Как в семье проявляется культура общения: Наша дружная семья. Культура общения. Семья

Содержание

Культура общения в семье

Тема 3 «Культура общения в семье»

Взаимодействие родителей с детьми в процессе семейного воспитания осуществляется через общение.

Общение – коммуникативный процесс, своеобразная связующая нить, объединяющая людей между собой.

С его помощью родители формируют моральную мотивацию поступков ребенка, включают сына или дочь в полезную семейную и общественную деятельность, обогащают опыт детских переживаний, что положительно влияет на все сферы развития личности. Следовательно, родители должны владеть культурой общения.

Культура – это очень многогранное и емкое понятие, но когда мы говорим – культура общения, каждый знает, что понимается под этим термином.

Культура общения – это некий свод правил, которых придерживается каждая уважающая себя личность. Соблюдение этих правил – показатель уровня образования и культуры человека в целом, без культуры общения невозможно взаимодействовать с людьми в цивилизованном обществе.

Знание культурных норм и ограничений в общении, знание обычаев, традиций, этикета в сфере общения, соблюдение приличий, воспитанность это коммуникативная компетентность.

Коммуникативная компетентность – это обобщающее коммуникативное свойство личности, включающее в себя коммуникативные способности, знания, умения и навыки.

Коммуникативные способности – способности, свойства личности, обеспечивающие эффективность ее коммуникативной деятельности, прежде всего общение с другими личностями, и психологическую совместимость деятельности. Способность человека понимать других людей (стремление к пониманию других, умение слушать партнера по общению, наблюдательность), способность к самовыражению личности (стремление быть понятым другими, культура речи), способность адекватно влиять на партнеров по общению (требовательность, такт, вежливость, дисциплинированность).

Коммуникативные знания – это знания о том, что такое общение, каковы его виды, закономерности развития.

Коммуникативные умения – это речевые умения, умение гармонизировать внешние и внутренние проявления, умение получать обратную связь, умение преодолевать коммуникативные барьеры.

Жизнь в семье невозможна без общения в ней, общения между мужем и женой, между родителями и детьми в процессе повседневных отношений. Общение в семье представляет собой отношение членов семьи друг к другу и их взаимодействие, обмен информацией между ними, их духовный контакт. Спектр общения в семье может быть очень разнообразным. Помимо бесед о работе, домашнем хозяйстве, здоровье, жизни друзей и знакомых оно включает в себя обсуждение вопросов, связанных с воспитанием детей, искусством, политикой, и так далее. Не вызывает сомнения тот факт, что нервозность, неуравновешенность, замкнутость и другие отрицательные черты характера являются плохими спутниками семейного общения.

Отсутствие взаимопонимания в семье приводит к подавленности, отчужденности, к ухудшению психологического и физического состояния, значительному понижению работоспособности человека. Неумение общаться способно, разрушить семью. Основными компонентами культуры общения являются сопереживание, терпимость, уступчивость, доброжелательность. Особая способность к общению – умение признать ценность другого, даже при несовпадении позиций. Только таким образом можно достичь гармонии в семейной жизни.

Общение является одним из основных факторов формирования личности ребенка. Потребность в общении появляется у ребенка с самого рождения.

Общение родителей с детьми имеет огромное значение для их полноценного развития. Лишенные возможности общаться с родителями, характеризуются низким уровнем саморегуляции поведения, обладают повешенной чувствительностью к общению к ним взрослого, испытывают трудности в общении со сверстниками.

Барьеры общения между детьми и родителями

Важной задачей внутрисемейного общения является формирование верных взаимоотношений с детьми, которые способствуют развитию их личности. Неверно организованные взаимоотношения между детьми и родителями часто выступают причиной возникновения различных барьеров, которые мешают нормальному воспитательному процессу в семье. Вот, наиболее типичные из них.

Барьер «занятости»

Он характеризуется тем, что родители постоянно заняты: работой, домашними делами, проведением досуга, друг другом, и им «некогда» обратить внимание на собственных детей, которые просто им мешают. Это вызывает отчуждение ребёнка и ведёт к некоторому отстранению от собственных родителей. Этот барьер может возникнуть в разные возрастные периоды, но на любом этапе развития личности ребёнка он отрицательно сказывается на системе семейных взаимоотношений. Дети и родители как бы живут разной жизнью, в результате семья как воспитательная система «не работает», даже если родители, в общем, положительные люди. 

Решение: расставьте приоритеты. Что действительно важно в Вашей жизни? Будет ли это важно через год, два, пять?

Барьер «взрослости»

В данном случае понять собственных детей родителям мешает их собственный возраст, так называемая «высота взрослости». Они не в состоянии войти во внутреннюю психологическую ситуацию ребёнка, не чувствуют его переживаний, не понимают его интересов, игр, потребностей. Ведь то, что взрослому человеку кажется пустяком, для ребёнка иногда составляет смысл жизни. Очень верно об этом говорил когда-то выдающийся педагог Я. Корчак, подчёркивая, что, нам, взрослым, необходимо подниматься до высоты детских чувств, тянуться, становиться на цыпочки. 

Решение: помните – всему свое время. Сегодня Ваш ребенок не может так же осмыслить и проанализировать все, что происходит в его жизни. Но с Вашей помощью он обязательно со временем этому научится.

Барьер «старого стереотипа»

Сущность его заключается в том, что родители как бы ни видят и ни ощущают возрастной динамики развития личности собственного ребёнка. Скажем, родители привыкли видеть своего ребёнка маленьким, неприспособленным и по-прежнему воспринимают его как малыша, которому постоянно нужно подсказывать, руководить поведением, давать оценку и т.д., а сын или дочь давно выросли и требуют совершенно другого уровня отношений. 

Решение: доверять ребенку, «отпускать» его от себя – наивысшая родительская мудрость!

Барьер воспитательных традиций

Смысл этого барьера, его отрицательные воспитательные последствия заключаются в том, что родители стремятся механически внедрять и воспроизводить в собственной семье формы, методы и средства воспитания, сложившиеся в их семьях. В результате возникает некоторое несоответствие между педагогическими средствами в семье и изменившейся личностью ребёнка. Все мы, взрослые, ощущаем, что дети стали более информированными, изменилась система их потребностей, культурная ситуация в семье, возникли новые средства информации. И если раньше отец и мать были для ребёнка важнейшими источниками информации в течение многих лет, то сегодня претензии родителей на абсолютный авторитет в сфере информации несостоятельны.

Решение: утверждать собственный авторитет в другой области.

Барьер дидактизма

Он характеризуется тем, что родители постоянно, по каждому поводу поучают собственных детей. Каждый шаг ребёнка фиксируется, оценивается, по поводу каждого движения даются рекомендации. Ребёнка это приводит в состояние постоянной напряжённости, что, в свою очередь, формирует нервозность. Подобные родители – воспитатели выглядят довольно занудливо. Воспитательные отношения, которые нужно постоянно создавать, просто подменяется здесь ежеминутными нравоучениями, что формирует у ребёнка внутреннюю установку на ожидание поучений. 

Решение: подумайте, готовы ли Вы всю жизнь «шагать вперед» вместо своего ребенка? Что ждет Вас через 10 лет?

Ваши модели отношений к ребёнку выступают в качестве образца для организации общения его с другими людьми. Поэтому проанализируйте систему ваших семейных взаимоотношений и, если чувствуете, что какой-то из перечисленных барьеров возникает, стремитесь его последовательно преодолеть. Если считаете, что Ваших знаний или сил недостаточно, обратитесь за помощью.

Самая распространенная жалоба детей и подростков на своих родителей: «Они меня не слушают!».

Спешка, неумение и нежелание слушать, понять то, что происходит в сложном детском мире, постараться взглянуть на проблему глазами сына или дочери, уверенность в непогрешимости своего жизненного опыта – вот что в первую очередь создает психологический барьер между родителями и детьми.

Культура речи

Основной элемент общения – речь, именно от того, насколько культурна ваша речь, структурирована и интеллектуальна, зависит в целом культура общения с Вами. При помощи слов мы выражаем свои мысли и свое отношение к собеседнику, показываем уважение, признание, любовь или наоборот даем понять, что собеседник нам неприятен, мы его не считаем за достойного оппонента, не уважаем его и его мнение. Культурная речь не содержит слов-паразитов, нецензурных выражений, некорректных формулировок, изобилует словами вежливости, учтивости. С речью необходимо передавать положительные эмоции, избегать выражения агрессии, гнева и других разрушительных эмоций.

Культура речи ребенка вырабатывается, прежде всего, в его семье. Речь родителей должна быть четкой, грамматически правильной, состоять из развернутых предложений, а не отрывочных слов-команд. Важно, чтобы все слова были хорошо различимы по звучанию и понятны ребенку по смыслу. Иногда полезно повторить сказанное, если ребенок чего-то не воспринял, но, ни в коем случае не стоит упрекать его за это. Проявите доброжелательность и терпение, они окупятся сторицей.

Не следует говорить слишком громко, впечатление, что громкая речь лучше воспринимается, обманчиво. Если ребенок кричит или повышает голос, не пытайтесь его перекричать. Вы достигните большего результата, если в ответ, наоборот заговорите с ним тихим голосом, может быть, даже перейдите на шепот. Шепот воспринимается как доверительная форма общения, а значит, является своеобразным приглашением перейти от «военного» противостояния к столу «мирных переговоров».

Психологические техники общения в ситуации детско-родительских отношений

Существуют определенные психотехнические навыки, помогающие улучшить взаимоотношения с детьми. Мы рассмотрим три таких навыка.

Первое правило общения родителя с ребенком – принятие его таким, какой он есть, без условий и требований. Ребенок должен жить с ощущением, что он в любом случае любимый, желанный и дорогой, даже если он поступил неправильно.

При этом выражать свое недовольство можно и нужно – но не самим ребенком, а конкретными его действиями. Не «Ты плохой», а «Ты поступил плохо», а еще лучше «Мне плохо от того, как ты поступил». Последнее – это техника «Я-высказывание».

«Я-высказывание» – это способ конструктивного выражения своих негативных эмоций без оскорбления ребенка. Такое сообщение вызовет наименьшее сопротивление со стороны ребенка.

«Я-высказывание» важны, чтобы дать детям понять, что чувствуют родители, и при этом не принижать ребенка через порицание и стыд. У ребенка есть шанс самостоятельно сделать вывод о своем поведении и скорректировать его.

Алгоритм построения «Я-высказывания»:

а) Безоценочное описание ситуации, вызвавшей Ваши негативные чувства, например, «Когда ты не предупреждаешь меня о том, что задерживаешься после тренировки…».

б) Описание чувства, которое Вы испытываете: «… я чувствую злость, раздражение…», или «… я испытываю беспокойство…».

в) Называние причин Ваших эмоций: «… ведь мы договорились о том, что…».

г) Предпочтительный выход из этой ситуации: «… я рассчитываю на то, что ты будешь предупреждать меня о том, что задержишься».

Грамотно сформулированные «Я-сообщения» помогут Вам выразить свое недовольство, «спустить пар», высказать свои желания, но при этом не будут восприняты ребенком негативно.

Второй психотехнический навык – поддержка ребенка. Этот навык является основой формирования у ребенка уверенности в себе, укрепляет самооценку. Поддерживая ребенка, взрослый, сосредотачиваясь на позитивных сторонах своего чада, помогает поверить ему в свои силы, способности.

Поддержка значительно отличается от похвалы. Когда мы хвалим ребенка, мы оцениваем положительно его успехи. Поддержка – знак внимания ребенку тогда, когда он оказывается в ситуации неуспеха. Таким образом, родитель дает ребенку следующее послание: «Я верю в тебя, в твои способности, ты сумеешь преодолеть эту трудность», при этом, родитель опирается на его сильные стороны, а не подчеркивает промахи.

Это можно сделать, используя фразы: «Я горжусь тобой», «Помнишь, у тебя не получалось, а ты смог справиться, значит и в этот раз получится», «На ошибках учатся» и т.п. Можно поддержать ребенка прикосновением, улыбкой.

И, пожалуй, главная техника, которой родителям следует научиться – это активное слушание.

Для того чтобы правильно общаться с ребенком, чтобы ему хотелось делиться своими трудностями, переживаниями, существует навык, называемый техникой активного слушания. Такая техника дает ребенку ощущение собственной значимости, нужности, дает ему возможность выразить вои чувства, самому разобраться в сложившейся ситуации.

Активное слушание – это сложное коммуникативное умение, смысловое восприятие речи.

Причины трудностей ребенка часто бывают спрятаны в сфере его чувств. Тогда практическими действиями – показать, научить, направить – ему не поможешь. В таких случаях лучше всего, его послушать.

Что это значит активно слушать ребенка?

Активно слушать ребенка – значит «возвращать» ему в беседе то, что он Вам поведал, при этом обозначив его чувство.

Цель техники – дать ребенку понять, что в трудную минуту его слышат, к его проблеме неравнодушны, его понимают.

Правила активного слушания

Правило 1. Если Вы хотите послушать ребенка, обязательно повернитесь к нему лицом. Очень важно также, чтобы Ваши глаза находились на одном уровне. Избегайте общения, находясь в другой комнате, спиной, смотря телевизор или лежа на диване. Ваше положение по отношению к ребенку говорит о том, насколько Вы готовы его слушать и услышать.

Правило 2. Если Вы беседуете с расстроенным или огорченным ребенком, не следует задавать ему вопросы. Желательно, чтобы Ваши ответы звучали в утвердительной форме. Например:

Сын (с мрачным видом): «Не буду больше дружить с Димой!»

Родитель: «Что-то случилось…»

Возможные неправильные реплики: «Что случилось?» «Ты что, на него обиделся?»

Казалась бы, разница между утвердительным и вопросительным предложениями очень незначительна. Иногда это все лишь тонкая интонация, а реакция на нее бывает очень разная. Часто на вопрос: «Что случилось?» огорченный ребенок ответит: «Ничего!», а если Вы скажите: «Что-то случилось…», то ребенку бывает легче начать рассказывать о случившемся.

Правило 3. Очень важно в беседе «держать паузу». После каждой Вашей реплики лучше всего помолчать. Помните, что это время принадлежит ребенку; не забивайте его своими соображениями и замечаниями. Пауза помогает ребенку разобраться в своем переживании и одновременно полнее почувствовать, что Вы рядом. Помолчать хорошо и после ответа ребенка – может быть, он что-то добавит. Узнать о том, что ребенок еще не готов услышать Вашу реплику, можно по его внешнему виду. Если его глаза смотрят не на вас, а в сторону, «внутрь» или вдаль, то продолжайте молчать: в нем происходит сейчас очень важная и нужная внутренняя работа.

Приемы активного слушания:

а) Поощрение. Заключается в заинтересованности, выраженном желании выслушать ребенка. Здесь важна доброжелательность, отсутствие оценочных мнений.

Поощрение ребенка позволяет настроиться на беседу. Здесь могут быть использованы невербальные методы – улыбка, кивание, доброжелательный взгляд. И вербальные – слова «Да», «Продолжай, пожалуйста», «Я тебя внимательно слушаю», «Это интересно».

б) Повторение. Заключается в повторении фраз ребенка, словесная концентрация на основных моментах беседы. Родителю необходимо повторить сказанное им, подтверждая, что ребенок был услышан «Не хочешь больше с ним дружить», «Ты больше не хочешь ходить в школу». Родитель, который может повторить слова ребенка, дает понять, что он очень внимателен к тому, что ему сказал ребенок и помогает ему разобраться в собственных чувствах и мыслях.

в) Уточнение. Заключается в уточняющих вопросах, направленных на конкретизацию и выяснение чего-либо из сказанного. «Я тебя правильно понимаю?», «Ты это хотел сказать?», «Ты сказал, что это происходит давно. Как давно это происходит?». Уточнение позволяет сохранять понимание чувств и мыслей ребенка.

г) Обозначение чувств. Заключается в проговаривание чувств, которые испытывает ребенок «Ты на него обиделся», «Ты чувствуешь себя расстроенным», «Тебя огорчила эта ситуация».

д) Обобщение. Заключается в подведение итогов речи ребенка. Родитель дает понять, что внимательно слушал ребенка, и понял его основную мысль «В общем, ты решил, что…», «В нашей беседе мы пришли к тому, что…», «Из всего услышанного мною получается…».

Беседа по способу активного слушания очень непривычна для нашей культуры, и ею непросто овладеть. Освоение этой техники требует от родителей терпения, искреннего желания понять своего ребенка. Однако этот способ быстро завоюет Ваши симпатии, как только Вы увидите следующие результаты:

— Исчезнет или, по крайней мере, ослабеет отрицательное переживание ребенка. Здесь сказывается замечательная закономерность: разделенная радость удваивается, разделенное горе уменьшается вдвое;

— Ребенок, убедившись, что взрослый готов его слушать, начинает рассказывать о себе все больше. Иногда в одной беседе неожиданно разматывается целый клубок проблем и огорчений;

— Ребенок сам продвигается в решении своей проблемы.

В основе рассмотренных навыков общения лежат гуманистические принципы: уважение к личности ребенка, признании его прав на собственные желания, чувства и ошибки, внимание к его заботам, отказ от родительской позиции «сверху».

Такое общение, помогает найти взаимопонимание и повышает эффективность совместной деятельности.

Типы традиционных родительских высказываний.

Рассмотрим типы традиционных родительских высказываний (автоматических ответов) – настоящих помех на пути активного слушания ребенка. А также с тем, что слышит в них ребенок.

а). Приказы. «Сейчас же перестань!», «Быстро в кровать!», «Замолчи!», «Чтобы я больше этого не слышала!».

В этих категоричных фразах ребенок слышит нежелание родителей вникнуть в его проблему, чувствует неуважение к его самостоятельности. Такие слова вызывают чувство бесправия, а то и оставление «в беде».

В ответ дети обычно сопротивляются, обижаются, упрямятся.

б) Угрозы, предупреждения. «Смотри, как бы ни стало хуже!», «Еще раз это повторится, и я возьмусь за ремень!», «Если ты не прекратишь плакать, я уйду!», «Не придешь домой вовремя, пеняй на себя!».

Угрозы бессмысленны, если у ребенка сейчас неприятное переживание. Они лишь загоняют его в еще больший тупик.

Приказание и угрозы вызывают у ребенка страх, переживание, тревоги и незащищенности перед волей и властью родителей.

Кроме того, любая угроза или предостережение как бы «приглашает» ребенка исследовать ее серьезность и реальность ее осуществления, т.е. провоцируют ребенка нарушить запрет.

в) Нравоучения, мораль. «Ты обязан вести себя как подобает», «Ты должен уважать взрослых».

Обычно дети из таких фраз не узнают ничего нового. Ничего не меняется от того, что они слышат это в «сто первый раз». Они чувствуют давление внешнего авторитета, иногда вину и стыд, иногда скуку, а чаще всего все вместе взятое.

Если же он нарушает «нормы поведения», то стоит посмотреть, не ведет ли себя кто-то в семье так же или похожим образом. Если эта причина отпадает, то, скорее всего, действует другая: ваш ребенок «выходит за рамки» из-за своей внутренней неустроенности, эмоционального неблагополучия.

г) Советы, готовые решения. «А ты возьми и скажи…», «Почему бы тебе не попробовать…», «По-моему, нужно пойти и извиниться», «Я бы на твоем месте дал сдачи».

Как правило, мы не скупимся на подобные советы. Больше того, считаем своим долгом, давать их детям. Часто приводим в пример себя: 

«Когда я был в твоем возрасте…» Однако дети не склонны прислушиваться к нашим советам. А иногда они открыто восстают «Ты так думаешь, а я по-другому», «Тебе легко говорить», «Без тебя знаю!». 

Что стоит за такими негативными реакциями ребенка? Желание быть самостоятельным, принимать решения самому. Ведь и нам, взрослым, не всегда приятны чужие советы. А дети гораздо чувствительнее нас. Каждый раз, советуя что-либо ребенку, мы как бы сообщаем ему, что он еще мал и неопытен, а мы умнее его, наперед все знаем. 

Такая позиция родителей – позиция «сверху» – раздражает детей, а главное, не оставляет у них желания рассказать больше о своей проблеме. 

д) Доказательства, нотации. «Пора бы знать, что перед едой надо мыть руки», «Без конца отвлекаешься, вот и делаешь ошибки», «Сколько раз тебе говорила! Не послушалась – пеняй на себя».

И здесь дети отвечают: «Отстань», «Сколько можно», «Хватит». В лучшем случае они перестают нас слышать, возникает то, что психологи называют «смысловым барьером».

е) Критика, обвинения. «На что это похоже!», «Опять все сделала не так!», «Все из-за тебя!», «Зря я на тебя понадеялась», «Вечно ты!..».

Данные фразы вызывают у детей либо активную защиту: ответное нападение, отрицание, озлобление; либо уныние, подавленность, разочарование в себе и в своих отношениях с родителем. В этом случае у ребенка формируется низкая самооценка; он начинает думать, что он и в самом деле плохой, безвольный, безнадежный, что он неудачник. А низкая самооценка порождает новые проблемы.

Давайте проследим, что может слышать ребенок в течение дня: «Вставай», «Сколько можно валяться?», «Посмотри, как у тебя заправлена рубашка», «Опять с вечера не собрал портфель», «Не хлопай дверью, малыш спит», «Почему опять не вывел собаку (не покормил кошку)? Сам заводил, сам и следи», «Опять в комнате черт знает что!», «За уроки, конечно, не садился», «Сколько раз говорила, чтобы мыл за собой посуду», «Устала напоминать про хлеб», «Гулять не пойдешь, пока…», «Сколько можно висеть на телефоне?», «Ты когда-нибудь будешь ложиться спать вовремя?!»

Помножьте эти высказывания на количество дней, недель, лет, в течение которых ребенок все это слышит. Получится огромный багаж отрицательных впечатлений о себе, да еще полученных от самых близких людей. Чтобы как-то уравновесить этот груз, ему приходится доказывать себе и родителям, что он чего-то стоит. Самый первый и легкий способ (он, кстати, подсказывается родительским стилем) — это подвергнуть критике требования самих родителей.

Что же может спасти положение, если ситуация в семье сложилась именно таким образом?

Первый и главный путь: постарайтесь обращать внимание не только на отрицательные, но и на положительные стороны поведения вашего ребенка. Не бойтесь, что слова одобрения в его адрес испортят его. Нет ничего более пагубного для ваших отношений, чем такое мнение. Для начала найдите в течение дня несколько положительных поводов сказать ребенку добрые слова. Например:

«Спасибо, что ты сходил в сад за братом», «Хорошо, что ты пришел, когда обещал», «Мне нравится готовить с тобой вместе».

Иногда родители думают, что ребенок и так знает, что его любят, поэтому положительные чувства ему высказывать необязательно. Это совсем не так.

ж) Похвала. После всего сказанного, наверное, неожиданно и странно прозвучит рекомендация не хвалить ребенка. Чтобы разобраться в кажущемся противоречии, нужно понять тонкое, но важное различие между похвалой и поощрением, или похвалой и одобрением. В похвале есть всегда элемент оценки: «Молодец, ну ты просто гений!», «Ты у нас самая красивая (способная, умная)!», «Ты такой храбрый, тебе все нипочем».

Чем плоха похвала-оценка?

Во-первых, когда родитель часто хвалит, ребенок скоро начинает понимать: где похвала, там и выговор. Хваля в одних случаях, его осудят в других.

Во-вторых, ребенок может стать зависимым от похвалы: ждать, искать ее «А почему ты меня сегодня не похвалила?».

Наконец, он может заподозрить, что Вы неискренни, то есть хвалите его из каких-то своих соображений.

з) Обзывание, высмеивание. «Плакса», «Ну просто дубина!», «Какой же ты лентяй!».

Все это – лучший способ оттолкнуть ребенка и «помочь» ему разувериться в себе.

Подобные высказывания оказывают воздействие на самооценку ребенка. Наиболее неблагоприятными эффектами являются формирование чувства отверженности и эмоционального неприятия, незащищенности, низкая степень самопринятие, оборонительно-агрессивная, враждебная позиция.

В таких случаях дети обижаются и защищаются: «А сама, какая?», «Ну и буду таким!».

и) Догадки. «Я знаю, это все из-за того, что ты…», «Небось, опять подрался», «Я все равно вижу, что ты меня обманываешь…», «Я вижу тебя насквозь».

Подобные высказывания вызывают у ребенка защитную реакцию, желание уйти от контакта. И в самом деле: кто из ребят (да и взрослых) любит, когда его «вычисляют»?

к) Выспрашивание, расследование. «Нет, ты все-таки скажи», «Что же все-таки случилось? Я все равно узнаю», «Почему ты опять получил двойку?», «Ну почему ты молчишь?». 

Удержаться в разговоре от расспросов трудно. И все же лучше постараться вопросительные предложения заменить на утвердительные. Вместо: «Почему же ты злишься?» – «Я чувствую, что ты злишься».

л) Сочувствие на словах. Конечно, ребенку нужно сочувствие. Тем не менее, есть риск, что слова «Я тебя понимаю», «Я тебе сочувствую» прозвучат слишком формально. Может быть, вместо этого просто помолчать, прижав его к себе. А во фразах типа: «Успокойся», «Не обращай внимания!», «Ничего, пустяки!» он может услышать пренебрежение к его заботам, отрицание значимости событий или преуменьшение его переживания.

м) Уход от разговора, отшучивание. Сын «Знаешь, папа, терпеть не могу эту химию и ничего в ней не понимаю». Отец «Как много между нами общего!».

Папа проявляет чувство юмора, но проблема остается. А что уж говорить о таких словах, как «Отстань!», «Не до тебя», «Вечно ты со своими жалобами!».

Ребенок чувствует эмоции окружающих, нуждается в поддержке, принятии и признании со стороны родителей. Активное слушание – идеальный для этого инструмент. А пытаться на месте решить, подавить или обосновать проблему ребенка – это путь к конфликтам!

Врач рассказал, как не заразиться коронавирусом от члена семьи

Коронавирус у одного члена семьи не означает, что все остальные тоже заболеют, считают медики. Между заражением и заболеванием есть существенная разница. Среди инфицированных COVID-19 проявляется обычно у каждого двадцатого или даже у одного человека из полусотни. Для предотвращения болезни врачи советуют укреплять иммунитет.

Врач аллерголог-иммунолог Владимир Болибок считает, что больной COVID-19 в семье не означает, что все остальные ее члены тоже заболеют. Его слова передает радиостанция Sputnik.

Заражение коронавирусом вовсе не обязательно влечет за собой заболевание. Пока у человека нет симптомов инфекции, он ничем не угрожает своим родным и близким.

«Есть люди, у которых иммунная система не очень хорошо работает, у них возникают различные проявления заболевания, которое называется COVID-19. Из тех, кто заражается, болеет очень небольшая часть, соотношение примерно 1 к 20 или даже 1 к 50», — подчеркнул Болибок.

По его словам, обычно иммунитет человека справляется и не дает инфекции проявить себя.

Заболевание начинается обычно в том случае, когда есть дополнительный фактор, ослабляющий иммунитет. Это может быть переохлаждение, нервное напряжение или злоупотребление алкоголем.

Находясь на карантине с больным COVID-19, родным нужно просто соблюдать простые правила предосторожности. «Человек должен сидеть в отдельной комнате, выходить поесть только тогда, когда все остальные «разбежались по углам», мыть руки, носить маску и пользоваться отдельной посудой», — объяснил врач.

Кроме того, туалет и ванную стоит регулярно дезинфицировать. Тогда все будет в порядке.

При этом китайские ученые считают, что пользоваться общественным транспортом в пандемию безопаснее, чем жить в семье, где есть хотя бы один больной с COVID-19.

Специалисты анализировали сведения о почти 1200 пациентах в китайской провинции Хунань, граничащей с провинцией Хубэй, где началась пандемия коронавируса. Риск заражения возрастал в зависимости от близости контактов людей. Он оказался при посещении общественных мест ниже, чем в семье и при общении с родственниками.

Причина более высокой вероятности заражения, полагают ученые, кроется в более частых и длительных контактах друг с другом внутри семьи. Каждый день, проведенный в одном доме с больным COVID-19, увеличивает вероятность передачи вируса на 10%.

Что касается России, то глава Роспотребнадзора Анна Попова заявляла в начале ноября, что в стране чаще всего заражаются коронавирусом именно в общественном транспорте.

«К сожалению, сегодня в статистике пока цифра не изменилась, 80% всех заболевших не соблюдали требования в тот или иной период», — подчеркнула чиновница.

Американское издание Huffington Post в конце октября рассказало, чем отличается передача коронавируса и гриппа. В основном вирусы распространяются, когда много людей собираются в одном месте. Однако иммунитет к коронавирусу у населения намного менее развит.

Из-за длительного инкубационного периода у коронавируса носители могут заражать других, но не иметь симптомов. У гриппа такой период длится меньше, заболевание проявляет себя уже через три дня.

Живя в одной квартире с больным COVID-19, надо помнить, что он наиболее заразен за двое суток до появления первых симптомов. Об этом заявлял врач и телеведущий Евгений Комаровский.

По его словам, люди, наиболее активно распространяющие инфекцию, чувствуют себя здоровыми и не имеют симптомов заболевания. Когда же появляется кашель и другие признаки коронавируса, «резко сокращается количество вирусов, которые человек выделяет во внешнюю среду».

«Воспитание культуры поведения у дошкольников» Валиева Р.М.


«Воспитание культуры поведения у дошкольников» Валиева Р.М.
Прежде всего ребенку с малых лет нужно привить этикет. Этикет выражает содержание тех или иных принципов нравственности, в широком смысле слова.
Этикет – важная часть общечеловеческой культуры, нравственности, морали, в добре, справедливости, человечности – в области моральной культуры и о красоте, порядке, благоустройстве.
Научить ребенка везде и во всем уважать общество в целом и каждого его члена в отдельности о относиться к ним так, как он относиться к себе и чтобы другие так же относились к нему. Правило очень простое, но увы? В повседневной практике человеческие отношения далеко не всеми и не всегда осуществляются. А между тем культура – человеческих отношений, общение людей между собой играют важную роль в жизни. Если ребенок получается общаться культурно с близкими, знакомыми, он будет так же вести себя и совершенно с незнакомыми людьми.
Каждый из нас может по личным поступкам определить почти безошибочно степень их воспитанности, преобладания у них привычки думать или не думать об интересах окружающих.
И в каждой эпохи свой стиль, у каждого общества свои правила поведения, но есть ценности общечеловеческие и именно на их основе развивается культура любого народа. Неотъемлемая часть культуры – этикет, складывающийся веками, уходящий своими корнями в сферу нравственности.
Всё начинается с детства. Воспитание нравственности начинается с колыбели. Когда мать улыбается ребенку, радуется ему – это уже воспитание самой глубокой нравственности, его дружеское отношение к миру. Далее детский сад, потом школа. Центральная фигура в обществе, от которой зависит его будущее – это учителя, выдающие еще мудрость – в книге. Объединить нас может только высокая культура.
Культура ценна для всего человечества, всем она дорога. Не дорога она только тем людям, которые лишены её. Культура, только культура может помочь нам и в отсутствии её — причина многих бед.
Это актуальный вопрос нашего общества и я считаю, что нужно уделять больше внимания подрастающему поколению.
2. Необходимость воспитания культуры поведения
С самого раннего детства ребенок вступает в сложную систему взаимоотношений с окружающими людьми (дома, в дет/саду и т.д.) и приобретает опыт общественного поведения. Формировать у детей навыков поведения, воспитывать сознательно, активное отношение к порученному делу, товарищество, нужно начинать с дошкольного возраста.
В детском саду для этого немало возможностей. В процессе повседневного общения со сверстниками дети учатся жить в коллективе, овладевают на практике моральными нормами поведения, которые помогают регулировать отношения с окружающими.
Работая с детьми, воспитатели уделяют большое внимание формированию их поведения на занятиях, в играх, труде и недостаточно оценивают возможности повседневной бытовой деятельности, зачастую проходя мимо тех педагогических ценностей, которые таит в себе повседневная жизнь дошкольного учреждения.
В силу того, что дети годами посещают, дет/сад, появляется возможность упражнять их в хорошем поведении многократно, и это способствует выработки привычек.
Каждый день дети здороваются и прощаются, убирают после игры игрушки, умываются, одеваются на прогулку и раздеваются. Ежедневно ребенку приходится аккуратно вешать одежду, ставить обувь т.д. Во всех этих ситуациях дети не только практически овладевают различными навыками и умениями, но и осваивают определенные нормы поведения в коллективе сверстников.
Приучая детей здороваться со своими товарищами, воспитатель использует и утренний приход в детский сад и встречи в течении дня с врагом, заведующей, муз. Руководителем, поваром и т.д. Многократные упражнения помогают ребенку осознать общее правило: «Здороваться надо со всеми, кого увидел в этот день впервые». Такая постоянная связь формирует у детей положительную привычку. Имеет значение и то, как будет сказано детьми «Здравствуйте» или «Доброе утро», ведь внешняя форма вежливости выражает уважение и доброжелательное отношение к окружающим. Одни здороваются охотно и приветливо, другие – только после напоминая, третьи – только не здороваются совсем или здороваются нехотя. Однако не стоит каждый случай приветливости рассматривать как факт появления невежливости. Лучше разобраться, почему ребенок не поздоровался, и помочь ему справиться. Часто дети здороваются формально, не понимая смысла этого правила.
Например: Сережа входит в группу и сразу направляется к игрушкам. Воспитатель напоминает мальчику, что сначала нужно поздороваться. Ребенок отвечает: «Я уже здоровался там…» и рукой показывает на дверь. Это свидетельствует, что мальчик не понимает, почему при входе надо приветствовать друг друга. Воспитатель объясняет Сереже, что, здороваясь, люди желают друг другу хорошего здоровья и настроения. Только в единстве моральных знаний и поведения можно решать задачи нравственного воспитания дошкольников. Важен также пример взрослых – сотрудников детского сада и родителей – их приветливость и доброжелательность при встречах передаются детям.
Любой из моментов режима дня в детском саду содержит огромные воспитательные возможности. Взять хотя бы промежуток времени, когда дети находятся в раздевальной комнате. В раздевальной комнате дети остаются очень долго, но они постоянно вступают во взаимоотношения со сверстниками. В этих взаимоотношениях складывается свой микроклимат, происходит «автоматизация» норм поведения. Поэтому пребывание детей в раздевальной комнате воспитатель может использовать, чтобы поупражнять детей в доброжелательном отношении детей друг к другу, в умении уступать, приходить на помощь товарищам, вежливо к ним обращаться.
Нередко во время одевания можно увидеть, как дети выстраиваются к воспитателя, чтобы он помог им одеться, а ведь можно научить детей вежливо обращаться за помощью к сверстникам. Почему дети порой не хотят обращаться за помощью к сверстникам? По многим причинам: они не хотят выглядеть перед ними беспомощными; не желают получить отказ; услышать на просьбу грубость и т.д. Педагог должен использовать каждую ситуацию в повседневной и бытовой деятельности, чтобы на практике показать детям, что и товарищ может застегнуть пуговицы, развязать шарфик и т.д., только надо его об этом попросить вежливо, и потом поблагодарить за оказанную услугу.
Взрослые должны с самого детства воспитывать у детей чуткость, отзывчивость, готовность придти на помощь друг к другу. «Если товарищу трудно, помоги ему», «Если тебе трудно – обратись за помощью» — вот правила, которыми должны руководствоваться дети в повседневной жизни.
Воспитатель на конкретных примерах объясняет детям необходимость и целесообразность каждого правила поведения. Осознав ценность правил, дети начинают активно ими пользоваться, и постепенно следование этим правилам становиться для них нормой поведения.
Перед воспитателями детского сада стоит задача: воспитать у детей бережное отношение к вещам. Решение этой задачи требует от педагога большого терпения. Малыша учат вешать одежду, складывать вещи. Часто можно видеть, как дети в младших группах старательно складывают кофточки, шорты…, а в средних группах небрежно заталкивают свои вещи в шкафы.
Некоторые воспитатели в средних группах, меньше внимания обращают на формирования у детей навыков и умений самообслуживания. Воспитатель вводит правило: «Каждой вещи – свое место» — и строго контролирует его выполнение. Постоянно на конкретных примерах педагог может показывать детям, как важно и необходимо соблюдать это правило: когда все вещи на месте, можно быстро одеться, вещами удобно пользоваться, и они лучше сохраняются.
Создание культурных привычек начинайте с воспитания аккуратности и чистоплотности. Уже с трёхлетнего возраста ребенок может сам с некоторой помощью взрослых одеваться, застелить свою кровать, может помогать в уборке комнаты.
Культура еды, умение культурно принимать пищу – один из первых навыков, который должен воспитываться у ребенка. Перед едой обязательно вымыть руки, уметь пользоваться ложкой, вилкой, не пачкать скатерти и одежды во время еды – всё это можно воспитывать только путём постоянного наблюдения и систематических указаний со стороны взрослых.
С ранних лет воспитывайте у детей любовь и привычку к труду. Следует считать важнейшим правилом воспитания: «Не делай за ребенка того, что он может сделать сам».
Делая что-либо за ребенка, взрослые думают, что они помогают ребенку. А на самом деле они лишь мешают выработки у него полезных навыков, лишают его самостоятельности и той радости, которую доставляют детям проявления самостоятельности.
Умение жить в коллективе сверстников, имеет большое значение для будущего школьника.
Вот и надо ежедневно, используя каждое пребывание ребенка в детском саду, дать ему возможность овладеть, необходимыми нормами морального поведения в коллективе сверстников.
1. Понятие культуры поведения детей дошкольного возраста, характеристика её компонентов через анализ изученной литературы.
Понятие культуры поведения дошкольника можно определить, как совокупность полезных для общества устойчивых форм повседневного поведения в быту, в общении, в различных видах деятельности.
Культура деятельности – проявляется в поведении ребенка на занятиях, в играх, во время выполнения трудовых поручений.
Формировать у ребенка культуру деятельности – значит воспитывать у него умение содержать в порядке место, где он трудится, занимается, играет; привычку доводить до конца начатое дело, бережно относиться к игрушкам, вещам, книгам.
Дети в среднем, а особенно в старшем дошкольном возрасте должны научиться готовить все необходимое для занятий ,труда, подбирать игрушки в соответствии с игровым замыслом.
Важный показатель культуры деятельности – естественная тяга к интересным, содержательным занятиям, умению дорожить временем. В старшем дошкольном возрасте ребенок учится регулировать свою деятельность в отдых, быстро и организованно выполнять гигиенические процедуры и т.д. Это будет хорошей основой для формирования у него навыков эффективной организации труда.
Для определения достигнутого воспитания культуры трудовой деятельности можно использовать такие показатели, как умение и желание ребенка трудиться, интерес к выполненной работе, понимание её цели и обоснованного смысла; активность, самостоятельность; проявление волевых усилий в достижении требуемого результата; взаимопомощь в коллективном труде.
Культура общения – предусматривает выполнение ребенком норм при общении с взрослыми и сверстниками, основанных на уважении и доброжелательности, с использованием соответствующего словарного запаса и норм обращения, а также вежливое поведение в общественных местах, быту.
Культура общения предполагает не только делать нужным образом, но и воздерживаться от неуместных в данной обстановке действий, слов. Ребенка надо учить замечать состояния других людей. Уже с первых лет жизни ребенок должен понимать, когда можно побегать, а когда нужно тормозить желания, потому что в определенный момент, в определенной обстановке, такое поведение становится недопустимым, т.е. поступать, руководясь чувством уважения к окружающим в сочетании с простой естественностью в манере говорить и проявлять свои чувства характеризует такое важное качество ребенка, как общительность.
Культура общения обязательно предполагает культуру речи. Культура речи предполагает наличие у дошкольника достаточного запаса слов, умение говорить тактично, сохраняя спокойный тон. Овладение культурой речи способствует активному общению детей в совместных играх, в значительной мере предотвращает между ними конфликты.
Культурно-гигиенические навыки – важная составная часть культуры поведения. Необходимость опрятности, содержания в частоте лица, рук, тела, прически, одежды, обуви продиктованная не только требованиями гигиены, но и нормами человеческих отношений.
Педагоги и родители должны постоянно помнить, что привитые в детстве навыки, в том числе культурно-гигиенические, приносят человеку огромную пользу в течении всей его последующей жизни.
Культуры еды часто относят к гигиеническим навыкам, но её значение не только в выполнении физиологических потребностей. Она имеет этический смысл – ведь поведение за столом основывается на уважении к сидящим рядом людям, и так же к тем, кто приготовил пищу.
С дошкольного возраста дети должны усвоить определенные привычки: нельзя класть локти на стол во время еды, есть надо с закрытым ртом, тщательно пережевывая пищу.
Овладение культурой еды – нелегкое для дошкольников дело, но осуществлять формирование этих навыков необходимо, надо добиваться, чтобы дети ели с удовольствием, с аппетитом и опрятно.
а) Гигиеническое воспитание детей
Воспитание у детей навыков личной и общественной гигиены играет важнейшую роль в охране их здоровья, способствует правильному поведению в быту, в общественных местах. В конечном счете, от знания и выполнения детьми необходимых гигиенических правил и норм поведения зависит не только их здоровье, но и здоровье других детей и взрослых. В процессе повседневной работы с детьми необходимо стремиться к тому, чтобы выполнение правил личной гигиены стало для них естественным, а гигиенические навыки с возрастом постоянно совершенствовались. В начале детей приучают к выполнению элементарных правил: мыть руки перед едой, после пользования туалетом, игры, прогулки и т.д. Ребенку старше двух лет прививают привычку полоскать рот питьевой водой после приема пищи, предварительно научив его этому. Дети среднего и старшего дошкольного возраста более осознано должны относиться к выполнению правил личной гигиены; самостоятельно мыть руки с мылом, намыливая их до образования пены и насухо их вытирать, пользоваться индивидуальным полотенцем, расческой, стаканом для полоскания рта, следить, чтобы все вещи содержались в чистоте. Формирование навыков личной гигиены предполагает, и умение детей быть всегда опрятными, замечать неполадки в своей одежде, самостоятельно или с помощью взрослых их устранять. Гигиеническое воспитание и обучение неразрывно связано с воспитанием культурного поведения. С самого младшего возраста детей приучают правильно сидеть за столом во время еды, аккуратно есть, тщательно, бесшумно пережевывать пищу, уметь пользоваться столовыми приборами, салфеткой. Детям, которые дежурят по столовой, нужно не только уметь правильно накрыть стол и ставить посуду, но и твердо усвоить, что, перед тем как приступить к выполнению своих обязанностей, необходимо тщательно помыть руки с мылом, привести себя в порядок, причесаться.
Воспитание культурно-гигиенических навыков включает широкий круг задач, и для их успешного решения рекомендуется использовать целый ряд педагогических приемов с учетом возраста детей: прямое обучение, показ, упражнения с выполнением действий в процессе дидактических игр, систематическое напоминание детям о необходимости соблюдать правила гигиены и постепенное повышение требований к ним. Нужно добиваться от дошкольников точного и четкого выполнения действий, из правильной последовательности.
В младшем возрасте необходимые навыки лучше всего усваиваются детьми в играх специально направленного содержания. Важно, чтобы эти игры были интересны, могли увлечь детей, активизировать их инициативу и творчество. В старших группах большое значение приобретают учебные мотивы. Однако для более успешного формирования и закрепления навыков гигиены на протяжении периода дошкольного детства целесообразно сочетать словесный и наглядный способы, используя специальные наборы материалов по гигиеническому воспитанию в детском саду, разнообразные сюжетные картинки, символы. В процессе гигиенического воспитания и обучения детей педагог сообщает им разнообразные сведения: о значении гигиенических навыков для здоровья, о последовательности гигиенических процедур в режиме дня, формирует у детей представление о пользе физкультурных упражнений. Гигиенические знания целесообразны и на занятиях по физической культуре, труду, ознакомлению с окружающим, с природой. Для этого используются некоторые дидактические и сюжетно-ролевые игры. Интересны детям и литературные сюжеты «Мойдодыр», «Федорино горе» и др. На их основе можно разыгрывать маленькие сценки, распределив роли между детьми. Все сведения по гигиене прививаются детям в повседневной жизни в процессе разнообразных видов деятельности и отдыха, т.е. в каждом компоненте режима можно найти благоприятный момент для гигиенического воспитания.
Для эффективного гигиенического воспитания дошкольников большое значение имеет и внешний вид окружающих и взрослых. Нужно постоянно помнить о том, что дети в этом возрасте очень наблюдательны и склонны к подражанию, поэтому воспитатель должен быть для них образцом.
Для закрепления знаний и навыков личной гигиены желательно давать детям различные поручения, например, назначить санитаров для систематической проверки у сверстников состояния ногтей, рук, одежды, содержания личных вещей в шкафу. Навыки и детей быстро становятся прочными, если они закрепляются постоянно в разных ситуациях. Главное, чтобы детям было интересно, и чтобы они могли видеть результаты своих действий, (кто-то стал значительно опрятнее и т.д.).
Обязательным условием формирования гигиенических навыков у детей, воспитания привычки к здоровому образу жизни является высокая санитарная культура персонала дошкольного учреждения. Где должны быть созданы необходимые условия для сохранения здоровья детей, полноценного физического и гигиенического развития.
Следующее условие, необходимое для успешного гигиенического воспитания – единство требований со стороны взрослых. Ребенок приобретает гигиенические навыки в общении с воспитателем, медицинским работником, няней и, конечно, в семье. Обязанность родителей – постоянно закреплять гигиенические навыки, воспитываемые у ребенка в детском саду. Важно, чтобы взрослые подавали ребенку пример, сами всегда их соблюдали.
б) Культура общения со взрослыми и сверстниками
Человек, как существо социальное постоянно взаимодействует с другими людьми. Ему необходимы контакты самые разнообразные: внутрисемейные, общественные, производственные и т.д. любое общение требует от человека умения соблюдать общепринятые правила поведения, обусловленные нормами морали. Общение детей дошкольного возраста, прежде всего, происходит в семье. У ребенка, поступившего в детский сад, круг общения расширяется – добавляется общение со сверстниками, с воспитателем и другими работниками дошкольного учреждения.
Задача родителей и педагогов – воспитывать у ребенка культуру общения.
Какие наиболее важные нравственные качества хотим мы видеть в наших детях?
Вежливость — Она украшает человека, делает его привлекательным, вызывает у окружающих чувство симпатии. «Ничто не стоит так дешево и не ценится так дорого, как вежливость. Без нее невозможно представить взаимоотношения людей. Вежливость детей должна основываться на искренности, доброжелательности, уважении к окружающим. Вежливость приобретает цену, если она проявляется ребенком по велению сердца».
Деликатность — сестра вежливости. Человек, наделенный этим качеством, никогда не доставит неудобства окружающим, не даст повода ощущать собственное превосходство своими действиями. Задатки деликатности исходят из глубокого детства.
Предупредительность — Необходимо добиваться от детей, чтобы предупредительность, внимание, помощь окружающим проявлялись у них из добрых побуждений.
Скромность — Эта нравственная черта личности показатель подлинной воспитанности. Скромности сопутствует уважение и чуткость к людям и высокая требовательность к самому себе. Необходимо формировать у детей умение.
Общительность — В ее основе лежат элементы доброжелательности, приветливости к окружающим – непременные условия в выработке у детей культуры взаимоотношений. Ребенок, испытывающий радость от общения со сверстниками, с готовностью уступит игрушку товарищу, лишь бы быть рядом с ним, для него проявить доброжелательность естественнее, чем дерзость, резкость. В этих проявлениям – истоки уважения к людям. Общительный ребенок быстрее находит место в детском саду.
Необходимым условием для всестороннего развития ребенка является наличие детского общества, в котором формируются черты нового человека: коллективизм, товарищество, взаимопомощь, сдержанность, навыки общественного поведения. Общаясь со сверстниками, ребенок научится трудиться, заниматься, достигать поставленной цели. Ребенок воспитывается в жизненных ситуациях, которые возникают в результате общения детей. Подготовка ребенка к жизни среди взрослых начинается с его умения строить свои отношения со сверстниками: с начала, в детском саду и в школе, затем у отдельных детей и соответствующие проявления – отнять, толкнуть и т.д. Когда ребенок начинает осознавать, что рядом с ним такие же дети как он, что свои желания приходиться соизмерять с желаниями других, тогда в нем возникает нравственная основа для усвоения необходимых форм общения.
Воспитание культуры общения осуществляется в тесной связи с формированием у детей навыков коллективизма. Формируя у ребенка стремление к общению, взрослые должны поощрять даже самые незначительные попытки играть друг с другом.
Полезно объединять детей вокруг дел, заставляющих их вместе радоваться, переживать, испытывать чувство удовлетворения, проявлять доброжелательность. В интересной, насыщенной событиями жизни общение детей приобретает особую сдержанность. Педагог использует различные приемы, которые помогают разнообразить повседневную жизнь детей. Например: утром встретить их приветливой улыбкой, постараться увлечь интересной игрушкой. Сегодня в его руках лохматый медвежонок, который здоровается с ребятами. Утор началось жизнерадостно и этот настрой сохраняется у детей в течение дня. Переполненные впечатлениями, дети не раз возвращаются к разговору о том, что их удивило и взволновало. Общение между ними происходит в атмосфере дружелюбия и приветливости.
У воспитанников детского сада возникает много поводов для общения. Театр игрушек, песня, спетая на прогулке, собранный по цветочку букет, побуждения к обмену впечатлениями, заставляют тянуться к сверстникам. Главное общение — «ребенок-ребенок», «ребенок-дети» идет по собственному побуждению, т.к. жизнь в обществе сверстников ставит воспитанника в условия делить что-то вместе: трудиться, играть, заниматься, советоваться, помогать – словом, решать свои маленькие дела.
Задача взрослых – направлять отношения детей так, чтобы эти отношения содействовали формированию навыков коллективизма. Важно прививать ребенку элементарную культуру общения, помогающую ему устанавливать контакты со сверстниками: умение без крика и ссоры договариваться, вежливо обращаться с просьбой; если необходимо, то уступать и ждать; делиться игрушками, спокойно разговаривать, не нарушать игры шумным вторжением. Старший дошкольник должен уметь проявлять к товарищу предупредительность и внимание, вежливость заботливость и т.д. Такие формы общения легче усваиваются ребенком, если взрослые поддерживают, следят за тем, как он ведет себя с товарищами по играм, с близкими и окружающими людьми. Дети под руководством взрослого приобретают опыт положительного общения.

в) Культура деятельности; бережное отношение к вещам, игрушкам, книгам, природе
Культура труда и поведения – это качества, которые являются показателем отношения человека к своему делу, людям, обществу и свидетельствуют о его социальной зрелости. Основы их закладываются в детстве, а затем продолжают развиваться и совершенствоваться. В дошкольный период ребенок овладевает навыками культуры действий с предметами в играх, труде, на занятиях, т.е. в процессе деятельности. Играя, занимаясь, выполняя посильные трудовые поручения дома и в детском саду в обществе сверстников, ребенок усваивает положительный опыт отношений к людям, к труду, вещам.
Необходимо прививать детям умение правильно обращаться с игрушками, книгами, пособиями, личными вещами, бережно относиться к общественному имуществу; формировать навыки умения, связанные с подготовкой к предстоящей деятельности (играм, занятиям, труду) т.е. учить ребенка готовить рабочее место и все необходимые предметы и материалы, с которыми он будет играть и заниматься; четко и последовательно организовывать свою деятельность, планировать время в процессе деятельности, доводить начатое до конца.
По завершении деятельности привести в порядок свое рабочее место, аккуратно убрать после себя, то чем пользовался, сложить игрушки, книги, учебные матерь ялы в таком виде и в таком порядке, чтобы обеспечивать их сохранность и удобство использования в следующий раз; привести в порядок свое рабочее место, помыть руки после занятий с глиной или трудовых поручений.
Старшим дошкольникам прививают элементарные навыки организации свободного времени в соответствии с распорядком жизни дома и в детском саду, стремление быть занятым полезной деятельностью.
Известно, что маленький ребенок еще не может организовывать свою деятельность, поэтому организаторами являются родители в семье и воспитатели в детском саду. Под их руководством деятельность ребенка обретает целенаправленность, содержательность, становится важным средством воспитания.
Важно учить относиться детей к общественному имуществу, как к своей личной вещи. Воспитатель объясняет детям: «Все, что имеется в детском саду – игрушки, посуда, мебель – твое, мое, наше, общее, принадлежит нам всем. Вот это надо беречь, иначе будет не с чем играть и заниматься, и в группе станет неуютно». Там, где эта мысль внушается постоянно, дети быстро овладевают прочными навыками правильного обращения со всеми окружающими их предметами. Формирование бережного отношения к общественному имуществу тесно связано с воспитанием коллективистских черт. Только тогда, когда в сознании ребенка понятия «я», «моё» постепенно в результате взаимодействия со сверстниками, расширяются до понятий «мы», «наше», он начинает бережно относиться к вещам, принадлежащим другим.
Необходимо приучать правильно, обращаться с учебными пособиями. Правильное обращение с материалами и пособиями, которые необходимы для различных занятий – рисованием, лепкой, аппликацией и др., важная задача в подготовке ребенка к школе. Необходимо современно учить его экономно расходовать бумагу и клей, пользоваться простым и цветными карандашами, кистью и красками и т.д., содержать все это в надлежащем порядке.
Также особому вниманию следует уделять правильному обращению с книгой.
С первой встречи ребенка с книгой важно вызвать уважительное отношение к ней. Книга – одно из сокровищниц духовного богатства человека. Книги делают нас умнее и взрослее. Книги нас учат, забавляют, радуют.
«Если хочешь посмотреть книгу, проверь руки, — чистые ли они», — это должно стать правилом для каждого маленького читателя. Дети должны знать, что книгой пользуются в специально отведенном для этого месте за столом, а не на ковре или в игровом уголке. Нельзя обращаться небрежно даже с ненужной книгой. На протяжении дошкольного детства ребенок должен твердо усвоить правило обращения с книгой:
1. береги книгу: не пачкай её, не заминай страницы, правильно их перелистывай, не смачивай палец слюной. Не играй с книгой, она от этого портится;
2. после того как посмотрел и почитал книгу, не забудь положить её на место;
3. правильно храни книгу, в специально отведенном для неё месте – в книжном шкафу ил на полке;
4. если заметил, что книга не в порядке, почини её сам или с помощь взрослого.
На пятом году жизни дети приобретают навыки, помогающие им организовать свою деятельность, готовить всё необходимое для игры, труда ил занятия; определять свое место, чтобы было удобно, не мешать другим. Если ребенок не приучен к этому, то его деятельность утрачивает целенаправленность и зависит от случайности.
Если мы вовремя не воспитаем у ребенка умение готовиться к предстоящим делам, то отсутствие этого ценного навыка скажется и в дальнейшем, когда он станет школьником. Полезно разъяснить, что любая деятельность – требует определенной подготовки: надо предвидеть, какие игрушки или пособия потребуются. Лишний раз напомнить, чтобы ребенок не начинал дело, пока не убедится, что все необходимое приготовлено.
Старших детей надо приучать предвидеть, что и как они намереваются делать, мысленно представляя план своих действий. Будущий школьник должен знать правила, помогающие организовать предстоящую деятельность, её ход и завершение:
1. прежде чем начать игру, любое дело, прикинь, что для этого потребуется;
2. определи заранее, где удобнее играть или заниматься, чтобы ты не мешал другим, и тебя не отвлекали;
3. подготовь заранее место, расположи на нем все необходимое так, чтобы все было под рукой;
4. проверь свой внешний вид, не приступай к делу, пока не приведешь себя в порядок;
5. твои дела не должны вносить беспорядок в комнату;
6. не оставляй дело незаконченным;
7. не берись за новое дело, не завершив старое;
8. убери за собой все, чем ты играл и занимался, каждой веще свое место, чем ты пользовался, оставляй в полном порядке, пусть все игрушки, книги, пособия будут в состоянии готовности;
9. кисти промытыми, а карандаши – отточенными, рисунки, лепка, альбомы – сложенные в определенном месте, игрушки – ожидающими встречи со своим хозяином;
10. не забудь привести и себя в порядок – вымыть руки, снять фартук, аккуратно сложив его, на место.
Знание указанных правил и умение руководствоваться ими помогает старшим дошкольникам приобрести навыки организации свободного времени. При целенаправленном воспитании у ребенка образуется привычка быть занятым; умение самостоятельно организовать свои дела по интересу, способность заниматься тем, чем необходимо, расходовать свою энергию на разумную деятельность. Эти привычки являются основой для дошкольного развития организованности будущего школьника.
Но главное — воспитывающее значение детской деятельности, которая заключается в том, каково её содержание, устойчивость и длительность, чему она учит, какие нравственные качества развивает в ребенке. Как он себя проявляет: умеет ли применить имеющиеся знания и умения, моральные представления в действии? Если играет вместе с товарищем, то, как себя проявляет: обходителен или дерзок, вежлив или груб, щедр или жаден и т.д. Соответствует ли содержание деятельности уровню его возрастных возможностей? Взрослые должны руководить детской деятельностью: уметь создать условия для разнообразных игр, труда, занятий, учить ребенка умению организовывать свою деятельность; содействовать вовлечению его в игры, занятия, труд; при необходимости оказывать ему помощь в выборе и формировании различной деятельности, в расширении её содержания, достижения поставленной цели.
Каждый вид детской деятельности (игры, труд, занятие) создает благоприятные возможности для осуществления определенных задач воспитания, связанных с формированием культуры поведения дошкольников.
В игре формировать нравственные чувства, нравственное сознание и моральные поступки, коллективистские навыки, дружеские отношения, умение следовать игровым правилам, общему замыслу; на занятиях – культуру учебной деятельности, умение вести себя в соответствии с правилами, дисциплинированность, организованность, уважение к слову воспитателя, к общему заданию; в процессе трудовой деятельности – трудолюбие, бережливость, аккуратность, чувство ответственности, умение действовать сообща, рационально применять орудие труда и те умения и навыки, которые обеспечивают наибольшую результативность. В процессе любого вида деятельности нужно осуществлять широкий круг задач воспитания, связанных с формированием морального сознания, нравственных чувств и привычек, являющихся основой культурного поведения.
Руководя любым видом деятельности, взрослые могут влиять на ребенка, на его нравственные проявления, суждения, отношения к сверстникам, расширять и уточнять знания, формировать к него отношение к обществу, к людям, к труду, к своим обязанностям.
1. Методика формирования культуры поведения в разных возрастных группах
Первая младшая группа
Одна из задач воспитания детей I младшей группы — формирование у них предпосылок нравственного поведения и культурно-гигиенических навыков. Дети 3-го жизни, пришедшие в детский сад, отличаются друг от друга уровнем воспитанности, владеют различными навыками и только начинают привыкать к новой для них обстановке. Отсюда – особое значение в работе с малышами приобретает индивидуальный подход к каждому ребенку.
Прежде всего, педагогу необходимо добиться доверия ребенка, ибо решающим методом воспитания малышей служит непосредственное общение с ними воспитателя.
Ребенок младшей группы испытывает особенно большую потребность в постоянных контактах с взрослыми. От того, как сложатся, и будут развиваться отношения малыша с взрослыми, во многом зависит его взаимоотношения и культура поведения при контактах с более широким кругом людей.
Создание предпосылок культурного поведения маленького ребенка ведется по нескольким направлениям. Одно из них — формирование умения играть и заниматься, гулять и принимать пищу, спать во время тихого часа, одеваться и умываться вместе с группой сверстников, рядом с товарищами, т.е. в коллективе. При этом у детей развивается чувство коллективизма. Не менее важно привить интерес к трудовой деятельности взрослых, желание помочь им, а позднее и самостоятельно выполнять несложные трудовые действия по самообслуживанию.
Воспитание бережного отношения к игрушкам и вещам, умение преодолевать небольшие трудности и доводить дело до конца, чувство благодарности за заботу и уход, послушание и чувство симпатии, дружелюбие к детям и взрослым — все это основополагающие программные направления педагогической работы воспитателя в I младшей группе детского сада.
Важной задачей в работе с детьми I младшей группы детского сада является воспитание культурно-гигиенических навыков – опрятности, аккуратности в быту, навыков культуры еды, как неотъемлемой части культуры поведения.
Чтобы облегчить ребенку освоение новых навыков, необходимо делать этот процесс доступным, интересным и увлекательным. И делать это надо педагогически тонко, ненавязчиво. При этом воспитателю важно учитывать возрастную особенность детей 3-го года жизни — стремление к самостоятельности.
На протяжении младшего дошкольного возраста ребенок приобретает много навыков, овладение которыми требует от него определенных усилий.
Повторяясь многократно в различных режимах такие действия, как самостоятельное одевание, причесывание и т.д. доставляют ребенку радость; дети осваивают, что и, как и в какой последовательности надо делать.
Для более легкого овладения определенными навыками связанных с его усвоением действия членят на несколько операций.
Надо помнить еще одну важную особенность формирования навыков культурного поведения у малышей: по мере овладения новыми действиями детям хочется неоднократно их повторять. Иными словами, малыши превращают эти действия в игру. Воспитатель, видя это, включается в игру и направляет действия ребенка на закрепление навыка. Повторяя, таким образом, приемы правильных действий, маленькие дети начинают более тщательно их выполнять.
Прежде всего, следует запомнить: на начальном этапе усвоения навыка торопить детей ни в коем случае нельзя, надо дать им возможность спокойно выполнять осваиваемые действия. Подобная обстановка позволит сохранить у них положительно-эмоциональный настрой. Однако, необходимость укладываться в отведенное для режимных процессов время, остается. Поэтому надо умело направить усилие детей на более целеустремленные действия. Для этого эффективны, например, косвенные приемы предупредительного поощрения.
Другой, также весьма эффективный способ – использование игр. При удовлетворении появившегося интереса ребенка к новым для него действиям, при нео

Что такое эмоциональная культура, и как она формируется в обществе – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Современность можно назвать «чувствительным веком». С одной стороны, люди живо интересуются опытом переживаний и хотят подлинных чувств, с другой — рационализируют их ради успешного общения. Все это проявления эмоциональной культуры — системы социальных ожиданий по поводу переживания и выражения чувств. Доклад Ольги Симоновой об этом феномене состоится на ХХ Апрельской Международной научной конференции в ВШЭ. Рассказываем об основных тезисах.

Ценности самовыражения крайне важны для современного человека.

Отсюда внимание к чувствам как к проявлениям индивидуальности. Они нередко рассматриваются как «комментарии интересов и стремлений» человека, часть его идентичности.

Такая психологизация затронула общество в целом. Социальный опыт во многом интерпретируется через чувства. Личные переживания помогают ощущать общность с другими людьми. В этом смысле эмоциональные практики – инструмент социализации.

Последний пункт особенно показателен. Это эмоциональный режим — система норм для манифестации и управления чувствами, или feeling rules. В этой системе одни эмоции поощряются, другие — напротив, вытесняются как неприемлемые. Эти нормы транслируются в ходе социализации — обучения и воспитания.

Эмоциональная культура во многом регулирует жизнь современного общества. Вчерашний экономический и социальный детерминизм «был преодолен новым и не менее жестким детерминизмом — эмоциональным детерминизмом». Значение социальных и культурных условий в общественном сознании снижалось в пользу обсуждения личных эмоций. Причем в этой сфере есть свой специфический дискурс: эмотивы — разделяемые в обществе высказывания о переживаниях.

Одной из первых типы эмоциональной культуры выделила американский антрополог Рут Бенедикт. Так, она писала о «культуре стыда», коллективистской и культивирующей внешний контроль, и о «культуре вины», индивидуалистической и поощряющей внутренний контроль. Многие исследователи впоследствии использовали противопоставление эмоций стыда и вины как принцип общей типологии культур. Стыд и вина, таким образом, выступают не только как эмоциональные переживания, связанные с разными моральными санкциями, но мыслятся как детерминанты культурного облика.

Если смотреть в динамике, то переход от традиционных коллективистских обществ к современным индивидуалистическим сопровождается распространением чувства вины как типичного переживания в ситуациях, связанных с моралью. Но это не означает, что чувство стыда совсем не входит в процесс социализации. Оно просто несколько затушевывается — как негативная эмоция.

Но, как ни назови современную эмоциональную культуру, она в любом случае характеризуется экспансией чувств в публичную сферу. Из приватной жизни переживания транслируются в общее публичное пространство. Это наглядно видно в социальных медиа, где демонстрируются и обсуждаются, казалось бы, глубоко личные чувства.

Другой явный процесс в сфере эмоциональной культуры — рационализация переживаний. С одной стороны, она позволяет больше узнать о человеческих переживаниях — с тем, чтобы управлять ими. Без такого контроля сложно жить в современном обществе. С другой стороны, чрезмерная рефлексивность в отношении чувств вызывает ностальгию по непосредственным эмоциям, их свободному выражению.

В науке «эмоциональный поворот» случился довольно давно, хотя и оставался подспудным. Уже классики социологии описывали жизнь общества через ее эмоциональный фон, доказывали, что эмоции тесно связаны с социальной структурой. Так, немецкий философ и социолог Георг Зиммель стремился показать, что контроль над чувствами стал ценностью и необходимостью в условиях большого города. Его американский коллега Толкотт Парсонс описывает идеологию светского «инструментального активизма», в соответствии с которой эмоциональные состояния подчинены рациональности и служат ее подкреплением.

Каждой социальной группе свойственно разделять те или иные эмоции. Это позволяет говорить об эмоциональном климате объединения, который оказывается фактором групповой динамики. Исследователи даже говорят об эмоциональных сообществах, объединенных групповыми felling rules. Автор такой концепции, американский историк-медиевист Барбара Розенвейн отмечает, что это «те же самые сообщества, что и социальные: семьи, кварталы, парламенты, цехи, монастыри, церковные приходы». Но, изучая их, исследователь ищет прежде всего системы чувств. Важно, что эти общины определяют как значимое для себя, как они оценивают переживания других и каковы модусы выражения эмоций.


Подпишись на IQ.HSE

Психологический практикум для родителей: «Все начинается с семьи: ребенок и общество культура общения».


Детям не только нужен порядок и правила поведения, они хотят и ждут их! Это делает их жизнь понятной и предсказуемой, создает чувство безопасности.


Возникает вопрос: если ребята чувствуют себя более защищенными в условиях заведенного порядка и определенных правил  поведения, то почему они норовят эти порядок и правила нарушить? Почему на это постоянно жалуются родители, воспитатели и учителя?


Как же найти пути к бесконфликтной дисциплине ребенка?


Есть 6 правил, которые помогают наладить и поддерживать в семье бесконфликтную дисциплину.


Первое правило: ограничение, требования, запреты обязательно должны быть в жизни каждого ребенка.


Это особенно полезно помнить тем родителям, которые стремятся , как можно меньше огорчать детей и избегать конфликтов с ними. В этих случаях дети растут эгоистами, не приученными к порядку.


Правило второе: ограничений, требований, запретов не должно быть слишком много и они должны быть гибкими.


Это правило предостерегает от другой крайности – когда родители считают что побеждать ребенка, ломать его сопротивление необходимо. По принципу: «Дашь ему волю, так он и на шею сядет, будет делать что хочет.


Третье правило: родительские требования не должны вступать в явное противоречие с важнейшими потребностями ребенка.


Детям надо много бегать, прыгать, шумно играть, лазать по деревьям, бросать камни, все хватать, рисовать на чем попало.. – это проявления естественных и очень важных для развития детей потребностей в движении и познании. Запрещать подобные действия – все равно что пытаться перегородить полноводную реку. Лучше позаботиться о том, чтобы направить ее течение в удобное и безопасное русло.


Четвертое правило: ограничения, требования, запреты должны быть согласованы взрослыми между собой.


Когда мама говорит одно, папа другое, а бабушка  — третье, ребенку невозможно усвоить правила, привыкнуть к дисциплине. Он привык добиваться своего, «раскалывая» ряды взрослых. Отношения между взрослыми членами семьи от этого не становятся лучше.  Разногласия взрослым необходимо обсуждать без ребенка. 


Пятое правило: тон, в котором сообщается требование или запрет, должен быть скорее дружественно-разъяснительным, повелительным.


Любой запрет желаемого для ребенка труден, а если он произносится сердитым или властным тоном, то становится трудным вдвойне. И на вопрос «Почему нельзя»?, не стоит отвечать « Потому, что я так сказал», «Я так велю» нужно коротко пояснить : «Уже поздно», «Это опасно». Объяснение должно быть коротким и повторяться один раз. Если ребенок снова спрашивает :»Почему?», то это не потому , что он вас не понял, а потому что ему трудно побороть свое желание. Здесь поможет активное слушание.


И последнее шестое правило поддержания дисциплины: наказывать ребенка лучше, лишая его хорошего, чем делая ему плохое.


Правда здесь нужно иметь запас больших и маленьких семейных праздников, семейных дел традиций.


И отменять их, только если случился проступок, действительно ощутимый, и вы на самом деле расстроены. Однако не угрожайте их отменой по мелочам.


К тому же важно знать, что при первых попытках улучшить взаимоотношения, ребенок может усилить свое плохое поведение . этим он проверяет искренность наших намерений. А мы здесь еще раз проверим правильно ли мы определили наши чувства (раздражения, гнев, обиду или отчаяние ), туда ли мы направили наши усилия.

    

Поделиться в соцсетях:

Актуальные новости

Культура речи в семье — Ясли-сад №10 г.Пружаны

       Дети  —  наша гордость. В них все нам мило и дорого. Но всегда ли мы задумывались над тем, что привлекательность нашего ребенка не только в красоте его внешнего вида? Главное в другом  — как подрастающий ребенок ведет себя? Как держится на людях? Каковы его манеры — мимика, жесты, движения, осанка?

Случается, что даже хорошо образованные люди не всегда выглядят воспитанными, т. к. не выработали в себе элементарных норм культуры поведения, поэтому вопросы нравственного воспитания детей с наибольшей остротой встают в наши дни.

Семья оказывает огромное влияние на ребенка. Пример родителей, взаимоотношения в семье, организация совместного труда и досуга — все это имеет свое определенное значение. Детям свойственно стремление к подражанию, поэтому многое в их нравственном развитии зависит от культуры взаимоотношений в семье, от той атмосферы, которая сложилась в ней. В хорошей семье дети редко слышат запрет, а чаще слышат поощрение, одобряющее слово. В ребенке воспитывается стремление быть хорошим. Если в семье господствует обстановка бессердечия, то ребенок становится равнодушным к добру и красоте. Еще В.  А. Сухомлинский говорил, что «речевая культура человека  —  это зеркало его духовной культуры».

В слове  —  суть мысли. Вот почему важно с самого раннего возраста учить ребенка мыслить и обозначать мысль словом, общаться посредством слова, соблюдая общепринятый речевой этикет. Ребенок  —  великий наблюдатель и подражатель  —  замечает любые мамины и папины поступки, слышит все их слова, перенимает от них суждения и манеру поведения, поэтому важной задачей является установление взаимосвязи между уровнем представления о речевом этикете у детей и родителей. Воспитанность человека полно и ярко проявляется в том, как он удовлетворяет свои обыденные, бытовые потребности. Принципы и нормы культуры общения формировались веками.

Народы всех стран и времен тщательно отбирали, хранили, накапливали опыт общения по принципу: разумно  — нравственно  — красиво. Стержнем, основой истинной культуры общения является гуманное отношение человека к человеку. Поэтому формирование у детей позиции открытости. Доверия, дружелюбия  — непременное условие воспитания культуры общения. Главным средством общения является язык, речь, слово. Потому как владеет человек этим средством коммуникации, нередко судят о его культуре и воспитанности.

Воспитание культуры речи органически входит в формирование культуры общения. От того, какую речь слышит ребенок, во многом зависит его речевое развитие. Ведь первоначальное овладение человеческой речью основано на подражательности. Дети удивительно чутко улавливают, как разговаривают взрослые и, подражая, копируют услышанное.  Воспитание речевой культуры у детей  начинается с  тишины. Ведь тишина  —  благоприятный и обязательный фон для охраны нервной системы, слуха, голоса, а также воспитание культуры речи. И это очень важно. Ведь трудно научить детей, постоянно находящихся в шумной обстановке,  разговаривать спокойно, вежливо, управлять интонациями и силой голоса.  Дети не только приобретают знание норм речевого этикета с взрослыми и сверстниками, но и  используют эти знания. Они относятся друг к другу намного внимательнее и доброжелательнее, уменьшается число конфликтных ситуаций. Кроме того, значительно обогащается их лексический запас, он пополняется словами и выражениями из словаря речевого этикета.

Именно общая духовная жизнь, основанная на благородных идеалах, способна обогатить каждого члена семьи — и маленького и большого.

Способы, как расположить к себе людей:

  1. Проявляйте искренний интерес к другим людям.
  2. Улыбайтесь.
  3. Будьте хорошим слушателем.
  4. Давайте людям почувствовать их значимость и делайте это искренне.

      О взрослых людях  говорят: «Что посеешь  —  то и пожнешь». Но, чтобы увидеть в детях что-то хорошее, нужно самим быть такими: вежливыми и культурными.

ЖЕЛАЕМ ВАМ УДАЧИ!

Предпосылки и этапы формирования культуры поведения у детей старшего дошкольного возраста

Библиографическое описание:

Шевцова, Д. В. Предпосылки и этапы формирования культуры поведения у детей старшего дошкольного возраста / Д. В. Шевцова. — Текст : непосредственный // Актуальные задачи педагогики : материалы VIII Междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2017 г.). — Москва : Буки-Веди, 2017. — С. 77-80. — URL: https://moluch.ru/conf/ped/archive/272/13063/ (дата обращения: 25.07.2021).



Одной из основных задач нравственного воспитания является формирование культуры поведения.

Культура поведения дошкольника, по мнению С. В. Петериной, представляет собой совокупность полезных для общества устойчивых форм повседневного поведения в быту, в общении, в различных видах деятельности.

В структуру культуры поведения ребенка входят следующие компоненты: культурно-гигиенические навыки, культура общения, культура деятельности. Охарактеризуем каждый компонент.

Культурно-гигиенические навыки — существенная составляющая часть культуры поведения. Требованиями гигиены и нормами человеческих отношений продиктовано необходимость опрятности, содержания в чистоте лица, рук, тела, прически, одежды и обуви.

С. В. Петерина дает следующее определение: «культурно-гигиенические навыки» — это автоматизированный способ выполнения какого-либо действия, которое в целом регулируется сознанием, способствующий проявлению опрятности, чистоты лица, рук, тела, прически, одежды, обуви.

В дошкольном возрасте дети должны усвоить определенные навыки туалета, навыки умывания, навыки одевания и раздевания, навыки и правила культуры еды (принимать пищу сидя за столом, есть с закрытым ртом, правильно пользоваться столовыми приборами и т. д.).

У детей старшего дошкольного возраста уже должны быть сформированы устойчивые привычки культурно-гигиенических навыков.

Культура общения — это знание правил общения и умение соотнести их с определенной ситуацией.

Культура общения детей дошкольного возраста устанавливает нормы и правила отношений ребенка с людьми разного возраста в семье, детском саду, общественных местах (со взрослыми, сверстниками, малышами, знакомыми и незнакомыми). Под культурой общения предполагается освоение ребенком культурных норм монологической и диалогической речи, соблюдение требований речевого этикета, грамотности речи. Также она предусматривает развитие у детей умения понимать внешнее выражение всевозможных эмоциональных состояний людей, учитывая переживаемые ими чувства и эмоции, а затем выбирать подходящие способы поведения и общения. Детей старшего дошкольного возраста подводят к пониманию того, что обязательные качества культуры общения — вежливость, деликатность, тактичность, общительность, приветливость, доброжелательность.

Культура деятельности — соблюдение дошкольниками элементарных правил организации и осуществления индивидуальной и совместной деятельности, пользования инструментами и материалами, соблюдения норм сотрудничества, ответственности, организованности. Культура деятельности дошкольника проявляется в его поведении на занятиях, в играх, во время выполнения трудовых поручений и пр.

Рассмотрим предпосылки и этапы формирования культуры поведения у детей старшего дошкольного возраста.

Старший дошкольный возраст — возраст возникновения воли как способности сознательно управлять своим поведением, своими внешними и внутренними действиями, т. е. произвольности. В процессе воспитания и обучения под влиянием требований взрослых и сверстников у детей формируется умение подчинять свои действия той или другой задаче, добиваться достижения цели, а также преодолевать возникающие трудности. Они овладевают умением контролировать свою позу, например, сидеть спокойно на занятиях так, как этого требует воспитатель.

Ребенок дошкольного возраста управлять своим памятью, мышлением. Управлять процессом запоминания и припоминания дошкольник может, достигнув четырехлетнего возраста, и он начинает ставить собой специальную запомнить поручение понравившийся ему и др.

Е. И. Тихеева отмечает, что «сознательное управление поведением только начинает складываться в дошкольном детстве. Волевые действия соседствуют с действиями непреднамеренными, импульсивными».

Главное в управлении своим поведением — уметь остановить то, что происходит как бы само собой, задержать импульсивный ответ, привычную реакцию на тот или иной раздражитель. Без этой способности невозможно выполнять указания взрослого, следовать нормам поведения, сосредоточиться на каком-нибудь деле и довести его до конца, планировать свои действия. Все эти действия требуют произвольности поведения, то есть способности владеть и управлять собой.

и учет педагогом важного новообразования старшего дошкольного является основой формирования культуры у старших дошкольников.

На протяжении дошкольного детства меняются как сами волевые действия, так и их удельный вес в общей картине поведения. В старшем дошкольном возрасте ребенок становится способным к сравнительно длительным волевым усилиям, хотя и сильно уступает в этом отношении детям школьного возраста. Для дошкольника старшего возраста характерны появление и развитие волевых действий, но сфера их применения и их место в поведении остаются ограниченными.

Формированием культуры поведения необходимо заниматься систематически и планомерно, приучение старших дошкольников к культурному поведению от случая к случаю не дает устойчивых результатов.

Результат использования методов будет эффективным при соблюдении следующих требований:

– любой метод (группа методов) должен быть гуманным, не унижающим ребенка и не нарушающим его прав;

– метод должен быть реально осуществимым и логически завешенным. Каждый метод должен быть весомым и значимым;

– для использования метода должны быть заранее подготовлены условия и средства его реализации;

– метод не должен применяться однотипно, шаблонно по отношению ко всем детям и в любой ситуации;

– методы воспитания необходимо применять тактично;

– при подборе методов следует учитывать степень сложности формируемого качества;

– проектируя и подбирая методы, важно предвидеть возможные результаты воздействия их на конкретного ребенка;

– применение методов нравственного воспитания требует от педагога терпения и терпимости;

– преобладание методов, предполагающих обучение ребенка различным способам действия;

– применение методов в комплексе, во взаимосвязи.

Формирование личности дошкольника является целостным процессом. Организация жизнедеятельности детей, пример взрослых, его требования и педагогическая оценка конкретной воспитательной ситуации все воздействует на ребенка и его внутренний мир. Начиная работу по формированию культуры поведения, педагог, обязан знать, какие правила, старшие дошкольники знают и выполняют и в чем имеют пробелы.

К старшему дошкольному возрасту, как утверждает И. Н. Курочкина, у детей формируется комплекс навыков, который помогает им проявлять культуру поведения. Навыки и привычки — это автоматизированные действия, благодаря которым человек совершает многие поступки быстро и легко, не обращаясь постоянно к контролю сознания.

Процесс выработки навыков происходит в жизни ребёнка каждодневно. Дошкольники учатся следить за своими вещами, за своим внешним видом, выполнять гигиенические процедуры, пользоваться столовыми приборами, вести себя в соответствии с нормами и правилами общения, с учетом ситуации общения: дома, в детском саду, на улице, со знакомыми людьми, с незнакомыми людьми и т. д. Все это выступает базисом для формирования культуры поведения у детей дошкольного возраста.

По мнению Е. О. Смирновой, у детей дошкольного возраста формируются первичные этические инстанции, такие как моральное сознание и моральные оценки, которые помогают формировать моральную регуляцию поведения.

Без приобретения навыков невозможно было бы ни учиться, ни работать, ни обслуживать себя в быту. Навыки дают возможность экономить силы, а также достигать лучшего результата в достижении поставленной цели. Именно поэтому в работе с дошкольниками необходимо обращать особое внимание на их выработку. Для этого деятельность в дошкольном образовательном учреждении должна быть организована таким образом, чтобы старшие дошкольники постоянно накапливали опыт правильных нравственных отношений, систематически упражнялись в совершении положительных поступков. Содержанию поступков всегда должна соответствовать и внешняя форма их проявления.

С. В. Петерина выделяет следующие три этапа процесса формирования навыков культурного поведения:

1) Устанавливается определенный круг требований, вычленяются конкретные способы действий, «образы поведения», подлежащие усвоению детьми; формирование опыта культурного поведения осуществляется одновременно с вхождением ребенка в новый образ жизни.

2) Происходит объединение отдельных действий, навыков и закрепление их.

3) Происходит закрепление формируемых навыков, применение их в разнообразных условиях.

Первый этап связан с выработкой положительного эмоционального отношения к деятельности, которая связана с культурой поведения, к детскому саду, группе, научение необходимым способам действий и упражнение в них. На данном этапе используется система упражнений, игр-занятий, показы способов действий, «образа поведения» в повседневной жизни, играх.

Второй этап направлен на закрепление навыков, обусловливает их усвоение. Здесь широко используются упражнения, игры-инсценировки, бытовая деятельность, обобщенные указания, этические беседы, использование фотопособий, художественной литературы.

На третьем этапе происходит закрепление культурного поведения в различных условиях (упражнения в различных ситуациях, контроль, пример).

По мнению С. Г. Якобсона, при формировании культуры поведения дошкольников необходимо придерживаться определенных этапов. Автор

выделил следующие два этапа:

1) Упражнение в поощряемом обществом поведении для накопления опыта;

2) Объяснение детям, как и в каких ситуациях, необходимо себя вести так, чтобы получить одобрение со стороны взрослых и сформировать у них предвосхищение. Методика предвосхищения выполняет роль стимула к достойному поведению. На данном этапе создаются условия для того, чтобы ребенок получал удовлетворение от хорошего поведения и проводится работа, направленная на осознание детьми значимости правил культурного поведения.

Таким образом, мы рассмотрели предпосылки и основные этапы формирования культуры поведения у детей старшего дошкольного возраста, их характеристику.

Литература:

  1. Петерина С. В. Воспитание культуры поведения у детей дошкольного возраста / С. В. Петерина. — М., 1996.- 142 с.
  2. Социально-нравственное воспитание детей дошкольного возраста: учеб. пособие / С. М. Зырянова, Н. А. Каратаева, Г. М. Киселева, Л. Л. Шашкова; Шадр. гос. пед. ин-т. — 2-е изд., испр. и доп. — Шадринск. 2011. — 217с.
  3. Дошкольная педагогика с основами методик воспитания и обучения: Учебник для вузов. Стандарт третьего поколения / Под ред. А. Г. Гогоберидзе, О. В. Солнцевой. — СПб.: Питер, 2013. — 464 с.: ил.

Основные термины (генерируются автоматически): ребенок, старший дошкольный возраст, дошкольный возраст, культурное поведение, формирование культуры поведения, действие, детский сад, культура общения, культура поведения, навык.

(PDF) Семейное общение и культура

Тем не менее, этот аргумент не означает, что роль культуры в семейных взаимодействиях следует недооценивать. Включая основную цель

воспитания детей, то есть социализацию ценностей, во втором разделе этой статьи текст также предоставляет конкретные ценности разных стран, которые приняты

и по-разному социализируются в разных культурных контекстах, чтобы решить роль воспитателя. аккультурация в семейной атмосфере, качество взаимодействия и индивидуальные результаты

.Например, Johnson et al. (2013) предоставили интересный способ увидеть, как разные культуры различаются по способам воспитания детей, пояснив

, что роль культуры в воспитании детей не является поверхностным или релятивистским элементом.

Кроме того, признавая, возможно, чрезмерное внимание к более крупным азиатским культурным корням (таким как китайская или японская культура) со стороны других ученых

(например, Canary & Canary, 2013), был проведен проницательный анализ тайско-американской семьи внутри отца. -Дочерние отношения были предоставлены, чтобы проиллюстрировать через

работу Punyanunt-Carter (2016), как конкретные модели семейного общения, такие как коммуникативное поведение поддерживающих отношений, влияют на качество

семейных отношений.Кроме того, второе, особое внимание было уделено латиноамериканским семьям из-за демографических тенденций в Соединенных Штатах, и было обнаружено, что семейство составляет отличительный аспект этих семей.

Другими словами, третий раздел этой статьи предоставил эти два примера межкультурных семей для наблюдения за конкретными способами, которыми культура опосредует семейную систему

. Поскольку одна из основных целей данной статьи состояла в том, чтобы продемонстрировать посредническую роль культуры как важного фактора, учитывающего проблемы коммуникации семьи

в Соединенных Штатах, был принят во внимание ассимиляционный подход; таким образом, два обсуждаемых здесь примера межкультурных семей

соответствуют скорее ассимиляционистской природе, чем использованию межгруппового подхода.

Это решение было принято без намерения принизить значение других культур или этнических групп в стране, но обширный пересмотр всех типов межкультурных семей

выходит за рамки данной статьи. Во-вторых, ассимиляционный подход заставляет задуматься о культурах, которые находятся в процессе адаптации

к новой принимающей культуре, и тайские и латиноамериканские семьи в Соединенных Штатах соответствуют этому теоретическому требованию. Например, белые признают

афроамериканцев такими же американцами, как и белые (т.e., Dovidio, Gluszek, John, Ditlmann, & Lagunes, 2010), тогда как латиноамериканцы и латиноамериканцы

связывают с нелегальной иммиграцией в США (Stewart et al., 2011), что неоднократно подчеркивалось американскими СМИ. с 1994 г. (Valentino et al., 2013),

, и это продолжается до сих пор (Dixon, 2015). В этом сценарии «спросите себя, что случилось бы с вашей собственной личностью, если бы вы слышали, что он снова и снова повторяет, что

вы были ленивым, простым дитя природы, ожидающим воровства, и у вас была плохая кровь? .. . Репутация, ложная или истинная, не может быть забита, забита,

вбита в голову, не сделав что-нибудь для своего персонажа »(Allport, 1979, p. 142, цитируется по Arias & Hellmueller, 2016).

Как следствие, на этом культурном холсте неудивительно, что Лихтер, Кармальт и Цянь (Lichter, Carmalt, and Qian, 2011) обнаружили, что

латиноамериканцев второго поколения с большей вероятностью вступят в брак с латиноамериканцами иностранного происхождения и с меньшей вероятностью вступят в брак с третьими. поколение или более поздние соэтники или белые.Кроме того, это исследование предполагает, что

выходцев из Латинской Америки в третьем поколении и позже были более склонны, чем в прошлом, вступать в брак с неиспаноязычными белыми; таким образом, авторы пришли к выводу, что за последние 20 лет произошло новое отступление

от смешанных браков среди крупнейших групп иммигрантов в Соединенных Штатах — выходцев из Латинской Америки и азиатов.

Если мы присоединимся к идее, что культурная ассимиляция идет только в одном направлении — от культуры гегемонии к культуре меньшинства, — тогда результаты

Lichter, Carmalt, and Qian (2011) не должны вызывать научного беспокойства; однако, если мы считаем, что культурная ассимиляция происходит в обоих направлениях и

межкультурных семей могут принести пользу как принимающей, так и иммигрантской культурам (см. обзор в Schwartz et al., 2013), то это важно для страны

, которая только что избрала президента Дональда Трампа, который содержал заявления о расовой критике и сегрегации меньшинств, очерняющих женщин и критику иммиграции

как некоторые из основных принципов своей кампании. . Поэтому мы надеемся, что понятно, почему в этой статье особое внимание было уделено тайским и испаноязычным семьям

, учитывая влияние культуры на семейную систему, удовлетворенность браком, общение родителей и благополучие детей.Несмотря на то, что

человек латиноамериканского происхождения проживали в Соединенных Штатах еще до того, как они стали нацией, латиноамериканские и латиноамериканские семьи все еще пытаются убедить

американцев в их праве быть принятыми в американской культуре и обществе.

По поводу «И что?» Вопрос ассимиляции важно учитывать при анализе роли культуры в моделях семейного общения, динамике власти, конфликте или функционировании всей семейной системы в контексте США.Это связано с тем, что эта страна является одной из самых популярных

в мире с точки зрения иммиграционных запросов, а ее демографические данные показывают, что каждый третий гражданин имеет этническую принадлежность, отличную от гегемонистской белой культуры

. В общем, культурная осведомленность стала решающим фактором при анализе проблем семейного общения в Соединенных Штатах. Кроме того,

настоящий обзор семьи, общения и культуры в конечном итоге подтверждает идею о положительных ассоциациях, проистекающих из ключевой роли качества брачных отношений

, таким образом, что практики совместного родительства и общения существенно различаются в рамках межкультурных браков, регулируемых гендерными ролями. .

Культура является основным модератором этих ассоциаций, но этот анализ должен быть привязан к структурному уровню общества, на котором культурные различия, иммиграционный статус членов семьи

, содержание СМИ и уровень аккультурации должны быть включены в семейные исследования. Это связано с тем, что в межкультурных браках

помимо огромной родительской роли им приходится иметь дело с культурной ассимиляцией и дискриминацией, и это становится важным, если мы заботимся о когнитивном развитии

детей и общем благополучии тех, кто не считается белым.Как показано в этой статье, качество семейных взаимодействий

имеет прямое влияние на результаты развития детей (см. Обзор в Callaghan et al., 2011).

Таким образом, структура и функционирование семьи оказывают важное влияние на общественное здоровье как на физиологическом, так и на психологическом уровнях (Gage, Everett, &

Bullock, 2006). На физиологическом уровне семейное взаимодействие побуждает к выражению и восприятию сильных чувств, чрезвычайно влияющих на физическое здоровье

человек, потому что оно активирует нейроэндокринные реакции, которые помогают регулировать стресс, действуют как буфер стресса и ускоряют физиологическое

восстановление после повышенного стресса (Floyd & Афифи, 2012; Флойд, 2014).Роблес, Шаффер, Маларки и Киколт-Глейзер (2006) обнаружили, что сочетание

поддерживающего общения, юмора и поведения, направленного на решение проблем у мужей, предсказывает уровень кортизола и адренокортикотропного гормона (АКТГ) их жен — как

Семья, Культура , and Communication — Oxford Research Encyclopedia o … http: //communication.oxfordre.com/view/10.1093/acrefore/97801

6 …

8 из 19

Влияние на семейное общение: культура, пол и технологии — Видео & Стенограмма урока

Культурное влияние

Вы сначала познаете свою семью культурные ценности , самоидентификацию , социальные роли , гендерные ожидания и да, даже общение .Итак, то, как общаются семьи, важно, и на то, как это выглядит, может быть несколько факторов. Начнем с одной из самых основных, культуры . Культура влияет на все, поэтому неудивительно, что в разных культурах существуют разные представления о том, как семьи должны общаться.

У нас здесь две семьи из двух разных культур. Итак, давайте посмотрим на их коммуникативные привычки, начиная с коммуникативной ориентации или степени взаимодействия между членами семьи.Семья слева происходит от культуры высокой ориентации на разговор , где общение между различными членами семьи не ограничено, независимо от возраста или положения в семье. Большинство решений принимается вместе, и каждый чувствует себя комфортно, обсуждая широкий круг тем, от политики до секса и того, что они ели на обед.

Другая семья имеет низкую ориентацию на разговор , что означает, что общение между членами семьи может быть ограничено. Некоторые темы не обсуждаются, родители могут быть не столь открыты со своими детьми, а частое общение не является целью.Эта семья не менее любящая или ласковая, просто у них разные культурные ценности в отношении общения.

Другое различие, которое мы можем провести с культурой, — это ориентация на соответствие , или степень соответствия внутри семьи. Это семейство справа, которое ограничивает некоторые коммуникации, ожидает ориентации высокого соответствия . В этой системе ожидается, что дети будут принимать семейные отношения и поведение, и их общение отражает это, делая большой акцент на важности традиций и обычаев.Поскольку решения принимают родители, а дети должны подчиняться, общение обычно не настраивается на дебаты. Семья слева, однако, имеет низкую конформную ориентацию , характеризующуюся разнообразием убеждений, индивидуальностью и ростом вне семьи. В то время как эта семья открыта для общения, ориентация на низкую конформность также означает, что людям нужно время и пространство в одиночестве вдали от других. Их общение может это отражать.

Гендер и общение

Есть одна подгруппа культуры, которая заслуживает особого упоминания с точки зрения семейного общения. Пол — это совокупность культурных представлений о поведении людей разного пола. Во многих культурах пол может быть очень важной частью личной идентичности, и это может повлиять на то, как семьи общаются.

Культуры, ориентированные на низкую беседу, в частности, могут создавать ограничения в общении по признаку пола, поощряя отцов и сыновей, матерей и дочерей, племянников и дядей по материнской линии к более открытому общению, чем другие подгруппы семьи.Роль пола также важна с точки зрения соответствия, особенно когда речь идет о передаче семейных традиций, ритуалов и историй.

Технологии и коммуникации

Культура и гендерные аспекты влияют на общение в семье примерно столько же, сколько у нас есть семьи. Однако есть один важный фактор, который появился новее. Мы могли бы поговорить о том, как Промышленная революция изменила семейное общение в 18 веке, побудив образованную молодежь выступать против традиций.Или мы могли бы поговорить о том, как развитие транспорта в XIX и XX веках изменило модели семейного общения за счет добавленного элемента расстояния. Но я думаю, нам следует сосредоточиться на современном мире, где цифровые технологии сейчас являются той силой, которая потрясает наше общество. Во всем мире молодежь воспитывается с помощью цифровых технологий и общается через социальные сети, в то время как их родители все еще адаптируются к этим новым методам общения.

Многие ученые считают, что существует глубокий разрыв между поколениями, который подрывает способность многих семей общаться традиционными способами.Наиболее подготовленными кажутся семьи из культур с низким уровнем конформности, где новая независимость социальных сетей не изменила кардинально ожидания взросления. Но в других местах это резкий сдвиг. Каким будет конечный результат технологических изменений в семейном общении? Только время покажет, но мы обязательно поговорим об этом, когда это произойдет.

Резюме урока

Общение везде. То, как мы общаемся, определяет наши отношения, и это так же верно как для семьи, так и для всего остального.Семьи часто считаются основной социальной ячейкой в ​​обществе, поэтому то, как мы общаемся в семьях, многое говорит о нашем обществе. Общение отражает важные аспекты нашей жизни, например культуру. Культурные ценности могут влиять на коммуникативную ориентацию или степень взаимодействия между членами семьи, а также на ориентацию соответствия или степень соответствия в семье. Оба они определяют ограничения общения в семье.

Культурные ценности также влияют на наши представления о гендере, и во многих обществах это одно из фундаментальных различий в том, как семьи общаются.

В современном мире технологии также играют более важную роль в семейном общении, подрывая традиционные ценности многих культур, поощряя независимость вне семьи и создавая разделение между поколениями. Это может вызвать большой стресс в обществе. Почему? Потому что социальные правила, коммуникативные убеждения, все это на самом деле, все в семье.

Связь и семьи

Нет сомнений в том, что определение и состав семей в Соединенных Штатах меняются. Новые данные исследовательских организаций и переписи населения США 2010 года показывают следующее: люди, решившие вступить в брак, ждут дольше, все больше пар сожительствуют (живут вместе) до брака или вместо того, чтобы вступать в брак, количество домохозяйств с более чем двумя поколениями увеличивается, а средний размер домохозяйства уменьшается. Как меняется состав семей, меняются и определения.

Определение семейства

Кого вы считаете частью своей семьи? Многие люди изначально называли людей, с которыми они связаны кровью. Вы также можете назвать человека, с которым у вас серьезные отношения — партнера или супруга. Но у некоторых людей есть человек, не связанный кровью, которого они могут называть тетей или дядей или даже братом или сестрой. Из этих примеров видно, что определить семью непросто.

Определения, которые люди приписывают семьям, обычно попадают как минимум в одну из следующих категорий: структурные определения, определения, ориентированные на задачу, и определения транзакций.Структурные определения семьи сосредоточены на форме, критериях членства и часто иерархии членов семьи. Одним из примеров структурного определения семьи являются два или более человека, которые живут вместе и связаны по рождению, браку или усыновлению. Исходя из этого определения, отец и сын, двое двоюродных братьев или брат и сестра могут считаться семьей, если они живут вместе. Однако одинокий человек, живущий один или с друзьями, не являющимися родственниками, или пара, которая решает не вступать в брак или не имеет права вступать в брак, не будут считаться семьей.Эти определения основаны на внешних, «объективных» критериях для определения того, кто является членом семьи, а кто нет, что делает определения полезными для таких групп, как Бюро переписи населения США, законодатели и другие исследователи, которым необходимо определить семью для крупномасштабных данных. коллекция. Простота и экономия времени положительные стороны этих определений противопоставлены тому факту, что многие типы семейств не включены в общие структурные определения; однако в последние годы появились более конкретные структурные определения, которые включают больше семейных форм.

Родная семья: относится к родственникам, связанным кровными или другими традиционными правовыми узами, такими как брак или усыновление, и включает родителей, бабушек и дедушек, братьев и сестер, тетушек, дядюшек, племянниц, племянников и т. Д. относится к родственникам, связанным кровными или другими традиционными юридическими узами, такими как брак или усыновление, и включает родителей, бабушек и дедушек, братьев и сестер, тетушек, дядей, племянниц и племянников. Ориентационная семья относится к людям, которые живут в одном доме и связаны кровными, юридическими узами или которые действуют / живут так, как будто они связаны одним и тем же.относится к людям, которые живут в одной семье и связаны кровными, юридическими узами или которые действуют / живут так, как будто они связаны одним из них. В отличие от исходной семьи, это определение ограничено людьми, проживающими в одном доме, и представляет собой семейный состав, который мы выбираем. Например, большинство молодых людей не могут выбирать, с кем им жить, но по мере того, как мы становимся старше, мы выбираем нашего супруга или партнера или можем иметь или усыновлять детей.

Есть несколько подопределений семейств ориентации.Нуклеарная семья включает двух гетеросексуальных женатых родителей и одного или нескольких детей. Хотя этому типу семьи уделялось много политического и социального внимания, некоторые ученые утверждают, что он доминировал как семейная форма лишь в течение короткого периода истории человечества. Двухъядерная семья — это нуклеарная семья, разделенная в результате развода на два отдельных домохозяйства, одно из которых возглавляет мать, а второе — отец, причем первоначальные дети из семьи проживают в каждом доме в течение определенного периода времени. Семья с одним родителем включает мать или отца, которые могут состоять или не состояли в браке с одним или несколькими детьми.Приемная семья включает гетеросексуальную пару, живущую вместе с детьми от предыдущих отношений. Совместно проживающая семья включает гетеросексуальную пару, которая живет вместе в преданных отношениях, но не связана юридической связью, такой как брак. Точно так же семья геев или лесбиянок включает в себя пары одного пола, которые живут вместе в серьезных отношениях и могут иметь или не иметь юридические узы, такие как брак, гражданский союз или домашнее партнерство. Сожительствующие семьи и семьи геев или лесбиянок могут иметь или не иметь детей.

Что более важно, чтобы структура семьи соответствовала определению, или мы должны определять семью на основе поведения людей или качества их межличностного взаимодействия? В отличие от структурных определений семьи, функциональные определения сосредоточены на задачах или взаимодействии внутри семьи. В определениях семьи, ориентированных на задачу, признается, что такие формы поведения, как эмоциональная и финансовая поддержка, являются более важными межличностными показателями семейной связи, чем биология.Короче говоря, любой, кто выполняет типичные задачи в семье, считается семьей. Например, в некоторых случаях опека над детьми была предоставлена ​​лицу, не имеющему биологического родства с ребенком, над живым кровным родственником, потому что это лицо действовало больше как член семьи по отношению к ребенку. Наиболее распространенные семейные задачи включают воспитание и общение с другими членами семьи. Забота о членах семьи подразумевает оказание базовой помощи и поддержки, как эмоциональной, так и финансовой. Социализация членов семьи относится к обучению маленьких детей, как говорить, читать и применять социальные навыки.

Транзакционные определения семьи сосредоточены на общении и субъективных ощущениях связи. В то время как определения, ориентированные на задачу, передают важность обеспечения членов семьи, транзакционные определения касаются качества взаимодействия между членами семьи. В частности, транзакционные определения подчеркивают, что создание чувства дома, групповой идентичности, лояльности и общего прошлого и будущего составляет семью. Разве это не правда, что кто-то может обеспечить ребенка едой, кровом и транспортом в школу, но не создает ощущение дома? Несмотря на то, что не существует единого всеобъемлющего определения семейства , возможно, это к лучшему.Учитывая, что семья представляет собой комбинацию структурных, функциональных и коммуникативных элементов, она требует нескольких определений, отражающих эту сложность.

Процессы семейного общения

Подумайте, сколько времени мы тратим на общение с членами семьи в течение нашей жизни. В детстве большинство из нас проводит большую часть времени, разговаривая с родителями, бабушками и дедушками, братьями и сестрами. По мере того, как мы становимся подростками, наши сверстники становятся все более важными, и мы можем даже начать сопротивляться общению с семьей в бунтарские подростковые годы.Однако, когда мы начинаем выбирать и создавать собственные семьи, мы снова проводим много времени в семейном общении. Кроме того, семейное общение является нашим основным источником общения между поколениями. Общение между людьми разных возрастных групп. Или общение между людьми разных возрастных групп.

Ритуалы семейного взаимодействия

Возможно, вы слышали или использовали термин семейное время в своих семьях. Что означает семейное время ? Как обсуждалось ранее, культуры отношений построены на рутинах и ритуалах взаимодействия.В семьях также есть нормы взаимодействия, которые создают, поддерживают и изменяют климат общения. Понятие семейного времени не существовало слишком долго, но было широко распространено и представлено в массовой культуре 1950-х годов. Когда мы думаем о семейном времени, или о качественном времени, , как его иногда называют, мы обычно думаем о романтизированном идеале семейного времени, проведенного вместе.

Нуклеарная семья была предметом многих телешоу 1950-х годов, популяризировавших идею семейного времени.

Хотя семейные ритуалы и распорядки определенно могут быть веселыми и увлекательными, они могут также вызвать межличностные конфликты и раздоры. Подумайте только о череде благих намерений, но ошибочных попыток Кларка В. Гризвольда создать семейное развлечение в сериале National Lampoon’s Vacation .

Семьи участвуют в различных ритуалах, демонстрирующих символическую важность и общие убеждения, взгляды и ценности.Три основных типа ритуалов взаимоотношений — это типичные семейные взаимодействия, семейные традиции и семейные праздники. Шаблонные семейные взаимодействия — частые семейные ритуалы, не имеющие степени формальности традиций или праздников. являются наиболее частыми ритуалами и не имеют формальности традиций или праздников. Узорчатые взаимодействия могут включать прием пищи, время сна, прием гостей в доме или досуг. Ритуалы приема пищи могут включать смену того, кто готовит, а кто убирает, и многие семьи устанавливают рассадку за своим обеденным столом.Моя семья недавно приняла новый ритуал досуга для семейных встреч, играя в кукурузную яму (также известную как мешки). Хотя это семейное мероприятие не является формальным, мы с нетерпением ждем этого.

Семейные традиции Официальные семейные ритуалы, которые широко варьируются от семьи к семье и включают, среди прочего, дни рождения, семейные воссоединения и семейные каникулы. носят более формальный характер, происходят реже, чем шаблонные взаимодействия, широко варьируются от семьи к семье и включают дни рождения, семейные воссоединения и семейные каникулы.Традиции дня рождения могут включать поход в любимый ресторан, испекание торта или развешивание транспарантов. Семейные воссоединения могут включать изготовление футболок для группы или подсчет коллективного возраста всех присутствующих. Семейные автомобильные поездки могут включать в себя предсказуемый конфликт между братьями и сестрами или игру в автомобильные игры, такие как «Я шпионю», или попытки найти как можно больше номерных знаков из разных штатов.

Наконец, семейные торжества Формальные семейные ритуалы, которые имеют больше стандартизации между семьями, могут быть культурно специфичными, помогают передавать ценности и воспоминания из поколения в поколение и включают обряды перехода и религиозные и светские праздники.также носят формальный характер, имеют большую стандартизацию между семьями, могут быть культурно специфичными, помогают передавать ценности и воспоминания из поколения в поколение и включают обряды перехода и религиозные и светские праздники. Например, День благодарения официально признан национальным праздником и аналогичным образом отмечается во многих семьях в Соединенных Штатах. Обряды перехода отмечают переходы жизненного цикла, такие как выпускные, свадьбы, кинсеаньеры или бар-мицвы. В то время как выпускные являются светскими и могут различаться с точки зрения того, как они отмечаются, кинсеаньеры имеют культурные корни в Латинской Америке, а бар-мицвы — это давно установившийся религиозный обряд в иудейской вере.

Ориентация на диалог и соответствие

Количество, широта и глубина разговора между членами семьи варьируется от семьи к семье. Кроме того, некоторые семьи поощряют самоисследование и свободу, в то время как другие ожидают семейного единства и контроля. Эту вариацию можно лучше понять, изучив два ключевых фактора, влияющих на семейное общение: ориентация на разговор и ориентация на соответствие. Данное семейство может быть выше или ниже по любому из измерений, и то, как семейные коэффициенты по каждому из этих измерений могут использоваться для определения типа семейства.

Чтобы определить ориентацию разговора, мы определяем, в какой степени семья побуждает членов взаимодействовать и общаться (разговаривать) на различные темы. Члены семьи с высокой ориентацией на беседу Люди часто и свободно общаются друг с другом о делах, мыслях и чувствах. свободно и часто общаться друг с другом о делах, мыслях и чувствах. Этот неограниченный стиль общения приводит к тому, что все члены, включая детей, участвуют в принятии семейных решений.Родители в семьях с высокой ориентацией на беседу считают, что открытое и часто общение со своими детьми приводит к более плодотворной семейной жизни и помогает обучать и социализировать детей, подготавливая их к общению вне семьи. Члены семьи с низкой ориентацией на беседу Люди не так часто общаются друг с другом, а темы разговора более ограничены. не общаются друг с другом так часто, а темы разговора более ограничены, так как некоторые мысли считаются личными.Например, не каждый может быть заинтересован в принятии решений, влияющих на каждого члена семьи, а открытое и частое общение не считается важным для функционирования семьи или социализации ребенка.

Ориентация на соответствие определяется степенью, в которой климат семейного общения способствует согласованности и согласию в отношении убеждений, взглядов, ценностей и поведения. Семья с высокой ориентацией на конформность Атмосфера единообразия, в которой руководящие принципы устанавливаются одним из родителей.способствует созданию атмосферы единообразия, и родители определяют руководящие принципы, которым они должны соответствовать. От детей ожидается послушание, и часто избегают конфликтов, чтобы сохранить гармонию в семье. Эта более традиционная семейная модель подчеркивает взаимозависимость между членами семьи, что означает, что пространство, деньги и время делятся между ближайшими родственниками, а семейные отношения имеют приоритет над отношениями вне семьи. Семья с низкой ориентацией на конформизм Климат, который поощряет разнообразие убеждений, взглядов, ценностей и моделей поведения, а также отстаивание индивидуальности.поощряет разнообразие убеждений, взглядов, ценностей и моделей поведения и отстаивает индивидуальность. Отношения вне семьи рассматриваются как важная часть роста и социализации, поскольку они преподают уроки независимости и укрепляют уверенность в себе. Члены этих семей также ценят личное время и пространство.

«Реальность»

Семейные терапевты

Семейные терапевты консультируют родителей, детей, романтических партнеров и других членов семьи.Люди могут искать семейного психотерапевта, чтобы справиться с трудным прошлым или текущими проблемами, такими как семейный конфликт, эмоциональная обработка, связанная с горем или травмой, стрессы в браке / отношениях, поведенческие проблемы детей и т. Д. Семейные терапевты обучены оценивать системы взаимодействия в семье посредством сеансов консультирования, которые могут быть индивидуальными или в присутствии других членов семьи. Затем терапевт оценивает, как семейные паттерны влияют на членов семьи.Семейная терапия обычно краткосрочна, будь то через социальные службы или частную практику. После того, как оценка и оценка завершены, устанавливаются цели и планируются занятия для отслеживания прогресса в направлении их завершения. Спрос на семейных психотерапевтов остается высоким, поскольку жизнь людей усложняется, карьера уводит людей от сетей поддержки, таких как семья и друзья, а экономические трудности влияют на межличностные отношения. Семейные терапевты обычно имеют степень бакалавра и магистра и должны получить лицензию на практику в своем штате.Более подробную информацию о семейных и супружеских терапевтах можно найти в их профессиональной организации, Американской ассоциации брака и семейной терапии, по адресу http://www.aamft.org.

  1. Перечислите некоторые проблемы в семье, которые, по вашему мнению, следует решать с помощью формальной терапии. Перечислите некоторые проблемы в семье, которые, по вашему мнению, следует решать непосредственно с / членами семьи. Какая черта различает эти два уровня?
  2. Исходя из того, что вы прочитали в этой книге, какие коммуникативные навыки, по вашему мнению, были бы наиболее полезны для семейного психотерапевта и почему?

Определение того, где ваша семья участвует в беседе и измерениях соответствия, более поучительно, когда вы знаете, какие типы семьи возникают в результате: консенсуальная, плюралистическая, защитная и невмешательство (см.2 «Типы семей, основанные на конфликтных и конформистских ориентациях»). Семья по обоюдному согласию Семья, которая поддерживает как беседу, так и ориентацию на конформность, поощряет открытое общение, но также поддерживает иерархию, которая ставит родителей выше детей. имеет высокое значение как в беседе, так и в ориентации на соответствие, и они поощряют открытое общение, но также хотят поддерживать иерархию в семье, которая ставит родителей выше детей. Это создает некоторую напряженность между стремлением к открытости и контролю.Родители могут уладить это противоречие, выслушивая мнение своих детей, принимая окончательное решение самостоятельно, а затем объясняя, почему они приняли это решение. Плюралистическая семья — семья с высокой ориентацией на разговор и низким уровнем конформности, поощряющая открытое обсуждение для всех членов семьи и в которой родители не стремятся контролировать поведение или решения своих детей или друг друга. обладает высокой ориентацией на беседу и низким соответствием. Открытое обсуждение приветствуется для всех членов семьи, и родители не стремятся контролировать поведение или решения своих детей или друг друга.Вместо этого они ценят жизненные уроки, которые член семьи может извлечь, проводя время с другими людьми или занимаясь самоисследованием. Защищающая семья Семья с низким уровнем ориентации на разговор и высоким уровнем конформности, ожидает, что дети будут послушны родителям, и не ценит открытое общение. имеет низкую ориентацию на беседу и высокую уступчивость, ожидает от детей послушания родителям и не ценит открытое общение. Родители принимают окончательные решения и могут или не могут чувствовать потребность поделиться своими рассуждениями со своими детьми.Если ребенок сомневается в принятом решении, родитель может просто ответить: «Потому что я так сказал». Семья невмешательства — семья, в которой мало разговоров и ориентации на конформность, у нее нечастые и / или непродолжительные взаимодействия и не обсуждаются многие темы. низкий уровень разговорной и конформной ориентации, нечастый и / или непродолжительный диалог и не обсуждает многие темы. Помните, что плюралистические семьи также имеют низкую ориентацию на конформность, что означает, что они побуждают детей принимать собственные решения, чтобы способствовать личному открытию и росту.Семьи, основанные на принципах невмешательства, отличаются тем, что родители не участвуют в принятии решений их детьми, и в целом члены этого типа семьи «эмоционально отделены» друг от друга.

Рисунок 7.2 Типы семейств на основе ориентации на конфликт и соответствие

Упражнения

  1. Из трех типов определений семей (структурное, ориентированное на задачу или транзакционное) какое для вас наиболее важно и почему?
  2. Определите и опишите ритуал, который вы испытали для каждого из следующих элементов: шаблонное семейное взаимодействие, семейная традиция и семейный праздник.Как каждый из них стал ритуалом в вашей семье?
  3. Подумайте о своей семье и определите, где вы бы попали в зону разговора и ориентации на соответствие. Предоставьте хотя бы одно доказательство в поддержку вашего решения.

Культура и общение | Encyclopedia.com

Термин «культура» относится к сложной совокупности знаний, фольклора, языка, правил, ритуалов, привычек, образа жизни, взглядов, убеждений и обычаев, которые связывают и придают общую идентичность определенной группе людей в конкретный момент времени.

Все социальные единицы развивают культуру. Даже в отношениях двух человек культура развивается со временем. Например, в дружбе и романтических отношениях партнеры развивают свою собственную историю, общий опыт, языковые модели, ритуалы, привычки и обычаи, которые придают этим отношениям особый характер — характер, который по-разному отличает их от других отношений. Примеры могут включать особые даты, места, песни или события, которые имеют уникальное и важное символическое значение для двух людей.

Группы также развивают культуры, состоящие из набора правил, ритуалов, обычаев и других характеристик, которые придают идентичность социальной единице. Место, где обычно собирается группа, независимо от того, начинаются ли встречи вовремя или нет, какие темы обсуждаются, как принимаются решения и как группа социализируется — все это элементы того, что со временем становится определяющими и дифференцирующими элементами ее культуры.

У организаций также есть культура, которая часто проявляется в определенных моделях одежды, планировке рабочих пространств, стилях и функциях встреч, способах размышления и разговоров о природе и направлениях организации, стилях лидерства и т. Д.

Самыми богатыми и сложными культурами являются те, которые связаны с обществом или нацией, и термин «культура» чаще всего используется для обозначения этих характеристик, включая язык и модели использования языка, ритуалы, правила и обычаи. . Социальная или национальная культура также включает в себя такие элементы, как важные исторические события и персонажей, философию правления, социальные обычаи, семейные обычаи, религию, экономические философии и практики, системы убеждений и ценностей, а также концепции и системы права.

Таким образом, любая социальная единица — будь то отношения, группа, организация или общество — со временем развивает культуру. Хотя определяющие характеристики — или комбинация характеристик — каждой культуры уникальны, все культуры разделяют определенные общие функции. Три таких функции, которые особенно важны с точки зрения коммуникации:
(1) связывание людей друг с другом, (2) обеспечение основы для общей идентичности и (3) создание контекста для взаимодействия и переговоров между участниками.

Взаимосвязь между коммуникацией и культурой

Взаимоотношения между коммуникацией и культурой очень сложны и интимны. Во-первых, культуры создаются посредством общения; то есть коммуникация — это средство человеческого взаимодействия, посредством которого создаются и распространяются культурные характеристики — будь то обычаи, роли, правила, ритуалы, законы или другие модели. Дело не столько в том, что люди намеревались создать культуру, когда они взаимодействуют в отношениях, в группах, организациях или обществах, сколько в том, что культуры являются естественным побочным продуктом социального взаимодействия.В некотором смысле культуры — это «остатки» социальной коммуникации. Без коммуникации и средств коммуникации было бы невозможно сохранять и передавать культурные характеристики из одного места и времени в другое. Таким образом, можно сказать, что культура создается, формируется, передается и изучается посредством общения. Верно и обратное; То есть коммуникативные практики в значительной степени создаются, формируются и передаются культурой.

Чтобы понять значение этого отношения коммуникации и культуры, необходимо мыслить в терминах текущих коммуникационных процессов, а не отдельного коммуникационного события.Например, когда группа из трех человек впервые встречается, участники приносят с собой индивидуальные мысли и модели поведения из предыдущего опыта общения и из других культур, частью которых они являются или были. По мере того, как люди начинают общаться с другими членами этой новой группы, они начинают создавать набор общих переживаний и способы говорить о них. Если группа продолжит взаимодействовать, разовьется набор отличительных историй, моделей, обычаев и ритуалов.Некоторые из этих культурных характеристик будут достаточно очевидными и осязаемыми, например, новый человек, присоединяющийся к группе, столкнется с действующими культурными «правилами», которым он научится соответствовать посредством общения. Новые члены, в свою очередь, будут влиять на групповую культуру маленькими, а иногда и большими способами, когда они становятся ее частью. Взаимно эта измененная культура формирует коммуникативные практики нынешних и будущих членов группы. Это верно для любой культуры; общение формирует культуру, а культура формирует общение.

Характеристики культуры

Культуры сложны и многогранны. Как видно из приведенного выше обсуждения, культуры представляют собой сложные «структуры», которые состоят из широкого набора характеристик. Культура взаимоотношений или групп относительно проста по сравнению с культурой организаций и, особенно, обществ. Эдвард Холл (1959, 1979) — один из наиболее значительных участников общего понимания сложности культуры и важности коммуникации для понимания культурных различий на социальном уровне и их преодоления.

Культуры субъективны. Существует тенденция полагать, что элементы собственной культуры логичны и имеют смысл. Отсюда следует, что если другие культуры — будь то отношения, группы, организации или общества — выглядят иначе, эти различия часто считаются отрицательными, нелогичными, а иногда и бессмысленными. Если, например, человек находится в романтических отношениях, которые характеризуются публичным проявлением привязанности, этот человек может подумать, что поведение других людей с более сдержанной культурой отношений может показаться странным и даже неуместным.Человек может задаться вопросом, почему романтическая пара не более открыто демонстрирует привязанность друг к другу на публике. У человека может даже возникнуть соблазн сделать вывод, что «сдержанным» отношениям не хватает глубины и интенсивности. Это явление верно в самых разных ситуациях. Люди, привыкшие к неформальным встречам в группе, могут подумать, что соблюдение формальных правил встреч — это странно и неестественно. Сотрудники организации, в которой костюмы носят каждый день, могут реагировать цинизмом и задавать вопросы, когда попадают в организацию, где повседневная одежда является стандартной практикой.Кто-то из культуры, которая разрешает одному мужчине иметь только одну жену, может счесть совершенно неуместным, чтобы другая культура позволяла одному мужчине иметь несколько жен.
Что касается культуры, многие люди склонны приравнивать «разные» к «неправильным», даже если все культурные элементы возникают в результате идентичных, по сути, коммуникативных процессов.

Культуры со временем меняются. Фактически, культуры постоянно меняются, хотя иногда это изменение происходит очень медленно и незаметно. Многие силы влияют на культурные изменения.Как указывалось выше, культуры создаются посредством общения, и именно благодаря общению между людьми культуры меняются с течением времени. Каждый человек, участвующий в коммуникативной встрече, приносит сумму своего собственного опыта из других (прошлых или настоящих) культурных принадлежностей. В каком-то смысле любая встреча между людьми в новых отношениях, группах, организациях или обществах является событием межкультурного общения, и эти различные культурные встречи влияют на человека и культуры с течением времени.Технологии путешествий и коммуникации значительно ускоряют передачу сообщений из одного культурного контекста в другой, и, в малой и большой степени, культуры влияют друг на друга через общение. Такие фразы, как «плавильный котел», «мировое сообщество» и «глобальная деревня» говорят о неизбежности межкультурного влияния и изменений.

Культуры практически незаметны. Многое из того, что характеризует культуры взаимоотношений, групп, организаций или обществ, невидимо для их членов, так же как воздух невидим для тех, кто дышит им.Язык, конечно, виден, как и условные обозначения приветствий, специальные символы, места и пробелы. Однако особое и определяющее значение, которое эти символы, приветствия, места и пробелы имеют для людей в культуре, гораздо менее заметны. Например, можно наблюдать, как люди целуются, когда они здороваются, но, если у человека нет более глубоких культурных знаний, трудно определить, что означает поведение в контексте культуры их отношений, группы, организации или общества.Другими словами, без дополнительных культурных знаний трудно сказать, является ли поцелуй обычным приветствием среди случайных знакомых или такое приветствие предназначено для членов семьи или любовников. Другой пример: в некоторых культурах бифштекс считается отличной едой. Однако, если бы кто-то был вегетарианцем или членом культуры, где корова священна, тот же самый стейк имел бы совершенно другое культурное значение.

Проблески культуры

По причинам, указанным выше, возможности «увидеть» культуру и динамические отношения, существующие между культурой и коммуникацией, немногочисленны.Две такие возможности возникают при нарушении культурных традиций или при межкультурном контакте.

Когда кто-то нарушает общепринятые культурные традиции, ритуалы или обычаи — например, говоря на иностранном языке, вставая ближе, чем обычно, во время разговора или обсуждая темы, которые обычно не обсуждаются открыто, — другие представители культуры осознают что происходит что-то неуместное. Когда имеют место «нормальные» культурные практики, представители культуры мало об этом думают, но когда происходят нарушения, им напоминают — пусть даже на мгновение — о всепроникающей роли, которую культура играет в повседневной жизни.

Посещая другие группы, организации и, особенно, другие общества, люди часто сталкиваются с различными обычаями, ритуалами и условностями и поэтому осознают их. Эти ситуации часто связаны с некоторой неловкостью, поскольку люди стремятся понять особенности новой культуры, а иногда и адаптироваться к ним. В этих обстоятельствах, опять же, можно получить представление о «культуре» и процессах, с помощью которых люди создают культуру и адаптируются к ней.

Роль технологий и средств массовой информации

Все институты в обществе способствуют общению и, таким образом, все они вносят свой вклад в создание, распространение и развитие культуры.Однако средства коммуникации, такие как телевидение, кино, радио, газеты, компакт-диски, журналы, компьютеры и Интернет, играют особенно важную роль. Поскольку СМИ расширяют человеческие возможности по созданию, тиражированию, передаче и хранению сообщений, они также расширяют и усиливают деятельность по формированию культуры. С помощью такой технологии связи сообщения передаются во времени и пространстве, сохраняются, а затем извлекаются и используются. Телевизионные программы, фильмы, веб-сайты, видеоигры и компакт-диски создаются в результате человеческой деятельности и поэтому отражают и расширяют культурные перспективы их создателей.Они начинают жить своей собственной жизнью, совершенно отличной и отдельной от своих создателей, поскольку они передаются и распространяются среди все более глобального сообщества.

Вопросы и области исследования

Понимание природы культуры в связи с коммуникацией полезно во многих отношениях. Во-первых, он помогает объяснить происхождение различий между практиками, верованиями, ценностями и обычаями различных групп и обществ и служит напоминанием о процессе коммуникации, в результате которого эти различия возникли.Эти знания могут и должны повышать терпимость людей к культурным различиям. Во-вторых, это помогает объяснить процесс, через который люди проходят при адаптации к новым отношениям, группам, организациям и обществам, а также культурам каждого из них. В-третьих, он подчеркивает важность коммуникации как моста между культурами и как движущей силы культурных изменений.

Ряд вопросов также волнует исследователей и разработчиков политики в этой области. Означает ли это, что по мере роста общения между людьми, группами и странами, культурные различия и традиции неизбежно полностью исчезнут? Смогут ли культуры людей из групп, организаций и обществ, которые имеют большой доступ к средствам коммуникации и контроль над ними, превзойти культуру культур, которые имеют меньше ресурсов и меньше доступа и контроля? Можно ли использовать знания, чтобы помочь людям более комфортно и эффективно адаптироваться к новым отношениям, группам, организациям и обществам? Важность этих вопросов делает эту область важной для дальнейшего изучения учеными и практиками.

См. Также: Глобализация культуры через СМИ; Групповое общение; Межкультурная коммуникация, адаптация и; Межкультурная коммуникация, межэтнические отношения и; Межличностные связи; Язык и общение; Организационная коммуникация; Взаимоотношения, типы; Социальные изменения и СМИ; Социальные цели и СМИ; Общество и СМИ; Символы.

Библиография

Гудыкунст, Уильям Б. (1991). Преодоление различий: эффективное межгрупповое общение. Ньюбери Парк, Калифорния: Sage Publications.

Гудыкунст, Уильям Б. и Ким, Янг Ю. (1984). Общение с незнакомцами: подход к межкультурному общению. Нью-Йорк: Рэндом Хаус.

Холл, Эдвард Т. (1959). Безмолвный язык. Нью-Йорк: Даблдей.

Холл, Эдвард Т. (1979). Вне культуры. Нью-Йорк: Даблдей.

Хант, Тодд и Рубен, Брент Д. (1992). Массовые коммуникации: производители и потребители. Нью-Йорк: HarperCollins.

Ким, Янг Ю. (1988). Коммуникация и межкультурная адаптация . Клеведон, англ .: Multilingual Matters.

Рубен, Брент Д. (1992). Общение и поведение человека , 3-е издание. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл. Рубен, Брент Д., и Стюарт, Ли П. (1998). Общение и поведение человека , 4-е издание. Нидхэм-Хайтс, Массачусетс: Аллин и Бэкон.

Шиллер, Герберт. (1989). Культура, Inc. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета.

Брент Д. Рубен

Семейные отношения | Введение в коммуникацию

Третий основной тип межличностных отношений — это семейные. Что такое семья? Семья создается юридическими узами или узами общей крови? Или можно ли считать семью людьми, которые разделяют обязательства друг перед другом? Стремясь признать разнообразие семей, мы определяем семейство как организованную группу , обычно связанную кровью или каким-либо связывающим фактором общности, где индивидуальные роли и отношения меняются с течением времени. Семейные отношения обычно являются долгосрочными и обычно имеют период, когда общее пространство разделяется.

Пирсон предполагает, что семьи имеют схожие характеристики, как они обычно, организованную, реляционную транзакционную группу, разделяющую жизненное пространство в течение длительных периодов времени и смесь межличностных образов, которые развиваются через обмен смыслами с течением времени. Давайте разберемся с этим определением.

  • Семьи организованы .Все мы занимаем и играем довольно предсказуемые роли (родитель, ребенок, старший брат и сестра) в наших семейных отношениях. Точно так же общение в этих отношениях может быть довольно предсказуемым. Например, ваш младший брат может выступать в роли миротворца в семье, а ваша старшая сестра всегда инициирует ссоры со своими братьями и сестрами.
  • Семьи являются реляционной транзакционной группой . Семья не только состоит из отдельных членов, она во многом определяется отношениями между членами.Вернитесь к нашему обсуждению теории систем в пятой главе. Семья, состоящая из двух родителей противоположного пола, старшей сестры, ее мужа и трех детей, младшего брата, его новой жены и двух детей от первого брака, во многом определяется отношениями между членами семьи. Все эти люди играют определенную роль в семье и довольно последовательно взаимодействуют с другими в соответствии со своими ролями.
  • Семьи обычно занимают общее жилое пространство в течение длительного периода времени .Одна из основных тем при определении семьи — признание того, что члены семьи обычно живут под одной крышей в течение длительного периода времени. Мы, безусловно, включаем расширенную семью в наше определение, но по большей части наши представления о семье включают тех людей, с которыми мы разделяем или проживаем общее пространство в течение определенного периода времени. Даже несмотря на то, что вы, возможно, переехали учиться в колледж, большую часть вашего определения вашей семьи составляет тот факт, что вы провели большую часть своей жизни в одном доме с теми, кого вы называете своей семьей.
  • Семьи обладают смесью межличностных образов, которые развиваются в результате обмена смыслами с течением времени . В своих семьях мы узнаем важные ценности, касающиеся близости, духовности, общения и уважения. Родители и другие члены семьи моделируют поведение, которое определяет то, как мы взаимодействуем с другими. В результате мы постоянно формируем образы того, что значит быть семьей, и стараемся поддерживать этот образ семьи в нашей жизни. Вы можете определить семью как вашу ближайшую семью, состоящую из ваших родителей и брата или сестры.Однако ваш романтический партнер может рассматривать семью как состоящую из родителей, братьев и сестер, тетушек, дядей, двоюродных братьев и бабушек и дедушек. Каждый из вас ведет себя по-разному, чтобы поддерживать свой образ семьи.

Многие семьи имеют детей как часть макияжа. Олсон и Маккуббин обсуждают семь этапов, через которые проходят семьи с детьми в своем жизненном пути. Семьи без детей не будут проходить все эти этапы, а в смешанных семьях, где один из родителей не имеет основной опеки над детьми, могут наблюдаться менее резкие сдвиги между этапами.

Первый этап развития семьи — Создание семьи . На этой стадии пары вступают в преданную или супружескую жизнь и вносят необходимые изменения в подтверждение своего нового правового, семейного и социального статуса . Если они не жили вместе до брака, им, возможно, придется проработать детали разделения пространства, денег и времени. Часто этот этап включал в себя создание первого дома вдвоем.

Второй этап развития семьи — Пополнение семьи .На этом этапе пара решает расширить свою семью за счет добавления детей. Хотя это время радости и праздника, это также период большого стресса и перемен для родителей, поскольку они определяют новые роли родителей. Время для друзей, работы и друг друга часто сокращается, поскольку потребности нового ребенка становятся главной заботой и центром внимания и ресурсов пары. На этом этапе отношения больше не определяются в терминах двух человек, а включают детей, которые теперь являются частью семьи.

Третий этап развития семьи — Развитие семьи . По мере роста детей их потребности меняются с в первую очередь физических (кормление, смена подгузников и сон) на более познавательные и эмоциональные. Родители становятся основным источником привития культурных и духовных ценностей, а также развития индивидуальной личности ребенка . Этот период требует от родителей огромного количества времени и приверженности, поскольку дети остаются в центре повседневного общения.Подумайте о семье, которая постоянно водит детей в футбол, бейсбол, уроки игры на фортепиано, в церковь и руководит их образовательным развитием. На этом этапе личное развитие детей имеет большое значение для семьи.

Четвертый этап развития семьи — Поощрение независимости . Примерно в подростковом возрасте ребенка начинают процесс естественного отстранения от своих родителей как средство установления и закрепления независимой идентичности . Вы можете вспомнить, что в этот период были периоды стресса и разочарования как для ваших родителей, так и для вас.Дети могут чувствовать, что их родители излишне заботятся о своих друзьях и занятиях, а родители могут чувствовать себя брошенными и обеспокоенными за безопасность своего ребенка, поскольку они проводят больше времени вдали от дома. Их часто называют периодами бунтарей, когда дети проявляют определенное поведение с целью обрести независимость от своих родителей.

Пятый этап развития семьи — Запуск детей . В процессе воспитания детей пары вступают в отношения друг с другом, в которых дети часто находятся в центре внимания, а не друг друга.На этапе «Запуск детей» каждый член пары теперь должен заново изучить свои роли, поскольку взрослые дети в конечном итоге уезжают из дома ради учебы в колледже, карьеры или собственного брака и семьи . Если один из родителей отказался от карьеры, чтобы воспитывать детей, он может задаться вопросом, что делать со свободным временем. Хотя синдром пустого гнезда может вызывать стресс, это также шанс для новых возможностей, поскольку у родителей появляется больше времени, денег, свободы и энергии, которые они могут тратить друг на друга, хобби, путешествия и друзей.Многие испытывают волнение от того, что могут сосредоточиться друг на друге как пара после многих лет воспитания детей в доме.

Шестой этап развития семьи — Пост-запуск детей . В зависимости от того, как пара справляется с пятой стадией, рождение детей после рождения может быть наполнено новой любовью или может создать большое напряжение в браке, поскольку пара узнает, что они не знают, как взаимодействовать друг с другом вне контекста. воспитание детей .Некоторые пары снова и снова влюбляются и могут возобновить свои свадебные клятвы как сигнал об этом новом этапе в своих отношениях. Некоторые родители, которые, возможно, решили остаться в браке ради детей, могут решить прекратить отношения после того, как дети покинули семейный дом. Для некоторых пар, когда «птиц в гнезде не осталось», семейная собака становится новым центром внимания и непреднамеренно берет на себя роль одного из потомков и продолжает регулировать и ограничивать действия пары, когда собака требует воспитания.Некоторые родители находят новые хобби, путешествуют по миру и проводят несколько «свиданий» каждую неделю.

Седьмой этап развития семьи — Выход на пенсию . Подобно запуску детей, свобода от работы может быть возможностью для роста и исследования новых отношений и занятий. Если у вас будет больше времени в течение дня, это может облегчить поездки, волонтерскую работу или повышение квалификации . И наоборот, люди на этой стадии могут столкнуться с сокращением дохода и потерей идентичности, что связано с членством в какой-либо профессии.Семья может также испытать новый рост на этом этапе, поскольку взрослые дети приводят своих собственных партнеров и внуков в качестве новых членов семьи.

Паттерны общения в семье и между супружеской парой постоянно меняются и пересматриваются по мере того, как семья проходит через вышеуказанные этапы. Тот факт, что пара обычно проводит меньше времени вместе на второй и третьей стадиях и больше времени вместе на стадиях с пятой по восьмую, требует, чтобы они постоянно управляли диалектическими противоречиями, такими как автономия / связь.Управление этими противоречиями может проявляться в виде конфликта. Все отношения конфликтны. Конфликт естественен. Важно то, как мы думаем о конфликтах и ​​как управляем ими.

Психическое здоровье родителей и детей: межкультурная перспектива

Мировая психиатрия. 2013 Октябрь; 12 (3): 258–265.

Исследования детей и семьи, Национальный институт здоровья детей и развития человека Юнис Кеннеди Шрайвер, 6705 Рокледж Драйв, Бетесда, Мэриленд, США

Copyright © 2013 World Psychiatric Association

Abstract

В самом общем инструментальном смысле родительские обязанности заключаются в заботе о молодых людях и их подготовке к решению жизненных задач. Родители рассказывают о детском опыте и создают среду, которая направляет развитие детей и тем самым способствует их психическому здоровью. Воспитание выражается в познании и практике. Однако родители не являются родителями, и дети растут не изолированно, а в различных контекстах, и одним из примечательных контекстов воспитания и психического здоровья ребенка является культура.Каждая культура характеризуется и отличается от других культур глубоко укоренившимися и широко признанными идеями о том, как нужно чувствовать, думать и действовать как адекватно функционирующий член культуры. Поскольку родители придерживаются определенных правил культуры, они, вероятно, следуют преобладающим «культурным сценариям» в воспитании детей. Расширяя наше определение, таким образом, постоянная задача родителей заключается в том, чтобы приобщать детей к культуре, готовя их к физическим, психосоциальным и образовательным ситуациям, которые характерны для их конкретной культуры.Межкультурные сравнения показывают, что практически все аспекты воспитания детей обусловлены культурой: культура влияет на то, когда и как родители заботятся о детях, чего родители ожидают от детей и какое поведение родители ценят, подчеркивают и поощряют или обескураживают и наказывают. Таким образом, культурные нормы проявляются в психическом здоровье детей через воспитание детей. Кроме того, различия в том, что является нормативным в разных культурах, ставят под сомнение наши предположения о том, что является универсальным, и информируют наше понимание того, как отношения между родителями и детьми развиваются как универсально, так и специфично.Это эссе касается вклада культуры в воспитание детей и психическое здоровье детей. Никакое исследование отдельного общества не может решить эту обширную проблему. Однако можно извлечь уроки о воспитании детей и психическом здоровье детей из изучения различных обществ.

Ключевые слова: Культура, воспитание, убеждения, поведение, методология, психиатрия, социальная политика

Воспитание играет центральную роль в ходе и результатах развития ребенка (1-3). Родительский уход играет важную роль в психическом здоровье детей, потому что он регулирует большинство взаимодействий между ребенком и окружающей средой и помогает формировать адаптацию детей.В раннем детстве более 100 миллиардов нейронов развиваются и подключаются для настройки сетей мозга через взаимодействие генетики, окружающей среды и опыта (4). Воспитание играет ключевую роль в этом процессе и, таким образом, формирует психическое и физическое здоровье, поведение и академические навыки и даже участие на рынке труда на протяжении всей жизни (5,6). Но само воспитание формируется и получает значение культурой (7).

Подобно тому, как культурные различия четко определяют язык, на котором дети в конечном итоге говорят, культурные различия оказывают существенное и дифференцированное влияние на умственное, эмоциональное и социальное развитие детей.Каждая культура характеризуется и отличается от других культур глубоко укоренившимися и широко признанными идеями о том, как нужно чувствовать, думать и действовать как действующий член культуры. Эти убеждения и поведение формируют то, как родители воспитывают своих детей. Культура помогает формировать родителей и воспитание детей, так же как культура помогает определять психическое здоровье. Культура также поддерживается и передается посредством влияния на родительские познания, которые, в свою очередь, формируют родительские практики (7,8). Независимо от того, являются ли они универсальными или специфичными в культурном отношении, существуют средства контроля, гарантирующие, что каждое новое поколение приобретает культурно приемлемые и нормативные модели убеждений и поведения.

В этой статье я описываю взаимосвязь между воспитанием детей и культурой и их значение для психического здоровья ребенка.

РОДИТЕЛЬСТВО И КУЛЬТУРА

В самом общем инструментальном смысле воспитание состоит из заботы о молодых людях и их подготовки к решению жизненных задач. Родители рассказывают о детстве и создают среду, которая способствует развитию детей. Биологические родители вносят непосредственный вклад в генетический состав своих детей, а биологические и социальные родители в равной степени напрямую конструируют детский опыт.

По мнению большинства наблюдателей, матери уникальны, роль матери универсальна, а материнство однозначно является принципиальным для развития ребенка (9), даже если исторически социальные и юридические требования и обязанности отцов по отношению к детям были преобладающими (10) . Межкультурные опросы подтверждают приоритет материнской заботы (11,12). В среднем матери тратят на 65-80 процентов больше времени, чем отцы, на прямое общение один на один с маленькими детьми (13). Отцы могут расстаться со своими детьми, когда они несчастливы в браке; матери обычно этого не делают (14).

Отцы, конечно же, не некомпетентны и не равнодушны к уходу за детьми. Матери и отцы, как правило, разделяют труд по уходу и привлекают детей, уделяя особое внимание различным типам взаимодействия: матери обеспечивают непосредственный уход, а отцы служат товарищами по играм и поддержкой (9,15). Исследования с участием как традиционных (16), так и нетрадиционных (отец — основной опекун) семей (17) показывают, что пол родителей оказывает большее влияние, чем родительская роль или статус занятости. Западные промышленно развитые страны стали свидетелями увеличения количества времени, которое отцы проводят со своими детьми; в действительности, однако, большинство отцов по-прежнему в первую очередь помощники (18).

Примечательно, что в разных культурах иногда по-разному распределяются родительские обязанности. В большинстве случаев мать является основным попечителем; в других случаях совместное попечение может быть нормой. Таким образом, в некоторых культурах дети проводят много или даже большую часть своего времени с другими важными опекунами, включая братьев и сестер, родственников, не являющихся родителями, или взрослых, не являющихся членами семьи. Различные способы ухода за детьми, такие как воспитание, социальное взаимодействие и дидактика, распределяются между разными членами группы.

Воспитание выражается в познании и практике. Убеждения родителей — их идеи, знания, ценности, цели и отношения — занимают неизменно популярное место в исследованиях воспитания и психического здоровья детей (19–21). Родительские убеждения выполняют множество функций; они порождают и формируют родительское поведение, опосредуют эффективность воспитания и помогают организовать воспитание (22,23). Более заметным в феноменологии ребенка являются практики родителей — реальный опыт, который родители предоставляют детям.Большая часть мирского опыта маленьких детей проистекает непосредственно из взаимодействия, которое они имеют в семье. Родительское познание и достижение родительских целей достигаются посредством родительской практики.

Человеческие существа не растут, и взрослые являются родителями не изолированно, а в различных контекстах (24), и одним примечательным контекстом воспитания и психического здоровья детей является культура. Как это ни парадоксально известно, что культуру сложно дать определение. Некоторые считают это комплексом переменных (25–27), тогда как для других культура представляет собой усвоенные значения и совместно используемую информацию, передаваемую от одного поколения к другому, то есть «… как набор механизмов контроля — планы, рецепты, правила, инструкции… — для управления поведением »(28).Таким образом, культура состоит из отличительных паттернов норм, идей, ценностей, условностей, поведения и символических представлений о жизни, которые обычно поддерживаются группой людей, сохраняются с течением времени, направляют и регулируют повседневную жизнь и составляют ценные компетенции, которые являются ценными. сообщается новым участникам группы.

Каждое общество предписывает определенные характеристики, которыми его члены должны обладать или действовать в соответствии с ними, и запрещает другие, которых они не должны делать, если они хотят нормально и нормально функционировать как члены этого общества.Некоторые предписания и запреты могут быть универсальными и межкультурными; Примером может быть требование к родителям (или указанным суррогатным матерям) воспитывать и защищать детей (2). Другие стандарты и ценности сильно различаются от одной культуры к другой; примером может быть вопрос о том, нужно ли и как наказывать детей (29).

Родительский уход сочетает в себе интуицию и обучение. Иногда родители руководствуются своей интуицией в отношении ухода за детьми. Например, почти везде родители разговаривают со своими младенцами, хотя знают, что младенцы еще не понимают язык.Тем не менее, родители также приобретают понимание того, что такое эффективное воспитание, живя в культуре: поколения, социальные и медиа-образы воспитания, детей и семейной жизни играют важную роль, помогая людям формировать свои родительские познания и направлять свои родительские практики. Родители из разных культур получают много разных рекомендаций о том, как правильно воспитывать детей, будь то книги с советами, предложения от семьи и друзей или непосредственное обучение на собственном примере.Поскольку родители принадлежат к культуре и придерживаются определенных конвенций этой культуры, они, вероятно, следуют преобладающим «культурным сценариям» в воспитании детей.

Различия в культуре создают как тонкие, так и очевидные, но всегда впечатляющие и значимые различия в моделях воспитания и психического здоровья ребенка. Межкультурные сравнения показывают, что практически все аспекты воспитания детей зависят от культуры. Например, матери в сельских районах Таиланда не знают, что их новорожденные могут видеть, и часто в течение дня они пеленают младенцев на спине в тканевом гамаке, который позволяет ребенку только узкую щель обзора потолка или неба (30).Новоиспеченные матери из Австралии и Ливана, проживающие в Австралии, ожидают совершенно разных графиков развития ребенка, и их культура формирует ожидания матерей гораздо больше, чем другие факторы, такие как опыт наблюдения за своими детьми или непосредственное сравнение своих детей с другими детьми (31).

Культура повсеместно влияет на то, когда и как родители заботятся о детях, в какой степени родители разрешают детям свободу познания, насколько заботливыми или ограничивающими являются родители, какое поведение родители подчеркивают и т. Д.Япония и Соединенные Штаты поддерживают достаточно схожие уровни современности и уровня жизни, и оба они являются обществами, в большей степени ориентированными на детей, но эти два общества различаются с точки зрения воспитания детей (32–34). Японские матери ожидают от своих детей раннего овладения эмоциональной зрелостью, самоконтролем и социальной вежливостью, тогда как американские матери ожидают от своих детей раннего овладения вербальной компетенцией и самореализации. Американские матери продвигают независимость и организуют социальное взаимодействие со своими детьми, чтобы способствовать физической и вербальной уверенности и независимости.Напротив, японские матери организуют социальное взаимодействие с детьми, чтобы консолидировать и укреплять близость и зависимость в диаде, и они, как правило, балуют маленьких детей. Эти контрастирующие стили очевидны во взаимоотношениях матери и ребенка уже в 5 месяцев (35).

Родители обычно заботятся о себе, веря системам коренных культурных убеждений и преобладающим культурным образцам поведения. Действительно, культурно сформированные установки могут быть настолько сильными, что родители, как известно, действуют в соответствии с ними, не обращая внимания на то, что их чувства могут сказать им о своих собственных детях.Например, родители в Самоа думают, что все маленькие дети обладают злым и своенравным характером, и, независимо от того, что дети могут на самом деле сказать, родители по обоюдному согласию сообщают, что первое слово их детей — «таэ» — самоанское слово «дерьмо» (36).

Важно отметить, что можно ожидать, что культурно-специфические модели воспитания детей будут адаптироваться к условиям и потребностям каждого конкретного общества. Что такое воспитание и как оно работает, отражают культурный контекст. Воспитание — основная причина того, почему люди в разных культурах такие, какие они есть, и часто так отличаются друг от друга.Поэтому центральным элементом концепции культуры является ожидание того, что разные культурные группы обладают различными убеждениями и ведут себя уникальным образом по отношению к своим родителям.

Родители в разных культурах обычно придерживаются разных убеждений в отношении своих родителей и детей (19,37). В исследовании, проведенном в семи культурах (Аргентина, Бельгия, Франция, Израиль, Италия, Япония и США), матери оценили свою компетентность, удовлетворенность, инвестиции и баланс ролей в воспитании детей и приписали свои успехи и неудачи в воспитании детей способностям, усилие, настроение, сложность родительской задачи или поведение ребенка (38).Возникли систематические страновые различия как в самооценке, так и в атрибуции, которые можно интерпретировать с точки зрения культурных ориентаций. Например, аргентинские матери относительно невысоко оценивали родительскую компетентность и удовлетворенность и обвиняли родительские неудачи в их неспособности. Их неуверенность в отношении материнства, по-видимому, соответствовала относительному отсутствию социальной поддержки, особенно доступной им помощи и советов по воспитанию детей. Напротив, бельгийские матери оценили себя как очень довольные своей заботой, чего можно было ожидать в свете сильной поддержки, оказываемой Бельгией родителям по уходу за детьми (например,g., периодические издания, консультации, посещения на дому, информационные семинары по вопросам здравоохранения и демонстрационные классы для родителей).

Культурные ожидания в отношении норм и этапов развития (например, когда ожидается, что ребенок достигнет определенного навыка развития), в свою очередь, влияют на оценки родителей относительно развития своего ребенка. Хопкинс и Вестра (39,40) опросили матерей из Англии, Ямайки и Индии, живущих в одном городе, и обнаружили, что ямайские матери ожидали, что их дети будут сидеть и ходить раньше, тогда как индийские матери ожидали, что их дети будут ползать позже.В каждом случае фактическое достижение детьми вех в развитии соответствовало ожиданиям их матерей.

Вера родителей имеет силу. В большинстве обществ родители разговаривают с младенцами и справедливо считают их понимающими интерактивными партнерами задолго до того, как младенцы начинают говорить, но в некоторых обществах родители считают бессмысленным разговаривать с младенцами до того, как сами дети научатся говорить, и поэтому не разговаривают с ними ( 36). В некоторых обществах родители считают маленьких детей интерактивными партнерами и играют с ними, тогда как родители в других обществах считают такое поведение бессмысленным (41).Действительно, культурные различия в некоторых родительских убеждениях, по-видимому, сохраняются даже среди людей, родившихся и выросших в одной культуре, которые затем переезжают в другую культуру с другими нормами воспитания детей. Пачтер и Дворкин (42) спросили матерей из меньшинств (пуэрториканцев, афроамериканцев, западных индейцев / карибских) и большинства (американцы европейского происхождения) о нормальном возрасте достижения типичных этапов развития в течение первых трех лет жизни: выявились различия среди этнических групп более одной трети оцененных этапов развития.Поэтому представления группы большинства не всегда легко принимаются, а культурно значимые родительские убеждения и нормы часто также сопротивляются изменениям (43). В Соединенных Штатах познания матерей японских иммигрантов, как правило, аналогичны познаниям японских матерей или являются промежуточными между японскими и американскими матерями; однако родительские познания матерей иммигрантов из Южной Америки больше похожи на познания американцев европейского происхождения, чем матерей из Южной Америки (44). Различные группы иммигрантов по-разному принимают и сохраняют определенные представления и практики (45).

Хотя сейчас много теоретических и эмпирических данных делается на межкультурные различия, многие этапы развития, стратегии воспитания и семейные процессы, вероятно, будут схожими в разных культурах. Эволюционное мышление обращается к общему для вида геному, а общее биологическое наследие некоторых психологических процессов предполагает их универсальность (46), как и общие исторические и экономические силы (47). Таким образом, некоторые требования к родителям являются обычным явлением. Например, родители во всех обществах должны воспитывать и защищать своих детей (2), и, в конце концов, все родители должны помогать детям решать аналогичные задачи развития, и все родители (предположительно) желают физического здоровья, социальной адаптации, образовательных достижений, и экономическая безопасность для их детей, однако эти успехи могут быть воплощены в конкретной культуре.

Кроме того, механизмы влияния родителей на детей универсальны. Например, теоретики социального обучения определили всеобъемлющие роли, которые играют обусловливание и моделирование, когда дети приобретают ассоциации, которые впоследствии формируют основу их культурно сконструированных «я». Наблюдая или слушая других, уже укоренившихся в культуре, дети начинают думать и действовать так же, как они. Теоретики привязанности предполагают, что дети повсюду развивают внутренние рабочие модели социальных отношений посредством взаимодействия со своими основными опекунами и что эти модели формируют будущие социальные отношения детей с другими (48).Более того, социально-экономическое развитие и информационная глобализация ставят сегодня родителей, принадлежащих к различным культурным группам, ко многим (все более и более) похожим проблемам и проблемам социализации (например, безопасность в Интернете).

Отражают ли культурно общие модели воспитания факторы, присущие детям и их биологии, биологические основы ухода, историческое сближение стилей воспитания, общие экономические или экологические факторы или растущее распространение миграции или распространения через средства массовой информации, трудно, если не невозможно определить.Современность стала свидетелем всемирной модели изменений в сторону урбанизации, однородности средств массовой информации и вестернизации, что в совокупности способствует растворению традиционных культурных моделей. В конце концов, разные народы (предположительно) хотят развивать одинаковые общие компетенции у своей молодежи, а некоторые делают это качественно и количественно схожими способами.

Когда разные родительские познания или практики имеют разные значения или выполняют разные функции в разных условиях, это свидетельствует о культурной специфичности.Например, матери в Китае и Индии используют авторитарные (высокая степень теплоты, высокий контроль) и авторитарная (низкая теплота, высокий контроль) методы воспитания, соответственно, таким образом, чтобы это связано с различиями в их целях социального и эмоционального развития своих детей (49). ). Обряды инициации, которые в одних культурах считаются безвредными для детей, в других могут быть расценены как оскорбительные.

Неудивительно, что детерминистские аргументы, выдвигаемые спецификаторами культуры, напоминают аргументы, выдвинутые культурологами-универсалистами.Взрослые в разных культурах могут по-разному воспитывать детей из-за своих биологических характеристик, например, их дифференциальной пороговой чувствительности или внимания к детским сигналам. Определенные культурно-специфические биологические характеристики детей, такие как конституциональный темперамент, могут способствовать формированию родительских взглядов и / или действий, обусловленных культурой. Наконец, экологические или экономические условия, характерные для данной культурной среды, могут способствовать родительским убеждениям и поведению, присущим этой культуре, которые эволюционировали по-разному, чтобы оптимизировать приспособление и адаптацию потомства к обстоятельствам местной ситуации.

РОДИТЕЛЬСТВО, КУЛЬТУРА И ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ РЕБЕНКА

В том, что можно назвать «стандартной моделью», ожидания относительно того, что является культурно приемлемым, а что нет, формируют познания родителей в отношении ухода, которые, в свою очередь, формируют их методы воспитания и, в конечном итоге, детей опыт и развитие. Таким образом, культурные нормы проявляются у психически здоровых детей через воспитание. Например, европейские американские матери 1-летних детей из США поощряют развитие индивидуальной детской автономии, тогда как матери из Пуэрто-Рико делают упор на взаимозависимость и взаимосвязь матери и ребенка (50).Эти культурные различия заложены в поведении воспитателей: матери европейского происхождения из США используют внушения и другие косвенные средства структурирования поведения своих детей, а матери из Пуэрто-Рико используют более прямые средства структурирования, такие как команды, физическое положение и ограничения. Рассмотрите детское сдерживание поведения, реакцию китайских и канадских родителей на это поведенческое созвездие и дальнейшее развитие детей. Обе культуры сдерживают детей, но у традиционных китайских матерей более теплое и приветливое отношение, в то время как канадские матери более жесткие.В школе застенчивые и чувствительные китайские дети успевают лучше в учебе и оцениваются более положительно учителями и сверстниками, в отличие от застенчивых канадских детей, у которых дела обстоят хуже (51,52). Конечно, убеждения не всегда напрямую соотносятся с поведением, но они сосуществуют сложным образом, и культурное значение, присвоенное каждому, имеет решающее значение.

Совершенно необходимо больше узнать о культуре и воспитании детей, чтобы ученые, преподаватели и практики могли эффективно укреплять психическое здоровье ребенка.Поскольку в культуре устанавливаются (некоторые) систематические отношения между тем, как люди являются родителями, и тем, как развиваются дети, существует возможность определения некоторых «лучших практик» в том, как способствовать позитивному воспитанию и позитивному психическому здоровью ребенка. Некоторые родительские обычаи воспринимаются как оскорбительные в некоторых культурах, но в других считается, что такое же поведение благоприятно влияет на приспособление детей. Например, в некоторых культурных контекстах практика воспитания включает народные средства, которые призваны помочь детям вылечиться от болезни, но при этом оставляют ожоги или другие следы (53,54).Эти методы воспитания становятся проблематичными только тогда, когда родители используют их вне своего нормативного контекста (например, после иммиграции в другую культуру, где такое поведение противоречит общепринятым культурным определениям жестокого обращения с детьми) (55). В судебных делах, связанных с такими сценариями, иногда используются культурные свидетельства (56): один судья отклонил дело, в котором мать сделала небольшие порезы на щеках своим двум сыновьям, чтобы показать, что мальчики были посвящены в ее родное племя (57). Прокалывание ушей иллюстрирует практику воспитания, которая является нормативной в одной культуре (США) и может причинить физический вред детям в краткосрочной перспективе и навсегда изменить их внешний вид; тем не менее, воспитание детей, поощряющее прокалывание ушей, не считается оскорбительным, и нет никаких оснований предполагать, что это оказывает долгосрочное негативное влияние на психическое здоровье детей.Напротив, некоторые методы воспитания могут быть вредными для детей, даже если они санкционированы культурной группой. Женское обрезание широко критикуется как оскорбительное и оказывающее долгосрочное негативное воздействие на женское здоровье, несмотря на его нормативность в определенных культурных контекстах (57,58). Мировое сообщество все чаще придерживается мнения, что дети обладают особыми правами независимо от их культуры, и что иногда необходимо вмешиваться вместе с родителями, чтобы предотвратить серьезный вред.В 1990 году Конвенция Организации Объединенных Наций о правах ребенка (КПР) поставила защиту прав детей во главу угла международного сообщества. КПР является примером того, как мировое сообщество принимает позиции, которые призваны формировать воспитание детей во всем мире.

Последовательные родительские убеждения и поведение помогают поддерживать психическое здоровье детей в соответствии с культурно приемлемыми нормами. Тематичность (повторение одной и той же культурной идеи через механизмы и контексты) имеет особое значение в культуре как организатор поведения (59).Так, например, в Соединенных Штатах личный выбор тесно связан с тем, как люди думают о себе и осмысливают свою жизнь. Личный выбор твердо построен на принципах свободы и свободы и является устойчивой и важной психологической конструкцией в литературе по воспитанию детей и психическому здоровью детей в США (60).

Имеет значение то, что является нормативным в обществе. Например, культурный климат, в котором проявляется детская дисциплина, так же важен, как и дисциплина как таковая, для прогнозирования психического здоровья детей (61).В ходе эмпирического теста роли культурной нормативности в отношениях между родителями и детьми в шести странах изучалась модерационная связь между использованием матерями физической дисциплины и приспособленностью детей (62). Более частое применение физической дисциплины детьми было связано с тревогой, а более частое применение телесных наказаний было связано с насилием со стороны взрослых и одобрением насилия (63). Однако страны различались по своей нормативности физической дисциплины и по тому, как физическая дисциплина связана с адаптацией детей.Воспринимаемая детьми нормативность физической дисциплины уменьшала связь между физической дисциплиной и детской тревогой и агрессией. Дети, которые считали использование физической дисциплины культурно нормативным, проявляли более высокий уровень агрессии, независимо от того, испытывали ли они лично высокий или низкий уровень физической дисциплины. Более частое использование физической дисциплины было менее тесно связано с неблагоприятными исходами для детей в контексте большей воспринимаемой культурной нормативности.Короче говоря, связь между физической дисциплиной матерями и психическим здоровьем ребенка смягчалась культурной нормативностью физической дисциплины.

Американские европейские родители подростков в США более склонны к авторитетному воспитанию, которое подчеркивает рост разделения и автономии в рамках поддерживающих и отзывчивых отношений, в то время как родители из Латинской Америки, афроамериканцев и американцев азиатского происхождения склонны к авторитарному воспитанию, при этом его больший упор на послушание и подчинение (64).Американских детей поощряют обсуждать свои собственные чувства и чувства других, чтобы лучше понять эмоции и способность их регулировать; Китайские семьи поощряют настройку на чувства других, но сдержанность в выражении собственных чувств как ключ к гармонии в группе (65). Китайские родители напоминают детям об их прошлых проступках, рассказывая истории, например, чтобы научить их социальным нормам и стандартам поведения и вызвать чувство стыда за плохое поведение.Напротив, американские родители избегают рассказов о проступках, чтобы не навредить самооценке своих детей (66,67).

Некоторые отношения между родителями и детьми в области психического здоровья регулярно повторяются даже в самых разных культурах. Когда конкретное родительское познание или практика подразумевает одно и то же значение и выполняет одну и ту же функцию в разных культурах, это, вероятно, составляет культурную универсалию. Родительский психологический контроль над подростками, по-видимому, имеет отрицательные корреляты в самых разных культурных контекстах.В исследовании, проведенном в 11 странах, в том числе по крайней мере по одной из Африки, Азии, Европы, Ближнего Востока, Северной Америки и Южной Америки, было обнаружено фактическое единодушие в отношении направления и значимости ассоциаций родительского контроля с меньшим и психологическим контролем. в большей степени — антиобщественное поведение подростков (68).

Однако одни и те же родительские познания или практики могут также принимать разные значения или функции в разных культурных контекстах. Например, в некоторых культурах взаимный зрительный контакт создает основу для межличностного общения и социального взаимодействия (69), но в других взаимный зрительный контакт сигнализирует о неуважении и агрессии (70,71).Различные значения, связанные с определенным поведением, могут вызвать проблемы с адаптацией у детей, родители которых ожидают, что они будут вести себя одним способом, который поощряется дома (например, избегая зрительного контакта, чтобы показать почтение и уважение), когда дети оказываются в условиях, в которых взрослые проявляют разные (иногда отрицательное) значения одного и того же поведения (например, неуважительное отношение к учителю и отсутствие интереса к нему в школе).

И наоборот, разные родительские познания и практики могут иметь одно и то же значение или выполнять одну и ту же функцию в разных культурных контекстах.В некоторых культурных группах родители проявляют привязанность преимущественно тоном голоса, тогда как в других родители демонстрируют привязанность физически. Эти разные дисплеи служат одной и той же функции, заставляя детей чувствовать себя любимыми, ценными и одобренными родителями в их соответствующих культурах. Взаимосвязь и автономия важны во всех культурах, но способы, которыми родители воспитывают детей, различаются в зависимости от ценностей и целей, существующих в определенных культурах (72,73). Американские младенцы в США используют матерей как безопасную базу для изучения мира, а японские младенцы получают удовольствие от удовлетворения своих потребностей матерями (74).По сути, здоровые отношения занимают центральное место в обеих культурах, но они принимают разные формы в зависимости от противоположных культурных акцентов на индивидуации и приспособлении. Авторитарный стиль воспитания приводит к положительным результатам в отношении психического здоровья американских детей европейского происхождения в США, а авторитарный стиль воспитания приводит к положительным результатам для афроамериканских детей (75).

Специфичность и общность воспитания, а также отношения между родителями и психическим здоровьем их детей выгодно оценивать с помощью культурных исследований, поскольку ни воспитание, ни развитие детей не происходит в вакууме: и то, и другое возникают и растут в среде культуры.Различия в том, что является нормативным в разных культурах, ставят под сомнение наши предположения о том, что является универсальным, и информируют наше понимание того, как отношения между родителями и детьми развиваются универсальным и специфическим образом.

ВЫВОДЫ

Культура влияет на некоторые родительские познания и практики и, в свою очередь, на психическое здоровье ребенка с самого раннего возраста через такие распространенные факторы, как то, что родители ожидают от детей, когда и как родители заботятся о детях и какое поведение родители ценят , подчеркнуть и вознаградить.На родителей влияют стандартные представления о том, что есть и что должно быть надлежащим воспитанием детей, и поэтому они (даже неосознанно) стремятся реализовать программу, основанную на концепциях, характеризующих их культурно-специфическую среду.

Это постоянная задача родителей — заботиться о детях, а также призывать их к культуре, готовя их к физическим, психосоциальным и образовательным ситуациям, характерным для их конкретной культуры. По этой причине многие социальные теоретики утверждали, что семья в целом и отношения между родителями и детьми в частности представляют собой эффективный тигель для раннего (и, возможно, в конечном итоге) развития личности и непрерывности культуры.Каждая культура продвигает уникальные способы адаптации к строгим требованиям, экологии и окружающей среде и развивает традиции для достижения общих целей воспитания детей. Как следствие, даже несмотря на некоторые общие цели, воспитание детей в разных культурах сильно различается. Поэтому культурные контексты отцовства и детства вызывают все больший интерес мировой психиатрии.

Тем не менее, после примерно столетия психологических исследований, в которых значительное внимание уделялось воспитанию детей и психическому здоровью детей, все еще слишком мало известно об убеждениях и поведении, жизненных обстоятельствах и опыте детей или их родителей в незападных культурах. .В прошлом ученые имели тенденцию делать обобщения от поведения человека или конкретной ситуации к выводам общего вида, не уделяя должного внимания обстоятельствам и ограничениям, налагаемым культурой. Всепроникающая критика заключается в том, что традиционно исследования в этой области имели тенденцию описывать конструкции, структуры, функции и процессы в соответствии с идеалами, присущими западным, образованным, индустриальным, богатым и демократическим обществам (76-78). Например, Патель и Суматипала (79) опросили ведущие психиатрические журналы и обнаружили, что только «6% литературы [было] опубликовано из регионов мира, на которые приходится более 90% мирового населения».Основное ограничение, связанное с культурой, препятствует всестороннему пониманию родительского и психического здоровья. Это ограничение привело к многочисленным критикам взглядов на единую культуру и мотивировало последовательные призывы к более кросс-культурным исследованиям (77,79,80). Таким образом, исследователи все больше осознают необходимость расширения охвата исследования родителей, чтобы включить в него более разнообразные в культурном отношении образцы. Прислушиваться к этим призывам важно, чтобы избежать неправильного восприятия универсальности, а также предвзятости монокультурного исследования.

Таким образом, существует определенная необходимость и важность культурных подходов к воспитанию детей и психическому здоровью детей. Описательно они неоценимы для раскрытия всего спектра человеческого воспитания и психического здоровья ребенка. Изучение различных культур также дает противодействие этноцентризму. Признание результатов, полученных в любой культуре, как «нормативных» слишком узко, и готовые обобщения на их основе для родителей и детей в целом некритичны. Сравнение культур также важно, потому что оно расширяет понимание процессов, посредством которых биологические переменные сливаются с переменными окружающей среды и опытом в развитии.Осведомленность об альтернативных способах развития помогает лучше понять природу человеческой изменчивости. Изучая свои корни в этнографической работе, исследования культуры и воспитания детей стали занимать все более важное место в развивающем мышлении. Нам нужны более подробные и систематические данные о культурных убеждениях, поведении и условиях развития родителей и детей.

Давние проблемы, обнаруженные на стыке родительского воспитания, психического здоровья ребенка и культуры, заключаются в следующем.Каковы универсалии ухода за детьми и их развития у нашего вида? Как родители организуют эффективную среду детства? Каков вклад культуры в воспитание детей, психическое здоровье детей и отношения между родителями и детьми? Ни одно исследование одного общества не может ответить на эти общие вопросы. Однако можно извлечь уроки из изучения различных обществ, которые могут предложить частичные ответы.

В целом, возможно, самая важная вещь, которую родители делают для ребенка, — это определение культуры, в которой этот ребенок родился (81).Культурное исследование воспитания и психического здоровья ребенка полезно понимать в рамках необходимых и желаемых требований. Необходимое требование — чтобы родители и дети общались друг с другом. От этого зависит нормальное общение и хорошее психическое здоровье детей. Неудивительно, что общение оказывается универсальным аспектом воспитания и развития ребенка. Желательным требованием является то, чтобы родители и дети общались определенным образом, адаптированным и верным их культуре.

Культурная перспектива раскрывает идеалы и нормы общества и то, как они воплощаются в жизнь; точка зрения родителей определяет убеждения и поведение, характеризующие уход за детьми; а точка зрения ребенка оценивает влияние культуры и заботы на развитие психического здоровья.

Список литературы

1. Bornstein MH. Воспитание младенцев. В: Bornstein MH, редактор. Справочник по воспитанию детей. 2-е изд. Махва: Эрлбаум; 2002. С. 3–43. [Google Scholar] 2. Bornstein MH. Воспитательная наука и практика.В: Дэймон В., Реннингер К.А., Сигель И.Е., редакторы. Справочник по детской психологии, Vol. 4: Детская психология на практике. 6-е изд. Нью-Йорк: Уайли; 2006. С. 893–949. [Google Scholar] 3. Коллинз В.А., Маккоби Е.Е., Стейнберг Л. и др. Современные исследования в области воспитания детей: аргументы в пользу природы и воспитания. Am Psychol. 2000; 55: 218–32. [PubMed] [Google Scholar] 4. Куперус JW, Нельсон CA. Раннее развитие мозга и пластичность. В: Маккартни К., Филлипс Д., редакторы. Справочник Блэквелла по раннему развитию детей.Молден: Блэквелл; 2006. С. 85–105. [Google Scholar] 5. Карнейро П., Мегир С., Парей М. Материнское образование, домашняя среда и развитие детей и подростков. J Eur Econ Assoc. 2012; 11: 123–60. [Google Scholar] 6. Дюпа П. Поведение в отношении здоровья в развивающихся странах. Annu Rev Econ. 2011; 3: 425–49. [Google Scholar] 7. Bornstein MH, Lansford JE. Воспитание. В: Bornstein MH, редактор. Справочник науки о кросс-культурном развитии. Нью-Йорк: Тейлор и Фрэнсис; 2010. С. 259–77. [Google Scholar] 8.Harkness S, Super CM, Moscardino U и др. Культурные модели и программы развития: значение для возбуждения и саморегуляции в раннем младенчестве. J Dev Processes. 2007; 2: 5–39. [Google Scholar] 9. Барнард К.Е., Солчаный Ю.Е. Материнство. В: Bornstein MH, редактор. Справочник по воспитанию детей, Vol. 3: Статус и социальные условия воспитания детей. 2-е изд. Махва: Эрлбаум; 2002. С. 3–25. [Google Scholar] 10. Френч В. История воспитания детей: древний средиземноморский мир. В: Bornstein MH, редактор. Справочник по воспитанию детей, Vol.2: Биология и экология воспитания детей. 2-е изд. Махва: Эрлбаум; 2002. С. 345–76. [Google Scholar] 11. Гири, округ Колумбия. Эволюция и непосредственное выражение человеческого отцовского вклада. Psychol Bull. 2000; 126: 55–77. [PubMed] [Google Scholar] 12. Вайснер Т.С., Галлимор Р. Смотритель моего брата: уход за детьми, братьями и сестрами. Курр Антрополь. 1977; 18: 169–90. [Google Scholar] 13. Parke RD, Dennis J, Flyr ML. Отцы: культурные и экологические перспективы. В: Lustre L, Okagaki L, et al., Редакторы. Воспитание: экологическая перспектива.2-е изд. Махва: Эрлбаум; 2005. С. 103–44. [Google Scholar] 14. Кериг П.К., Коуэн П.А., Коуэн С.П. Качество брака и гендерные различия во взаимодействии родителей и детей. Dev Psychol. 2005; 29: 931–9. [Google Scholar] 15. Parke RD. Отцы и семьи. В: Bornstein MH, редактор. Справочник по воспитанию детей. 2-е изд. Махва: Эрлбаум; 2002. С. 27–73. [Google Scholar] 16. Бельски Дж., Гилстрап Б., Ровин М. Проект развития семьи и ребенка в Пенсильвании, I: Стабильность и изменение во взаимодействии матери и ребенка и отца и ребенка в семье в один, три и девять месяцев.Child Dev. 1984; 55: 692–705. [PubMed] [Google Scholar] 17. Лэмб М.Э., Фроди А.М., Фроди М. и др. Особенности материнского и отцовского поведения в традиционных и нетрадиционных шведских семьях. Int J Behav Dev. 1982; 5: 131–41. [Google Scholar] 18. Плек Дж. Интеграция участия отца в исследованиях по воспитанию детей. Parent Sci Pract. 2012; 12: 243–53. [Google Scholar] 19. Гуднау JJ. Знания и ожидания родителей: используя то, что мы знаем. В: Bornstein MH, редактор. Справочник по воспитанию детей. 2-е изд. Махва: Эрлбаум; 2002 г.С. 439–60. [Google Scholar] 20. Холден GW, Бак MJ. Отношение родителей к воспитанию детей. В: Bornstein MH, редактор. Справочник по воспитанию детей, Vol. 3: Статус и социальные условия воспитания детей. 2-е изд. Махва: Эрлбаум; 2002. С. 537–62. [Google Scholar] 21. Sigel IE, McGillicuddy-De Lisi AV. Родительские убеждения и познания: модель динамических систем убеждений. В: Bornstein MH, редактор. Справочник по воспитанию детей, Vol. 3: Статус и социальные условия воспитания детей. 2-е изд. Махва: Эрлбаум; 2002. С. 485–508.[Google Scholar] 22. Дарлинг Н., Стейнберг Л. Стиль воспитания как контекст: интегративная модель. Psychol Bull. 1993. 113: 487–96. [Google Scholar] 23. Мерфи Д.А. Конструирование ребенка: отношения между убеждениями родителей и результатами ребенка. Dev Rev.1992; 12: 199–232. [Google Scholar] 24. Бронфенбреннер У., Моррис ПА. Биоэкологическая модель развития человека. В: Лернер Р.М., Дэймон В., редакторы. Справочник по детской психологии, Vol. 1: Теоретические модели человеческого развития. Нью-Йорк: Уайли; 2006. С. 793–828.[Google Scholar] 25. Кэмпбелл Д.Т., Наролл Р. Взаимная методологическая значимость антропологии и психологии. В: Сюй ФЛК, редактор. Психологическая антропология. Хоумвуд: Дорси; 1961. С. 435–63. [Google Scholar] 26. Джахода Г. Межкультурные сравнения. В: Bornstein MH, редактор. Сравнительные методы в психологии. Хиллсдейл: Эрлбаум; 1980. С. 105–48. [Google Scholar] 27. Triandis HC. Я и социальное поведение в различных культурных контекстах. Psychol Rev.1989; 96: 506–20. [Google Scholar] 28. Гирц К.Интерпретация культур. Нью-Йорк: основные книги; 1973. [Google Scholar] 29. Лансфорд Дж. Э., Дитер-Декард К. Дисциплина воспитания детей и насилие в развивающихся странах. Child Dev. 2012; 83: 62–75. [PubMed] [Google Scholar] 30. Котчабхакди Н.Дж., Виничагун П., Смитасири С. и др. Интеграция психосоциальных компонентов в просвещение по вопросам питания в деревнях на северо-востоке Таиланда. Азия Пак Дж. Общественное здравоохранение. 1987; 1: 16–25. [PubMed] [Google Scholar] 31. Гуднау Дж. Дж., Кэшмор Р., Коттон С. и др. Расписание развития матерей в двух культурных группах.Int J Psychol. 1984; 19: 193–205. [Google Scholar] 32. Адзума Х. Зачем изучать развитие ребенка в Японии? В: Стивенсон Х., Адзума Х., Хакута К., редакторы. Развитие и образование ребенка в Японии. Нью-Йорк: Фриман; 1986. С. 3–12. [Google Scholar] 33. Bornstein MH. Межкультурные сравнения развития: случай японско-американских действий и взаимодействий младенца и матери. Что мы знаем, что нам нужно знать и почему нам это нужно знать. Dev Rev.1989; 9: 171–204. [Google Scholar] 34. Кодилл В. Влияние социальной структуры и культуры на поведение человека в современной Японии.J Nerv Ment Dis. 1973; 157: 240–57. [PubMed] [Google Scholar] 35. Bornstein MH. Настройка матери и ребенка: многоуровневый подход через тело, мозг и поведение. В: Legerstee M, Haley D, Bornstein MH, редакторы. Развивающийся детский ум: интеграция биологии и опыта. Нью-Йорк: Гилфорд; 2012. С. 266–98. [Google Scholar] 36. Очс Э. Культура и языковое развитие: овладение языком и языковая социализация в самоанской деревне. Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета; 1988. [Google Scholar] 37.Bornstein MH, Tamis-LeMonda CS, Pascual L, et al. Идеи о воспитании детей в Аргентине, Франции и США. Int J Behav Dev. 1996; 19: 347–67. [Google Scholar] 38. Борнштейн М.Х., Хейнс О.М., Азума Х. и др. Межнациональное исследование самооценки и атрибуции в воспитании детей: Аргентина, Бельгия, Франция, Израиль, Италия, Япония и США. Dev Psychol. 1998. 34: 662–76. [PubMed] [Google Scholar] 39. Хопкинс Б., Вестра Т. Материнские ожидания развития их младенцев: некоторые культурные различия.Dev Med Child Neurol. 1989; 31: 384–90. [PubMed] [Google Scholar] 40. Хопкинс Б., Вестра Т. Развитие моторики, материнское ожидание и роль обращения. Infant Behav Dev. 1990; 13: 117–22. [Google Scholar] 41. Bornstein MH. О значении социальных отношений в развитии самой ранней символической игры детей: экологическая перспектива. В: Gönçü A, Gaskins S, редакторы. Игра и развитие. Махва: Эрлбаум; 2007. С. 101–29. [Google Scholar] 42. Пахтер Л.М., Дворкин РН. Материнские ожидания относительно нормального развития ребенка в 4-х культурных группах.Arch Pediatr Adolesc Med. 1997; 151: 1144–50. [PubMed] [Google Scholar] 43. Ngo PYL, Malz TA. Межкультурные и межпоколенческие различия в культурных и семейных системах американцев азиатского происхождения и их влияние на академические устремления. В: McCubbin HI, Thompson EA, редакторы. Устойчивость в семейных сериях, Vol. 2: Устойчивость в семьях коренных американцев и иммигрантов. Таузенд-Оукс: шалфей; 1998. С. 265–74. [Google Scholar] 44. Bornstein MH, Cote LR. Родительские познания матери в культурах происхождения, культурах аккультурации и культурах назначения.Child Dev. 2004. 75: 221–35. [PubMed] [Google Scholar] 45. Лин CC, Fu VR. Сравнение практики воспитания детей среди китайцев, китайских иммигрантов и кавказских американских родителей. Child Dev. 1990; 61: 429–33. [Google Scholar] 46. Норензаян A, Heine SJ. Психологические универсалии в разных культурах: что это такое и откуда мы знаем? Psychol Bull. 2005; 131: 763–84. [PubMed] [Google Scholar] 47. Харрис М. Возникновение антропологической теории: история теорий культуры. Нью-Йорк: Альтамира; 2001. [Google Scholar] 48.Сроуф Л.А., Флисон Дж. Привязанность и построение отношений. В: Hartup WW, Rubin Z, редакторы. Отношения и развитие. Хиллсдейл: Эрлбаум; 1986. С. 51–72. [Google Scholar] 49. Рао Н., Макхейл Дж. П., Пирсон Э. Связи между целями социализации и методами воспитания детей у китайских и индийских матерей. Infant Child Dev. 2003; 12: 475–92. [Google Scholar] 50. Харвуд Р., Лейендекер Б., Карлсон В. Воспитание детей среди латиноамериканских семей в США В: Bornstein MH и др., Редакторы. Справочник по воспитанию детей, Vol.4: Прикладное воспитание. 2-е изд. Махва: Эрлбаум; 2002. С. 21–46. [Google Scholar] 51. Чен Х, Рубин К.Х., Ли Б. и др. Подростковые результаты социального функционирования китайских детей. Int Behav Dev. 1999; 23: 199–223. [Google Scholar] 52. Чен X, Рубин KH, Ли З. Социальное функционирование и адаптация у китайских детей: продольное исследование. Dev Psychol. 1995; 31: 531–9. [Google Scholar] 53. Hansen KK. Народные средства и жестокое обращение с детьми: обзор с акцентом на caida de mollera и ее связь с синдромом тряски ребенка.Пренебрежение жестоким обращением с детьми. 1997. 22: 117–27. [PubMed] [Google Scholar] 54. Риссер А.Л., Мазур LJ. Использование народных средств у латиноамериканского населения. Arch Pediatr Adolesc Med. 1995; 149: 978–81. [PubMed] [Google Scholar] 55. Levesque RJR. Культурные свидетельства, жестокое обращение с детьми и закон. Жестокое обращение с детьми. 2000; 5: 146–60. [PubMed] [Google Scholar] 56. Coleman DL. Роль закона во взаимоотношениях в семьях иммигрантов: традиционные методы воспитания детей противоречат американским концепциям жестокого обращения. В: Lansford JE, Deater-Deckard K, Bornstein MH, редакторы.Семьи иммигрантов в современном обществе. Нью-Йорк: Гилфорд; 2007. С. 287–304. [Google Scholar] 57. Фишер М. Последствия защиты культуры для прав человека. Междисциплинарный закон Южной Калифорнии J. 1998; 6: 663–702. [Google Scholar] 59. Куинн Н., Холланд Д. Культура и познание. В: Холланд Д., Куинн Н., редакторы. Культурные модели в языке и мышлении. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 1987. С. 3–42. [Google Scholar] 60. Тамис-Лемонда К.С., Макфадден К.Э. Соединенные Штаты Америки. В: Bornstein MH, редактор.Справочник по наукам о культурном развитии. Нью-Йорк: Психология Пресс; 2010. С. 299–322. [Google Scholar] 61. Гунное М.Л., Маринер КЛ. К модели развития и контекста воздействия родительского шлепания на агрессию детей. Arch Pediatr Adolesc Med. 1997; 151: 768–75. [PubMed] [Google Scholar] 62. Лэнсфорд Дж. Э., Чанг Л., Додж К. А. и др. Культурная нормативность как модератор связи между физической дисциплиной и приспособлением детей: сравнение Китая, Индии, Италии, Кении, Филиппин и Таиланда.Child Dev. 2005; 76: 1234–46. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 63. Лэнсфорд Дж. Э., Додж К. А.. Культурные нормы телесных наказаний детей взрослыми и общественные показатели одобрения и использования насилия. Parent Sci Pract. 2008; 8: 257–70. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 64. Стейнберг Л., Маунтс Н.С., Ламборн С.Д. и др. Авторитетное воспитание и адаптация подростков в различных экологических нишах. J Res Adolesc. 1991; 1: 19–36. [Google Scholar] 65. Чао Р. Китайские и европейско-американские культурные модели самости отражаются в материнских убеждениях о воспитании детей.Ethos. 1995; 23: 328–54. [Google Scholar] 66. Миллер П.Дж., Фунг Х., Минц Дж. Самостоятельное построение через повествовательные практики: китайское и американское сравнение ранней социализации. Ethos. 1996; 24: 237–80. [Google Scholar] 67. Миллер П.Дж., Уайли А.Р., Фунг Х. и др. Личное повествование как средство социализации в китайских и американских семьях. Child Dev. 1997. 68: 557–68. [PubMed] [Google Scholar] 68. Barber BK, Stolz HE, Olsen JA. Родительская поддержка, психологический контроль и контроль поведения: оценка актуальности во времени, культуре и методе.Monogr Soc Res Child Dev. 2005; 70: 1–137. [PubMed] [Google Scholar] 69. Тревартен К. Концепция и основы детской интерсубъективности. В: Братен С., редактор. Межсубъективное общение и эмоции в раннем онтогенезе. Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета; 1998. С. 15–46. [Google Scholar] 70. Attneave CL. Практические консультации с клиентами из числа американских индейцев и коренных жителей Аляски. В: Педерсен П., редактор. Справочник по межкультурному консультированию и терапии. Нью-Йорк: Гринвуд; 1987. С. 135–40. [Google Scholar] 71.Истинный М.М., Пизани Л., Умар Ф. Привязанность младенца к матери у догонов Мали. Child Dev. 2001; 5: 1451–66. [PubMed] [Google Scholar] 72. Гринфилд П.М., Сузуки Л.К., Ротштейн-Фиш К. Культурные пути через человеческое развитие. В: Дэймон В., Реннингер К.А., Сигель И.Е., редакторы. Справочник по детской психологии, Vol. 4: Детская психология на практике. 6-е изд. Нью-Йорк: Уайли; 2006. С. 655–99. [Google Scholar] 73. Морелли Г.А., Ротбаум Ф. Положение ребенка в контексте: отношения привязанности и саморегуляция в разных культурах.В: Китайма С., Коэн Д., редакторы. Справочник культурной психологии. Нью-Йорк: Гилфорд; 2007. С. 500–27. [Google Scholar] 74. Барратт М., Негаяма К., Минами Т. Социальная среда раннего младенчества в Японии и США. Ранний родитель-разработчик. 1993; 2: 51–64. [Google Scholar] 75. Баумринд Д. Воспитание грамотных детей. В: Дэймон В., редактор. Развитие ребенка сегодня и завтра. Сан-Франциско: Джосси-Басс; 1989. С. 349–78. [Google Scholar] 76. Борнштейн М.Х., редактор. Справочник науки о культурном развитии.Нью-Йорк: Психология Пресс; 2010. [Google Scholar] 77. Генрих Дж., Гейне С.Дж., Норензаян А. Самые странные люди в мире? Behav Brain Sci. 2010. 33: 61–135. [PubMed] [Google Scholar] 78. Томлинсон М., Шварц Л. Несбалансированность знаний о младенчестве: разрыв между богатыми и бедными странами. Inf Ment Health J. 2003; 24: 547–56. [Google Scholar] 79. Патель В., Суматипала А. Международное представительство в психиатрической литературе: обзор шести ведущих журналов. Br J Psychiatry. 2001; 178: 406–9. [PubMed] [Google Scholar] 80.Арнетт Дж. Заброшенные 95%: почему американская психология должна стать менее американской. Am Psychol. 2008; 63: 602–14. [PubMed] [Google Scholar] 81. Вайснер Т.С. Экокультурное понимание путей развития детей. Human Dev. 2002; 45: 275–81. [Google Scholar]

Power — СЕМЕЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ, СЕМЕЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ — Одинокий родитель, пол, стереотипы, теория и определение


40 минут на чтение

СЕМЕЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ, БРАЧНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

СЕМЕЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ Брайан Джори

БРАЧНЫЕ ОТНОШЕНИЯ Кэрри Л.Йоданис

Власть семьи важна для тех, кто хочет понять, как семья функционирует как единое целое, чтобы принимать решения о том, как распоряжаться деньгами, где жить, о выборе профессии и образования, о методах воспитания детей, о том, куда поехать в отпуск , и так далее. Семейные ученые определяют власть с точки зрения того, кто может влиять на других, чтобы добиться их в семье, и кто может препятствовать другим добиваться своего. В большинстве случаев семейная власть является собственностью семейной системы, а не отдельного человека, потому что одному человеку практически невозможно все время идти своим путем.Хотя правила, регулирующие власть в конкретной семье, могут развиваться по мере рождения, взросления и ухода детей, изменения или распада супружеских отношений или изменения семейных обстоятельств, власть считается достаточно предсказуемой в рамках этих правил. этапы. Эта предсказуемость может быть утешением для тех членов семьи, которые довольны порядком власти, или предметом пренебрежения, возможно, даже вопросом личного здоровья и безопасности для тех, кто оказывается во власти других.

Рональд Кромвель и Дэвид Олсон (1975) классифицировали власть семьи на три области: основы власти, процессы власти, и результаты власти.

Силовые базы

Дж. Р. П. Френч и Бертран Равен (1959) взяли микросистемный взгляд на власть семьи. То есть они исследовали власть строго изнутри семьи и предположили, что существует шесть основ семейной власти. Законная власть санкционируется системой убеждений в семье, такой как убеждение, что муж должен быть главой семьи, что родители должны иметь контроль над воспитанием маленьких детей или что подростки должны контролировать то, что они носят.В Соединенных Штатах дядя, который пытается навязать свою волю своим племянницам и племянникам, может рассматриваться как вмешивающийся в дела людей, пытающийся воспользоваться незаконной властью. В других культурах дяди наделены законной властью над племянниками и племянниками, и их можно уважать за такое руководство.

Информационная сила основана на конкретных знаниях, которые недоступны или неизвестны другим членам семьи, и на способности человека устно представить соответствующую информацию убедительным образом.Например, если мужчина в семье — единственный, кто знает свой доход, или если он считается осведомленным о деньгах, то он, вероятно, будет принимать решения о том, как расходуются деньги в семье. В качестве альтернативы, если жена сможет собрать соответствующую информацию о преимуществах покупки новой машины, она сможет убедить своего упрямого мужа.

Сила референции основана на привязанности, взаимном влечении, дружбе и симпатии в семье. Положительные чувства могут быть мощной силой в создании союзов с другими, если другие хотят сделать своих близких счастливыми и, наоборот, не разочаровать их.Желание родителей доставить удовольствие любимому ребенку, желание мужа доставить удовольствие своей жене, желание ребенка доставить удовольствие бабушке и дедушке — вот примеры ссылочной силы.

Принудительная сила включает использование физической или психологической силы для навязывания своего пути другим в семье, предполагая, что другие сопротивляются или противостоят. Родительская дисциплина, угрозы, агрессия, конфликты и соревнование являются неотъемлемой частью использования силы принуждения, потому что добиваться своего обычно достигается за счет других, добивающихся своего.Пример принудительной силы: родитель вынуждает ребенка посещать школу или колледж, которые он или она не желает посещать, угрожая лишить ребенка поддержки.

Сила эксперта основана на образовании, обучении или опыте, которые имеют отношение к рассматриваемой проблеме. Например, если женщина в семье является лицензированным агентом по недвижимости, она может иметь наибольшее влияние на то, где живет семья. Если ребенок изучил достопримечательности Флориды, он или она может использовать накопленные экспертные знания, чтобы повлиять на решения об отпуске во Флориде.Сила эксперта также может быть основана на конкретных знаниях и опыте одного человека в решении конкретной проблемы. Например, если муж вырос в Мексике, он, вероятно, будет считаться экспертом в отношении того, каких родственников посетить в Мексике и где остановиться там в гостях. Хотя он не может считаться экспертом по Мексике вне семьи, в семье он им является.

Сила вознаграждения — это способность влиять на других, обеспечивая физические и психологические преимущества тем, кто подчиняется чьим-то желаниям.С маленькими детьми родители часто влияют на поведение с помощью конфет или сладостей. Для детей старшего возраста и подростков цена энергии может быть более высокой — новая одежда или велосипед. Взрослые в семьях часто заключают сделки, обмениваются приятным поведением и «сладко разговаривают» с другими, чтобы добиться своего.

Основы власти, сформулированные Френчем и Рэйвен, часто неясны в реальных семьях. Например, если один из членов семьи в прошлом прибегал к принуждению, другие могли понять, что лучше уступить и держать свое мнение при себе.Хотя это может не быть очевидным для посторонних, члены семьи могут чувствовать принуждение, даже если они не сигнализируют о своем сопротивлении видимыми способами.

Роберт Блад и Дональд Вулф (1960) использовали макросистемную точку зрения , когда они представили свою теорию ресурсов власти семьи. То есть они искали связи между властью внутри семьи и властью вне семьи и утверждали, что власть распределялась между мужьями и женами на основе относительных ресурсов, которые каждый вкладывал в семью.Блад и Вулф специально сосредоточились на ресурсах дохода, профессиональном престиже и образовательном уровне и, основываясь на интервью с сотнями белых жен из среднего класса в Детройте, штат Мичиган, продемонстрировали, что чем больше у мужчин ресурсов в этих трех областях, тем больше воспринимаемая мужчинами власть в семье.

Ресурсная теория власти семьи оказала влияние, потому что эта идея предполагала, что мужчины становятся главами домашних хозяйств не по божественному праву или естественным биологическим процессам, а потому, что они имеют больший и более легкий доступ к образовательным, финансовым и профессиональным ресурсам в обществе.Идея предполагала, что открытие доступа женщин к ресурсам вне семьи может привести к более равномерному распределению власти в семье.

Теория ресурсов получила значительную исследовательскую поддержку в США и странах третьего мира. Филип Блумштейн и Пеппер Шварц (1983) провели исследование в Соединенных Штатах и ​​обнаружили, что, когда мужчины получают значительно больший доход, чем их жены, они с большей вероятностью будут иметь большую власть в принятии финансовых решений по сравнению с мужьями, которые зарабатывают примерно столько же доход их жен.Исследование, проведенное в Мексике Р. С. Оропеса (1997), показало, что жены с высшим образованием были равны своим мужьям в семейной власти, чувствовали большее удовлетворение своим влиянием в семье и с меньшей вероятностью стали жертвами домашнего насилия. Исследование 113 непромышленных стран, проведенное Гэри Ли и Ларри Петерсеном (1983), показало, что чем больше жены вносят вклад в производство продуктов питания, тем большую власть они оказывают в браке.

Также была существенная критика теории ресурсов.Было указано, что доход, род занятий и образование — это лишь три из многих ресурсов, которые влияют на власть семьи. Эдна Фоа и У. Г. Фоа (1980) предположили, что помимо материальных ресурсов , таких как деньги, образование и профессия, нематериальных ресурсов , таких как интеллект, физическая привлекательность, симпатия, любовь и комфорт, влияют на власть семьи. Фактически, любая черта или поведение, которое ценится другими членами семьи, может быть ресурсом, который обменивается на влияние и власть.Например, в семьях иммигрантов было замечено, что способность говорить на языке хозяина может увеличить силу, если другие члены семьи зависят от этой способности переводить и интерпретировать сообщения (Alvarez 1995). Среди племен фулани в Западной Африке, которые в основном исповедуют религию ислама, члены семьи, особенно женщины, могут усилить свою власть в семье, практикуя традиционные обычаи фулани, вызывая духов умерших предков и других, которые передались другим. мир (Джонсон 2000).

Большинство семейных ученых придерживаются макросистемной точки зрения , впервые сформулированной Константиной Сафилиос-Ротшильд (1967), что основы семейной власти являются отражением гендерных идеологий, определенных культурой, и ресурсов, разделенных по полу в более широком обществе, в котором находится семья. встроенный. Практически во всех обществах это означает, что мужчины обладают большей властью в семьях из-за патриархальных убеждений о мужской власти. Например, опрос Gallup 1996 года, проведенный в 22 странах, показал, что женщины почти повсеместно воспринимаются как более эмоциональные, разговорчивые и терпеливые, чем мужчины, тогда как мужчины воспринимаются как более агрессивные, амбициозные и смелые, чем женщины.Несмотря на то, что у этих представлений может быть мало научного обоснования, они оказывают сильное влияние в пользу мужского доминирования в семьях, которое может быть уменьшено за счет ресурсов женщин, но не полностью приглушено.

Энергетические процессы

Изучение процессов власти показывает, что продвижение в динамическом взаимодействии семей влечет за собой постоянный набор сложных и тонких маневров, включающих общение, приверженность, торг и переговоры, формирование коалиции, разрешение конфликтов и конфликтов, а также стили воспитания.Более того, изучение процессов власти показывает, что практически во всех культурах такие переменные, как количество детей и место жительства семьи, усложняют процессы власти в семье.

Уилларду Уоллеру (1938) приписывают первую формулировку идеи о том, что на власть семьи иногда влияет приверженность: принцип наименьшего интереса гласит, что в спорах, связанных с властью, человек, который меньше всего заинтересован в продолжении отношений, обычно имеет больше власти. чем тот, кто больше заинтересован в продолжении отношений.В отношениях на свиданиях угроза разрыва может уравнять игровое поле с относительной властью. В некоторых случаях человек, который чувствует себя «проигравшим», может угрожать и получить равное положение, если другой хочет остаться вместе. В худших случаях человек, который уже является «единственным», может угрожать разрывом и получить еще более сильную руку в будущих спорах. В браке принцип наименьшего интереса может включать угрозы разводом или в отношениях между родителями и детьми со стороны родителей, угрожающих отправить ребенка на воспитание, в школу-интернат или жить с родственником.Дети и подростки иногда ссылаются на принцип наименьшего интереса , угрожая сбежать или, в случаях, когда родители разведены, угрожая жить с родителем, не являющимся опекуном. Однако, чтобы усилить власть, те, кому угрожают, должны опасаться угроз уйти. В противном случае они могут сказать: «Давай, уходи». Если это произойдет, столы силы могут быть обращены против того, кто представляет угрозу.

Принцип наименьшего интереса применяется в основном в обществах, где брак — это свободный выбор, а не договоренность, и где мужчины и женщины могут расторгнуть брак путем развода.Во многих культурах развод ограничивается социальной и религиозной тиранией, из-за которой личная избирательность партнера не имеет отношения к заключению или продолжению брака (Swidler 1990). Например, в обществах, где правят нетерпимые законники или религиозные деятели, суды могут разрешить мужу получить развод просто потому, что он потерял эмоциональный интерес к своей жене или потому, что она сделала что-то, что он не одобряет. В том же обществе жене может быть отказано в разводе, даже если у нее есть законные причины, такие как жестокое обращение со стороны ее мужа, его дезертирство, преступное поведение, или, в полигамных обществах, если он берет другую жену без разрешения жены. или жены у него уже есть.В этих обществах процессы семейной власти так структурированы по гендерным и поколенческим признакам, что избирательность имеет мало общего с установлением и поддержанием супружеских и семейных отношений. С другой стороны, избирательность может применяться несправедливо, позволяя мужчинам делать выбор, который не предоставляется женщинам или детям. Как обсуждалось ранее, процессы власти в семье отражают основы власти в обществе: без власти в обществе трудно добиться власти в семье.

Антрополог Дженис Стокард (2002) проанализировала процессы власти супружеских пар в четырех культурах и обнаружила, что союза родителей и детей оказали сильное влияние на власть семьи.Например, девушки из племени! Кунг Сан в Южной Африке традиционно выходили замуж в возрасте около 10 лет, как правило, за мужчин, которые были намного старше. Браки устраивались родителями девочек, которые ожидали, что жених будет жить с ними в течение нескольких лет после свадьбы и помогать им в поисках еды. Хотя можно было подумать, что эти молодые девушки будут бессильны по отношению к своим старшим мужьям, тот факт, что женихи и невесты жили с родителями девочек, позволял девочкам поддерживать прочные союзы со своими родителями.Эти прочные союзы имели тенденцию уравнивать власть между мужьями и женами, до такой степени, что девочки! Кунг Сан обладали сильным правом вето на брачный договор, которым они часто пользовались.

В отличие от этого, девушки в традиционных китайских обществах должны были отказаться от союзов со своими родителями, бабушками и дедушками, а также братьями и сестрами после замужества. В день свадьбы традиционную китайскую девушку переправляли в семью мужа, где ее свекровь имела власть над ней.Ограничение китайских девочек, которым, казалось бы, не разрешалось делать личный выбор в отношении своей жизни, было рационализировано с пониманием того, что в последующие годы они получат компенсацию, установив власть над своими невестками. Поскольку молодые девушки были временными участниками своих семей, когда они росли, китайским девушкам было трудно формировать прочные и прочные союзы со своими родителями, бабушками и дедушками, а также братьями и сестрами.

В западной культуре Теодор Каплоу (1968) выдвинул гипотезу о том, что могущественные мужчины-главы домохозяйств могут оказаться в невыгодном положении в семьях с детьми старшего возраста и подростками, потому что матери и дети могут образовывать коалиции , чтобы нейтрализовать и преодолеть власть отцов.Исследование, проведенное Брайаном Джори и его коллегами (1996), обнаружило существенную поддержку теории коалиции, наблюдая за процессами власти в семьях среднего класса на Среднем Западе Соединенных Штатов в умеренно стрессовых ситуациях решения проблем. В этих семьях матери в пять раз чаще заключали властные союзы с сыновьями и дочерьми-подростками, чем со своими мужьями. Эти отцы, которые в основном занимали влиятельные должности, явно находились в невыгодном положении в переговорах о власти в семье.Важность гендера в процессах власти в семье проявилась и в другом: исследование показало, что мальчики-подростки более активны в общении и переговорах, чем девочки-подростки, а матери более благосклонно общаются с сыновьями-подростками, чем с дочерьми.

Диана Баумринд (1971) изучала баланс между властью и поддержкой в ​​поведении родителей в отношении воспитания детей в Соединенных Штатах и ​​определила три стиля воспитания . Авторитарный стиль воспитания подчеркивает послушание, отдачу приказов и дисциплину.Родители, которые придерживаются этого стиля, относятся к своим детям с небольшой эмоциональной теплотой, потому что они рассматривают ребенка как подчиненного, главной потребностью которого является дисциплина. Дети, воспитанные авторитарными родителями, часто чувствуют себя отвергнутыми, потому что их идеи не приветствуются, и у этих детей могут быть проблемы с задачами, требующими автономии, творчества и размышлений.

Разрешительный стиль воспитания ослабляет родительский контроль над детьми в пользу абсолютного принятия и одобрения ребенка.Снисходительные родители поощряют детей принимать решения самостоятельно, проявлять творческий потенциал и независимость во всем, что они делают. В отсутствие родительского руководства и ограничений дети, воспитанные снисходительными родителями, могут чувствовать, что ими пренебрегают, и могут бороться с задачами, требующими сосредоточенности, самоконтроля и настойчивости.

Авторитетный стиль воспитания сочетает в себе баланс родительского контроля, родительского тепла и поддержки. Авторитетные родители устанавливают ограничения на допустимое поведение детей, но делают это в ласковой среде, которая поощряет автономию, ценит выражение мнения и поощряет участие в принятии семейных решений.Анализируя ряд исследований, Лоуренс Стейнберг и его коллеги (1991) продемонстрировали, что дети, воспитанные авторитетными родителями, независимо от их расы, социального класса или типа семьи, развивают более высокие моральные принципы, успевают в учебе, меньше тревожны и депрессивны, чувствуют себя что их семьи более счастливы, более уверены в себе и с меньшей вероятностью станут правонарушителями.

Исследование Брайана Джори и его коллег (1997) обнаружило, что в семьях с подростками власть не ограничивается строго родительским поведением, но является свойством, которое влияет на семейную систему в целом с точки зрения общения, переговоров, того, как выражается, и как генерируются решения проблем.В ходе исследования было обнаружено четыре типа контролирующего семейного локуса . В семьях с индивидуалистическим локусом контроля власть принадлежала людям, которые заботились о себе. В этих семьях общение было эгоцентричным и расчетливым, аффект мог стать негативным или агрессивным, и люди искали решения, которые приносили пользу им самим за счет других.

В семьях с авторитарным локусом контроля власть находилась в руках родителей, особенно отца, чья роль главы семьи была явно выражена.Общение в этих семьях было односторонним — от отца к матери и от матери к детям, аффект был высокопарным, а переговоры отсутствовали, поскольку решения проблем принимались в форме заявлений родителей, причем исключительно отцов.

В семьях с внешним локусом контроля никто в семье не рассматривался как обладающий властью, и казалось, что контроль находится в обстоятельствах, судьбе или контроле других. Коммуникация в этих семьях была хаотичной, аффект был направлен на других вне семьи, а решения проблем искались у авторитетных лиц и других лиц, которые считались контролирующими.

В семьях с коллективным локусом контроля общение систематически вызывалось у каждого члена семьи, идеи ценились, привязанность была теплой, поддерживающей и заботливой, и прилагались большие усилия для поиска решений проблем, которые оказали наименьшее негативное влияние на отдельных лиц и принесет пользу группе в целом.

Как показывает каждое из этих исследований, властные процессы в семьях включают большое количество сложных культурных и связанных с семьей переменных, многие из которых еще предстоит открыть специалистам по семейным наукам.Что еще более усложняет ситуацию, те переменные, которые были обнаружены, трудно уловимы и их трудно измерить. Например, сохранение секретов — преднамеренное сокрытие информации — это форма общения, которая влияет на власть в семьях. Утаивание информации лишает других возможности принимать разумные решения, потому что им не хватает соответствующей информации. Как ученый измеряет секреты? Это раскрывает научную проблему изучения власти в семье, но также и важность.

Выходы мощности

Власть является основополагающим аспектом всех семейных отношений и практически каждой семейной деятельности, и ее важность заключается в том, что чувство контроля над своей жизнью необходимо для здоровья и счастья людей, включая детей, взрослых и пожилых людей. .В уже обсуждавшихся исследованиях очевидно, что власть должна быть справедливо распределена между всеми членами семьи, от самого младшего ребенка до самого пожилого человека. Если каждый член семьи имеет чувство личного контроля, уравновешенного семейным контролем, семья может быть источником силы и силы благодаря ее руководству, поддержке и заботе. Однако, когда кто-то в семье злоупотребляет властью, ущерб доверию, лояльности и свободе может иметь долгосрочные негативные последствия для всех членов семьи.

В последней четверти двадцатого века западное общество начало обращать внимание на темную сторону семейной власти. Разработан новый набор концепций, которые являются общими для языка двадцать первого века: жестокое обращение с детьми и пренебрежение, сексуальное насилие над детьми, жестокое обращение с пожилыми людьми, изнасилование в браке, изнасилование на свидании, психологическое насилие, насилие над женой и насилие в семье. В томе под названием The Public Nature of Private Violence (1994) редакторы Марта Файнман и Роксана Микитюк собрали ряд статей ученых, которые предполагают, что наше открытие семейного насилия создало новую концепцию природы семейной жизни для людей. двадцать первый век.Старое представление о том, что семьи руководствуются более высоким моральным законом или естественным порядком сострадания, было заменено более реалистичным представлением о том, что для многих семья является местом страданий, беспокойств, боли и травм. Эти ученые утверждают, что злоупотребление властью в семье — это не просто личное дело, а общественное дело, которое должно быть частью общественной повестки дня, которую должны решать политики, полицейские, судьи, социальные работники, духовенство, учителя и т. Д. врачи и консультанты.

Злоупотребление властью в семье — не совсем западная идея.Джуди ДеЛоуч и Альма Готтлиб (2000) составили воображаемые руководства по уходу за детьми для семи обществ. Различия в родительской практике — что можно и чего нельзя делать при воспитании детей — от общества к обществу поразительны. Например, может быть трудно понять, почему турецкие матери держат своих младенцев ограниченно пеленанными в течение нескольких месяцев после рождения (чтобы показать, что ребенок покрыт заботой). Может показаться странным, хотя и заманчивым, что матери Бенг каждый день рисуют красивые рисунки на лицах своих младенцев (чтобы защитить ребенка от болезней).Следует ли родителям убирать и купать детей? Это, согласно руководствам по уходу за детьми, зависит от того, в каком обществе родился ребенок. Хотя практика воспитания детей в разных странах разная, в основе всех культурных различий лежит один принцип. Ни в одной из ныне существующих культур матерям или отцам на законных основаниях не предоставляется абсолютная власть над своими детьми. Существует общий этический принцип, который универсален: злоупотребление властью в семье не оправдывается обществом.

Основываясь на идее, что семейная власть должна подчиняться тем же этическим принципам, что и другие формы социальной власти, Брайан Джори и его коллеги провели ряд исследований, изучающих, как злоупотребление властью в семье коренится в этических представлениях о власти ( Джори, Андерсон и Грир 1997; Джори и Андерсон 1999; Джори и Андерсон 2000).В исследованиях жестоких мужчин (и их партнеров-женщин), проведенных в Соединенных Штатах, Джори пришел к выводу, что вмешательства, которые изменяют этические убеждения тех, кто злоупотребляет властью в своих семьях, могут привести к положительной трансформации их ценностей и поведения. Злоупотребление властью в семьях — это вызов для тех, кто формирует все общества, чтобы выйти за рамки культуры и обычаев и стремиться уравновесить масштабы интимной справедливости во всех обществах, укрепляя этические убеждения о равенстве, свободе, уважении, справедливости и т. Д. забота в семьях и проявление сострадания к тем, кто страдает от виктимизации, независимо от их культурного наследия.

Библиография

Альварес, Л. (1995). «Толкователи мира для родителей размером с пинту». New York Times, 1 октября: A16.

Баумринд Д. (1971). «Современные модели родительской власти». Монографии по психологии развития 4: 1–102.

Блюмштейн П. и Шварц П. (1983). Американские пары: Деньги, работа и секс. Нью-Йорк: Морроу.

Кровь, р.и Вулф Д. (1960). Мужья и жены: Динамика супружеской жизни. Нью-Йорк: Свободная пресса.

Кэплоу, Т. (1968). Двое против одного: Коалиции в триады. Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall.

Кромвель Р. и Олсон Д., ред. (1975). Власть в семьях. Ньюбери Парк, Калифорния: Сейдж.

DeLoache, J., and Gottlieb, A., eds. (2000). Мир младенцев: руководства по уходу за воображаемыми детьми для семи обществ. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

Fineman, M., and Mykitiuk, R. (1994). Общественный характер частного насилия: открытие домашнего насилия. Нью-Йорк: Рутледж.

Френч Дж. И Равен Б. (1959). «Основа власти». В Исследования в области социальной власти, изд. Д. Картрайт. Анн-Арбор: Мичиганский университет Press.

Фоа, Э., и Фоа, У. (1980). «Теория ресурсов: межличностное поведение как обмен.»In Social Exchange: Advances in Theory and Research, ed. K. Gergen, M. Greenberg, and R. Willis. Нью-Йорк: Plenum Press.

Опрос Gallup. (1996). Гендер и общество: статус и стереотипы. Принстон, Нью-Джерси: Gallup Organization.

Джонсон М. (2000). «Взгляд из Wuro : Руководство по воспитанию детей для родителей фулани». В «Мир младенцев: воображаемые руководства по уходу за детьми для семи обществ», изд.Дж. ДеЛоаш и А. Готтлиб. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

Джори Б. и Андерсон Д. (1999). «Интимная справедливость II: поощрение взаимности, взаимности и приспособления в терапии психологического насилия». Журнал супружеской и семейной терапии 25: 349–363.

Джори Б. и Андерсон Д. (2000). «Интимное правосудие III: Исцеление страданий от жестокого обращения и принятие муки ответственности». Журнал супружеской и семейной терапии 26: 329–340.

Jory, B .; Андерсон, Д .; и Грир К. (1997). «Интимное правосудие: противодействие вопросам ответственности, уважения и свободы в терапии жестокого обращения и насилия». Журнал супружеской и семейной терапии 23: 399–420.

Jory, B .; Rainbolt, E .; Xia, Y .; Karns, J .; Freeborn, A .; и Грир, К. (1996). «Модели общения и союзы между родителями и подростками во время структурированного задания по решению проблем». Журнал подросткового возраста 19: 339–346.

Jory, B .; Xia, Y .; Freeborn, A .; и Грир К. (1997). «Локус контроля и решения проблем взаимодействия в семьях с подростками». Журнал подросткового возраста 20: 489–504.

Ли Г. и Петерсен Л. (1983). «Супружеская власть и супружеские ресурсы в патриархальных культурах». Журнал сравнительных семейных исследований 14: 23–28.

Oropesa, R. S. (1997). «Развитие и супружеская власть в Мексике». Социальные силы 75: 1291–1317.

Сафилиос-Ротшильд, К. (1967). «Сравнение структуры власти в семейной удовлетворенности в городских греческих и французских семьях». Журнал брака и семьи 29: 345–352.

Steinberg, L .; Крепления, N .; Lamborn, S .; и Дорнбуш С. (1991). «Авторитетное воспитание и адаптация подростков в различных экологических нишах». Журнал исследований подросткового возраста 1: 19–36.

Stockard, J. (2002). Брак в культуре: практика и Значение в различных обществах. Нью-Йорк: Харкорт.

Свидлер А. (1990). Брак между религиями мира Мир. Льюистон, Нью-Йорк: Меллен Пресс.

Waller, W. (1938, исправлено 1951). Семья: динамичное Интерпретация. Нью-Йорк: Драйден.

Власть — фундаментальный аспект всех человеческих отношений, включая семейные и супружеские отношения.С 1960 года между социологами продолжался диалог, стремящийся определить, измерить, объяснить и понять последствия разницы во власти в брачных отношениях.

Определения и измерения

Власть в браке определяется и измеряется различными способами. Первое и наиболее распространенное определение власти — это способность одного человека заставить другого делать то, что он или она хочет, даже несмотря на сопротивление. Основываясь на этом определении, Роберт Блад и Дональд Вулф (1960) разработали индекс силы принятия решений . Чтобы измерить власть, респондентов просят сообщить, имеют ли жены, мужья или и то и другое окончательное решение — сказать по ряду решений в браке, включая выбор автомобиля, дома или квартиры, отпуска, врача, работы мужа и должна ли жена работать. Кто имеет власть в отношениях, определяется тем, за кем остается последнее слово.

Этот индекс остается в центре диалога о супружеской власти. Будучи кратким и легко управляемым инструментом, этот индекс продолжает включаться в опросы по всему миру, хотя иногда и с адаптацией.Он также подвергался критике, развитию и усовершенствованию. Примерно раз в десять лет с момента его разработки составляется обзор, в котором поднимаются методологические вопросы и опасения по поводу мер принятия решений — скажем, (Mizan 1994). Многие из этих проблем были проверены эмпирически.

Одна из упомянутых проблем — несоответствие между ответами мужей и жен. Однако данные из таких стран, как США, Индия и Панама, проверили этот вопрос и обнаружили, что ответы мужа и жены обычно совпадают (Allen and Straus 1984; Danes, Oswald and De Esnaola 1998).

Другой набор проблем включает типы решений и предположения о решениях, которые включены в меры. Мерлин Бринкерхофф и Ойген Лупри (1978) и Ваная Дхрувараджан (1992) представляют данные из Канады, чтобы показать, что решения имеют разную важность и частоту и принимаются в соответствии с гендерными ролями. За женщинами, как правило, остается последнее слово в некоторых областях, особенно в тех решениях, которые касаются работы по уходу (дети, еда, развлечения с друзьями и вызов врача), которые, как правило, определяются как мужчинами, так и женщинами как не очень важные.Таким образом, утверждается, что мера, придающая каждому решению равный вес, приводит к ошибочной оценке мощности.

Кроме того, меры власти, как правило, являются результатами или следствием власти. Результат служит прокси-мерой власти. Например, человек, обладающий наибольшей властью в отношениях, может, скорее всего, будет принимать или не принимать решения. Точно так же разделение домашнего труда является результатом разницы во власти, но в некоторых исследованиях используется как мера власти.

Утверждалось, что важно определять и измерять власть как динамический процесс, исследуя такие вопросы, как стратегии и попытки влияния (Аида и Фабло, 1991; Звонкович, Шмиге и Холл, 1994). Используя многомерное определение власти, Аафке Комтер (1989) определяет власть как «способность сознательно или бессознательно влиять на эмоции, отношения, познания или поведение кого-то другого» (стр. 192) и проводит различие между явной силой и скрытой силой. , и невидимая сила. Как обычное понятие супружеской власти, проявленная власть относится к принятию решений и связанным с ними стратегиям конфликта и влияния. Под скрытой властью понимается отсутствие стратегии принятия решений, конфликта или влияния в результате того, что один партнер предвосхищает позицию другого и уступает ей. Это может происходить из-за того, что менее влиятельный партнер считает, что он не может оказывать влияние, или опасается негативных репрессий. Наконец, невидимая сила относится к бессознательному процессу, в котором социальные и психологические системы неравенства приводят к тому, что один из партнеров не может даже представить себе возможность участия в принятии решений, вступлении в конфликт или использовании силовых стратегий.В своем исследовании голландских пар Комтер обнаружила, что, хотя пары в равной степени участвуют в принятии решений, были обнаружены скрытые механизмы и стратегии власти, которые приводят к тому, что женщины хотят большего изменения в отношениях, но менее успешны в их достижении. В результате была подтверждена и оправдана идеология власти мужей над женами.

Пояснения

Ресурсы. Как и их мера власти, теория ресурсов Блада и Вулфа (1960) сыграла заметную роль в объяснении супружеской власти.Согласно их теории, сила в браке является результатом вклада ресурсов — в частности, образования, дохода и профессионального статуса — в отношения. Супруг, который вносит наибольший вклад, будет иметь большую власть в принятии решений. Как и в случае измерения власти, теоретические и эмпирические работы по объяснению супружеской власти часто исходили из критики и расширения теории Блада и Вульфа.

Значительная работа была проделана в области ресурсов. Некоторые исследователи добавили дополнительные измерения к концепции ресурсов.В исследовании власти в браке в Израиле Лиат Кулик (1999) обнаружил, что не только материальных ресурсов , но также ресурсов здоровья и энергии, психологических ресурсов (решение проблем и социальные навыки) и социальных ресурсов (доступ к социальные сети) прямо или косвенно связаны с властью в браке. Особое внимание было уделено влиянию расширенных семей и ресурсов поддержки родственников на власть в браке. В Турции и Мексике узы жены со своей изначальной семьей могут трансформироваться в силу в браке (Bolak 1995; Oropesa 1997).С другой стороны, было обнаружено, что совместное проживание с семьей мужа, как в Индии, связано с более высоким уровнем власти мужей (Conklin 1988). В исследовании более сотни непромышленных обществ выяснилось, что в целом женщины обладают большей властью в ядерных семьях, чем в расширенных семьях. Тем не менее, в обществах, где расширенные семьи являются нормой, женщины обладают значительно большей властью, когда практика проживания является матрилокальной, а происхождение является матрилинейным, а не патрилокальным и отцовским (Warner, Lee, and Lee, 1986).

Больше внимания было уделено значению, связанному с ресурсами, а не только количеству внесенных ресурсов. Супруг может вносить ресурсы, но если этот вклад не признается в паре значительным и ценным, вряд ли он приведет к большей власти (Bolak 1995; Blaisure and Allen 1995). С этой точки зрения неоплачиваемый семейный труд также может быть ценным вкладом в отношения, а неоплачиваемая работа может отражать власть женщины, а не ее отсутствие (Pyke, 1994).

Ресурсы также можно рассматривать как альтернативу отношениям. Дополняя теорию Блада и Вулфа, Дэвид Хир (1963) разработал теорию обмена супружеской власти, утверждая, что человек, имеющий наибольший доступ к альтернативным ресурсам вне брачных отношений, будет иметь наибольшую власть. В связи с этим аргументом, принцип Уилларда Уоллера (1951) теория наименьшего интереса предполагает, что супруг, который меньше всего заинтересован в поддержании отношений, будет иметь большую власть.Карен Пайк (1994) обнаружила, что нежелание женщин выходить замуж после развода связано с их большей властью в повторном браке. Основываясь на исследовании, проведенном в Соединенном Королевстве, Пэт О’Коннер (1991) утверждает, что необходимо также учитывать принцип , представляющий высокий взаимный интерес. Результаты показывают, что женщины сильны в отношениях, где зависимость высока и сбалансирована как для женщин, так и для мужчин. Используя данные из Израиля, Лиат Кулик (1999) разработал концепцию ожидаемой зависимости , определяемой как степень, в которой один из супругов ожидает нужды другого в более поздние периоды жизни, и обнаружил, что большая ожидаемая зависимость связана с уменьшением власти в текущие отношения.

Культура. Одно из наиболее значительных разработок теории ресурсов Блада и Вульфа было сделано Хайманом Родманом (1967, 1972). Пытаясь понять межкультурную непоследовательность в отношениях между ресурсами и супружеской властью в Германии, США, Франции, Дании, Бельгии, Греции и Югославии, Родман разработал теорию ресурсов в культурном контексте. Эта теория объясняет, что распределение супружеской власти является результатом не только неравного вклада ресурсов, но и более широкого культурного контекста, в котором существуют супружеские отношения.Культурные гендерные нормы влияют на то влияние, которое вклад ресурсов оказывает на распределение власти. В частности, он предсказал, что в патриархальных и эгалитарных обществах доминирующие нормы будут перевешивать влияние ресурсов на супружескую власть. Таким образом, независимо от вклада жены и мужа, в патриархальных обществах в браках будут преобладать мужчины, а в эгалитарных обществах — равноправные. Он предсказал, что вклад ресурсов имеет наиболее значительное влияние на баланс супружеской власти в переходном эгалитаризме, в обществах, которые движутся от патриархальных к эгалитарным нормам, и среди высших классов в модифицированных патриархальных обществах, обществах, в которых эгалитаризм ценности новы и распространены только среди высших слоев.

Теория ресурсов в культурном контексте применялась и проверялась в странах по всему миру. Некоторые исследования были сосредоточены на скандинавских странах, которые считаются эгалитарными обществами. Сравнение датских и американских пар показало, что, хотя пары в обеих странах часто сообщают о равенстве в принятии решений, датские браки с большей вероятностью будут характеризоваться как равные. В этом эгалитарном обществе ресурсный вклад супругов все еще влияет на баланс сил (Kandel and Lesser, 1972).Исследования, проведенные в Швеции и Норвегии, показывают, что даже в этих относительно эгалитарных обществах мужская власть, возможно, не является явной, но широко распространена в супружеских отношениях (Calasanti and Bailey 1991; Thagaard 1997).

Считается, что

стран Латинской Америки характеризуются мачизмом, культурами и семьями. Однако данные из Чили, Мексики и Панамы показывают, что, хотя мужья могут иметь несколько большую власть в браке, многие браки имеют тенденцию к эгалитаризму, а вклад ресурсов связан с властью (Alvarez 1979; Cromwell, Corrales, and Torsiello 1973; Oropesa 1997 ; Danes, Oswald, and De Esnaola 1998).Эта тенденция к эгалитаризму обсуждалась с точки зрения более широких социальных изменений, вызванных социальными движениями, включая женское движение, и экономическим развитием.

Связь между культурой и ресурсами в балансе супружеской власти была исследована в широком диапазоне обществ, включая Турцию, Индию, Израиль, Румынию, Россию и Китай. Поскольку Турция и другие мусульманские страны сочетают современность и традиционализм и становятся модифицированными патриархатами, женщины могут лучше договариваться о власти, а их вклад ресурсов влияет на их успех (Fox 1973; Bolak 1995).В Восточной Европе при коммунистических режимах оба супруга работали вне дома и имели тенденцию быть эгалитарными в принятии решений, но женщины оставались в первую очередь ответственными за домашний труд (Lapidus 1978; Elliot and Moskoff 1983). Сегодня в некоторых странах Восточной Европы, таких как Россия, роль женщины как главы семьи и кормильца не обязательно приводит к большей власти, но является результатом необходимости и отсутствия альтернатив (Киблицкая, 2000). В Китае, где влияние западной идеологии усилило принятие эгалитарных отношений, образование и профессия связаны с распределением супружеской власти (Tang 1999).

Структура. Патриархальные и эгалитарные различия между обществами, описанные выше, можно рассматривать не только как культурные, но и как структурные различия. Гендерное неравенство находится не только в нормах и идеологиях, но и характеризует структуру и практику политических, правовых, религиозных, образовательных и экономических институтов общества. Дискриминация и мужское доминирование в этих учреждениях приводят к более низкому доступу женщин к ресурсам, включая доход, профессиональный статус и образование; потворствовать патриархальной идеологии и укреплять ее; и тем самым способствовать сохранению гендерного неравенства в браке.Как утверждал Дэйр Гиллеспи (1971), супружескую власть можно описать как кастовую / классовую систему, потому что мужья как класс имеют власть над женами как класс в результате доминирования мужчин в социальных структурах, а не каких-либо конкретных ресурсов, которые они вносят в брак. .

Взаимодействие. Исследователи вышли за рамки ресурсов и культуры, чтобы изучить, как супружеская власть является частью бессознательного конструирования гендерных категорий и идентичности во время взаимодействия. Вероника Ярис Тихенор (1999) изучала пары, в которых жены имели более высокий доход и профессиональный статус, чем их мужья, и обнаружила, что жены, как правило, не обладают большей супружеской властью.Скорее, женщины и мужчины в этих парах действуют, чтобы игнорировать или минимизировать различия в статусе и доходах и создать для мужа влиятельное положение посредством таких действий, как сохранение права вето для мужчин и переопределение роли кормильца в соответствии с деятельностью мужа. Изучая разговоры мужчин и женщин, Кэролайн Драйден (1999) обнаружила, что жены строят свой брак как равный, и обвиняют себя в неравных аспектах отношений. С другой стороны, мужья действуют, чтобы считать брак неравноправным, а также обвиняют своих жен в существующем неравенстве.Результатом этих построек является усиление

Пара сидит на базаре в Старом городе в Турции, стране, где люди могут ложно представить свои эгалитарные отношения как доминирующие мужчины, чтобы соответствовать доминирующим культурным нормам. Ричард Т. Новитц / Корбис

гендеры как неравные, с мужчиной в позиции власти. Туве Тагаард (1997) также обнаружила, что различия в силе, проявляемые во время взаимодействия норвежских пар, служат подтверждением мужской и женской идентичности, включая гендерное неравенство.

Другой аспект растущей интеракционистской точки зрения включает изучение того, как пары публично демонстрируют супружескую власть. Презентация может или не может соответствовать реальной динамике власти в отношениях. В Турции пары, обладающие равными властными полномочиями, могут представлять свои отношения посторонним как мужские, как способ выглядеть соответствующими доминирующим культурным нормам (Bolak 1995). Другое исследование показало, что пары, считающие себя феминистками, публично представляют себя равными.Используемые стратегии включают использование разных фамилий и указание имени жены первым в налоговых декларациях или регистрации автомобиля (Blaisure and Allen 1995). В аналогичном исследовании выяснилось, что пары, утверждающие, что они эгалитарны, не действуют. Однако они использовали язык, чтобы создать «миф о равенстве» (Knudson-Martin and Mahony 1998).

Многомерные модели. Были предприняты попытки интегрировать многие из этих теорий в комплексные многомерные модели. Работа Рэй Блумберг и Марион Толберт Коулман (1989) — одна из самых полных.Начиная с вклада женщин в ресурсы, модель учитывает социальные и индивидуальные характеристики, которые могут увеличивать или уменьшать конечную экономическую власть женщин, а затем очерчивает путь, по которому чистая экономическая власть женщин трансформируется в многочисленные измерения супружеской власти.

Последствия

Неравенство в браке связано с рядом последствий, многие из которых взаимосвязаны и, в свою очередь, усиливают гендерное неравенство. В этом разделе рассматриваются две взаимосвязанные категории последствий: здоровье и счастье.

Здоровье. Отсутствие власти в браке — угроза психическому и физическому здоровью женщин. Жены, обладающие властью в браке, сообщают о более низком уровне депрессии (Mirowsky 1985) и меньшем стрессе (Kaufman 1988). В Индии и Кении сила женщин в браке связана с более низким уровнем фертильности и более широким использованием методов планирования семьи (Sud 1991; Gwako 1997).

Насилие в отношении женщин также связано с неравенством власти между женщинами и мужчинами. Исследования показывают, что женщины реже становятся жертвами физического и словесного оскорбления в эгалитарных отношениях (Coleman and Straus 1986; Tang 1999).Однако потеря власти мужчин по сравнению с женщинами также может привести к большей вероятности насилия. Согласно теории конечных ресурсов Крейга Аллена и Мюррея Страуса (1980), , когда мужьям не хватает экономических или межличностных ресурсов для поддержания доминирующего положения в браке, они могут прибегать к физическим размерам и силе — ресурсам, которые в среднем обычно используются мужьями. иметь больше, чем их жены.

Счастье. Помимо индивидуального психического здоровья и счастья, распределение власти в браке также связано с качеством брака и его удовлетворенностью.Некоторые более ранние исследования показали, что удовлетворенность жен была наивысшей в эгалитарных браках (Alvarez 1979), тогда как другие обнаружили, что качество и удовлетворенность были самыми высокими в браках, в которых доминируют мужчины (Buric and Zecevic 1967). Эти результаты вполне могут отражать необходимость соответствовать ранее доминировавшим гендерным идеологиям. Более поздние исследования, проведенные в таких странах, как Норвегия и Китай, довольно последовательно показывают, что удовлетворенность браком наиболее высока в эгалитарных браках (Thagaard 1997; Tang 1999; Pimental 2000).Равенство не только напрямую связано с повышением удовлетворенности, но и косвенно связано с развитием более тесных эмоциональных связей и восприятием супруга как справедливого и отзывчивого. Кроме того, удовлетворенность браком связана не только с распределением власти между супругами, но и с типами используемых стратегий и попыток власти. Хотя было обнаружено, что использование любой стратегии влияния связано с более низким уровнем удовлетворенности браком, косвенные и эмоциональные стратегии, включая отрицательный аффект и отстранение, по-видимому, имеют особенно отрицательные эффекты (Aida, Falbo, 1991; Zvonkovic, Schmiedge, and Hall, 1994).

Заключение

Власть в браке была темой диалога между социологами с разных точек зрения, культур и методологических подходов, которые опираются на прошлое и добавляют к будущему. Диалог был международным, с использованием культурных и социальных различий для проверки и продвижения теории. Результатом этого диалога стала обширная теоретическая и эмпирическая работа о супружеской власти. Тем не менее, участие в диалоге со временем то усиливается, то ослабевает. Хотя, как отмечает Джетсе Спрей (1999), с 1990 года в дискуссию были внесены новые идеи и подходы, все еще существует необходимость пересмотреть и переосмыслить давние подходы и допущения к изучению и пониманию силы в супружеских отношениях.

Библиография

Аида Ю. и Фалбо Т. (1991). «Взаимосвязь между семейным удовлетворением, ресурсами и властными стратегиями». Половые роли 24: 43–56.

Аллен К.А. и Страус М.А. (1984). «« Последнее слово »Меры супружеской власти: теоретическая критика и эмпирические результаты пяти исследований, проведенных в Соединенных Штатах и ​​Индии». Журнал сравнительных семейных исследований 15: 329–344.

Альварес, М.Д. Л. (1979). «Структура власти в семье в Чили: исследование пар с детьми в начальной школе». Международный журнал социологии семьи 9: 123–131.

Blaisure, K. R., and Allen, K. R. (1995). «Феминистки и идеология и практика брачного равенства». Журнал брака и семьи 57: 5–19.

Блад, Р. О., и Вулф, Д. М. (1960). Мужья и Жены: динамика супружеской жизни. Гленко, Иллинойс: Свободная пресса.

Блумберг, Р. Л., и Коулман, М. Т. (1989). «Теоретический взгляд на гендерный баланс сил в американской паре». Журнал семейных вопросов 10: 225–250.

Болак, Х. К. (1995). «К концептуализации динамики супружеской власти: женщины-кормильцы и домохозяйства рабочего класса в Турции». В Женщины в современном турецком обществе, изд. С. Текели. Лондон: Книги Дзен.

Бринкерхоф, М., и Лупри, Э. (1978). «Теоретические и методологические вопросы использования принятия решений в качестве индикатора супружеской власти: некоторые наблюдения Канады». Канадский социологический журнал 3: 1–20.

Бурич О. и Зечевич А. (1967). «Власть в семье, удовлетворенность браком и социальная сеть в Югославии». Журнал брака и семьи 29: 325–336.

Calasanti, T. M., and Baily, C. A. (1991). «Гендерное неравенство и разделение домашнего труда в Соединенных Штатах и ​​Швеции: социалистическо-феминистский подход.» Социальные проблемы 38: 34–53.

Коулман Д. Х. и Штраус М. А. (1986). «Власть в браке, конфликты и насилие в национальной репрезентативной выборке американских пар». Насилие и жертвы 1: 141–157.

Конклин, Г. Х. (1988). «Влияние экономического развития на модели супружеской власти и проживания в расширенной семье в Индии». Журнал сравнительных семейных исследований 19: 187–205.

Кромвель Р.E .; Corrales, R .; и Торсиелло П. М. (1973). «Нормативные модели супружеской власти и влияния на принятие решений в Мексике и Соединенных Штатах: частичная проверка теории ресурсов и идеологии». Журнал сравнительных семейных исследований 4: 177–196.

Danes, S. M .; Освальд, Р. Ф .; и Де Эснаола, С. А. (1998). «Восприятие принятия решений парами в Панаме». Журнал сравнительных семейных исследований 29: 570–583.

Дхрувараджан, В.(1992). «Супружеская власть среди индусов азиатского происхождения в первом поколении в канадском городе». Международный журнал социологии семьи 22: 1–34.

Драйден, К. (1999). Быть женатым, делать пол: критический анализ гендерных отношений в браке. Лондон: Рутледж.

Эллиот, Дж. Э. и Москофф, В. (1983). «Право принятия решений в румынских семьях». Журнал сравнительных семейных исследований 14: 39–50.

Фокс, Г. Л. (1973). «Другой взгляд на сравнительную ресурсную модель: оценка баланса сил в турецких браках». Журнал брака и семьи 35: 718–730.

Гиллеспи, Д. Л. (1971). «У кого власть? Супружеская борьба». Журнал брака и семьи 33: 445–458.

Гвако, Э. Л. М. (1997). «Супружеская власть в сельских семьях Кении: ее влияние на решения женщин о размере семьи и методах планирования семьи.» Половые роли 36: 127–147.

Хеер, Д. М. (1963). «Измерение и основы семейной власти: обзор». Брак и семейная жизнь 25: 133–139.

Кандел Д. Б. и Лессер Г. С. (1972). «Принятие брачных решений в американских и датских городских семьях: исследовательская записка». Журнал брака и семьи 34: 134–138.

Кауфман Г. М. (1988). «Взаимосвязь между супружеской властью и симптомами стресса среди мужей и жен».» Социолог из Висконсина 25: 35–44.

Киблицкая, М. (2000). «Русские женщины-кормилицы: меняющийся субъективный опыт». В Гендер, государство и общество в советской и постсоветской России, изд. С. Эшвин. Лондон: Рутледж.

Кнудсон-Мартин, К. и Махони, А. Р. (1998), «Язык и процессы построения равенства в новых браках». Семейные отношения 47: 81–91.

Комтер, А.(1989). «Скрытая сила в браке». Гендер и общество 3: 187–216.

Кулик Л. (1999). «Брачные отношения власти, ресурсы и идеология гендерных ролей: многомерная модель для оценки эффекта». Журнал сравнительных семейных исследований 30: 189–206.

Lapidus, G. W. (1978). Женщины в советском обществе: равенство, Развитие и социальные перемены. Беркли: Калифорнийский университет Press.

Мировски, Я.(1985). «Депрессия и супружеская власть: модель справедливости». Американский журнал социологии 91: 557–592.

Мизан А. Н. (1994). «Семейные исследования власти: некоторые основные методологические вопросы». Международный журнал социологии семьи 24: 85–91.

О’Коннер, П. (1991). «Женский опыт власти в браке: необъяснимый феномен?» Социологический обзор 39: 823–42.

Оропеса, Р.С. (1997). «Развитие и супружеская власть в Мексике». Социальные силы 75: 1291–1317.

Пиментел, Э. Э. (2000). «Как я люблю тебя ?: Брачные отношения в городском Китае». Журнал брака и семьи 62: 32–47.

Пайк, К. Д. (1994). «Работа женщин как подарок или бремя? Супружеская власть в браке, разводе и повторном браке». Гендер и общество 8: 73–91.

Родман, Х. (1967).«Супружеская власть во Франции, Греции, Югославии и США: межнациональное обсуждение». Журнал брака и семьи 29: 320–324.

Родман, Х. (1972). «Супружеская власть и теория ресурсов в культурном контексте». Журнал сравнительных семейных исследований 3: 50–69.

Спрей, Дж. (1999). «Семейная динамика: эссе о конфликте и власти». В Справочник по браку и семье, 2-е изд., Изд. М. Б.Sussman, S. K. Steinmetz и
G. W. Peterson. Нью-Йорк: Пленум.

Sud, S. L. (1991). Структура власти в браке, рождаемость и Планирование семьи в Индии. Нью-Дели, Индия: Radiant.

Тан, К. С. К. (1999). «Власть в браке и агрессия в сообществе китайских семей Гонконга». Журнал межличностного насилия 14: 586–602.

Thagaard, T. (1997). «Пол, власть и любовь: исследование взаимодействия супругов».» Acta Sociologica 40: 357–376.

Тихенор, В. Дж. (1999). «Статус и доход как гендерные ресурсы: пример супружеской власти». Журнал брака и семьи 61: 638–650.

Waller, W. (1951). Семья: динамическое толкование. Нью-Йорк: Драйден.

Warner, R. L; Lee, G. R .; и Ли Дж. (1986). «Социальная организация, супружеские ресурсы и супружеская власть: межкультурное исследование.» Journal of Marriage and the Family 48: 121–128.

Zvonkovic, A. M .; Schmiege, C.J .; и Холл, Л. Д. (1994). «Стратегии влияния, используемые, когда пары принимают решения о работе и семье, и их важность для семейного удовлетворения». Семейные отношения 43: 182–188.

Дополнительные темы

Энциклопедия брака и семьи Отношения

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.