, является влияние музыки на точное знание, на стремление научного миросозерцания все выразить в тонах. Наблюдая правильные, простые числовые соотношения между гармоничными тонами музыки и производящими их предметами, полагали, что каждому движущемуся предмету или явлению, находящихся между собой и с другими в простых числовых отношениях, соответствует свой тон, неслышный нашему уху, но воспринимаемый нашим внутренним, созерцательным инструментом. Тогда можно «слышать» гармонию светил, космоса. Эта идея нашла поэтическое объяснение в религиозных построениях отцов церкви: все существующие и гармонически расположенные светила поют славу Творцу, а звуки этой мировой гармонии слышны только Ему, а нам отображаются в закономерности и правильности окружающего нас мира.

Законы гармонии привели к так называемому закону Тициуса (рис. 3) о расстояниях между планетами Солнечной системы, относящихся между собой как числа довольно простой геометрической прогрессии. Между Юпитером и Марсом было вопреки этому «закону» пустое пространство. Под влиянием этих идей начались поиски неизвестной планеты, которую не нашли, но в начале ХХ столетия был открыт пояс астероидов. Любопытно, что эти числовые отношения, характерные для расстояния между планетами, не находят никакого рационального объяснения.

Рис.3. Тициус Иоганн Даниэль (1729 — 1796) — немецкий физик

и математик

Не следует также думать, что точное знание обязательно должно быть подкреплено математическими построениями. Истинные явления, к которым не применим язык математики, вовсе не теряют от этого своей истинности.

Несомненно, что ключевым моментом научного исследования является научное отношение к предмету исследования. Это отношение остается научным до тех пор, пока его выдерживает предмет исследования. Очень показательно в этом плане исследование, так называемого, торсионного излучения, которым уже на протяжении более четырех десятков лет занимаются люди, которых никак нельзя упрекнуть в не научности того, что они делали раньше. И все же создается впечатление, что попытки применения научных методов работы, связанных в данном случае с измерительным экспериментом, «пробуксовывают», т.е. предмет исследования испытывает пока кризис научного отношения к нему со стороны многих серьезных ученых.

Понятия научного метода. Очевидно, что научное мировоззрение опирается в своем построении на науку, которая, в частности, может быть определена [8] как форма общественного сознания, представляющая исторически сложившуюся систему упорядоченных знаний, истинность которых проверяется и постоянно уточняется в ходе общественной практики.

Научные знания прирастают с помощью различных умозрительных и экспериментальных методов, а сам процесс познания зачастую становится методом или методологией научного творчества. Можно заметить, что методология и метод — это не столько понятия, существенно отличающиеся друг от друга, сколько вопросы принятой терминологии.

Рождение новых понятий можно проиллюстрировать тем, что не утихают споры о том, какой из методов — индукция или дедукция — является наиболее продуктивным. В действительности этот спор если и имеет значение, то только для философских построений: что важнее и правильнее — идти от частного к общему (индукция) или наоборот (дедукция). Между тем, индукция всегда выступает в паре с дедукцией как неразрывно связанные моменты диалектического познания — индуктивная наука.

Очевидно, что базой любого исследования являются анализ и синтез — процессы мысленного или фактического разложения целого на части и воссоединение целого из части. По сути эти понятия аналогичны индукции и дедукции.

Дальнейшим расширением понятий научного метода можно считать гипотетико — дедуктивный метод — методический приём, применение которого связано с рядом операций: сопоставление фактов, пересмотр существующих представлений о предмете исследования, образование новых представлений, выдвижение и подтверждение или опровержение гипотез.

В качестве еще одного примера широкого круга понятий научного метода можно указать на генетический метод — изучение явлений на основе анализа их развития. Примеры: дифференциальное исчисление в математике, гипотеза Канта-Лапласа в космогонии, генетические алгоритмы и др.

Многие понятия научного метода явились результатом необходимости решения проблем конкретной науки. Например, принцип дополнительности как методологический принцип был предложен Бором в связи с интерпретацией квантовой механики. В дальнейшем он приобрёл общий смысл: для воспроизводства целостности явления необходимо применить в познании взаимоисключающие «дополнительные» классы понятий.

Философия, религия и научная истина. Научные истины в своем восприятии резко отличаются от произведений искусства, построений философии, постулатов и догматов религии.

Признавая вечную красоту художественных произведений, одновременно нужно согласиться с тем, что их восприятие не только у отдельных индивидуумов, но даже у целых народов может быть совершенно различным. Например, у разных народов или в разные периоды жизни одного народа в музыке применялись совершенно разные шкалы основных тонов. Так, в китайской и японской музыке отсутствуют два из семи тонов нашей музыкальной шкалы.

В философии также не могут быть указаны общие для всех, неизбежные основания. Уже при проведении старинных философских споров -диспутов признавалось, что диспут может вестись только между людьми, согласными в основных, исходных положениях. Также и религиозные диспуты могли вестись только на почве согласия в исходных пунктах. Это согласие не может быть достигнуто убеждением, но оно требует веры.

Во всякой философской системе, безусловно, отражается состояние души ее создателя. Философские системы как бы соответствуют идеализированным типам человеческих индивидуальностей, выраженным в формах мышления. Пессимистические, скептические и другие системы едины в своем стремлении познать суть человека, его место в системе мироздания и бесконечность мира. Не вызывает сомнения, что любые творения человеческой личности, лучше сказать, его духовной сущности («души»), создаются в состоянии творческого вдохновения. Нельзя не согласиться и с тем, что творческое вдохновение — экстаз, является тем элементом жизни человека, который и приводит к великим открытиям, произведениям искусства, философским построениям и религиозным откровениям.

История развития духовной деятельности человечества знала периоды, когда утверждалось, что роль философии рано или поздно будет заменена точной наукой. Вообще говорить о целесообразности исчезновения или вытеснения наукой какой-либо из сторон человеческой деятельности ненаучно, так же, как неправомерны оказались попытки некоторых

форм христианских церквей утверждать свое право на единое мировоззрение в связи с тем или иным мнением о различных частях научного мировоззрения. Так, католичество ставило в связи с религиозными догмами форму Земли, характер ее движения, способ и время происхождения человека и т.д. Проходили века, эти вопросы решены не в духе католических догматов, но католическая церковь, наименее сговорчивая и наиболее агрессивная в вопросах религиозного мировоззрения, не только не погибла, но и процветает. Значит, религиозный мистицизм обладает неким условием душевного равновесия для огромного человеческого сообщества. Но несомненно также, что научное знание побудило христианство к развитию, и религия находит такие пути к человеческой душе, где наука бессильна.

Таким образом, как христианство не смогло одолеть науку в ееоб-ластях, но в ходе этой борьбы глубже поняло свое назначение, так и наука не сможет сломить какую бы то ни было форму религии, но зато лучше усвоит сферы своей деятельности.

Любопытно, что казавшиеся на первых порах совершенно ненаучные религиозные догматы либо философские построения побуждали решать новые научные вопросы и разрабатывать новые научные теории. Например, сказание о всемирном потопе, до сих пор являющееся частью религиозного мировоззрения, оказало серьезнейшее влияние на теоретические воззрения исследователей этого сказания.

Исключительный гений Майкл Фарадей (рис. 4, з), глубоко религиозный человек, принадлежащий к одной из пресвитерианских сект, проповедовавших теологическую структуру мира и единство всего окружающего, исходя из этих взглядов, делал опыты и получал из них выводы, не воспринимавшиеся современниками. Одна из его идей — идея о физических векторах или силовых линиях — впоследствии трудами Максвелла получила блестящую математическую проработку и стала важнейшим научным инструментом.

Уже ясно, что научное мировоззрение весьма сложно по своему содержанию. Весьма важным представляется ответ на вопрос о том, какие его части являются научными истинами, обязательными для всякого человека, всех народов и не зависящими от хода времени. В ходе решения этого вопроса борьба научного мировоззрения с чуждыми представлениями философии и религии была трудной и страстной. При этом наука часто приходила к ложным выводам. В конце XVII и начале XVIII века в науке шел великий спор о природе света. Одни, представителем которых был Ньютон (рис. 4, в), считали, что свет — это истечение из светящегося тела материи более «тонкой», чем газ, а другие, главным представителем которых был Гюйгенс (рис.4, б), считали, что свет есть проявление колебательного движения эфира. Вначале победила концепция Ньютона, хотя у нее были противники, главные из которых Эйлер и Ломоносов. Показательно для данного примера, что ведущие философские школы никогда не признавали теорию истечения. В начале XIX века новые научные

открытия и труды Юнга и Френеля обеспечили победу идеи волнообразного движения эфира. Научная истина находилась в трудах философов.

з е

Рис. 4. Научные деятели XVI- XVIII: а — Иоганн (1571 -1630) -немецкий астроном; б — Гюйгенс Христиан (1629 -1695) — голландский механик, физик и математик; в — Ньютон Исаак (1643 -1727) -английский физик, механик, математик, астроном; г — Ломоносов Михаил Васильевич (1711 -1765) — русский ученый-энциклопедист; д — Юнг Томас (1773 -1829) — английский физик, астроном, врач;

ж — Френель Огюстен Жан (1788 -1827) — французский физик; з — Фарадей Майкл (1791 -1867) — английский физик; е — Максвелл Джеймс Клерк (1831 -1879) — английский физик

220

Таким образом, включение какого-либо научного положения в систему научного мировоззрения не доказывает его истинности. В дальнейшем возможно обратное. Несмотря на то, что научные истины являются бесспорными, обязательными для всех, научное мировоззрение, в которое они включены, отнюдь не бесспорно.

Оно не является чем-то абсолютно законченным и меняется с течением времени. Несомненно, что и в наше время существуют научные положения и теории, которые не воспринимаются абсолютным большинством научной общественности, но которые содержат в себе ростки будущего научного мировоззрения или его частей.

Никакой вывод из философии, религии, художественных произведений не может быть обязательным для человека, с ним ознакомившегося.

Обязательными выводами для всех без исключения являются только те, которые получены научными методами и совпадают с формальной действительностью. В качестве примера можно указать, как в результате многовековой, трудной и драматической работы человек пришел к убеждению (точному знанию) о сферичности Земли и о гелиоцентрической системе ее движения. Это знание, его истинность одинаково обязательны для всех людей, для всех религиозных и философских систем. Подобные факты и явления можно считать научными истинами.

Благодаря своей истинности научное знание влияет на философию и религию. Если отдельные положения или утверждения философии, или религии входят в противоречие с научной истиной, от таких положений или утверждений необходимо отказаться либо придать им какой-то новый смысл. История науки знает много предрассудков, фикций, которые явились следствием философских построений, но работа по преодолению которых весьма благотворно сказалась на развитии научного мировоззрения. В истории механики — это вечный двигатель, в химии — стремление к философскому камню, в астрономии — составление гороскопов, в физиологии — поиск эликсира жизни. Кеплер и Браге верили в астрологию и составляли гороскопы, Бойль и Ван-Гельмонт искали философский камень. Великие умы занимались разработкой подобных вопросов и в ходе их решения сделали замечательные открытия, впоследствии ставшие научными истинами.

Заключение. Научное мировоззрение не есть законченная картина мироздания. Оно состоит из известных к настоящему времени научных истин, воззрений, полученных аналитическим путем; концепций искусства, философии, религии, проверенных научным методом; сюда же входят и фиктивные представления человеческой мысли, которые в будущем вследствие научного поиска будут отвергнуты. Научное мировоззрение охвачено борьбой как с противоположными научными взглядами, среди которых могут находиться элементы будущих мировоззрений, так и с философскими и религиозными построениями, не выдерживающими проверки научным методом.

Научное мировоззрение неустойчиво и меняется порой весьма кардинально. Мировоззрение нашего времени существенно отличается от мировоззрения средних веков, но исторически одно происходит из другого благодаря общему научному отношению к окружающему миру, что характеризует научный метод поиска истины.

Внешняя среда — география местности, общественно-политическое устройство общества, состояние техники, преподавания и т.д., безусловно, привносят какие-то черты в научное мировоззрение, хотя бы потому, что ставят вопросы, которые расширяют границы научного поиска.

Список литературы

1. Виргинский В.С., Хотенков В.Ф. Очерки истории, науки и техники, 1870-1917: книга для учителя. М.: Просвещение, 1988. 304 с.

2. Виргинский В.С. Очерки истории науки и техники с древних времен до середины XV века: книга для учителя. М.: Просвещение. 1993. 288 с.

3. Кириллин В. А. Страницы истории науки и техники. М.: Наука, 1986. 512 с.

4. Вернадский В.И. Труды по всеобщей истории науки. М.: Наука, 1988. 332 с.

5. Философский энциклопедический словарь. М.: Сов. энциклопедия, 1989. 814 с.

6. Философский энциклопедический словарь / ред.-сост. Е.Ф. Губ-ский, Г.В.Кораблева, В.А.Лутченко. М.: Инфра-М, 2009. 570 с.

7. Распопов В.Я. Научное мировоззрение. Философия науки как раздел философии и учебная дисциплина. Тула: ООО «Контур», 2011. 60 с.

8. Никитич Л.А. История и философия науки: учеб. пособие для вузов. М.: Юнити-дана, 2008. 336 с.

Распопов Владимир Яковлевич, д-р техн. наук, проф., зав. кафедрой, [email protected] ru, Россия, Тула, Тульский государственный университет

SCIENTIFIC OUTLOOK V.Ya. Raspopov

The characteristics of the problems whose solution affects the formation and development of the scientific worldview is given. The relationship of scientific truths and worldview is shown. The characteristics of the scientific method of cognition of the surrounding world and its co-stavlyayuschej methods of scientific creativity is considered. The interrelation of philosophy, religion and scientific knowledge in the formation of the scientific worldview is examined.

Key words: science, philosophy, truth, knowledge, philosophy, religion, method.

Raspopov Vladimir Yakovljevich, doctor of technical sciences, professor, head of chair, [email protected] ru,, Russia, Tula, Tula State University

222

В. И. Вернадский о научном мировоззрении

В статье, посвященной 150-летию со дня рождения В. И. Вернадского, рассматриваются идеи этого ученого о научном мировоззрении, его структуре, содержании, эволюции, роли в научном познании.

Ключевые слова: В. И. Вернадский, научное мировоззрение, процесс познания.

The article is devoted to the 150th anniversary of V. I. Vernadsky. The paper con-siders Vernadsky’s ideas and thoughts about the scientific worldview, its structure, evolution, and its role in the scientific knowledge.

Keywords: V. I. Vernadsky, scientific worldview, cognitive process.

В 2013 г. исполнилось 150 лет со дня рождения Владимира Ивановича Вернадского (28.02.1863–6.01.1945), великого русского ученого-энциклопедиста, гения, патриота своего Отечества, просветителя, учителя, внесшего огромный вклад в развитие российской и мировой науки и культуры.

В своей научной деятельности В. И. Вернадский большое внимание уделял разработке методологических проблем науки, в том числе проблем научного мировоззрения. Он неоднократно отмечал, что научное мировоззрение необходимо всякому ученому для более глубокого понимания действительности, для правильного направления своих научных исследований, поскольку оно представляет собой определенный метод научного искания, научного отношения к окружающему. Свое собственное мировоззрение В. И. Вернадский формировал с юношеских лет, усиленно занимаясь наукой, стремясь выработать у себя подлинно научное целостное представление об окружающей действительности. Cвоими трудами он внес огромный вклад в формирование научного мировоззрения XX в., в исследование его истории.

В данной статье речь идет о представлениях Вернадского о научном мировоззрении вообще, о его месте в науке, не касаясь его личного мировоззрения, хотя эти аспекты взаимосвязаны.

Разработкой вопросов о научном мировоззрении и его роли в науке В. И. Вернадский занимался с самого начала своей научной деятельности. Так, еще в 1900 г. он выступил с докладом о научном мировоззрении в Московском психологическом обществе. Его статья по этому докладу была опубликована в журнале «Вопросы философии и психологии» (1902, № 65(У), с. 1409–1465). В 1902–1903 гг. им был прочитан специальный курс, состоящий из 12 лекций под названием «Очерки по истории современного научного мировоззрения». К вопросам научного мировоззрения, к его анализу и роли в науке Вернадский постоянно обращался в своей научной работе.

Он отмечал, что человек отражает мир в различных сложных и взаимосвязанных формах. Научное мировоззрение является одной из таких, причем наиболее сложных и общих, форм. Научное мировоззрение есть своеобразное, сложное по своему составу отношение человечества к окружающей действительности. «Именем научного мировоззрения, – писал ученый, – мы называем представление о явлениях, доступных научному изучению, которое дается наукой; под этим именем мы подразумеваем определенное отношение к окружающему нас миру явлений, при котором каждое явление входит в рамки научного изучения и находит объяснение, не противоречащее основным принципам научного искания. Отдельные частные явления соединяются вместе, как части одного целого, и в конце концов получается одна картина Вселенной, Космоса, в которую входят и движение небесных светил, и строение мельчайших организмов, превращения человеческих обществ, исторические явления, логические законы мышления или бесконечные законы формы и числа, даваемые математикой. Из бесконечного множества относящихся сюда факторов и явлений научное мировоззрение обусловливается только немногими основными чертами Космоса. В него входят теории и явления, вызванные борьбой или воздействием других мировоззрений, одновременно живых в человечестве» и связанных с волевыми стремлениями человеческой личности расширить пределы знания, охватить мыслью все окружающее[1].

В. И. Вернадский показал, что научное мировоззрение представляет собой продукт исторического развития человечества и науки. В своем изменении научное мировоззрение подчиняется своеобразным законам. Эти законы далеко не совпадают с законами логики. Наука не движется индуктивным или дедуктивным путем, а является сложным проявлением человеческой личности. Научное мировоззрение изменяется в разные эпохи, у разных народов, имеет свои специфические формы проявления. Нельзя говорить об одном научном миросозерцании. Оно, как и исторический процесс, как и наука в целом, находится в постоянном изменении, в непрерывной и всепроникающей работе человеческого мышления. В определенные периоды оно меняется коренным образом. На смену «погибшему» мировоззрению приходит новое. Такое изменение мировоззрения, например, мы переживаем в XXI столетии.

Это новое имеет свою преемственность и возникает в результате противоречий существующих взглядов. Коренная ломка научного мировоззрения, происходящая в течение жизни ныне живущих поколений, связана с созданием новых обширных областей знания, научно охватывающих космос конца прошлого века, с небывало быстрым развитием научной методики[2]. В своей знаменитой речи «Задачи дня в области радия», произнесенной Вернадским в 1910 г. в Академии наук, он говорил, что с развитием науки, ее крупными достижениями меняется научная картина мира, резко изменились представления человечества об окружающем и меняется его мировоззрение.

В. И. Вернадский отмечал, что хотя научное мировоззрение создается совокупными достижениями науки, однако в своем содержании, во взглядах на мир оно плюралистично. Можно и должно, считал он, различать несколько одновременно существующих идей о мире, действительности. Эти разные по форме, внезапно проникающие, но независимые картины мира существуют в научной мысли рядом, но никогда не могут быть сведены в единое целое, в один абстрактный мир физики или механики. И в наше время, отмечал он, наиболее истинное, правильное и глубокое научное мировоззрение присутствует у каких-нибудь одиноких ученых или небольших групп исследователей, на мнение которых не обращают внимания[3].

Развитие мировоззрения, как показал В. И. Вернадский, происходит не бесконфликтно, а в острой борьбе. Эта борьба отражает не только противостояние в самой науке, на чем зиждется рост и прогресс научного мышления, но и борьбу в духовной жизни, в обществе в целом. «Борьба эта под влиянием интересов эпохи благодаря тесной связи ее с жизнью общества… придает научному мировоззрению каждой исторической эпохи чрезвычайно своеобразный оттенок; на решении абстрактных и отвлеченных вопросов резко и своеобразно отражается дух времени»[4].

В. И. Вернадский отмечал, что научное мировоззрение не только по содержанию, но и по своей структуре, по характеру неоднородно. Его основой, основным субстратом, является рациональное истинное знание, научные достижения, составляющие картину действительности. В этой его части оно включает возникающие в процессе развития науки научные факты, переработанные научными обобщениями, временные научные гипотезы и теории, охваченные математической дедукцией и анализом. Вместе с тем оно развивается в тесном общении и широком взаимодействии с другими сторонами духовной жизни человечества, включает не только рациональные, но и иррациональные элементы сознания, то, что не охватывается разумом. «Ясно чувствуешь, – писал Вернадский, – что сознание захватывает только небольшую часть сущего, а то, что получаешь иным путем, не сознательным путем, составляет в конце мою личность, есть явление иного порядка. Его нельзя одеть в детские пеленки логического выражения, к нему не подходит выраженная в словах или образах оценка своего положения среди окружающего»[5]. Так, отделить научное мировоззрение и науку от деятельности человека в области философии, религии, общественной жизни или искусства невозможно. Но эта часть в структуре научного мировоззрения носит второстепенный характер и не является общепринятой. Только «…науки, – писал он, – реально существующие, исторически проявляющиеся в истории человечества и биосфере, всегда охвачены бесчисленными, часто для современников непреодолимыми, чуждыми им и ими в историческом процессе перерабатываемыми философскими, религиозными, социальными и техническими обобщениями и достижениями, переработка которых по существу является главным содержанием развития истории науки. Только часть, но, как мы видим, все увеличивающаяся, часть науки, в действительности ее основное содержание, часто так не учитываемое учеными, часть, чуждая другим проявлениям духовной жизни человечества (масса ее научных фактов и правильно логически из них построенных научных эмпирических обобщений), является бесспорной и логически безусловно обязательной и непререкаемой»[6]. Важным элементом этой части научного мировоззрения являются научные истины, точность и глубина которых с каждым поколением увеличивается.

Большое значение в научном мировоззрении В. И. Вернадский придавал названному им научному аппарату, который включает научные факты, отражающие содержание реальных естественных тел и явлений, фактов, которые получены на основе данных опыта, практики. Этот аппарат включает также сделанные из данных фактов эмпирические обобщения, то есть обобщения, полученные индуктивно. Эта научно истинная часть науки, отмечал он, не зависит ни от эпохи, ни от общественного и государственного строя, ни от народности и языка, ни от индивидуальных различий. Поэтому такие истины являются бесспорными, неизбежно обязательными для всех и для каждого. Истинность этой части научного знания, общепринятого научного мировоззрения связана с методом научной работы, который представляет собой известное определенное отношение человека к подлежащему научному изучению явлений, выступает определенной методологией познания.

Другая часть научного мировоззрения, отмечал В. И. Вернадский, состоит из относительных научных знаний, часть которых в процессе развития науки становится абсолютным знанием, а часть не выдерживает проверки и отбрасывается. Эту часть научного знания составляют «научные теории, научные гипотезы, рабочие научные гипотезы, конъюнктуры, экстраполяции и т. п., достоверность которых обычно небольшая, колеблется в значительной степени; но длительность существования их в науке может быть иногда очень большой, может держаться столетия»[7]. Это связано как с самим объектом научного познания, который постоянно растет, так и с процессом его познания. Относительная часть научного знания, отмечал он, связана с тем, что наука принимает мир таким, каков он есть. В нем еще много непонятного, непознанного. И сам процесс познания сложен и все время развивается. Натуралист как реалист-эмпирик в своих исследованиях выходит далеко за пределы так называемых законов природы, математических и логически рационалистических формул, в каких представляется в его время окружающий мир. На его мировоззрение и вытекающие из него суждения бессознательно и независимо от его воли влияет большое целое, которое в данный момент охвачено научным мировоззрением. Вместе с тем происходящий взрыв научного творчества «связан не только с созданием новых областей научного знания, новых наук… он идет по всему фронту научного творчества, меняет резко и глубоко все, даже древнейшие научные понятия, такие основные, например, как время и материя…»[8].

Относительная часть научного знания в содержании научного мировоззрения, отмечал В. И. Вернадский, не является обязательной и общепринятой для всех. Обязательность выводов для всех без исключения людей встречается только в некоторых сферах научного мировоззрения. А относительные научные знания, хотя и включают в себя научные построения, которые более или менее полно представляют науку данного времени, совсем не являются бесспорными, их объяснения, связь с другими явлениями природы, их значение рисуется и представляется нам по-разному в различные эпохи.

В своей структуре научное мировоззрение, отмечал В. И. Вернадский, содержит и то, что находится за пределами рационального сознания. «…Рационализирование, – писал он, – охватывает небольшую часть духовных проявлений человеческой личности, что разум охватывает далеко не все и нельзя считать его главным и основным решателем жизненных проявлений личности»[9]. За пределами логических формул, рационального, лежит огромная область научного творчества, проявляющаяся в своей основной сущности в установлении новых научных фактов. Она связана с тем, что в научно выраженной истине всегда есть отражение духовной личности человека, его разума. Эта область связана с интуицией, научным чувством такта, сознательным порывом, чувством меры, красоты. Важное место в открытии научной истины занимает интуиция. «Интуиция, – углубленное, словесно не выраженное переживание, в этом последнем случае связанное с научно проверяемым представлением о реальности, – отмечал ученый, – несравненно больше общее всем идущим по этому пути, чем религиозная вера или разумное (хотя бы с мистическим подтекстом) представление о мире»[10].

В этой части научного мировоззрения, отмечал В. И. Вернадский, имеют место даже мистические элементы. «Мистика является одной из самых глубоких сторон человеческой жизни» и иногда помогает открывать и научные истины[11].

В целом же, отмечал В. И. Вернадский, в длительном и сложном историческом процессе развития научного знания и общества, научное мировоззрение и все научное сознание развивается в тес-ном взаимодействии относительных и абсолютных знаний. «Границы между ними, их количество не представляют ничего неподвижного – наоборот, они постоянно дробятся и создаются вечным движением научного сознания»[12]. В этом сложном движении человек с особой силой и интенсивностью проникает в реальность, подходит к истине, ее создает. В этом процессе также совершенствуется система научного аппарата. В процессе развития науки содержание научных понятий уточняется и обогащает научное мировоз-зрение.

В. И. Вернадский показал, что научное мировоззрение в целом, в том числе его относительная часть, связано также с другими формами отражения действительности – философией, религией, искусством, социальной мыслью, общей культурой и другими формами духовного творчества, с материальной практикой и социальными условиями бытия человечества. Отделение научного мировоззрения и науки от одновременно или ранее происходящей деятельности человека в области духовной и общественной жизни или искусства невозможно. Все эти проявления человеческой жизни тесно сплетены между собой и могут быть разделены только в воображении. Эта связь исторически изменяется, как изменяются и сами эти формы. Они имеют объективное основание и в историческом процессе различаются своим содержанием, структурой понятий и методами познания, анализа. Каждая из этих форм имеет свою, исторически изменяющуюся линию развития[13].

Большое внимание В. И. Вернадский уделял связи мировоззрения с философией и ее соотношения с наукой. «Мы, – писал он, – часто говорим о значении успехов техники, об увеличении утилизации сил природы, об улучшении жизни человечества, но мы недостаточно сознаем, что в основе этих успехов лежит сознательная деятельность, лежат идеалы и понимания тех лиц, работой мысли которых достигаются эти результаты. С самого начала своего развития научное мировоззрение всюду и на каждом шагу проводило эти гуманитарные взгляды, уважение к человеческой личности, чувство взаимной солидарности и тесной связи с философией…»[14]

Рассматривая место философии в науке и мировоззрении, а также в истории человечества, он писал: «В истории человеческой мысли философия сыграла и играет великую роль; она исходила из силы человеческого разума и человеческой личности и выставила их против того затхлого элемента веры и авторитета, какой рисует нам всякая религия»[15].

Одним из важных отличий науки от философии, отмечал В. И. Вернадский, является то, что научное познание основано на эмпирической проверке, наблюдении. А в философии господствуют рационализм, интуиция, и, по существу, ее истина во многом основана на вере. Для философии, отмечал ученый, разум есть верховный судья. Законы разума определяют ее суждение даже в тех случаях (как и в религиозной философии), где пределы разума фактически ограничены. Но философские концепции в смысле достоверности хотя и уступают созданиям науки, но основной фонд их построений, как и музыки, выходит за пределы науки, идет дальше и глубже, чем их словесное выражение.

Одной из особенностей философии, отмечал В. И. Вернадский, является то, что отрыв от эмпирической основы ее некоторой части, как и других форм отражения реальности, приводит к тому, что понятия, обобщения, как и сами факты, открытые таким путем, носят абстрактный характер. Широкие горизонты философских построений во многом являются гипотетичными. Такие факты и обобщения, если и создаются временами философией, жизненным опытом или социальным здравым смыслом и традицией, не всегда могут быть как таковые эмпирически доказаны. Поэтому они не могут быть общеобязательными. Их достоверность связана с тем, что они все должны быть опробованы на основе научного знания.

В свою очередь философия имеет на себе отпечаток личности, связана с ее самоуглублением, интимным строением, которые иногда не поддаются эмпирическому исследованию. «Философская мысль, – писал В. И. Вернадский, – отражает, может быть, более глубоко человеческую личность, чем какая-нибудь другая форма человеческой деятельности… Творец всякой философской системы накладывает на нее всецело свою личность». Для творческой философской мысли дают богатый материал и интуиция, и великие создания искусства, и общественная жизнь. В общем, творческая философская мысль свободна. Поэтому в истории развития человечества возникают все новые и новые философские концепции. Они не заменяют и не погашают старых концепций. Новая философская концепция «не теряет своего живого значения и влияния на человеческую мысль даже тогда, когда падает вера в ее истинность, окажутся неверными и неправильными основные ее выводы и построения»[16].Философские системы как бы соответствуют идеализированным типам. Философия основывается на рационалистическом самоуглублении в человеческую природу или мышление. Ее нет без логически обоснованного языка и без положительного или отрицательного введения в миросозерцание даже мистического элемента. В целом все это проявляется в том, что в философии существует множество систем, точек зрения, методов и т. д. Поэтому, как писал Вернадский, «обращаясь к реальному проявлению философии в культуре человечества, мы должны считаться с существованием множества более или менее независимых, разнообразных, сходных и несходных, противоречащих философских систем и концепций, огромная часть которых не имеет последователей, но все же еще может влиять на жизнь, благодаря наличию печатных всем доступных ее выражений»[17]. В наше время, отмечал он, в философии равноправно развиваются одновременно пессимистические, оптимистические, скептические, безразличные системы и представления, существует их огромный все растущий диапазон пониманий и представлений. В ней существуют философия Просвещения, различные формы лейбницианства, материализма, сенсуализма, кантианства, христианские философии, идеалистические философские системы – берклианства, немецкого идеализма, мистических исканий.

Представляя философию как знания о действительности, имеющие выводы и обобщения более высокого порядка и полученные на основе обобщений данных в научном знании, В. И. Вернадский отмечал, что она может давать определенную истину, особенно если связана с научно проверяемым представлением о реальности. Как историк науки он обстоятельно анализировал процесс влияния философии на научные открытия[18]. Он показывал, что философия составляла и составляет «жизненную атмосферу научного искания», дает полезные знания для науки. «Наука неотделима от философии и не может развиваться в ее отсутствии… Наука не может идти так глубоко в анализ понятий; философия создает их, опираясь не только на научную работу, но и на анализ разума»[19]. Философские построения, исходящие из новых научных фактов и эмпирических обобщений, предвосхитили на несколько поколений то, к чему впоследствии пришла точная научная мысль. В истории философской мысли, отмечал В. И. Вернадский, мы находим уже за много столетий до нашей эры интуиции и построения, которые могут быть связаны с научными эмпирическими выводами, если мы свяжем их с областью реальных научных фактов нашего времени. «В старых философских системах древних философов мы находим в них все новые и новые черты, такие отпечатки истины, такое отражение бесконечного бытия, которые нигде, кроме них, не могут быть найдены; никогда они не могут раствориться целиком и без остатка предаться новым, на их почве народившимся созданиям человеческого мышления. Они глубоко индивидуальны и вследствие этого непроницаемы до конца; они дают постоянно новое отражение на вновь зародившиеся – хотя бы под их влиянием – запросы»[20].

Философская мысль, отмечал В. И. Вернадский, вносит поправки, обрабатывая и с точки зрения теории познания, и с точки зрения логической, метафизической открытия и построения естествознания, связанные с реальным пространством, главным образом построения физики. В ней всегда заключается зародыш, иногда предвосхищения целых областей знания. Для достижения науки это имеет исключительное значение. В целом философское миропредставление в общем и в частностях создает ту среду, в которой имеет место и развивается научная мысль. В истории человечества, отмечал В. И. Вернадский, «произведения великих философов есть величайшие памятники понимания жизни и понимания мира глубоко думающими личностями в разных эпохах истории человечества. Это живые человеческие документы величайшей важности и поучения…»[21]. Наука, доказывал он, нуждается и теперь в философском осмыслении научных достижений и в философском методе в решении методологических вопросов. Связь науки и философии обусловлена еще и тем, что они в известной мере касаются одного и того же объекта исследования. В. И. Вернадский показал, что, в свою очередь, философия сама испытывала влияние научных достижений, что неизбежно отражается в научном мировоззрении. «Научно принятые аксиомы и основные принципы представляют для философа огромный интерес и являются тем общим полем изучения, которое неизбежно объединяет научную и философскую мысль»[22]. Поэтому существующие в научном мировоззрении выводы и обобщения, основанные на истинных знаниях, общеобязательны для всех образованных людей, в том числе и для философии, и для религии. «Все научные положения, формально совпадающие с действительностью, являются безусловно необходимыми для всякого философского… учения, для всякого проявления человеческого сознания в тех случаях, когда оно должно считаться с ними как с реальными явлениями»[23].

Таким образом, В. И. Вернадский придавал большое значение философии в развитии науки и научного мировоззрения. Он подчеркивал, что ученый не может не считаться с работой философа, должен использовать его достижения, что философия есть особый вид духовной деятельности и требует профессиональной подготовки.

Отмечая огромное значение философии для науки и научного мировоззрения, В. И. Вернадский решительно выступал против умозрительных представлений о философии как «науке наук». Следует особо подчеркнуть, что для В. И. Вернадского философия является такой областью знания, которая в своих выводах, гипотезах опирается на достижения других наук, на открытые в этих науках закономерности и делает свои обобщающие выводы. Опираясь на научные достижения, она прибавляет к ним рационализацию –строгий логический анализ.

В. И. Вернадский отмечал, что в новых исторических условиях, в период бурного развития науки, возникают новые проблемы философского значения. Хотя темп философской мысли цивилизованного человечества меняется не менее интенсивно, чем темп роста научного знания, он не дошел до больших достижений новой науки. Должны создаваться новые философские системы, которые понимают язык и мысли новой науки.

В. И. Вернадский показал, что на содержание научного мировоззрения оказывают влияние социальные изменения. «Научное мировоззрение, – писал он, – как и все в жизни человеческих обществ, приспосабливается к формам жизни, господствующим в данном обществе»[24]. На содержание научного мировоззрения влияют условия человеческой среды, общественной психологии, развитие техники, а также человеческого мышления вообще. Немаловажное значение при этом имеют социальные потребности.

В развитии научного мировоззрения, как и самой науки, отмечал В. И. Вернадский, большую роль играет также личное стремление людей к познанию, которое всегда «проникнуто сознательным волевым стремлением человеческой личности расширить пределы знания, охватить мыслью все окружающее»[25]. Этот процесс научного творчества, озаренный сознанием отдельных великих человеческих личностей, есть вместе с тем медленный и вековой процесс общечеловеческого развития.

Подводя итог сказанному, следует отметить, что В. И. Вернадский глубоко и всесторонне рассматривал научное мировоззрение, его содержание, процесс его формирования, эволюцию, роль в научном познании, особенности взаимосвязи в нем рациональных и иррациональных сторон сознания, иных форм духовной жизни человечества. Он рассматривал научное мировоззрение как всю совокупность духовных сторон человека, человечества, играющего важнейшую роль в освоении человеком и человечеством действительности.

[1] Вернадский В. И. Избранные труды по истории науки. – М., 1981. – С. 39, 43.

[2] Вернадский В. И. Публицистические статьи. – М., 1995. – С. 467–470.

[3] Вернадский В. И. Очерки и речи. – Пг., 1922. – Ч. II. – С. 35–36.

[4] Там же. – С. 22.

[5] Он же. Дневники. 1917–1923. – Киев: Наукова думка, 1994. – С. 153.

[6] Вернадский В. И. Научная мысль как планетное явление. – М., 1977. – С. 38–39.

[7] Вернадский В. И. Научная мысль… – 1977. – С. 77.

[8] Там же. – С. 76.

[9] Наука и жизнь. – 1988. – № 3. – С. 53.

[10] Вернадский В. И. Дневники. 1935–1941: в 2 кн. – Кн. 2. 1939–1941. Дневник 15.12.1938.

[11] Он же. Открытия и судьбы. – М., 1993. – С. 579.

[12] Он же. Очерки и речи. – Пг., 1922. – Ч. 1–11. – С. 88.

[13] Вернадский В. И. Очерки и речи. – С. 20, 27.

[14]Он же. Философские мысли натуралиста. – М., 1988. – С. 392–393.

[15] Страницы автобиографии В. И. Вернадского. – М., 1981. – С. 127.

[16] Вернадский В. И. Открытия и судьбы. – С. 576–577.

[17] Вернадский В. И. Научная мысль… – 1977. – С. 74.

[18] См. об этом подробнее: Козиков И. А. В. И. Вернадский о роли истории знаний в развитии науки и общества // Социально-гуманитарные знания. – 2012. – № 5. – С. 207–218.

[19] Вернадский В. И. Научная мысль… – 1977. – С. 137.

[20]Вернадский В. И. Научная мысль… – 1991. – С. 214–215.

[21] Он же. Научная мысль… – 1977. – С. 61.

[22] Вернадский В. И. Размышления натуралиста: в 2 кн. – Кн. 1. Пространство и время в неживой и живой природе. – М., 1975. – С. 21.

[23] Он же. Научная мысль… – 1991. – С. 219.

[24] Вернадский В. И. Очерки и речи. – С. 34.

[25]На переломе. Философия и мировоззрение / сост. П. В. Алексеев. – М., 1990. – С. 180.

Мировоззрение — Гуманитарный портал





Мировоззрение — это система человеческих представлений и знаний о мире (см. Мир) и о месте человека в мире, выраженная в ценностных установках личности и социальной группы, в убеждениях относительно сущности природной и социальной действительности (см. Бытие). Мировоззрение возникает как сложный результат практического взаимодействия человека с внешней действительностью — природой и обществом. Оно определяет социальное самочувствие и самосознание личности, её рефлексивное понимание своей жизни, социокультурные ориентации, оценки и поведение, отношение человека к внешнему миру, другим людям, себе самому и формирует его личностные структуры. В этом смысле мировоззрение нередко называют высшим уровнем самосознания индивида. В то же время мировоззрение индивида так или иначе сопрягается, перекликается со взглядами, идеалами, убеждениями, ценностями других людей и сообществ и выступает как социокультурное образование.

Мировоззрение — относительно автономная и устойчивая система внутренних детерминант жизнедеятельности человека, которая во многом зависит от обыденного наличного опыта человека, будучи связанной с потребностями, целями, интересами, с его окружением. Вместе с тем, оно предполагает образ «мира как целого», что достигается при возможности «возвышения» над обыденностью повседневного существования и при выходе в сферу всеобщности. То есть мировоззрение по сути своей метафизично. Оно предстаёт в виде целостной, многоуровневой, сложно организованной системы социальных установок, обладающей фундаментальными для жизнедеятельности личности функциями. В системе мировоззрения сочетаются воедино мысли и чувства, побуждение (воление) и действие, сознательное и бессознательное, слово и дело, объективное и субъективное. Идеи и идеалы лишь завершают, рационализируют, интегрируют мировоззрение, придают ему осознанный характер. Система мировоззрения как социальное «ядро» личности обусловливает её целостность, ответственность, рациональную и адекватную ориентацию в обществе (см. Общество).

Термин «мировоззрение» впервые появляется в начале XVIII века в сочинениях немецких философов-романтиков, а также в работе Ф. Э. Шлейермахера «Речи о религии». Г. В. Ф. Гегель анализирует «моральное мировоззрение» в «Феноменологии духа» (Сочинения, т. 4. — М., 1959, с. 322–330). В «Лекциях по эстетике» (книга первая) Гегель рассматривает «религиозное миросозерцание» (Сочинения, т. 12. — М., 1938, с. 329–330). В той же работе (книга третья) Гегель пользуется понятием «теоретическое мировоззрение» для характеристики идейной позиции художника (Сочинения, т. 14. — М., 1958, с. 192). Таким образом, Гегель пытался разграничить различные типы мировоззрений. Е. Дюринг развивал теорию мировоззрения вместо метафизики. Согласно Г. Гомперцу, мировоззрение — это «космотеория», призванная представить непротиворечивое понимание идей, развитых в отдельных науках, и фактов практической жизни. В. Дильтей усматривал в жизни исток мировоззрения и выделял различные типы мировоззрений в религии, поэзии и метафизике. Внутри метафизики он проводил различие между натурализмом, идеализмом свободы и объективным идеализмом как различными типами мировоззрений. М. Шелер, говоря о философском мировоззрении, выделил три вида знания:

  1. знание ради господства;
  2. знание в целях образования человека;
  3. метафизическое знание, или «знание ради спасения».

Исходными мировоззренческими понятиями являются «мир» и «человек». Вопрос о их соотношении — основной мировоззренческий вопрос. Ответы на этот вопрос различны и многообразны, хотя, так или иначе, они зависят от того, что принимается за определяющее — «мир» или «человек». Если первичным оказывается «мир», то человек произведён от него, является его частью, его проявлением. При этом «мир» может отождествляться с «природой», «материей», «субстанцией» (духовной или материальной), «универсумом», «космосом» и так далее. Человек в таком случае выводится из мира, объясняется через его законы и свойства. Если же за исходное принимается понятие «человек», то мир определяется через человека, человеком (более того — индивидом) и оказывается соразмерным человеку («миром человека»). Нередко два этих полюсных подхода пытаются объединить. Тогда за исходное принимается отношение, связь мира и человека (Л. Фейербах, К. Маркс, Э. Гуссерль, М. Хайдеггер и другие).

Типология мировоззрений может быть построена на разных основаниях. Обычно выделяют мировоззрение религиозное, естественнонаучное, социально-политическое, философское. Некоторые исследователи выделяют также мировоззрение повседневного опыта, эстетическое, мифологическое и другие, а также различные частные и смешанные их типы. Можно выявить три независимых критерия разграничения мировоззрений. Первый из них можно назвать эпистемологическим, поскольку здесь имеются в виду научные, ненаучные и антинаучные виды мировоззрения. Второй критерий носит предметный характер: здесь речь идёт о реальности — природной или социальной, которая получает своё обобщённое теоретическое выражение в том или ином мировоззрении. Третий критерий — универсально-синтетический, то есть охватывающий и природную, и социальную реальность, благодаря которому становится возможным философское мировоззрение.

Индивидуальная жизнедеятельность, социальная практика и окружение человека выступают предпосылками возникновения устойчивых и целесообразных форм его социального поведения задолго до того, как исторически и индивидуально осознаются и приобретают теоретическую форму (а иногда так и не осознаются при жизни данного поколения) объективные закономерности его общественного существования. Всякое мировоззрение очевидно складывается из убеждений. Они могут быть истинными или же, напротив, мнимыми; научными, религиозными, нравственными, обоснованными и необоснованными, прогрессивными и реакционными и так далее. Одни убеждения основываются на фактах, другие, напротив, коренятся лишь в субъективной уверенности, лишённой объективной основы. Убеждения характеризуются прежде всего той энергией, настойчивостью, решительностью, с которыми они высказываются, обосновываются, защищаются, противопоставляются другим убеждениям. С этой точки зрения, убеждение не совпадает просто с высказыванием относительно того, что считается истинным, полезным и так далее; это — активная позиция за или против каких-то других убеждений. Необходимо, однако, различать мировоззренческие убеждения и убеждения частного, специального характера. Убеждение современных антропологов о единстве человеческого рода при всех расовых различиях также носит мировоззренческий характер. Мировоззренческие убеждения не привносятся в науку извне, они складываются в процессе развития самих наук. Эти убеждения характеризуют:

  • сущность природных и социальных явлений;
  • заинтересованные отношения людей к определённым явлениям;
  • обобщения, которые по-своему значению выходят за пределы специальной области научных знаний.

Мировоззрение, как философско-теоретический синтез научных знаний, повседневного и исторического опыта изменяется и развивается в ходе истории человечества.

Мировоззрение, базирующееся на науке (см. Наука), предполагает приоритет мира над человеком, или «действительности самой по себе». Наука стремится, насколько возможно, исключить человека, его интересы и волю из своей картины. Она отделяет объект от субъекта, сущность и кажимость, чтойность и этость, всеобщее и единичное, истину и мнение. Идеал науки — достижение истинного знания о действительности. Её эмпирический базис — наблюдение и эксперимент, осуществляемые исследователем. Но самого исследователя наука стремится устранить из результатов его научного поиска. Сушности, ноуменальности наука пытается достичь через феноменальность, используя при этом процедуры «очищения» сущности от кажимости. В отличие от религии, искусства, мифа наука опирается не на доверие, не на веру, не на внутреннее чувство и не на мистическое откровение, а на рационально выводимое знание. Истина здесь рационально добывается, рационально объясняется, рационально обосновывается. Первоначально истина противопоставлялась пользе, наука не стремилась к практическим результатам. Со временем же именно польза, практический результат стали выражать социальный смысл науки, сама она превратилась в социальный институт, а научное мировоззрение стало ядром формирования мировоззрения общества. Научное мировоззрение выражается научным языком, который строго определён, не терпит двусмысленностей, стремится к однозначности, формализованности и интерсубъективности.

Идеал научности (рациональности) менялся исторически. В зависимости от него менялись представления и о степени истинности научного мировоззрения. Длительное время функцию идеала выполняло математическое знание; для естествознания вплоть до конца XIX века было характерно механистическое мировоззрение; в последнее время заявляет о своей приоритетности идеал социально-гуманитарного знания. Многие науковеды утверждают, что сейчас нет единого и единственного идеала научной рациональности, что он до конца не оформился, находится в процессе становления. Некоторые мыслители, в особенности философы позитивистской ориентации, пытаются доказать, что науки не нуждаются в мировоззрении. Другие (в частности, основатели физики XX века) подчёркивают эвристическое значение мировоззрения. Так, А. Эйнштейн писал: «Основой всей научной работы служит убеждение, что мир представляет собой упорядоченную и познаваемую сущность» (Собрание научных трудов. — М., 1967, т. 4, с. 142). М. Планк в докладе «Физика в борьбе за мировоззрение» подчёркивает: «Мировоззрение исследователя всегда участвует в определении направления его работы» (Plank M. Wege zur physikalischen Erkenntnia. Stuttgart, 1949, S. 285). На мировоззренческом уровне наука выявляется в виде научной картины мира (см. Научная картина мира) — высшего уровня научного знания, объединяющего исторически и дисциплинарно многообразную науку через её фундаментальные проблемы и принципы. Научная картина мира выражает степень и форму постижения человеком мира и менно через неё наука соотносится с другими типами мировоззрения, выступая как культурный феномен.

Философское мировоззрение, которое развивается в рамках философии (см. Философия) претендует на целостный образ мира, на постижение «мира как целого». В этом смысле метафизическая позиция находит в философии своё наиболее адекватное выражение и воплощение. Философия изначально противопоставляла себя и мифу, и религии, и искусству, а затем и науке, хотя во многом опиралась на них. Зародившись, фактически, вместе с другими видами мировоззрения, которые возникали с распадом древней мифологической картины мира, философия была занята поисками единства в разнообразном видимом мире, поисками всеобщего и целого. При этом проблемы философии принципиально не разрешимы до конца, они постоянно вновь и вновь возникают и воспроизводятся в различной форме, постановке, в зависимости от уровня развития и потребностей общественной жизни. Философское мировоззрение является самосознанием эпохи и общества, поэтому изменения в нём исторически обусловлены. Меняются постановки проблем, формулировки основного вопроса философии. Даются новые ответы на поставленные вопросы, предлагаются иные формы аргументации. Не меняется всеобщий, предельный характер решаемых проблем. Именно через ответы на поставленные вопросы человечество осознает свои пределы и раздвигает их, формируя и мир, и себя. Философия формирует идеи и концептуальные системы мира; на их основе она даёт оценку месту человека в мире и возможности преобразования мира человеком. Философия вырабатывает свою систему принципов и идеалов, определяющих смысл жизни человека в мире; а на их основе формулирует цели человека, определяет задачи его деятельности. Связываясь со своей собственной историей, философия, наконец, развивает духовный опыт человечества. Таким образом, философия находится в постоянном челночном движении: от наличного бытия — в сферу философского обобщения — и назад, в сферу жизни, впитывая и используя при этом достижения всех других типов мировоззрения.

В целом, мировоззрение, в особенности его научные, философские, социально-политические и религиозные формы, играет значительную организующую роль во всех сферах общественной жизни.




Мировоззрение и их отношение к науке

  • Aikenhead G (2001) Интеграция западных и аборигенных наук: преподавание кросс-культурной науки. Res Sci Educ 31: 337–355

    Статья

    Google Scholar

  • Александр Х. (1956) Переписка Лейбница-Кларка. Manchester University Press, Манчестер

    Google Scholar

  • Брук Дж. Х. (1991) Наука и религия: некоторые исторические перспективы.Издательство Кембриджского университета, Кембридж

    Google Scholar

  • Коберн В.В. (2000) Природа науки и роль знания и веры. Sci & Educ 9: 219–246

    Статья

    Google Scholar

  • Коберн В.В., Любящий CC (2001) Определение «науки» в многокультурном мире: значение для естественнонаучного образования. Sci Educ 85: 50–67

    Статья

    Google Scholar

  • Dijksterhuis EJ (1961) Механизация картины мира.Oxford University Press, Oxford

    Google Scholar

  • Эванс-Притчард Э.Э. (1937) Колдовство, оракулы и магия среди азанде. Oxford University Press, Oxford

    Google Scholar

  • Freeman C (2002) Закрытие западного разума: подъем веры и падение разума. Пимлико, Лондон

    Google Scholar

  • Фрейд С. (1973) Новые вводные лекции по психоанализу.Пингвин, Хармондсворт [1932]

  • Gauch HG (2007) Наука, мировоззрение и образование. Наука и образование (этот выпуск) doi: 10.1007 / s11191-006-9059-1

  • Gauld CF (2005) Образ мыслей, ученость и принятие решений в естественнонаучном образовании. Sci & Educ 14: 291–308

    Статья

    Google Scholar

  • Джарви И.К. (1977) Понимание и объяснение в социологии и социальной антропологии.В: Dallmayr FR, McCarthy TA (ред.) Понимание и социальное исследование. University of Notre Dame Press, Notre Dame, pp 189–206

    Google Scholar

  • Кавагли А.О., Норрис-Талл Д., Норрис-Талл Р. (1998) Мировоззрение коренных народов юпиакской культуры: ее научный характер и актуальность для практики и преподавания науки. J Res Sci Teaching 35: 133–144

    Статья

    Google Scholar

  • Келли Г.Дж., Карлсен В.С., Каннингем К.М. (1993) Научное образование в социокультурном контексте: перспективы социологии науки.Sci Educ 77: 207–220

    Статья

    Google Scholar

  • Кун Т. (1970) Структура научных революций. Второе изд. The University of Chicago Press, Чикаго

  • Линдберг, округ Колумбия (1992) Начало западной науки: европейская научная традиция в философском, религиозном и институциональном контексте, 600 г. до н. Э. до 1450 г. н.э. University of Chicago Press, Чикаго

    Google Scholar

  • Мертон Р. (1973) Социология науки.Издательство Чикагского университета, Чикаго

    Google Scholar

  • Нола Р., Ирзик Г. (2005) Философия, наука, образование и культура. Springer, Dordrecht

    Google Scholar

  • Огава М. (1989) За пределами негласных рамок «науки» и «естественнонаучного образования» среди преподавателей естественных наук. Int J Sci Educ 11: 247–250

    Статья

    Google Scholar

  • Огава М. (1995) Научное образование в многонаучной перспективе.Sci Educ 79: 583–593

    Статья

    Google Scholar

  • Папино Д. (2007) Натурализм. Стэнфордская энциклопедия философии, http://plato.stanford.edu/entries/naturalism/

  • Pepper S (1942) Мировые гипотезы. Калифорнийский университет Press, Беркли

    Google Scholar

  • Помрой Д. (1992) Наука в разных культурах: наведение мостов между традиционными западными и коренными культурами Аляски.В: Hills S (ed) История и философия науки в естественнонаучном образовании, том 2, Queens University, Kingston, pp 257–268

    Google Scholar

  • Поппер К. (1975) Объективное знание: эволюционный подход. Clarendon Press, Лондон

    Google Scholar

  • Снивли Дж., Корсилья Дж. (2001) Открытие науки коренных народов: значение для естественнонаучного образования. Sci Educ 85: 6–34

    Статья

    Google Scholar

  • Stanley WB, Brickhouse NW (1994) Мультикультурализм, универсализм и научное образование.Sci Educ 78: 386–398

    Google Scholar

  • Стэнли В., Brickhouse N (2001) Преподавание наук: новый взгляд на мультикультурный вопрос. Sci Educ 85: 35–49

    Статья

    Google Scholar

  • Томсон П. (1995) Вопросы эволюционной этики Олбани. Sate University of New York Press

  • Winch P (1977) Понимание первобытного общества. В: Dallmayr FR, McCarthy TA (ред.) Понимание и социальное исследование.University of Notre Dame Press, Notre Dame, pp 159–188

    Google Scholar

  • «Мировоззрение ». (2005) Новый Оксфордский американский словарь, 2-е изд. В: McKean E (ed) Oxford Reference Online. Oxford University Press

  • «Мировоззрение» (2002) Словарь социальных наук. В: Calhoun C (ed) Oxford Reference Online. Oxford University Press

  • % PDF-1.4
    %
    254 0 объект
    >
    эндобдж

    xref
    254 81
    0000000016 00000 н.
    0000002443 00000 н.
    0000002698 00000 н.
    0000003141 00000 п.
    0000003320 00000 н.
    0000003476 00000 н.
    0000003632 00000 н.
    0000003788 00000 н.
    0000003944 00000 н.
    0000004101 00000 п.
    0000004258 00000 п.
    0000004414 00000 н.
    0000004569 00000 н.
    0000004725 00000 н.
    0000004882 00000 н.
    0000005040 00000 н.
    0000005197 00000 н.
    0000005355 00000 н.
    0000005513 00000 н.
    0000005671 00000 п.
    0000005829 00000 н.
    0000005986 00000 н.
    0000006143 00000 н.
    0000006301 00000 н.
    0000006458 00000 п.
    0000006872 00000 н.
    0000007352 00000 н.
    0000007717 00000 н.
    0000008100 00000 н.
    0000008473 00000 н.
    0000008607 00000 н.
    0000008644 00000 н.
    0000010533 00000 п.
    0000010922 00000 п.
    0000011088 00000 п.
    0000012950 00000 п.
    0000014741 00000 п.
    0000016482 00000 п.
    0000018306 00000 п.
    0000019964 00000 п.
    0000020439 00000 п.
    0000022015 00000 н.
    0000023977 00000 п.
    0000024094 00000 п.
    0000024231 00000 п.
    0000024352 00000 п.
    0000024473 00000 п.
    0000024611 00000 п.
    0000024749 00000 п.
    0000024870 00000 п.
    0000025008 00000 п.
    0000025146 00000 п.
    0000025267 00000 п.
    0000025405 00000 п.
    0000025543 00000 п.
    0000025680 00000 п.
    0000025818 00000 п.
    0000025955 00000 п.
    0000026072 00000 п.
    0000026209 00000 п.
    0000026330 00000 п.
    0000026451 00000 п.
    0000026588 00000 п.
    0000029282 00000 п.
    0000032462 00000 н.
    0000032685 00000 п.
    0000032929 00000 п.
    0000033179 00000 п.
    0000033419 00000 п.
    0000033654 00000 п.
    0000044322 00000 п.
    0000044597 00000 п.
    0000050586 00000 п.
    0000050854 00000 п.
    0000051089 00000 п.
    0000054033 00000 п.
    0000054266 00000 п.
    0000054472 00000 п.
    0000054759 00000 п.
    0000002262 00000 н.
    0000001916 00000 н.
    трейлер
    ] >>
    startxref
    0
    %% EOF
    334 0 объект
    > поток
    xb«e`4`

    «Научное мировоззрение» и определение «науки»

    Джон Пиерет — виноват в недавних неразберихах здесь — анализирует начатую им проблему:

    Как обычно, между собой много разговоров.

    Я думаю, что Рассел Блэкфорд, возможно, непреднамеренно, натолкнулся на проблему, которую мы, «приспособленцы», видим в «несовместимых». Защищая Койна, Рассел говорит: «лагерь противников компромисса … видит настоящую и серьезную трудность в согласовании мировоззрения , основанного на науке и разуме , с мировоззрением, основанным на религии». Согласен!

    Но вопрос на самом деле заключается в том, является ли «мировоззрение, основанное на науке и разуме» тем же, что и «наука».»Я полностью согласен с тем, что мировоззрение Койна, Блэкфорда и других гну атиестов несовместимо с религией любого рода … и буду бороться за свое право выражать ее. Однако они , а не , имеют право идентифицировать, особенно в государственных школах в Америке *, их мировоззрение с «наукой» … не больше, чем у IDers.

    (Его звездочка указывает на его обсуждение глупого и ошибочного утверждения Майкла Роуза о том, что гнус может вызвать конституциональные проблемы для эволюционного образования.Это в другой день.)

    Я думаю, что его общая мысль здесь верна, и это полезное различие между наукой и научным мировоззрением. Это одно из тех, что меня бросили в глаза, когда я прочитал рецензию Массимо Пильуччи на книгу Сэма Харриса «Моральный ландшафт ». Пильуччи отмечает, что он согласен с различными элементами программы Харриса — моральным реализмом, религией, «не имеющей абсолютно ничего общего» с моралью, противодействием моральному релятивизму, — но затем объясняет, в чем Харрис ошибается:

    Я не думаю, что наука сводится к сумме рационального исследования (позиция, часто называемая сциентизмом), которую он, кажется, принимает.Я действительно думаю, что наука должна определять специфику наших этических дискуссий и, следовательно, в важном смысле имеет отношение к этике, но я утверждаю, что этические вопросы по своей сути философские по своей природе, а не научные. Я считаю, что игнорирование этого различия оказывает медвежью услугу как науке, так и философии. Наконец, как следствие моего отрицания сциентизма выше, я действительно думаю, что между наукой и философией есть существенные различия …

    Во втором примечании к Введению он признает, что он «не намеревается проводить жесткое различие между« наукой »и другими интеллектуальными контекстами, в которых мы обсуждаем« факты ».Но подождите минутку! Если это так, если мы можем определить «науку» как любой тип рационально-эмпирического исследования «фактов» (пугающие цитаты принадлежат ему), то мы говорим о чем-то, что совсем не то, что большинство читателей, вероятно, поймут, когда они подберутся. книга с подзаголовком «Как наука может определять человеческие ценности» (курсив мой). Здесь можно разумно понюхать приманку и переключиться. â

    Основное утверждение Харриса на протяжении всей книги состоит в том, что моральные суждения являются своего рода фактом и как таковые поддаются научному исследованию.Во-первых, второе утверждение отнюдь не следует из первого. Несомненно, мы можем согласиться с тем, что свойства треугольников в евклидовой геометрии являются «фактами» в том смысле, что никто, кто понимает евклидову геометрию, не может предположить, что сумма углов в треугольнике не равна 180 °, и это сойдет с рук. Но мы вообще не используем науку или какие-либо эмпирические доказательства, чтобы прийти к согласию относительно таких фактов.

    Прочтите остальное! Это хорошо!

    Здесь следует отметить два момента.Во-первых, Харрис, похоже, пытается сделать то же самое смещение базовой линии, которое Пьерет отмечает в сообщении Блэкфорда. Одно дело — защищать науку как институт, как совокупность знаний или как процесс, который может ответить на определенные виды вопросов. Было бы совсем другим заявить, что любое мировоззрение, основанное на утверждениях, не поддающихся научной проверке, несовместимо с наукой *. В конце концов, Исаак Ньютон создал основу современной физики, одновременно занимаясь алхимией и ошибочной библейской хронологией.У него не было чисто научного мировоззрения, но он пытался применить свой научный подход к своим ненаучным предприятиям (с предсказуемо плачевными результатами), и он занимался исключительной наукой, работая в рамках науки. Многие люди с мировоззрением менее странным, чем Ньютон, поступают так же.

    В самом деле, как убедительно утверждает Пильуччи, было бы неправильно ожидать, что наука и разум предоставят единственную основу для любого мировоззрения, поскольку индивидуальные ценности неизбежно определяют способ использования науки и разума.Наши ценности служат чем-то вроде аксиом для математиков или логиков, а хорошая логика так же верна, как и ее посылки. Напомним, что Амброуз Бирс определил логику как: «Искусство мыслить и рассуждать в строгом соответствии с ограничениями и недееспособностями человеческого непонимания». Это подводит нас ко второму пункту, который представляет собой опасную игру, в которую играют Харрис и другие гну, пытаясь переопределить науку.

    Стандартные определения науки подчеркивают не только логику, разум и эмпиризм, но и набор процессов, некоторые из которых специфичны для исследователя, а некоторые зависят от сообщества ученых.Эти процессы накладывают некоторые ограничения: неспособность оценивать утверждения, которые либо не приводят к эмпирическим результатам (например, чисто сверхъестественное), либо результаты которых являются полностью личными и доступны только для самоанализа (например, литературное качество). Эти процессы также существуют для того, чтобы отсеять неуместное использование необоснованных аксиом или предположений, чтобы минимизировать влияние оценочных суждений на результаты, сообщаемые в максимально возможной степени. Иногда это важно, а иногда — нет. Выборы в представительной демократии — это время, когда ценности, вероятно, являются наиболее важным вопросом, а ценность эмпирических данных — лишь одна из вещей, которые я ищу в кандидате.

    Теперь Харрис может настаивать на том, что он не переопределяет науку, а просто стирает границы между наукой и другими предприятиями, основанными на фактах, но даже в этом есть свои проблемы. Например, литературная критика, история искусства и другие формы истории — все это «интеллектуальный контекст [ы], в котором мы обсуждаем факты» о содержании различных книг, картин или исторических записей, но я не думаю, что Харрис имеет в виду бросить их все в бункер. Или, может быть, он это делает! Конечно, другие гнус были менее осторожны.Ларри Моран, например, говорит, что «наука — это способ познания, основанный на рациональном мышлении, скептицизме и доказательствах». А Джерри Койн воспринимает это как «рациональное и эмпирическое исследование». Следует отметить, что Рассел Блэкфорд, философ, занимает позицию, более соответствующую стандартной философии науки, и П.З. Майерс также отверг это слишком широкое определение. Сравните эти взгляды с определением, предложенным Национальной академией наук: «Использование свидетельств для построения проверяемых объяснений и предсказаний природных явлений, а также знаний, полученных в ходе этого процесса.»Это определение предлагается после более длинного абзаца, в котором подчеркивается взаимодействие наблюдений и теорий, повторяющийся процесс уточнения теорий по мере поступления новых данных и новые виды данных, собираемых для оценки этих изменений, а также важность наличия» других ученых независимо подтвердить наблюдения и провести дополнительные исследования ».« Таким образом, — объясняет NAS, — ученые постоянно приходят к более точным и всеобъемлющим объяснениям отдельных аспектов природы.«Научное знание не является« полным и окончательным », как пример геометрии треугольника Пильуччи.

    Не говоря уже о различных философских проблемах, связанных с попытками переопределения … меня беспокоят любые попытки переопределить науку, чтобы она служила политической или религиозной повестке дня, и я не могу понять, какой другой цели служат переопределения. Я выступал против этого, когда креационисты пытались переопределить науку в научных стандартах Канзаса, и я выступаю против политического переопределения науки где-либо еще, независимо от источника.Я думаю, что это значит защищать науку, и это мое призвание.

    Очевидно, что определение науки со временем изменилось и, несомненно, будет продолжаться. Я не против какого-либо переопределения, только политических или религиозных переопределений. Как известно, дать определение науке сложно, и для ученых разумно изучать попытки философов систематизировать то, что они делают. Так что было бы одно, если бы работающие ученые, такие как Койн и Моран, работали с существующей литературой по философии науки, находили проблемы со стандартными подходами к разграничению науки или с описанием научных процессов, а затем публиковали в философской литературе. предложить превосходный подход.Но если они используют эту литературу на каком-либо уровне, кроме самого поверхностного, я этого не вижу. И это тоже нормально. Птицы могут извлечь выгоду из существования орнитологии, даже если они не изучают ее.

    Но что беспокоит, так это пренебрежительное отношение к существующей литературе по философии, проявленное, например, Сэмом Харрисом. Пильуччи отмечает, что «в первой сноске к главе 1» Харрис язвительно замечает: «Многие из моих критиков обвиняют меня в том, что я не занимаюсь непосредственно академической литературой по моральной философии… Я убежден, что каждое появление таких терминов, как« метаэтика »,« деонтология », • прямо увеличивает количество скуки во вселенной.Пильуччи отвечает: «Вот и все? Вся единственная область, кроме религии, которая когда-либо имела дело с этикой, отбрасывается, потому что Сэм Харрис находит ее скучной? »Он продолжает отмечать — как мы это делали в TfK -« Наиболее убедительная причина, по которой боги не могут иметь ничего общего. с моралью был представлен 24 века назад Платоном в его диалоге Евтифрона (который, как и следовало ожидать, полностью не упоминается в «Моральный ландшафт ») »и добавляет:« Моральный релятивизм [ bete noir из книги Харриса] тоже был В центре внимания продолжительных и разрушительных атак в философии, например, таких мыслителей, как Питер Сингер и Саймон Блэкберн, и это благодаря обширной метаэтической литературе, которую Харрис считает, что увеличивает степень скуки во вселенной.«

    Когда я поднял Euthyphro и предпринял более раннюю итерацию отказа Харриса от области, которую он якобы произвел революцию, я пришел к выводу:

    Серьезные люди, которые хотят продвинуться в какой-либо области исследования, могут прийти к своим выводам, не имея глубоких знаний об истории области, но, прежде чем довести этот аргумент до общественности, они сначала представляют его экспертам для того, что ученые называют «экспертной оценкой». , «и то, что Харрис, кажется, считает просто скучной болтовней.

    Было бы прилично утверждать, что некоторые области философии стали настолько эзотерическими и связанными с жаргоном, что не представляют интереса для широкой публики.Но одновременно утверждать, что такая область имеет решающее значение для всего общества и что она должна стать делом вашей собственной жизни, — не приличная позиция. Если это достаточно важно, чтобы написать книгу, достаточно важно найти соответствующих экспертов для экспертной оценки — в идеале через официальные каналы, созданные журналами [и соответствующими экспертами], — надлежащим образом цитируя предыдущую работу над проблемой и участвуя в ответах профессионалы. Так работает наука и философия.[Я бы добавил, что это то, чего должно требовать все, что напоминает «научное мировоззрение».]

    Есть имя для людей, которые заявляют, что их идеи слишком важны и ошеломительны, чтобы их могли проанализировать соответствующие эксперты или даже утруждать себя помещением в контекст исторического диалога по своей теме, и что только они сами достаточно талантливы, чтобы развиваться. жемчуг, который они сейчас предлагают. Имя — «чудаки».

    Среди этих чудаков есть сторонники вечного двигателя и креационисты.Это предположение о безумстве — должно быть ясно, — не является личным суждением о людях, а о конкретных наборах требований и поведения. Линус Полинг не был чудаком, когда он искал структуру ДНК, или когда он развивал концепцию электроотрицательности, или когда он идентифицировал механизм, лежащий в основе серповидно-клеточной анемии (впервые любое генетическое заболевание было картировано с такой детальностью). Он не был чудаком в своей работе о природе химических связей (которая принесла ему Нобелевскую премию по химии).Он также не был чудаком в своей работе за ядерное разоружение и за мир во всем мире (что принесло ему Нобелевскую премию мира). Но он, , был чудаком в своей работе над витамином С. Поведение Сэма Харриса около Моральный ландшафт было капризным, но это не означает, что его исследования в области нейробиологии совсем не на высшем уровне.

    Может быть, гну создают своего рода вдумчивую, взвешенную критику философии науки, которую я описываю выше, а я просто не читал нужные журналы.Или, может быть, они не намерены переопределять науку, и я зацикливаюсь на неофициальных комментариях, которые призваны отсылать к общепринятому мнению о природе науки. Но похоже, что это не так. Похоже, — посредством попытки установить «научное мировоззрение» и связанных с этим усилий по переопределению науки — они пытаются аннексировать науку для своих собственных политических и (а) теологических целей, и у меня с этим проблемы.


    * Блэкфорд оставляет выход из этого возражения, говоря, что мировоззрение должно быть «основано на науке и разуме», а не «основано только на науке и разуме», но на этом мы далеко уходим.В конце концов, богословие — это область, обычно определяемая как рациональное и систематическое изучение религии. Его дискурс исходит из стандартных правил логики и черпает доказательства из множества эмпирически измеримых источников, включая факты научных открытий о содержании различных книг, среди других исходных данных . Другими словами, он основан на науке, разуме и других вещах. Но если мы примем это как достаточное для создания мировоззрения, «основанного на науке и разуме», мы не будем спорить о совместимости мировоззрения, основанного на науке и разуме, с мировоззрением, основанным на религии.«Чтобы различать их, нам нужно исключить источники, кроме науки и разума, поэтому я отношусь к этому так, как если бы он имел в виду что-то вроде» — на основе только на… »

    â Проблемы включают стандартную атаку на логический позитивизм и чрезмерную широту этих определений. Под эти зонтики может поместиться не только теология (см. Примечание выше), но и псевдонауки, включая астрологию и креационизм. Любая псевдонаука будет, по крайней мере, претендовать на то, чтобы быть основана на эмпирических свидетельствах и доводах, а сложные из них выстраивают самосогласованные логические рамки из неверных предпосылок, а затем помещают свидетельства в эти рамки.Свидетельства обычно сильно редактируются, а логика искажается, чтобы прийти к заранее определенным выводам, но сосредоточение внимания только на логике и эмпиризме не дает вам четкого разграничения проблем , которые больше всего нуждаются в разметке .

    Что такое сциентизм? | Американская ассоциация развития науки

    Отказ от ответственности: точки зрения автора не обязательно отражают точку зрения AAAS или DoSER

    Томас Бернетт

    Ученый, мои дорогие друзья, человек предвидящий; это потому, что наука предоставляет средства для предсказания ее полезности, а ученые превосходят всех остальных людей.–Анри де Сен-Симон

    Сциентизм — довольно странное слово, но по причинам, которые мы увидим, оно полезно. Хотя этот термин появился сравнительно недавно, он ассоциируется со многими другими «измами» с долгой и бурной историей: материализмом, натурализмом, редукционизмом, эмпиризмом и позитивизмом. Вместо того, чтобы обсуждать каждую из этих концепций по отдельности, мы начнем с рабочего определения сциентизма и продолжим оттуда.

    Историк Ричард Г. Олсон определяет сциентизм как «усилия по распространению научных идей, методов, практик и взглядов на вопросы, вызывающие общественное и политическое беспокойство человека.(1) Но эта формулировка настолько широка, что делает ее практически бесполезной. Философ Том Сорелл предлагает более точное определение: «Сциентизм — это слишком высокая оценка естествознания по сравнению с другими отраслями обучения или культуры». (2) Физик из Массачусетского технологического института Ян Хатчинсон предлагает близкую версию, но более радикальную: «Наука, созданная по образцу естественных наук, является единственным источником настоящих знаний». (3) Последние два определения гораздо точнее и лучше помогут нам оценить достоинства сциентизма.

    История науки

    Научная революция

    Корни сциентизма уходят в Европу в начале 17 века, в эпоху, известную как научная революция. До этого момента большинство ученых весьма почтительно относились к интеллектуальной традиции, в значительной степени являвшейся сочетанием иудео-христианских писаний и древнегреческой философии. Но поток новых знаний во время позднего Возрождения начал бросать вызов авторитету древних, и давно устоявшиеся интеллектуальные основы начали трещать.Англичанин Фрэнсис Бэкон, француз Рене Декарт и итальянец Галилео Галилей возглавили международное движение, провозгласившее новую основу обучения, основанную на тщательном изучении природы вместо анализа древних текстов.

    Декарт и Бэкон использовали особенно сильную риторику, чтобы освободить место для своих новых методов. Они утверждали, что, узнав, как устроен физический мир, мы можем стать «хозяевами и обладателями природы» (4). Поступая так, люди могли преодолеть голод с помощью инноваций в сельском хозяйстве, устранить болезни с помощью медицинских исследований и значительно улучшить общее качество жизнь через технологии и промышленность.В конечном итоге наука спасет людей от ненужных страданий и их склонностей к саморазрушению. И обещал достичь этих целей в этом мире, а не в загробной жизни. Это было смелое пророческое видение.

    По мере того, как этот новый метод имел большой успех, начал появляться призрак сциентизма. И Бэкон, и Декарт расширили использование разума и логики, очерняя другие человеческие способности, такие как творчество, память и воображение. Классификация Бэкона изучения поэзии и истории понизила статус до второразрядного.(5) Декарт изобразил всю вселенную как гигантскую машину, оставив мало места для искусства или других форм человеческого самовыражения. В каком-то смысле риторика этих провидцев открывала огромные новые возможности для интеллектуального исследования. Но, с другой стороны, он предлагал гораздо более узкий круг тех видов человеческой деятельности, которые считались стоящими.

    Просвещение

    Спустя столетие многие интеллектуалы эпохи Просвещения продолжили свой роман с силой естествознания.Они утверждали, что наука может не только улучшить качество жизни человека, но и способствовать моральному совершенствованию. Энциклопедист Дени Дидро стремился собрать, систематизировать и сохранить все человеческие знания, чтобы «наши дети, становясь более образованными, могли стать в то же время более добродетельными и счастливыми». (6) Многие французские философы даже утверждали, что наука может заменить религию. Фактически, во время Французской революции многочисленные католические церкви были преобразованы в «Храмы разума» и проводили квазирелигиозные службы для поклонения науке.(7)

    Позитивизм

    XIX век стал свидетелем наиболее мощной и устойчивой формулировки сциентизма, системы, называемой позитивизмом. Ее основателем был Август Конт, построивший свою позитивную философию на глубокой приверженности эмпиризму и скептицизму Дэвида Юма. Конт утверждал, что единственно достоверные данные получаются через органы чувств. Ничто не было трансцендентным, и ничто метафизическое не могло претендовать на достоверность (8). Перед учеными стояла двоякая задача: во-первых, показать, как все явления, включая поведение человека, подчиняются неизменным законам природы (9).Во-вторых, они сократят эти естественные законы до минимально возможного числа и в конечном итоге объединят их в соответствии с законами физики (10).

    Конт также имел ясное представление о траектории интеллектуальной истории, которую он назвал законом трех стадий: каждая отрасль знания проходит через три стадии: теологическую или вымышленную, метафизическую или абстрактную и, наконец, научное или позитивное состояние. Он считал, что с постоянным развитием человеческого понимания религия исчезнет, ​​философия и гуманитарные науки превратятся в натуралистическую основу, и все человеческие знания в конечном итоге станут продуктом науки.Любые идеи вне этой области были бы чистой фантазией или суеверием.

    Логический позитивизм

    Позитивизм не потерял своей привлекательности и в ХХ веке. Напротив, группа, известная под общим названием «Венский кружок», вдохнула новую жизнь в фундаментальные принципы позитивизма с помощью усовершенствованной символической логики и семантической теории. Свой подход они назвали логическим позитивизмом. В этой системе есть только два типа значимых утверждений: аналитические утверждения (включая логику и математику) и эмпирические утверждения, подлежащие экспериментальной проверке.Все, что выходит за рамки этих рамок, — пустое понятие. (11)

    Учитывая его широкие претензии, логический позитивизм подвергся тщательной проверке. Карл Поппер указал, что немногие научные утверждения могут быть полностью проверены. Однако одно наблюдение может опровергнуть гипотезу или даже всю теорию. Поэтому он предположил, что вместо экспериментальной проверки принцип фальсифицируемости должен разграничивать то, что квалифицируется как наука, и, в более широком смысле, то, что может считаться знанием.(добавить сноску и изменить нумерацию)

    Еще одна слабость позитивистской позиции — ее уверенность в полном различии между теорией и наблюдением. Наблюдения, необходимые для эмпирического научного подхода, позитивисты утверждали, что они являются грубыми фактами, которые можно использовать для установления, оценки и сравнения теорий. Однако W.O. Куайн указал в своих «Двух догмах эмпиризма», что сами наблюдения частично сформированы теорией («теоретически нагружены»). (12) Что считается наблюдением, как построить эксперимент и какие данные, по вашему мнению, собирают ваши инструменты, — все это требует интерпретирующей теоретической основы.Это осознание не наносит смертельного удара практике науки (как любят утверждать некоторые постмодернисты), но оно подрывает позитивистское утверждение, что наука полностью опирается на факты и, таким образом, является неоспоримым основанием для знания.

    Наука сегодня

    Наука сегодня жив и здоров, о чем свидетельствуют заявления наших известных ученых:

    «Космос — это все, что есть или когда-либо было или когда-либо будет». –Карл Саган, Cosmos

    «Чем более постижима Вселенная, тем больше она кажется бессмысленной.”–Стивен Вайнбург, Первые три минуты

    «Мы можем гордиться как вид, потому что, обнаружив, что мы одни, мы очень мало должны богам». –E.O. Уилсон, Консилиенс

    Хотя эти люди, безусловно, имеют право на свое личное мнение и свободу выражать его, тот факт, что они делают такие смелые заявления в своей научно-популярной литературе, стирает грань между твердой, основанной на фактах наукой и безудержными философскими рассуждениями. Независимо от того, согласны вы с мнением этих ученых или нет, результаты этих публичных заявлений привели к отчуждению значительной части американского общества.И это серьезная проблема, поскольку научные исследования в значительной степени зависят от общественной поддержки для их финансирования, а экологическая политика формируется законодателями, которые прислушиваются к своим избирателям. С чисто прагматической точки зрения было бы разумно попробовать другой подход.

    Физик Ян Хатчинсон предлагает проницательную метафору для текущих споров о науке:

    «На самом деле сциентизм ставит под угрозу здоровье науки, а не способствует его развитию. По крайней мере, сциентизм вызывает защитную, иммунологическую, агрессивную реакцию со стороны других интеллектуальных сообществ в обмен на собственное высокомерие и интеллектуальный буллинг.Ассоциация портит саму науку ». (13)

    Отмечая, что большинство американцев с энтузиазмом приветствуют научные достижения, особенно в области здравоохранения, транспорта и связи, Хатчинсон предполагает, что, возможно, общественность отвергает не науку как таковую, а мировоззрение, которое тесно связано с наукой — сциентизм (14). . Разделение этих двух концепций дает нам гораздо больше шансов заручиться общественной поддержкой научных исследований, чем если бы мы пытались убедить миллионы людей принять материалистическую безбожную вселенную, в которой наука — наша единственная оставшаяся надежда.

    Отличие науки от сайентизма

    Итак, если наука отличается от сциентизма, что это такое? Наука — это деятельность, направленная на изучение мира природы с использованием хорошо зарекомендовавших себя, четко очерченных методов. Учитывая сложность Вселенной, от очень большой до очень маленькой, от неорганической до органической, существует огромное множество научных дисциплин, каждая со своими особыми методами. Количество различных специализаций постоянно увеличивается, что приводит к появлению большего количества вопросов и областей исследования, чем когда-либо прежде.Наука расширяет наше понимание, а не ограничивает его.

    С другой стороны, наука — это спекулятивное мировоззрение о конечной реальности Вселенной и ее значении. Несмотря на то, что на нашей планете обитают миллионы видов, сциентизм уделяет чрезмерное внимание человеческому поведению и убеждениям. Вместо того, чтобы работать в рамках тщательно установленных границ и методологий, установленных исследователями, он широко обобщает целые области академической экспертизы и отклоняет многие из них как низшие.Используя сциентизм, вы будете регулярно слышать объяснения, основанные на таких словах, как «просто», «только», «просто» или «не более чем». Сциентизм ограничивает человеческие исследования.

    Одно дело — воздать должное науке за ее достижения и замечательную способность объяснять самые разные явления в мире природы. Но утверждать, что за пределами науки нет ничего познаваемого, было бы похоже на заявление успешного рыбака о том, что то, что он не может поймать в свои сети, не существует (15). Как только вы признаете, что наука является единственным источником человеческого знания, вы заняли философскую позицию (сциентизм), которая не может быть проверена или опровергнута самой наукой.Одним словом, это ненаучно.

    Томас Бернетт — заместитель директора по связям с общественностью в Фонде Джона Темплтона. Как научный писатель Томас также работал в Национальной академии наук и Американской ассоциации развития науки. Он имеет степени по философии и истории науки Университета Райса и Калифорнийского университета в Беркли.

    ПРИМЕЧАНИЯ

    1. Олсон, Ричард Г. Наука и наука в Европе девятнадцатого века.Урбана, Университет штата Иллинойс, 2008.
    
    2. Сорелл, Том. Сциентизм: философия и увлечение наукой. Нью-Йорк: Рутледж, 1991.
    
    3. Хатчинсон, Ян. Монополизация знаний: ученый опровергает отрицающую религию, разрушающую разум науку. Бельмонт, Массачусетс: Издательство Fias, 2011.
    
    4. Декарт, Рене. Рассуждение о методе
    
    5. Сорелл, стр. 176.
    
    6. Сорелл, стр. 35.
    
    7. Озуф, Мона (1988). Фестивали и Французская революция. Издательство Гарвардского университета
    
    8. Заммито, Джон Х. Хорошее расстройство эпистем: постпозитивизм в изучении науки от Куайна до Латура.Чикаго: Издательство Чикагского университета, 2004.
    
    9. Эта точка зрения является формой строгого детерминизма, и нынешние популяризаторы продолжают с энтузиазмом ее поддерживать. Возможно, они «настроены» на это?
    
    10. Эта точка зрения является формой крайнего редукционизма, также широко поддерживаемой нынешними популяризаторами науки.
    
    11. Заммито, стр. 8
    
    12. Поппер, Карл. Логика научного открытия. 1959)
    
    13. Для расширенного обсуждения прочтите главу Заммито «Опасности семантического восхождения: Куайн и постпозитивизм в философии науки» в книге A Nice Derange of Epistemes
    
    14.Хатчинсон, стр.143.
    
    15. Хатчинсон, стр. 109.
    
    16. Гиберсон, Карл и Мариано Артигас. Оракулы науки: известные ученые против Бога и религии. Oxford: Oxford University Press, 2009. 

    Вернуться к странице «Очерки диалога с сообществом». .

    Наука, религия, эволюция и креационизм: Букварь

    Инициатива происхождения человека, Комитет по более широкому социальному воздействию

    Сопредседатели: д-р Конни Бертка и д-р Джим Миллер

    Введение: Комитет по более широкому социальному воздействию

    Дэвид Х.Зал Коха по происхождению человека в Смитсоновском Национальном музее естественной истории (NMNH) приглашает публику исследовать глубины нашего понимания того, что значит быть человеком, применительно к наиболее надежным научным исследованиям. Ответы на вопрос: «Что значит быть человеком?» опираться на различные источники: научное понимание биологического происхождения и развития Homo sapiens , исследования социальной и культурной эволюции, а также глобальные и личные взгляды на современный опыт. Именно в знак признания этих общих факторов Комитет по расширенному социальному воздействию (BSIC) разрабатывает материалы для взаимодействия с общественностью, мероприятия и материалы для веб-сайта Human Origins, чтобы поддержать выставку в Зале людей Дэвида Х. Коха. Истоки.

    Организованный Музейной инициативой «Происхождение человека», BSIC представляет собой группу ученых и практиков, представляющих широкий спектр религиозных и философских взглядов, многие из которых также имеют опыт работы в академической области науки и религии.Этот комитет помогает информировать Смитсоновский институт о различных культурных перспективах, которые публика привносит в выставку, рассматривает способы, которыми музей может стимулировать участие публики в науке, которую представляет выставка, и помогает подготовить музейных сотрудников и добровольцев к участию в уважительной беседе, где наука пересекается с культурными и религиозными интересами. Комитет признает уникальную возможность, которую предлагает тема происхождения человека для исследования сложных культурных тем, что, в свою очередь, может вызвать больший общественный интерес и понимание науки.

    Таким образом, сопредседатели подготовили этот учебник при участии комитета. Он представляет собой краткое введение в вопросы, которые возникают на стыке науки и религии, особенно в отношении научных объяснений эволюции и происхождения человека, представленных на выставке. Букварь посвящен двум широким темам: наука и религия, эволюция и креационизм. Формат вопросов и ответов используется для выделения общих проблем по каждой из этих тем.Культурные разногласия в Соединенных Штатах по поводу признания эволюции и научного понимания происхождения человека делают этот обмен актуальным. Они также дают возможность вдохновить на позитивные отношения между наукой и религией.

    Наука и религия

    Посетители Зала происхождения человека Дэвида Х. Коха приносят с собой много предположений о науке, религии и своих отношениях. Эти предположения могут повлиять, положительно или отрицательно, на их готовность и способность участвовать в научных представлениях о происхождении человека.Приведенные ниже вопросы предлагаются в качестве руководства, чтобы начать думать о науке и религии в контексте возможных взаимодействий религиозных мировоззрений с научным описанием эволюции и происхождения человека.

    1. Что такое наука?

    Наука — это способ понять природу путем разработки объяснений структур, процессов и истории природы, которые могут быть проверены наблюдениями в лабораториях или в полевых условиях. Иногда такие наблюдения бывают прямыми, например, измерение химического состава породы.В других случаях эти наблюдения носят косвенный характер, например, определение присутствия экзопланеты по колебанию ее звезды-хозяина. Объяснение некоторых аспектов природы, которое было хорошо подтверждено такими наблюдениями, является теорией. Обоснованные теории лежат в основе человеческого понимания природы. Стремление к такому пониманию — наука.

    2. Что такое религия?

    Религия или, более точно, религии — это культурные явления, состоящие из социальных институтов, традиций практики, литературы, священных текстов и историй, а также священных мест, которые определяют и передают понимание конечного значения.Религии очень разнообразны. Хотя в религиях принято отождествлять высшее с божеством (например, западные монотеизмы — иудаизм, христианство, ислам) или божествами, не все так. Есть нетеистические религии, например буддизм.

    3. В чем разница между наукой и религией?

    Хотя наука не дает доказательств, она дает объяснения. Наука зависит от преднамеренной, явной и формальной проверки (в естественном мире) объяснений того, каков мир, процессов, которые привели к его нынешнему состоянию, и его возможного будущего.Когда ученые видят, что предложенное объяснение хорошо подтверждается многократными наблюдениями, оно служит научному сообществу надежной теорией. Теория в науке — это высшая форма научного объяснения, а не просто «просто мнение». Сильные теории, хорошо подтвержденные свидетельствами природы, являются важной целью науки. Хорошо обоснованные теории направляют будущие усилия по решению других вопросов о мире природы.

    Религии могут опираться на научные объяснения мира отчасти как надежный способ узнать, что такое мир, в котором они стремятся понять его окончательный смысл.Однако «проверка» религиозных представлений о мире носит случайный, скрытый и неформальный характер в ходе жизни религиозного сообщества в мире. Религиозное понимание основывается как на субъективном понимании, так и на традиционном авторитете. Поэтому некоторые люди считают, что религия основана не более чем на личном мнении или «слепой вере» и, следовательно, неуязвима для рационального мышления. Однако это ошибочное суждение. Практически все исторические религии включают традиции рационального размышления.

    4. Чем похожи наука и религия?

    И наука, и религия имеют исторические традиции, которые со временем развиваются. В каждом есть место для индивидуального понимания и коллективного различения. И в том, и в другом можно найти аналитическое и синтетическое рассуждение. Наука и религия были и остаются формирующими элементами, формирующими все более глобальное человеческое общество. И наука, и религия ставят под угрозу общее человеческое благо и вносят свой вклад.

    5. Как могут быть связаны наука и религия?

    Типичные предположения об этих отношениях делятся на одну из трех форм: конфликт, разделение или взаимодействие.

    Конфликт Подход предполагает, что наука и религия конкурируют за авторитет культуры. Либо наука устанавливает стандарт истины, которого религия должна придерживаться или отвергать, либо религия устанавливает стандарт, которому наука должна соответствовать. Например, некоторые атеисты придерживаются этого подхода и утверждают, что наука сводит религию к чисто естественному явлению.И наоборот, некоторые религиозные приверженцы, утверждая, что принимают науку, будут определять конкретные моменты, в которых основные научные открытия должны быть искажены или отвергнуты ради религиозных убеждений. Такой враждебный подход исключает любое конструктивное взаимодействие между наукой и религией.

    Лица, предпочитающие подход разделения , считают, что наука и религия используют разные языки, задают разные вопросы и имеют разные объекты интереса (например,g., природа для науки и Бог для религии). Подчеркивая различия между наукой и религией, можно избежать конфликта. Хотя этот подход позволяет человеку исследовать то, что наука узнала о происхождении человека, не опасаясь конфликта с религиозными убеждениями, он также поощряет оставить науку, так сказать, на пороге музея, чтобы она не оказывала влияния на других, не относящихся к категории людей научные исследования того, что значит быть человеком. Следствием разделения является то, что наука о происхождении человека может рассматриваться как не имеющая отношения к тому, что может быть самой глубокой заботой человека.

    Следует отметить, что это правда, что наука практикуется без ссылки на религию. Бог может быть окончательным объяснением, но Бог не является научным объяснением. Такой подход к науке называется методологическим натурализмом. Однако этот метод отделения религиозных интересов от научных исследований не является примером подхода разделения. Исторически сложилось так, что вынесение за скобки религиозных вопросов в практике научных исследований пропагандировалось религиозными мыслителями 18 и 19 веков как наиболее плодотворный способ открыть предпоследнее, а не окончательное объяснение структур и процессов природы.

    Третья возможность для отношений между наукой и религией, одна из взаимодействия , как минимум утверждает, что диалог между наукой и религией может быть ценным, более того, что наука и религия могут конструктивно выиграть от взаимодействия, и как минимум предполагает конвергенцию научных и религиозные перспективы. Как правило, эта точка зрения поощряет попытки исследовать значение научного понимания для религиозного понимания и наоборот. При таком подходе наука остается актуальной за пределами музея для многих людей, которые иначе игнорировали бы научные открытия.

    Эволюция и креационизм

    Национальный музей естественной истории Смитсоновского института обязан в соответствии со своим уставом предоставить общественности возможность самостоятельно изучить самые последние научные представления о мире природы, в том числе о происхождении человека. Однако вопрос: «Что значит быть человеком?» общепризнано, что это не относится исключительно к сфере науки. Людям хорошо известно, что идеи гуманитарных наук, включая искусство, литературу и религиозные традиции, также могут многое сказать по этой теме.Некоторые люди могут воспринять эволюционное описание происхождения человека со скептицизмом, потому что оно бросает вызов их конкретным религиозным убеждениям. Напротив, другие люди находят, что их религиозные взгляды углубляются и обогащаются эволюционным пониманием происхождения человека. Хотя в приведенных ниже вопросах признается этот диапазон точек зрения, многие вопросы отражают ожидания, которые особенно характерны для людей из тех религиозных сообществ, которые скептически относятся к науке об эволюции.По иронии судьбы, люди в этих последних сообществах часто ценят науку и ищут научной поддержки для своих конкретных религиозных обязательств.

    1. Обязательно ли «креационисты» выступают против эволюционного понимания истории природы и происхождения видов и человечества?

    Нет. В принципе, все представители трех западных монотеизмов (иудаизм, христианство и ислам) являются «креационистами» в том смысле, что они верят, что порядок природы существует, потому что реальность за пределами природы, обычно называемая «Богом», является первопричиной всего. существование.В этом смысле слова многие креационисты принимают эволюционное понимание естественной истории. Тем не менее, можно выделить по крайней мере четыре типа креационизма, каждый из которых имеет своеобразное представление об эволюционных науках и происхождении человека.

    Креационисты «молодой Земли» считают, что священный текст дает безошибочное описание того, как возникла вселенная, вся жизнь и человечество; а именно, за шесть 24-часовых дней, около 6-10 000 лет назад. Человеческие существа были созданы прямым актом божественного вмешательства в порядок природы.

    Креационисты «Старой Земли» считают, что священный текст является безошибочным объяснением того, почему вселенная, вся жизнь и человечество возникли, но соглашаются с тем, что «дни» творения являются метафорическими и могут представлять очень длительные периоды времени. . Хотя многие аспекты природы могут быть следствием прямых актов божественного творения, по крайней мере они считают, что самое начало вселенной, происхождение жизни и происхождение человечества являются следствием различных актов божественного вмешательства в порядок природы.

    Теистические эволюционисты также считают, что священный текст дает безошибочное объяснение того, почему возникла вселенная, вся жизнь и человечество. Однако они также считают, что по большей части разнообразие природы от звезд до планет и живых организмов, включая человеческое тело, является следствием того, что божественное использует процессы эволюции для косвенного созидания. Тем не менее, для многих, кто придерживается этой позиции, самое начало Вселенной, происхождение жизни и происхождение отличительных черт человечества являются следствием прямых актов божественного вмешательства в порядок природы.

    Теисты эволюции считают, что священный текст, свидетельствуя о высшем божественном источнике всей природы, никоим образом не определяет средства творения. Кроме того, они считают, что свидетельством самого творения является то, что божественное творит только косвенно, через эволюционные процессы, без какого-либо вмешательства в порядок природы.

    2. Каким будет послание выставки большинству (по некоторым опросам 53%) американцев, которые не приемлют эволюцию?

    Основная идея выставки одинакова для всех посетителей; а именно, что научное изучение происхождения человека — захватывающая и плодотворная область исследований, которая дала нам более глубокое понимание как нашей связи со всей жизнью на Земле, так и уникальности нашего вида, Homo sapiens .Предполагается, что те американцы, которые не принимают эволюцию, испытают на этой выставке открытое приглашение заняться представленной наукой, изучить вспомогательные материалы и принять участие в беседе с персоналом и добровольцами, не опасаясь насмешек или антагонизма. Хотя точки зрения тех, кто не принимает научное объяснение происхождения человека, не подтверждается на выставке, личная важность их взглядов ценится. Выставка призвана создать среду для обогащающего и уважительного диалога о происхождении человека, которую в настоящее время невозможно найти ни в одном другом месте.

    3. Научные теории меняются в свете новых открытий. Почему мы должны верить тому, что наука говорит сегодня о происхождении человека, если завтра оно может измениться?

    Мнение о том, что ученые полностью меняют свое мнение с каждым новым открытием, ошибочно. Хотя в истории науки такое случается время от времени, это относительно редко. К сожалению, освещение достижений в научных исследованиях в СМИ часто делает сенсацию «революционным» характером новых открытий, а также, вероятно, сосредоточено на самых противоречивых интерпретациях новых открытий.Чего часто не хватает, так это широкого консенсуса среди ученых в такой области, как исследование происхождения человека, которое обеспечивает основу для поиска новых открытий. Например, широко признано, что различные характеристики, отличающие наш вид, не проявились сразу. Ходьба на двух ногах возникла до изготовления каменных орудий, и оба они произошли задолго до самого большого увеличения размера человеческого мозга. Все они возникли до зарождения искусства и символической коммуникации.Земледелие и рост цивилизаций произошли еще намного позже. Существует широкое научное согласие даже в свете самых последних открытий окаменелостей, что эти изменения, которые определяют наш вид, происходили в течение примерно 6 миллионов лет. Каждый посетитель выставки имеет возможность изучить последние результаты лабораторных и полевых исследований, а также подумать о том, как научное сообщество использует их, чтобы дать более полное представление о происхождении человека. Каждому посетителю также предлагается подумать о том, как эта учетная запись может сообщить их глубочайшее религиозное понимание того, что значит быть человеком.

    4. Что такое интеллектуальный дизайн и обращается ли выставка к нему?

    Сторонники интеллектуального дизайна (ID) считают, что существуют особенности природного мира, для которых нет естественных объяснений, и что эти особенности могут быть показаны аналитически как результат деятельности проектировщика. Хотя сторонники ID редко указывают, кто дизайнер, логика их аргументов требует, чтобы дизайнер был вне природы или сверхъестественным. Однако сторонники ИД не смогли доказать, что их утверждения являются действительно научными.Хотя научное сообщество приветствует новые теоретические предложения, они должны вести к активным исследовательским программам, которые углубят наше понимание природы и могут найти подтверждение в лабораторных или полевых наблюдениях. Пока что сторонники ID не могут сделать ни того, ни другого.

    Как учреждение неформального общественного образования выставка не может отстаивать религиозную позицию. Согласно официальным документам, Федеральный суд США постановил, что идентификация личности — это не наука, а скорее религиозная точка зрения (Kitzmiller v.Школьный округ Дувра, 2005 г.). По всем этим причинам неуместно включать идентификационную информацию в научную презентацию о происхождении человека.

    5. Тем не менее, некоторые люди считают, что существуют научные дебаты об эволюции, и что сторонники ID представляют одну сторону этих дебатов. Они задаются вопросом: «Почему Смитсоновский институт не представляет эту сторону?» Они видят в этом вопрос справедливости и ожидают, что удостоверения личности должны быть представлены одинаково.

    Как отмечалось выше, научное сообщество не признает ID как научную позицию.Следовательно, это не одна из сторон научных дебатов. В то же время выставка действительно предоставляет посетителю подлинные примеры того, как свидетельства эволюции человека по-разному интерпретируются разными исследователями, например, при построении рамок для понимания того, как доисторические виды связаны друг с другом. Здесь представлены разные интерпретации эволюционных данных. В то время как существуют оживленные дискуссии о таких альтернативах и активно ведется поиск данных, чтобы различать их, нет научных дискуссий о фундаментальной достоверности теории эволюции как лучшего научного объяснения расширения и разнообразия жизни на Земле, включая человеческую. .

    6. Выявляет ли выставка пробелы в научном понимании происхождения человека, пробелы, которые могут свидетельствовать о том, что Бог сыграл определенную роль?

    Именно такие «пробелы» в нашем понимании подпитывают научное предприятие. Это нерешенные вопросы о природе, которые определяют благодатные области для новых исследований, продвигающих науки вперед, в том числе связанные с изучением происхождения человека. Наука как особый способ познания ограничивается предложением естественных объяснений мира природы.Когда ученые обнаруживают пробел в своем понимании природы, как ученые они не могут сказать: «Вот где Бог действует каким-то чудесным образом». Вместо этого ученые стремятся глубже заглянуть в природу, чтобы найти там ответы, которые заполняют пробелы.

    Стоит отметить, что многие религиозные люди возражают против точки зрения «Бога пробелов», против идеи, что действие Бога в творении ограничено теми областями, где есть пробелы в человеческом понимании. Вспомогательные материалы, разрабатываемые BSIC для выставки, помогут посетителям открыть для себя ресурсы из различных религиозных традиций, которые исследуют религиозные взгляды на связь Бога и природы.

    7. Как люди включают эволюцию в свое религиозное мировоззрение?

    Религиозные традиции различаются по своей реакции на эволюцию. Например, азиатские религиозные мировоззрения не предполагают всесильного Бога-творца и часто религиозно рассматривают мир как взаимосвязанный и динамичный. Поэтому они склонны без труда привлекать научные объяснения эволюции. Однако для иудейских, христианских и исламских традиций утверждение Бога-творца по отношению к миру занимает центральное место.Как отмечалось выше при обсуждении различных форм «креационизма», многие представители этих монотеистических традиций в целом признают, что Бог создал материальный мир в основном посредством эволюционных процессов. В то же время некоторые из этих людей придерживаются мнения, что существует несколько конкретных актов божественного творческого вмешательства: а именно, в самом начале вселенной, в начале жизни и в начале человечества. Однако, как отмечалось ранее, другие представители монотеистических традиций считают, что Бог творит исключительно посредством эволюционных процессов без какого-либо вмешательства, даже в случае людей.

    По крайней мере, для теистов-эволюционистов и сторонников эволюции научная выставка, посвященная эволюции и происхождению человека, вызывает вопросы: «Где в процессе находится Бог?» и «Что значит быть сотворенным по образу Божьему?» Поскольку такие вопросы вызывают конструктивное взаимодействие научных и религиозных идей, они являются выражением подхода взаимодействия к науке и религии. Однако есть много тех, кто разделяет подход к науке и религии.Этим людям нет необходимости поднимать религиозные вопросы в свете науки о происхождении человека.

    Перепечатано из журнала «Наука и образование»: Мэтьюз, Майкл: 978

    27788: Amazon.com: Книги

    Наука, мировоззрение и образование — важная и своевременная тема, поскольку многие национальные и провинциальные органы образования требуют, чтобы учащиеся узнали о природе науки (NOS), а также о более широком историческом и культурном контексте науки и ее упражняться.

    Такие темы вызывают вопросы о науке и мировоззрении: Что такое мировоззрение? Есть ли у науки мировоззрение? Существуют ли определенные онтологические, эпистемологические и этические предпосылки для ведения науки? Как можно согласовать научные мировоззрения с кажущимися несогласованными религиозными и культурными мировоззрениями?

    Вопросы о науке и мировоззрении имеют долгую историю. Галилеевская революция, дарвиновская революция и эйнштейновская революция были связаны с глубокими культурными, религиозными и философскими преобразованиями и дискуссиями.Европейское Просвещение было первым таким серьезным ударом.

    Глобализация и основанная на науке индустриализация многих незападных обществ с их собственными религиозными традициями и мировоззрением делают насущными понимание науки и ее взаимосвязи с мировоззрением, а также развитие информированного и соответствующего научного образования.

    Среди авторов этой антологии — ученые, философы, теологи и преподаватели. Все они разделяют убеждение, что естественнонаучное образование должно способствовать более глубокому пониманию науки и ее отношений с культурой, религией, философией и, в конечном итоге, мировоззрением учащихся.

    Что такое научное мировоззрение? Чем оно отличается от других мировоззрений? Возможно ли получить научное образование, не имея при этом научного мировоззрения? Может ли наука процветать в обществе, где отсутствует такое мировоззрение? Эти и многие другие вопросы подробно обсуждаются выдающейся группой ученых, философов, педагогов и богословов в этом уникально ценном сборнике.

    Альберт Х. Тейч , директор по научным и политическим программам, Американская ассоциация развития науки, США

    Этот обширный сборник эссе — отличный способ войти в слишком часто игнорируемую территорию того, как наука и естественно-научное образование связано с более широкими социокультурными взглядами на мир.

    Питер Мачамер , факультет истории и философии науки, Университет Питтсбурга, США

    Лженаука, нулевые отходы и женщины-ученые спасают мир: книги вкратце

    Beloved Beasts

    Michelle Nijhuis W. W. Norton (2021)

    В 2019 году в зоопарке Сан-Диего, Калифорния, в результате искусственного оплодотворения родился белый носорог ( Ceratotherium simum ).Связанный с этим метод с использованием сложного роботизированного катетера может привести к появлению свободно перемещающейся популяции северного подвида белого носорога, который функционально вымер. Таковы сложности современного сохранения, освещенные в вдумчивой и читаемой истории писательницы Мишель Ниджхейс о людях, «которые поступали неправильно по правильным причинам, а правильные — по неправильным».

    На краю

    Майкл Д. Гордин Oxford Univ.Press (2021)

    Все ученые согласны с тем, что холодный синтез, креационизм и нацистская евгеника являются примерами лженауки. Но как насчет теории суперструн (математически элегантной, но непроверяемой), внеземной разумной жизни и космологической инфляции? «Общепринятый консенсус… оказывается более слабым, чем можно было ожидать», — пишет историк науки Майкл Гордин в своем кратком, но информативном обзоре, отчасти спровоцированном дебатами по поводу массовой вакцинации против COVID-19. Гордин заключает, что пока существует наука, будет существовать и лженаука.

    Мир без отходов

    Рон Гонен Портфель (2021)

    Рон Гонен стал соучредителем нью-йоркской компании Recyclebank в 2003 году и стал заместителем городского уполномоченного по санитарии, переработке и устойчивому развитию в 2012 году. «экономика замкнутого цикла»: инвестиции в передовые технологии, включая науку о материалах, разработку продуктов, переработку и производство для создания безотходной системы «замкнутого цикла». По его словам, прибыль тогда становится синонимом сохранения нашего здоровья и окружающей среды.Его ясная и практичная книга привлечет внимание любого, кто чувствовал себя виноватым, сортируя свой мусор.

    Цунами

    Джеймс Гофф и Уолтер Дадли Oxford Univ. Press (2021)

    Термин цунами, образованный от японских слов «гавань» и «волна», впервые появился в английском языке в 1896 году. Сегодня он означает серию бегущих волн чрезвычайно длительного периода, обычно связанных с землетрясениями внизу. или около дна океана, обратите внимание на морских геологов Джеймса Гоффа и Уолтера Дадли.В их экспертной истории, представляющей общий интерес, есть главы, посвященные ключевым цунами в Лиссабоне (1755 г.), Чили (1960 г.) и Индийском океане (2004 г.), но, как ни странно, не о том, которое разрушило АЭС Фукусима-дайити в Японии в 2011 году.

    Общество Кюри

    Хизер Эйнхорн et al. MIT Press (2021)

    «Настало время понять больше, чтобы мы могли меньше бояться». Слова Мари Кюри предваряют этот приключенческий графический роман, созданный группой женщин-ученых из различных областей, стремящихся вдохновить молодых женщин.Созданный Хизер Эйнхорн и Адамом Стаффарони вместе с писательницей Джанет Харви и художницей Соней Ляо, он показывает трех разных героинь тайного общества Кюри, использующих ум, находчивость и передовые технологии, чтобы перехитрить гнусных ученых-изгоев, которые угрожают миру.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *