Философия жизни в философии это: ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ — это… Что такое ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ?

Содержание

Что такое Философия жизни? Философия жизни — это… Расписание тренингов. Самопознание.ру

Философия жизни является иррационалистическим направлением европейской философии, зародившейся в конце XIX века и изучающим «жизнь из неё самой». Основателем этого направления является Ф. Ницше, а в последствии её развили Анри Бергсон, Вильгельм Дильтей и Освальд Шпенглер и Шопенгауэр.

Философия жизни противостояла эпохи романтизма того времени и рационализма. Сочетая буддийские и кантианские идеи, Шопенгауэр заявил, что самым главным является мировая воля.

При этом философия жизни не является учением о жизни, а способом философствования, рассуждения, который стремится понять жизнь, минуя абстрактные метафизические понятия, беря за основу целостность и ценность жизни.

Ницше отвергал в философствовании использование разума и рационализма, так как это могло убить саму жизнь. В качестве познания предлагалось опираться на интуицию, чувства. Таким образом, Ницше решил одну из главных проблем философии — отношения разума (мышления) и жизни, разделив их, чем привлёк внимание множества других философов.

Введя понятие «жизни», он заявил, что именно жизнь является источником всего и что всё исходит именно из неё: живые существа, материя, сознание и прочее. По его мнению, жизнь не исчезает в абсолюте, поскольку она присуща нам самим.

В связи с этим появляется возможность преодолеть дуализм объекта и субъекта, а раз всё присуще жизни, то я и есть жизнь. Сознание в данном случае является одним из феноменов жизни и не может познать мир. Более того, сознание отделяется от мира, подобно болезни на теле человека, пытающейся отделиться от него. Поэтому сознание, дух чужды миру, и являются средствами на службе у жизни. Истинный человек — это человек, который облает мощной жизненной силой, жизненными инстинктами, в котором присутствует хаотичное, страстное начало. Интеллект превращает человека в животное, которое существует по законам рабской морали и искусственным законам науки.

Фридрих Ницше также ввёл понятие «воли к власти», которая является основной движущей силой, стимулом эволюции, пронизывающей всё наше существование.

Философия Ницше была несколько экстравагантной, имела больше символическую ненаучную форму. Этот недостаток устранили Вильгельм Дильтей и Анри Бергсон, развив идею Ницше дальше и придав ей такое обличие, чтобы она стала близка и понятна разным людям: атеистам, интеллектуалам, католическим интеллигентам.

Анри Бергсон развил тему «воли к власти«, назвав её «жизненным прорывом», который никогда не воплощается полностью ни в каких делах, обладает постоянной изменчивостью и чистой длительностью, которая проявлена в человеке, как внутренние переживания жизни.

Дильтей завил о том, что метафизика есть лишь проекция тотальности жизни на существование. Душевная связь — переживания души, психики, которые легли в основу литературы, искусства, мифологии, исторических событий. Объясняя, мы опираемся на интеллект, но понимаем происходящее через переживания нашей души. Именно поэтому человек всегда больше понимает, чем знает, а переживает больше, чем понимает.

Шленглер раскрыл тему противоположности судьбы и причинности в истории, как о противоположности органической логики, логики неорганического, застывшего и логики жизни. Они относятся друг к другу, как пространство и время. Он рассматривал различные культуры, как некий организм, который проходит стадии рождения и умирания. Когда жизненные силы исчерпаны, культура превращается в цивилизацию, в нечто неживое, механическое, искусственное.

Философия жизни положила начало для развития таких направлений, как экзистенционализм, герменевтики, феноменологии. Элементы философии были заимствованы некоторыми представителями гуманитарных наук.

Философия жизни — это… Что такое Философия жизни?

Философия жизни

Основные понятия
жизнь, воля, эволюция

вечное возвращение, Бог умер
интуиция и понимание
культура и цивилизация
массы, элита, сверхчеловек

Тексты
Воля к власти, Весёлая наука

Рождение трагедии, Антихрист
Так говорил Заратустра
Творческая эволюция
Закат Европы

Люди
Ницше, Бергсон, Зиммель

Дильтей, Шпенглер, Крик
Ортега-и-Гассет

Философия жизни (нем. Lebensphilosophie) — иррационалистическое течение в европейской философии, получившее преимущественное развитие в Германии в конце XIX — начале XX веков.

Происхождение

Философия жизни зародилась на фоне господства романтизма и явилась реакцией на рационализм эпохи Просвещения[1]. «Крестным отцом» этого течения считается Артур Шопенгауэр, чья философия причудливо совмещала в себе кантианские и буддийские мотивы[2]. Если мир феноменов — это представления, то единственной известной нам вещью в себе является мировая воля.

Содержание

Основной темой нового направления в философии была интуитивно постигаемая жизнь (у Бергсона также фр. Duration — длительность) как целостная и динамически развивающаяся реальность. Собственно первым её представителем считается Фридрих Ницше[3], который ввел понятие воли к власти (нем. Der Wille zur Macht), которая пронизывает всю природу, являясь стимулом эволюции, а также социальное бытие (как дионисийское или творческое начало). У французского философа Анри Бергсона аналогичным понятием является жизненный порыв (фр. Élan vital). Объективацией (результатом) воли к власти являются культурные нормы и ценности. В теории познании философии жизни господствовал интуитивизм и альтернативный объяснению принцип понимания, который сближался с неокантианским методом гуманитарных наук (Дильтей). Интеллект и разум однозначно воспринимаются как инструмент воли к власти или средство приспособления к окружающей среде. В социальной философии проводилось различие между культурой как творческим периодом развития общества и цивилизацией как объективацией культуры (Г. Зиммель, О. Шпенглер)[4]. С этим различием было тесно связано противопоставление творческой элиты (обладающей монополией на «жизненный порыв») инертным массам (Ортега-и-Гассет). Крайним случаем творческой элиты является сверхчеловек Ницше (нем. Übermensch).

Влияние

В дальнейшем философия жизни повлияла и подготовила появление герменевтики (через Дильтея)[5] и экзистенциализма[6] (через антропологию Шелера). Элементы философии жизни были заимствованы представителями гуманитарных науках (А. Тойнби, Л. Н. Гумилев), а также некоторыми идеологами Третьего Рейха (Э. Крик).

Примечания

Литература

  • Риккерт Г. Философия жизни. Изложение и критика модных течений философии нашего времени // Риккерт Г. Науки о природе и науки о культуре. — М.: Республика, 1998.

Ссылки

ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ • Большая российская энциклопедия

  • рубрика

  • родственные статьи

  • image description

    В книжной версии

    Том 33. Москва, 2017, стр. 369-370

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: П. П. Гайденко

ФИЛОСО́ФИЯ ЖИ́ЗНИ (нем. Lebensphi­lo­sophie), фи­лос. те­че­ние, по­лу­чив­шее пре­иму­ще­ст­вен­ное раз­ви­тие в Гер­ма­нии в кон. 19 – нач. 20 вв., вы­дви­га­ло в ка­че­ст­ве ис­ход­но­го по­ня­тия «жизнь» как не­кую ин­туи­тив­но по­сти­гае­мую це­ло­ст­ную ре­аль­ность. Ф. ж. яви­лась вы­ра­же­ни­ем кри­зи­са клас­сич. но­во­ев­ро­пей­ско­го ра­цио­на­лиз­ма. Она вы­сту­пи­ла про­тив гос­под­ства ме­то­до­ло­гиз­ма и гно­сео­ло­гиз­ма в та­ких фи­лос. на­прав­ле­ни­ях 2-й пол. 19 – нач. 20 вв., как нео­кан­ти­ан­ст­во и по­зи­ти­визм. При этом са­мо по­ня­тие «жизнь» мно­го­знач­но и по-раз­но­му ис­тол­ко­вы­ва­лось в разл. ва­ри­ан­тах фи­ло­со­фии жиз­ни.

Био­ло­ги­че­ски-на­ту­ра­ли­стич. тол­ко­ва­ние ха­рак­тер­но для те­че­ния, вос­хо­дя­ще­го к Ф. Ниц­ше и пред­став­лен­но­го Л. Кла­ге­сом, Т. Лес­син­гом и др.; «жи­вое» под­чёр­ки­ва­ет­ся как не­что ес­те­ст­вен­ное в про­ти­во­по­лож­ность ме­ха­ни­че­ски скон­ст­руи­ро­ван­но­му, «ис­кус­ст­вен­но­му». Для это­го ва­ри­ан­та Ф. ж. ха­рак­тер­ны оп­по­зи­ция «ду­ху» и «ра­зу­му», по­пыт­ки све­сти лю­бую идею к «ви­таль­ным вле­че­ни­ям», «ин­те­ре­сам», «ин­стинк­там», «во­ле» ин­ди­ви­да или об­ществ. груп­пы, праг­ма­тич. трак­тов­ка нрав­ст­вен­но­сти и по­зна­ния (доб­ро и ис­ти­на – то, что уси­ли­ва­ет пер­вич­ное жиз­нен­ное на­ча­ло, зло и ложь – то, что его ос­лаб­ля­ет), под­ме­на лич­но­ст­но­го на­ча­ла ин­ди­ви­ду­аль­ным, а ин­ди­ви­да – ро­дом (то­таль­но­стью), ор­га­ни­цизм в со­цио­ло­гии.

Ис­то­ри­ци­ст­ский ва­ри­ант Ф. ж. (В. Диль­тей, О. Шпенг­лер, Г. Зим­мель, Х. Ор­те­га-и-Гас­сет) ис­хо­дит в ин­тер­пре­та­ции «жиз­ни» из не­по­средств. внутр. пе­ре­жи­ва­ния, как оно рас­кры­ва­ет­ся в сфе­ре ис­то­рич. опы­та ду­хов­ной куль­ту­ры. Ес­ли в др. ва­ри­ан­тах жиз­нен­ное на­ча­ло рас­смат­ри­ва­ет­ся как веч­ный не­из­мен­ный прин­цип бы­тия, то здесь вни­ма­ние при­ко­ва­но к ин­ди­ви­ду­аль­ным фор­мам реа­ли­за­ции жиз­ни, её не­по­вто­ри­мым куль­тур­но-ис­то­рич. об­раз­ам. При этом Ф. ж. ока­зы­ва­ет­ся не в со­стоя­нии пре­одо­леть ре­ля­ти­визм, свя­зан­ный с рас­тво­ре­ни­ем всех нравств. и куль­тур­ных цен­но­стей в по­то­ке жиз­ни, ис­то­рии. Ха­рак­тер­ное для Ф. ж. от­тал­ки­ва­ние от ме­ха­ни­стич. ес­те­ст­во­зна­ния при­ни­ма­ет фор­му про­тес­та про­тив ес­те­ст­вен­но-на­уч­но­го рас­смот­ре­ния ду­хов­ных яв­ле­ний во­об­ще, что при­во­дит к по­пыт­кам раз­ра­бо­тать спец. ме­то­ды по­зна­ния ду­ха (гер­ме­нев­ти­ка и кон­цеп­ция по­ни­маю­щей пси­хо­ло­гии у Диль­тея, мор­фо­ло­гия ис­то­рии у Шпенг­ле­ра и т. п.). Ан­ти­те­за ор­га­ни­че­ско­го и ме­ха­ни­че­ско­го пред­ста­ёт в этом ва­ри­ан­те Ф. ж. в ви­де про­ти­во­пос­тав­ле­ния куль­ту­ры и ци­ви­ли­за­ции.

Свое­об­раз­ный пан­теи­стич. ва­ри­ант Ф. ж. свя­зан с ис­тол­ко­ва­ни­ем жиз­ни как не­кой кос­мич. си­лы, «жиз­нен­но­го по­ры­ва» (А. Берг­сон), сущ­ность ко­то­ро­го – в не­пре­рыв­ном вос­про­из­ве­де­нии се­бя и твор­че­ст­ве но­вых форм; суб­стан­ция жиз­ни – чис­тая «дли­тель­ность», из­мен­чи­вость, по­сти­гае­мая ин­туи­тив­но.

Тео­рия по­зна­ния Ф. ж. – раз­но­вид­ность ин­туи­ти­виз­ма: ди­на­ми­ка жиз­ни, ин­ди­ви­ду­аль­ная при­ро­да пред­ме­та не­вы­ра­зи­ма в об­щих по­ня­ти­ях, по­сти­га­ет­ся в ак­те не­по­средств. ус­мот­ре­ния, ин­туи­ции, ко­то­рая сбли­жа­ет­ся с да­ром ху­дож. про­ник­но­ве­ния, что при­во­дит Ф. ж. к вос­кре­ше­нию па­нэ­сте­тич. кон­цеп­ций нем. ро­ман­тиз­ма, воз­ро­ж­де­нию куль­та твор­че­ст­ва и ге­ния. Ф. ж. под­чёр­ки­ва­ет прин­ци­пи­аль­ное раз­ли­чие, не­со­вмес­ти­мость фи­лос. и на­уч. под­хо­да к ми­ру: нау­ка стре­мит­ся ов­ла­деть ми­ром и под­чи­нить его, фи­ло­со­фии же свой­ст­вен­на со­зер­цат. по­зи­ция, род­ня­щая её с ис­кус­ст­вом. Наи­бо­лее аде­к­ват­ной фор­мой по­зна­ния ор­га­ни­че­ских и ду­хов­ных це­ло­ст­но­стей яв­ля­ет­ся, со­глас­но Ф. ж., ху­дож. сим­вол. В этом от­но­ше­нии Ф. ж. по­пы­та­лась опе­реть­ся на уче­ние И. В. Гё­те о пра­фе­но­ме­не как пер­во­об­ра­зе, вос­про­из­во­дя­щем се­бя во всех эле­мен­тах жи­вой струк­ту­ры. О. Шпенг­лер стре­мил­ся «раз­вёр­ты­вать» ве­ли­кие куль­ту­ры древ­но­сти и Но­во­го вре­ме­ни из «сим­во­ла пра­ду­ши» ка­ж­дой куль­ту­ры, про­из­ра­стаю­щей из это­го пра­фе­но­ме­на, по­доб­но рас­те­нию из се­ме­ни; к ана­ло­гич­но­му ме­то­ду при­бе­га­ет и Г. Зим­мель. А. Берг­сон рас­смат­ри­ва­ет вся­кую фи­лос. кон­цеп­цию как вы­ра­же­ние осн. глу­бин­ной ин­туи­ции её соз­да­те­ля, не­вы­ра­зи­мой по сво­ему су­ще­ст­ву, не­по­вто­ри­мой и ин­ди­ви­ду­аль­ной, как лич­ность её ав­то­ра.

Твор­че­ст­во вы­сту­па­ет по су­ще­ст­ву для Ф. ж. как си­но­ним жиз­ни; для Берг­со­на оно – ро­ж­де­ние но­во­го, вы­ра­же­ние бо­гат­ст­ва и изо­би­лия ро­ж­даю­щей при­ро­ды, для Зим­ме­ля и Ф. А. Сте­пу­на име­ет тра­ги­че­ски-двой­ст­вен­ный ха­рак­тер: про­дукт твор­че­ст­ва как не­что кос­ное и за­стыв­шее ста­но­вит­ся в кон­це кон­цов во вра­ж­деб­ное от­но­ше­ние к твор­цу и творч. на­ча­лу. От­сю­да над­рыв­но-бе­зыс­ход­ная ин­то­на­ция Зим­ме­ля, пе­ре­кли­каю­щая­ся с фа­та­ли­стич. па­фо­сом Шпенг­ле­ра и вос­хо­дя­щая к ми­ро­воз­зренч. кор­ню Ф. ж. – её па­фо­су судь­бы, «люб­ви к ро­ку» (Ф. Ниц­ше), про­по­ве­ди слия­ния с ир­ра­цио­на­ли­стич. сти­хи­ей жиз­ни. Тра­гич. мо­ти­вы, ле­жа­щие в ос­но­ве Ф. ж., бы­ли вос­при­ня­ты ис­кус­ст­вом кон. 19 – нач. 20 вв. (осо­бен­но сим­во­лиз­мом). Наи­боль­ше­го влия­ния Ф. ж. дос­тиг­ла в 1-й четв. 20 в., к ней тя­го­те­ли ряд пред­ста­ви­те­лей нео­ге­гель­ян­ст­ва и праг­ма­тиз­ма. В даль­ней­шем она рас­тво­ря­ет­ся в др. на­прав­ле­ни­ях фи­ло­со­фии 20 в., не­ко­то­рые её прин­ци­пы за­им­ст­ву­ют­ся сме­няю­щи­ми её эк­зи­стен­циа­лиз­мом, пер­со­на­лиз­мом и фи­ло­соф­ской ан­тро­по­ло­ги­ей.

Философия жизни — Большая советская энциклопедия

Филосо́фия жизни

Иррационалистическое философское течение конца 19 – начала 20 вв., выдвигавшее в качестве исходного понятия «жизнь» как некую интуитивно постигаемую целостную реальность, не тождественную ни духу, ни материи. Ф. ж. явилась выражением кризиса классического буржуазного рационализма. Она выступила против господства методологизма и гносеологизма в идеалистической философии 2-й половины 19 – начала 20 вв. (неокантианство, позитивизм). Социально-политические воззрения представителей Ф. ж. весьма различны: от буржуазного либерализма до консервативных позиций; в своём крайнем биологически-натуралистическом варианте она оказала влияние на формирование идеологии национал-социализма в Германии.

Понятие «жизнь» многозначно и по-разному толкуется в различных вариантах Ф. ж. Биологически-натуралистическое толкование характерно для течения, восходящего к Ф. Ницше и представленного Л. Клагесом, Т. Лессингом и др.: «живое» подчёркивается как нечто естественное в противоположность механически сконструированному, «искусственному». Для этого варианта Ф. ж. характерна оппозиция не только материализму, но и идеалистическому рационализму – «духу» и «разуму», склонность к примитиву и культу силы, попытки свести любую идею к «интересам», «инстинктам», «воле» индивида или общественной группы, прагматическая трактовка нравственности и познания (добро и истина – то, что усиливает первичное жизненное начало, зло и ложь – то, что его ослабляет), подмена личностного начала индивидуальным, а индивида – родом (тотальностью), органицизм в социологии.

«Исторический» вариант Ф. ж. (В. Дильтей, Г. Зиммель, Х. Ортега-и-Гасет) исходит в интерпретации «жизни» из непосредственного внутреннего переживания, как оно раскрывается в сфере исторического опыта духовной культуры. Если в др. вариантах жизненное начало рассматривается как вечный неизменный принцип бытия, то здесь внимание приковано к индивидуальным формам реализации жизни, её неповторимым, уникальным культурно-историческим образам. При этом Ф. ж. оказывается не в состоянии преодолеть релятивизм, связанный с растворением всех нравственных и культурных ценностей в потоке «жизни», истории. Характерное для Ф. ж. отталкивание от механистического естествознания принимает форму протеста против естественнонаучного рассмотрения духовных явлений вообще, что приводит к попыткам разработать специальные методы познания духа (герменевтика у Дильтея и концепция понимающей психологии (См. Понимающая психология), морфология истории у О. Шпенглера и т.п.). Антитеза органического и механического предстаёт в этом варианте Ф. ж. в виде противопоставления культуры и цивилизации.

Др. вариант Ф. ж. связан с истолкованием «жизни» как некоей космической силы, «жизненного порыва» (А. Бергсон), сущность которого – в непрерывном воспроизведении себя и творчестве новых форм; субстанция жизни – чистая «длительность», изменчивость, постигаемая интуитивно.

Теория познания Ф. ж. – разновидность иррационалистического Интуитивизма, динамика «жизни», индивидуальная природа предмета невыразима в общих понятиях, постигается в акте непосредственного усмотрения, интуиции, которая сближается с даром художественного проникновения, что приводит Ф. ж. к воскрешению панэстетических концепций нем. Романтизма, возрождению культа творчества и гения. Ф. ж. подчёркивает принципиальное различие, несовместимость философского и научного подхода к миру: наука стремится овладеть миром и подчинить его, философии же свойственна созерцательная позиция, роднящая её с искусством. Наиболее адекватной формой познания органических и духовных целостностей является, согласно Ф. ж., художественный Символ. В этом отношении Ф. ж. попыталась опереться на учение Гёте о прафеномене как первообразе, воспроизводящем себя во всех элементах живой структуры. Шпенглер стремился «развёртывать» великие культуры древности и нового времени из «символа прадуши» каждой культуры, произрастающей из этого прафеномена, подобно растению из семени; к аналогическому методу прибегает и Зиммель. Бергсон рассматривает всякую философскую концепцию как выражение основной глубинной интуиции её создателя, невыразимой по своему существу, неповторимой и индивидуальной, как личность её автора.

Творчество выступает по существу для Ф. ж. как синоним жизни; для Бергсона оно – рождение нового, выражение богатства и изобилия рождающей природы, для Зиммеля и Ф. Степуна имеет трагически-двойственный характер: продукт творчества как нечто косное и застывшее становится в конце концов во враждебное отношение к творцу и творческому началу. Отсюда надрывно-безысходная интонация Зиммеля, перекликающаяся с фаталистическим пафосом Шпенглера и восходящая к мировоззренческому корню Ф. ж. – её пафосу судьбы, «любви к року» (Ницше), проповеди слияния с иррационалистической стихией жизни. Трагические мотивы, лежащие в основе Ф. ж., были восприняты искусством конца 19 – начала 20 вв. (особенно Символизмом). Наибольшего влияния Ф. ж. достигла в 1-й четверти 20 в., к ней тяготели некоторые представители неогегельянства (См. Неогегельянство), Прагматизма. В дальнейшем она растворяется в др. направлениях идеалистической философии 20 в., некоторые её принципы заимствуются сменяющими её Экзистенциализмом, Персонализмом и др.

Лит.: Риккерт Г., Философия жизни, П., 1922; Современная буржуазная философия, М., 1972, с. 112–175; Messer A., Lebensphilosophie, Lpz., 1931; Lersch Ph., Lebensphilosophie der Gegenwart, B., 1932; Bolinow О. F., Die Lebensphilosophie, B., 1958; Misch G., Lebensphilosophie und Phänomenologie, 3 Aufl., B., 1964.

П. П. Гайденко.


Источник:
Большая советская энциклопедия
на Gufo.me


Значения в других словарях

  1. ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ —
    ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ — англ. philosophy of life; нем. «Lebensphilosophie». Возникшее в 60;-70-е гг. XIX в. субъективно-идеалистическое направление, представители к-рого (А. Шопенгауэр, Ф. Ницше, В. Дильтей, Г. Зим-мель…
    Социологический словарь
  2. ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ —
    ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ (Lebensphilosophie) – общее обозрение чрезвычайно широкого спектра философских концепций, причем в большинстве случаев термин использовался теми или иными мыслителями не для характеристики своей философии в целом…
    Новая философская энциклопедия
  3. ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ —
    ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ — философское течение кон. 19 — нач. 20 вв., исходящее из понятия «жизни» как некоей интуитивно постигаемой органической целостности и творческой динамики бытия.
    Большой энциклопедический словарь
  4. ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ —
    ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ — направление в западноевропейской философской мысли, сложившееся в последней трети 19 в. в Германии и получившее известность, гл. обр., в первой трети 20 в. Ф.Ж.
    Новейший философский словарь

ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ — это… Что такое ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ?

— направление, преимущественно в немецкой и отчасти французской философии, сложившееся в последней трети XIX — начале XX веков.

Ф.ж. возникла как оппозиция классическому рационализму и как реакция на кризис механистического естествознания. Теоретики Ф.ж. обратились к жизни как первичной реальности, целостному органическому процессу, предшествующему разделению материи и духа, бытия и сознания. Само понятие жизни многозначно и неопределенно, дает простор для различных трактовок: оно понимается и в биологическом (Ницше, Клагес), и в космологическом (Бергсон), и в культурно-историческом планах (Дильтей, Зиммель, Шпенглер). Это деление в известной мере условно, т.к. указанные моменты часто переплетаются и в рамках одной концепции.

У Ницше первичная жизненная реальность выступает в форме «воли к власти» (Ницше следовал здесь традиции А. Шопенгауэра). В концепции Бергсона жизнь как космический «жизненный порыв» , сутью которого является «сознание или сверхсознание», постигается по аналогии с сознательными, душевными процессами, исходя из внутреннего переживания. У Дильтея и Зиммеля жизнь также выступает как поток переживаний, но сами эти переживания истолковываются как культурно-исторически обусловленные. Во всех трактовках жизнь представляет собой целостный процесс непрерывного творческого становления, развития, противостоящий механическим, неорганическим образованиям, всему определенному, застывшему и «ставшему». Процесс жизни неподвластен омертвляющей, разлагающей аналитической деятельности рассудка.

Антисциентизм Ф.ж. вытекает из утверждения о том, что разум по самой своей природе безнадежно оторван от жизни; рассудочно-механистическое познание и опирающаяся на него наука могут постичь лишь отношения между вещами, но не сами вещи. Рациональное познание объявляется Ф.ж. ориентированным на удовлетворение чисто практических интересов, действующим из соображений утилитарной целесообразности.


Позитивно-научному познанию противопоставляются интуитивные, образно-символические способы постижения иррациональной в своей основе жизненной реальности (интуиция у Бергсона, Ницше и Шпенглера, понимание у Дильтея). С этим связан и унаследованный Ф.ж. от нем. романтизма (Новалис, А. и Ф. Шлегели) эстетизм. Наиболее адекватным средством постижения и выражения жизни объявляется произведение искусства, рациональные методы познания  сменяет эстетическая интуиция, вчувствование, вживание и т.п., также заимствованные из арсенала художественно-эстетического освоения мира. Ф.ж. уделяет особое внимание интуитивно-бессознательным основам творческого процесса, мифу. Во многих случаях сама философия сближается с мифологией (Ницше, Шпенглер). Так, у Ницше основные философские представления обретают форму мифа (учения о «сверхчеловеке», «вечном возвращении»). Представители Ф.ж. часто использовали метафорический, афористический стиль выражения, поставив проблему принципиальной невыразимости феноменов жизни в традиционных философских категориях.

Одна из центральных проблем Ф.ж. — проблема творчества. Ее решение в рамках Ф.ж. внутренне противоречиво не только из-за резкого противопоставления рациональных и интуитивных форм познания. Подчеркивая значение индивидуального творчества, личной самореализации человека, она в то же время погружает его в поток безличного становления, представляя тем самым творчество как процесс и результат биологической адаптации.

Важное значение в Ф.ж. имела также проблема времени как сути творчества, развития, становления. Время в его органическом понимании противопоставлено как механистическому, «кинематографическому» (Бергсон) времени науки, так и пространству (Шпенглер, Бергсон). С этим обостренным чувством времени связана тема истории, исторического творчества. Антиномия философии и науки выступает в Ф.ж. как противоположность «описательной» и «объяснительной» психологии (Дильтей). На первом плане здесь — методология историко-гуманитарного знания («наук о духе»). Близкие к постановке этих проблем в неокантианстве, Дильтей и Зиммель, однако, выдвигают иные методологические принципы, существенно расширяя рамки гносеологизма неокантианцев. Развивая антитезу «наук о природе» и «наук о духе», Дильтей видит опору в психологии, но не в «объяснительной», экспериментальной, действующей рациональными методами и использующей понятие причинности, а в «описательной» психологии, способной постичь «основную душевную связь» с помощью переживания, непосредственного проникновения в суть явлений. «Описательная» психология выступает здесь методологией философского знания, теоретической основой «наук о духе».

В концепции Шпенглера способом исторического познания является интуиция, вчувствование, также дающие непосредственное знание  исторических событий. Такой подход при его абсолютизации неизбежно обусловливает субъективизм в исследовании истории, хотя и содержит в себе целый ряд реальных проблем методологии истории. Сама история предстает в Ф.ж. как ряд замкнутых культурных систем (Дильтей), уникальных и неповторимых «культурных организмов» (Шпенглер), проходящих в своем развитии процесс, подобный биологическому циклу живого организма от рождения до гибели. Так, по Шпенглеру, каждая культура, вырастая из развертывания соответствующей души (прафеномена), в процессе развития сменяется цивилизацией, где движение замещается покоем, творчество — бесплодием, органические взаимосвязи вырождаются в чисто механические и т.п. Исторический процесс подчиняется «судьбе», в отличие от природы, в которой господствует закон причинности (Шпенглер, Зиммель). Тем самым история выводится из-под власти объективных закономерностей, действующих лишь в мире природы. Историческое развитие культурных организмов приобретает, согласно Ф.ж., циклический характер. Понимание культур как абсолютно своеобразных и непостижимых друг для друга оборачивается релятивизмом, отрицанием единого исторического процесса развития человечества. Традиция описания представителями Ф.ж. особенностей социальных организмов, социальных процессов (напр., представления о «цивилизации» у Шпенглера, «закрытом обществе» у Бергсона) легла в основу более поздних концепций «массового общества».

Влияние Ф.ж. было наиболее сильным в первой четверти XX в. Затем на смену ей пришли во многом опирающиеся на ее принципы, но существенно преобразовавшие их персонализм, экзистенциализм и другие течения.

И. И. Блауберг

Риккерт Г. Философия жизни. Пг., 1922; Кутлунин А.Г. Немецкая философия жизни.  Критические очерки. Иркутск, 1986; O.-F. Bollnow. Die Lebensphilosophie. В., Gottingen, 1958.

Современная западная философия. Энциклопедический словарь. — М.: Культурная революция.
О. Хеффе, В. С. Малахов, В. П. Филатов.
2009.

Философия жизни — это… Что такое Философия жизни?

        иррационалистическое философское течение конца 19 – начала 20 вв., выдвигавшее в качестве исходного понятия «жизнь» как некую интуитивно постигаемую целостную реальность, не тождественную ни духу, ни материи. Ф. ж. явилась выражением кризиса классического буржуазного рационализма. Она выступила против господства методологизма и гносеологизма в идеалистической философии 2-й половины 19 – начала 20 вв. (неокантианство, позитивизм). Социально-политические воззрения представителей Ф. ж. весьма различны: от буржуазного либерализма до консервативных позиций; в своём крайнем биологически-натуралистическом варианте она оказала влияние на формирование идеологии национал-социализма в Германии.

         Понятие «жизнь» многозначно и по-разному толкуется в различных вариантах Ф. ж. Биологически-натуралистическое толкование характерно для течения, восходящего к Ф. Ницше и представленного Л. Клагесом, Т. Лессингом и др.: «живое» подчёркивается как нечто естественное в противоположность механически сконструированному, «искусственному». Для этого варианта Ф. ж. характерна оппозиция не только материализму, но и идеалистическому рационализму – «духу» и «разуму», склонность к примитиву и культу силы, попытки свести любую идею к «интересам», «инстинктам», «воле» индивида или общественной группы, прагматическая трактовка нравственности и познания (добро и истина – то, что усиливает первичное жизненное начало, зло и ложь – то, что его ослабляет), подмена личностного начала индивидуальным, а индивида – родом (тотальностью), органицизм в социологии.
         «Исторический» вариант Ф. ж. (В. Дильтей, Г. Зиммель, Х. Ортега-и-Гасет) исходит в интерпретации «жизни» из непосредственного внутреннего переживания, как оно раскрывается в сфере исторического опыта духовной культуры.

Если в др. вариантах жизненное начало рассматривается как вечный неизменный принцип бытия, то здесь внимание приковано к индивидуальным формам реализации жизни, её неповторимым, уникальным культурно-историческим образам. При этом Ф. ж. оказывается не в состоянии преодолеть релятивизм, связанный с растворением всех нравственных и культурных ценностей в потоке «жизни», истории. Характерное для Ф. ж. отталкивание от механистического естествознания принимает форму протеста против естественнонаучного рассмотрения духовных явлений вообще, что приводит к попыткам разработать специальные методы познания духа (герменевтика у Дильтея и концепция понимающей психологии (См. Понимающая психология), морфология истории у О. Шпенглера и т.п.). Антитеза органического и механического предстаёт в этом варианте Ф. ж. в виде противопоставления культуры и цивилизации.
         Др. вариант Ф. ж. связан с истолкованием «жизни» как некоей космической силы, «жизненного порыва» (А. Бергсон), сущность которого – в непрерывном воспроизведении себя и творчестве новых форм; субстанция жизни – чистая «длительность», изменчивость, постигаемая интуитивно.
         Теория познания Ф. ж. – разновидность иррационалистического Интуитивизма, динамика «жизни», индивидуальная природа предмета невыразима в общих понятиях, постигается в акте непосредственного усмотрения, интуиции, которая сближается с даром художественного проникновения, что приводит Ф. ж. к воскрешению панэстетических концепций нем. Романтизма, возрождению культа творчества и гения. Ф. ж. подчёркивает принципиальное различие, несовместимость философского и научного подхода к миру: наука стремится овладеть миром и подчинить его, философии же свойственна созерцательная позиция, роднящая её с искусством. Наиболее адекватной формой познания органических и духовных целостностей является, согласно Ф. ж., художественный Символ. В этом отношении Ф. ж. попыталась опереться на учение Гёте о прафеномене как первообразе, воспроизводящем себя во всех элементах живой структуры. Шпенглер стремился «развёртывать» великие культуры древности и нового времени из «символа прадуши» каждой культуры, произрастающей из этого прафеномена, подобно растению из семени; к аналогическому методу прибегает и Зиммель. Бергсон рассматривает всякую философскую концепцию как выражение основной глубинной интуиции её создателя, невыразимой по своему существу, неповторимой и индивидуальной, как личность её автора.
         Творчество выступает по существу для Ф. ж. как синоним жизни; для Бергсона оно – рождение нового, выражение богатства и изобилия рождающей природы, для Зиммеля и Ф. Степуна имеет трагически-двойственный характер: продукт творчества как нечто косное и застывшее становится в конце концов во враждебное отношение к творцу и творческому началу. Отсюда надрывно-безысходная интонация Зиммеля, перекликающаяся с фаталистическим пафосом Шпенглера и восходящая к мировоззренческому корню Ф. ж. – её пафосу судьбы, «любви к року» (Ницше), проповеди слияния с иррационалистической стихией жизни. Трагические мотивы, лежащие в основе Ф. ж., были восприняты искусством конца 19 – начала 20 вв. (особенно Символизмом). Наибольшего влияния Ф. ж. достигла в 1-й четверти 20 в., к ней тяготели некоторые представители неогегельянства (См. Неогегельянство), Прагматизма. В дальнейшем она растворяется в др. направлениях идеалистической философии 20 в., некоторые её принципы заимствуются сменяющими её Экзистенциализмом, Персонализмом и др.

         Лит.: Риккерт Г., Философия жизни, П., 1922; Современная буржуазная философия, М., 1972, с. 112–175; Messer A., Lebensphilosophie, Lpz., 1931; Lersch Ph., Lebensphilosophie der Gegenwart, B., 1932; Bolinow О. F., Die Lebensphilosophie, B., 1958; Misch G., Lebensphilosophie und Phänomenologie, 3 Aufl., B., 1964.

         П. П. Гайденко.

что это такое для человека, философский смысл

Что такое жизнь, каковы ее цель и смысл, интересует каждого индивида. На протяжении многих веков попытки осмыслить существование человека позволили создать различные философские и религиозные направления. Каждая концепция и учение по-своему относятся к вопросам жизни, формируя новые подходы к ее пониманию. Попытаться разобраться с основными правилами построения жизни человека поможет подробный философский разбор частных взглядов на это явление.

Философия

Философия

Жизнь что такое

Движение в пространстве и времени, при котором происходит развитие личности, приобретаются опыт, навыки и знания, затрачивается энергия на взаимодействие с другими индивидуумами – вот что значит жизнь.

Важно! Точное определение и характерные признаки у этого явления отсутствуют.

Виды понятия

Виды понятия

Жизнь – понятие, которое можно рассматривать с разных точек зрения:

  1. Физической. Непрерывный процесс, который сопровождается накоплением и рассеиванием энергии для того, чтобы увеличить или уменьшить хаос в системе – это и есть настоящая жизнь, о чем подробно повествует наука физика.
  2. Биологической. Согласно этому взгляду, общественное существование представляет собой особую форму живой материи, в каждой клетке которой протекают физические и химические процессы. Основными критериями развивающегося организма являются: рост, метаболизм, реакции на раздражители и размножение. Пока человек дышит, он продолжает жить.
  3. Если рассматривать этот термин с психологическим или культурным уклоном, можно обнаружить более 7 миллиардов определений, так как каждый взрослый человек и ребенок трактуют это явление по-своему.

Понятие жизни в философии

Более 30 столетий философы и пророки разных народов мира стремятся познать жизнь, понять, что это такое, и каковы ее границы. Спиноза, Сократ, Диоген, Антисфен и другие мудрецы сводили свои размышления к тому, что фундамент существования всего живого на земле сводится к поиску цели бытия.

Важно! Поэтому жизнь в философии – это своеобразный ключ к определению главных мотивов и путей развития мира, а также самосовершенствованию человека через его осмысленную созидательную деятельность.

Бенедикт Спиноза

Бенедикт Спиноза

Нередко, чтобы понять этот термин, в древних трактатах использовалось сопоставление со смертью и небытием. Жизнь как бытие – это устаревшее философское определение.

Дополнительная информация. На смену рациональному познанию мира в современное время пришли иррациональные взгляды. Вера, инстинкты и чувства стали основными инструментами, которые позволяют постичь реальное существование.

Иррационализм и философия жизни

Иррационализм представляет собой свод философских концепций, которые отрицают, что разум – ключ к познанию мира. Это направление современных учений поддерживает мысль о том, что существуют области миропонимания, которые можно характеризовать только при помощи:

  • инстинктов;
  • чувств;
  • интуиции;
  • веры;
  • откровений.

Фундамент иррационализма в западно-европейской философии заложили Фридрих Ницше, Артур Шопенгауэр и Серен Кьеркегор.

Представители иррационализма

Представители иррационализма

Важно! С точки зрения датского философа Кьеркегора, рационализм игнорирует действительность, заостряя внимание на отвлеченных вещах. Он считал, что жизнь – это индивидуальная субъективность, которая позволяет страдать, переживать, чувствовать, стремиться к чему-то.

Шопенгауэр считал, что в мире отсутствует разум. В нем процветает только воля, которая заставляет все процессы и явления усиленно развиваться. В жизни человека она формируется в виде страстей:

  • мстительности;
  • властолюбия;
  • любви и других чувств.

Воля к жизни не находит окончательного удовлетворения, так как присутствует постоянная гонка за полным спектром эмоций.

У человека есть три главных блага:

  • свобода;
  • молодость;
  • здоровье.

Их ценность человек способен осознать только тогда, когда потеряет. Из-за этого концепция Шопенгауэра рассматривает жизнь как вечное страдание и скорбь. Если на время бесталанному парню или девушке удается избавиться от негативного чувства, они столкнуться со скукой.

Дополнительная информация. Поэтому уныние, скорбь и страдания  являются неизменными спутниками в человеческом существовании. Чтобы избавиться от «серых» будней, требуется искоренить волю.

Из-за этих философских умозаключений Шопенгауэр назвал свою концепцию – пессимизмом. А. Бергсон, Ф. Ницше развили его основные идеи. Центральным понятием термина «жизнь» стала мысль о том, что это непрерывный творческий процесс становления всего живого.

Важно! Ницше считал, что логика – это абсурд, разум ничтожен, и они идут в противовес динамическому развитию на Земле.

По его мнению, человек является высокомерным насекомым, который всеми путями будет пытаться добраться до власти над слабыми. Поэтому он практически ничем не отличается от животного.

А. Бергсон рассматривал жизнь как соединение биологического и духовного в человеке.

Концепция А. Бергсона

Концепция А. Бергсона

Дополнительная информация. Именно Бергсон ввел в обиход понятие «закрытого» и «открытого» общества. Для первого характерны инстинкт, автоматизм, низкий интеллект. Для второго – влечение и любовь.

Только благодаря внутренней морали, религиозности, творческой и эмоциональной свободе можно говорить о том, что личность действительно живет. Без инстинктов – двигателей существования реализовать эту возможность не получится.

Смысл жизни человека

Смысл жизни – это осознанное и значимое свойство, ради которого человек устанавливает и реализует жизненные цели.

Дополнительная информация. Благодаря ему, личность способна определить свое место в мире и перейти на более высокий духовный уровень.

Кратко о смысле жизни сказать нельзя, так как эта тема затрагивает интересы каждого индивида. Каждый человек рано или поздно задается вопросом о цели пребывания на Земле. Чаще такие мысли возникают в юном возрасте, когда необходимо выбрать жизненный путь.

Важно! Нередко размышления о смысле жизни посещают человека в старости, в том числе в предсмертном состоянии. Главная ценность человека в отдельные эпохи воспринималась по-разному.

Подходы к осмыслению существования

Подходы к осмыслению существования

Существовали различные подходы к трактовке предназначения:

  • смысл кроется в духовной связи с самой жизнью;
  • предназначение выносится за пределы действительности;
  • человек сам устанавливает цель собственной жизни;
  • смысл жизни отсутствует.

Первый подход включает в себя религиозную версию, согласно которой Бог задал смысл жизни человеку при создании. Это означает, что каждую личность он создал по своему подобию, обеспечил свободной волей. Поэтому главный смысл человека заключается в усовершенствовании до божественного образа путем сохранения и очищения собственной бессмертной души.

Важно! Согласно философскому взгляду, смысл жизни человека кроется в процессе улучшения духовного развития. При этом не важно, как, к примеру, женщина жила до осознания предназначения. В отличие от религиозной концепции, смысл жизни кроется в ней самой.

Для второго подхода характерен вынос смысла жизни за пределы человеческого существования. Согласно этой концепции, развитие индивида должно проходить на благо грядущего поколения, а также во имя справедливости, культуры и идеалов. Такой подход делает человека средством достижения целей будущего населения Земли. Сторонники третьего подхода считают, что сознательная и волевая личность самостоятельно способна придумать для себя смысл жизни.

Важно! Воля, которая игнорирует человеческое бытие и навязывает собственные условия существования, может привести к опасности: крушению целей, пустоте и даже гибели.

Для четвертого подхода характерно отсутствие какого-либо смысла человеческой жизни. Согласно этому взгляду, человек приходит в этот мир случайно и покидает его аналогичным образом. Если во вселенной цикличны все процессы, то события смерти и рождения повторяются без какой-либо миссии.

Его цель и предназначение

О главном предназначении человека споры ведутся до сих пор.

Основные вопросы, которые волнуют людей

Основные вопросы, которые волнуют людей

В философии существует множество точек зрения, которые пытаются «открыть глаза» на цели пребывания индивида на Земле:

  1. Согласно атеистическим взглядам, главное предназначение живых существ – воспроизводство себе подобных. Жизнь человека может стать ценностью только в том случае, если он сможет улучшить собственный труд и реализовать создание продуктов и товаров.
  2. Главной целью человека, согласно нигилистическим взглядам, выступают получение удовольствия от жизни, а также удовлетворение основных нужд.
  3. Гуманистический подход к предназначению индивида на первый план ставит науку биологию и биологическое воспроизведение, в совокупности с расширением повсеместного благополучия.
  4. Согласно трансгуманизму, предназначение каждого индивида кроется не только в улучшении человеческой расы, но и совершенствовании тела при помощи новых технологий.
  5. Прагматичный подход требует от людей ставить перед собой только те цели, которые позволяют ценить жизнь. Также прагматики утверждают, что собственное предназначение человек способен узнать только опытным путем. Вчерашние ошибки – это важный ключ к сегодняшней комфортной жизни, поэтому они занимают ключевое значение в существовании индивида.

При размышлении о том, что такое жизнь для каждого человека, каков ее состав, нельзя прийти к какому-то одному выводу. Множество подходов к познанию предназначения позволяет выбрать собственный путь. Относиться ли к жизни как к дару или не видеть в ней ценности, каждая личность решает самостоятельно.

Видео

Simple English Wikipedia, бесплатная энциклопедия

Портрет Сократа, копия Римца с греческой статуи, Лувр

Философия развивает увлечение мудростью, которая отличается от знания . Философия — это образ мышления о мире, вселенной и обществе. Он работает, задавая самые простые вопросы о природе человеческого мышления, природе Вселенной и связях между ними. Идеи в философии часто общие и абстрактные .Но это не значит, что философия не касается реального мира. Этика, например, спрашивает, как вести себя хорошо в повседневной жизни. Метафизика спрашивает, как устроен мир и из чего он сделан.
Иногда люди говорят о том, что у них есть «личная философия», что означает то, как человек думает о мире. Это статья , а не о личной философии людей. Эта статья об идеях, которые долгое время обсуждались философами (людьми, которые думают и пишут о способах мышления).

Один из философских вопросов заключается в следующем: «Есть ли в мире какое-нибудь знание, которое настолько достоверно, что ни один разумный человек не может в нем усомниться?». [1] Другие вопросы, которые задают философы:

  • Что происходит с душой после смерти, как душа попадает в тело до смерти?
  • Почему мы родились?
  • Зачем нам жить?
  • Почему в жизни так много препятствий?
  • Как преодолеть страдание?
  • В чем важность материальной жизни?
  • Будет ли вселенная существовать вечно?
  • Что такое красота?
  • Есть ли у нас свобода воли?
  • Существует ли Бог?
  • Существует ли мир вокруг нас?
  • Что такое человек?
  • Что есть правда?
  • Что есть зло?
  • Какая связь между разумом и телом?
  • Что такое наука?
  • Что такое любовь?

Этимологическое значение слова «философия» — «любовь к мудрости».Оно происходит от греческого слова «Философия» , где «Филон» означает «возлюбленная» и «София » означает «мудрость» . [2]

Существуют разные типы философии из разных времен и мест. Некоторые философы пришли из Древней Греции, например Платон и Аристотель. Другие пришли из Азии, такие как Конфуций или Будда и Лаоцзы. Некоторые философы средневековья в Европе, такие как Вильгельм Оккама или Святой Фома Аквинский.

Философы 1600-х, 1700-х и 1800-х годов включали Томаса Гоббса, Рене Декарта, Джона Локка, Дэвида Юма и Иммануила Канта. Среди философов 1900-х годов были Сорен Кьеркегор, Людвиг Витгенштейн и Жан-Поль Сартр.

Философия — это изучение человека и мира с помощью размышлений и вопросов. Это наука и искусство. Философия пытается ответить на важные вопросы, придумывая ответы о реальных вещах и спрашивая «почему?»

Иногда философия пытается ответить на те же вопросы, что и религия и наука.Не все философы дают одинаковые ответы на вопрос. Многие типы философии критикуют или даже атакуют убеждения науки и религии.

В своей работе Критика чистого разума Иммануил Кант задал следующие вопросы: [3]

  1. Что я могу сказать?
  2. Что мне делать?
  3. На что я смею надеяться?
  4. Что такое человек?

Ответы на эти вопросы дают различные области или категории философии.

Категории в философии [изменить | изменить источник]

Философию можно разделить на разные группы в зависимости от типа вопросов, которые она задает. Ниже приводится список вопросов, разделенных на группы. Один из возможных вариантов ответов на эти вопросы можно назвать «философией». Существует много разных «философий», потому что на все эти вопросы у разных людей есть разные ответы. Не все философии задают одни и те же вопросы. Вот вопросы, которые обычно задают философы из западного мира:

Метафизика :

Метафизика иногда разделяется на онтологию (философию реальной жизни и живых существ), философию разума и философию религии; но эти ответвления очень близко друг к другу.

Онтология :

  • Какой мир мы видим вокруг себя? (Что такое реальность?)
    • Есть ли в мире что-то большее, чем просто то, что мы видим или слышим?
    • Если никто не видит, что что-то происходит, значит ли это, что этого не было?
    • Что значит сказать, что что-то возможно? Существуют ли другие миры?
  • Есть ли что-то особенное в том, чтобы быть человеком или вообще быть живым?
    • Если нет, почему некоторые думают, что это так?
  • Что такое космос? Сколько времени?

Философия разума :

  • Что такое разум?
  • Что такое тело?
  • Что такое сознание?
  • Люди делают выбор или могут выбрать только одно? (Есть ли у людей свобода воли?)
  • Что делает слова или идеи значимыми? (Какая связь между значимыми словами или идеями и тем, что они означают?)

Философия религии :

  • Есть ли у людей душа?
  • Есть ли Бог, создавший Вселенную?

В эпистемологии :

По этике :

  • Что такое хорошее и плохое, хорошее и плохое?
  • Должны ли люди делать одни вещи, а другие нет?
  • Что такое справедливость?

В эстетике :

  • Что такое красота? Что, если один человек считает картину красивой, а другой — уродливой? Может ли картина быть красивой и некрасивой одновременно?
  • Истинные вещи прекрасны?
  • Хорошие вещи прекрасны?
  • Что такое искусство? Обычно мы думаем, что скульптура в музее — это искусство.Если скульптор вылепит скульптуру в виде камня из глины и поместит ее в музей, многие назовут это искусством. Но что, если человек поднимет камень с земли — камень — это произведение искусства?

В логике :

  • Что означают слова, которые мы используем?
  • Как мы можем говорить вещи (особенно идеи), имея только одно значение?
  • Все идеи можно выразить языком?
  • Как истинность посылки аргумента влияет на истинность его вывода?
  • Как мы можем правильно рассуждать?

В аксиологии :

  • Что имеет значение?
  • Время действительно деньги? или мы так сделали?
  • Имеют ли ценность любовь, красота или справедливость?

Другие отделения включают эсхатологию, телеологию и теологию.В прошлые века естествознание было включено в философию и называлось «натурфилософией».

Есть ли польза от философии? Мало кто будет с этим спорить. Легко утверждать, что философия — это хорошо, потому что она помогает людям мыслить яснее. Философия помогает людям понять мир и то, как люди действуют и думают. Философы считают, что задавать философские вопросы полезно, потому что это приносит мудрость и помогает людям узнать о мире и друг о друге.Некоторые философы могут даже возразить, что вопрос «Хороша ли философия или плоха?» это сам по себе философский вопрос.

Однако некоторые люди думают, что философия вредна, поскольку философия поощряет свободное мышление и часто ставит под сомнение убеждения других. Например, философия, подобная некоторым экзистенциалистским взглядам, утверждает, что в жизни или человеческом существовании нет смысла, кроме смысла, который мы придумываем или изобретаем. Люди некоторых религий не согласны с убеждениями экзистенциализма.

Следует отметить, что все основные науки, включая физику, биологию и химию, являются дисциплинами, которые изначально считались философией. По мере того, как спекуляции и анализ о природе становились все более развитыми, эти темы разветвлялись. Этот процесс продолжается и сегодня; Психология раскололась только в прошлом веке. В наше время такие предметы, как исследования сознания, теория принятия решений и прикладная этика, все больше обретают независимость от философии в целом.Из-за этого философия кажется полезной, потому что она создает новые виды науки.

Философы задают вопросы об идеях (концепциях). Они пытаются найти ответы на эти вопросы. Некоторым мыслителям очень трудно найти те слова, которые лучше всего описывают их идеи. Найдя ответы на некоторые из этих вопросов, философы часто сталкиваются с одной и той же проблемой: как лучше всего рассказать найденные ответы другим людям. В зависимости от значения используемых слов ответы меняются.

Некоторые философы — мыслители, занятые полный рабочий день (называемые учеными), которые работают в университетах или колледжах. Эти философы пишут книги и статьи о философии и проводят уроки философии для студентов университетов или колледжей.

Другие философы — просто мыслители-хобби, которые думают о философии в свободное время. Небольшое количество мыслителей-любителей так много думают о философии, что могут писать статьи для философских журналов. Другие люди подходят к философии с другой работы.Например, монахи, художники и ученые могут задумываться о философских идеях и вопросах.

Большинство философов работают, задавая вопросы и ища хорошие определения (значения) слов, чтобы помочь им понять, что означает вопрос.

Некоторые философы говорят, что единственное, что нужно для ответа на вопрос, — это выяснить, что он означает. Единственное, что затрудняет философские вопросы (например, приведенные выше), — это то, что люди на самом деле не знают, что они имеют в виду. Людвиг Витгенштейн верил в это.

Философы часто используют как реальные, так и воображаемые примеры, чтобы подчеркнуть свою точку зрения. Например, они могут написать о реальном или вымышленном человеке, чтобы показать, что они думают о хорошем или плохом человеке.

Некоторые философы ищут самый простой способ ответить на вопрос и говорят, что это, вероятно, правильный ответ. Это процесс, называемый бритвой Оккама. Другие считают, что сложные ответы на вопросы тоже могут быть правильными. Чтобы увидеть пример философской проблемы, см. Парадокс Бога.

Философы используют логику для решения проблем и ответов на вопросы. Логическая последовательность — краеугольный камень любой приемлемой теории. Философы, которые не согласны с теорией, часто пытаются найти логическое противоречие в теории. Если они обнаруживают противоречие, это дает им повод отвергнуть эту теорию. Если они не обнаруживают несоответствия, философ может показать, что теория приводит к выводу, который либо неприемлем, либо нелеп. Этот второй подход обычно называют reductio ad absurdum.

Перечисленные здесь люди должны быть настоящими философами, а не активистами социальных или политических кампаний. Списки не являются полными.

Древнегреческие философы [изменить | изменить источник]

Более поздние европейские / западные философы [изменить | изменить источник]

Современные европейские и американские философы [изменить | изменить источник]

азиатских / восточных философов [изменить | изменить источник]

,

Life (Стэнфордская энциклопедия философии)

Последние слова Шелли в его незаконченном стихотворении
Triumph of Life были «Тогда что есть жизнь? Я плакал.» очевидно
Шелли имел в виду это в повседневном смысле, а не в техническом.
использование того, что отличает одушевленное от неодушевленного. К.У.М. Смит (1976)
в своем The Problem of Life намеревается ответить на вопрос Шелли.
вопрос, обращаясь к проблеме не только того, как материя может быть
живы, но также будьте в сознании. Хотя сознательная, живая материя была
проблема для философов-демократов, не для других
досократиков, ни для Аристотеля, для которых живые существа
парадигматический.«Явление, которое [Аристотелю] казалось наиболее
основным в видимом движении мира было единство и настойчивость
индивидуального живого существа »(Смит, 1976, стр. 72). На самом деле,
Биология Аристотеля и философия, которую он на ее основе развил, были
сложный и прочный (Lennox 2001). Таким образом, для Аристотеля было
не проблема жизни, хотя проблема атомистского взгляда на
природа, которая казалась несовместимой с биологическими явлениями (Rosen 1991).
Декарт радикально переосмыслил проблему своим дуализмом
материя и разум; жизнь была проблемой, которой следовало найти
искали в механистических взаимодействиях материи, и
вопрос о том, как разум был связан с материей у живых существ.Так как
химия развивалась как дисциплина в восемнадцатом и девятнадцатом
веками целью наиболее продвинутых мыслителей было разработать объяснительные
теории живых существ с точки зрения химической материи и механизмов.
Такие попытки того, что следует признать преждевременным сокращением, были
сопротивлялись критики, в том числе некоторые виталисты, чьи позиции покрывали
широкий диапазон от романтических антиматериалистов до химиков, ищущих
новый тип ньютоновской силы («жизненная сила») в природе, чтобы
материалистов, интуитивно понимавших важность организованного
целиком (Fruton 1972, 1999).

Спор между «механистами» и
«Виталисты» об отношениях материи и жизни как
ну и материя и разум, перекинувшиеся в двадцатый век,
особенно в то время, когда биохимики определяли свою область
как отдельная дисциплина от химии или физиологии. Четыре книги
опубликованные около 1930 г., отражают суть дискуссии (Woodger 1929;
Холдейн 1929, 1931; Хогбен 1930). J.S. Холдейн, физиолог,
сопротивлялся сведению биологических явлений к механистическим объяснениям,
поскольку он видел структуру биологических организмов и их действие
не аналогично тому, что было замечено в физических системах.Законы
химия и физика были недостаточно надежны, чтобы объяснить
биология. «Это жизнь, которую мы изучаем в биологии, а не
явления, которые могут быть представлены причинными концепциями физики и
химия »Холдейн 1931, с. 28). Однако он отвергает поиск
для жизненной силы, так как это уменьшит сложность биологических
явления к единому принципу. Скорее, явления биологии могут
следует понимать только в целостной перспективе, верной
сложность наблюдается в биологических явлениях.Ланселот Хогбен в своем
книга Природа живой материи , посвященная
Бертран Рассел выступает за редукционистскую эпистемологию и онтологию.
Для Хогбена, как и для Холдейна, сознание рассматривается как неотъемлемая часть
проблемы жизни, «исследование природы жизни и
природа сознания предполагает необходимость формулирования
проблема в правильном направлении »(Hogben 1930, стр. 31–32). На самом деле,
«Нет проблемы философии более фундаментальной, чем природа
жизнь »(Хогбен 1930, стр.80). Но для Хогбена природа действительно
слава науки в том, что ее ответы всегда неполны и
не стремиться к завершенности, которую он видел как цель философии. Он не видел
необходимо отказаться от редукционистской методологии, которой биохимия была
и утверждал, что предположение Уайтхеда о том, что наука будет
раскрыть вселенную, соответствующую этическим пристрастиям человека, следует
перевернутое, и эта философия должна согласовываться с выводами
наука. Вудгер видел проблемы в дебатах между механистами и виталистами как
сложнее, чем признали обе стороны.Решение будет исходить от
признание первостепенной важности биологической организации и
уровней биологической организации, «клеткой, поэтому я
должен понимать определенный тип биологической организации, а не
конкретная сущность »(Woodger 1929, стр. 296, курсив в оригинале).
Вудгер призвал отказаться от использования слова «жизнь» в
научный дискурс на том основании, что «живой организм»
вот что нужно было объяснить. Он видел вопрос о том, как возникла жизнь, как
находясь вне науки.

Возможно, это место, где проблема природы жизни была наиболее актуальной.
срочно обратились на кафедру биохимии университета.
Кембриджа.В первой половине двадцатого века под
руководство его первого профессора биохимии сэра Уильяма Данна, сэра
Фредерика Гоуленда Хопкинса, отдел установил большую часть концептуальных
рамки, методологии, а также обучение многих лидеров в
поле (Needham & Baldwin 1949; Weatherall and Kamminga 1992;
Kamminga & Weatherall 1996; Weatherall & Kamminga 1996;
Kamminga 1997; де Чадаревян 2002). Видение Хопкинса возникающих
область биохимии заключалась в том, что это была самостоятельная дисциплина
(не дополнение к медицине, сельскому хозяйству или прикладной химии),
необходимо исследовать все биологические явления на химическом уровне.Больше
что важно, Хопкинс верил, что, хотя живые существа не
не подчиняться никаким физическим или химическим законам, которые они создали
что требовало понимания биологических явлений, ограничений и
функциональная организация. В своем влиятельном обращении к британцам
Ассоциация развития науки, выданная в 1913 г., Хопкинс
отверг как редукционизм химиков-органиков, пытавшихся вывести
in vitro, что должно было произойти in vivo, и крипто-витализм многих
физиологи, которые рассматривали протоплазму живых клеток как живую
и не сводится к химическому анализу (Hopkins 1913 [1949]).какой
Вместо этого Хопкинс предложил рассматривать клетку как химическую машину.
подчиняясь законам термодинамики и физической химии в целом,
но имея организованные молекулярные структуры и функции. Химия
основной метаболизм катализируется и регулируется ферментами, белками
катализаторами и вовлечены из-за биологической необходимости в небольшие изменения
в структуре и энергии четко определенных химических промежуточных продуктов.
живая клетка — это «не масса материи, состоящая из скопления
подобных молекул, но высокодифференцированная система: клетка в
современная фразеология физической химии, представляет собой систему сосуществующих
фазы разных конституций »(Hopkins 1913 [1949] p.151).
Понимание того, как была достигнута организация, было не менее важно
как знание того, как происходят химические реакции. Для Хопкинса жизнь
«Свойство клетки в целом, потому что оно зависит от
организация процессов »(Хопкинс 1913 [1949] стр. 152). На самом деле,
Хопкинс был впечатлен философией Уайтхеда с ее
отношения часть / целое и упор на процессы, а не на сущности
(Hopkins 1927 [1949]; Kamminga & Weatherall 1996), и это сформировало
явная основа для исследовательской программы, которую он разработал в Кембридже
и стало неявным предположением в исследовательских программах, разработанных
многие из студентов, которые там учились (Prebble & Weber 2003).
член отдела Джозеф Нидхэм стал активно заниматься
донести видение Хопкинса до более широкого интеллектуального сообщества
на философских основах биохимии (Needham 1925). Он последовал
Хопкинса, утверждая, что решающим вопросом больше не было
взаимосвязь живой и неживой субстанции, а также разума и тела,
биохимия уступает место философии и зарождавшейся тогда
нейробиологии, последний вопрос, чтобы он мог сосредоточиться на обучении
о живом.Еще один сотрудник кафедры биохимии,
N.W. Пири занялся вопросом определения жизни и пришел к выводу, что она
не могут быть адекватно определены списком качеств или даже
процессы, так как жизнь «не может быть определена в терминах одного
переменная »(Пири, 1937, стр. 21–22). Был вызов для
Программа Хопкинса, чтобы выяснить, насколько простые физические и химические
законы могут создать сложность живых систем.

В 1930-х годах неофициальная группа, известная как Биотеоретическая
Собрание встретилось в Кембридже и включало несколько членов
кафедра биохимии (Джозеф и Дороти Нидхэм, Конрад
Waddington), а также ряд других кембриджских ученых (таких как
кристаллографы Дж.Д. Бернал и Дороти Кроуфорд Ходжкинс) и
философы (Дж. Х. Вудгер и Карл Поппер). Эта группа была сознательно
исследование философского подхода Уайтхеда с целью
построение трансдисциплинарной теоретической и философской биологии
что помогло заложить основу концептуального триумфа молекулярных
биология после Второй мировой войны (Abir-Am 1987; de Chadarevian 2002).
Программа исследований Хопкинса была хорошо развита к этому периоду и
особенно через Needhams это было связано с работой
Биотеоретический сбор, оказавший влияние на Дж.Закладная Холдейн, который сделал майор
вклад в энзимологию и формирование современной эволюционной
синтез или неодарвинизм. Холдейн вместе с Берналом сыграет
важная ранняя роль в выводе беспокойства за пределы природы жизни
к его происхождению как предмета научного изучения. Холдейн подозревал,
вместе с Пири, что вполне удовлетворительное определение жизни было
невозможно, но он утверждал, что материальное определение было
разумная цель для науки. Он видел жизнь как «образец
химические процессы.Этот узор имеет особые свойства. Это порождает
похожий рисунок, как у пламени, но он регулируется как пламя
не.» (Холдейн 1947, стр. 56). Использование метафоры пламени для
клеточная метаболическая активность подразумевает неравновесный процесс в открытом
система, способная к воспроизведению, но также, в пределах метафоры,
саморегулирование. В этом Холдейн отразил смещение интереса к
выяснение того, как материя и физические законы могут привести к биологическому
явления.

Ко времени Второй мировой войны было целесообразно обратиться к вопросу
из «что есть жизнь?» в молекулярном и фундаментальном
физические законы.Было ясно, что есть несколько различных способов
какое вещество в живых системах ведет себя иначе, чем
неживые системы. Например, как может быть генетическая информация
на молекулярном уровне, учитывая, что ансамбли атомов или
молекулы вели себя статистически? Или как биологические системы могли
создавать и поддерживать свой внутренний порядок перед лицом
императив второго закона термодинамики, что все естественные
системы продолжают увеличивать энтропию?

В 1943 году Эрвин Шредингер прочитал серию лекций в Дублинском университете.
Институт перспективных исследований, которые были опубликованы как What is
Жизнь?
в 1944 году (Schrödinger 1944).В этой маленькой книге было главное
влияние на развитие биологии двадцатого века, особенно на
Фрэнсис Крик, Джеймс Уотсон и другие основатели молекулярной биологии
(Джадсон, 1979; Мерфи и О’Нил, 1995). Шредингер не сломался
новое основание, как было указано Perutz (1987), а скорее
собрал вместе несколько направлений исследований и сформулировал свои вопросы
в резкой и провокационной манере. Основываясь на демонстрации
Макс Дельбрюк, что размер «мишени» мутаций
вызванные рентгеновскими лучами, имели размеры молекулы в тысячу или около того
атомов, Шредингер задавался вопросом, как могло случиться, что
устойчивый порядок в молекулах, ответственных за наследственность, когда он
хорошо известно, что статистические ансамбли молекул быстро стали
неупорядоченный (с повышенной энтропией, как предсказывает второй закон
термодинамика).Тогда проблема наследственности была переформулирована в
На молекулярном уровне, как порядок может привести к порядку? Другой
Главной темой, волновавшей Шредингера, была термодинамика живого
вещи в целом, то есть как они могли создать порядок из беспорядка
через их метаболизм? Ответив на эти два конкретных
вопросы с точки зрения физика, которые Шредингер искал
чтобы ответить на большой вопрос, что такое жизнь?

Это был ответ на первый вопрос, привлекший внимание.
основоположников новой биологии.Шредингер утверждал, что
молекулярный материал должен быть «апериодическим» твердым телом,
встроил в его структуру «миниатюрный код». То есть
структура составляющих атомов, составляющих молекулу наследственности, будет
не иметь простой периодический повторяющийся порядок одних и тех же составляющих или
субъединицы, а скорее будут иметь порядок более высокого уровня из-за шаблона
его молекулярных субъединиц; это был более высокий уровень, но апериодический порядок
который будет содержать закодированную информацию о наследственности. Разъяснение
структуры ДНК и взрыв нашего понимания
молекулярная генетика затмила другую, но равнялась Шредингеру,
стороны аргумента, а именно, что наиболее важный аспект
метаболизм заключается в том, что он представляет собой способ клетки справляться со всеми
энтропия, которую он не может не производить, поскольку строит свою внутреннюю
порядка, что Шредингер назвал «негэнтропией».Он отметил, что
клетка должна поддерживать себя в состоянии, отличном от равновесия, поскольку
термодинамическое равновесие — это само определение смерти. Создавая
внутренний порядок и организация внутри живой системы (клетки,
организмов или экосистем) метаболическая активность должна производить больше
беспорядок в окружающей среде, такой, что второй закон не нарушается.
Он связал два понятия: порядок от порядка и порядок от беспорядка,
вместе утверждая, что «удивительный дар организма —
концентрируя на себе «поток порядка» и таким образом
избежать распада в атомном хаосе — пить
порядок »из подходящей среды — кажется
связанных с наличием «апериодических твердых тел»,
молекулы хромосом, которые, несомненно, представляют самую высокую степень
хорошо упорядоченная атомная ассоциация, о которой мы знаем — намного выше, чем
обычный периодический кристалл — в силу индивидуальной роли
здесь играет каждый атом и каждый радикал »(Schrödinger 1944,
77).Хотя Шредингер давал ответ физика на
вопрос, он не ограничился только вопросом о том, что
отличил живое от неживого и в эпилоге
размышляет о свободе воли и сознания. Как и многие предыдущие
попыток обратиться к природе жизни, проблема сознания была
также рассматривается Шредингером как связанный с самой жизнью.

Влияние тонкого объема Шредингера на поколение
физики и химики, увлеченные биологией и основавшие
молекулярная биология хорошо описана (Judson 1979; Kay
2000).Знания о белках и нуклеиновых кислотах, составляющих основу жизни
системы продолжают получать ускоренными темпами, с
секвенирование генома человека как важная веха на этом пути
открытие. «Самовоспроизводящаяся» ДНК стала основным
метафора для понимания всей жизни. Мир делится на
репликаторы, которые считаются фундаментальными и управляющими
развития и быть основным уровнем действий для естественных
селекции и взаимодействующих, молекул и структур, кодируемых
репликаторы (Докинз, 1976, 1989).Действительно, Докинз низводит организмы
до статуса эпифеноменальных генных носителей или машин выживания.
реакция на то, что воспринимается как чрезмерный акцент на
репликация нуклеиновых кислот (см., например, Keller 1995, 2002; Moss
2003). В частности, теоретики систем развития утверждали, что
причинный плюрализм в эволюционной биологии и эволюционной биологии (см.
и ссылки в Oyama, Griffiths, & Gray 2001). Однако
быстрый прогресс в секвенировании генов дает фундаментальное понимание
во взаимосвязь генов и морфологии и добавил важные
измерения нашего понимания эволюционных явлений (см.
пример Graur & Li 2000; Кэрролл, Гренье и Уитерби
2001).

Менее известно о более чем полувековой работе, вдохновленной
части, другой опорой аргумента Шредингера, а именно, как
организмы получают порядок от беспорядка через термодинамику открытого
системы далеки от равновесия (Schneider & Kay 1995). выдающийся
среди первых исследователей такой неравновесной термодинамики был Илья
Пригожин (1947). Пригожин оказал влияние на Дж. Д. Бернала в его работе 1947 г.
лекции по физическим основам жизни, чтобы начать понимать, как
организмы производили свой внутренний порядок, в то время как влияли на их
окружающей среды не только своей деятельностью, но и созданным беспорядком
в нем (Бернал 1951).Гарольд Моровиц прямо обратился к проблеме
поток энергии и производство биологической организации, впоследствии
обобщены различными способами (Morowitz 1968; Peacocke 1983; Brooks and
Wiley 1986: Wicken 1987; Schneider 1993; Swenson 2000; Моровиц 2002).
Внутренний порядок может быть произведен градиентами энергии (материя / энергия)
протекает через живые системы. Созданные таким образом конструкции помогают не только рисовать
больше энергии через систему, продлить время удержания в
системы, но также рассеивают деградированную энергию или энтропию в
окружающей среде, тем самым выплачивая «энтропийный долг Шредингера».»
Таким образом, живые системы рассматриваются как пример более общего феномена
диссипативные структуры. «С помощью этой энергии и материи
обмен с окружающей средой, система сохраняет свой внутренний
неравновесие, а неравновесие, в свою очередь, поддерживает обмен
обработать…. Диссипативная структура постоянно обновляется и
поддерживает особый динамический режим, глобально стабильное пространство-время
структура »(Янч, 1980). Однако термодинамика может иметь дело только
с возможностью того, что что-то может произойти спонтанно; будь то
Самоорганизующиеся явления зависят от конкретных
условия (начальные и граничные), а также отношения между
компоненты (Williams & Frausto da Silva, 1999).

Рассмотрение ячейки как термодинамической «диссипативной структуры»
не следует рассматривать как сокращение ячейки до физики, как Бернал
указал, скорее, более богатая физика того, что Уоррен Уивер назвал
«Организованная сложность» (в отличие от простого порядка или
«Неорганизованная сложность») (Weaver
1948). Развитие этой «новой» физики открытого
систем и возникающих в них диссипативных структур.
осуществление развития, которое предвидел Шредингер (Rosen 2000).Диссипативные структуры в физических и химических системах — это явления.
которые объясняются неравновесной термодинамикой (Пригожин и
Стенгерс 1984). Эмерджентные, самоорганизующиеся пространственно-временные паттерны
наблюдаемые в реакции Белоусова-Жаботинского, также наблюдаются в
биологические системы (такие как агрегация слизистой плесени или электрические
закономерности сердечной деятельности) (Tyson 1976; Sole and Goodwin 2000).
Действительно, родственные феномены самоорганизации пронизывают биологию.
(Камазин и др., 2001). Подобные явления наблюдаются не только в клетках и
организмов, но в экосистемах, что укрепляет представление о том, что
требуется более широкая системная перспектива как часть новой физики
(Уланович 1997).Важное значение для таких явлений имеет динамика
нелинейные взаимодействия (где реакции системы могут быть очень
больше, чем стимул) и автокаталитические циклы (последовательности реакций
которые закрыты сами по себе и в которых большее количество одного или
больше исходных материалов производится в процессе). Учитывая, что
катализаторы в биологических системах закодированы в генах ДНК, один
место для начала определения жизни — это рассматривать живые системы как информированные,
автокаталитические циклические сущности, которые развиваются и развиваются в двойственных
диктат второго закона термодинамики и естественного отбора
(Депью и Вебер 1995; Вебер и Депью 1996).Такой подход
нередуктивно связывает явления живых систем с основными
законы физики и химии (Harold 2001). Другие интуитивно понимают, что
даже более богатая физика необходима, чтобы адекватно уловить
самоорганизующиеся явления, наблюдаемые в биологии, и предполагают, что
«Четвертый закон» термодинамики о таких явлениях может
в конечном итоге будет необходимо (Кауфман 1993, 1995, 2000). В любом случае,
все чаще инструменты, разработанные для «наук о
сложности »и используются для разработки лучших моделей
живые системы (Depew & Weber 1995; Kauffman 2000).Роберт Розен
напомнил нам, что сложность — это не сама жизнь, а то, что он называет
«Среда обитания» и что нам нужно сосредоточить внимание
на реляционном. «Организация по своей сути включает функции
и их взаимосвязи »(Rosen 1991, 280). Был ли
существующих наук о сложности достаточно или более новая концептуальная
структура необходима, еще предстоит выяснить (Harold 2001). Живые существа
проявлять сложную, функциональную организацию и способность становиться больше
адаптировались к окружающей среде на протяжении поколений, что
представляют собой вызов физически обоснованным объяснениям, основанным на
механистические (редукционистские) допущения.Обращаясь к сложным
системная динамика есть возможность физически обоснованных теорий
которые могут надежно реагировать на явления возникновения, не имея
обращение к типу «витализма», который одобрялся
некоторыми в начале двадцатого века.

Одним из самых крупных и важных явлений на стадии становления является феномен
происхождение или возникновение жизни. Франклин Гарольд считает загадкой
происхождение жизни как наиболее важная задача современной науки (Гарольд
2001, 235).Майкл Руз утверждает, что необходимо включить
исследование происхождения жизни в дарвинизме, поскольку это необходимая
условие для научно и философски адекватного определения
жизни (Русе 2008, 101). Роберт Розен утверждал, что причина в том, что
вопрос «что такое жизнь?» так сложно ответить, что
мы действительно хотим знать гораздо больше, чем это есть, мы хотим знать, почему
это «мы действительно спрашиваем, с физической точки зрения, почему
материальная система — это организм, а не что-то еще »(Розен
1991, 15).Чтобы ответить на этот вопрос почему, нам нужно понять, как жизнь
могло возникнуть. Не привлекая ни внимания, ни уровней
финансирование молекулярной биологии, была непрерывная программа исследований
на протяжении большей части двадцатого века о происхождении жизни (ибо
исторические обзоры см. Fry 2000; Лахав 1999).

В 1920-е годы Александр Опарин и Дж. Б.С. Холдейн самостоятельно
предложил первые современные гипотезы о том, как жизнь могла
зародился на земле (Опарин 1929; Холдейн 1929/1967).ключ
предполагалось, что геофизические условия на примитивной земле
сильно отличались от настоящего, самое главное
не было молекулярного кислорода в атмосфере (кислород, возникающий очень
намного позже, с появлением фотосинтезирующих организмов, которые
использовала световую энергию для расщепления воды) и что в этом химически восстанавливающем
атмосфера все более сложного «супа» или органического
возникнут молекулы, из которых предшественники живых систем могли
возникают (недавнее обсуждение ранней атмосферы см. Миякава
и другие.2002). По сути, такой подход можно назвать
метаболизм-первый взгляд.

После демонстрации того, что некоторые аминокислоты могут быть произведены
действие электрического разряда через смесь газов
считается присутствующим в примитивной атмосфере (Miller 1953),
другой возможной отправной точкой для последовательности живых существ был
рассматривались, а именно белки, полимеры аминокислот, образующиеся при
условия высокой температуры (Fox & Harada 1958). это
взгляд на белок предполагал, что химия, ведущая к жизни, может
произошли в изолированной среде (шарики белков), которые
может также иметь некоторую слабую каталитическую активность, которая
облегчил производство других необходимых молекулярных компонентов
(Фокс 1988).

С пониманием структуры ДНК акцент сместился на
абиотические пути к нуклеиновым кислотам, которые затем могут служить
шаблоны для собственного тиражирования. Хотя Докинз предположил, что
кислота, образованная случайно, была бы началом жизни, поскольку она
«Самовоспроизведение» (Докинз, 1976), многие подходы к
к нуклеиновым кислотам, участие минералов в формировании каркасов, которые
служат своего рода шаблонами упорядочивания и даже катализаторами нуклеиновых
образование кислоты (Cairns-Smith 1982; см. резюме в Lahav 1999).
открытие того, что РНК обладает некоторой каталитической активностью, привело к
постулат не только о нуклеиновых кислотах в первую очередь, но и в более общем плане о
«Мир РНК» (Гилберт 1986). Варианты такого подхода
представляют собой доминирующий способ мышления о ранних фазах
появление жизни (Мейнард Смит и Сзатмари, 1995). Учитывая, что некоторые
необходим тип метаболизма для поддержания репликации РНК, ряд
подходов сочетают сначала репликацию с приоритетом метаболизма (Дайсон
1982, 1999; de Duve 1995; Эйген 1992).

Альтернативный взгляд, соответствующий термодинамическому и системному подходу
к возникновению жизни, продвигает вышеупомянутый шаг вперед и
подчеркивает необходимость наличия основных факторов, отличающих
клетки из не-клеток: метаболизм через автокаталитические циклы каталитических
полимеры, репликация и физическая оболочка в химическом
барьер, подобный тому, который обеспечивается клеточной мембраной. Это можно назвать
подход, основанный на прото-клетках (Morowitz 1992; Weber 1998; Williams &
Фраусто да Силва 2002, 2003).Химические ограничения и
тенденции к самоорганизации сложных химических систем с такой точки зрения
имел решающее значение для определения свойств первого
живые существа. (Кауфман 1993, 1995, 2000; Уильямс и Фраусто да
Сильва 1999, 2002, 2003; Вебер 2007, 2009). С появлением
первые сущности, которых можно было бы назвать живыми, произойдут с появлением
биологический отбор или естественный отбор, в котором случайность играет роль
гораздо большая часть.

Как известно, Дарвин заключил в скобки вопрос о происхождении жизни из
вопросы происхождения с модификацией посредством естественного отбора.Действительно, дарвиновские теории эволюции могут рассматривать живые системы как
дано, а затем исследуйте, как новинки возникают благодаря сочетанию
шанс и необходимость. Однако понимание того, как жизнь могла
возникла бы мост между нашими взглядами на свойства
живые системы и эволюционные явления, которые они демонстрируют. Такой
понимание, в конечном счете, необходимо для закрепления живых систем в материи
и законы природы (Harold 2001, 235). Это остается проблемой для
быть встреченным, чтобы наука могла дать более полный ответ на вопрос Шелли
вопрос.

Достижения компьютерных технологий в последние годы позволили
исследование жизни « in silico » как бы. Пока
компьютерное моделирование используется многими теоретиками-биологами,
кто исследует «Искусственную жизнь» или «Жизнь» ищут
делать больше, чем моделировать известные живые системы. Есть цель разместить жизнь
как это известно на Земле в более широком концептуальном контексте любых возможных
формы жизни (Langton 1989, 1995). Работа в A-Life переносит наше внимание на
процессы в живых существах, а не материальные составляющие
их структуры как таковые (Emmeche 1994).В некотором смысле это возрождение
процесса мышления кембриджских биохимиков 1930-х годов, но
включает в себя уровень абстракции о материальных структурах, которые
создать экземпляры этих процессов, которые они не могли бы использовать совместно. Тем не мение,
такие исследования подчеркивают организационные отношения между
компоненты, а не сами компоненты, что является важным
наступающая эра «протеомики», в которой в посте
эпоха генома человека, сложные функциональные взаимодействия большого
массив клеточных белков изучается (Kumar & Snyder 2002).

Исследования A-Life могут помочь нам отточить наши представления о том, что
отличает живое от неживого и вносит свой вклад в наше определение
жизни. Такая работа может помочь определить степень важности
типичный список атрибутов живых существ, таких как размножение,
метаболизм, функциональная организация, рост, реакция на
окружающая среда, движение, а также краткосрочные и долгосрочные адаптации. Жизнь
работа также может позволить исследовать, какие особенности жизни обусловлены
ограничения быть вовлеченными в определенную манеру и предмет
к физическим и химическим законам, а также к изучению множества
факторы, которые могут повлиять на эволюционные сценарии (Etxeberria 2002).Для
Например, относительные потенциальные роли отбора и
самоорганизация в появлении новых черт в эволюционном времени
могут быть оценены исследованием A-Life. Еще слишком рано знать, как
важным будет вклад программы A-Life, но это
вероятно, станет более заметным в дискурсе о происхождении и
природа жизни.

Наше более глубокое понимание физико-химической основы жизни
систем значительно увеличилось за последнее столетие, и это
В этих терминах можно дать правдоподобное определение жизни.«Живые организмы — это аутопоэтические системы: самоконструкция,
самоподдерживающиеся, преобразующие энергию автокаталитические объекты »в
какая информация необходима для создания следующего поколения организмов
стабилизируется в нуклеиновых кислотах, которые реплицируются в контексте
целые клетки и работать с другими ресурсами развития во время
жизненные циклы организмов, но они также являются «системами, способными
эволюционирует путем вариации и естественного отбора: самовоспроизводящийся
сущности, формы и функции которых адаптированы к окружающей среде
и отражать состав и историю экосистемы »(Гарольд
2001, 232).Такая перспектива представляет собой выполнение основных
двойственные взгляды Шредингера около середины века. Многое еще предстоит
выяснил отношения между сложными молекулярными системами
живых существ, как они ограничены системой в целом
а также по физическим законам. Действительно, это все еще открытый вопрос для
некоторые относительно того, достаточно ли мы понимаем
законы природы или нужно ли искать глубокие законы, ведущие к
порядок и организация (Кауфман 2000).В начале нового
века есть ощущение важности постановки
Программа Шредингера в «системном» контексте (см.
например Rosen 1991, 2000; Кауфман 1993, 1995, 2000; Депью и
Weber 1995; Вебер и Депью 1996, 2001; Уланович 1997, 2001;
Уильямс и Фраусто да Силва 1999; 2002, 2003; Гарольд 2001; Morowitz
2002; Bunge 2003; Макдональд и Макдональд 2010). Существенный
остаются проблемы, такие как полная интеграция нашего нового взгляда на организмы
и их действие с эволюционной теорией, и понять правдоподобные
маршруты для появления жизни.Выполнение такой программы
даст нам хорошее представление о том, что такое жизнь на Земле. Работа в A-Life и
эмпирическая работа по поиску доказательств внеземной жизни может помочь
формулировка более универсальной концепции жизни.

,

Зачем изучать философию? | Кафедра философии

«Недостаточно иметь хороший ум. Главное — правильно им пользоваться ». — Рене Декарт

Вот что некоторые из наших студентов сказали о том, почему они изучают философию:

  • «Важно знать генетику, но важнее научиться думать. Философия заставляет задуматься! »
  • «Философские курсы дают больше, чем просто познание мира; они дают вам глубокое понимание того, как устроен мир, даже как он должен работать.”
  • «Философия делает меня лучше мыслителем и более разносторонним человеком».
  • «Моя дипломная работа по философии была не только лучшей частью моего опыта в Лихай, но и очень помогла мне на протяжении всей юридической школы и в моей жизни».
  • «Изучая философию, я научился внимательно и критически анализировать, тщательно задавать вопросы, писать и строго думать. Мои философские навыки сделали меня более ценным для потенциальных работодателей и аспирантов ».

Пять главных причин изучать философию
1.Увлекательный предмет
2. Большой выбор интересных занятий, проводимых выдающимися профессорами
3. Развитие навыков
4. Отличная подготовка к любой карьере или учебе в аспирантуре
5. Личностное развитие

1. Увлекательный предмет
Философия ищет не просто знания, но глубокое понимание и мудрость.

Философия — это деятельность, которой люди занимаются, когда они стремятся понять себя, мир, в котором они живут, а также отношения к миру и друг другу.Те, кто изучает философию, задают вопросы, отвечают, оценивают и рассуждают о некоторых из самых основных, значимых и сложных вопросов жизни, таких как:

  • Что значит быть человеком?
  • Что такое человеческий разум?
  • Несем ли мы ответственность за то, что мы делаем, или мы просто беспомощные жертвы наших генов, окружающей среды и воспитания?
  • Есть ли Бог?
  • Какой образ жизни лучше всего для жизни?
  • Что такое счастье? Можем ли мы надеяться достичь этого? Это самое главное в жизни? Могут ли плохие люди быть по-настоящему счастливыми?
  • Как мы должны уравновесить наши собственные желания, потребности и права с желаниями других людей? против будущих поколений? животные?
  • Каким человеком хорошо быть?
  • Какие политические институты лучше всего?
  • Что мы знаем и как мы это знаем?
  • Что есть правда? Что-нибудь правда? Как мы можем сказать?
  • Что такое искусство? Что есть красота? Должно ли искусство быть красивым, чтобы быть хорошим?
  • Можем ли мы оправдать наши суждения о достоинствах фильма, книги, картины, стихотворения?
  • Что означает, что одно вызывает другое?
  • Есть ли научный метод?
  • Как слова могут иметь значение?
  • Существуют ли математические объекты?
  • Сколько времени? Время действительно реально?

Изучая философию, у вас будет возможность самостоятельно ответить на эти вопросы и подумать о том, что думают о них другие — некоторые из величайших философов прошлого и настоящего, а также ваши однокурсники.

2. Широкий выбор интересных курсов, которые преподают выдающиеся профессора.
Существуют курсы философии, посвященные моральным вопросам, другие, посвященные природе науки и техники, многие из которых исследуют некоторые из наиболее важных философских работ, написанных в истории западной цивилизации, а другие представляют великих мыслителей восточной философии, курсы для те, кто интересуется математикой и логикой, политикой и обществами, религией, знаниями, человеческим разумом или природой реальности.

Некоторые из курсов представляют собой общие обзорные курсы, другие — углубленные исследования конкретных вопросов, текстов или философов. Большинство уроков философии выше нулевого уровня небольшие и требуют большого количества дискуссий и писем.

Профессора философии — это преданные своему делу учителя, которые являются экспертами в своих областях и искренне заинтересованы в помощи студентам в развитии их понимания и навыков. Наши профессора завоевали награды за преподавание и неизменно получают высокие оценки студентов.

3. Развитие навыков
Философия — это далеко не абстрактная и бесполезная область, а один из самых практических учебных курсов. Прохождение курсов философии дает навыки, которые пригодятся не только в любой карьере, но и в личной жизни. Изучение философии позволит вам тщательно, критически и ясно мыслить, применять логический подход к решению сложных вопросов и изучению сложных вопросов, хорошо рассуждать и оценивать рассуждения других, разумно обсуждать и эффективно писать.

На курсах философии вы можете рассчитывать на

  • улучшит вашу способность решать проблемы, вашу способность систематизировать идеи и проблемы и вашу способность отличать то, что является важным, от того, что нет;
  • научился лучше смотреть на вещи с разных точек зрения, понимать разные точки зрения и находить точки соприкосновения между ними;
  • научитесь критически анализировать свои собственные взгляды, а также взгляды других;
  • развить способность понимать и объяснять сложный материал;
  • научиться отличать хорошее рассуждение от попыток манипулировать мнениями, строить надежные сложные аргументы и оценивать рассуждения других;
  • разовьет хорошие навыки интерпретации, сравнения, аргументации, анализа и описательного письма, которые позволят вам ясно и убедительно изложить свои идеи.

Философия развивает интеллектуальные способности, важные для жизни в целом, помимо знаний и навыков, требуемых для любой конкретной профессии … Она расширяет аналитические, критические и интерпретирующие способности, применимые к любому предмету и в любом человеческом контексте »
— The American Философская ассоциация

4. Отличная подготовка к любой карьере или учебе в аспирантуре

Большинство студентов, изучающих философию, не становятся профессорами философии. Но они продолжают находить хорошие рабочие места в самых разных областях, включая право, медицину, бизнес, образование, журналистику, государственную политику, правительство, религию, области коммуникации, связи с общественностью, управление розничной торговлей, социальные услуги и многие другие.

Собираетесь сделать карьеру в деловом мире? Навыки, которые вы можете развить, изучая философию, — это как раз те, которые ищут работодатели. А специалисты по философии получают высокие зарплаты в середине карьеры. Не верьте нам здесь на слово; посмотрите эти новости:

«Роберт Э. Рубин, министр финансов США, 1995–1999 годы:« Философия подготовила меня к карьере в области финансов и государственного управления »,» New York Times

«Повышение зарплаты по крупным», Wall Street Journal
http: // online.wsj.com/public/resources/documents/info-Degrees_that_Pay_you_Back-sort.html

«Философия снова в деле», Bloomberg BusinessWeek, 12.01.10
http://www.businessweek.com/managing/content/jan2010/ca20100110_896657.htm

«Я думаю, следовательно, я зарабатываю», The Guardian 19.11.07
http://www.guardian.co.uk/education/2007/nov/20/choosingadegree.highereducation

«Изучение философии приносит пользу, несмотря на экономию», Philadelphia Inquirer 10/1511
Рассказ о бывшем специалисте по философии Лихай Шеннон Мэлони, ’12.
http://articles.philly.com/2011-10-15/news/30283702_1_philosophy-number-of-four-year-graduates-college-students

Планируете поступить в аспирантуру, юридический или медицинский институт? Тогда вы должны знать, что
• Основные направления философии имеют более высокий балл GRE (вербальный и аналитический), чем любой другой предмет
http://pleasandexcuses.com/2012/09/06/philosophy-major/

• Только по физике и математике результаты LSAT выше, чем по философии. И сопоставьте набор навыков, рекомендуемых ABA в качестве подготовки к изучению права, с набором навыков философии.
гиперссылка LSAT на http://legalblogwatch.typepad.com/legal_blog_watch/2009/09/choice-of-college-major-sways-lsat-score.html
http://www.americanbar.org/groups/legal_education/ ресурсы / pre_law.html

• 50% студентов факультетов философии, поступающих в медицинский институт, принимаются
http://online.wsj.com/public/resources/documents/info-Degrees_that_Pay_you_Back-sort.html

Конечно, некоторые студенты философии впоследствии становятся профессорами философии. Согласно Wall Street Journal, быть философом — одна из лучших профессий в Соединенных Штатах.
http://online.wsj.com/public/resources/documents/st_BESTJOBS0104_20110105.html

Что можно делать со степенью философии? Спросите этих бывших специалистов по философии:

  • Роберт Гринхилл, президент Morgan Stanley
  • Дэн Браунштейн, основатель и управляющий хедж-фонда
  • Джордж Сорос, инвестор
  • Патрик Бирн, генеральный директор Overstock.com
  • Стивен Брейер и Дэвид Сутер, судьи Верховного суда
  • Ричард Риордан Мэр Лос-Анджелеса
  • Уильям Беннетт, министр образования США
  • Пол Мартин мл., Премьер-министр Канады
  • Стоун Филлипс, журналист сетевого телевидения
  • Стадс Теркель, обладатель Пулитцеровской премии
  • Алекс Требек, ведущий легендарного игрового шоу
  • Ларри Сэнгер, соучредитель Википедии
  • Рики Жерве, комик / актер / продюсер
  • Итан Коэн, кинорежиссер, удостоенный премии Оскар
  • Джек Кин, четырехзвездный генерал армии США
  • Стив Мартин, комик / актер
  • P.C. Чанг и Чарльз Малик, соавторы Всеобщей декларации прав человека ООН
  • Папы Иоанн Павел II и Бенедикт XVI
  • Клод Леви-Строс, семенной антрополог

Источник: https: // философия.as.uky.edu/where-can-philosophy-take-me

5. Личностное развитие
Карьера и работа — лишь часть остальной части вашей жизни. Изучение философии влияет не только на то, как вы думаете, но и на ваше развитие как личность. Изучение философии может быть действительно обогащающим и очень приятным, и это отличная подготовка к обучению на протяжении всей жизни и расширению интеллектуального, политического и социального существования. Это может помочь вам жить лучше, помогая понять себя как мыслящее, действующее существо.Как известно, Сократ сказал, что «неизученная жизнь не стоит того, чтобы жить»; а философия — это инструмент, который он рекомендовал для изучения как своей собственной жизни, так и различных возможностей, открывающихся перед вами на протяжении всей вашей жизни. Какие убеждения важны для вас сейчас и насколько они разумны? Какие принципы руководят вами при принятии решения, что делать, и выдерживают ли они проверку? Какие пути сделают вашу жизнь более насыщенной, а какие популярные, в конечном итоге, заставят вас чувствовать себя опустошенным? Как содержание, так и навыки, которые вы приобретаете в результате изучения философии, позволят вам лучше думать о таких вещах и, таким образом, делать правильный выбор.

Критические навыки

Философия также обеспечивают лучшую защиту от народной глупости и лжи, позволяют вам видеть сквозь культурные и интеллектуальные причуды, защищают вас от пустых позерских политиков и бессмысленной болтовни медийных ученых мужей и комментаторов, защищают вас от скользких заявлений рекламодателей и продавцов, и позволяет вам видеть сквозь глупые мнения и повседневную ерунду.

Кто должен изучать философию?
Вы должны!

,

Как заниматься философией

сентябрь 2007 г.

В старшей школе я решил, что буду изучать философию в колледже.
У меня было несколько мотивов, одни более благородные, чем другие. Один из
менее благородно было шокировать людей. Колледж считался работой
обучение там, где я вырос, поэтому изучение философии казалось впечатляющим
непрактичное дело. Что-то вроде прорезания дыр в твоей одежде
или вставить английскую булавку в ухо, что было в других формах
впечатляющей непрактичности тогда только входившей в моду.

Но у меня были и более честные мотивы. Я думал учиться
философия была бы прямым путем к мудрости. Все люди
специальность в других вещах просто закончится кучей домена
знание. Я бы узнал, что есть на самом деле.

Я пытался прочитать несколько книг по философии. Не недавние; ты
не нашел бы их в нашей школьной библиотеке. Но я пытался
читать Платона и Аристотеля. Сомневаюсь, что верил, что понимаю их,
но они звучали так, как будто говорили о чем-то важном.Я думал, что узнаю что в колледже.

Летом перед старшим классом я ходил в колледж. Я научился
много на уроках математики, но я мало что узнал по философии
101. И все же мой план изучения философии остался неизменным. это было
моя вина, что я ничего не узнал. Я не читал книги мы
были назначены достаточно тщательно. Я бы дал Беркли Принципов
человеческих знаний
еще один выстрел в колледже. Все, что так восхищается
и в таком трудном для чтения должно быть что-то в нем, если бы можно было
только выясняю что.

Двадцать шесть лет спустя я все еще не понимаю Беркли. у меня есть
красивое издание его собрания сочинений. Я когда-нибудь это прочту? Кажется
вряд ли.

Разница между тем и сейчас в том, что теперь я понимаю, почему
Беркли, вероятно, не стоит пытаться понять. Я думаю я вижу
теперь, что пошло не так с философией, и как мы можем это исправить.

слов

В конечном итоге большую часть колледжа я изучал философию. Это
не вышло, как я надеялся.Я не узнал никаких магических истин
по сравнению с которым все остальное было просто знанием предметной области. Но
По крайней мере, теперь я знаю, почему я этого не сделал. Философия на самом деле не
изучаете математику, историю или многое другое
университетские предметы делают. Нет ядра знания, которое нужно
мастер. Самое близкое к этому — знание того, что
отдельные философы говорили на разные темы в течение
года. Немногие были настолько правильными, что люди забыли
кто открыл то, что открыл.

Формальная логика имеет некоторый предмет. Я прошел несколько уроков по
логика. Не знаю, научился ли я у них чему-нибудь.
[1]
Мне кажется очень важным иметь возможность перебрасывать идеи в
голову: увидеть, когда две идеи не полностью покрывают пространство
возможностей, или когда одна идея совпадает с другой, но с
пара вещей изменилась. Но научило ли изучение логики важности
думать так, или сделать меня лучше? Я не знаю.

Есть вещи, которым я научился, изучая философию.
самое драматическое, я узнал сразу, в первом семестре
Первый год в классе Сидни Шумейкер. Я научился
что меня не существует. Я (и вы) совокупность клеток,
кренится, движимая различными силами, и называет себя I . Но
не существует центральной, неделимой вещи, с которой связана ваша личность.
Можно было бы потерять половину своего мозга и остаться в живых. Что значит
ваш мозг можно разделить на две половины, и каждая
пересаживают в разные тела.Представьте себе, что вы просыпаетесь после такого
Операция. Вы должны представить себя двумя людьми.

Настоящий урок здесь заключается в том, что концепции, которые мы используем в повседневной жизни
нечеткие и ломаются, если надавить на них слишком сильно. Даже концепция как
дорогой нам как I . Мне потребовалось время, чтобы понять это, но когда я
сделал это было довольно внезапно, как кто-то в девятнадцатом веке
схватив эволюцию и осознав историю создания, они были
сказал в детстве было все неправильно.
[2]
За пределами математики есть предел
насколько далеко вы можете толкать слова; на самом деле было бы неплохо
определение математики, чтобы назвать это изучением терминов, которые имеют точные
значения.Повседневные слова по своей сути неточны. Они хорошо работают
в повседневной жизни достаточно, чтобы вы не замечали. Кажется, слова работают,
так, как кажется ньютоновской физике. Но вы всегда можете сделать их
сломаться, если толкнуть их достаточно далеко.

Я бы сказал, что, к сожалению для философии,
центральный факт философии. Большинство философских дебатов не
просто поражены, но движимы путаницей в словах. Мы
иметь свободную волю? Зависит от того, что вы подразумеваете под словом «бесплатно». Делайте абстрактные идеи
существует? Зависит от того, что вы подразумеваете под «существовать».»

Витгенштейну приписывают идею, что наиболее философски
разногласия происходят из-за путаницы по поводу языка. Я не уверен
сколько заслуги дать ему. Я подозреваю, что многие люди поняли
это, но отреагировал просто не изучением философии, а не
стать профессорами философии.

Как все стало так? Может что-то люди потратили
Тысячи лет учебы действительно будут пустой тратой времени? Это
интересные вопросы. На самом деле одни из самых интересных
вопросы, которые вы можете задать о философии.Самый ценный способ
подходить к нынешней философской традиции нельзя.
потерялись в бессмысленных спекуляциях, подобных Беркли, и не закрыли их
как Витгенштейн, но изучать его как пример разума
неправильно.

История

Западная философия действительно начинается с Сократа, Платона и Аристотеля.
Все, что мы знаем об их предшественниках, исходит из фрагментов и ссылок.
в более поздних работах; их доктрины можно охарактеризовать как умозрительные
космология, которая иногда сбивается с пути анализа.Предположительно они
были движимы тем, что заставляет людей в любом другом обществе изобретать
космология.
[3]

У Сократа, Платона и особенно Аристотеля эта традиция
повернул за угол. Анализ стал намного больше. Я подозреваю
Платона и Аристотеля в этом вдохновили успехи в математике.
К тому времени математики показали, что можно во всем разбираться.
гораздо более убедительно, чем придумывая хорошо звучащие истории
о них.
[4]

Сейчас люди так много говорят об абстракциях, что мы этого не осознаем.
какой это должен был быть скачок, когда они только начали.это было
предположительно много тысяч лет между тем, когда люди впервые начали
описывая вещи как горячие или холодные, и когда кто-то спрашивал «что такое
тепла? «Без сомнения, это был очень постепенный процесс. Мы не знаем,
Платон или Аристотель первыми задали любой из вопросов, которые они
сделал. Но их работы — самые старые из имеющихся у нас, которые делают это на большом
масштаб, и в них есть свежесть (чтобы не сказать наивность)
это говорит о том, что некоторые из заданных ими вопросов были для них новыми,
по крайней мере.

Аристотель, в частности, напоминает мне о феномене, который происходит
когда люди открывают для себя что-то новое и так взволнованы этим, что
они проходят через огромный процент вновь обнаруженных территорий
за одну жизнь.Если да, то это свидетельство того, насколько новы такие
мышление было.
[5]

Это все, чтобы объяснить, как Платон и Аристотель могут быть очень впечатляющими.
и все же наивно и ошибочно. Было впечатляюще даже спросить
вопросы они сделали. Это не значит, что они всегда придумывали
хорошие ответы. Не считается оскорблением сказать, что древний
Греческие математики в некоторых отношениях были наивны или, по крайней мере, им не хватало
некоторые концепции, которые облегчили бы им жизнь. Так что я надеюсь
люди не будут слишком обижены, если я предложу, чтобы древние философы
были так же наивны.В частности, кажется, что они не полностью
понял то, что я раньше назвал центральным фактом философии:
слова ломаются, если зайти слишком далеко.

«К большому удивлению создателей первых цифровых компьютеров»,
Род Брукс писал: «Программы, написанные для них, обычно не работали».
[6]
Нечто подобное произошло, когда люди впервые начали пытаться
говорить об абстракциях. К их большому удивлению, они не
приходят к согласованным ответам. На самом деле они редко казались
чтобы вообще получить ответы.

Фактически они спорили об артефактах, вызванных отбором образцов на
слишком низкое разрешение.

Доказательство того, насколько бесполезными оказались некоторые из их ответов, является
как мало они имеют эффекта. Никто после прочтения Аристотеля
Metaphysics в результате делает что-то по-другому.
[7]

Конечно, я не утверждаю, что идеи должны иметь практическое применение.
быть интересным? Нет, возможно, им и не придется. Харди хвастается, что
теория чисел не имела никакого смысла, что бы не дисквалифицировать ее.Но
он оказался ошибочным. На самом деле подозрительно сложно
найдите область математики, которая действительно не имеет практического применения. И Аристотеля
объяснение конечной цели философии в Книге А
Метафизика подразумевает, что философия тоже должна быть полезной.

Теоретические знания

Целью Аристотеля было найти самые общие из общих принципов.
Примеры, которые он приводит, убедительны: обычный рабочий строит
поступает определенным образом по привычке; мастер может сделать больше
потому что он понимает основные принципы.Тенденция очевидна:
чем шире знание, тем оно достойнее восхищения. Но потом
он делает ошибку — возможно, самую важную ошибку в
история философии. Он заметил, что теоретические знания
часто приобретается ради самого себя, из любопытства, а не из
для любых практических нужд. Он предлагает два типа
теоретические знания: некоторые полезны в практических вопросах и
некоторые нет. Поскольку люди, интересующиеся последним, заинтересованы
в нем оно должно быть более благородным.Поэтому он ставит своей
цель в Метафизике исследование знания, не имеющего
практическое использование. Это означает, что не сработает сигнализация, когда он
но смутно понимаемые вопросы и в конечном итоге теряюсь в море
слов.

Его ошибка заключалась в том, чтобы перепутать мотив и результат. Конечно, люди
кто хочет глубокого понимания чего-либо, часто движется
любопытство, а не практическая необходимость. Но это не значит
то, что они в итоге узнают, бесполезно. Это очень ценно на практике
иметь глубокое понимание того, что вы делаете; даже если ты
никогда не призывал решать сложные проблемы, вы можете видеть ярлыки
в решении простых, и ваши знания не сломаются
в крайних случаях, как если бы вы полагались на формулы,
не понял.Знание — сила. Вот что делает теоретический
знания престижные. Это также то, что заставляет умных людей
любопытство к одним вещам, а не к другим; наша ДНК не такая
бескорыстно, как мы могли бы подумать.

Итак, пока идеи не обязательно находят немедленное практическое применение
чтобы быть интересным, то, что нам интересно, будет
на удивление часто имеют практическое применение.

Причина, по которой Аристотель ничего не добился в Метафизике , была
отчасти из-за того, что он отправился с противоречивыми целями: исследовать наиболее
абстрактные идеи, руководствуясь предположением, что они бесполезны.Он был похож на исследователя, ищущего территорию к северу от
его, исходя из предположения, что он находился южнее.

И с тех пор, как его работа стала картой для будущих поколений
исследователей, он тоже отправил их в неверном направлении.
[8]
И, что хуже всего, он защищал их от критики
посторонних и подсказки их собственного внутреннего компаса путем установления
принцип, согласно которому самые благородные теоретические знания
быть бесполезным.

Metaphysics по большей части неудачный эксперимент.Несколько идей от
оказалось, что стоит сохранить; большая часть этого не имела никакого эффекта
вообще. Metaphysics — один из наименее читаемых из всех известных
книг. Нетрудно понять, каким образом Ньютон Principia
есть, но искаженное сообщение.

Возможно, это интересный неудачный эксперимент. Но, к сожалению
это был не тот вывод, который последователи Аристотеля сделали из
работает как Metaphysics .
[9]
Вскоре после этого западный мир
настали интеллектуальные трудные времена.Вместо версии 1с быть
вытесненные, произведения Платона и Аристотеля стали почитаемыми текстами
быть освоенным и обсуждаться. Так и оставалось шокирующим
много времени. Так было примерно в 1600 году (в Европе, где центр
силы тяжести к тому времени изменились), что
достаточно, чтобы относиться к работе Аристотеля как к каталогу ошибок. И
даже тогда они редко говорили об этом прямо.

Если кажется удивительным, что разрыв был таким большим, подумайте, как мало
прогресс был в математике между эллинистическими временами и
Эпоха Возрождения.

В последующие годы зародилась неудачная идея:
было не только приемлемо для создания таких работ, как Metaphysics ,
но что это было особенно престижное направление работы, выполненное
класс людей называют философами. Никто не думал вернуться и
отладить мотивирующий аргумент Аристотеля. И поэтому вместо исправления
проблема, которую обнаружил Аристотель, упав в нее, — что вы можете
легко заблудиться, если слишком свободно говорить об очень абстрактных идеях — они
продолжал в нее падать.

The Singularity

Любопытно, однако, что работы, которые они создали, продолжали привлекать
новые читатели. Традиционная философия занимает некую особенность
в этом отношении. Если вы непонятно пишете о больших идеях,
вы создаете то, что кажется соблазнительно привлекательным для
неопытные, но интеллектуально амбициозные студенты. Пока никто не знает
лучше, трудно различить то, что сложно понять
потому что писатель был неясен в своем уме из чего-то вроде
математическое доказательство, которое трудно понять, потому что идеи
это трудно понять.Кому-то, кто не научился
разница, традиционная философия кажется чрезвычайно привлекательной:
такой же сложный (и, следовательно, впечатляющий), как математика, но более широкий по своему охвату.
Вот что привлекло меня, когда я учился в старшей школе.

Эта особенность еще более необычна тем, что имеет собственную защиту.
встроен. Когда что-то сложно понять, люди, подозревающие
они бред вообще молчите. Невозможно доказать
текст не имеет смысла. Лучшее, что вы можете сделать, — это показать, что
официальные судьи некоторых классов текстов не могут отличить их от
плацебо.[10]

И поэтому вместо того, чтобы осуждать философию, большинство людей, которые подозревали
это была пустая трата времени, просто изучал другие вещи. Только это
довольно убедительные доказательства, учитывая утверждения философии. Это
должно быть о истинах в последней инстанции. Наверняка все умные люди
был бы в этом заинтересован, если бы сдержал это обещание.

Потому что недостатки философии отпугнули людей, которые могли
исправили их, они имели тенденцию к самовоспроизводству. Bertrand
Рассел писал в письме в 1912 году:

До сих пор философия привлекала в основном тех, кто
кто любил большие обобщения, которые все были неправильными, так что
немногие люди с точным умом взялись за эту тему.[11]

В ответ он пустил в дело Витгенштейна с драматическими результатами.

Я считаю, что Витгенштейн заслуживает славы не своим открытием.
та самая предыдущая философия была пустой тратой времени, которое
из косвенных улик должно было быть сделано каждым умным
человек, который немного изучил философию и отказался от нее
дальше, но за то, как он действовал в ответ.
[12]
Вместо тихо
переключившись на другое поле, он поднял шум, изнутри. Он был
Горбачев.

Философское поле все еще дрожит от страха Витгенштейн
дал это.[13]
Позже он много времени говорил о
как работали слова. Поскольку это, кажется, разрешено, вот что
многие философы сейчас так делают. Между тем, ощущая вакуум в
отдел метафизических спекуляций, люди, которые раньше занимались
литературная критика обошла Кантварда под новыми именами, такими как
«теория литературы», «критическая теория», и когда они
амбициозная, простая «теория». Написано знакомое слово салат:

Пол не похож на некоторые другие грамматические формы, которые
точно выражают способ зачатия без какой-либо реальности, которая
соответствует концептуальному режиму и, следовательно, не выражает
именно то, что в действительности могло бы
двигаться, чтобы представить вещь таким, как она есть, даже если этот мотив
это не что-то в самом деле.[14]

Описанная мною сингулярность никуда не денется. Есть рынок
за то, что это звучит впечатляюще и не может быть опровергнуто. Там
всегда будет и спрос, и предложение. Итак, если одна группа бросит
на этой территории всегда будут другие, готовые ее занять.

Предложение

Возможно, мы сможем сделать лучше. Вот интригующая возможность.
Возможно, нам следует сделать то, что намеревался сделать Аристотель, вместо того, чтобы
он сделал. Цель, которую он объявил в Metaphysics , кажется стоящей.
преследование: открыть для себя самые общие истины.Это звучит неплохо.
Но вместо того, чтобы искать их, потому что они бесполезны,
давайте попробуем их открыть, потому что они полезны.

Предлагаю попробовать еще раз, но мы используем то, что прежде презирали
критерий применимости, как руководство, чтобы мы не задавались вопросом
прочь в болото абстракций. Вместо того, чтобы пытаться ответить на
вопрос:

Какие самые общие истины?

давайте попробуем ответить на вопрос

Какие из всего полезного, что мы можем сказать, являются наиболее общими?

Предлагаемый мною тест на полезность заключается в том, вызываем ли мы людей, читающих
то, что мы написали, чтобы потом делать что-то иначе.Знающий
мы должны дать определенный (если неявный) совет, который удержит нас от
отклоняясь от разрешения слов, которые мы используем.

Цель такая же, как у Аристотеля; мы просто подходим к нему из
другое направление.

В качестве примера полезной общей идеи рассмотрим идею
контролируемый эксперимент. Есть идея, которая оказалась
широко применимо. Кто-то может сказать, что это часть науки, но это
не является частью какой-либо конкретной науки; это буквально метафизика (в
наше чувство «мета»).Идея эволюции — другая. Оказывается
иметь довольно широкое применение — например, в генетической
алгоритмы и даже дизайн продукта. Франкфуртское различие между
ложь и чушь кажутся многообещающими недавними примерами.
[15]

Мне кажется, вот как должна выглядеть философия: довольно общие
наблюдения, которые заставят кого-то, кто их понимает, сделать
что-то иначе.

Такие наблюдения обязательно будут о вещах, которые неточно
определены. Как только вы начнете использовать слова с точным значением, вы
занимаюсь математикой.Таким образом, использование утилиты не решит полностью
проблема, которую я описал выше, — она ​​не устранит метафизические
особенность. Но это должно помочь. Это дает людям добро
намерения новая дорожная карта в абстракции. И они могут тем самым
производить вещи, которые заставляют писать людей с плохими намерениями
плохо смотрятся по сравнению.

Одним из недостатков этого подхода является то, что он не дает
письмо, которое дает вам срок пребывания. И не только потому, что сейчас его нет
мода. Чтобы получить должность в какой-либо области, вы не должны
прийти к выводу, что члены комитетов по вопросам владения и пользования могут не соглашаться
с участием.На практике есть два варианта решения этой проблемы.
В математике и естественных науках вы можете доказать то, что говорите, или
в любом случае скорректируйте свои выводы, чтобы ничего не утверждать
ложно («6 из 8 испытуемых после лечения имели более низкое кровяное давление»).
В гуманитарных науках можно либо не делать однозначных выводов
(например, сделать вывод, что проблема сложная) или сделать выводы
настолько узкий, что никому нет дела до того, чтобы с вами не согласиться.

Та философия, которую я защищаю, тоже не сможет принять
этих маршрутов.В лучшем случае вы сможете достичь эссеиста
стандарт доказательства, а не математика или экспериментатора.
И все же вы не сможете пройти тест на полезность без
что подразумевает определенные и довольно широко применимые выводы. Хуже
тем не менее, тест на полезность будет иметь тенденцию давать результаты, которые раздражают
люди: бесполезно рассказывать людям то, во что они уже верят,
и люди часто расстраиваются, когда им говорят то, чего они не делают.

Но вот что интересно. Это может сделать кто угодно.Получение
к общему плюсу полезному, начав с полезного и проворачивая
универсальность может быть неподходящей для младших профессоров, пытающихся получить
срок полномочий, но это лучше для всех, включая профессоров, которые
уже есть. Эта сторона горы представляет собой красивый пологий спуск.
Вы можете начать с написания полезных, но очень конкретных вещей,
а затем постепенно делать их более общими. У Джо хорошие буррито.
Что делает буррито хорошим? Что делает хорошую еду? Что делает
что-то хорошее? Вы можете занять столько времени, сколько захотите.У тебя нет
чтобы добраться до вершины горы. Вам не нужно
скажите кому-нибудь, что занимаетесь философией

Если заниматься философией кажется сложной задачей, вот
обнадеживающая мысль. Поле намного моложе, чем кажется.
Хотя первые философы западной традиции жили около
2500 лет назад было бы ошибкой сказать, что поле составляет 2500
лет, потому что большую часть этого времени ведущие практикующие
не занимались чем-то большим, чем писали комментарии к Платону или
Аристотель, наблюдая через их плечи в ожидании следующего вторжения
армия.В те времена, когда их не было, философия была безнадежно
смешанный с религией. Он не встряхнулся, пока
пару сотен лет назад, и уже тогда страдал от
структурные проблемы, которые я описал выше. Если я скажу это, некоторые будут
говорят, что это смехотворно широкое и беспощадное обобщение,
и другие скажут, что это старые новости, но начнем: судя по их
работы, большинство философов до настоящего времени тратили зря
время. Так что в некотором смысле эта область все еще находится на первом этапе.[16]

Это звучит абсурдно. Так не будет
абсурдно за 10 000 лет. Цивилизация всегда кажется старой, потому что
это всегда самое старое из когда-либо существовавших. Единственный способ сказать, действительно ли
что-то действительно старое или нет, если посмотреть на структурные доказательства,
а структурно философия молода; он все еще шатается от
неожиданный разрыв слов.

Философия сейчас так же молода, как и математика в 1500 году.
больше узнать.

Банкноты

[1]
На практике формальная логика бесполезна, потому что, несмотря на
некоторый прогресс за последние 150 лет мы все еще можем только формализовать
небольшой процент заявлений.Возможно, мы никогда не добьемся большего,
по той же причине «представление знаний» в стиле 1980-х
никогда не работали; многие утверждения могут больше не иметь представления
кратким, чем огромное аналоговое состояние мозга.

[2]
Современникам Дарвина было труднее понять это, чем
мы можем легко представить. История творения в Библии не
просто иудео-христианская концепция; это примерно то, что каждый должен
верили еще до того, как люди были людьми. Сложная часть
понимание эволюции заключалось в осознании того, что виды не были, поскольку они
кажутся неизменными, но вместо этого произошли из разных,
более простые организмы в течение невообразимо долгих периодов времени.

Теперь нам не нужно совершать такой прыжок. Никто в промышленно развитом
страна впервые сталкивается с идеей эволюции как
взрослый. Все рассказывали об этом в детстве, либо как истину, либо как
ересь.

[3]
Греческие философы до Платона писали стихами. Это должно
повлияли на то, что они сказали. Если вы попытаетесь написать о природе
стихотворения мира неизбежно превращается в заклинание. Проза
позволяет быть более точным и ориентировочным.

[4]
Философия похожа на математику
бесполезный брат.Он родился, когда Платон и Аристотель смотрели
в трудах своих предшественников и, по сути, сказали «почему не может
ты больше похож на своего брата? »Рассел все еще говорил то же самое
вещь 2300 лет спустя.

Математика — точная половина самых абстрактных идей и философии.
неточная половина. Вероятно, философия неизбежно
страдают от сравнения, потому что его точность не имеет нижней границы.
Плохая математика — это просто скучно, а плохая философия — ерунда. И
но в неточной половине есть каких-то хороших идей.

[5]
Лучшие работы Аристотеля были по логике и зоологии, обе из которых
можно сказать, что он изобрел. Но самый драматичный вылет
от его предшественников был новый, гораздо более аналитический стиль
мышление. Возможно, он был первым ученым.

[6]
Брукс, Родни, Программирование на Common Lisp , Wiley, 1985, стр.
94.

[7]
Некоторые сказали бы, что мы зависим от Аристотеля больше, чем думаем,
потому что его идеи были одной из составляющих нашей общей культуры.
Конечно, многие слова, которые мы используем, связаны с Аристотелем,
но это кажется немного большим, чтобы предположить, что у нас не было бы концепции
сущности чего-либо или различия между материей и
формы, если бы Аристотель не писал о них.

Один из способов увидеть, насколько мы действительно зависим от Аристотеля, — это
различие европейской культуры с китайской: какие идеи сделали европейская культура
в 1800 году этого не было в китайской культуре в силу Аристотелевской
вклад?

[8]
Значение слова «философия» со временем изменилось.
В древности он охватывал широкий круг тем, сопоставимых по
рамки нашей «стипендии» (правда, без методологической
последствия). Даже во времена Ньютона он включал в себя то, что мы
теперь называют «наукой».»Но суть сегодня в том, что
казалось Аристотелю сутью: попытка открыть самое
общие истины.

Аристотель не называл это «метафизикой». Это имя было присвоено
к нему, потому что книги, которые мы сейчас называем Метафизика , появились после
(meta = after) Physics в стандартной редакции Аристотеля.
сочинения, составленные Андроником Родосским три века спустя. какой
мы называем «метафизикой», что Аристотель называл «первой философией».

[9]
Некоторые из непосредственных преемников Аристотеля могли понять
это, но трудно сказать, потому что большая часть их работ утеряна.

[10]
Сокал, Алан, «Преодолевая границы: к трансформирующему
Герменевтика квантовой гравитации, Social Text 46/47, pp. 217-252.

Абстрактно звучащая чепуха кажется наиболее привлекательной, когда она
выровненный с каким-то топором, аудитория уже должна молоть. Если это
так что мы должны найти его наиболее популярным среди групп, которые (или
чувствую себя слабым. Властные не нуждаются в его заверениях.

[11]
Письмо Оттолайн Моррелл, декабрь 1912 г. Цитируется в:

Монк, Рэй, Людвиг Витгенштейн: Долг гения , Пингвин, 1991,
п.75.

[12]
Предварительный результат, что вся метафизика между Аристотелем
а 1783 год был пустой тратой времени, обязан И. Канту.

[13]
Витгенштейн утверждал своего рода мастерство, с которым жители
Кембриджа начала 20 века, кажется,
уязвимы — возможно, отчасти потому, что многие из них были религиозными
а затем перестали верить, поэтому в их головах было свободное место
чтобы кто-то сказал им, что делать (другие выбрали Маркса или Кардинала
Ньюман), а отчасти потому, что в тихом серьезном месте вроде Кембриджа
в ту эпоху не имел естественного иммунитета к мессианским фигурам, так же как
Европейская политика тогда не имела естественного иммунитета перед диктаторами.

[14]
Это на самом деле из Ordinatio Дунса Скота (ок.
1300), где «число» заменено на «пол». Плюс мож поменять.

Уолтер, Аллан (перевод), Дунс Скот: Философские труды , Нельсон,
1963, стр. 92.

[15]
Франкфурт, Гарри, On Bullshit , Princeton University Press,
2005.

[16]
Некоторые введения в философию теперь придерживаются той линии, что
философию стоит изучать как процесс, а не как
конкретные истины, которые вы узнаете.Философы, чьи работы они
при этом покрывало бы валялось в их могилах. Они надеялись, что они
делали больше, чем просто служить примером того, как спорить: они надеялись
они получали результаты. Большинство ошибались, но это не кажется
невозможная надежда.

Этот аргумент мне кажется похожим на кого-то из 1500, смотрящего на отсутствие
результатов, достигнутых алхимией, и утверждая, что ее ценность — это процесс.
Нет, они ошиблись. Оказывается, это возможно
превратить свинец в золото (хотя в настоящее время
цены на энергию), но путь к этим знаниям лежал
вернитесь назад и попробуйте другой подход.

Спасибо Тревору Блэквеллу, Полу Бухейту, Джессике Ливингстон,
Роберту Моррису, Марку Ницбергу и Питеру Норвигу за чтение черновиков.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.