Милтон эриксон цитаты: Цитаты — Мудрость Милтона Эриксона (Рональд Хейвенс)

Содержание

Цитаты — Мудрость Милтона Эриксона (Рональд Хейвенс)

Приводимые далее цитаты, взятые из различных статей и лекций Милтона Эриксона, представлены здесь для того, чтобы передать его мысль о важности наблюдений в развитии научного понимания и в формировании клинических умений. Кроме того, они являются примерами способности к наблюдению самого Эриксона.

Следует отметить, что многие цитаты, использованные в этой и следующих главах, взяты из “Сочинений Милтона Эриксона, посвященных гипнозу” в четырех томах, изданных под редакцией Эрнеста Росси в 1980 году издательством “Ирвингтон” (“The Collected Papers of Milton H. Erickson on Hypnosis”, 4 volumes, edited by Ernest L. Rossi, Irvington Publishers, 1980). Каждый раз, когда представится такая возможность, в скобках после цитаты будет указываться год написания или год публикации, чтобы читатель мог лучше ориентироваться в действительном времени появления различных высказываний и источниках, откуда они взяты. Полный перечень источников приводится в списке литературы.

Большая часть наших знаний о психологических процессах получена в результате клинических наблюдений [1937].

(Erickson, 1980. Vol. III, 16, р. 145)

Любые дискуссии в отношении психотерапии или гипнотерапии требуют объяснения некоторых общих соображений, сформировавшихся на основе непосредственных клинических наблюдений [1948].

(Erickson, 1980. Vol. IV, 4, р. 36)

Человек испытывает личное удовлетворение, когда предлагает свои теории и гипотезы, но было бы куда лучше исследовать действительные явления. Исследования должны быть организованы вокруг реальных феноменов, а не вокруг репутации самого исследователя или хорошо аргументированных теорий, изложенных в публикациях и пытающихся объяснять некоторые неисследованные явления [1962].

(Erickson, 1980. Vol. II, 33, р. 344—345)

Говоря иными словами, нам необходимо взглянуть на исследования гипноза не на основании тех наших терминов, в которых мы мыслим и разрабатываем свои гипотезы, а с точки зрения того, что мы можем реально сделать, — с точки зрения действительных наблюдений, открывающих уникальные, многообразные и удивительные формы человеческого поведения, при нашем правильном понимании оказывающиеся состояниями сознания, которые могут быть направлены и использованы в соответствии с внутренними законами, присущими человеку, но пока неведомыми нам [1962].

(Erickson, 1980. Vol. II, 33, р. 350)

Когда я намерен узнать что-либо, я бы хотел, чтобы это знание не было искажено несовершенным знанием кого-то другого [1977].

(Erickson, 1980. Vol. I, 4, р. 114)

Каждый раз, когда я демонстрирую что-либо перед профессиональной аудиторией, я говорю: “Сейчас вы ничего не видите, ничего не слышите, ничего не думаете. Вот три последовательных шага”. Люди обычно заявляют: “Эриксон делает что-то мистическое и таинственное”. Гораздо проще думать обо мне, что я делаю нечто особенное, чем научиться действительно наблюдать и реально мыслить.

(Erickson & Rossi, 1981, p. 249)

Вы не были полностью внимательными по той простой причине, что, разговаривая с вами, я то входил в транс, то выходил из него. Я научился входить в транс произвольно и могу обсуждать что-либо с вами, наблюдая в то же время, как плед поднимается до вот такой высоты (Эриксон показывает)… Я могу входить в транс и выходить из него так, что ни вы, ни кто-либо другой не заметит этого.

(Zeig, 1980, p. 191)

Вы смотрите, но вы не слушаете.

(Zeig, 1980, p. 70)

Итак, ходите вокруг с ничего не выражающим лицом; ваш рот закрыт, а глаза и уши открыты. Вы не торопитесь высказывать свою оценку до тех пор, у вас не будет явных доказательств, подтверждающих ваши умозаключения.

(Zeig, 1980, p. 234)

Понимание того, что является нормальным или обычным, необходимо для обретения понимания ненормального и необычного [1977].

(Erickson, 1980. Vol. II, 18, р. 179)

Каждому, кто занимается психотерапией, следовало бы знать всю широту диапазона человеческого поведения.

(Erickson & Rossi, 1981, p. 86)

Вам необходимо наблюдать обычное человеческое поведение и быть готовым использовать его.

(Erickson & Rossi, 1981, p. 17)

Я знаю, что вы смогли бы сделать это, потому что все другие люди делали это!

(Erickson & Rossi, 1981, p. 231)

Вы работаете с пациентами и вы работаете со своим собственным пониманием, а ваше понимание возникает из вашего знания о том, как вы ведете себя. В своих наблюдениях поведения других людей вам необходимо опираться на наблюдения своего собственного поведения в прошлом.

(Erickson, Rossi & Rossi, 1976, p. 289)

Кэй Томпсон (1975) говорил, что Милтон Эриксон собрал все лучшее, что было в психотерапии в простом слове, которое мне кажется весьма подходящим — это слово “Наблюдай!”

(Beahrs, 1977, p. 60)

Таким образом, у вас есть ум, открытый восприятию всего нового; не критический, оценивающий ум, а исполненный любопытства ум ученого, удивляющийся каждой реальной ситуации. И уже только потом вы можете попытаться давать оценку.

(ASCH, 1980, Запись лекции 16. 07. 1965)

Чем больше вы будете расширять понимание природы человека, биологических процессов, истории индивидуальной жизни, а также знания о своих собственных индивидуальных реакциях и потенциальных возможностях, тем лучше вы будете практически действовать и тем лучше станет ваша жизнь.

(ASCH, 1980, Запись лекции 16. 07. 1965)

Я думаю, для вас чрезвычайно важно наблюдать все возможное, а затем, если вы захотите использовать гипноз, вы будете знать, как именно выразить словами ваше внушение, чтобы оказать наибольшее воздействие на пациента и добиться от него ответной реакции.

(ASCH, 1980, Запись лекции 16. 07. 1965)

Если вы тщательно будете наблюдать за большим количеством людей, вы научитесь осознавать их поведение.

(Zeig, 1980, p. 161)

Когда вы смотрите на какие-либо вещи — смотрите на них внимательно.

(Zeig, 1980, p. 169)

Если вы научитесь наблюдать, вы сможете научиться осознавать происходящие изменения почти мгновенно.

(Zeig, 1980, p. 233)

Именно по этой причине необходимо наблюдать за людьми, наблюдать и еще раз наблюдать.

(Zeig, 1980, p. 351)

А теперь я хочу подчеркнуть еще одну вещь. Ради Бога, посмотрите же внимательно на своего пациента! Увидьте его.

(ASCH, 1980, Запись лекции 16. 07. 1965)

Встречаясь с пациентом, вы наблюдаете за ним. Познакомьтесь получше с ним. Осознайте малейшие моменты, проявляющиеся в его поведении.

(ASCH, 1980, Запись лекции 16. 07. 1965)

Моя задача состоит в том, чтобы наблюдать за пациентом и работать с ним [1966].

(Erickson, 1980, Vol. II, 34, р. 352)

Я очень внимательно наблюдаю за всем происходящим.

(Zeig, 1980, p. 285)

Я обучал его (доктора Росси) искусству наблюдения.

(Erickson & Rossi, 1981, p. 107)

Когда бы я ни занимался наблюдениями, я всегда записываю их, запечатываю в конверт и прячу в ящик стола. Позднее, когда я сделаю новые наблюдения, я снова записываю их и сравниваю со сделанными ранее.

(Zeig, 1980, p. 159)

Когда я начинаю беседу с пациентом, я прежде всего делаю визуальный и слуховой обзор ситуации. Я хочу узнать, что может видеть и слышать мой пациент и как перемещение взгляда или изменение положения может изменить содержание его визуального поля. Мне интересны все возможные звуки, в том числе и шумы на улице, которые могут вторгаться в ситуацию [1964].

(Erickson, 1980, Vol. II, 34, р. 352)

Я отмечаю, как она облизывает свои губы; отмечаю направление ее взгляда и все остальные движения ее тела [1959].

(Erickson, 1980, Vol. II, 9, р. 222)

Я всегда интересовался антропологией, и думаю, что эту науку должны знать все психотерапевты, так как различные этнические группы имеют разный образ мысли.

(Zeig, 1980, p. 119)

Если вы будете наблюдать за детьми, то поймете, что они делают подобные вещи постоянно [1976].

(Erickson, 1980, Vol. I, 21, р. 441)

У меня восемь детей, и я видел, как каждый из них открывал свою физическую идентичность. Все они следовали одному и тому же общему паттерну.

(Zeig, 1980, p. 236)

Не разглядывайте слишком пристально близких вам людей или членов вашей семьи. Ведь при этом происходит вторжение в личную тайну другого человека.

(Zeig, 1980, p. 161)

Когда вы наблюдаете за другими людьми или за членами вашей семьи, ваше врожденное чувство вежливости и уважения перед личной тайной другого человека удержит вас от попыток изучения.

(Zeig, 1980, p. 162)

Я буду читать ваши мысли по лицам, и если кто-либо из вас испытывает неприязнь ко мне, я замечу это.

(Zeig, 1980, p. 162)

Когда женщина начинает половую жизнь, изменяется биологическое функционирование ее организма, и в этот процесс вовлечено все тело. Когда половая жизнь становится регулярной, изменяются ее волосы, брови становятся на миллиметр длиннее, подбородок становится немного тяжелее, губы — полнее; изменяется форма рта, содержание кальция в позвоночнике, центр тяжести, грудь становится больше, а жировая прослойка на бедрах — плотнее.

(Zeig, 1980, p. 161)

Несколько лет назад я записал около 40 страниц текстов своих внушений, сократил их до 20 страниц, а потом и до 10. Затем я тщательно сформулировал каждую фразу, сжав текст еще больше, до пяти страниц. Каждый, кто серьезно хотел бы научиться искусству внушения, должен сделать нечто подобное, чтобы действительно осознать произносимые им слова [1976—1978].

(Erickson, 1980, Vol. I, 23, р. 489)

Я бы хотел отметить, насколько все связано — даже если это не сразу заметно. Есть язык, который я тщательно изучил. Я знаю все части речи, значение всех слов. Поскольку я тщательно изучил все это, я могу легко разговаривать на этом языке.

(Erickson & Rossi, 1979, p. 295)

Мне кажется, никто не понимал смысла моих вопросов о дыхании. Вскоре я начал оставлять свои вопросы при себе, поскольку все отвергали их как глупость. Но это лишь усиливало мое любопытство [60-е годы].

(Erickson, 1980, Vol. I, 16, р. 363)

Милтон Эриксон в цитатах — Ягдар Туреханов +7 (747) 794-56-78

 

Цитаты:

 

Умы взрослых закрыты. Они думают, что видят все. Но они не видят. У них запрограммированный взгляд на вещи.

 

Нам создает проблемы не то, чего мы не знаем. Нам создает проблемы то, что оказывается не таким, каким мы его знаем… То, что мы знаем, но не знаем о том, что мы это знаем, создает нам еще
большие проблемы.

 

Если вы хотите стать творческой личностью или мыслить творчески, то вам нужно практиковать то, что называется «дивергентным мышлением» в противовес «конвергентному мышлению», которое с возрастом
овладевает людьми все больше и больше, делая их поведение все более стереотипным. При конвергентном мышлении ряд историй или тем сводятся к одной. При дивергентном мышлении одна идея
разветвляется по множеству направлений, как ветвь дерева.

 

Мы все начинаем умирать с того момента, когда рождаемся. Одни делают это быстрее, чем другие. Единственное, что мы можем сделать, это уметь радоваться своей жизни.

 

Когда вы имеете дело с проблемой или трудностью, старайтесь сделать эту затею интересной. Тогда вы сможете сосредоточиться на интересной стороне дела и не обращать внимания на тяжелую
работу, которую предстоит проделать.

 

Некоторые люди умирают в двадцать пять лет — просто их до семидесяти не хоронят.

 

Помнится, когда я учился в школе, а потом в медицинском колледже, и преподаватель хотел отчитать меня, я всегда задавал какой-нибудь идиотский вопрос, не имеющий отношения к делу или вставлял в
разговор такую же дурацкую фразу. Это здорово сбивало его с мысли. Однажды летом профессор начал говорить мне:

«Эриксон, мне не нравится…»

«Снег мне тоже не нравится», сказал я. «О чем вы говорите?» — спросил он.

«О снеге», ответил я.

«Каком снеге?»

«Какое чудо, ведь никогда снежинки не повторяют одна другую».

 

Никогда не принимайте оскорбления.

 

Принцип, сформулированный Парацельсом еще в XV веке: «Кем человек себя представляет, тем он и будет, и он есть то, что он представляет».

 

Человек, считающий себя достойным, держится прямо, его движения решительны и уверенны. Что же в таком случае удивительного в том, что его скелет, тонус мышц и мимика лица развиваются совершенно
по-другому, нежели у того, кто «воображает» или представляет себя ничтожеством?

 

Меня обвиняли в манипуляции пациентами, и в ответ на это я сказал следующее: «Каждая мать манипулирует своим младенцем,
если она хочет, чтобы он жил. Каждый раз, когда вы приходите в магазин, вы манипулируете продавцом, чтобы сделать нужную покупку. И когда вы приходите в ресторан, вы манипулируете официантом. А
учитель в школе манипулировал вами, заставляя учиться читать и писать. Фактически, жизнь представляет собой одну большую манипуляцию — она состоит из нее целиком».

 

На похоронах моей матери отец сказал: «Как это было прекрасно, семьдесят четыре раза отмечать годовщину свадьбы с одним человеком. Было бы еще более прекрасно отметить семьдесят пятую,
но невозможно иметь все, что хочешь».

 

И книжка — «Человек из февраля»

 

Еще по теме 

биография, цитаты, истории, техники. 5 принципов Милтона Эриксона

В психологии есть много ученых, которые так или иначе повлияли на развитие науки. Но особое место среди них занимает Милтон Эриксон, который своими идеями перевернул сознание многих людей. Это выдающийся психотерапевт двадцатого века, который сделал значительный вклад в современную медицинскую и психологическую науку. Об этом свидетельствуют не только авторские труды, но и многочисленные публикации о нем.

Милтон Эриксон: биография

милтон эриксон В конце девятнадцатого века родители известного психотерапевта переехали в Неваду с целью добычи серебра и золота. Там 5 декабря 1901 года родился известный психотерапевт Милтон Эриксон.

В школу он пошел уже в Висконсине. Учеба давалась ему нелегко из-за дислексии. В 1919 году, после окончания школы, Милтон заболел полиомиелитом. Эта инфекция сказалась на всех системах его организма, и врачи прогнозировали ему недолгую жизнь, проводимую только в лежачем положении. Имея большой запас времени, будущий известный ученый тратил его на воспоминания и тренировку чувств, которые отвечают за восприятие. Он тратил месяцы на мысленную разработку необходимых ему движений для того, чтобы посмотреть в окно, взять ложку в руки и так далее. Не прошло еще и года после парализации всего тела, как Милтон Эриксон уже мог на костылях приходить в Висконсинский университет. Упорный физический труд привел к тому, что через два года молодой студент мог уже ходить без костылей, слегка прихрамывая, также у него увеличилась масса тела, решились все проблемы с позвоночником. Тщательно изучая работы Лурия и других психотерапевтов, Эриксон на основе своих ощущений вывел много принципов в работе с людьми с помощью гипноза и просто консультирования.

В 50 лет Милтона Эриксона настиг синдром постполиомиелита, после чего он смог восстановить свои силы лишь частично. Оставшиеся годы он провел в инвалидном кресле, а умер в 78 лет.

Принципы Милтона Эриксона и сейчас активно используются в медицине и психологии, помогая людям обрести душевное равновесие. Он не только увлекался гипнозом, но и верил в силу подсознания, которой отдавал львиную долю выздоровления и изменения личности человека.

Личность Милтона Эриксона

 истории милтона эриксона

Биография этого ученого только подтверждает силу его духа. Не каждый может добиваться результатов с помощью только мышления и большого желания. Эриксон — пример сильного человека, смело идущего к своей цели. У него была цель — начать ходить, и он начал. Он хотел восстановить все двигательные функции организма — у него в молодом возрасте это получилось.

Также многие отзывались о нем как об оптимистичном человеке с отменным чувством юмора. Он никогда не позволял себе падать духом, верил в силу подсознания и движущие силы человека, которые могут делать практически невозможное. О силе его духа свидетельствуют цитаты Эриксона. Вот некоторые из них:

  • «Ничего по-настоящему не заканчивается, пока мы живы».
  • «Мы очень быстро обучаемся в ситуациях, которые нам не нравятся».
  • «И в каждой жизни должен дождь пролиться. И будут дни, что мрачны и печальны».
  • «Всегда ставьте себе реально выполнимую цель в ближайшем будущем» и так далее.

Истории Милтона Эриксона и его взаимодействие с пациентами свидетельствуют о сильном влиянии его на них. Ему нравилось косвенное влияние на людей — в ходе беседы, не указывая прямо на проблемы, Милтон изменял мышление и поведение человека.

Отношение Эриксона к оплате своего труда

милтон эриксон биография

Милтон Эриксон никогда не отличался жадностью или любостяжанием. Он брал плату за свои услуги психотерапии или гипноза, но у него не было конкретной суммы для всех. Ученый был уверен, что для работы над собой человек должен жертвовать чем-то материальным, но входил в положение каждого клиента. С бедных людей и студентов он практически ничего не брал. Психотерапевт был одним из немногих людей, которые работали за идею. Он никогда не ставил на первый план свое обогащение, а полностью посвящал себя науке. Милтон хотел как можно больше ее развивать и изучать формы поведения разных людей.

Существует 5 принципов Милтона Эриксона в работе с клиентами, которые помогали ему и его последователям изменять мышление человека.

Первый принцип работы с людьми по Эриксону

техники милтона эриксонаС людьми все Ок. Он гласит, что каждый человек может развиваться и изменяться всю жизнь. Каждый достигнутый уровень развития является опорой для дальнейшего личностного роста. С процессом возрастания личности возникают различные точки зрения, видения ситуации, с помощью которых мы можем анализировать все происходящее и извлекать уроки. Зная, что в каждый момент жизни с нами все Ок, мы видим немного больше, чем видели раньше, то есть выходим за рамки привычного, прежнего. На основе этого имеем возможности выбора.

Второй принцип психотерапевта

Фокусировка на… Сознание ограничивает наши возможности анализа информации. Гораздо больше мы воспринимаем своим подсознанием. С помощью определенных техник Милтон поворачивал беседу так, что человек мог лучше узнать и понять свои ощущения, сделать правильный для него в этой ситуации выбор. После этого клиент обретает внутренние силы, уверенность в себе, перестает нуждаться в советах посторонних.

5 принципов милтона эриксона

Наилучший выбор человека

На данном этапе жизни человека он всегда делает наилучший выбор из того, что может проанализировать. У Эриксона не было понятия «плохие решения», он был уверен, что для клиента определенной решение — оптимальное в конкретной ситуации. Если ориентироваться на «так должно быть», человек постоянно будет о чем-то сожалеть. Эриксон утверждал, что важно понять клиента, ведь он — целостная личность.

Четвертый принцип по Эриксону

Положительное намерение в поведении. Этот принцип гласит о том, что каждое действие человека базируется на хороших намерениях. В определенный момент мы имеем конкретные потребности, которые с помощью некоторых форм поведения удовлетворяем. Через время мы можем уже не понимать, почему приняли то или иное решение или поступили так или иначе. Но если верить, что любое действие имеет положительное намерение, Милтон Эриксон утверждал, что мы будем выходить на новый уровень понимания, влекущий за собой изменение личности.

Неизбежность изменений

принципы милтона эриксонаВ постоянном изменении мышления внешнее поведение человека также меняется. Настраивая себя на положительный лад, применяя эриксоновские принципы, человек становится способным помочь сам себе в трудностях, а также может оказывать элементарную терапевтическую помощь другим.

Техники психотерапевта

милтон эриксон цитаты

Техники Милтона Эриксона в практике гипноза широко используются во многих странах мира. Развивая в других положительное отношение к себе и всему миру, он совершенствовал свои терапевтические техники в работе с клиентами. Существует несколько известных техник наведения транса Эриксона.

  1. Скажите «Да» — в процессе беседы психотерапевт использует утверждения, с которыми клиент постоянно соглашается, усыпляет его бдительность, и на утверждение, с которым он, может быть, и не согласен, он тоже отвечает «да».
  2. Разрыв шаблона — поведение, несвойственное в конкретной ситуации. Собеседник находится в замешательстве, а психотерапевт дает указания, которые клиент точно выполняет.
  3. Забалтывание. Этим приемом пользуются цыгане. Психотерапевт произносит набор слов, перескакивая с одной темы на другую. Человек, пытаясь понять смысл, теряется, его сознание не справляется с потоком информации, в это время инструкция к действию поступает прямо в подсознание.
  4. Перегрузка — двойное наведение. Два человека становятся с разных сторон по отношению к клиенту, жестикулируют, прикасаются и забалтывают его. Все модальности получаются перегруженными (аудиальная, кинестетическая и визуальная), сознание отключается.
  5. Тройная спираль. Этим приемом активно пользовался его автор — Милтон Эриксон. Цитаты, истории, посылы в нем используются, но первые две рассказываются не до конца, в самом интересном месте прерываясь. Третья история с указаниями к поведению рассказывается до конца, затем заканчивается вторая и первая. Человек входит в легкий транс.

Хайвенс: Мудрость Милтона Эриксона — CodeNLP: полезная информация при изучении НЛП

Предисловие

      Материал этой книги подобран таким образом, чтобы прояснить основные понятия эриксоновской психотерапии и установки, необходимые для эффективного применения разработанных Милтоном Эриксоном форм психотерапии и гипноза. Здесь представлен не просто обзор эриксоновских техник или теоретический анализ работы Эриксона, а подборка результатов наблюдений и идей, предложенных им в многочисленных публикациях и лекциях. Это сделано для того, чтобы попытаться передать мудрость, которая руководила Эриксоном в его работе и донести до читателя некоторые существенные компоненты подхода, помогавшего Эриксону решать наиболее фундаментальные проблемы, с которыми сталкивается каждый из нас – как радоваться жизни, как обрести ее максимальную полноту и как помочь другим людям достичь того же. Одни люди затрачивают больше времени на попытки справиться с подобными проблемами, другие меньше, а некоторые, например психотерапевты, даже зарабатывают себе этим на жизнь. Но, в конечном счете, этот вопрос создает общий для всех нас знаменатель в поисках истины и понимания самих себя.

     Мы редко сталкиваемся с далеко идущими наблюдениями за тем, как люди ведут себя в различных ситуациях и какие именно факторы влияют на человеческое поведение. На такую информацию оказывают настолько сильное влияние те или иные теоретические ограничения, что часто бывает невозможно отделить реальные факты от воображения. Если мы станем изучать различные работы, посвященные теории личности, гипнозу и психотерапии, мы столкнемся с противоречащими друг другу теоретическими предпосылками различных школ – Фрейда, Юнга, Адлера, Роджерса или Скиннера. Каждая из этих теоретических систем рассматривает личность человека совершенно по-иному и каждая предлагает свои догматические рекомендации о том, что и когда должен делать психотерапевт. В результате природа человека и его поведения продолжают оставаться для большинства психотерапевтов вызывающей замешательство загадкой, тем феноменом, в котором мы принимаем участие, не понимая его сущности и пытаясь без особого эффекта оказывать воздействие как на самих себя, так и на других.

     Хорошо было бы, если бы кто-нибудь нашел время и приложил достаточные усилия для проведения наблюдений, как именно люди ведут себя в разных обстоятельствах и какие факторы воздействуют на их поведение. Еще важнее было бы, если бы такой человек смог потом проинтерпретировать свои наблюдения и продемонстрировать их полезность как для себя, так и для других. Никто не стал бы отрицать пользу обретенной подобным образом мудрости.

     Человеком, сделавшим это, был Милтон Эриксон. Он долго наблюдал все нюансы человеческого поведения, применяя затем данные наблюдения в практике гипнотерапии. Эриксон посвятил всю жизнь тщательным наблюдениям за самим собой и за другими, в результате чего стал так хорошо понимать природу человека, как, может быть, никто не понимал ни до него, ни после. Эриксону стало ясно, как дать другим людям возможность использовать имеющийся у них потенциал для разрешения личностных и межличностных проблем, которые не смогли быть разрешены другими специалистами.

     Эриксон пытался обучать других мудрости, накопленной им за долгие годы наблюдений. Он писал книги, читал лекции и учил на протяжении всей своей профессиональной деятельности, до самой смерти. Умер Эриксон 25 марта 1980 года в возрасте 78 лет.

     Мы предлагаем обзор наблюдений, сделанных столь замечательным человеком на протяжении своей жизни. Мудрость Эриксона, излагаемая на этих станицах, может обладать чрезвычайной ценностью для каждого, кто всерьез намерен стать психотерапевтом и эффективно применять гипноз, так как Эриксон был мастером в этом и его комментарии представляют собой лучшие из возможных советов.

     С другой стороны, его понимание природы человека открывает перед нами новую перспективу столь большой ценности, что она заслуживает самого серьезного внимания со стороны специалистов в области социальных наук, обычно считающих, что психотерапия и гипноз бесполезны для них и не имеют никакого отношения к сфере их интересов. Каждый психолог, социолог, антрополог или другой профессионал, связанный с изучением природы человека, найдет заслуживающим внимания все, чему учил Эриксон, так как его наблюдения имеют чрезвычайно большое значение для понимания всех аспектов функционирования человека.

     Перспектива, которую открывают нам наблюдения Эриксона, оказывается точной и объективной; она бросает вызов существующим концепциям и свободна от ограничений, присущих другим теоретическим парадигмам. Он объяснял то, чем является человек по своей природе, и его поступки простыми словами, будучи свободным от всех искаженных, ограниченных предпосылок и противоречий между нашим восприятием и реальным миром. Поэтому теоретики, исследователи и практикующие психотерапевты с помощью предлагаемой Эриксоном перспективы смогут открыть для себя новый и свежий подход к людям. То, что говорил Эриксон, может иногда вызывать у них протест, но этот подход несомненно укажет им на те аспекты человеческого поведения, которые они раньше просто игнорировали.

     Это же относится и к людям, стремящимся стать более осознающими и эффективными, вне зависимости от их возраста, профессии, социальной роли или положения. Мудрость Эриксона оказывается универсальной по своей применимости и значению, заслуживая самого внимательного обсуждения. Перспективу, которую Эриксон раскрывал перед слушателями в своих лекциях, он предлагал и своим пациентам. И в том, и в другом случае Эриксон пытался научить людей иному способу бытия и восприятия, мотивирующему к использованию всех присущих индивиду возможностей и полученного ранее опыта, чтобы наиболее эффективным образом справляться с жизненными ситуациями. Хотелось бы надеяться, что настоящая книга будет способствовать – хотя бы в незначительной степени – такому процессу, помогая студентам, изучающим психологию и психиатрию; тому, кто на практике работает с психотерапией, консультированием и гипнозом, а также всем, кто просто хотел бы узнать больше о себе и о других людях.

     Милтон Эриксон

ВВЕДЕНИЕ

     Милтон Эриксон был, вероятно, самым творческим, динамичным и эффективным гипнотерапевтом в мире. Он не только мог загипнотизировать самых трудных и оказывающих сопротивление пациентов, но делал это так, что они не осознавали происходящее. Эриксон погружал людей в гипноз, просто рассказывая им о помидорах, но рассказывая это определенным образом; либо описывая столь же определенным образом какой-нибудь предмет в своем кабинете; или просто пожимая руку, но также особенным образом. Некоторые коллеги Эриксона отказывались пожимать ему руку, после того как он успешно продемонстрировал на них наведение гипноза рукопожатием. Во время лекции в Мехико Сити в 1959 году он загипнотизировал медсестру перед многочисленной аудиторией, используя для этого одни лишь жесты. Впечатление от процедуры усиливало и то обстоятельство, что медсестра, говорившая только по-испански, вызываясь добровольцем, не знала, что станет подопытным субъектом для демонстрации гипноза. Трудно представить многообразие и эффективность методов индуцирования гипноза, применявшихся Эриксоном, но наиболее эффективными у него были простые слова: “Замолчите, сядьте на стул и погрузитесь в глубокий транс!” – техника индуцирования гипноза, прекрасно срабатывавшая у Эриксона.

     Его психотерапевтической подход отличали и творчество, и эффективность. Вряд ли многие психотерапевты решили бы, как это сделал Эриксон, что эффективная психотерапия должна включать в себя обучение пациента тому, как пропускать струю воды между зубов; что пациентам необходимо наступать на ногу, посылать их взбираться на вершины гор, предлагать раздеться догола на работе, показывая пальцем на все части своего тела или съесть бутерброд с ветчиной в кабинете шефа. Однако некоторые из этих странных способов Эриксон действительно использовал с блестящим успехом, пытаясь подобрать для каждого пациента уникальный и неповторимый способ психотерапевтического воздействия, пусть даже кажущийся странным. Стиль его работы был настолько новаторским, а вероятность успеха настолько высокой, что многие специалисты направляли к Эриксону своих пациентов, а иногда и сами стремились стать его пациентами.

     Поэтому нет ничего удивительного в том, что многие другие гипнотерапевты отзывались о Милтоне Эриксоне самым восторженным образом. Его неоднократно называли волшебником, мастером гипноза и наиболее выдающимся в мире авторитетом в области краткосрочной психотерапии. В 1976 году он стал первым лауреатом премии Международного общества гипноза, получив золотую медаль с изображением Бенджамина Франклина. Надпись на медали гласила: “Доктору медицины Милтону Эриксону – выдающемуся врачу, новатору и исследователю, чьи идеи не только помогли создать современное понимание гипноза, но и оказали глубокое влияние на практику психотерапии во всем мире”.

     В декабре 1980 года несколько тысяч врачей и психотерапевтов собрались в Фениксе (штат Аризона), чтобы отдать дать памяти Эриксона и принять участие в семинаре, посвященном его техникам гипнотерапии. Международный конгресс по применению эриксоновских методов гипноза и психотерапии вызвал не иссякающий на протяжении последующих лет поток профессионалов, желающих пройти в Фениксе обучение эриксоновским методам. С тех пор в Соединенных Штатах и по всему миру семинары, посвященные эриксоновским техникам, стали обязательной частью программ профессиональных конференций по психотерапии и гипнозу. Книги самого Эриксона и литература о нем превратились в бестселлеры, а доктор Эрнест Росси (Ernest L. Rossi) издал четырехтомное собрание почти всех опубликованных и не публиковавшихся ранее статей Эриксона. Не будет преувеличением сказать, что Эриксон оказал большее влияние на профессиональную деятельность, связанную с психологической помощью, чем кто-либо другой – за исключением разве что Зигмунда Фрейда.

     Есть некоторая ирония в том, что пик его публичного признания пришелся на время, когда самому Эриксону было уже около семидесяти лет. До этого ценность его работы признавалась лишь относительно небольшой группой преданных последователей. Психотерапевтические техники Эриксона редко рассматривались в учебниках по психотерапии и даже в статьях и книгах по гипнозу, написанных наиболее выдающимися специалистами в этой области, об эриксоновских техниках или исследованиях часто содержались всего лишь краткие упоминания. Легко может сложиться впечатление, что личность Эриксона намеренно игнорировалась многими из его современников. Так ли это было на самом деле или нет, но остается неопровержимым факт: он был своего рода скитальцем – в самом широком смысле этого слова, – не принадлежавшим ни к одной из школ; уникальной личностью с необычными и устойчивыми убеждениями, не боявшейся столкновений с противниками. Это было продемонстрировано всей историей его профессиональной деятельности.

     Милтон Эриксон родился 5 декабря 1901 года в сейчас уже не существующем городке Аурум (штат Невада). Со временем его родители отправились в фургоне на “восток” и поселились на ферме в сельскохозяйственной части штата Висконсин. Еще ребенком Эриксон воспринимал мир не так, как его друзья и родственники. Помимо сильного любопытства и общего нежелания просто принимать убеждения и суеверия окружавшего его общества, его внутренний мир отличался от внутреннего мира других людей и по некоторым физиологическим причинам. Например, у него была особая форма невосприимчивости цвета, позволявшая ему видеть лишь пурпурный цвет, столь любимый потом Эриксоном. В последующие годы он намеренно окружал себя предметами этого цвета и постоянно интересовался применением гипнотического внушения при лечении невосприимчивости цветов. Кроме того, у него была сильная аритмия и проблемы со слухом, что вызвало в дальнейшем устойчивый интерес к эффектам изменения паттернов дыхания при тех, по словам Эриксона, “воплях”, которые обычно называют пением. Кроме того, он страдал дислексией, и затруднения, возникающие из-за этой аномалии, лишь усиливали его интерес к значимости слов и их применения. Тот факт, что человек, позднее ставший одним из основных специалистов по использованию языка, не мог научиться говорить до четырех лет и даже позднее, по причине своей аритмии и частичной глухоты, говорил совсем не так, как это делают большинство американцев, действительно может заинтриговать. Специалисты сравнивают паттерн речи Эриксона со способом говорения у некоторых племен Центральной Африки, Бразилии или Перу.

     И, наконец, на протяжении всей своей жизни Эриксон страдал от постоянного физического недомогания, начавшегося с угрожающего жизни приступа полиомиелита, случившегося в возрасте 17 лет и достигшего кульминации во время второго обострения полиомиелита в 1952 году. Хотя он смог почти до конца излечиться от полного паралича, возникшего после первого приступа полиомиелита, второй случай обострения болезни привел к более тяжелым последствиям. Все последующие годы Эриксон был прикован к инвалидному креслу, не имея возможности пользоваться ногами и левой рукой, владея правой только в небольшой степени. При разговоре он мог использовать диафрагму лишь частично, а его рот также был частично парализован. В дополнение ко всему этому он страдал хроническими болями, справляться с которыми ему помогал самогипноз.

     Но несмотря на многочисленные физические проблемы он оставался активным человеком и эффективным психотерапевтом до самой своей смерти 25 марта 1980 года. На протяжении всей жизни Эриксон вынужден был бороться со все возрастающим количеством противников, но знал, как превратить свои трудности в преимущества и ценную возможность научиться чему-то новому. Где-то в литературе он нашел афоризм, что все трудности жизни подобны грубой пище, необходимой для здоровья организма. И действительно, были люди, которые смогли с пользой для себя применить гораздо большие затруднения. По причине болезней и отличия от сверстников Эриксон начал наблюдать за поведением других людей еще в раннем детстве. Так, например, он вспоминал о радости, испытанной им, когда рано утром его вели в школу по свежевыпавшему снегу, а позади оставался протоптанный путь. Возвращаясь домой, он обратил внимание, что все дети протаптывали свои собственные тропки, вместо того чтобы идти по одной дороге и делать ее таким образом более удобной. А когда он медленно выздоравливал после полного паралича, то проводил многие дни, просто наблюдая за поведением окружавших его людей, постепенно становясь в результате этого необычайно восприимчивым к “языку тела” и научившись способам получения помощи от других, не высказывая прямо свою потребность в ней.

     Он использовал умение влиять на других людей еще во время одиночного путешествия на каноэ протяженностью в 1200 миль, предпринятого им в качестве физической терапии летом 1921 года, после первого года обучения в колледже. Начиная свое путешествие, он был настолько слаб в результате последствий полиомиелита, что мог проплыть не более нескольких метров, и у него не было сил, даже чтобы вытащить из воды каноэ. У Эриксона было с собой немного бобов, риса и два доллара на покупку дополнительных припасов. Не прося никого о помощи прямо, он получал достаточное количество рыбы от любопытных рыбаков и деньги за различную работу, выполнявшуюся им во время путешествия, а также помощь в перетаскивании каноэ через плотины. Когда он возвратился в Висконсин, то настолько окреп, что проплывал почти милю, мог легко поднимать свою лодку и был готов продолжать обучение в университете.

     Во время первого семестра обучения на втором курсе в университете штата Висконсин Эриксон испытал одно из своих спонтанно возникавших проявлений самогипноза. Этот опыт оказал глубокое воздействие на образ мысли Эриксона и стал основой для его последующего обучения гипнозу у Кларка Халла. Эриксон решил, что мог бы заработать деньги, публикуя статьи в местной газете. Для их написания он намеревался использовать свою способность, открытую еще в юности, – иногда во сне он мог найти правильное решение арифметических задач. Эриксон решил заниматься до десяти часов вечера, после чего лечь спать, а в час ночи проснуться и писать статьи для газеты, которые, как он надеялся, будут сами возникать у него в уме во время сна. На следующее утро он проснулся, ничего не помня о том, что написал ночью, но статья действительно лежала возле пишущей машинки. Эриксон не стал читать ни эту, ни другие статьи, созданные им таким таинственным образом, а просто отправлял их в редакцию. Однако потом он каждый день раскрывал свежий номер газеты, но скоро понял, что не может узнать своих собственных статей, хотя все они были напечатаны, и пришел к выводу, что “в голове содержится гораздо больше, чем я знаю”. Так Эриксон понял, что может доверять своему пониманию и ему не следует позволять себе поддаваться искажающему воздействию “несовершенного знания других людей”.

     Несмотря на этот и другие подобные случаи, Эриксон открыл для себя гипноз только лишь после окончания второго курса, когда стал свидетелем демонстрации гипноза Кларком Халлом. Эриксон был настолько воодушевлен увиденным, что тут же предложил себя Халлу в качестве субъекта внушения, а следующим летом уже пытался загипнотизировать всех, кто соглашался на это.

     Позднее он вспоминал об опыте, полученным в то время, и о сделанных выводах на семинаре по гипнозу, проводившемся в конце года Кларком Халлом. Выводы Эриксона резко отличались от выводов самого Халла, который относился к гипнозу с точки зрения экспериментального подхода и теории обучения. Халл преувеличивал значение стандартизированности процедуры гипноза и, соответственно, приуменьшал значение любых внутренних процессов субъекта, что явно противоречило наблюдениям Эриксона. Подобное различие во мнениях привело к существенным расхождениям с Халлом и отчужденности от него. По словам Эриксона, Халл относился к его точке зрения как к непонятному для него “предательству и неосмотрительности” со стороны Эриксона (Erickson, 1967). Эриксон же, в свою очередь, назвал стандартизированный поход Халла “абсурдными” и “бесполезными” попытками, в которых игнорируется то, что “…субъект гипнотического внушения является личностью, и он низводится до уровня некого неодушевленного лабораторного устройства…” (Erickson, 1952).

     Понятно, что Эриксон не мог убедить Халла в своей правоте. Халл еще более формализовал свой подход, проведя серию экспериментов для его подтверждения и опубликовав результаты в книге “Гипноз и внушаемость: экспериментальный подход”, изданной в 1933 году. Теоретические и экспериментальные предпосылки, легшие в основу этой книги, сыгравшей принципиальную роль в истории гипнотерапии, стали фундаментом современного научного подхода к гипнозу, противоречащего перспективе, предложенной Эриксоном.

     Но и Халл не смог убедить Эриксона, что тот не прав. Не испугавшись того, что Халл отверг его точку зрения, Эриксон продолжал свои исследования гипноза, консультируясь с другими специалистами из Висконсинского университета, в том числе с доктором Уильямом Блеквином с факультета психиатрии и профессором нейрологии Гансом Рисом, с целью начать собственный исследовательский проект для определения принципиальных различий состояния загипнотизированных и не загипнотизированных субъектов. Это и другие исследования, посвященные гипнозу, были начаты и продолжены как часть учебной программы на протяжении последующего обучения Эриксона в университете. К тому времени, когда Эриксон получил в 1927 году степень бакалавра, а в 1928 году – степень магистра психологии и доктора медицины в Висконсинском университете, он приобрел основательную подготовку и опыт в этой области.

     Во время этих исследований неожиданно выяснилось, что Эриксону необходима помощь психиатра-адвоката, так как его могут отчислить из университета за “занятия черной магией”, которой в то время довольно часто считали гипноз. Начав после этого обучение в интернатуре госпиталя штата Колорадо (1928-1929), Эриксон решил даже не упоминать о гипнозе, чтобы его не отчислили из интернатуры и не отказали в предоставлении лицензии на врачебную деятельность. Однако даже и в то время Эриксон не прекращал своей работы с гипнозом, проводя ее в Государственной психопатологической клинике штата Колорадо, где он позднее, после окончания интернатуры и получения лицензии, продолжил свое обучение в области психиатрии.

     Затем, в 1929-1930 гг., он работал ассистентом в Государственной психиатрической клинике в Род Айленде, после чего поступил в исследовательский отдел Уорчестерской государственной клиники (штат Массачусетс). Через четыре года Эриксон стал главным психиатром этого отдела.

     С 1934 по 1939 гг. Эриксон являлся руководителем отдела психиатрических исследований в клинике для инвалидов города Элоиз, штат Мичиган, где позднее возглавил программу по обучению психиатров, занимая этот пост до 1949 г. В Мичигане Эриксон проявил себя как плодовитый автор и признанный специалист в области гипноза. Продуктивность этого периода жизни Эриксона возросла и за счет того, что он работал по совместительству преподавателем психиатрии в Медицинском колледже университета Уэйна (с 1938 г. по 1948 г.), профессором психиатрии в аспирантуре университета Уэйна с 1943 по 1948 год и профессором клинической психологии в Мичиганском университете в Ист Лэнсин, штат Мичиган.

     Эриксон познакомился со своей второй женой Элизабет, когда преподавал в университете Уэйна – она была его студенткой и ассистенткой в аспирантуре. С первой женой он развелся, когда женился на Элизабет, в 1936 году; у него было трое детей от первого брака. Со временем у них родилось еще пятеро детей и этим обстоятельством отчасти объясняется то, что Эриксон был столь хорошо знаком с процессом развития ребенка, часто обращаясь в своих лекциях в теме научения в детском возрасте.

     В 1948 году по причине ухудшения здоровья Эриксон переселился в город Феникс (штат Аризона), где вскоре после непродолжительной работы в местных учреждениях начал собственную частную практику. Оставшуюся часть жизни он прожил в этом городе, где принимал пациентов в скромном кабинете, расположенном в его доме. Со временем тесный кабинет оказался полностью загроможденным различными сувенирами и подарками от пациентов, которые часто приезжали из таких отдаленных мест, как Нью-Йорк или Мехико Сити, чтобы пройти курс лечения. В последние годы жизни Эриксон иногда принимал одновременно до восьми человек, проводя гипнотерапию или обучение. Все эти люди приезжали в Феникс, чтобы научиться чему-то у мастера, хотя потом многие вспоминали, что несмотря на их ожидания, при общении с Эриксоном они узнали нечто новое скорее о самих себе, чем о технике гипнотерапии.

     Сам Эриксон был равнодушен к тому, что тесный и скромный кабинет совершенно не соответствовал его статусу и престижу в сфере гипнотерапии. Так, в его первом кабинете из мебели были всего лишь небольшой карточный стол и два стула, но Эриксон оправдывал эту скромную обстановку словами: “Но там же был я…”. Он был совершенно свободен от претенциозности, и это никак не умаляло его компетентности. В книге Зейга (Zeig, 1980) приводятся следующие слова Эриксона: “Что же касается чувства собственного достоинства… да ну его к черту. (Смеется). Я и так неплохо чувствую себя в этом мире. Мне не нужно чувство собственного достоинства, чувство профессиональной значимости…”. В другой раз он говорил: “Я и так достаточно уверен в себе. Я знаю, что выгляжу уверенным, действую и говорю уверенно…”. Эти два высказывания представляют собой своего рода итог всей жизни и стиля работы Эриксона, давая понимание этого человека, столь уверенного в своей правоте и настолько безразличного к тому к чужому мнению о себе, что он смог бросить вызов традиционным точкам зрения, мнению профессионального сообщества и принятым в нем техникам работы, прокладывая свой собственный уникальный путь.

     В начале 50-х годов Эриксон провел серию обучающих семинаров по гипнозу в различных городах Соединенных Штатов и в других странах. В результате презентации, проведенной в Чикаго перед группой профессионалов, была начата традиция проведения семинаров “Фондом по исследованию гипноза”. Многие из участников учебных групп, в которых Эриксон был почетным членом, занимались еще на его первых семинарах в Чикаго. В дальнейшем на основе семинаров “Фонда по исследованию гипноза” возникло “Американское общество клинического гипноза”, поддерживающее образовательные и исследовательские программы.

     В 1957 году Эриксон стал президентом-основателем этого общества, предлагавшего альтернативу “Обществу клинического и экспериментального гипноза”, основанного в 1949 году в русле научной традиции, продолжающей подход Кларка Халла. С симпатией относясь к сугубо экспериментальному подходу данной традиции, Эриксон решил основать свое общество, чтобы подчеркнуть отличие собственного подхода. Он выполнял обязанности президента “Американского общества клинического гипноза” с 1957 по 1959 год. В 1958 г. он становится редактором основанного им же “Американского журнала клинического гипноза”, занимая данный пост до 1968 года и собрав за это время плодотворный коллектив авторов, чьи научные интересы и теоретические предпосылки не совпадали с позицией “Журнала клинической и экспериментальной психологии”, органа “Общества клинического и экспериментального гипноза”.

     Начиная с 1967 года Эриксон получал все большее количество подтверждений своих психотерапевтических способностей и таланта гипнотизера. Хотя его публикации этого периода были посвящены преимущественно техникам гипноза и факторам, способствующим внушаемости, начали издаваться многочисленные книги о нем, в которых упор делался на стиле психотерапевтического воздействия Эриксона (Bandler & Grinder, 1975; Haley, 1967; 1973). Данные публикации привлекли к Эриксону внимание гораздо большего количества людей, чем его собственные работы, обеспечив постоянное возрастание этого интереса в будущем.

     В оставшиеся годы жизни Эриксон был удостоен множества почестей и наград. Он являлся пожизненным членом Американской ассоциации психиатров, Американской ассоциации психологов и Американской ассоциации содействия развитию науки. Получил диплом от Американского совета психиатров и был членом Американской психопатологической ассоциации. Номер “Американского журнала клинического гипноза” за июль 1977 года полностью посвящен Эриксону по случаю его 75-летнего юбилея. Список почестей и наград можно было бы продолжать, но отметим лишь, что Милтон Эриксон был человеком, заслуживающим самого пристального внимания и изучения; уникальным, эффективным и влиятельным гипнотерапевтом, который несомненно иногда знал нечто особое о людях и мог трансформировать свое знание в эффективные гипнотические и психотерапевтические подходы.

Как и почему была написана эта книга

     К сожалению, Эриксон никогда не пытался излагать свои уникальные знания в виде какой-либо теории. Хотя он был весьма плодовитым писателем (автором более 140 исследовательских статей, а также соавтором ряда книг) и талантливым лектором, он лишь изредка позволял себе краткие и мимолетные намеки в отношении своего мировоззрения. Однажды он сказал: “Если бы я попытался обучать кого-либо всем подробностям, это было бы невыносимо скучным занятием” (Zeig, 1980), хотя можно с уверенностью сказать: его слушателям вряд ли когда-либо было скучно. Однако так и не было издано специальной книги, в которой читателю предлагалась бы сущность мудрости, направлявшей Эриксона на протяжении всей его деятельности в качестве гипнотерапевта. Наблюдения и теоретические соображения, лежавшие в основе его подхода, всегда оставались неуловимыми, и можно с уверенностью сказать, что во всем мире всего лишь несколько психотерапевтов и специалистов по гипнозу, которые могли бы правильно понять подход Эриксона и применить его столь же эффективно и творчески, как это делал он сам.

     Из-за некоторого концептуального вакуума, оставшегося вследствие нежелания Эриксона более подробно раскрыть принципы, руководившие его работой, или описать лежавшие в ее основе наблюдения, коллеги Эриксона, получившие традиционную профессиональную подготовку, нередко были склонны рассматривать стиль его психотерапевтического воздействия как нечто таинственное, волшебное и алогичное, приводящее в замешательство, а иногда даже и как что-то неуместное. Понятно, что для многих коллег проще всего было отбросить методы Эриксона, а самого его воспринимать как фокусника, шарлатана или лунатика, вместо того чтобы пойти на перспективные изменения собственной точки зрения и предпринять наблюдения, необходимые для того, чтобы по достоинству оценить подход Милтона Эриксона.

     С другой стороны, даже последователи Эриксона находятся в замешательстве и не знают, объяснять ли его эффективность как психотерапевта личностными качествами и мудростью или же специфическими техниками, разработанными и описанными им. Те, кто склоняется к первой точке зрения, создали своего рода культ Эриксона. Есть и третья группа последователей Эриксона, достигающих относительного успеха в психотерапии, просто копируя манеры поведения и речи Эриксона.

     Хотя нет сомнения, что Милтон Эриксон был выдающейся личностью и что имитация его поведения в определенных обстоятельствах действительно может быть эффективной, очевидно и то, что только лишь путем изучения фундаментальных теоретических предпосылок, которыми он пользовался, и принятия самого взгляда на вещи, присущего Эриксону, мы можем надеяться понять логику его действий и попытаться достичь такой же эффективности психотерапевтического воздействия. Хотя Эриксон не оставил нам прямого и полного объяснения принципов своей работы, у нас есть некоторые фрагменты этого объяснения. Полные скрытого смысла комментарии и замечания рассеяны в его лекциях, описаниях клинических случаев и кратких исследовательских заметках подобно отдельным частям сложной детской составной картинки-загадки.

     Однако действительное значение и возможные пути применения каждого из этих фрагментарных высказываний могут быть поняты только в рамках общего подхода Эриксона. На первый взгляд, каждое из его замечаний кажется имеющим очевидное значение, но это значение тут же изменяется, как только мы читаем другое высказывание Эриксона. Проблема с пониманием того, что именно он старался передать нам, состоит в том, что в интерпретации каждого его высказывания мы ограничены пределами нашего понимания. Значение, которое мы пытаемся придать его комментариям, вовсе не обязательно является тем же самим, которое сам Эриксон хотел передать нам и, что парадоксально, вероятнее всего, мы так и не сможем постичь этого значения, пока не начнем рассматривать эти высказывания в контексте всего его подхода.

     Ограничения, обусловленные вполне естественными искажениями в восприятии и неадекватным пониманием процесса психотерапии, были очень хорошо знакомы Эриксону. Обычно он делал своим ученикам замечания следующим образом: “Я предупреждаю вас: не думайте, что когда вы слушаете пациента, вы всегда его понимаете, так как слушаете с помощью ушей, а мыслите с помощью слов языка. А язык вашего пациента принципиально отличается от вашего” (Zeig, 1980, p. 58). Позднее Эриксон добавил к этому высказыванию следующее замечание: “Мы всегда переводим слова другого человека с его языка на наш собственный” (Zeig, 1980, p. 64). И даже доктор Эрнест Росси, много лет обучавшийся у Эриксона, оказался подверженным этой же ошибке, по поводу чего он получил следующее замечание Эриксона: “Вы вкладываете свое значение в мои слова. Но каково все-таки мое значение?” (Erickson & Rossi, 1991, p. 211). Это, наверное, самый важный вопрос, с которым сталкиваются все проходившие обучение эриксоновскому подходу, так же как и те, кто просто хотел бы понять, что же именно этот человек знал о людях. Каков же был тот смысл, который он сам вкладывал в свои слова?

     Идиосинкразия нашего восприятия по отношению к смыслу теоретических замечаний Эриксона, а также различная их передача в разных источниках являются основным препятствием для положительной оценки и широкого применения его мудрости. Более того, количество времени, необходимого для тщательного изучения его работ и упорядочивания его замечаний, относящихся к психологической природе людей и к задачам психотерапии, столь велико, что это трудно было бы сделать даже очень заинтересованному человеку. Однако по счастливому совпадению, состоящему в моей увлеченности работами Эриксона и тем, что настал год, когда я был свободен от своих обязанностей преподавателя в Сангамонском университете, у меня совпали желание и возможность проделать такую работу.

     Первоначально я начал эту работу исключительно для удовлетворения своего интереса и желания понять сущность того, что предлагает нам этот выдающийся психотерапевт. У меня было чисто эгоистическое желание понять, что же именно знал о людях Эриксон – желание, которое так и не было удовлетворено чтением большого количества книг, посвященных анализу его работы, и моим довольно поверхностным знакомством с книгами и с

Цитаты и картинки – СИЛА МЕЧТЫ

Для достижения успеха в жизни умение обращаться с людьми намного важнее обладания талантом.

Джон Леббок (1834 – 1913), английский литератор

и естествоиспытатель

Лучший способ заинтересовать других собой – интересоваться другими.

Эмиль Эш (1894–1974), швейцарский

писатель и издатель

Вежливость – это искусственно созданное хорошее настроение.

Томас Джефферсон (1743–1826), третий президент

Соединенных Штатов Америки

Подробнее >> →


В коучинге подчеркивается важность продуктивных изменений, основное внимание уделяется определению и достижению целей. Методы коучинга ориентированы на результат, а не на проблему. Они целиком сфокусированы на самом процессе поиска решений. Их задача – развивать новые стратегии мышления и действий.

– Роберт Дилтс



Бессознательное знает гораздо больше тебя. Просто нужно ему довериться… Возможно, бессознательное подскажет более интересные идеи, чем те, что ты сам придумал

– Милтон Эриксон



Метки: коучинг, эриксон, милтон эриксон, бессознательное

Коучинг основан на этике взаимоотношений, это способ увидеть настоящего человека. Суть нашей работы, которую мы называем “коучинг” – люди. Коучинг открывает в людях такие способности и возможности, о которых они даже не подозревали!

– Мэрилин Аткинсон



Поскольку я прошел обучение в Международном Эриксоновском Университете Коучинга, основанном Мэрилин Аткинсон, хочу сказать еще несколько слов по поводу этой цитаты. Очень интересно, что каждая коуч-сессия эриксоновского коучинга оставляет определенный “позитивный след” в душе. Несмотря на то, что не всегда и не все цели, прорабатываемые на сессиях, удается достигать быстро, эффект внутреннего изменения остается надолго, если не навсегда. По моему опыту, после каждой коуч-сессии со своим коучем, я перестаю быть прежним и становлюсь в чем-то новым, очищенным, раскрытым, более ярким, ясным и сильным.



Метки: коучинг, мэрилин аткинсон, возможности, способности, эриксон

Выражение “добиться полной отдачи” или “скрытый потенциал” подразумевают, что в человеке заложены значительные возможности, ожидающие своего часа. Если менеджер или коуч не верит, что люди обладают гораздо большими способностями, чем проявляют, он не сможет помочь раскрыть их. Он должен думать о потенциале человека, а не о показателях. Большинство систем оценки имеет в связи с этим серьезный недостаток. Люди предстают в собственных глазах или глазах менеджера только в рамках своих показателей, из которых им трудно выбраться.
– Джон Уитмор. “Коучинг высокой эффективности”.


Продолжение отрывка:

Чтобы добиться от людей большего, нужно верить в то, что им есть, что отдавать. Но как узнать это? Подробнее >> →



Метки: коучинг, уитмор, джон уитмор, потенциал

Возможно, самое важное, что я узнал о “Внутренней игре” в продажах – это доверие. Когда покупатель и продавец доверяют честности друг друга, процесс идет достаточно легко и может быть проведен без манипуляций, прямо. Но в большинстве бесед о продажах, при которых я присутствовал, ощущался значительный фон недоверия, не столько к участникам, сколько к общепринятой практике.

Доверие определенно является критически важной переменной для продаж, возможно, самой важной. Я видел много курсов для отделов продаж, где обучали тому, как создать доверие. Большинство из них были манипулятивны по природе или становились манипулятивными, когда применялись как способы достижения дели.

Доверие сходно с икренностью – ему трудно дать определение и невозможно “изготовить”. Самый простой способ создать доверие – просто не делать того, что подрывает это доверие, и быстро ликвидировать “сбои”. Чтобы доверить покупателю то, что имеет для него смысл, нужно отказаться от манипулятивных приемов.

– Тимоти Голви, “Работа как внутренняя игра”



Поскольку уверенность в себе является залогом проявления потенциала и эффективности, надо обязательно фиксировать все достижения. Ничто не притягивает успех, как он сам.

– Сэр Джон Уитмор


Милтон Эриксон «Я поплаваю завтра» (цитата)

Цитата + история + притча от великого мастера эриксоновского гипноза Милтона Эриксона.

Вы все знаете таких ребят, которые при погружении в воду сначала окунают свой большой палец в воду и им требуется минимум полчаса, чтобы набраться смелости и полностью войти в воду.

Я расскажу Вам историю о Максе и Ванде. Впервые я познакомился с ними в госпитале. Макс и Ванда — молодая пара. Макс — младший психиатр. Они очень любили друг друга и были очень дружелюбны. Они позвали меня вместе искупаться в озере, которое находилось рядом.

Я принял приглашение. Я пошел в ванну, взял свои плавки и присоединился к ним в их автомобиль. И к моему удивлению, Ванда была мрачна весь путь и ничего не сказала. А она была очень дружелюбной девушкой, да и Макс был веселым, но в машине висел мрак.

Когда мы добрались до пляжа, Ванда выпрыгнула из машины, взяла свой купальник и отправилась прямо к озеру и прыгнула сразу в воду. И ни слова между нами не было. Очень плохие манеры.

Мы с Максом спустились к озеру, болтали непринужденно. И когда Макс своим большим пальцем коснулся влажного песка, он сказал: «Пожалуй, я поплаваю завтра.»

И тогда я понял причины странного поведения Ванды.

Макс отошел к сухому песку и сел там же. Я отправился к воде и прыгнул в воду, и мы с Вандой купались.

По пути назад в госпиталь, я спросил Ванду: «Как много воды Макс набирает в ванну?» Она ответила: «Один паршивый дюйм.»

Через несколько недель руководитель госпиталя предложил Максу повышение в старшего психиатра. Макс ответил, что он думает, что он пока не готов к этому. Руководитель ответил ему на это: «Если бы ты не был готов к этому повышению, я бы тебе его не предложил. И ты либо принимаешь повышение или ты покидаешь госпиталь.»

Макс подал в отставку и перешел куда-то в другое место.

Я потерял с ними связь.

Через 25 лет я читал лекцию в Академии в Пенсильвании. И в завершении моей лекции старый, седой мужчина и старая седая женщина с измученным видом подошли ко мне со словами: «Вы помните нас?». Я ответил: «Ваш вопрос подразумевает, что я должен, но на самом деле я вас не помню.»

И он сказал: «Я — Макс», она сказала: «Я — Ванда». Я повернулся к Максу и сказал: «Теперь я помню Вас обоих. Когда вы будете плавать, Макс?» Он покраснел и сказал: «Завтра». Затем я повернулся к Ванде и спросил: «Сколько воды Макс набирает в ванной?» Она ответила: «Тот же самый паршивый, вонючий один дюйм.»

Ванда любила своего мужа, она хотела детей, она хотела Макса. И она ждала, ждала, ждала, пока он будет готов. И она должна была знать этим дюймом воды, который набирает Макс в ванной, что он никогда не будет готов. Она должна была знать это этими словами: «Я поплаваю завтра.»

И я спросил Макса: «Чем вы занимаетесь сейчас?» Он ответил: «Я на пенсии.» Я спросил: «В какой должности вышли на пенсию?» Он ответил: «Младший психиатр».

Я просто задал эти вопросы, чтобы проверить то, что я уже знал тогда, в 1930 году, что ответ будет точно таким же и через 25 лет. Или ты идешь плавать или не идешь. Или ты принимаешь повышение или нет. Или ты становишься отцом или нет.

И вот здесь бедная Ванда, которая жила в надежде, пока надежда не стала невозможной. Куда еще она могла пойти?

И я видел, что такого рода вещи происходят снова и снова и снова. Яркие свежие выпускники, полные надежд устраиваются на работу после школы и решают идти в колледж в следующем году. Они собираются идти в колледж в следующем году. Собираются идти в колледж в следующем году. И через 25, 30 лет они до сих пор работают в парикмахерской.

— Вы думаете, вы могли бы помочь тогда Максу? — вопрос из зала

— У меня не было тогда права схватить его и бросить в воду, — ответил Милтон Эриксон.

Источник: Альберт Сафин (facebook)

Материалы, которые могут Вас заинтересовать:

Введение. Милтон Эриксон — Мудрость Милтона Эриксона (Рональд Хейвенс)

Милтон Эриксон был, вероятно, самым творческим, динамичным и эффективным гипнотерапевтом в мире. Он не только мог загипнотизировать самых трудных и оказывающих сопротивление пациентов, но делал это так, что они не осознавали происходящее. Эриксон погружал людей в гипноз, просто рассказывая им о помидорах, но рассказывая это определенным образом; либо описывая столь же определенным образом какой-нибудь предмет в своем кабинете; или просто пожимая руку, но также особенным образом. Некоторые коллеги Эриксона отказывались пожимать ему руку, после того как он успешно продемонстрировал на них наведение гипноза рукопожатием. Во время лекции в Мехико Сити в 1959 году он загипнотизировал медсестру перед многочисленной аудиторией, используя для этого одни лишь жесты. Впечатление от процедуры усиливало и то обстоятельство, что медсестра, говорившая только по-испански, вызываясь добровольцем, не знала, что станет подопытным субъектом для демонстрации гипноза. Трудно представить многообразие и эффективность методов индуцирования гипноза, применявшихся Эриксоном, но наиболее эффективными у него были простые слова: “Замолчите, сядьте на стул и погрузитесь в глубокий транс!” — техника индуцирования гипноза, прекрасно срабатывавшая у Эриксона.

Его психотерапевтической подход отличали и творчество, и эффективность. Вряд ли многие психотерапевты решили бы, как это сделал Эриксон, что эффективная психотерапия должна включать в себя обучение пациента тому, как пропускать струю воды между зубов; что пациентам необходимо наступать на ногу, посылать их взбираться на вершины гор, предлагать раздеться догола на работе, показывая пальцем на все части своего тела или съесть бутерброд с ветчиной в кабинете шефа. Однако некоторые из этих странных способов Эриксон действительно использовал с блестящим успехом, пытаясь подобрать для каждого пациента уникальный и неповторимый способ психотерапевтического воздействия, пусть даже кажущийся странным. Стиль его работы был настолько новаторским, а вероятность успеха настолько высокой, что многие специалисты направляли к Эриксону своих пациентов, а иногда и сами стремились стать его пациентами.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что многие другие гипнотерапевты отзывались о Милтоне Эриксоне самым восторженным образом. Его неоднократно называли волшебником, мастером гипноза и наиболее выдающимся в мире авторитетом в области краткосрочной психотерапии. В 1976 году он стал первым лауреатом премии Международного общества гипноза, получив золотую медаль с изображением Бенджамина Франклина*. Надпись на медали гласила: “Доктору медицины Милтону Эриксону — выдающемуся врачу, новатору и исследователю, чьи идеи не только помогли создать современное понимание гипноза, но и оказали глубокое влияние на практику психотерапии во всем мире”.

В декабре 1980 года несколько тысяч врачей и психотерапевтов собрались в Фениксе (штат Аризона), чтобы отдать дать памяти Эриксона и принять участие в семинаре, посвященном его техникам гипнотерапии. Международный конгресс по применению эриксоновских методов гипноза и психотерапии вызвал не иссякающий на протяжении последующих лет поток профессионалов, желающих пройти в Фениксе обучение эриксоновским методам. С тех пор в Соединенных Штатах и по всему миру семинары, посвященные эриксоновским техникам, стали обязательной частью программ профессиональных конференций по психотерапии и гипнозу. Книги самого Эриксона и литература о нем превратились в бестселлеры, а доктор Эрнест Росси (Ernest L. Rossi) издал четырехтомное собрание почти всех опубликованных и не публиковавшихся ранее статей Эриксона. Не будет преувеличением сказать, что Эриксон оказал большее влияние на профессиональную деятельность, связанную с психологической помощью, чем кто-либо другой — за исключением разве что Зигмунда Фрейда.

Есть некоторая ирония в том, что пик его публичного признания пришелся на время, когда самому Эриксону было уже около семидесяти лет. До этого ценность его работы признавалась лишь относительно небольшой группой преданных последователей. Психотерапевтические техники Эриксона редко рассматривались в учебниках по психотерапии и даже в статьях и книгах по гипнозу, написанных наиболее выдающимися специалистами в этой области, об эриксоновских техниках или исследованиях часто содержались всего лишь краткие упоминания. Легко может сложиться впечатление, что личность Эриксона намеренно игнорировалась многими из его современников. Так ли это было на самом деле или нет, но остается неопровержимым факт: он был своего рода скитальцем — в самом широком смысле этого слова, — не принадлежавшим ни к одной из школ; уникальной личностью с необычными и устойчивыми убеждениями, не боявшейся столкновений с противниками. Это было продемонстрировано всей историей его профессиональной деятельности.

Милтон Эриксон родился 5 декабря 1901 года в сейчас уже не существующем городке Аурум (штат Невада). Со временем его родители отправились в фургоне на “восток” и поселились на ферме в сельскохозяйственной части штата Висконсин. Еще ребенком Эриксон воспринимал мир не так, как его друзья и родственники. Помимо сильного любопытства и общего нежелания просто принимать убеждения и суеверия окружавшего его общества, его внутренний мир отличался от внутреннего мира других людей и по некоторым физиологическим причинам. Например, у него была особая форма невосприимчивости цвета, позволявшая ему видеть лишь пурпурный цвет, столь любимый потом Эриксоном. В последующие годы он намеренно окружал себя предметами этого цвета и постоянно интересовался применением гипнотического внушения при лечении невос­приимчивости цветов. Кроме того, у него была сильная аритмия и проблемы со слухом, что вызвало в дальнейшем устойчивый интерес к эффектам изменения паттернов дыхания при тех, по словам Эриксона, “воплях”, которые обычно называют пением. Кроме того, он страдал дислексией*, и затруднения, возникающие из-за этой аномалии, лишь усиливали его интерес к значимости слов и их применения. Тот факт, что человек, позднее ставший одним из основных специалистов по использованию языка, не мог научиться говорить до четырех лет и даже позднее, по причине своей аритмии и частичной глухоты, говорил совсем не так, как это делают большинство американцев, действительно может заинтриговать. Специалисты сравнивают паттерн речи Эриксона со способом говорения у некоторых племен Центральной Африки, Бразилии или Перу.

И, наконец, на протяжении всей своей жизни Эриксон страдал от постоянного физического недомогания, начавшегося с угрожающего жизни приступа полиомиелита, случившегося в возрасте 17 лет и достигшего кульминации во время второго обострения полиомиелита в 1952 году. Хотя он смог почти до конца излечиться от полного паралича, возникшего после первого приступа полиомиелита, второй случай обострения болезни привел к более тяжелым последствиям. Все последующие годы Эриксон был прикован к инвалидному креслу, не имея возможности пользоваться ногами и левой рукой, владея правой только в небольшой степени. При разговоре он мог использовать диафрагму лишь частично, а его рот также был частично парализован. В дополнение ко всему этому он страдал хроническими болями, справляться с которыми ему помогал самогипноз.

Но несмотря на многочисленные физические проблемы он оставался активным человеком и эффективным психотерапевтом до самой своей смерти 25 марта 1980 года. На протяжении всей жизни Эриксон вынужден был бороться со все возрастающим количеством противников, но знал, как превратить свои трудности в преимущества и ценную возможность научиться чему-то новому. Где-то в литературе он нашел афоризм, что все трудности жизни подобны грубой пище, необходимой для здоровья организма. И действительно, были люди, которые смогли с пользой для себя применить гораздо большие затруднения. По причине болезней и отличия от сверстников Эриксон начал наблюдать за поведением других людей еще в раннем детстве. Так, например, он вспоминал о радости, испытанной им, когда рано утром его вели в школу по свежевыпавшему снегу, а позади оставался протоптанный путь. Возвращаясь домой, он обратил внимание, что все дети протаптывали свои собственные тропки, вместо того чтобы идти по одной дороге и делать ее таким образом более удобной. А когда он медленно выздоравливал после полного паралича, то проводил многие дни, просто наблюдая за поведением окружавших его людей, постепенно становясь в результате этого необычайно восприимчивым к “языку тела” и научившись способам получения помощи от других, не высказывая прямо свою потребность в ней.

Он использовал умение влиять на других людей еще во время одиночного путешествия на каноэ протяженностью в 1200 миль, предпринятого им в качестве физической терапии летом 1921 года, после первого года обучения в колледже. Начиная свое путешествие, он был настолько слаб в результате последствий полиомиелита, что мог проплыть не более нескольких метров, и у него не было сил, даже чтобы вытащить из воды каноэ. У Эриксона было с собой немного бобов, риса и два доллара на покупку дополнительных припасов. Не прося никого о помощи прямо, он получал достаточное количество рыбы от любопытных рыбаков и деньги за различную работу, выполнявшуюся им во время путешествия, а также помощь в перетаскивании каноэ через плотины. Когда он возвратился в Висконсин, то настолько окреп, что проплывал почти милю, мог легко поднимать свою лодку и был готов продолжать обучение в университете.

Во время первого семестра обучения на втором курсе в университете штата Висконсин Эриксон испытал одно из своих спонтанно возникавших проявлений самогипноза. Этот опыт оказал глубокое воздействие на образ мысли Эриксона и стал основой для его последующего обучения гипнозу у Кларка Халла. Эриксон решил, что мог бы заработать деньги, публикуя статьи в местной газете. Для их написания он намеревался использовать свою способность, открытую еще в юности, — иногда во сне он мог найти правильное решение арифметических задач. Эриксон решил заниматься до десяти часов вечера, после чего лечь спать, а в час ночи проснуться и писать статьи для газеты, которые, как он надеялся, будут сами возникать у него в уме во время сна. На следующее утро он проснулся, ничего не помня о том, что написал ночью, но статья действительно лежала возле пишущей машинки. Эриксон не стал читать ни эту, ни другие статьи, созданные им таким таинственным образом, а просто отправлял их в редакцию. Однако потом он каждый день раскрывал свежий номер газеты, но скоро понял, что не может узнать своих собственных статей, хотя все они были напечатаны, и пришел к выводу, что “в голове содержится гораздо больше, чем я знаю”. Так Эриксон понял, что может доверять своему пониманию и ему не следует позволять себе поддаваться искажающему воздействию “несовершенного знания других людей”.

Несмотря на этот и другие подобные случаи, Эриксон открыл для себя гипноз только лишь после окончания второго курса, когда стал свидетелем демонстрации гипноза Кларком Халлом. Эриксон был настолько воодушевлен увиденным, что тут же предложил себя Халлу в качестве субъекта внушения, а следующим летом уже пытался загипнотизировать всех, кто соглашался на это.

Позднее он вспоминал об опыте, полученным в то время, и о сделанных выводах на семинаре по гипнозу, проводившемся в конце года Кларком Халлом. Выводы Эриксона резко отличались от выводов самого Халла, который относился к гипнозу с точки зрения экспериментального подхода и теории обучения. Халл преувеличивал значение стандартизированности процедуры гипноза и, соответственно, приуменьшал значение любых внутренних процессов субъекта, что явно противоречило наблюдениям Эриксона. Подобное различие во мнениях привело к существенным расхождениям с Халлом и отчужденности от него. По словам Эриксона, Халл относился к его точке зрения как к непонятному для него “предательству и неосмотрительности” со стороны Эриксона (Erickson, 1967). Эриксон же, в свою очередь, назвал стандартизированный поход Халла “абсурдными” и “бесполезными” попытками, в которых игнорируется то, что “…субъект гипнотического внушения является личностью, и он низводится до уровня некого неодушевленного лабораторного устройства…” (Erickson, 1952).

Понятно, что Эриксон не мог убедить Халла в своей правоте. Халл еще более формализовал свой подход, проведя серию экспериментов для его подтверждения и опубликовав результаты в книге “Гипноз и внушаемость: экспериментальный подход”, изданной в 1933 году. Теоретические и экспериментальные предпосылки, легшие в основу этой книги, сыгравшей принципиальную роль в истории гипнотерапии, стали фундаментом современного научного подхода к гипнозу, противоречащего перспективе, предложенной Эриксоном.

Но и Халл не смог убедить Эриксона, что тот не прав. Не испугавшись того, что Халл отверг его точку зрения, Эриксон продолжал свои исследования гипноза, консультируясь с другими специалистами из Висконсинского университета, в том числе с доктором Уильямом Блеквином с факультета психиатрии и профессором нейрологии Гансом Рисом, с целью начать собственный исследовательский проект для определения принципиальных различий состояния загипнотизированных и не загипнотизированных субъектов. Это и другие исследования, посвященные гипнозу, были начаты и продолжены как часть учебной программы на протяжении последующего обучения Эриксона в университете. К тому времени, когда Эриксон получил в 1927 году степень бакалавра, а в 1928 году — степень магистра психологии и доктора медицины в Висконсинском университете, он приобрел основательную подготовку и опыт в этой области.

Во время этих исследований неожиданно выяснилось, что Эриксону необходима помощь психиатра-адвоката, так как его могут отчислить из университета за “занятия черной магией”, которой в то время довольно часто считали гипноз. Начав после этого обучение в интернатуре госпиталя штата Колорадо (1928—1929), Эриксон решил даже не упоминать о гипнозе, чтобы его не отчислили из интернатуры и не отказали в предоставлении лицензии на врачебную деятельность. Однако даже и в то время Эриксон не прекращал своей работы с гипнозом, проводя ее в Государственной психопатологической клинике штата Колорадо, где он позднее, после окончания интернатуры и получения лицензии, продолжил свое обучение в области психиатрии.

Затем, в 1929—1930 гг., он работал ассистентом в Государственной психиатрической клинике в Род Айленде, после чего поступил в исследовательский отдел Уорчестерской государственной клиники (штат Массачусетс). Через четыре года Эриксон стал главным психиатром этого отдела.

С 1934 по 1939 гг. Эриксон являлся руководителем отдела психиатрических исследований в клинике для инвалидов города Элоиз, штат Мичиган, где позднее возглавил программу по обучению психиатров, занимая этот пост до 1949 г. В Мичигане Эриксон проявил себя как плодовитый автор и признанный специалист в области гипноза. Продуктивность этого периода жизни Эриксона возросла и за счет того, что он работал по совместительству преподавателем психиатрии в Медицинском колледже университета Уэйна (с 1938 г. по 1948 г.), профессором психиатрии в аспирантуре университета Уэйна с 1943 по 1948 год и профессором клинической психологии в Мичиганском университете в Ист Лэнсин, штат Мичиган.

Эриксон познакомился со своей второй женой Элизабет, когда преподавал в университете Уэйна — она была его студенткой и ассистенткой в аспирантуре. С первой женой он развелся, когда женился на Элизабет, в 1936 году; у него было трое детей от первого брака. Со временем у них родилось еще пятеро детей и этим обстоятельством отчасти объясняется то, что Эриксон был столь хорошо знаком с процессом развития ребенка, часто обращаясь в своих лекциях в теме научения в детском возрасте.

В 1948 году по причине ухудшения здоровья Эриксон переселился в город Феникс (штат Аризона), где вскоре после непродолжительной работы в местных учреждениях начал собственную частную практику. Оставшуюся часть жизни он прожил в этом городе, где принимал пациентов в скромном кабинете, расположенном в его доме. Со временем тесный кабинет оказался полностью загроможденным различными сувенирами и подарками от пациентов, которые часто приезжали из таких отдаленных мест, как Нью-Йорк или Мехико Сити, чтобы пройти курс лечения. В последние годы жизни Эриксон иногда принимал одновременно до восьми человек, проводя гипнотерапию или обучение. Все эти люди приезжали в Феникс, чтобы научиться чему-то у мастера, хотя потом многие вспоминали, что несмотря на их ожидания, при общении с Эриксоном они узнали нечто новое скорее о самих себе, чем о технике гипнотерапии.

Сам Эриксон был равнодушен к тому, что тесный и скромный кабинет совершенно не соответствовал его статусу и престижу в сфере гипнотерапии. Так, в его первом кабинете из мебели были всего лишь небольшой карточный стол и два стула, но Эриксон оправдывал эту скромную обстановку словами: “Но там же был я…”. Он был совершенно свободен от претенциозности, и это никак не умаляло его компетентности. В книге Зейга (Zeig, 1980) приводятся следующие слова Эриксона: “Что же касается чувства собственного достоинства… да ну его к черту. (Смеется). Я и так неплохо чувствую себя в этом мире. Мне не нужно чувство собственного достоинства, чувство профессиональной значимости…”. В другой раз он говорил: “Я и так достаточно уверен в себе. Я знаю, что выгляжу уверенным, действую и говорю уверенно…”. Эти два высказывания представляют собой своего рода итог всей жизни и стиля работы Эриксона, давая понимание этого человека, столь уверенного в своей правоте и настолько безразличного к тому к чужому мнению о себе, что он смог бросить вызов традиционным точкам зрения, мнению профессионального сообщества и принятым в нем техникам работы, прокладывая свой собственный уникальный путь.

В начале 50-х годов Эриксон провел серию обучающих семинаров по гипнозу в различных городах Соединенных Штатов и в других странах. В результате презентации, проведенной в Чикаго перед группой профессионалов, была начата традиция проведения семинаров “Фондом по исследованию гипноза”. Многие из участников учебных групп, в которых Эриксон был почетным членом, занимались еще на его первых семинарах в Чикаго. В дальнейшем на основе семинаров “Фонда по исследованию гипноза” возникло “Американское общество клинического гипноза”, поддерживающее образовательные и исследовательские программы.

В 1957 году Эриксон стал президентом-основателем этого общества, предлагавшего альтернативу “Обществу клинического и экспериментального гипноза”, основанного в 1949 году в русле научной традиции, продолжающей подход Кларка Халла. С симпатией относясь к сугубо экспериментальному подходу данной традиции, Эриксон решил основать свое общество, чтобы подчеркнуть отличие собственного подхода. Он выполнял обязанности президента “Американского общества клинического гипноза” с 1957 по 1959 год. В 1958 г. он становится редактором основанного им же “Американского журнала клинического гипноза”, занимая данный пост до 1968 года и собрав за это время плодотворный коллектив авторов, чьи научные интересы и теоретические предпосылки не совпадали с позицией “Журнала клинической и экспериментальной психологии”, органа “Общества клинического и экспериментального гипноза”.

Начиная с 1967 года Эриксон получал все большее количество подтверждений своих психотерапевтических способностей и таланта гипнотизера. Хотя его публикации этого периода были посвящены преимущественно техникам гипноза и факторам, способствующим внушаемости, начали издаваться многочисленные книги о нем, в которых упор делался на стиле психотерапевтического воздействия Эриксона (Bandler & Grinder, 1975; Haley, 1967; 1973). Данные публикации привлекли к Эриксону внимание гораздо большего количества людей, чем его собственные работы, обеспечив постоянное возрастание этого интереса в будущем.

В оставшиеся годы жизни Эриксон был удостоен множества почестей и наград. Он являлся пожизненным членом Американской ассоциации психиатров, Американской ассоциации психологов и Американской ассоциации содействия развитию науки. Получил диплом от Американского совета психиатров и был членом Американской психопатологической ассоциации. Номер “Американского журнала клинического гипноза” за июль 1977 года полностью посвящен Эриксону по случаю его 75-летнего юбилея. Список почестей и наград можно было бы продолжать, но отметим лишь, что Милтон Эриксон был человеком, заслуживающим самого пристального внимания и изучения; уникальным, эффективным и влиятельным гипнотерапевтом, который несомненно иногда знал нечто особое о людях и мог трансформировать свое знание в эффективные гипнотические и психотерапевтические подходы.

Цитаты Милтона Х. Эриксона (автор книги «Мой голос пойду с тобой»)

Начните со следования Милтону Х. Эриксону.

Цитаты Милтона Х. Эриксона
Показаны 1-13 из 13

«Жизнь сама по себе принесет вам боль. Ваша обязанность — создавать радость «Милтон Эриксон»

Милтон Эриксон

«Изменения чаще приводят к пониманию, чем понимание приводит к изменениям.”

Милтон Эриксон

«Это действительно удивительно, на что способны люди. Только они не знают, что могут ».

Милтон Эриксон

«Вы используете гипноз не как лекарство, а как средство создания благоприятного климата для обучения».

Милтон Эриксон

«Я очень уверен. Я выгляжу уверенно. Я веду себя уверенно. Я говорю уверенно … »

Милтон Эриксон

«Вы можете научить ребенка важности боли своим поведением.Вы также можете научить в детстве тому, как важно не причинять боли своим поведением ».

Милтон Эриксон

«Жизненные трудности — это просто необходимый корм».

Милтон Эриксон

«Когда я хотел что-то узнать, я хотел, чтобы это не было искажено чужим несовершенным знанием».

Милтон Эриксон

«Признание и понимание нормального или обычного необходимы для любого понимания ненормального или необычного.”

Милтон Эриксон

«Изменения гораздо чаще приводят к пониманию, чем понимание приводит к изменениям».

Милтон Х. Эриксон

«Я не собираюсь умирать. Фактически, это будет последнее, что я сделаю! »

Милтон Х. Эриксон

«Никогда не поздно иметь счастливое детство».

Милтон Х. Эриксон

.

Цитаты и высказывания Милтона Х. Эриксона (28 цитат)

Цитаты и высказывания Милтона Х. Эриксона (28 цитат)

Единственное место, где успех приходит до работы, — это словарь — Work Quotes

Вам не нужно, чтобы кто-то завершал вас.Вам нужен только тот, кто полностью вас примет — Love Quotes

Мужчины ходят по магазинам, чтобы купить то, что им нужно. Женщины ходят по магазинам, чтобы узнать, чего они хотят — Funny Quotes

Счастье за ​​деньги не купишь, но в Ламборджини лучше плакать — Веселые цитаты

Я сказал вам, что буду готов через ПЯТЬ минут, перестаньте звонить мне каждые полчаса — Funny Quotes

Я хотел вести себя хорошо, но было слишком много других вариантов — Funny Quotes

Текстовые цитаты

Транс — это естественный повседневный опыт (цитаты Милтона Х. Эриксона)
Гол без свидания — это просто мечта (цитаты Милтона Эриксона)
Пока вы не захотите запутаться в том, что вы уже знаете, то, что вы знаете, никогда не станет больше, лучше или полезнее (цитаты Милтона Х. Эриксона)
Вы используете гипноз не как лекарство, а как средство создания благоприятного климата для обучения (цитаты Милтона Эриксона)
Что касается моего достоинства… к черту мое достоинство. Я буду хорошо жить в этом мире. Мне не нужно быть достойным, профессиональным (цитаты Милтона Эриксона)
Подсознание решительно простое, непринужденное, прямолинейное и честное. У него нет всего этого фасада, этого внешнего вида того, что мы называем взрослой культурой. Это довольно просто, довольно по-детски. Это прямо и бесплатно (цитаты Милтона Эриксона)
Понимаете, мы не знаем, каковы наши цели. Мы узнаем свои цели только в процессе их достижения. Вы не знаете, кем станет ребенок.Поэтому вы ждете и хорошо заботитесь о нем, пока оно не станет тем, чем станет (цитаты Милтона Х. Эриксона)
Пациенты — это пациенты, потому что они не находятся в раппорте со своим собственным бессознательным … Пациенты — это люди, у которых было слишком много программирования — так много внешнего программирования, что они потеряли связь со своим внутренним я (цитаты Милтона Эриксона)
Каждый человек — уникальная личность. Следовательно, психотерапия должна быть сформулирована так, чтобы удовлетворять уникальные потребности человека, а не подгонять человека под прокрустово ложе гипотетической теории человеческого поведения (цитаты Милтона Эриксона).
Люди, добившиеся многого, — это люди, освободившиеся от предубеждений.Это творческие люди (цитаты Милтона Эриксона)
Самым важным в изменении человеческого поведения является его мотивация (цитаты Милтона Эриксона)
Пока вы не захотите запутаться в том, что вы уже знаете, то, что вы знаете, никогда не станет больше, лучше или полезнее. (Цитаты Милтона Эриксона)
Заткнись, сядь в тот стул и погрузись в глубокий транс! (Цитаты Милтона Эриксона)
Не спрашивайте, почему пациент такой, какой он есть, спросите, что бы он изменил (цитаты Милтона Х. Эриксона)
Сознательное эго не может сказать бессознательному, что делать? (Цитаты Милтона Эриксона)
Вы можете притвориться чем угодно и овладеть этим (цитаты Милтона Эриксона)
Позвольте себе увидеть то, что вы не позволяете себе видеть (цитаты Милтона Х. Эриксона)
Жизнь проживается в настоящем и направлена ​​в будущее (цитаты Милтона Эриксона)
Подсознание работает без вашего ведома, и именно так оно предпочитает (Цитаты Милтона Х. Эриксона)
Изменения гораздо чаще приводят к пониманию, чем понимание приводит к изменениям (цитаты Милтона Х. Эриксона)
У меня нет намерения умирать.Фактически, это будет последнее, что я сделаю! (Цитаты Милтона Эриксона)
Многие ли из нас действительно ценят ребячливость бессознательного? (Цитаты Милтона Эриксона)
Жизнь сама по себе принесет вам боль. Ваша ответственность — создавать радость (цитаты Милтона Х. Эриксона)
Мы всегда переводим чужой язык на наш родной язык (цитаты Милтона Х. Эриксона)
Когда я хотел что-то узнать, я хотел, чтобы это не было искажено чужим несовершенным знанием (цитаты Милтона Х. Эриксона)
Не спрашивайте, почему пациент такой, какой он есть, спросите, что бы он изменил (цитаты Милтона Х. Эриксона)
Я очень уверен.Я выгляжу уверенно. Я веду себя уверенно. Я говорю уверенно (цитаты Милтона Х. Эриксона)

.

Милтон Х. Эриксон (автор книги «Мой голос пойду с тобой»)

Hypnotic Realities: The Ind...

Гипнотические реальности: индукция клинического гипноза и формы косвенного внушения с …

— пользователем

Милтон Х. Эриксон,

Эрнест Л. Росси (редактор),

Шейла И. Росси (редактор)

4,45 средняя оценка — 86 оценок

опубликовано
1976 г.

5 изданий

Хочу почитать
сохранение…

  • Хочу почитать
    saving…
  • В настоящее время читаю
    saving…
  • Читать
    saving…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд

The February Man: Evolving ...

Февральский мужчина: развитие сознания и идентичности в гипнотерапии

— пользователем

Милтон Х. Эриксон,

Эрнест Л. Росси

4,28 средняя оценка — 58 оценок

опубликовано
1989 г.

9 изданий

Хочу почитать
сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд

A Teaching Seminar with Mil...

Обучающий семинар с Милтоном Х. Эриксоном

4,43 средняя оценка — 46 оценок

опубликовано
1980 г.

4 издания

Хочу почитать
сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд

The Collected Papers of Mil...

Сборник статей Милтона Х. Эриксона о гипнозе, Vol. 4. Инновационная гипнотерапия

— пользователем

Милтон Х. Эриксон,

Эрнест Л. Росси (редактор)

4,12 средняя оценка — 59 оценок

опубликовано
1980 г.

3 издания

Хочу почитать
сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд

Můj hlas půjde s tebou: Ter...

Mj hlas půjde s tebou: Terapeutické příběhy Милтона Х. Эриксона

— пользователем

Сидни Розен (редактор),

Милтон Х. Эриксон,

Хана Антонинова (переводчик)

4,29 средняя оценка — 1355 оценок

опубликовано
1982 г.

16 изданий

Хочу почитать
сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд

The Seminars, Workshops and...

Семинары, мастерские и лекции Милтона Х. Эриксона, Vol. 1: Исцеление в гипнозе

4,28 средняя оценка — 36 оценок

опубликовано
1983 г.

4 издания

Хочу почитать
сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд

Experiencing Hypnosis: Ther...

Переживание гипноза: терапевтические подходы к измененным состояниям

— пользователем

Милтон Х. Эриксон,

Эрнест Л. Росси

4,43 средняя оценка — 30 оценок

опубликовано
1981 г.

2 издания

Хочу почитать
сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд

Hypnotherapy: An Explorator...

Гипнотерапия: исследовательский журнал

4,64 средняя оценка — 33 оценки

опубликовано
1979 г.

4 издания

Хочу почитать
сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд

The Collected Papers of Mil...

Сборник статей Милтона Х. Эриксона о гипнозе, Vol. 1: Природа гипноза и внушения

4,50 средняя оценка — 16 оценок

опубликовано
1980 г.

3 издания

Хочу почитать
сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд

The Collected Papers of Mil...

Сборник статей Милтона Х. Эриксона о гипнозе, Vol. 3: Гипнотическое исследование психодинамических процессов

4,28 средняя оценка — 18 оценок

опубликовано
1979 г.

3 издания

Хочу почитать
сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд

.

топ-1 цитат о Милтоне Эриксоне от известных авторов

Наслаждайтесь чтением и делитесь 1 известными цитатами о Милтоне Эриксоне со всеми.

«Милтон Эриксон был мастером в использовании экспериментальных техник для выявления сильных сторон, которые раньше были бездействующими. Миллс и Кроули мастерски ухватили основные элементы работы Эриксона и применили их к терапии детей. Легко читаемый, тщательно процитированный и наполненный вдохновляющими тематическими исследованиями, «Терапевтические метафоры для детей и внутреннего ребенка» теперь дополнены важными новыми выводами и основным содержанием для врачей, которые работают с детьми, а также для тех, кто хочет совершенствоваться. их использование терапевтической метафоры.”
— Джеффри К. Зейг —

«Милтон Эриксон был мастером в использовании экспериментальных техник для выявления сильных сторон, которые раньше были бездействующими. Миллс и Кроули мастерски захватили основные элементы работы Эриксона и применили ее к терапии детей. Легко читаемый, тщательно процитированный и наполненный вдохновляющими тематическими исследованиями, «Терапевтические метафоры для детей и внутреннего ребенка» теперь дополнены важными новыми выводами, и это важное чтение для врачей, которые работают с детьми, а также для тех, кто хочет стать лучше. их использование терапевтической метафоры.”

— Джеффри К. Зейг

Милтон Эриксон цитирует картинки

Хотите увидеть больше фотографий цитат Милтона Эриксона? Нажмите на изображение цитат Милтона Эриксона, чтобы просмотреть его в полном размере.

  • Цитаты о неожиданных бедствиях

    «Это одна из неожиданных катастроф современной эпохи, когда за наш новый беспрецедентный доступ к информации приходится платить» — Ален де Боттон

  • Цитаты о красном, белом и синем

    «Я предпочитаю играть плохих парней.Я считаю, что они всегда самые интересные персонажи. Я сравниваю это с живописью: если ты »- Ронни Кокс

  • Котировки высшего качества

    «Искусство приходит к вам, предлагая откровенно не придавать ничего, кроме высочайшего качества вашим моментам, когда они проходят, и просто ради» — Уолтер Патер

  • Прикрепленные цитаты подруг

    «Мужчина из Бриджпорта, штат Коннектикут, подарил своей девушке обручальное кольцо и протянул ей один конец ленты; другой конец пропал »- Эрик Ларсон

  • Цитаты о том, что ты не знаешь, чего хочешь

    «Я горю.Я должен жить, я должен петь, я хочу превратиться в тысячу разных персонажей и нести »- Анн-Мари Макдональд

  • Цитаты о Марвине Гэе

    «Марвин Гэй — один из моих любимых революционеров. Он говорил от всего сердца, от своего разума. Это то, чем я хочу заниматься ». — Эрика Баду,

  • Цитаты о том, как незнакомцы становятся любовниками

    «Люди меняются. Чувства исчезают. Любители дрейфуют. Друзья уходят. Друзья становятся врагами. Влюбленные становятся чужими.Вас будут судить. но жизнь продолжается ». — Прекрасный Гоял

  • Цитаты о конфиденциальности в жизни

    «Волосы на затылке Киараса встали дыбом. Знали ли они о Крисе? С тех пор как в прошлом году они стали парой, эти двое »- ЛаТойя Хэнкинс

  • Цитаты о том, как стать родителем впервые

    «Возможно, они и так слишком много знают о своих матери и отце, и ничто не может быть более фактическим, чем развод, хотя так много должно быть» — Ричард Форд

  • Цитаты о дорожных поездках

    «Люблю автомобильные путешествия.Вы попадаете в этот ритм дзен; выбрось чувство времени в окно ». — Мириам Тэйвс,

  • Цитаты Рики Джексона

    «Я однажды спросил Майкла Джексона. Я сказал ему: «Как тебе удалось пройти путь от пятерки Джексонов до самой большой звезды?» — Рики Шредер

  • Цитаты о трате времени на терпение

    «Я знаю, что если бы я сказал сегодня:« Кто из вас хотел бы, чтобы я молился, чтобы вы обрели самоконтроль? »- Джойс Майер

  • You Make Me Happy Baby Цитаты

    «Ты счастлив?» Он не отвечает мне долгую минуту.Наконец я откидываюсь назад и смотрю в его темно-зеленые глаза ». — Кристен Проби

  • Цитаты о том, кого мы любим

    «Я думаю, мы любим тех, кого любим, и с этим ничего не поделать». — Сьюзан Донован,

  • Цитаты Шумпетера

    «Предпринимательство основывается на теории экономики и общества. Теория рассматривает изменения как нормальное и даже здоровое явление. И он видит »- Питер Ф. Друкер

  • .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.