Даосизм бессмертие: Уровни бессмертия в Даосизме

Содержание

Читать книгу Даосская практика достижения бессмертия

Э.С.Стулова

ДАОССКАЯ ПРАКТИКА ДОСТИЖЕНИЯ БЕССМЕРТИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

Предлагаем вниманию читателей русского издания книги Лу Куань Юя «Даосская йога» статью востоковеда Э.С.Стуловой «Даосская практика достижения бессмертия», впервые опубликованную в 1984 году издательством «Наука» в сборнике «Культура народов Востока. Из истории традиционной китайской идеологии» (стр. 230-270). Мы полагаем, что приведённый в данной статье обзор техник даосизма, сделанный по материалам зарубежных изданий, а также по переводам китайских перевоисточников, позволит читателям расширить свои представления о прикладной стороне даосской религии, связанной с интереснейшими методами духовного самосовершенствованя.

Формирование религиозного даосизма относится к началу эпохи Хань (206 г. до н.э. — 25 г. н. э.). После длительной вражды философских школ даосов, легистов, конфуцианцев, после падения империи Цинь (249-207 гг. до н.э.) — оплота легистов, даосы соперничали с конфуцианцами в стремлении оказать влияние на претендентов престолa новой династии, чтобы получить возможность осуществить свои политические идеалы. Так, Чжан Лян, государственный деятель и известный даос, занятый поисками бессмертия, оказавший поддержку Лю Бану, ставшему первым императором новой династии, имел определенный вес при Гао-цзу. Позже, в I в. н. э. прославилась семья Чжан (традиция считает их потомками Чжан Ляна), которая сыграла большую роль в истории даосизма. Глава семьи, Чжан Даолин был известным даосом и алхимиком. Из своих многочисленных последователей он организовал на границе нынешних провинций Сычуань и Шэньси своеобразное государство. Престиж даосизма так возрос, что в 165 г. впервые было совершено официальное государственное жертвоприношение Лао-цзы. Теократическое «государство» даосов просуществовало до 1927 г. (с XI в. оно перебазировалось из Сычуани Цзянси) сохряняя свою структуру, обряды, обычаи, а также передававшийся по наследству институт Небесного наставника, патриарха, главы общины (тяньши).

В период династии Тан (618-907) даосизм продолжал занимать сильную позицию, ведя ожесточенную полемику с буддизмом и успешно конкурируя с конфуцианством. Можно считать, что даосизм для некоторых своих приверженцев был своеобразной реакцией «на официальную конфуцианскую идеологию и санкционированные конфуцианством образ жизни, формы социальной структуры» [4, с.271].

Даосизм пользовался покровительством императорской семьи, фамилия которой была Ли, как и у Лао-цзы. В этот период было написано множество значительных трактатов, построено немало крупных монастырей. В начале династии Сун (960-1279) позиции даосизма все еще были сильны. Особенно уверенно даосы чувствовали себя при дворе второго сунского императора Чжэнь-цзуна (998-1022). В 1190 г. впервые был опубликован даосский канон «Даоцзан». После завоевания севера страны чжурчжэнями возникло немало даоссских сект вызывали подозрение и у последующих иноземных династий (монголов, маньчжур), захватывавших китайский трон. После падения династии Сун произошло ослабление позиций даосизма. Хотя еще случались отдельные взлеты, приливы симпатии со стороны некоторых императоров, даосизм сошел окончательно с политической арены и стал «религией индивидуального спасения» /27, с.155).

В XII в. произошел раскол религиозного даосизма на две школы: северную и южную. Северная школа называлась «цюань-чжэньцзяо» («абсолютной истины»). южная — «чжэнъицзяо» («подлинного единства»). Северная школа, в свою очередь, состояла из двух основных направлений: северного направления «цюаньчжэньцзяо», основанного патриархом Ван Чжэ, называемого также учителем Чунъян (жил во времена сунского императора Хуэйцзуна, правившего в 1101-1125 гг.) и южной ветви «цюаньчжэньцзяо», основанной патриархом Лю Хайчанем, учеником Люй Чуньяна.

Южная школа «чжэнъицзяо» называлась еще «тяньшидао» — «путь небесного наставника». Патриарх ее Чжан Цзунъянь в 1276 г. получил от юаньского императора Ши-цзу официальный титул тридцать шестого Небесного наставника.

Последователи южной школы («чжэнъицзяо») веровали в судьбу, пытались узнать ее при помощи различных гаданий и повлиять на нее, пользуясь талисманами, амулетами, заклинаниями, молитвами. Они жили в миру, обзаводились женами и детьми. Посты соблюдали лишь в определенные дни. Эта школа развивала преимущественно ту часть даосизма, которая шла от древних магов, колдунов, шаманов. Она не придавала большого значения собственной природе человека, ее совершенствованию, а полагалась на внешние средства, на помощь магов (фанши).

Северная школа «цюаньсжэньцзяо» придавала одинаковое значение совершенствованию собственной природы человека и употреблению различных внешних средств, предлагаемых магами. При этом предпочтение отдавалось совершенствованию своей природы, использованию своих собственных внутренних средств и ресурств. Последователи этой школы — обычно монахи, жившие в монастырях или обителях, вели уединенную жизнь, соблюдали целибат, были вегетарианцами, не пили вина. Учение передавалось не по наследству, как в южной школе, а от учителя ученику. Заключалось оно в наставлениях по части медитации, дыхательной и двигательной гимнастики.

С течением времени грань между южной и северной школами исчезала, представления и практика одной школы проникали в представления и практику другой. Южная школа вовсе не отворачивалась от способов самосовершенствования, свойственных северной, а северная не чуралась талисманов и заклинаний. Отшельники, занятые поисками бессмертия, жили и на юге. А на севере постоянно и повсеместно встречались гадатели и прорицатели, маги и волшебники.

Поиски бессмертия — своими собственными силами, или обращаясь к помощи магов и заклинаний, — это центральное, главное положение религиозного даосизма, важнейшая его составная часть. Ближайшая цель даосов заключалась в избавлении от недугов, продлении жизни, омоложении.

Поисками бессмертия занимались еще задолго до оформления даосизма как религии. Китайская литература изобилует рассказами об отшельниках, алхимиках, императорах, занятых поисками бессмертия, эликсира жизни, островов, населенных небожителями. Эликсир жизни пытался отыскать Цинь Ши-Хуанди (221-210 гг. до н.э.). Ханьский У-ди (140-87 гг. до н.э.) принимал пилюли бессмертия. Тай-у (424-451 гг.) император династии Северная Вэй, удостоился чудодейственного талисмана. Стареющий Чингис-хан обратился за лекарством бессмертия к даосскому монаху Чан-Чуню (1222 г.). История увлечения правителей эликсиром жизни, взлеты и падения советников-даосов, вражда даосов и буддистов, жаркие диспуты при императорских дворах — все это имело место со времени глубокой древности вплоть до недавнего времени [2, c.133-146, c.241-243; 5, c.145; 6, c.122-123]. При маньчжурской династии Цин (1644-1911) даосизм захирел окончательно, лишенный всякой поддержки двора. Однако многие чиновники-конфуцианцы в частной жизни практиковали «религию индивидуального спасения» даосизм.

Бессмертие в религиозном даосизме мыслилось как материальное бессмертие, бессмертие тела, а не души. Даосы полагали, что души и духи не могут существовать без телесной оболочки. «Если даосы в поисках долголетия представляли себе его не духовным, а материальным бессмертием, это не было выбором между различными возможными решениями, для них это было единственно возможным решением. Греко-романский мир рано стал противопоставлять друг другу дух и материю. В религиозных концепциях выразилось противопоставление единой духовной души материальному телу. Китайцы же никогда не разделяли дух и материю. Для них мир был непрерывной последовательностью от пустоты на одном конце до самой грубой материи на другом, а потому душа не стала невидимым и духовным антиподом видимого и материального тела. Более того, существовало слишком много душ в человеке, чтобы какая-нибудь из них могла служить противовесом телу. было две группы душ: три верхние души (хунь) и семь нижних (по). И если были расхождения по части того, что с ними случалось в ином мире, все сходились на том, что они разделяются в момент смети. При жизни, как и в момент смерти, эти многочисленные души часто неопределенны и туманны. После смерти, когда рассеяна эта армия духов, каким образом смогут они снова собраться воедино? Тело же, напротив, являлось единством и служило домом этим и другим духам. Таким образом, лишь увековечение тела в той или иной форме может обеспечить продолжение живой личности в целом [24, c.17].

Поиски бессмертия, этой конечной цели религиозного даосизма, «требовали от человека немалых жертв, заставляя его мобилизовать всю свою волю и выдержку, все способности и терпение. Практически тот, кто посвятил свою жизнь этому делу, должен был с юных лет отказаться от нормальной жизни с ее горестями и радостями, отрешиться от всех стремлений и страстей, во всем ограничить себя и целеустремленно двигаться только к одной великой цели» [4, c.245].

Поскольку способов достижения бессмертия много, необходим был мудрый наставник, который указал бы, по какому пути следовать, в каком направлении прилагать усилия. Кроме того, в трактатах и руководствах даны лишь самые общие указания. Без разъяснений учителя, без его расшифровки невозможно овладеть методом и процедурами в полном объеме. Тайна останется нераскрытой.

Первым шагом на великом пути к бессмертию были добродетели общечеловеческие, поскольку бессмертными, как считали даосы, становились люди смертные, которые достигали этого в результате терпеливого и продолжительного труда. И прежде всего они должны были быть добродетельными и достойными, верными и гуманными, почтительными и искренними. Лживые, недостойные люди напрасно искали бы бессмертия.

Даосы верили, что совершение добрых дел удлиняет жизнь, совершение же злых дел укорачивает ее, приближает смерть. Более того, желающий достичь положения бессмертного на земле (ди сянь) должен, как указано в «Баопу-цзы», совершить 300 добрых дел. Желающий стать бессмертным на небе (тянь сянь) должен совершить 1200 добрых дел. Если при этом он совершит 1199 добрых дел, а затем одно дурное, все добрые дела аннулируются, и надлежит заново приступать к совершению положенного числа добрых дел [31, c.12]. Появились даже специальные таблицы гунгогэ, в которых фиксировались добрые и дурные дела. Такие таблицы вели многие конфуцианские чиновники.

Целый ряд предписаний требовалось выполнять не только даосам, ищущим бессмертия, но и простым добродетельным людям. В первую очередь это пять запретов: не убивать, не пить вина, не лгать, не красть, не прелюбодействовать, а также десять добрых деяний: почитать родителей, соблюдать верность господину и наставнику, сострадать всем тварям, помогать страждущим даже во вред себе, освобождать на волю животных и птиц, возводить мосты, сажать деревья, строить жилища и колодцы у дорог, наставлять неразумных людей. Одним из элементарных требований, предъявляемых к монаху, совершенствующемуся на пути к конечной цели, было вегетарианство. Некоторые даосские школы, однако, разрешали своим последователям есть мясо и пить вино, предписывая пост лишь в определенные дни.

Как мы уже говорили, даосы полагали, что человек имеет три верхние души хунь и семь нижних по, которые после смерти покидают тело. Само тело рассматривалось как жилище для душ. Поэтому даосы стремились сохранить тело. Для достижения бессмертия надо было упорно трудиться, дабы уничтожить причины смерти и разложения. Среди духовных усилий важнейшее значение придавалось питанию духа (шень), укреплению единства души и тела.

Даосы представляли, что тело человека — микрокосм, населенный, как и макрокосм, различными божествами. Они населили его огромной армией — 36 тысячами духов, которые разделяются на три большие и шесть малых групп и связаны с определенными органами,ч астями тела. Даосы предписывали располагать этих духов в свою пользу, ведя чистую, праведную жизнь и совершая добрые дела. Кроме того, следовало «питать тело», дабы духи не покинули его. Если духи остаются в теле, человек продолжает жить.

Помимо этих духов в теле человека еще до его рождения поселяются так называемые «три трупа» или «три червя». Живут они в «полях киновари» (дань тянь): «старый синий червь» живет во «дворце нирваны» в голове. «Белая барышня» — в «пурпурном дворце» в груди, «кровавый труп» — в нижнем «поле киновари». Эти «черви» пытаются сократить жизнь человека, который их приютил, причиняя вред «полям киновари» и стремясь покинуть тело человека, так как чем раньше умрет их хозяин, тем раньше они освободятся, станут «призраками» и выйдут на волю. Поэтому даосские наставления рекомендуют как можно скорее избавиться от этих «червей», истощить их воздержанием от злаков, что является основой диетических предписаний и режимов.

Освобождение тела от «трех трупов» знаменует собой завершение первого, подготовительного этапа на пути к бессмертию.

Чрезвычайно важной процедурой даосы считали укрепление духа шэнь, который образовывался в результате слияния воздуха ци с эссенцией цзин. Дух шэнь считался правителем человека, контролировавшим его добрые и дурные поступки. Его надлежало сохранять и укреплять соответствующими упражнениями (о них будет рассказано ниже), дабы он не покинул тело, что происходит обычно в момент смерти. Этим занимаются, выплавляя «внутреннюю пилюлю» (нэй дань).

Среди физических средств, рекомендовавшихся даосами в поисках бессмертия, были дыхательные упражнения, двигательная гимнастика, сопровождавшиеся иногда приемом лекарство, массажем. Большое значение придавалось «питанию жизни при помощи инь-ян», т.е. сексуальной практике.

Наряду с уже упомянутой выше «внутренней пилюлей» даосы рекомендовали и внешнюю пилюлю, приготовлением которой занималась алхимия. Как известно,даосы считали, что употребление ряда металлов, минералов, растений может обеспечить долголетие. ОДнако наиболее эффективны лекарства, приготовленные специально. В их основе киноварь, золото, серебро и пр. Лекарство считалось тем эффективнее, чем более оно очищено, рафинировано. Таких очищений или плавок, максимум было девять. Существовало множество способов и методов выплавления лекарств, «внешней пилюли», изложенных обстоятельно в трактате Гэ Хуна, равно как и рецепты пилюль1. При выплавлении лекарств, пилюль бессмертия необходимо было соблюдение определенных правил — поста, очищения, уединения в горах или на островах (в крайнем случае — в доме, за высокой оградой). Ни в коем случае нельзя было разглашать секреты изготовления, посвящать в него недостойных. В этом случае невозможно было рассчитывать на успех. Секрет этот нельзя было обнародовать и в книгах. Наставник передавал его изустно достойным своим ученикам.

Как видно из изложенного выше, поиски бессмертия даосы вели в физическом и духовном плане. Это были морально-этические нормы жизни, соблюдение определенных диетических предписаний, выполнение дыхательных и двигательных упражнений, знание определенных рекомендаций в области сексуальной практики, овладение определенными навыками концентрации и медитации, употребление лекарств.

Рассмотрение основных даосских способов «питания жизни» необходимо предварить небольшим экскурсом в область даосской анатомии и ознакомлением с терминологией, употребляемой в трактатах и, в частности, в древнейшем медицинском трактате «Хуан-ди нэй цзин» («О внутреннем»), приписываемом Желтому императору. При этом надо учитывать путаницу и нарочитую неопределенность, которая царит в сочинениях по этому вопросу. Зачастую отдельные органы, сосуды, части тела имеют по нескольку наименований. Порой различные органы и части тела имеют одно и то же обозначение.

Как мы уже говорили, по представлениям даосов, человеческий организм — это микрокосм, все части которого имеют параллели в макрокосме. Как и все в природе, он управляется силами инь и ян. Все органы в нем соотнесены с пятью первоэлементами. Пятью внутренними органами были: печень, сердце, селезенка, легкие и почки. Иногда к ним причисляли также перикард, головной и костный мозг. Пятью органами, как полагали, управляла сила инь. Сила ян управляла шестью «вместилищами», или полыми органами: желудком, толстой кишкой, тонкой кишкой, желчным пузырем, мочевым пузырем, «тремя горящими областями»2. Кроме того, даосы выделяли в теле человека 12 парных каналов. По этим каналам, как считали даосы, перемещаются силы инь и ян. На них размещены акупунктурные точки, число которых в различных источниках варьируется, но чаще указывается число 365. Названные 12 каналов разделяются на 23 отрезка и связаны между собой 8 каналами, из которых наиболее важными считаются два — жэньмо и думо. Жэньмо содержит силу инь, начинается в промежности, проходит спереди вдоль тела вверх и заканчивается в районе нижней губы. Думо содержит силу ян, начинается от копчика, поднимается вверх вдоль спины, идет через затылок, вниз через лоб от макушки и затем заканчивается у верхней губы.

Каждая из трех частей, на которые даос

Бессмертие (даосизм) — Википедия с видео // WIKI 2

Отличительной чертой даосизма и китайской традиции является представление о возможности достижения человеком бессмертия. Науке о бессмертии и практике достижения бессмертия посвящено множество книг. Рецепты достижения бессмертия собирались на протяжении тысяч лет и уходят в глубокую древность. В литературе можно встретить также свидетельства о долгожителях и небожителях, тема бессмертия затрагивается в мифах и легендах, исследования по поводу достижения бессмертия проводились в очень древние времена, императоры пытались достичь бессмертия многочисленными способами. Особенно известны поиски бессмертия императора Цинь Шихуана.

Понимание бессмертия и его природы на протяжении множества столетий сильно менялось. Поиски бессмертия подстегнули также китайскую медицину, достижения которой применяются до сих пор.

Восемь Бессмертных переплывают море. По часовой стрелке от кормы: Хэ Сяньгу, Хань Сянцзы, Лань Цайхэ, Ли Тегуай, Люй Дунбинь, Чжунли Цюань, Цао Гоцзю, снаружи Чжан Голао.

Энциклопедичный YouTube

  • 1/5

    Просмотров:

    26 607

    972

    610

    846

    1 600

  • ✪ История мировых религий. Часть 11. Даосизм. Леонид Мацих.

  • ✪ Даосские практики с Дэвидом Вердези

  • ✪ Медицинские исследования медитации

  • ✪ О смысле жизни: коллизия двух концепций — 2

  • ✪ Картина мироздания Структуры сознания / Личностное мировоззрение Часть1

Содержание

Предыстория

В бронзовых надписях эп. Западная Чжоу наиболее популярной формулой благопожелания является шоу 壽, в то время как потустороннее существование предков являлось совместным достоянием клана и служило его интересам. В Восточной Чжоу (начиная с 8 в. до н. э.) появляется новый религиозный «стандарт», который предполагает персональные усилия для достижения бессмертия и не связывается с клановым культом. По мнению Вэнь Идо, эта новая практика могла быть связана с верованиями цян, погребальный культ которых использовал кремацию, не свойственную жителям Серединных Царств.[1]

Достижение личного бессмертия приписывалось историческим фигурам ретроспективно. Так, популярным персонажем даосских легенд стал Ванцзы Цяо 王子喬, принц эп. Восточная Чжоу. Показательно, что Цай Юн не отождествляет его с историческим персонажем вовсе, утверждая, что он стал «совершенным человеком /один из терминов для „бессмертного“/, но неизвестно, в какую эпоху».[2]

Распространение и вульгаризация

В период Чуньцю понятие бессмертия получило широкое распространение.

Поисками бессмертия занимались императоры и князья. Император Цинь Шихуан, по свидетельству ханьского историка Сыма Цяня («Ши цзи»), сильно беспокоился о грядущей смерти. Во время своих странствий он знакомился с кудесниками и ведунами фанши 方士, надеясь выведать у них тайну эликсира бессмертия. В 219 г. до н. э. он направил на его поиски экспедицию к островам Восточного Моря (см. Сюй Фу, en:Anqi Sheng 安期生). Однако, согласно Сыма Цяню, подобные экспедиции организовывались начиная с 4 в. до н. э. Предприятие Цинь Шихуана отличал только беспрецедентный размах.

С полемикой против поисков бессмертия выступал Лу Цзя (240—170 до н. э.), конфуцианский советник первого императора эп. Хань, в трактате «Синь юй» 新語.

Интерес к обретению бессмертия также проявлял император Хань У-ди (правл. 141—87 до н. э.). Как и Цинь Шихуан, он исполнил имперский ритуал фэн-шань zh:封禅, одной из смысловых составляющих которого была просьба о бессмертии. Согласно «Шицзи», У-ди изъявил готовность оставить жён и детей, в случае если ему будет дано вознестись на небо, как Жёлтому Императору. Примерно в это же время развивается легенда о том, что вознесение Жёлтого Императора не было единоличным, но сопровождалось всей его свитой, включая гарем из 70 человек. Ещё более яркий образ связывается с самоубийством Лю Аня (179—122 до н. э.), вызванным раскрытием его заговора против У-ди, собственного племянника. Согласно преданию, Лю Ань не умер, но стал бессмертным-сянь, а вместе с ним путь на небо заполучили даже его дворовые собаки и куры.

Согласно меморандуму 31 г. до н. э., в империи Хань находились 683 жертвенных зала для встреч с богами и небожителями — такая встреча якобы сулила бессмертие. Вместе с расширением границ империи менялась также стратегия поисков бессмертия: если ранее интерес был направлен к морю на восток, то с покорением западных земель распространилось представление о бессмертии, обретаемом на западной горе Куньлунь у повелительницы Си-ван-му.[3]

Ранние описания

Тема бессмертия занимает важное место в ранних даосских трактатах. О бессмертии говорится ещё в трактате Даодэцзин, бессмертным считается его автор Лао-цзы. Тема развивается в притчах Чжуан-цзы, этой темы в той или иной степени касаются многочисленные философские трактаты того периода. Помимо философских трактатов теме бессмертия посвящены многочисленные стихи и легенды.

Архаическое представление о душе и смерти упомянуто в чжоуском трактате Цзочжуань и в танских комментариях Кун Инда. Организм человека населён душами хунь (кит. 魂)
и по (кит. 魄), после смерти души хунь направляются вверх, а души по вниз. Объединяясь, души хунь образуют дух шэнь(кит. 神), который направляется на небо, растворяясь в небесном ци (пневме, воздухе). Души по, соединяясь, образуют беса гуй(кит. 鬼), который направляется под землю к жёлтому источнику и постепенно угасает и растворяется там. Через тело осуществляется связь между душами, но когда тело умирает и разлагается, через некоторое время эта связь окончательно теряется, дух отправляется на небеса, а бес — под землю.[4]

Древние даосские трактаты выражают три представления о смерти:[5]

  1. Жизнь и смерть — две непременные фазы единого процесса трансформаций-перемен.
  2. Смерти как таковой вообще нет — это лишь одна из множества метаморфоз, которые, собственно, и составляют сущность жизни.
  3. Жизнь есть безусловное благо, величайшее среди всех благ. Смерть есть зло и её надо преодолеть.

Чжуан-цзы — китайский философ эпохи Сражающихся царств

Чжуан-цзы описывает природу как непрерывный круговорот энергии ци, которая развивается, переходя после смерти в новые формы.[6]

Есть мельчайшие семена. Попадая в воду, они соединяются в перепончатую ткань; на грани с сушей приобретают покров лягушки, раковину моллюска; на горах и холмах становятся подорожником. Подорожник, обретя удобрение от гнилого, становится растением воронья нога. Корни вороньей ноги превращаются в земляных и древесных червей, а листья — в бабочек, бабочки также изменяются и становятся насекомыми. Когда насекомые родятся у соляного поля <у очага>, то будто сбрасывают кожу и называются насекомыми цюйдо. Цюйдо через тысячу дней превращается в птицу, её имя — ганъюйгу. Слюна ганьюйгу становится сыми, а сыми превращается в насекомое илу в пищевом уксусе, а от него — насекомое хуанхуан пищевого уксуса, а от него насекомое цзюю. Насекомое моужуй порождает вошь на тыквах. Растение янси, соединяясь со старым бамбуком, не дававшим ростков, порождает темную собаку, темная собака — барса, барс — лошадь, лошадь —
человека. Человек же снова уходит в мельчайшие семена. Вся тьма вещей выходит из мельчайших семян и в них возвращается.

Вывод, который делается из представления о круговороте всего живого, заключается в том, что если следовать естественной природе, можно постоянно возобновлять себя не умирая. Необходимо следовать тем явлениям, которые постоянны, избегая того, что разрушается. Необходимо следовать также естественным ритмам, чтобы не утрачивать жизненной энергии; следование естественным ритмам позволяет черпать силы из самой природы.

Бессмертные живут в другом временном измерении, один день их жизни длится многие годы. По легендам, бессмертные живут на острове Пэнлай и на других островах, которых поддерживают на плаву гигантские черепахи ао,[7] по другим представлением — на дальнем Западе у горы Куньлунь. Бессмертные питаются особой пищей (например — небесной росой) и потребляют эликсир, продлевающий жизнь.

Внешняя алхимия занималась попыткой достижения бессмертия принятием медикаментов, приготовленных особым образом. Так как в природе органических веществ заложено разложение, наибольшую ценность для приготовления эликсиров составляли минералы. Особенно ценились золото и киноварь, сплав которых считался эликсиром. Сочетание иероглифов «золото» и «киноварь» (кит. упр. 金丹, пиньинь jindan, палл. цзиньдань) со временем приобрело значение эликсира бессмертия (иногда переводится как «золотой эликсир» или «золотая пилюля»).

Подробный критический разбор методов и рецептов внешней алхимии представлен в трактате Гэ Хуна «Баопу-цзы». Трудность получения эликсира заключалась в получении предельно чистых веществ, соблюдении технологии выплавления пилюли, выбора времени начала алхимических процессов, правильных методов принятия пилюли. Трактат обсуждает эликсиры с использованием многочисленных веществ и минералов и приводит истории из жизни бессмертных, а также шарлатанов.

Приготовление эликсиров было популярным вплоть до III—V веков, эликсиры давались также императорам, которые умирали неестественной смертью, современный анализ останков показывает наличие в костях многих императоров мышьяка, ртути и других ядовитых минералов. По мере развития даосизма древние сочинения по внешней алхимии были переосмыслены, минералы и вещества стали пониматься как символы внутренних процессов в организме, и стали развиваться методы внутренней алхимии.

Внутренняя алхимия стала особенно популярна в эпохи Тан и Сун, о ней сохранилось большое количество сочинений этого периода, поэтому по мнению скептиков внутренняя алхимия является поздним явлением. Отдельные элементы внутренней алхимии прослеживаются до Ханьского периода, поэтому имеются также мнения, что внутренняя алхимия практиковалась с древнейших времён и существовала параллельно внешней. Одним из основополагающих трактатов является сочинение Вэй Бояна Цаньтунци II века.

Внутренняя алхимия опирается на представление, что бессмертие достигается за счёт определённых процессов в организме, которые поддерживаются специальными упражнениями и медитациями. Учение о внутренней алхимии обладает следующими особенностями:

Развитие космического зародыша путём духовных практик

  • Сочинения по внутренней алхимии опираются на древние сочинения по внешней алхимии, но вещества, которые там описаны (золото, серебро, киноварь, ртуть…), равно как и процессы плавления являются лишь символами, указывающими на организм человека — внутренние органы, меридианы, жидкости, соки, секрецию, потоки энергии.
  • Процессы, проходящие внутри человека, взаимосвязаны с природными ритмами — сезонными изменениями природы, циклом день-ночь, фазами луны, ходом Юпитера. Пониманию природных ритмов и явлений посвящён Ицзин. Наблюдая за природой и следуя Ицзину и другим классическим книгам, можно правильно направить внутренние процессы в организме.
  • Внутренние процессы регулируются с помощью дыхательных упражнений (цигун) и специальных медитаций. При этом активно используются знания классической китайской медицины о каналах, внутренних органах и потоках энергии ци в организме.
  • Огромное значение имеет психологическое состояние адепта, который должен быть настроен на правильные внутренние процессы, не расходуя энергию зря.
  • Многочисленные переплавки длятся многие месяцы.
  • В процессе переплавок и трансформаций вызревает бессмертный зародыш, который находится в киноварном поле (даньтянь) — полости живота на определённом расстоянии ниже пупка, которая является центром «утробного дыхания».
  • Зародыш вскармливается и развивается в течение девяти месяцев (в некоторых рецептах указываются другие сроки), после чего покидает тело через макушку, новое тело уже обладает бессмертием.

Сам себя смог родить таким способом Лао-цзы (буквально — старый ребёнок), матушка Ли вынашивала его 81 год, а комментарии говорят, что Матушка Ли — это не кто иной, как сам Лао-цзы.[8]

Для того, чтобы выращивание зародыша стало возможным, нужно не тратить попусту энергию и поддерживать себя особым образом — правильно питаться, не давать хода эмоциям. В частности, не рекомендуется тратить «эссенции» (цзин) — такие как семя и слюна. Разработаны методы глотания слюны и удержания спермы от семяизвержения. Со внутренней алхимией связана также особая сексуальная практика, при которой удерживается семя, но энергии используются для омоложения организма.

Бессмертие в средневековом и позднем даосизме

С определённого времени бессмертными стали считаться многие знаменитые даосы, которые смогли «освободиться от трупа». При этом после физической смерти труп их заметно уменьшался, сжимался или вообще исчезал, что служило признаком того, что они освободились и улетели на небеса. В соответствии с даосской алхимией в момент достижения бессмертия бессмертный зародыш вылетал наружу через макушку.

В позднее время бессмертными считались даосские мастера, обладающие «бессмертными костями». Получив титул даосского мастера, адепт получал также «свидетельство о бессмертии»[9], которое характеризовало уже не бессмертие физического тела, а определённое качество костей и духа.

Представление о бессмертии в физическом теле вступили в противоречие с буддийской теорией о блуждании сознания в сансаре. По буддийским представлениям бесконечное поддержание жизни в одном и том же физическом теле не имеет смысла, а сознание крутится в бесконечном цикле перерождений.

По мере развития даосизма и под влиянием буддизма даосские представления о бессмертии сблизились с буддийскими. Понятие о бессмертии стало интерпретироваться как переход в иные реальности с другими жизненными циклами и другим течением времени, цели сохранения своего тела поменялись на цели духовного саморазвития. Более поздние школы даосизма делали основной упор уже на медитациях, подобных буддийским. Большое значение при этом имела сила концентрации сознания, достигаемая при медитации.

Примечания

  1. ↑ Yü, Ying-shih. «Life and Immortality in The Mind of Han China». Harvard Journal of Asiatic Studies, Vol. 25, (1964—1965), pp. 80-122.
  2. ↑ Campany, Robert Ford. Strange Writing: Anomaly Accounts in Early Medieval China. New York, 1996:193-5
  3. ↑ Yü, Ying-shih, рр.96-7.
  4. ↑ Чжан Бо-дуань. Главы о прозрении истины. Перевод Е. А. Торчинова. С-П. «Петербургское востоковедение», 1994. ISDN 5-85803-010-6. Предисловие. [1]
  5. ↑ Торчинов, Евгений Алексеевич. Жизнь, смерть, бессмертие в универсуме китайской культуры
  6. ↑ Чжуан-цзы. Перевод Позднеевой.
  7. ↑ Ле-цзы, глава 5
  8. ↑ Schipper, Kristofer The Taoist body. Translated by Karen C.Duval Berkeley: University of California Press, 1993.
  9. ↑ K. Schipper

Литература

  • Лу Куань Юй «Даосская йога. Алхимия и бессмертие.»
  • Торчинов, Евгений Алексеевич. Даосизм. Опыт историко-религиоведческого описания.  СПб.: Андреев и сыновья, 1993 (2-е дополненное издание: СПб.: Лань, 1998).
  • Торчинов, Евгений Алексеевич. Даосизм — С-П., 1999.
  • Гэ Хун. Баопу-цзы. Эзотерическая часть. Перев., предисл., коммент. СПб.: Центр «Петербургское востоковедение», 1999
  • Торчинов, Евгений Алексеевич. ЗОЛОТОЙ ЭЛИКСИР, ИЛИ ПОИСКИ БЕССМЕРТИЯ В ДРЕВНЕМ КИТАЕ
  • Торчинов, Евгений Алексеевич. Жизнь, смерть, бессмертие в универсуме китайской культуры
  • Fabrizio Pregadio. Исследования Цаньтунци (недоступная ссылка)
  • Richard Bertschinger: Cantong Qi, Das Dao der Unsterblichkeit. Frankfurt am Main 1997, ISBN 3-8105-2341-0
  • Schipper, Kristofer The Taoist body. Translated by Karen C.Duval Berkeley: University of California Press, 1993.
  • Краткие биографии и жизнеописания знаменитых даосских Мастеров достигших, как считается, стадий бессмертия

Развитие космического зародыша путём духовных практик
Эта страница в последний раз была отредактирована 27 апреля 2020 в 15:24.

Бессмертие (даосизм) — Википедия

Отличительной чертой даосизма и китайской традиции является представление о возможности достижения человеком бессмертия. Науке о бессмертии и практике достижения бессмертия посвящено множество книг. Рецепты достижения бессмертия собирались на протяжении тысяч лет и уходят в глубокую древность. В литературе можно встретить также свидетельства о долгожителях и небожителях, тема бессмертия затрагивается в мифах и легендах, исследования по поводу достижения бессмертия проводились в очень древние времена, императоры пытались достичь бессмертия многочисленными способами. Особенно известны поиски бессмертия императора Цинь Шихуана.

Понимание бессмертия и его природы на протяжении множества столетий сильно менялось. Поиски бессмертия подстегнули также китайскую медицину, достижения которой применяются до сих пор.

Предыстория

В бронзовых надписях эп. Западная Чжоу наиболее популярной формулой благопожелания является шоу 壽, в то время как потустороннее существование предков предполагает являлось совместным достоянием клана и служило его интересам. В Восточной Чжоу (начиная с 8 в. до н. э.) появляется новый религиозный «стандарт», который предполагает персональные усилия для достижения бессмертия и не связывается с клановым культом. По мнению Вэнь Идо, эта новая практика могла быть связана с верованиями цян, погребальный культ которых использовал кремацию, не свойственную жителям Серединных Царств.[1]

Достижение личного бессмертия приписывалось историческим фигурам ретроспективно. Так, популярным персонажем даосских легенд стал Ванцзы Цяо 王子喬, принц эп. Восточная Чжоу. Показательно, что Цай Юн не отождествляет его с историческим персонажем вовсе, утверждая, что он стал «совершенным человеком /один из терминов для „бессмертного“/, но неизвестно, в какую эпоху».[2]

Распространение и вульгаризация

В период Чуньцю понятие бессмертия получило широкое распространение.

Поисками бессмертия занимались императоры и князья. Император Цинь Шихуан, по свидетельству ханьского историка Сыма Цяня («Ши цзи»), сильно беспокоился о грядущей смерти. Во время своих странствий он знакомился с кудесниками и ведунами фанши 方士, надеясь выведать у них тайну эликсира бессмертия. В 219 г. до н. э. он направил на его поиски экспедицию к островам Восточного Моря (см. Сюй Фу, en:Anqi Sheng 安期生). Однако, согласно Сыма Цяню, подобные экспедиции организовывались начиная с 4 в. до н. э. Предприятие Цинь Шихуана отличал только беспрецедентный размах.

С полемикой против поисков бессмертия выступал Лу Цзя (240—170 до н. э.), конфуцианский советник первого императора эп. Хань, в трактате «Синь юй» 新語.

Интерес к обретению бессмертия также проявлял император Хань У-ди (правл. 141—87 до н. э.). Как и Цинь Шихуан, он исполнил имперский ритуал фэн-шань zh:封禅, одной из смысловых составляющих которого была просьба о бессмертии. Согласно «Шицзи», У-ди изъявил готовность оставить жён и детей, в случае если ему будет дано вознестись на небо, как Жёлтому Императору. Примерно в это же время развивается легенда о том, что вознесение Жёлтого Императора не было единоличным, но сопровождалось всей его свитой, включая гарем из 70 человек. Ещё более яркий образ связывается с самоубийством Лю Аня (179—122 до н. э.), вызванным раскрытием его заговора против У-ди, собственного племянника. Согласно преданию, Лю Ань не умер, но стал бессмертным-сянь, а вместе с ним путь на небо заполучили даже его дворовые собаки и куры.

Согласно меморандуму 31 г. до н. э., в империи Хань находились 683 жертвенных зала для встреч с богами и небожителями — такая встреча якобы сулила бессмертие. Вместе с расширением границ империи менялась также стратегия поисков бессмертия: если ранее интерес был направлен к морю на восток, то с покорением западных земель распространилось представление о бессмертии, обретаемом на западной горе Куньлунь у повелительницы Си-ван-му.[3]

Ранние описания

Начало текста Дао Дэ Цзин, высеченное на стене храма Чанчунь

Тема бессмертия занимает важное место в ранних даосских трактатах. О бессмертии говорится ещё в трактате Даодэцзин, бессмертным считается его автор Лао-цзы. Тема развивается в притчах Чжуан-цзы, этой темы в той или иной степени касаются многочисленные философские трактаты того периода. Помимо философских трактатов теме бессмертия посвящены многочисленные стихи и легенды.

Архаическое представление о душе и смерти упомянуто в чжоуском трактате Цзочжуань и в танских комментариях Кун Инда. Организм человека населён душами хунь (кит. 魂)
и по (кит. 魄), после смерти души хунь направляются вверх, а души по вниз. Объединяясь, души хунь образуют дух шэнь(кит. 神), который направляется на небо, растворяясь в небесном ци (пневме, воздухе). Души по, соединяясь, образуют беса гуй(кит. 鬼), который направляется под землю к жёлтому источнику и постепенно угасает и растворяется там. Через тело осуществляется связь между душами, но когда тело умирает и разлагается, через некоторое время эта связь окончательно теряется, дух отправляется на небеса, а бес — под землю.[4]

Древние даосские трактаты выражают три представления о смерти:[5]

  1. Жизнь и смерть — две непременные фазы единого процесса трансформаций-перемен.
  2. Смерти как таковой вообще нет — это лишь одна из множества метаморфоз, которые, собственно, и составляют сущность жизни.
  3. Жизнь есть безусловное благо, величайшее среди всех благ. Смерть есть зло и её надо преодолеть.

Чжуан-цзы описывает природу как непрерывный круговорот энергии ци, которая развивается, переходя после смерти в новые формы.[6]

Есть мельчайшие семена. Попадая в воду, они соединяются в перепончатую ткань; на грани с сушей приобретают покров лягушки, раковину моллюска; на горах и холмах становятся подорожником. Подорожник, обретя удобрение от гнилого, становится растением воронья нога. Корни вороньей ноги превращаются в земляных и древесных червей, а листья — в бабочек, бабочки также изменяются и становятся насекомыми. Когда насекомые родятся у соляного поля <у очага>, то будто сбрасывают кожу и называются насекомыми цюйдо. Цюйдо через тысячу дней превращается в птицу, её имя — ганъюйгу. Слюна ганьюйгу становится сыми, а сыми превращается в насекомое илу в пищевом уксусе, а от него — насекомое хуанхуан пищевого уксуса, а от него насекомое цзюю. Насекомое моужуй порождает вошь на тыквах. Растение янси, соединяясь со старым бамбуком, не дававшим ростков, порождает темную собаку, темная собака — барса, барс — лошадь, лошадь —
человека. Человек же снова уходит в мельчайшие семена. Вся тьма вещей выходит из мельчайших семян и в них возвращается.

Вывод, который делается из представления о круговороте всего живого, заключается в том, что если следовать естественной природе, можно постоянно возобновлять себя не умирая. Необходимо следовать тем явлениям, которые постоянны, избегая того, что разрушается. Необходимо следовать также естественным ритмам, чтобы не утрачивать жизненной энергии; следование естественным ритмам позволяет черпать силы из самой природы.

Бессмертные живут в другом временном измерении, один день их жизни длится многие годы. По легендам, бессмертные живут на острове Пэнлай и на других островах, которых поддерживают на плаву гигантские черепахи ао,[7] по другим представлением — на дальнем Западе у горы Куньлунь. Бессмертные питаются особой пищей (например — небесной росой) и потребляют эликсир, продлевающий жизнь.

В «Баопу-цзы» Гэ Хуна, прокомментировано множество рецептов долголетия и бессмертия.

Внешняя алхимия занималась попыткой достижения бессмертия принятием медикаментов, приготовленных особым образом. Так как в природе органических веществ заложено разложение, наибольшую ценность для приготовления эликсиров составляли минералы. Особенно ценились золото и киноварь, сплав которых считался эликсиром. Сочетание иероглифов «золото» и «киноварь» (кит. упр. 金丹, пиньинь: jindan, палл.: цзиньдань) со временем приобрело значение эликсира бессмертия (иногда переводится как «золотой эликсир» или «золотая пилюля»).

Подробный критический разбор методов и рецептов внешней алхимии представлен в трактате Гэ Хуна «Баопу-цзы». Трудность получения эликсира заключалась в получении предельно чистых веществ, соблюдении технологии выплавления пилюли, выбора времени начала алхимических процессов, правильных методов принятия пилюли. Трактат обсуждает эликсиры с использованием многочисленных веществ и минералов и приводит истории из жизни бессмертных, а также шарлатанов.

Приготовление эликсиров было популярным вплоть до III—V веков, эликсиры давались также императорам, которые умирали неестественной смертью, современный анализ останков показывает наличие в костях многих императоров мышьяка, ртути и других ядовитых минералов. По мере развития даосизма древние сочинения по внешней алхимии были переосмыслены, минералы и вещества стали пониматься как символы внутренних процессов в организме, и стали развиваться методы внутренней алхимии.

Внутренняя алхимия стала особенно популярна в эпохи Тан и Сун, о ней сохранилось большое количество сочинений этого периода, поэтому по мнению скептиков внутренняя алхимия является поздним явлением. Отдельные элементы внутренней алхимии прослеживаются до Ханьского периода, поэтому имеются также мнения, что внутренняя алхимия практиковалась с древнейших времён и существовала параллельно внешней. Одним из основополагающих трактатов является сочинение Вэй Бояна Цаньтунци II века.

Внутренняя алхимия опирается на представление, что бессмертие достигается за счёт определённых процессов в организме, которые поддерживаются специальными упражнениями и медитациями. Учение о внутренней алхимии обладает следующими особенностями:

Развитие космического зародыша путём духовных практик

  • Сочинения по внутренней алхимии опираются на древние сочинения по внешней алхимии, но вещества, которые там описаны (золото, серебро, киноварь, ртуть…), равно как и процессы плавления являются лишь символами, указывающими на организм человека — внутренние органы, меридианы, жидкости, соки, секрецию, потоки энергии.
  • Процессы проходящие внутри человека, взаимосвязаны с природными ритмами — сезонными изменениями природы, циклом день-ночь, фазами луны, ходом Юпитера. Пониманию природных ритмов и явлений посвящён Ицзин. Наблюдая за природой и следуя Ицзину и другим классическим книгам, можно правильно направить внутренние процессы в организме.
  • Внутренние процессы регулируются с помощью дыхательных упражнений (цигун) и специальных медитаций. При этом активно используются знания классической китайской медицины о каналах, внутренних органах и потоках энергии ци в организме.
  • Огромное значение имеет психологическое состояние адепта, который должен быть настроен на правильные внутренние процессы, не расходуя энергию зря.
  • Многочисленные переплавки длятся многие месяцы.
  • В процессе переплавок и трансформаций вызревает бессмертный зародыш, который находится в киноварном поле (даньтянь) — полости живота на определённом расстоянии ниже пупка, которая является центром «утробного дыхания».
  • Зародыш вскармливается и развивается в течение девяти месяцев (в некоторых рецептах указываются другие сроки), после чего покидает тело через макушку, новое тело уже обладает бессмертием.

Сам себя смог родить таким способом Лао-цзы (буквально — старый ребёнок), матушка Ли вынашивала его 81 год, а комментарии говорят, что Матушка Ли — это не кто иной, как сам Лао-цзы.[8]

Для того, чтобы выращивание зародыша стало возможным, нужно не тратить попусту энергию и поддерживать себя особым образом — правильно питаться, не давать хода эмоциям. В частности, не рекомендуется тратить «эссенции» (цзин) — такие как семя и слюна. Разработаны методы глотания слюны и удержания спермы от семяизвержения. Со внутренней алхимией связана также особая сексуальная практика, при которой удерживается семя, но энергии используются для омоложения организма.

Бессмертие в средневековом и позднем даосизме

С определённого времени бессмертными стали считаться многие знаменитые даосы, которые смогли «освободиться от трупа». При этом после физической смерти труп их заметно уменьшался, сжимался или вообще исчезал, что служило признаком того, что они освободились и улетели на небеса. В соответствии с даосской алхимией в момент достижения бессмертия бессмертный зародыш вылетал наружу через макушку.

В позднее время бессмертными считались даосские мастера, обладающие «бессмертными костями». Получив титул даосского мастера, адепт получал также «свидетельство о бессмертии»[9], которое характеризовало уже не бессмертие физического тела, а определённое качество костей и духа.

Представление о бессмертии в физическом теле вступили в противоречие с буддийской теорией о блуждании сознания в сансаре. По буддийским представлениям бесконечное поддержание жизни в одном и том же физическом теле не имеет смысла, а сознание крутится в бесконечном цикле перерождений.

По мере развития даосизма и под влиянием буддизма даосские представления о бессмертии сблизились с буддийскими. Понятие о бессмертии стало интерпретироваться как переход в иные реальности с другими жизненными циклами и другим течением времени, цели сохранения своего тела поменялись на цели духовного саморазвития. Более поздние школы даосизма делали основной упор уже на медитациях, подобных буддийским. Большое значение при этом имела сила концентрации сознания, достигаемая при медитации.

Примечания

  1. ↑ Yü, Ying-shih. «Life and Immortality in The Mind of Han China». Harvard Journal of Asiatic Studies, Vol. 25, (1964—1965), pp. 80-122.
  2. ↑ Campany, Robert Ford. Strange Writing: Anomaly Accounts in Early Medieval China. New York, 1996:193-5
  3. ↑ Yü, Ying-shih, рр.96-7.
  4. ↑ Чжан Бо-дуань. Главы о прозрении истины. Перевод Е. А. Торчинова. С-П. «Петербургское востоковедение», 1994. ISDN 5-85803-010-6. Предисловие. [1]
  5. ↑ Торчинов, Евгений Алексеевич. Жизнь, смерть, бессмертие в универсуме китайской культуры
  6. ↑ Чжуан-цзы. Перевод Позднеевой.
  7. ↑ Ле-цзы, глава 5
  8. ↑ Schipper, Kristofer The Taoist body. Translated by Karen C.Duval Berkeley: University of California Press, 1993.
  9. ↑ K. Schipper

Литература

  • Лу Куань Юй «Даосская йога. Алхимия и бессмертие.»
  • Торчинов, Евгений Алексеевич. Даосизм. Опыт историко-религиоведческого описания. СПб.: Андреев и сыновья, 1993 (2-е дополненное издание: СПб.: Лань, 1998).
  • Торчинов, Евгений Алексеевич. Даосизм — С-П., 1999.
  • Гэ Хун. Баопу-цзы. Эзотерическая часть. Перев., предисл., коммент. СПб.: Центр «Петербургское востоковедение», 1999
  • Торчинов, Евгений Алексеевич. ЗОЛОТОЙ ЭЛИКСИР, ИЛИ ПОИСКИ БЕССМЕРТИЯ В ДРЕВНЕМ КИТАЕ (недоступная ссылка)
  • Торчинов, Евгений Алексеевич. Жизнь, смерть, бессмертие в универсуме китайской культуры
  • Fabrizio Pregadio. Исследования Цаньтунци (недоступная ссылка)
  • Richard Bertschinger: Cantong Qi, Das Dao der Unsterblichkeit. Frankfurt am Main 1997, ISBN 3-8105-2341-0
  • Schipper, Kristofer The Taoist body. Translated by Karen C.Duval Berkeley: University of California Press, 1993.
  • Краткие биографии и жизнеописания знаменитых даосских Мастеров достигших, как считается, стадий бессмертия

Бессмертие (даосизм) — это… Что такое Бессмертие (даосизм)?

Dao Tao
Даосизм
История
Люди
Школы
Храмы
Терминология
Тексты
Боги
Медицина
Астрология
Бессмертие
Фэншуй
Форум
Портал

Отличительной чертой даосизма и китайской традиции является представление о возможности достижения человеком бессмертия. Науке о бессмертии и практике достижения бессмертия посвящено множество книг. Рецепты достижения бессмертия собирались на протяжении тысяч лет и уходят в глубокую древность. В литературе можно встретить также свидетельства о долгожителях и небожителях, тема бессмертия затрагивается в мифах и легендах, исследования по поводу достижения бессмертия проводились в очень древние времена, императоры пытались достичь бессмертия многочисленными способами. Особенно известны поиски бессмертия императора Цинь Шихуана.

Понимание бессмертия и его природы на протяжении множества столетий сильно менялось. Поиски бессмертия подстегнули также китайскую медицину, достижения которой применяются до сих пор.

Dao Tao

Бессмертие в раннем даосизме

Тема бессмертия занимает важное место в ранних даосских трактатах. О бессмертии говорится ещё в трактате Даодэцзин, бессмертным считается его автор Лао-цзы. Тема развивается в притчах Чжуан-цзы, этой темы в той или иной степени касаются многочисленные философские трактаты того периода. Помимо философских трактатов теме бессмертия посвящены многочисленные стихи и легенды.

Архаическое представление о душе и смерти упомянуто в чжоуском трактате Цзочжуань и в танских комментариях Кун Инда. Организм человека населён душами хунь (кит. 魂) и по (кит. 魄), после смерти души хунь направляются вверх, а души по вниз. Объединяясь, души хунь образуют дух шэнь(кит. 神), который направляется на небо, растворяясь в небесном ци (пневме, воздухе). Души по, соединяясь, образуют беса гуй(кит. 鬼), который направляется под землю к жёлтому источнику и постепенно угасает и растворяется там. Через тело осуществляется связь между душами, но когда тело умирает и разлагается, через некоторое время эта связь окончательно теряется, дух отправляется на небеса, а бес — под землю.[1]

Древние даосские трактаты выражают три представления о смерти:[2]

  1. Жизнь и смерть — две непременные фазы единого процесса трансформаций-перемен.
  2. Смерти как таковой вообще нет — это лишь одна из множества метаморфоз, которые, собственно, и составляют сущность жизни.
  3. Жизнь есть безусловное благо, величайшее среди всех благ. Смерть есть зло и её надо преодолеть.

Чжуан-цзы описывает природу как непрерывный круговорот энергии ци, которая развивается, переходя после смерти в новые формы.[3]

Есть мельчайшие семена. Попадая в воду, они соединяются в перепончатую ткань; на грани с сушей приобретают покров лягушки, раковину моллюска; на горах и холмах становятся подорожником. Подорожник, обретя удобрение от гнилого, становится растением воронья нога. Корни вороньей ноги превращаются в земляных и древесных червей, а листья — в бабочек, бабочки также изменяются и становятся насекомыми. Когда насекомые родятся у соляного поля <у очага>, то будто сбрасывают кожу и называются насекомыми цюйдо. Цюйдо через тысячу дней превращается в птицу, её имя — ганъюйгу. Слюна ганьюйгу становится сыми, а сыми превращается в насекомое илу в пищевом уксусе, а от него — насекомое хуанхуан пищевого уксуса, а от него насекомое цзюю. Насекомое моужуй порождает вошь на тыквах. Растение янси, соединяясь со старым бамбуком, не дававшим ростков, порождает темную собаку, темная собака — барса, барс — лошадь, лошадь — человека. Человек же снова уходит в мельчайшие семена. Вся тьма вещей выходит из мельчайших семян и в них возвращается.

Вывод, который делается из представления о круговороте всего живого, заключается в том, что если следовать естественной природе, можно постоянно возобновлять себя не умирая. Необходимо следовать тем явлениям, которые постоянны, избегая того, что разрушается. Необходимо следовать также естественным ритмам, чтобы не утрачивать жизненной энергии; следование естественным ритмам позволяет черпать силы из самой природы.

Бессмертные живут в другом временном измерении, один день их жизни длится многие годы. По легендам, бессмертные живут на острове Пэнлай и на других островах, которых поддерживают на плаву гигантские черепахи ао,[4] по другим представлением — на дальнем Западе у горы Куньлунь. Бессмертные питаются особой пищей (например — небесной росой) и потребляют эликсир, продлевающий жизнь.

Поисками бессмертия занимались императоры и князья. Император Цинь Шихуан по свидетельству ханьского историка Сыма Цяня («Ши цзи»), сильно беспокоился о грядущей смерти. Во время своих странствий он знакомился с кудесниками и ведунами, надеясь выведать у них тайну эликсира бессмертия. В 219 г. до н. э. он направил на его поиски экспедицию к островам Восточного Моря.

Внешняя алхимия занималась попыткой достижения бессмертия принятием медикаментов, приготовленных особым образом. Так как в природе органических веществ заложено разложение, наибольшую ценность для приготовления эликсиров составляли минералы. Особенно ценились золото и киноварь, сплав которых считался эликсиром. Сочетание иероглифов «золото» и «киноварь» (кит. упр. 金丹, пиньинь: jindan, палл.: цзиньдань) со временем приобрело значение эликсира бессмертия (иногда переводится как «золотой эликсир» или «золотая пилюля»).

Подробный критический разбор методов и рецептов внешней алхимии представлен в трактате Гэ Хуна «Баопу-цзы». Трудность получения эликсира заключалась в получении предельно чистых веществ, соблюдении технологии выплавления пилюли, выбора времени начала алхимических процессов, правильных методов принятия пилюли. Трактат обсуждает эликсиры с использованием многочисленных веществ и минералов и приводит истории из жизни бессмертных, а также шарлатанов.

Приготовление эликсиров было популярным вплоть до III—V веков, эликсиры давались также императорам, которые умирали неестественной смертью, современный анализ останков показывает наличие в костях многих императоров мышьяка, ртути и других ядовитых минералов. По мере развития даосизма древние сочинения по внешней алхимии были переосмыслены, минералы и вещества стали пониматься как символы внутренних процессов в организме, и стали развиваться методы внутренней алхимии.

Внутренняя алхимия стала особенно популярна в эпохи Тан и Сун, о ней сохранилось большое количество сочинений этого периода, поэтому по мнению скептиков внутренняя алхимия является поздним явлением. Отдельные элементы внутренней алхимии прослеживаются до Ханьского периода, поэтому имеются также мнения, что внутренняя алхимия практиковалась с древнейших времён и существовала параллельно внешней. Одним из основополагающих трактатов является сочинение Вэй Бояна Цаньтунци II века.

Внутренняя алхимия опирается на представление, что бессмертие достигается за счёт определённых процессов в организме, которые поддерживаются специальными упражнениями и медитациями. Учение о внутренней алхимии обладает следующими особенностями:

  • Сочинения по внутренней алхимии опираются на древние сочинения по внешней алхимии, но вещества, которые там описаны (золото, серебро, киноварь, ртуть …), равно как и процессы плавления являются лишь символами, указывающими на организм человека — внутренние органы, меридианы, жидкости, соки, секрецию, потоки энергии.
  • Процессы проходящие внутри человека, взаимосвязаны с природными ритмами — сезонными изменениями природы, циклом день-ночь, фазами луны, ходом Юпитера. Пониманию природных ритмов и явлений посвящён Ицзин. Наблюдая за природой и следуя Ицзину и другим классическим книгам, можно правильно направить внутренние процессы в организме.
  • Внутренние процессы регулируются с помощью дыхательных упражнений (цигун) и специальных медитаций. При этом активно используются знания классической китайской медицины о каналах, внутренних органах и потоках энергии ци в организме.
  • Огромное значение имеет психологическое состояние адепта, который должен быть настроен на правильные внутренние процессы, не расходу энергию зря.
  • Многочисленные переплавки длятся многие месяцы.
  • В процессе переплавок и трансформаций вызревает бессмертный зародыш, который находится в киноварном поле (даньтянь) — полости живота на определённом расстоянии ниже пупка, которая является центром «утробного дыхания».
  • Зародыш вскармливается и развивается в течение девяти месяцев (в некоторых рецептах указываются другие сроки), после чего покидает тело через макушку, новое тело уже обладает бессмертием.

Сам себя смог родить таким способом Лао-цзы (буквально — старый ребёнок), матушка Ли вынашивала его 81 год, а комментарии говорят, что Матушка Ли — это не кто иной, как сам Лао-цзы.[5]

Для того, чтобы выращивание зародыша стало возможным, нужно не тратить попусту энергию и поддерживать себя особым образом — правильно питаться, не давать хода эмоциям. В частности, не рекомендуется тратить «эссенции» (цзин) — такие как семя и слюна. Разработаны методы глотания слюны и удержания спермы от семяизвержения. Со внутренней алхимией связана также особая сексуальная практика, при которой удерживается семя, но энергии используются для омоложения организма.

Бессмертие в средневековом и позднем даосизме

С определённого времени бессмертными стали считаться многие знаменитые даосы, которые смогли «освободиться от трупа». При этом после физической смерти труп их заметно уменьшался, сжимался или вообще исчезал, что служило признаком того, что они освободились и улетели на небеса. В соответствии с даосской алхимией в момент достижения бессмертия бессмертный зародыш вылетал наружу через макушку.

В позднее время бессмертными считались даосские мастера, обладающие «бессмертными костями». Получив титул даосского мастера, адепт получал также «свидетельство о бессмертии»[6], которое характеризовало уже не бессмертие физического тела, а определённое качество костей и духа.

Представление о бессмертии в физическом теле вступили в противоречие с буддийской теорией о блуждании сознания в сансаре. По буддийским представлениям бесконечное поддержание жизни в одном и том же физическом теле не имеет смысла, а сознание крутится в бесконечном цикле перерождений.

По мере развития даосизма и под влиянием буддизма даосские представления о бессмертии сблизились с буддийскими. Понятие о бессмертии стало интерпретироваться как переход в иные реальности с другими жизненными циклами и другим течением времени, цели сохранения своего тела поменялись на цели духовного саморазвития. Более поздние школы даосизма делали основной упор уже на медитациях, подобных буддийским. Большое значение при этом имела сила концентрации сознания, достигаемая при медитации.

Медицинские аспекты долголетия

От внутренней алхимии осталось немало практических советов по здоровому образу жизни, правильному питанию, правильному дыханию, оздоровляющим упражнениям, которые рекомендуются китайскими врачами и в настоящее время.

Примечания

Литература

  • Лу Куань Юй «Даосская йога. Алхимия и бессмертие.»
  • Торчинов, Евгений Алексеевич. Даосизм. Опыт историко-религиоведческого описания. СПб.: Андреев и сыновья, 1993 (2-е дополненное издание: СПб.: Лань, 1998).
  • Торчинов, Евгений Алексеевич. Даосизм — С-П., 1999.
  • Гэ Хун. Баопу-цзы. Эзотерическая часть. Перев., предисл., коммент. СПб.: Центр «Петербургское востоковедение», 1999
  • Торчинов, Евгений Алексеевич. ЗОЛОТОЙ ЭЛИКСИР, ИЛИ ПОИСКИ БЕССМЕРТИЯ В ДРЕВНЕМ КИТАЕ
  • Торчинов, Евгений Алексеевич. Жизнь, смерть, бессмертие в универсуме китайской культуры
  • Fabrizio Pregadio. Исследования Цаньтунци
  • Richard Bertschinger: Cantong Qi, Das Dao der Unsterblichkeit. Frankfurt am Main 1997, ISBN 3-8105-2341-0
  • Schipper, Kristofer The Taoist body. Translated by Karen C.Duval Berkeley: University of California Press, 1993.

Даосская алхимия. Бессмертие в даосизме. Методы достижения бессмертия

Под словосочетанием «даосская алхимия» скрываются древние знания китайской традиции даосизма о трансформации человеческой природы и достижении бессмертия. Первоначально отталкиваясь от заимствования свойств и качеств у природных элементов, учение даосов вылилось в понимание бессмертия как результата постоянной работы над своим телом и духом. В этой статье мы рассмотрим, какие методы даосы считали действенными для достижения бессмертия человека.

Даосизм как учение

Учение о дао появилось еще за несколько веков до нашей эры. Однако сама философия даосизма оформилась только во II-V веке н.э. В ее основе лежит многогранное понятие «дао», означающее саму суть этого мира. Его трактуют и как вечное действие, благодаря которому существует мир, и как единую силу, пронизывающую все на свете. Дао можно сравнить и с христианским Святым Духом, и с тем, как индийские боги «танцуют» мироздание. Дао — это та искра жизни, из-за которой существует мир.

Баланс и гармония как способ достижения бессмертия

Ключевые фигуры даосизма: легендарный Хуанди

Существует несколько исторических персонажей, которых считают основателями даосизма. На сегодня мы точно не знаем, кто первым сформулировал принципы дао, однако все из описанных героев сыграли важную роль в становлении философии и школ даосизма.

Постижение внутренней алхимии

Если рассматривать становление традиции в хронологическом порядке, то первым, кого стали называть основателем даосизма, был полулегендарный Желтый Император Хуанди. Историки не отрицают существование такого государственного деятеля, однако жил он столь давно — еще 3000 лет до н.э. — что его деяния слишком мифологизированы. Его считают не только создателем первого китайского государства, но и первопредком всех китайцев вообще. А с даосизмом его связывает создание нескольких трактатов на медицинскую и космологическую тематику. Одно его такое сочинение — Иньфуцзин — содержит множество рассуждений о внутренней алхимии, процессах внутри человеческого тела и взаимодействии человека с внешним миром.

Лао-цзы и «Дао Дэ Цзин»

Другим полумифическим персонажем, сыгравшим важную роль в становлении философии даосизма, является китайский мудрец Лао-цзы, живший за пять веков до нашей эры. Достоверность его биографии, да и сам факт реального существования Лао-цзы подвергаются сомнениям. Чего стоит одна только легенда о его рождении: якобы мать вынашивала его 80 лет, и родился он уже седым и мудрым старцем, причем не так, как рождаются все остальные люди, а из бедра матери. Впрочем, такая легенда лишь может свидетельствовать о масштабах мудрости Лао-цзы — его современникам не верилось, что столь почтенный старец мог прийти в этот мир так же, как и все остальные.

Собирательный образ Лао Цзы

Главное наследие Лао-цзы — философский трактат «Дао Де Цзин» (“Книга пути и достоинства”), в котором описаны основные принципы и понятия даосизма:

  • дао — понятие, лежащее в основе всего сущего, Абсолют;
  • дэ — проявление дао, связанное с моралью и добродетелью;
  • у-вэй — принцип недеяния, утверждающий, что иногда лучше остаться созерцателем.

Внешняя даосская алхимия

Поначалу бытовало мнение, что добиться бессмертия можно с помощью специальных снадобий и средств — якобы можно позаимствовать у веществ их свойства и таким образом изменить свою природу.

Органическим веществам приписывалось свойство удлинять жизнь, иногда на целые столетия и даже тысячелетия, но обеспечить бессмертие могла только неорганика — металлы и алхимические реактивы. На основе минералов создавались снадобья, которые надлежало регулярно употреблять в микроскопических дозах. Естественно, эликсир бессмертия, в составе которого была ртуть, киноварь, мышьяк и прочие подобные вещества, превращался в яд. Впрочем, ежедневная порция эликсира была столь мизерна, что смерть в результате отравления ядовитыми веществами наступала, только когда в организме накапливалось их достаточное количество. И то, подобную смерть считали одной из форм бессмертия (вознесение из физического тела), а легкие недомогания от снадобий — верным знаком на пути к вечной жизни.

Трактат «Баопу Цзы»

Важную роль в становлении и развитии методов внешней алхимии сыграл древний китайский ученый Гэ Хун. Он жил в IV веке нашей эры, состоял на службе у императора и посвятил свою жизнь алхимическим опытам и написанию трудов, в том числе и энциклопедических трактатов. Один из текстов, сохранившихся до наших дней, носит название «Баопу Цзы», что в переводе означает «Объемлющий пустоту мудрец».

Трактат Гэ Хуна «Баопу Цзы» содержит не только размышления о дао и принципах даосизма, но также много практической информации, касающейся достижения бессмертия и продления жизни. Несколько глав посвящены рецептам различных снадобий — как на основе минералов, так и на основе органических веществ. Гэ Хун замечает, что для эликсиров подходит только минеральное сырье высшего качества, не содержащее лишних примесей. Также сырье для эликсиров, алхимические символы бессмертия золото и серебро, обычно были весьма дорогостоящими. Именно поэтому Гэ Хун приводит много альтернативных рецептов с использованием растительных и животных компонентов.

Внутренняя даосская алхимия

Впоследствии от принципов внешней алхимии было решено отказаться в пользу методов, называемых внутренней алхимией. В их основе лежало постоянное совершенствование тела и духа, включая медитацию, специальные упражнения и постоянную работу над собой.

Достижение бессмертия как непрерывная и долгая работа над собой

Последователи внутренней алхимии взяли за основу все те же принципы внешней алхимии, однако трактовали описываемые эликсиры бессмертия и вещества, необходимые для их создания, всего лишь как алхимические символы, аллегоризацию человеческого тела. На первый план вышло взаимодействие элементов и стихий внутри человеческого тела.

Считается, что на протяжении всей истории даосизма нескольким мудрецам удалось добиться бессмертия и покинуть свое физическое воплощение. К ним относят уже упоминавшихся выше Гэ Хуна и Лао-цзы. Причем существуют свидетельства о смерти Гэ Хуна, утверждающие, что через несколько дней его тело исчезло из гроба, якобы вознесшись в виде чистой энергии.

Принципы внутренней алхимии

Добиться бессмертия полагалось не с помощью специальных медикаментов, а полагаясь на гармонизацию собственного организма с окружающим миром. Жаждущему вечной жизни необходимо было выстроить свою жизнь в соответствии с ритмами природы: сменой дня и ночи, времен года и так далее. Кроме следования специальному режиму, нужно было также освоить различные практики и упражнения, помогающие нормализовать внутренние процессы. Важная роль отводилась дыхательным упражнениям, гимнастике и медитациям — ведь эмоциональное состояние непосредственно влияло на физическое. Чтобы достичь бессмертия, полагалось освободиться от разрушающих эмоций и пребывать в состоянии абсолютного спокойствия.

Внутренняя алхимия обычно оперирует тремя основными понятиями — Ци, Цзин и Шэнь. Они представляют собой три субстанции, находящиеся в постоянном круговороте и формирующие человеческое бытие.

Энергия Ци

Жизненная сила, которую может сохранять и накапливать каждый человек, в соответствии с даосской алхимией носит название Ци. Иероглиф Ци также принято переводить как «эфир» или «дыхание». Считается, что Ци пронизывает все вокруг и является материальной основой всего происходящего. Если в организме человека нарушается циркуляция Ци — возникает болезнь. Со смертью Ци полностью покидает тело человека. Для того чтобы излечиться, нужно восстановить в своем теле правильную циркуляцию Ци. Тот же принцип встречается и в фэншуй — если в доме нарушено течение Ци, то живущих в нем будут преследовать несчастья.

Гимнастика - один из ключевых факторов в достижении бессмертия

Эссенция Цзин

Цзин — это скорее не энергия, а тонкая субстанция, из которой состоит тело человека. В более узком понимании это понятие употребляется для обозначения половой энергии человека в даосской алхимии. Цзин рассматривалась как врожденная и приобретенная — какая-то ее часть переходила от родителям к ребенку на генетическом уровне, в то время как другая накапливалась в течение жизни в виде питательных веществ, полученных из воздуха, еды и воды. Считалось, что совокупность врожденной и приобретенной Цзин хранится в почках.

Дух Шэнь

Третьей концепцией внутренней алхимии является Шэнь, символизирующий бессмертный дух человека. Шэнь — это то, что отличает нас от животных и помогает достичь бессмертия. Человек называет это сознанием или разумом. Именно Шэнь контролирует Цзин и Ци. Это наиболее тонкая форма субстанции, дающая ощущение ясности. Если дух Шэнь слаб, то ваше сознание словно пребывает в потемках. Шэнь также соответствует процессу мышления и всей нервной системе.

Меридианы тела

Даосская алхимия рассматривает тело человека как совокупность меридианов, по которым циркулирует Ци и другие энергии. Физиологически эти меридианы не выражены, но на них возможно повлиять путем воздействия на различные зоны тела (чем, в частности, и занимается акупунктура). Всего различают двенадцать парных меридианов, соответствующих определенным органам, а кроме них, отдельно выделяют передний и задний срединный меридианы. Обычно во время манипуляций с энергией в упражнениях Цигун и медитациях ее проводят именно по срединным меридианам.

Циркуляция энергии вокруг тела

Понятие о даньтянях

Согласно даосской науке о бессмертии и принципам внутренней алхимии, в теле человека расположено три резервуара для накопления энергии, называемых даньтянями (буквально — «поле киновари»). Даньтянь — это своего рода точки пересечения нескольких энергетических меридианов. Концентрация на ощущении даньтяня позволяет уплотнить его, словно набирая в резервуар энергию и упаковывая ее «до востребования».

Медитация как один из инструментов внутренней алхимии

Обычно рассматривают верхний, срединный и нижний даньтянь. В чем-то такая схема соответствует чакрам в йоге, правда, количество энергетических центров — не семь, а три. Верхний даньтянь, «корень мудрости», расположен в области третьего глаза (как Аджна-чакра). Срединный даньтянь, «корень духа», соответствует Анахата-чакре и располагается в центре груди. Нижний даньтянь, «корень цзин», расположенный чуть ниже пупка, соответствует трем нижним чакрам. В нем происходит преобразование эссенции Цзин в энергию Ци.

Работу с даньтянями и управление потоками энергии можно освоить с помощью регулярных занятий Цигун, йогой и медитаций. Даже занимаясь обычными физическими упражнениями, вы все равно задействуете все энергетические центры и каналы — именно поэтому после спорта чувствуется такой прилив сил.

Бессмертие (даосизм) — Википедия

Отличительной чертой даосизма и китайской традиции является представление о возможности достижения человеком бессмертия. Науке о бессмертии и практике достижения бессмертия посвящено множество книг. Рецепты достижения бессмертия собирались на протяжении тысяч лет и уходят в глубокую древность. В литературе можно встретить также свидетельства о долгожителях и небожителях, тема бессмертия затрагивается в мифах и легендах, исследования по поводу достижения бессмертия проводились в очень древние времена, императоры пытались достичь бессмертия многочисленными способами. Особенно известны поиски бессмертия императора Цинь Шихуана.

Понимание бессмертия и его природы на протяжении множества столетий сильно менялось. Поиски бессмертия подстегнули также китайскую медицину, достижения которой применяются до сих пор.

Предыстория

В бронзовых надписях эп. Западная Чжоу наиболее популярной формулой благопожелания является шоу 壽, в то время как потустороннее существование предков предполагает являлось совместным достоянием клана и служило его интересам. В Восточной Чжоу (начиная с 8 в. до н. э.) появляется новый религиозный «стандарт», который предполагает персональные усилия для достижения бессмертия и не связывается с клановым культом. По мнению Вэнь Идо, эта новая практика могла быть связана с верованиями цян, погребальный культ которых использовал кремацию, не свойственную жителям Серединных Царств.[1]

Достижение личного бессмертия приписывалось историческим фигурам ретроспективно. Так, популярным персонажем даосских легенд стал Ванцзы Цяо 王子喬, принц эп. Восточная Чжоу. Показательно, что Цай Юн не отождествляет его с историческим персонажем вовсе, утверждая, что он стал «совершенным человеком /один из терминов для „бессмертного“/, но неизвестно, в какую эпоху».[2]

Распространение и вульгаризация

В период Чуньцю понятие бессмертия получило широкое распространение.

Поисками бессмертия занимались императоры и князья. Император Цинь Шихуан, по свидетельству ханьского историка Сыма Цяня («Ши цзи»), сильно беспокоился о грядущей смерти. Во время своих странствий он знакомился с кудесниками и ведунами фанши 方士, надеясь выведать у них тайну эликсира бессмертия. В 219 г. до н. э. он направил на его поиски экспедицию к островам Восточного Моря (см. Сюй Фу, en:Anqi Sheng 安期生). Однако, согласно Сыма Цяню, подобные экспедиции организовывались начиная с 4 в. до н. э. Предприятие Цинь Шихуана отличал только беспрецедентный размах.

С полемикой против поисков бессмертия выступал Лу Цзя (240—170 до н. э.), конфуцианский советник первого императора эп. Хань, в трактате «Синь юй» 新語.

Интерес к обретению бессмертия также проявлял император Хань У-ди (правл. 141—87 до н. э.). Как и Цинь Шихуан, он исполнил имперский ритуал фэн-шань zh:封禅, одной из смысловых составляющих которого была просьба о бессмертии. Согласно «Шицзи», У-ди изъявил готовность оставить жён и детей, в случае если ему будет дано вознестись на небо, как Жёлтому Императору. Примерно в это же время развивается легенда о том, что вознесение Жёлтого Императора не было единоличным, но сопровождалось всей его свитой, включая гарем из 70 человек. Ещё более яркий образ связывается с самоубийством Лю Аня (179—122 до н. э.), вызванным раскрытием его заговора против У-ди, собственного племянника. Согласно преданию, Лю Ань не умер, но стал бессмертным-сянь, а вместе с ним путь на небо заполучили даже его дворовые собаки и куры.

Согласно меморандуму 31 г. до н. э., в империи Хань находились 683 жертвенных зала для встреч с богами и небожителями — такая встреча якобы сулила бессмертие. Вместе с расширением границ империи менялась также стратегия поисков бессмертия: если ранее интерес был направлен к морю на восток, то с покорением западных земель распространилось представление о бессмертии, обретаемом на западной горе Куньлунь у повелительницы Си-ван-му.[3]

Ранние описания

Начало текста Дао Дэ Цзин, высеченное на стене храма Чанчунь

Тема бессмертия занимает важное место в ранних даосских трактатах. О бессмертии говорится ещё в трактате Даодэцзин, бессмертным считается его автор Лао-цзы. Тема развивается в притчах Чжуан-цзы, этой темы в той или иной степени касаются многочисленные философские трактаты того периода. Помимо философских трактатов теме бессмертия посвящены многочисленные стихи и легенды.

Архаическое представление о душе и смерти упомянуто в чжоуском трактате Цзочжуань и в танских комментариях Кун Инда. Организм человека населён душами хунь (кит. 魂)
и по (кит. 魄), после смерти души хунь направляются вверх, а души по вниз. Объединяясь, души хунь образуют дух шэнь(кит. 神), который направляется на небо, растворяясь в небесном ци (пневме, воздухе). Души по, соединяясь, образуют беса гуй(кит. 鬼), который направляется под землю к жёлтому источнику и постепенно угасает и растворяется там. Через тело осуществляется связь между душами, но когда тело умирает и разлагается, через некоторое время эта связь окончательно теряется, дух отправляется на небеса, а бес — под землю.[4]

Древние даосские трактаты выражают три представления о смерти:[5]

  1. Жизнь и смерть — две непременные фазы единого процесса трансформаций-перемен.
  2. Смерти как таковой вообще нет — это лишь одна из множества метаморфоз, которые, собственно, и составляют сущность жизни.
  3. Жизнь есть безусловное благо, величайшее среди всех благ. Смерть есть зло и её надо преодолеть.

Чжуан-цзы описывает природу как непрерывный круговорот энергии ци, которая развивается, переходя после смерти в новые формы.[6]

Есть мельчайшие семена. Попадая в воду, они соединяются в перепончатую ткань; на грани с сушей приобретают покров лягушки, раковину моллюска; на горах и холмах становятся подорожником. Подорожник, обретя удобрение от гнилого, становится растением воронья нога. Корни вороньей ноги превращаются в земляных и древесных червей, а листья — в бабочек, бабочки также изменяются и становятся насекомыми. Когда насекомые родятся у соляного поля <у очага>, то будто сбрасывают кожу и называются насекомыми цюйдо. Цюйдо через тысячу дней превращается в птицу, её имя — ганъюйгу. Слюна ганьюйгу становится сыми, а сыми превращается в насекомое илу в пищевом уксусе, а от него — насекомое хуанхуан пищевого уксуса, а от него насекомое цзюю. Насекомое моужуй порождает вошь на тыквах. Растение янси, соединяясь со старым бамбуком, не дававшим ростков, порождает темную собаку, темная собака — барса, барс — лошадь, лошадь —
человека. Человек же снова уходит в мельчайшие семена. Вся тьма вещей выходит из мельчайших семян и в них возвращается.

Вывод, который делается из представления о круговороте всего живого, заключается в том, что если следовать естественной природе, можно постоянно возобновлять себя не умирая. Необходимо следовать тем явлениям, которые постоянны, избегая того, что разрушается. Необходимо следовать также естественным ритмам, чтобы не утрачивать жизненной энергии; следование естественным ритмам позволяет черпать силы из самой природы.

Бессмертные живут в другом временном измерении, один день их жизни длится многие годы. По легендам, бессмертные живут на острове Пэнлай и на других островах, которых поддерживают на плаву гигантские черепахи ао,[7] по другим представлением — на дальнем Западе у горы Куньлунь. Бессмертные питаются особой пищей (например — небесной росой) и потребляют эликсир, продлевающий жизнь.

В «Баопу-цзы» Гэ Хуна, прокомментировано множество рецептов долголетия и бессмертия.

Внешняя алхимия занималась попыткой достижения бессмертия принятием медикаментов, приготовленных особым образом. Так как в природе органических веществ заложено разложение, наибольшую ценность для приготовления эликсиров составляли минералы. Особенно ценились золото и киноварь, сплав которых считался эликсиром. Сочетание иероглифов «золото» и «киноварь» (кит. упр. 金丹, пиньинь: jindan, палл.: цзиньдань) со временем приобрело значение эликсира бессмертия (иногда переводится как «золотой эликсир» или «золотая пилюля»).

Подробный критический разбор методов и рецептов внешней алхимии представлен в трактате Гэ Хуна «Баопу-цзы». Трудность получения эликсира заключалась в получении предельно чистых веществ, соблюдении технологии выплавления пилюли, выбора времени начала алхимических процессов, правильных методов принятия пилюли. Трактат обсуждает эликсиры с использованием многочисленных веществ и минералов и приводит истории из жизни бессмертных, а также шарлатанов.

Приготовление эликсиров было популярным вплоть до III—V веков, эликсиры давались также императорам, которые умирали неестественной смертью, современный анализ останков показывает наличие в костях многих императоров мышьяка, ртути и других ядовитых минералов. По мере развития даосизма древние сочинения по внешней алхимии были переосмыслены, минералы и вещества стали пониматься как символы внутренних процессов в организме, и стали развиваться методы внутренней алхимии.

Внутренняя алхимия стала особенно популярна в эпохи Тан и Сун, о ней сохранилось большое количество сочинений этого периода, поэтому по мнению скептиков внутренняя алхимия является поздним явлением. Отдельные элементы внутренней алхимии прослеживаются до Ханьского периода, поэтому имеются также мнения, что внутренняя алхимия практиковалась с древнейших времён и существовала параллельно внешней. Одним из основополагающих трактатов является сочинение Вэй Бояна Цаньтунци II века.

Внутренняя алхимия опирается на представление, что бессмертие достигается за счёт определённых процессов в организме, которые поддерживаются специальными упражнениями и медитациями. Учение о внутренней алхимии обладает следующими особенностями:

Развитие космического зародыша путём духовных практик

  • Сочинения по внутренней алхимии опираются на древние сочинения по внешней алхимии, но вещества, которые там описаны (золото, серебро, киноварь, ртуть…), равно как и процессы плавления являются лишь символами, указывающими на организм человека — внутренние органы, меридианы, жидкости, соки, секрецию, потоки энергии.
  • Процессы проходящие внутри человека, взаимосвязаны с природными ритмами — сезонными изменениями природы, циклом день-ночь, фазами луны, ходом Юпитера. Пониманию природных ритмов и явлений посвящён Ицзин. Наблюдая за природой и следуя Ицзину и другим классическим книгам, можно правильно направить внутренние процессы в организме.
  • Внутренние процессы регулируются с помощью дыхательных упражнений (цигун) и специальных медитаций. При этом активно используются знания классической китайской медицины о каналах, внутренних органах и потоках энергии ци в организме.
  • Огромное значение имеет психологическое состояние адепта, который должен быть настроен на правильные внутренние процессы, не расходуя энергию зря.
  • Многочисленные переплавки длятся многие месяцы.
  • В процессе переплавок и трансформаций вызревает бессмертный зародыш, который находится в киноварном поле (даньтянь) — полости живота на определённом расстоянии ниже пупка, которая является центром «утробного дыхания».
  • Зародыш вскармливается и развивается в течение девяти месяцев (в некоторых рецептах указываются другие сроки), после чего покидает тело через макушку, новое тело уже обладает бессмертием.

Сам себя смог родить таким способом Лао-цзы (буквально — старый ребёнок), матушка Ли вынашивала его 81 год, а комментарии говорят, что Матушка Ли — это не кто иной, как сам Лао-цзы.[8]

Для того, чтобы выращивание зародыша стало возможным, нужно не тратить попусту энергию и поддерживать себя особым образом — правильно питаться, не давать хода эмоциям. В частности, не рекомендуется тратить «эссенции» (цзин) — такие как семя и слюна. Разработаны методы глотания слюны и удержания спермы от семяизвержения. Со внутренней алхимией связана также особая сексуальная практика, при которой удерживается семя, но энергии используются для омоложения организма.

Бессмертие в средневековом и позднем даосизме

С определённого времени бессмертными стали считаться многие знаменитые даосы, которые смогли «освободиться от трупа». При этом после физической смерти труп их заметно уменьшался, сжимался или вообще исчезал, что служило признаком того, что они освободились и улетели на небеса. В соответствии с даосской алхимией в момент достижения бессмертия бессмертный зародыш вылетал наружу через макушку.

В позднее время бессмертными считались даосские мастера, обладающие «бессмертными костями». Получив титул даосского мастера, адепт получал также «свидетельство о бессмертии»[9], которое характеризовало уже не бессмертие физического тела, а определённое качество костей и духа.

Представление о бессмертии в физическом теле вступили в противоречие с буддийской теорией о блуждании сознания в сансаре. По буддийским представлениям бесконечное поддержание жизни в одном и том же физическом теле не имеет смысла, а сознание крутится в бесконечном цикле перерождений.

По мере развития даосизма и под влиянием буддизма даосские представления о бессмертии сблизились с буддийскими. Понятие о бессмертии стало интерпретироваться как переход в иные реальности с другими жизненными циклами и другим течением времени, цели сохранения своего тела поменялись на цели духовного саморазвития. Более поздние школы даосизма делали основной упор уже на медитациях, подобных буддийским. Большое значение при этом имела сила концентрации сознания, достигаемая при медитации.

Примечания

  1. ↑ Yü, Ying-shih. «Life and Immortality in The Mind of Han China». Harvard Journal of Asiatic Studies, Vol. 25, (1964—1965), pp. 80-122.
  2. ↑ Campany, Robert Ford. Strange Writing: Anomaly Accounts in Early Medieval China. New York, 1996:193-5
  3. ↑ Yü, Ying-shih, рр.96-7.
  4. ↑ Чжан Бо-дуань. Главы о прозрении истины. Перевод Е. А. Торчинова. С-П. «Петербургское востоковедение», 1994. ISDN 5-85803-010-6. Предисловие. [1]
  5. ↑ Торчинов, Евгений Алексеевич. Жизнь, смерть, бессмертие в универсуме китайской культуры
  6. ↑ Чжуан-цзы. Перевод Позднеевой.
  7. ↑ Ле-цзы, глава 5
  8. ↑ Schipper, Kristofer The Taoist body. Translated by Karen C.Duval Berkeley: University of California Press, 1993.
  9. ↑ K. Schipper

Литература

  • Лу Куань Юй «Даосская йога. Алхимия и бессмертие.»
  • Торчинов, Евгений Алексеевич. Даосизм. Опыт историко-религиоведческого описания. СПб.: Андреев и сыновья, 1993 (2-е дополненное издание: СПб.: Лань, 1998).
  • Торчинов, Евгений Алексеевич. Даосизм — С-П., 1999.
  • Гэ Хун. Баопу-цзы. Эзотерическая часть. Перев., предисл., коммент. СПб.: Центр «Петербургское востоковедение», 1999
  • Торчинов, Евгений Алексеевич. ЗОЛОТОЙ ЭЛИКСИР, ИЛИ ПОИСКИ БЕССМЕРТИЯ В ДРЕВНЕМ КИТАЕ (недоступная ссылка)
  • Торчинов, Евгений Алексеевич. Жизнь, смерть, бессмертие в универсуме китайской культуры
  • Fabrizio Pregadio. Исследования Цаньтунци (недоступная ссылка)
  • Richard Bertschinger: Cantong Qi, Das Dao der Unsterblichkeit. Frankfurt am Main 1997, ISBN 3-8105-2341-0
  • Schipper, Kristofer The Taoist body. Translated by Karen C.Duval Berkeley: University of California Press, 1993.
  • Краткие биографии и жизнеописания знаменитых даосских Мастеров достигших, как считается, стадий бессмертия

Ба сянь, восемь бессмертных. Бессмертие в даосизме.: sell_off — LiveJournal

Бессмертие в даосизме

Один из главных, кардинальных догматов раннего религиозного даосизма — учение о бессмертии.

Именно с пропаганды этого учения фактически берет свое начало даосизм как религия. Горячая проповедь идей долголетия и бессмертия — не только снискала даосским магам и проповедникам большую популярность в народе и позволила им заложить фундамент новой религии, но и предоставила даосам возможность завоевать положение в обществе и добиться благосклонности императоров, отнюдь не безразличных к этой заманчивой идее. Учение о бессмертии и доктрина продления жизни послужили платформой, на основе которой первые даосские проповедники стали разрабатывать догматы новой религии. Не случайно некоторые из тех ученых, кто склонен резко разграничивать философский и религиозный даосизм, называют последний «сянь-даосизмом», т. е. даосизмом, имеющим дело с поисками бессмертия.

История «сянь-даосизма» восходит по меньшей мере к III в. до н. э. Насколько можно судить по данным источников, первым, кто попался на удочку этой шарлатанской теории и захотел стать бессмертным, был всемогущий деспот Цинь Ши-хуанди, объединитель Китая и его первый император. Когда даосский маг Сюй Ши доложил императору, что где-то в океане есть три священных острова, населенных небожителями, и что именно там можно найти чудесный эликсир, нектар богов, дарующий бессмертие, Цинь Ши-хуанди приказал немедленно снарядить экспедицию. Несколько тысяч юношей и девушек во главе с Сюй Ши были отправлены на поиски островов. Немногие из них вернулись обратно так ничего и не добившись. Опасаясь гнева императора, Сюй Ши придумал замысловатое оправдание. Он утверждал, что нашел острова, но не мог высадиться на них из-за обилия акул, которые мешали подъехать. Кроме Сюй Ши император отправлял на поиски эликсира и трав бессмертия в океан, в горы и в другие места еще ряд магов. Все они, естественно, возвращались ни с чем. Однако император продолжал верить в идею бессмертия. Он сурово наказывал, даже казнил неудачников (среди 460 казненных им конфуцианских ученых затесалось и несколько даосских магов — 772, 99), но снова и снова заставлял других продолжать начатое дело. Магам предоставляли много денег, они ставили различные опыты, император прислушивался к их советам, но все было безрезультатным. Смерть Цинь Ши-хуанди на некоторое время оборвала официальную заботу о поисках бессмертия. Однако идея достижения бессмертия продолжала манить к себе власть имущих, как свет манит мотыльков.

Первые ханьские императоры и особенно могущественный У-ди снова обратили свой благосклонный взор на магов, обещавших бессмертие. Этот интерес императора подогревался искусными легендами о бессмертных, повествовавшими об успехах даосских чародеев, изготовлявших волшебный эликсир и возносившихся на небо. У-ди не жалел денег, строил даосские храмы, покровительствовал ученым магам, с благосклонностью внимал их теориям и настойчиво добивался главного — возможности действительно стать бессмертным. Как и Цинь Ши-хуанди, он казнил неудачников за обман и шарлатанство, но по-прежнему верил в саму идею. Он тоже снаряжал многочисленные экспедиции и одно время даже пытался ограничивать себя в еде, принимать составленные магами пилюли.

Длинная серия неудач со временем несколько охладила интерес китайских императоров к идее достижения бессмертия. Императоры и другие люди постепенно перестали слепо доверять даосам и ждать от них волшебное зелье не сегодня—завтра. Словом, яркая звезда «сянь-даосизма» уже в начале нашей эры несколько потускнела. Однако официальная поддержка этого направления на протяжении многих десятков, даже сотен лет сыграла свою роль и имела огромное значение для успехов религиозного даосизма в те суровые годы, когда государственной идеологией было объявлено конфуцианство, а все остальные древние учения были обречены на вымирание. Именно направление в сторону поисков бессмертия, средств и способов достижения его и многочисленные описания волшебных историй и мифов о бессмертных стало основой сложившейся на базе древнего философского даосизма и многочисленных народных верований религии. Понятно, что поиски бессмертия, сыгравшие столь значительную роль в становлении религиозного даосизма, остались и в дальнейшем важным пунктом новой религии, составив сущность ее верхнего, «научного» пласта.

проф., д.и.н. Л.С. Васильева «Культы, религии, традиции в Китае», М., 2001

http://www.forever-young.ru/religion/taoists/immortality-in-taoism.html

Ба сянь, восемь бессмертных

Восемь бессмертных, Ба сянь, в китайской даосской мифологии популярнейшая группа героев. В неё входили Люй Дунбинь, Ли Тегуай, Чжунли Цюань, Чжан Голао, Цаогоцзю, Хань Сянцзы, Лань Цайхэ и Хе Сяньгу. Представление о Восьми бессмертных сложилось в первых веках н.э., но как канонизированная группа Восемь бессмертных утвердились, вероятно, не ранее 11-12 вв. Закрепление состава Восьми бессмертных шло постепенно. Например, вместо Хэ Сяньгу в эту группу нередко входил Сюй-шэньвэн — реальный персонаж 13 в. Первоначально главным персонажем был, видимо, Ли Тегуай, позднее — Люй Дунбинь. Сказания о Восьми бессмертных разрабатывались в юаньской драме (13-14 вв.) в пьесах и романах минского времени (14-17 вв.) и в поздней, т. и. местной драме.

В даосской литературе первым из Восьми бессмертных упоминается Лань Цайхэ. В «Продолжении житий бессмертных» Шэнь Фэня (10 в.) Лань описывается как своеобразный юродивый. Он носит рваное синее платье (Лань означает «синий») с поясом шириной более трёх вершков с шестью бляхами чёрного дерева, на одной ноге сапог, другая — босая. В руках у него — бамбуковые дощечки (род кастаньет). Летом утепляет халат ватой, зимой валяется на снегу. Он бродит по городским базарам, распевая песни, которых он знает множество, и прося на пропитание. Деньги, которые ему давали люди, Лань нанизывал на длинный шнур и тащил его за собой. Временами он терял монеты, раздавал их встречным беднякам или пропивал в винных лавках. Однажды, когда он пел и плясал подле озера Хаолян и пил вино в тамошней винной лавке, в облаках показался журавль и послышались звуки тростниковой свирели и флейты. В тот же миг Лань поднялся на облако и, сбросив вниз свой сапог, платье, пояс и кастаньеты, исчез. В некоторых средневековых текстах Ланя отождествляют с сановником Чэнь Тао, будто бы ставшим бессмертным, и с отшельником 10 в. Сюй Цзянем, но в юаньской драме «Ханьский Чжунли уводит Лань Цайхэ от мира» — Лань Цайхэ — сценическое имя актёра Сюй Цзяня. Изображения Ланя появились также в 10-13 вв. Впоследствии при сложении цикла рассказов о Восьми бессмертных возникли сюжеты о встрече Ланя с другими персонажами группы. При этом он утрачивает свои первоначальные атрибуты — кастаньеты-пайбань и флейту, благодаря которым он в ранний период почитался, видимо, как покровитель музыкантов: кастаньеты переходят к Цао Гоцзю, флейта — к Хань Сянцзы, а сам Лань изображается с корзиной (Лань означает также и корзину), её содержимое — хризантемы, ветки бамбука — ассоциировалось с бессмертием, а Ланя стали почитать как покровителя садоводства. В фольклоре вечно юный Лань превращается в фею цветов, хотя нередко сохраняет и мужское обличье.

Легендарный образ Люй Дунбиня сложился уже к сер. 11 в., его первое подробное описание содержится в «Заметках из кабинета Неразумного» Чжэн Цзинби (кон. 11 в.). Согласно преданиям, Люй Янь (его второе имя Дун-бинь, т. е. «гость из пещеры») родился 14-го числа 4-й луны 798. В момент зачатия с неба к постели матери спустился на миг белый журавль. От рождения Люй имел шею журавля, спину обезьяны, туловище тигра, лик дракона, глаза феникса, густые брови, под левой бровью — чёрную родинку. Люй мог запоминать в день по 10 тысяч иероглифов. Однажды он встретил Чжунли Цюаня, который десять раз испытывал его и, увидев стойкость Люя, увёл в горы, научил его магии, фехтованию и искусству делаться невидимым. Учитель назвал его Чуньянцзы — «сын чистой силы — ян» (см. Инь и ян). По другой версии, пятидесятилетний Люй был вынужден с семьёй бежать в горы Лушань, где Чжунли Цюань обратил его в даосизм. Люй, обещавший учителю помогать людям в постижении дао («пути»), под видом торговца маслом пришёл в Юэян и решил помогать тем, кто не будет требовать вешать с походом. Таковой оказалась одна старуха. Люй бросил в колодец у её дома несколько рисинок, и вода в нём превратилась в вино, продавая вино, старуха разбогатела. По наиболее популярной версии легенды, молодой учёный Люй Дунбинь на постоялом дворе встретился с даосом, который велит хозяйке сварить кашу из проса и в ожидании заказанной еды заводит с Люем разговор о тщете мирских желаний. Люй не соглашается. Он засыпает и видит во сне свою будущую жизнь, полную взлётов и разочарований, страшных сцен и несчастий. Когда ему грозит смерть, он просыпается и видит себя на том же дворе, хозяйка варит кашу, а даос ждёт еду. Прозревший Люй становится доасским отшельником. В этой легенде использован сюжет, сложившийся ещё в Танскую эпоху и известный с 8 в. по новелле Шэнь Цзицзи «Записки о случившемся в изголовье», где фамилию Люй носит даос. Впоследствии этот сюжет применительно к Люй Дунбиню разрабатывался китайскими драматургами: Ма Чжиюанем (13 в.), Су Ханьином (16 в.) и др. Поздняя анонимная пьеса «Сновидение Дунбиня» обычно разыгрывалась в храмах в день рождения одного из верховных даосских божеств Дун-ван-гуна. Известно немало рассказов о появлении Люя среди людей, о чём обычно узнают из оставленных им стихов, которых Люю приписывалось немало. В народных верованиях Люй — святой подвижник, познавший в мирской жизни страдания и решивший служить людям в качестве заклинателя демонов, преследующих беспомощный народ. На лубках он изображается обычно с мечом, разрубающим нечисть, и мухогонкой — атрибутом беспечного бессмертного, рядом с ним его ученик Лю («ива»), из остроконечной головы которого растёт ветка ивы (по преданию, это дух старой ивы — оборотня, которого Люй обратил в свою веру). Иногда Люй изображается и с мальчиком на руках — пожелание иметь многочисленных сыновей, в этом качестве святого — чадоподателя Люя чтили китайские учёные. Люю приписывалась способность указывать путь к излечению или спасению. В легендах о Люе заметно буддийское влияние, в частности в истории о чудесном сне. В позднем даосизме Люй стал почитаться как патриарх некоторых даосских сект.

Чжунли Цюань (по другой версии, Хань Чжунли, т. е. Ханьский Чжунли, второе имя Юньфан — «облачный дом») происходил будто бы из-под Сяньяна в провинции Шэньси. Предания о Чжунли сложились, видимо, к 10 в., хотя рассказывается, что он сам относил своё рождение к эпохе Хань (во 2-3 вв. н.э.). Согласно первым упоминаниям о нём, он — блестящий каллиграф эпохи Тан, у него высокий рост, курчавая борода (по другим источникам, спадавшая ниже пупа), густые волосы на висках, непокрытая голова с двумя пучками волос, татуированное тело, босые ноги. По поздним преданиям, Чжунли был послан ханьским императором во главе войска против тибетских племён. Когда его воины вот-вот должны были победить, пролетавший над полем брани бессмертный (по иекоторым вариантам. Ли Тегуай) решил наставить его на путь (дао), подсказал неприятелю, как одержать победу над Чжунли. Войско Чжунли было разбито, а сам он бежал в пустынные земли. В отчаянии он обратился за советом к повстречавшемуся монаху, и тот отвёл его к Владыке Востока, покровителю всех бессмертных мужского пола, который посоветовал Чжунли отказаться от помыслов о карьере и отдаться постижению дао. Чжунли занялся алхимией и научился превращать медь и олово в золото и серебро, их он раздавал беднякам в голодные годы. Однажды перед ним раскололась каменная стена, и он увидел нефритовую шкатулку — в ней оказались наставления о том, как стать бессмертным. Он внял им, и к нему спустился журавль, сев на которого Чжунли улетел в страну бессмертных. Чжунли изображается обычно с веером, способным оживлять мёртвых. Чжунли был канонизирован при монгольской династии Юань, в 13-14 вв., что было связано с его почитанием в качестве одного из патриархов некоторых популярных даосских сект.

Чжан Голао (лао, «почтенный»), иногда Чжан Го, видимо, есть обожествлённый даосами герой, живший в эпоху Тан при императоре Сюаньцзуне (8 в.). Наиболее ранняя запись о нём у Чжэн Чухуэя (9 в.), где он описан как даос-маг. Чжан ездил на белом осле, способном пробежать в день 10 тысяч ли. Остановившись на отдых, Чжан складывал его, словно бумажного. Когда надо было ехать снова, он брызгал на осла водой и тот оживал. Согласно наиболее ранней из легенд, связанных с жизнью Чжана при дворе Сюаньцзуна, Чжан таким же образом оживил мага Шэ Фашана, который раскрыл императору тайну о том, что Чжан есть дух — оборотень белой летучей мыши, появившейся в период сотворения мира из хаоса, и, поведав это, тотчас же испустил дух. Чжану приписывалась способность предугадывать будущее и сообщать о событиях далёкого прошлого. Чжан Голао изображается обычно в виде старца-даоса с бамбуковой трещоткой в руках, сидящего на осле лицом к хвосту. Лубки с его изображениями (Чжан подносит сына) часто вешали в комнате новобрачных. По-видимому, здесь произошла контаминация образов Чжана и Чжан-сяня, приносящего сыновей.

Ли Тегуай (ли, «железная клюка», часто Тегуай Ли) — один из самых популярных героев цикла. Его образ сложился, видимо, к 13 в. на основе преданий о различных бессмертных — хромцах. Ли обычно изображается высоким человеком с тёмным лицом, большими глазами, курчавой бородой и курчавыми волосами, схваченными железным обручем. Он хром и ходит с железным посохом. Его постоянные атрибуты — тыква-горлянка, висящая на спине, в которой он носит чудесные снадобья, и железная клюка. В драме Юэ Бочуаня (13-14 вв.) «Люй Дунбинь обращает в бессмертные Ли-Юэ с железной клюкой бессмертный Люй Дунбинь возродил некоего чиновника, умершего от страха перед сановником, в облике мясника Ли, а затем сделал бессмертным. По другой версии, отражённой в романе «Путешествие на Восток» (16-17 вв.), даос Ли Сюань, познав тайны дао, оставил своё тело на попечение ученика, а свою душу направил в горы, предупредив, что вернётся через семь дней, в противном случае он велел ученику сжечь тело. Через шесть дней ученик узнал о болезни матери, сжёг тело учителя и поспешил домой. Вернувшейся душе Ли Сюаня ничего не оставалось, как войти в тело умершего хромого нищего. Впоследствии он явился в дом ученика, оживил его мать, а через 200 лет взял и ученика на небо.

По другой версии, зафиксированной в сочинении Ван Шичжэня (1526-90), Ли жил будто бы в 8 в. Он 40 лет постигал дао в горах Чжуннаньшань, а потом, оставив в хижине тело, отправился странствовать. Тело растерзал тигр, а вернувшаяся душа вселилась в плоть умершего хромого нищего, в некоторых преданиях Ли хром от рождения. Существуют рассказы о том, как Ли переплывал реку на листке бамбука, бросил вверх свой посох, который обратился в дракона. Ли сел на него и умчался; рассказывают также, что он продавал на базаре чудотворные снадобья, излечивавшие от всех болезней. Ли почитали как покровителя магов, его изображения служили знаком аптекарских лавок.

К эпохе Сун относятся и первые записи о Хань Сяне. В основе образа Хань Сяна — реальная личность, племянник знаменитого мыслителя и литератора Танской эпохи Хань Юя (768-824), являвший полную противоположность своему дяде, конфупианту-рационалисту, не верившему ни в буддийские, ни в даосские чудеса. Все основные легенды о Хань Сяне и посвящены показу превосходства даосов над конфуцианцами. По одной из них, когда Хань Юй во время засухи безуспешно пытался вызвать по повелению государя дождь, Хань Сян, приняв облик даоса, вызвал дождь и снег, специально оставив усадьбу дяди без осадков. В другой раз на пиру у дяди Хань Сян наполнил таз землёй и вырастил на глазах у гостей два прекрасных цветка, среди которых проступали золотые иероглифы, образующие двустишье: «Облака на хребте Циньлин преградили путь, где же дом и семья? Снег замёл проход Ланьгуань, конь не идёт вперёд». Смысл этих строк Хань Юй понял позже, когда за выступление против буддизма был отправлен в ссылку на юг. Добравшись до хребта Циньлин, он попал в пургу, а явившийся в облике даоса Хань Сян напомнил ему о пророческих стихах и всю ночь рассказывал о даосских таинствах, доказывая превосходство своего учения. На прощание Хань Сян подарил дяде фляжку из тыквы-горлянки с пилюлями от малярии и исчез навсегда. Встреча в горах Циньлин стала популярной темой картин уже у сунских живописцев. Хань Сян изображался также с корзиной цветов в руках и почитался в качестве покровителя садовников. Легенды о Хане зафиксированы также у среднеазиатских дунган (Хан Щёнзы), где он выступает как маг и чародей.

Бессмертный Цао-гоцзю, согласно «Запискам о чудесном проникновении бессмертного государя Чуньяна» («Чуньян дицзюнь шэньсянь мяотун цзи» Мяо Шаньши, примерно нач. 14 в.), был сыном первого министра Цао Бяо при сунском государе Жэньцзуне (правил в 1022-1063) и младшим братом императрицы Цао (Гоцзю не имя, а титул для братьев государыни, букв. «дядюшка государства»). Цао-гоцзю, презиравший богатство и знатность и мечтавший лишь о «чистой пустоте» даосского учения, однажды попрощался с императором и императрицей и отправился бродить по свету. Государь подарил ему золотую пластину с надписью: «Гоцзю повсюду может проезжать, как сам государь». Когда он переправлялся через Хуанхэ, перевозчик потребовал с него деньги. Он предложил вместо платы пластину, и спутники, прочитав надпись, стали кричать ему здравицу, а перевозчик обмер от испуга. Сидевший в лодке даос в рубище закричал на него: «Коль ушёл в монахи, чего являешь своё могущество и пугаешь людей?». Цао склонился в поклоне и сказал: «Как смеет Ваш учение являть свое могущество!» — «А можешь бросить золотую пластину в реку?» — спросил даос. Цао тут же швырнул пластину в стремнину. Все изумились, а даос (это был Люй Дунбинь) пригласил его с собой. По более поздней версии, Цао пережил тяжёлую трагедию из-за беспутства своего брата, желавшего овладеть красавицей-женой одного учёного, которого он убил. По совету Цао брат бросил в колодец красавицу, но её спас старец — дух одной из звёзд. Когда женщина попросила защиты у Цао, тот велел избить её проволочной плетью. Несчастная добралась до неподкупного судьи Бао (см. Бао-гун), который приговорил Цао к пожизненному заключению, а его брата казнил. Государь объявил амнистию, Цао-гоцзю освободили, он раскаялся, надел даосское платье и ушёл в горы. Через несколько лет он встретил Чжунли и Люя, и они причисляют его к сонму бессмертных. Цао-гоцэю изображается обычно с пайбань (кастаньетами) в руках и считается одним из покровителей актёров. Цао был присоединён к группе Восьми бессмертных позже остальных.

К числу Восьми бессмертных принадлежит и женщина Хэ Сяньгу (букв. «бессмертная дева Хэ»). Существует много местных преданий о девицах, носивших фамилию Хэ, которые слились, видимо, впоследствии в единый образ. В «Записках у Восточной террасы» Вэй Тая (11 в.) рассказывается о девице Хэ из Юнчжоу, которой в детстве дали отведать персика (или финика), после чего она никогда не чувствовала голода. Она умела предсказывать судьбу. Местные жители почитали её как святую и называли Хэ Сяньгу. По «Второму сборнику зерцала постижения дао светлыми бессмертными всех эпох» Чжао Дао-и (13-14 вв.), Хэ была дочерью некоего Хэ Тая из уезда Цзэн-чэн близ Гуанчжоу. Во времена танской императрицы У Цзэ-тянь (правила в 684-704) она жила у Слюдяного ручья. Когда ей было 14-15 лет, во сне ей явился святой и научил питаться слюдяной мукой, чтобы сделаться лёгкой и не умереть. Она поклялась не выходить замуж. Впоследствии она средь бела дня вознеслась на небеса, но и потом не раз появлялась на земле. Считается, что святым, наставившим её на путь бессмертия, был Люй Дунбинь. Однако первоначально в сер. 11 в., когда предания о Хэ получили широкое распространение, они не были связаны с легендами о Люе. По ранним версиям, Люй помогал другой девице — Чжао, впоследствии её образ слился с образом Хэ. К концу 16 в. уже было, видимо, распространено представление о Хэ Сяньгу как о богине, сметающей цветы подле Небесных врат (по преданию, у ворот Пэнлай росло персиковое дерево, которое цвело раз в 300 лет, и тогда ветер засыпал лепестками проход через Небесные врата) и связанной с Люем. Именно по его просьбе Небесный государь включил Хэ в группу бессмертных, а Люй, спустившись на землю, наставил на путь истинный другого человека, который и заменил её у Небесных врат. Её атрибут — цветок белого лотоса (символ чистоты) на длинном стебле, изогнутом подобно священному жезлу жуй (жезлу исполнения желаний), иногда в руках или за спиной корзина с цветами, в отдельных случаях происходит как бы совмещение чашечки цветка лотоса и корзины с цветами. По другим версиям, её атрибут — бамбуковый черпак, поскольку у неё была злая мачеха, заставлявшая девочку трудиться на кухне целыми днями. Хэ проявляла исключительное терпение, чем тронула Люя, и тот помог е

Какова природа бессмертия в даосизме?

Удан тайцзи тесно связан с даосским образом жизни и философией. Символ Инь Ян, который мы часто используем в контексте Тайцзи-цюань, на самом деле является символом даосизма. В какой-то момент обучения тайцзи необходимо будет более внимательно изучить эти основы. В отдельных частях форм снова и снова слышны абстрактные слова, такие как «Бессмертный». Вы, вероятно, не сможете сначала понять более глубокий смысл этого слова.

Eight Immortals.jpg

Восемь бессмертных

Дао

Есть Дао (путь) небес, Дао земли и Дао человека — вот как этому учат. Дао человека — это путь, определенный природой, уходить с которого всегда неразумно и опасно. Убежденный даос — это тот, кто стремится жить как можно ближе в гармонии с природой.

Три сокровища

Цзин (Сущность), Ци (Жизненная сила), Шэнь (Духовная энергия) — это три вещества или энергии, которые имеют первостепенное значение в даосской практике и поэтому обычно называются «Три сокровища».Хотя они в основном представляют интерес для объяснения даосских упражнений, также важно понимать их в контексте даосской космологии. Даосы верят, что эти три сокровища действуют на всех уровнях бытия — от мельчайшего организма до самого огромного макрокосма. В чистом виде они слишком тонки, чтобы их сразу заметить, мы узнаем их только в тех трансформациях, которые они вызывают. В более грубой и более легкой для идентификации форме они также присутствуют в организме человека.Питают (то есть поддерживают и укрепляют), приумножают и облагораживают, чтобы три сокровища способствовали обретению того огромного физического и духовного богатства, к которому даосы стремятся всю жизнь. Утонченность и утонченность Цзин, Ци и Шэнь составляют само содержание духовных усилий и практик: увеличить жизнеспособность и продолжительность жизни даосского адепта, а также умножить и очистить естественные запасы его разума. Незавершенный или непрочитанный, этот процесс часто неправильно понимают из-за его поэтического и графического описания.

Вот пример:

«Оседлав дракона, он парил над миром, поселился в облачных чертогах бессмертных, преодолел яркое солнце и вошел во внутренние дворы небесные».

Медитация и сила разума

Эти слова предназначены для изображения блаженства в медитации и силы разума. Однако слишком часто такие описания понимаются слишком буквально и без достаточных предварительных знаний. Эти недоразумения привели к широко распространенному мнению, что даосские мастера — не что иное, как алхимики.Действительно, на протяжении веков считалось, что даосы могут превратить неблагородные металлы в золото и создать лекарство, обещающее вечную молодость и бессмертие. Но термины «золотой эликсир» и «очищение» на самом деле относятся к психофизическим процессам даосских медитативных практик.

В книге «Золотой эликсир» говорится: «С утонченностью цзин в ци преодолевается первый барьер — в тело входит совершенная тишина. С утонченностью ци в шэнь преодолевается средний барьер — в сердце входит совершенная тишина.С утончением шэнь в сю (пустота) преодолевается последний барьер: эго и космос объединяются. В этом истинное значение священной практики, ее устной и письменной передачи, развития и воспитания (Цзин, Ци и Шэнь). Это не имеет ничего общего с изготовлением «таблеток» или «стволов».

Неподвижность

Если бы нужно было сократить до одного слова, которое имеет выдающееся значение у даосов, то это будет «молчание». Потому что тишина фундаментальна и необходима для всех прозрений, связей и для прихода в себя.В медитации практикуется тишина.

«Взволнованное штормовым ветром обстоятельств, сердце отшельника — тихое озеро».

Чтобы понять истинную природу даосских устремлений, необходимо рассмотреть значение «бессмертия» в том смысле, который он имеет для мистиков и адептов, полностью посвященных в тайну культивирования Дао. Бессмертный — это человек, который полностью передал все свои физические и умственные дары, который отбросил страсть и отбросил все желания (кроме самых простых и безобидных), таким образом достигнув свободного, непосредственного существования, существа, столь близкого к совершенству. что его тело — всего лишь оболочка или вместилище его разума.

«Не требуется никаких усилий, чтобы собрать разум, который отвернулся от всех причин беспорядков».

Истинное Я

Бессмертный претерпел духовное возрождение, освободившись от оков эгоцентризма и столкнувшись лицом к лицу со своим «истинным я». Он осознает, что это «я» — не его собственность, а не что иное, как возвышенное, неотличимое Дао. С исчезновением его кажущегося эго он больше не видит себя как личность, а как неизменное Дао, воплощенное в преходящей форме.Смерть, когда она приходит, означает для него не больше, чем снятие поношенной одежды. Итак, он достиг вечной жизни и готов вернуться в безграничность бытия.

Цель бессмертия

Таким образом, фантазия о бессмертии тела, плоти и крови является очень упрощенным и невежественным взглядом на возвышенную идею трансцендентального бессмертия.

«Бессмертие» — это термин, который даосы всех уровней сознания используют для обозначения своей цели, поэтому поэтический титул «Бессмертный» в равной степени дается даосским мудрецам, медитаторам и даже старшим отшельникам, из которых, учитывая их вежливое отношение и знания предполагает, что они достигли места назначения.

Принимайте вещи такими, как они есть — спокойствие

Упражнения даосов продлевают жизнь, а также поддерживают физическое здоровье. В тишине и медитации практикуется спокойствие, с помощью упражнений цигун и тай-чи открываются и высвобождаются все необходимые каналы, так что энергия может течь, а тело остается жизнеспособным. Если оболочка нашего разума — тело — сильна и здорова, разум может распространяться легче. Тогда тело сможет лучше переносить тишину.

«Не торопитесь, ничего не стоит затраченных усилий.По мере неуклонного развития Дао страсть и желание естественно уменьшаются; нет необходимости их подавлять. “

Ссылка на источник
Возможно вам понравится

← Сюань Гун Цюань Сан Лу Часть 2
«Будучи образцом для мира, вечная добродетель никогда не поколеблется в тебе, и ты вернешься в безграничное».
,
Дао Дэ Цзин — Глава 28
,
,
Присоединяйтесь к нашему # путешествию в #wudang в мае 2019 года:
https://bit.ly/2UQSfgN
Присоединяйтесь к нашему # семинару в # зальцбурге в апреле 2014 г .:
https: // бит.ly / 2SGJ4So.
,
,
# wudangsanfengpai # kungfu # wudang # wudangonlineschool # martialarts # tao # wuwei # health # китайские боевые искусства # дисциплина # martialartslife # самосовершенствование # ziran # heavenearth # xuanwu # longevity # wushu # followwudang # igersvienzburg # wienna # vienna

,

Бессмертие в даосской алхимии. Уровни достижений

Прежде всего, необходимо попытаться понять, что китайская культура имеет свои представления, иногда радикально противоположные представлениям других культур. Даосизм, и особенно алхимия бессмертия в китайских традициях, хорошо известны повсюду, однако я осмелюсь сказать, что они вообще не рассматривались.

Особенно это касается древнейшего пласта даосизма и так называемого учения шэньсянь (учение шэнсяня (даосов, даосов-святых)).Это неудивительно, ведь он широко распространен даже в Китае. Так что достижение бессмертия — это не желание оставить потомкам память о себе и не желание жить на земле вечно (а физическое бессмертие и долголетие, хотя и считаются реально достижимыми, но никогда не были высшей целью даосизма), это осознание высшей свободы, которая живет в каждом человеке, хотя обычно он об этом не знает. Это очень хорошо описано в «Главах понимания истины» Чжан Бо-дуаня.Таким образом, даосизм — это не философия или религия, а путь свободы. Конечно, очень трудно найти суть даосизма среди временных наростов и искажений, но даже сегодня в Китае есть люди, которые хранят эту древнейшую традицию даосизма.

Даосская алхимия — это Учение о поиске ЕДИНСТВА. И дело не в физическом или жизненном сознании (как они понимают дух), а в достижении определенного состояния, которое является наивысшим возможным человеческим достижением в области духа.Цель бессмертия в даосской алхимии больше направлена ​​на духовное бессмертие, чем на физическое бессмертие. На практике есть определенные этапы, которые характеризуются не феноменом цигун, а физиологическими изменениями и трансформациями (в частности, 仙 仙, 地 仙, 神仙, 天仙, 金 仙 и некоторые другие). Не все школы даосизма называют одни и те же уровни одинаковыми именами. Важно подчеркнуть, что китайский дух не имеет ничего общего с понятием сознания, которое выражается иероглифом 神.

Как известно, в прошлом алхимия была известна как НЕЙДАН и ВАЙДАН (что обычно переводится как внутренняя и внешняя алхимия). Иероглиф ДАН обозначает тигель, в котором происходит плавление. Однако мало кто знает (и даосы настаивают на этом), что это учение существовало с незапамятных времен и известно в Китае по крайней мере со времен Хуанди. Это учение называется ХуанлаоСюэ — то есть учение Хуанди — Лаоцзы. У этого учения есть и другие названия. А термины НЕЙДАН и ВАЙДАН появились гораздо позже, в начале нашей эры.Собственно, алхимию можно назвать только ВАЙДАН как учение о внешнем расплавленном эликсире. Внутренняя алхимия (которая в науке считается производной от внешней) имела более высокий и древний статус в традиции. Они называют это алхимией из-за более привычных стандартов, а не смысла.
Остановимся на классификации подробнее:

1. Призрак-бессмертный или призрак-бессмертный — Гуй Сянь (鬼仙)
Гуй Сянь. Буквально — бессмертный среди дьяволов или бессмертный дьявол.Считалось, что это достижение характерно для шаманских практик, позднего чань-буддизма, псевдо-даосизма, различных медитаций. Удаление Иньского духа при отсутствии дыхания и сердцебиения. Практикующий остается смертным, несмотря на практику удаления духа и возможные способности. Более того, он не может возродиться после смерти и навсегда остаться призраком. В даосизме это не практиковалось, это было запрещено (имеется в виду серьезное изучение, а не только цзинцзо).

2. Человек бессмертен или бессмертен среди людей — Жэнь Сянь (人 仙)
На самом деле — человек не бессмертен. Причем каждый мужчина в своей жизни проходит через этот период. Это возраст совершеннолетия, пик физиологии расцвета. В этот период у людей наступает особенно возвышенное состояние (в смысле полноты, активности). Если начать заниматься алхимией в этот период, можно будет быстро пройти второй этап — бессмертие Земли. Если время прошло и энергия рассеялась, наступила старость и немощь, необходимо вернуть организм на этот этап физиологии.В противном случае двигаться дальше невозможно. Таким образом, мы видим, что это еще не бессмертие, а только достижение высокой полноты изначальной энергии, то есть Мин.

3. Земля бессмертная — Де Сянь (地 仙)
Это то, что все понимают как бессмертие — бессмертие жизни физического тела на Земле. Хотя такое тело может существовать на Земле бесконечно долго, оно может быть уничтожено внешним разрушением. Поэтому даже это достижение не считалось высоким, и все практикующие стремились подняться дальше, рассматривая его только как промежуточный этап.Следует добавить, что это достижение — конечная цель внешней алхимии.
Однако на предыдущем этапе и на этом этапе можно совершенствовать различные качества своего уровня, хотя это не основной путь, а побочные пути. На этом этапе Мин сливается с Син в единое целое, поэтому бессмертие возможно. В этом есть некое сходство с вечным термоядерным двигателем в теле в условиях Земли. Поэтому такие возможности есть.
Начиная с этой стадии достижения необратимы в смысле возврата к трансформации (исключение составляет фаза Джен Сянь, когда легко снова стать обычным человеком, потратив Мин).Но если из-за внешних условий или из-за разрушения тела практика не завершена, возможно, потребуется вернуться на предыдущий уровень.

4. Духовный бессмертный — Шэнь Сянь (神仙)
Духовный зародыш — Яншэнь выходит из головы человека (рождается в духовном мире), но его еще нужно воспитывать и развивать. Это похоже на то, что мать (тело) заботится о своем ребенке (духе). После своего усиления и реализации этой фазы этот дух может перемещаться в любую точку Вселенной — в первую очередь для понимания ее структуры, а затем для выполнения духовной работы.Убить его невозможно, оно бессмертно. Но есть еще тело, требующее внимания. На определенном этапе своего развития дух Ян Яншэнь получает возможность делиться, воспроизводя одинаковые двойники. Их количество постепенно может вырасти до огромной кратности. Они могут совершать различные духовные дела в разных мирах. Именно тогда приходит полное понимание законов Вселенной и смысл дальнейшего развития. Если практикующий желает, эту фазу можно растянуть на очень долгое время.Например, можно просидеть в пещере тысячелетие и практиковать в духовных телах.

5. Небеса бессмертные — Тянь Сянь (天仙)
Напомню, что даже предыдущий этап можно растягивать бесконечно. Но бессмертный дух еще не изменил тело. Следовательно, остается возможность реализации высшей ступени, которая возможна на Земле согласно алхимии — трансформации этого тела в тело света. Это самая сложная задача, потому что для этого требуется около 9-10 лет неподвижности.Это должно быть обеспечено либо верными учениками и единомышленниками, Учитель, либо укрытием, замуровавшись в пещере по определенным правилам. После его реализации тело и дух сливаются в «теле» света, и когда достигший покидает мир, ничего не остается (кроме оставшихся вещей, как в случае с туфлей Бодхидхармы). Если по каким-то причинам практикующий не достигает высшей ступени, он может либо сам по своей воле, либо при определенных обстоятельствах «избавиться от трупа».»В зависимости от достигнутого уровня его левое тело может быть невосприимчивым к разложению, но само мумифицироваться или даже сгореть от внутреннего огня.

Эта схема основана на изучении трактатов с одной стороны и заповедей Учителя с другой.

Автор © Артемьев Дмитрий Александрович

,

Даосизм / Даосизм

Даосизм, или даосизм, является атеистическим (нетеистическим) 3 , 4 , 5 религия, основанная на «Пути» — всепроникающей природной силе и контролирующей принципал Вселенной 6 , 7 . Действительно, он предшествовал Вселенной и является источником всего сущего 8 . Чтобы жить в соответствии с Дао, человек должен быть в мире, принимать жизненные события 9 , быть единым с природой, «плыть по течению». 8 , 10 . Хотя некоторые жители Запада обвиняют даосизм в том, что он «философия», а не религия, социологи считают его религией 11 , а даосизм считается одной из великих мировых религий 12 , 13 и становится все более популярным. за пределами Китая 7 , где он впервые возник на основе смеси традиционных китайских верований.

Китайские слова часто можно писать по-разному.В общем, «дао» — это просто старый способ написания того же китайского слова, которое в западных алфавитах часто пишется как «дао». Дао и Дао — одно и то же, даосизм и даосизм — одно и то же.

1. Дао — Путь — Дао

#atheism

Дао — всепроникающая естественная сила и контролирующий принцип Вселенной 6 . Это не совсем понятно, и в нем часто присутствует элемент мистицизма — первая глава Дао де Цзин открывается словами: « Существование не под силу слов определить » (перевод Виттера Биннера, 1944) — два других перевода. того же стиха читаем: « Дао, о котором можно говорить, не является вечным Дао » 14

«Дао, хотя означает просто« путь »…] имеет другое, более глубокое значение. Это космический и контролирующий принцип, в соответствии с которым функционирует вся природа. Вещи работают так, как они работают, из-за Dao . Действительно, это источник существования. Джулия Чинг, исследователь китайских религий [говорит], что «Дао, таким образом, описывается как существующее до того, как возникла вселенная, неизменный первый принцип, даже как прародитель всех вещей, то, благодаря чему все вещи возникают». [Путь] — это способ самоконтроля, путь, ведущий к гармонии с другими и к гармонии с природой.Действительно, нужно, так сказать, просто плыть по течению и жить пассивно. […] Следовательно, даосизм известен своим акцентом на миролюбие, неподвижность и акцентом на единстве с миром природы. Действительно, даосизм культивировал мистическую, квиетистскую форму религии, в которой человек получает контроль над аппетитами, стремлениями и желаниями своего тела, успокаивает дух и стремится к внутреннему единению с Дао ».

« Энциклопедия новых религий » Кристофера Партриджа (2004) 8

2.Два (Инь и Ян) и три царства

#china

Даосизм похож на другие религии в том, что космос понимается с помощью содержательных высказываний, наполненных космическим смыслом; концепции Инь и Ян (свет и тьма, добро и зло, то и это) стали популярными в том же веке, когда возник даосизм 15 . В «Дао де цзин» говорится:

«Дао порождает человека;
Один порождает двоих; ( инь и янь ) 16 , 17 ;
Два порождают трех (три небесных существа, отвечающих за небо, землю и воду 18 ) ;
Три порождают мириады существ;
Несметное множество создает на своей спине инь и обнимает в своих руках янь и является слиянием порождающих сил этих двух.

Дао Де Цзин 42 19

Традиционная китайская вера состоит в том, что две силы ( инь и ян ) «создают энергию жизни посредством своего взаимодействия, но они не являются божествами и не являются ими. обладают божественной силой. Их взаимодействие проявляется в смене времен года или в здоровье человека » 20 . Задача человечества — сохранять равновесие посредством надлежащего поведения и избегать злого поведения 17 .

3.Ци / Ци

Практики и верования, связанные с «Ци», основаны на И Цзин и постепенно стали популярными в даосизме, начиная с 10-го века, и включали «контроль дыхания, физические и сексуальные упражнения и медитацию» для целей стать единым с Дао и достичь бессмертия 10 .

«Вся жизнь стала возможной благодаря ch’i , жизненному дыханию и энергии вселенной. Даосы верят, что это дыхание жизни есть во всех и во всем.Когда люди рождаются, в них есть все то дыхание, которое у них когда-либо было. Все вещи умирают, когда истекает их первоначальное дыхание. Таким образом, даосизм разработал дыхательные упражнения и медитации, призванные помочь людям сохранить свою ци. Это часть поисков бессмертия ».

« Религии мира » Брейи, О’Брайен и Палмер (1997) 17

«… если ци , цзин (жизненная сила) и шэнь (спирт) находятся в идеальном балансе, тело может сохраняться бесконечно долго. Тайцзи-цюань ( тайцзицюань ) также возникли в этот период; практика боевых искусств рассматривалась как развитие тела и ума, уравновешивание энергий неба и земли и продвижение потока ци ».

« Хаммонд Атлас мировых религий » Мюррея и др. (2009) 10

Проблема в том, что современная биология дала нам большие знания о процессах жизни, старении и причинах смерти.Ничто из этого на самом деле не имеет ничего общего с ch’i (ни балансированием двух противостоящих сил), и многие из фундаментальных принципов даосизма могут быть поняты только как сюрреалистические абстракции, которые не полностью отражают реальность.

4. Культурные, магические и народные атрибуты

# буддизм # китай # конфуцианство # смерть # похороны # бессмертие # магия # шаманизм # суеверие

Как и в других религиях, суеверные народные обычаи часто проникают в религию. особенно на неформальном местном уровне 21 .Например: конфуцианство, даосизм, буддизм и китайская народная религия — четыре основных направления религии в Китае; их верования и обычаи смешались и поменялись местами 22 , 23 , и большинство местных сообществ объединяют их части 17 , 24 . Фен-шуй, шаманские отношения с могущественными духами, гадания (гадания) и другие суеверные практики могут проводиться в даосских храмах и даосскими священниками. 21

«Во взаимодействии с народной религией даосизм развился как способ попытаться достичь бессмертия или паранормальных способностей с помощью алхимии, магических заклинаний или упражнений [и] включил ряд других систем мышления».

« Феномен религии: тематический подход » Муджан Момен (1999) [Рецензия на книгу] 1

Вот описание того, как этот процесс работает в целом:

«Религии — это комбинации из двух элементов.Во-первых, обычаи и культурные нормы верующих мирян. А во-вторых, высокомерное богословие и интеллектуализация религиозных профессионалов. Когда ученые пытаются классифицировать и определять религию, они часто произвольно попадают в ловушку только одного типа 25 . Две формы религии часто борются друг с другом. Народные обычаи устойчивы к декларациям сверху вниз о том, что должно или не должно быть частью религии, и часто реформирование популярных верований приводит только к смене имен и другим поверхностным изменениям, оставляя лежащие в основе практики более или менее такими, какими они были.Когда ученые систематизируют религию, они часто не учитывают — или полностью игнорируют — обычаи мирян. При документировании религии мы не можем полагаться только на свидетельства масс, которые могут быть увлечены причудой в массе , или полагаться только на определения профессионалов, ученых и священнослужителей, которые представляют лишь небольшую часть верующих. Поэтому единственный прагматический путь — рассматривать религии как множественность и зонтичные термины.

Религия на низовом уровне почти всегда представляет собой комбинацию верований и обычаев из множества исторических источников.Магическое мышление, ритуальные привычки и народные верования имеют тенденцию к выживанию в рамках культуры, даже если ее официальная религия может измениться. С другой стороны, формальная и научная религия священнослужителей и религиозных профессионалов сложна, более целостна и устойчива к изменениям. Теология требует изучения и часто бывает очень запутанной, потому что религиозные ученые обсуждают слабые и трудные места догматов и разрабатывают сложные философские принципы, чтобы их обойти. Чем сложнее область изучения религии, тем больше запутывают ее ученые, пытаясь объяснить иррациональность.Но чем сложнее и труднее интеллектуальный аспект религии, тем меньше простые массы не смогут понять или реализовать ее, и тем больше будет разрыв между культурной и научной версиями религии. Религия всегда представляет собой противоречивое сочетание того, что лидеры называют религией, и того, что делает и во что верит масса реальных последователей ».

« Культурная религия против научной религии: 5. Выводы » Вексена Крэбтри (2013)

Сегодня, после периода угнетения при коммунизме, племенные и местные духи возрождаются, наиболее популярными из которых являются «роды» , богатство и здоровье » 17 .«Голодные призраки» — это духи умерших, которые не были похоронены должным образом 26 , но довольно сбивает с толку думать, что это происходит в даосских странах, но не происходит в Европе, где кремация во многих местах более популярна, чем захоронение. ,

Поиск бессмертия привел к появлению историй о восьми бессмертных — людях, которые действительно достигли этой конечной цели. Некоторые из них называются божествами — например, Tai-Shang Laojun , что на самом деле является обожествленным именем самого Лао-цзы 10 (другие божества являются олицетворениями трех миров и т. Д.).Хотя некоторых из этих духов и существ можно перевести как «боги», они больше похожи на анимистические силы природы, чем на вечных богов (тем более, что в даосизме не было сознательных существ до тех пор, пока не взаимодействовали инь и ян . , создали три области, а затем эти области вместе породили мириады существ мира).

Даосизм конкурировал с конфуцианством, и конфуцианцы обвиняли даосизм в эмоциональности, иррациональности и чрезмерной вовлеченности в магию 27 .В даосизме, кажется, очень мало контроля качества над тем, какие верования и практики задействованы, и как таковые на практике часто представляют собой просто серию специальных терминов, используемых для описания извилистой религии фрилансеров, без истинного содержания, удерживающего ее воедино. Вот почему он так легко сливается со многими другими системами верований и практик.

5. Таинственный Лао-цзы, приписываемый основоположникам даосизма

Лао-цзы приписывают создание даосизма, но о нем известно так мало 1 , 27 , что трудно установить основные факты о нем. ему.Некоторые авторы говорят, что он жил в шестом веке до н.э. 28 , другие говорят, что в III веке до н.э. 1 . Разница в 300 лет нетривиальна. Его имя означает просто «Старый Мастер» 27 , и исторический анализ показал, что он, вероятно, не писал Дао де Цзин, «но с ним ассоциировались различные высказывания» 27 .

К 3 веку года н. Э. многие даосы «распространяли все больше фантастических историй о его рождении, жизни, смерти и реинкарнации» 28 , а в « превращениях Лао-Цзы » он был описан как первый сознательное существо, ставшее свидетелем «великого начала» 22 .В 7 веке г. н.э. г. он был «официально обожествлен» 22 .

.

Ритуал даосизма, Поклонение, Преданность, Символизм, Символизм даосизма

Даосская символика имеет некоторые элементы с китайской народной религией. Например, бессмертие — это популярное понятие, прочно связанное с даосизмом, и оно символизируется различными способами. Журавли символизируют бессмертие из-за своего долголетия. Птицы в целом являются символом бессмертия, потому что считается, что бессмертные обладают способностью летать. Сосны символизируют бессмертие, потому что они вечнозеленые растения.Персики являются символом бессмертия из-за веры в то, что у богини Сиванму есть персиковый сад, несущий бессмертие любому, кто их ест.

Тыква — популярный даосский символ. Он использовался в древние времена для переноски трав, а также использовался в качестве контейнера для смешивания и лечения эликсиров. Он почти всегда изображается в классической форме бутылочной тыквы. Тыква также символизирует хаос, или хунтун , потому что она имеет форму утробы.

Пещера, как и тыква, является вместилищем тайн.Считается, что пещеры являются хранилищами особой очищенной ци . Адепты медитируют в пещерах, драконы (также символ безнравственности) живут в пещерах, а даосский канон разделен на три основные части, называемые пещерами или пещерами. Центральный алтарь в даосском ритуале называется пещерным столом. Внутри тела также есть «пещеры», то есть хранилища энергии, иногда также известные как «киноварные поля». Киноварь является символом бессмертия, прежде всего потому, что она была ингредиентом, обычно используемым в эликсирах, а также из-за ее красного цвета, который означает удачу.

багуа , или восемь триграмм, связанных с И Цзин (И-Цзин), важны для даосизма, а также для китайской религии в целом. Триграммы представляют циклы природы и включают огонь, землю, озеро, небо, воду, гору, гром и ветер. Багуа часто помещают вокруг символа тайцзи , диаграммы энергий инь и ян , которая так знакома многим западным людям. Инь и янь также символизируются тигром и драконом.

Звезды, планеты, луна и солнце — важные даосские астрономические символы, унаследованные от предшествующей китайской религии. Китайцы с самого начала обладали высокоразвитыми познаниями в астрономии. Большая Медведица (Большая Медведица) занимает центральное место в даосской традиции. Полярная звезда, главная звезда Медведя, является резиденцией Тайи. Вернуться к Единому — значит вернуться на одном уровне к Полярной звезде. Это место, где все начинается и куда все возвращается.

Пылающая жемчужина обозначает Единую, Полярную Звезду, и первоначальный ци , и ее носят на булавке на макушке, чтобы обозначить полное посвящение в даосский священник. Этот символ также часто встречается на крышах даосских храмов, между двумя драконами.

Вышитые одежды, которые носят даосские священники во время проведения ритуалов, включают в себя множество символов, включая драконов, журавлей, облака, триграммы, лунные особняки, пять священных гор, двенадцать знаков животных китайского зодиака, изображения божеств и т. Д. или восемь бессмертных.

Самое важное созвездие символов в даосизме вращается вокруг письменного слова. Письмо использовалось в Китае для общения с богами с самого начала, еще до того, как оно стало использоваться для общения между людьми. Во времена династии Шан вопросы к богам задавали на костях или панцирях черепах, которые затем нагревали до тех пор, пока они не треснули, и эти трещины интерпретировались как ответы богов и «читались» специалистами по ритуалам.

В даосизме письмо играет очень важную роль.Его священные тексты были впервые переданы богами человеческим получателям, и основным средством передачи знания от Даоши к ученику является передача священных текстов. Будущий Таоши должен вручную скопировать все тексты, принадлежащие его учителю или местной организации, и хранить их в безопасности для передачи по очереди следующему поколению.

Талисманы — это сложные рисунки, напоминающие каллиграфию, но также могут включать изображения, геометрические узоры и другие символы. Обычно они пишутся на бумаге или дереве черными или красными чернилами.Чтобы нарисовать талисман, Таоши должен очистить и сконцентрировать свою энергию, так как это акт общения с богами. Талисманы могут служить своего рода лекарством от демонических сил или притягивать удачу. Написанный, а затем сожженный, пепел растворяют в питьевой воде или скатывают в шар и принимают в виде таблетки. Таоши также могут использовать талисманы для обеспечения возможности странствий по небесным мирам и защиты во время этих путешествий.

Ритуальное пространство, созданное даосскими жрецами, содержит множество священных писем, от знамен или знаков с именами божеств до талисманов и документов, которые должны быть переданы божествам.Пять приказов, которые размещены в стратегических местах, очень важны. Писание Небесного Владыки необходимо Великому Мастеру, чтобы «войти в гору», в кульминационный момент ритуала. В конце ритуала все эти записи сжигаются. Эта «жертва» писаний превращает их из земного символа в космическую реальность.

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.