Нарушения воображения: Воображение. Нарушения

Содержание

Расстройства воображения.

Воображение
— познавательный психический про­цесс
создания нового образа (представления)
предмета или ситуа­ции путем перестройки
(преобразования) имеющихся у человека
представлений. Воображение как
своеобразная форма отражения
действитель­ности осуществляет
мысленный отход за пределы непосредственно
воспринимаемого, способствует
предвосхищению будущего, «оживляет»
то, что было ранее.

Некоторые
расстройства психики своим возникновением
иногда обязаны чрезмерной мнительности,
впечатлительности и живому воображению
больного. Часто непосредственным поводом
для та­кого заболевания является
неправильно понятое слово врача. Паци­ент
здесь воображает, что он заболел опасной
болезнью и у него даже «появляются»
соответствующие симптомы. Такие болезни,
ко­торые возникают под влиянием
неосторожного слова врача, приня­то
называть
ятрогенными
заболеваниями.

Сила ятрогенных воздей­ствий врача
возрастает при авторитарном, директивном
стиле его отношений с больным.

Ятрогении
(от лат. iatros—«врач»)
(Вцтке О., 1925)—общее назва­ние,
обозначающее психогенные расстройства
у больного вслед­ствие неосторожных,
ранящих больного слов врача (собственно
ятрогения) или его действий (ятропатия),
медицинской сестры (соророгения, от
лат. soror
— сестра), других медицинских работни­ков.
Пагубные самовлияния, связанные с
предубеждениями по отно­шению к врачу,
страхи перед медицинским обследованием,
могут так­же привести к подобным
расстройствам — эгогения (Лакосина
Н.Д., Ушаков Г.К., 1976). Ухудшения в состоянии
больного под влиянием нежелательных
воздействий других больных (сомнения
в правильности диагноза, лечения и т.п.)
обозначают термином эгротогения (от
aegrotus—больной,
Либих С.С., 1975). Еще в 193 7 г. отечественным
психологом и психотерапевтом К.К.
Платоновым описывались дидактогении
— психогенные расстройства у учащихся,
связанные с неосторожными высказываниями
учителя.

Патологические
формы воображения и их оценка

В
клинической практике врачу нередко
приходится встречаться с больными, у
которых психопатологическая симптоматика
может от­носиться как к нарушениям
пассивного, так и активного воображе­ния.
Однако замечено, что все эти нарушения
чаще встречаются у лиц с особым психическим
складом, отличающихся чертами инфан­тилизма
и признаками чрезмерной возбудимости
воображения с наклонностью к выдумкам
и фантазированию. Еще в 1905 году эти
личностные особенности описывались
французским психиатром Эрнестом Дюпре
(1862-1921) как «мифоманическая
конституция».

Патологические
формы пассивного воображения.

В психиатри­ческой и общесоматической
клинике оценка особенностей пассив­ного
воображения чаще всего требуется у
больных при различных видах снижения
уровня бодрствования и состояний
помрачения со­знания, а также при
нарушениях сна в связи со сновидениями.

Онейроид
сновидное,
грезоподобное помрачение сознания,
наблюдающееся в результате травм черепа,
острых инфекционных заболеваний с
лихорадкой, интоксикацией или при
некоторых разно­видностях острой
шизофрении. При этом у больного резко
активизи­руются процессы воображения,
причем создаваемые им образы
«визуализируются» в виде
калейдоскопических фантастических
ви­дений, напоминающих псевдогаллюцинации.

Ониризм
больной
перестает ощущать различия образов
вооб­ражения в сновидениях с реальностью.
При этом увиденное во сне может не
восприниматься с должной критической
оценкой утром. Иногда при этом и днем у
больного возникают яркие сновидные
образы, стоит только ему закрыть глаза.
Иногда такие видения быва­ют и при
открытых глазах — грезы по типу сна
наяву или сна с откры­тыми глазами. У
психически здоровых лиц последнее может
отме­чаться при ослаблении деятельности
сознания — в полудремотном состоянии
или в состоянии аффекта.

Галлюцинации
воображения

(Dupre
Е.,) — разновидность психо­генных
галлюцинаций, фабула которых вытекает
из аффективно значи­мых и длительно
вынашиваемых в воображении идей. Особенно
легко возникает у детей с болезненно
обостренным воображением.

Бред
воображения

(Dupre Е., Logre
J.B.,
1914) — является вариантом бредообразования,
который вытекает из склонности к
фантазированию у лиц с мифоманической
конституцией. Возникает остро — по
«ин­туиции, вдохновению и озарению».
Восприятие не нарушено, больной полностью
ориентирован относительно места и
собственной личности.

Сновидные
эпилептические приступы

(Ducoste,
1889) — сновидения с преобладанием красного
цвета, сопровождающие или заменяющие
(экви­валенты) ночной эпилептический
припадок. Они всегда стереотипны — с
видением угрожающих образов в виде
чудовищ, химер и частей собствен­ного
тела. В дневное время такие сноподобные
состояния (Jackson
J.H.,1870)
могут быть предвестниками (аурой)
припадка при ви­сочной эпилепсии,
однако при этом все же преобладают
явления дереализации, феномены «уже
виденного» и «никогда не виденного»,
«насильствен­ные» (не подавляемые
усилием воли) фантастические представления.

Патологические
формы активного воображения.

Главным при­знаком расстройств
активного воображения является нарушение
критичности к его продуктам и (или) их
применению. Чаще всего в клинической
практике врачу приходится сталкиваться
с феноменом патологической лживости у
ряда больных — фантастической
псевдологии.

Она выражается в том, что чело­век
начинает искренне верить в созданные
им самим фантазмы (фантастические идеи
и образы). Этот феномен описан еще в 1891
году А. Дельбрюком как «ложь без нужды
с убежденностью в правдивости высказываемой
лжи». В современном понимании
псевдология рассматривается в двух
основных вариантах.

1.
Фантазмы
психотические,

где воображаемое субъективно бо­лее
устойчиво принимается за истину
(например, как при конфабуляциях),
и оно может переходить в целые сюжетные
псевдологии и даже бредоподобные
фантазии. Такие расстройства более
характер­ны для различных органических
заболеваний мозга с грубыми нару­шениями
памяти (прогрессивного паралича, сифилиса
мозга, травм), а также эпилепсии и
шизофрении.

2.
Фантазмы
непсихотические,

где псевдология является сочета­нием
двух видов фантазирования: «для себя»
(«бегство» в мир мечты от
действительности) и «для других»
(повышение собственной при­влекательности),
т.е. обладает как свойствами механизмов
психоло­гической защиты, так и
свойствами «манипуляционных механизмов»
другими людьми (Якубик А., 1982).

Непсихотические
фантазмы как разновидность псевдологии
осо­бенно часто встречаются у лиц с
истерическими психопатическими
наклонностями и «мифоманической
конституцией». При этом такой человек,
как и всякий лгун, знает, что он лжет.
Однако эта ложь патоло­гическая —
она отличается от обычной тем, что чаще
всего бывает явно нецелесообразной, и
больной понимает всю ее бесполезность,
но противостоять своей потребности
лгать не может. Псевдологи, в отличие
от обычных истерических психопатических
личностей, более активны и в стремлениях
воплотить в жизнь свои фантастические
по­строения, поэтому они чаще вступают
в конфликт с законом. Лжи­вость при
этом заслоняет у них все остальные
личностные черты.

Патологическую
наклонность к вымыслам и лжи с детского
воз­раста психиатры обычно рассматривают
как проявление частичного инфантилизма.
Таким личностям не хватает устойчивости,
зрелости воли и суждений. Привязанности
их неглубоки, так как любят они только
себя. Им чуждо чувство ответственности
и долга. Параллель­но с созреванием
личности эти психопатические проявления
посте­пенно стихают. К возрасту 40 лет
такие явления наблюдаются редко.

При
оценке «патологичности» псевдологии
у детей и подростков (детская
лживость)

следует учитывать возрастные особенности
ста­новления воображения. Ребенок
получает возможность полностью от­делить
свои мечты, детские фантазии от реальности
только к подростко­вому возрасту.
Если период активного детского воображения
(4-7 лет) по каким-либо причинам затягивается,
то детская лживость постепенно может
приобрести социально значимый и даже
патологический харак­тер, особенно
в тех случаях, когда она становится
постоянным орудием жизненной удачи.
Это постепенно становится фактором
деформации личности, патологического
личностного развития.

У здоровых детей
фантазии отличаются подвижностью и
связаны так или иначе с реальностью.
Патологические фантазии чаще всего
дос­таточно стойкие, оторванные от
реальности, причудливые по содержа­нию
и сопровождаются поведенческими
нарушениями.

В
дошкольном возрасте (чаще в возрасте
3-5 лет) у родителей детей иногда возникают
тревоги по поводу затянувшегося
игрового
перевоплощения ребенка

в образ какого-либо персонажа сказки
или даже в неодушевленный предмет. Такие
случаи требуют консульта­ции
специалиста, так как они могут быть
проявлением элементарных форм
деперсонализации и нередко на смену им
приходят иные психи­ческие нарушения
(типа симптома психического автоматизма
при ши­зофрении).

В
других случаях в играх ребенка начинают
доминировать
манипу­ляции,
с предметами неигрового назначения

чашки,
веревочки, бутылочки. Попытки родителей
отвлечь ребенка от игр с таким «люби­мым»
предметом безуспешны, здесь уже в
фантазировании ребенка ус­матриваются
или элементы сверхценности и (или)
измененности сферы влечений.

Настораживающими
в плане возможности психического
расстрой­ства у ребенка являются
случаи стойкого
фантазирования садисти­ческого
содержания

и патологические
фантазии типа самоогово­ров.

Последний тип фантазирования чаще
встречается в подростковом возрасте —
у мальчиков это обычно «признания»
в каких-либо ограбле­ниях или участии
в шпионской деятельности, а для девочек
типичны самооговоры сексуального
содержания.

Контрольные
вопросы:

  1. Какие расстройства
    наблюдаются вследствие чрезмерной
    мнительности больного?

  2. Назовите формы
    нарушений активного и пассивного
    воображения.

  3. Какие возрастные
    особенности ста­новления воображения
    следует учитывать при оценке псевдологии
    у детей и подростков?

Больное воображение

Общее понятие о расстройствах воображения

Определение 1

Воображение является познавательным психическим процессом создания новых образов предметов или ситуаций с помощью преобразования имеющихся у человека в сознании представлений и информации.

Воображение является своеобразной формой отражения действительности, которая помогает человеку осуществлять мысленный выход за пределы воспринимаемой реальности и способствует, с одной стороны, предвосхищению будущего, а с другой «оживляет» то, что было ранее.

В определенных ситуациях воображение может выступать источником некоторых расстройств психики человека. Это происходит в ситуациях, когда человеку свойственно слишком живое воображение, чрезмерная мнительность и повышенная впечатлительность.

В своей кинической практике врачам нередко приходится сталкиваться с пациентами, у которых психопатологическая симптоматика может относиться к нарушениям как пассивного, так и активной формы воображения.

Однако здесь тоже следует отметить тот факт, что данные нарушения возникают у лиц, которые имеют особый психический склад, отличаются ярко выраженными чертами инфантилизма и признаками чрезмерной возбудимости воображения с проявлениями наклонностей к выдумкам и фантазированию.

Готовые работы на аналогичную тему

Патологические формы пассивного воображения

В клинических проявлениях психических заболеваний оценка имеющихся у пациента особенностей проявления пассивного воображения чаще всего требуется при ярко выраженных проявлениях различных видов снижения уровня бодрствования и состояний помрачения сознания. Также клиническую картину могут дополнять возникающие нарушения сна в связи с содержанием и характером сновидений.

Рассмотрим их более подробно:

  1. Онейроид — состояние, характеризующееся сновидным, грезоподобным помрачением сознания, которое может возникать вследствие различных травм черепа, обострения острых инфекционных заболеваний, проявлений лихорадки, интоксикации организма и при некоторых разновидностях острой шизофрении. При этом типе расстройства у пациента активизируются процессы воображения и создаваемые им образы проявляются в виде фантастических видений, которые напоминают псевдогаллюцинации.
  2. Еще одним проявлением больного воображения у человека является ониризм, заболевание при котором пациент не различает границу между образами воображения, приходящими к нему во сне и реальной действительностью. При этом сновидения не воспринимаются с необходимой критической оценкой после пробуждения. Иногда яркие сновидения случаются у больного и в дневное время, стоит ему только закрыть глаза. Бывает так, что пациенту даже нет необходимости закрывать глаза – у него возникают грезы в виде снов наяву или сна с открытыми глазами.
  3. Еще одной разновидностью нарушений воображения являются галлюцинации воображения, являющиеся разновидностью психогенных галлюцинаций человека, основа которых заключается в аффективно значимых и длительно обдумываемых в воображении идеях и образах.
  4. Еще одной патологической формой пассивного воображения является бред воображения, являющийся одним из вариантов бредообразования, источником которого выступает склонность к фантазированию у лиц с мифоманической конституцией. При этом у человека совершенно не нарушено восприятие, и он полностью ориентируется в пространстве и осознает особенности собственной личности.
  5. Существует также форма расстройства, называющаяся сновидными эпилептическими приступами, выражающимися в сновидениях с преобладанием в них красного цвета и сопровождающиеся ночными эпилептическими припадками.

Патологические формы активного воображения.

Замечание 1

Основным признаком имеющихся у человека расстройств активного воображения является нарушение критичности мышления по отношению к продуктам воображения и их использованию и применению.

Чаще всего в практике лечения встречаются пациенты с феноменом патологии лживости или так называемой фантастической псевдологии.

Данное нарушение проявляется в том, что человек искренне верит в созданные в воображении им самим фантазмы или, как и еще называют фантастические идеи и образы. На современном этапе развития психотерапии фантазмы рассматриваются в двух вариантах:

  1. Психотические фантазмы, для которых характерен факт того, что пациент воображаемое им более устойчиво воспринимает как истину и развивает из воображаемых образов и явлений целые сюжетные псевдологии и бредоподобные фантазии. Такой тип расстройства более характерен для органических заболеваний мозга человека, сопровождающихся тяжелыми нарушениями памяти, а также при таких заболеваниях как эпилепсия и шизофрения.
  2. Неписхотические фантазмы, при проявлении которых псевдологии, созданные пациентом, являются сочетанием двух видов фантазирования:

    • для себя, выражающегося бегством в мир мечтаний из мира реальной действительности;
    • для других, с целью создания образа повышенной собственной привлекательности в глазах других людей.

Чаще всего непсихотические фантазмы проявляются у лиц с истерическими психопатическими наклонностями и «мифоманической конституцией».

Замечание 2

При этом нарушении человек прекрасно осознает, что он лжет, но эта патологическая ложь имеет отличие от обычной в том, что чаще всего не носит определенной цели или совершенно бесполезна, но больной не в состоянии противостоять своей потребности лгать.

Пациенты, страдающие псевдологиями, в отличие от больных страдающих истерическими психопатиями, более активны в поведении и стремлении к воплощению в жизнь фантастических идей и образов. Именно в связи с этим чаще всего такие пациенты вступают в конфликт с законом, так как лживость заслоняет у них проявления всех остальных личностных черт.

Имеющуюся у человека патологическую наклонность к вымыслам и лжи психотерапевты и психиатры рассматривают как проявления частичного инфантилизма личности и характеризуют их как неустойчивую личность, которой не хватает зрелости воли и суждений.

Расстройство восприятия и воображения — симптомы болезни, профилактика и лечение Расстройства восприятия и воображения, причины заболевания и его диагностика на EUROLAB

В психопатологии выявляются расстройства ощущений, к которым относятся: гиперестезия, гипостезия, анестезия, парестезия и сенестопатия, а также фантом-симптом.

Гиперестезия — нарушение чувствительности, которое выражается в сверхсильном восприятии света, звука, запаха. Характерно для состояний после перенесенных соматических заболеваний, черепно-мозговой травмы. Пациенты могут воспринимать шелест листьев под ветром подобным грохочущему железу, а естественный свет как очень яркий.

Гипостезия — снижение чувствительности к сенсорным стимулам. Окружающее воспринимается блеклым, тусклым, неразличимым. Это явление типично для депрессивных расстройств.

Анестезия — утрата чаще всего тактильной чувствительности, или функциональное выпадение способности к восприятию вкуса, запаха, отдельных предметов, типично для диссоциативных (истерических) расстройств.

Парестезии — ощущение покалывания, жжения, ползания мурашек. Обычно в зонах, соответствующих зонам Захарьина — Геда. Типично для соматоформных психических расстройств и соматических заболеваний. Парестезии обусловлены особенностями кровоснабжения и иннервации, чем отличаются от сенестопатий.

Тяжесть под правым подреберьем мне давно знакома, и возникает после жирной пищи, но иногда она распространяется в давление над правой ключицей и в правый плечевой сустав.

Сенестопатий — комплексные необычные ощущения в теле с переживаниями перемещения, переливания, перетекания. Нередко вычурные и выраженные необычным метафорическим языком, например, пациенты говорят о перемещении щекотки внутри мозга, переливании жидкости от горла к половым органам, растяжении и сжатии пищевода.

Я ощущаю, говорит пациентка С., что … будто вены и сосуды опустели, а по ним перекачивают воздух, который должен обязательно попасть в сердце и оно остановится. Что-то вроде распираний под кожей. А потом толчки пузырьков и закипание крови.

Фантом-синдром отмечается у лиц с утратой конечностей. Пациент вытесняет отсутствие конечности и как бы ощущает боли или движения в отсутствующей конечности. Часто такие переживания возникают после пробуждения и дополняются сновидениями, в которых пациент видит себя с отсутствующей конечностью.

Основными расстройствами восприятия являются иллюзии и галлюцинации. Об этих явлениях пациенты могут говорить неохотно или их скрывать.

Косвенными признаками расстройств восприятия являются:

  • — разговор человека с самим собой (в одиночестве или присутствии других),
  • — необоснованное и внезапное изменение отношения к окружающим,
  • — возникновение в речи новых слов (неологизмов),
  • — мимические гримасы,
  • — склонность к уединению, изменению настроения,
  • — сокращение жевательных мышц и грудино-ключично сосцевидных мышц,
  • — напряжение орбитальной области при полуоткрытом рте,
  • — внезапный взгляд в сторону при беседе,
  • — диссоциация мимики, позы и жеста,
  • — нецеленаправленные неожиданные жесты при относительно неподвижной мимике.

Иллюзии — искаженное восприятие реально существующих объектов — в звуке падающей воды (реально существующий стимул) слышится голос (иллюзорный образ). Основными характеристиками иллюзий являются:

  • — наличие объекта или явления, который подвергается искажению, например, визуального, аудиального или другого сенсорного образа,
  • — сенсорный характер явления, то есть его связь с конкретной модальностью восприятия,
  • — искаженная оценка объекта,
  • — оценка искаженного ощущения как реального,
  • — исчезновение иллюзии после оценки мышлением или включения другой модальности, например, при визуальной иллюзии попытка прикосновения к объекту позволяет исключить иллюзорное восприятие.

По сложности иллюзии делятся на элементарные, простые, сложные, панорамические и парэйдолические, примером которых являются образы, которые мы может увидеть в череде облаков или рисунке ковра. По органам чувств они делятся на: тактильные, зрительные, визуальные, ольфакторные, слуховые, проприоцептивные и кинестетические. По причинам возникновения иллюзии делятся на: физические, обусловленные объективными свойствами среды, например, обусловленные особенностями преломления света или отражения звука; физиологические, связанные с периферическими анализаторами, например иллюзии светящегося галло — свечение вокруг фонарей у больных глаукомой; психические, в частности, связанные с ожиданием какого-либо человека, которого мы, ошибаясь, внезапно видим в толпе; эйдетические, связанные с воображением. Иллюзии характерны для невротических расстройств, а также для первых стадий развития расстройств сознания, например делирия. Некоторые иллюзии возникают у психически здоровых лиц в особых стрессорных условий среды. Например, при посадке на Луну космонавт Армстронг чувствовал слежку за собой, которая была связана с иллюзорным восприятием колебания антенны космического челнока.

Когда вечером возвращаешься домой, на дорогу, вдоль которой растут тополя, падает свет от фонарей, тени ветвей колеблются, если есть ветер, и тогда кажется, что дорога неровная и напоминает волны. Приходится замедлять шаг, чтобы не споткнуться. Это ощущение исчезает, если смотреть не на дорогу, а в сторону или прислушиваться к ночным звукам.

Галлюцинация — восприятие объекта или сенсорного образа, который возникает без наличия реального объекта, но сопровождается уверенностью в том, что этот объект существует. Термин «галлюцинация» введен впервые J.-E.D. Esquirol в 1838 году. По степени сложности они делятся на элементарные, наиболее типичные для эпилепсии. К ним относятся слышимые извне простые звуки гула, звона, гудка паровоза (акуфены), вспышки света или простые светящиеся фигуры, которые можно смоделировать при закрытых глазах надавливанием на глазные яблоки (фосфены), запахи тления или приятные запахи, обычно сопровождающиеся слюнотечением (паросмии).

Перед самым приступом я иногда вижу, как поток света распадается на маленькие светящиеся точки разного цвета, как на работах импрессионистов или пуантилистов, они смешиваются и будто замещают реальность, потом некоторые маленькие точки сливаются в пятна.

Простые галлюцинации типичны для органических поражений мозга. Например, при локальных поражениях затылочной области левого полушария пациент может наблюдать завершенный и предметный образ рыбы, человеческого лица или висящего топора, который наблюдается в конкретном месте пространства, например лежит на столе (галлюцинации Шарля Бонне). Пациент может ощущать перемещение насекомых под кожей в конкретной зоне тела, что характерно для органического поражения ножек мозга (педункулярный галлюциноз Лермитта).

У меня всегда один и тот же образ, который возникает при значительном утомлении и обычно вечером. В боковом поле зрения я вижу быстро движущийся предмет, напоминающий заводную мышь. Он движется по прямой, но стоит перевести на него глаза исчезает.

Сложные галлюцинаторные образы напоминают динамические явления. Например, слышимый голос может комментировать события окружающих, а видимый образ может передвигаться, улыбаться или плакать.

В голове творится что-то невообразимое. Мужчина говорит с женщиной о каких-то банальных событиях и очень тихо, но на этом фоне иногда отдают команды и уговаривают их не слушать. Некоторые из них я путаю со своими мыслями. Есть голоса, которые «показывают» картинки, например он говорит, и то, что говорит, показывает на подобии экрана компьютера.

По органам чувств галлюцинации делятся так же, как и иллюзии.

По условиям возникновения выделяются галлюцинации, предшествующие засыпанию (гипнагогические), это обычно последовательные образы, напоминающие кадры фильма, и гипнопомпические галлюцинации, отмечаемые в момент пробуждения.

Как только закрываешь глаза, перед внутренним взором сначала возникают черно-белые кадры отдельных событий дня, они сменяются, но ими нельзя управлять. Потом некоторые из них превращаются в маленькие, иногда цветные фильмы и тогда в них присутствуют сюжеты, которые потом возникают во сне. Перед тем как открыть глаза, я будто досматриваю сон, но слышу то, что вокруг происходит, говорю, но не могу себя контролировать. Например, вижу, что еду в машине за рулем и не могу контролировать свои руки, которые на самом деле сжимают одеяло.

Галлюцинации также делятся по пространству их возникновения на истинные галлюцинации и псевдогаллюцинации. Истинные галлюцинации проецируются в естественном пространстве, например, голоса слышны на улице или в комнате, образ заметен непосредственно перед пациентом. По содержанию истинные слуховые галлюцинации могут быть комментирующими (голоса объясняют поведение пациента), императивными (голоса заставляют что-либо делать), диалоговыми (голоса разговаривают друг с другом). При истинных зрительных галлюцинациях предметность образов столь высока, что пациенты с ними общаются как с живыми людьми, кроме того, пациент убежден, что окружающие также видят эти образы. Истинные галлюцинации имеют тенденцию чаще возникать вечером, особенно это касается зрительных образов.

Мне сказали, что вчера я с кем-то разговаривала, это были ангелы. Их было очень много, они зашли в комнату и полностью ее заполнили, непонятно, как их не видел сын, он спит рядом со мной. Они такие все одинаковые, с длинными русыми волосами и голубыми глазами, в сиреневой одежде и с серебристыми крыльями, они пели и говорили друг с другом, потом начали летать вокруг меня и трогать мое лицо. Это было приятно, но мне они не отвечали. Кажется, я смеялась.

При псевдогаллюцинациях зрительные образы прозрачны и нетелесны, они тесно связаны с мышлением и могут ассоциироваться с конкретной идеей. Такую связь В. Хлебников определял как «мысле-форма». Псевдогаллюцинаторные образы вторгаются в психику насильственно, поэтому объясняются пациентом как результат воздействия чужой воли, энергии или силы. Может возникнуть представление о том, что они говорят собственным голосом пациента, управляя его речевым аппаратом, и тем самым высказываемые мысли самому человеку вовсе не принадлежат (речедвигательные галлюцинации Сегла). Они могут также сочетаться с идеями управления, например, переживаниями, что настроение связано с чуждой силой, она управляет движениями тела, мыслями и намерениями, Это явление называют психическим автоматизмом.

Это страшное состояние, знать, что ты себе не принадлежишь. Вот начинаешь что-то объяснять, а голос чужой и говоришь совсем не то, будто через тебя кто-то говорит. Потом начинаешь думать о хорошем, а мысль не получается, вдруг перебивается и становится громкой такой, что ее все слышат далее на улице, например, слышит соседка, которая потом многозначительно смотрит на меня. Самое трудное — принять решение. Хочешь что-то купить, но руки тебя не слушаются, как механические они вместо того, чтобы достать деньги — бросают сумку. Какая я на самом деле, теперь я не знаю.

Слуховые псевдогаллюцинации проецируются в мыслимое пространство, например, голоса могут слышаться из другой комнаты, которая хорошо изолирована, и даже с других планет или исходят из тела. Чаще они слышны внутри головы как звучащие или противоречивые мысли. Псевдогаллюцинаторные предметные образы внутри тела называются соматическими галлюцинациями. Это может быть переживание конкретного, часто передвигающегося инородного тела внутри живота, ребенка, животного или механизма. Внутренний образ может обладать псевдогаллюцинаторными мыслями, которыми он обменивается с пациентом. Наиболее типично псевдогаллюцинирование для шизофрении.

Я поняла, что беременна, однажды ночью ко мне что-то пришло, и было очень приятно, потом через неделю в животе появился стук ножкой, но это был не один ребенок, а может быть три. Головку одного я чувствовала справа. Они все росли очень быстро, хотя живот будто и не увеличивался. Утром я проснулась и поняла, что одного родила ночью, так что оставалось только два. Я его искала по всей комнате, ведь если он так быстро развивался, он также быстро мог вырасти и уйти.

Психосенсорные расстройства иногда считаются промежуточными между расстройствами сознания и восприятия. К ним относятся переживания деперсонализации и дереализации, а также особые синдромы, описанные в соответствующем разделе.

Деперсонализация выражается в следующих симптомах:

  • — изменения «Я», своеобразные ощущения трансформации, чаще негативной, собственной личности, сопровождающиеся страхом сойти с ума, переживанием собственной ненужности, пустоты смысла жизни и утраты желаний. Это состояние характерно для аффективных расстройств и некоторых неврозов.

Целый день я лежу на диване у выключенного телевизора и смотрю на стену, невозможно двинуться потому, что ничего не хочется. Механически ем, иду в туалет, редко умываюсь. Конечно, я собой недоволен, но что можно сделать? Хочется иметь желания, но их пет. Все от меня чего-то ждут, но мне все равно, потому что ничего не хочется.

  • — расщепление «Я», типичное для шизофрении и диссоциативных расстройств, выражается в чувстве наличия в себе двух и более личностей, каждая из которых имеет собственные намерения, желания.

Трудно выбрать решение, если я буду поступать как раньше, это будет неискренне, потому, что теперь я другой, хотя какой, точно не знаю. Тот — прежний был хорошим и слабым человеком, этот плохой, но сильный. Конечно, теперь меня никто не понимает, потому что я сам не знаю, кто я такой. Поступаешь как раньше — ничего не получается, делаешь как теперяшний — и тобой никто не доволен. Лучше уж вообще ничего не делать.

  • изменение схемы тела, выражается в аномальном восприятии длины конечностей, укорочении или вытягивании рук и ног, изменениях формы лица, головы. Состояние, наблюдаемое в результате органических расстройств.

Эти синяки у меня на лице потому, что я ровнял свое лицо. Оно почему-то становилось треугольным в области скул и на подбородке, на виске будто была пробоина, хотя она не была заметна в зеркале. Я взял пластырь и заклеил, потом использовал сапожный нож и пошла кровь.

Дереализация выражается в изменении:

  • — цвета, например, при депрессиях мир может казаться серым или с преобладанием синих тонов, что особенно хорошо заметно в творчестве художников, например Э. Мунка, который в периоды депрессий пользовался преимущественно черным, синим и зеленым цветами. Преобладание в окружающем ярких красок отмечают пациенты с маниакальными состояниями и при употреблении атропиноподобных препаратов. Восприятие красных и желтых тонов или пожара типично для сумеречных эпилептических состояний.

Вы, вероятно, заметили, что картины у меня в двух гаммах. Вот эта серия вся посвящена ночи и времени сразу после захода солнца, здесь больше зелени и темно-синего, а эта в пастельных и больше теплых тонах, это в основном портреты. В первом состоянии мне вообще не хочется видеть и рисовать людей, а во втором наоборот, я постоянно общаюсь.

  • формы и размеров: окружающее может увеличиваться или уменьшаться (синдром Алисы в Стране чудес), приближаться и удаляться, постоянно трансформироваться. Правую сторону пациент может воспринимать как левую и наоборот (синдром Алисы в Зазеркалье). Состояния такого рода характерны для интоксикаций психоактивными веществами и для органических поражений головного мозга.

Это состояние появилось после первой затяжки гашиша. Сначала стал будто выше метра на три и сверху на все смотрел, потом увеличилась комната и звуки стали слышны откуда-то издалека. Когда ходишь на таких длинных ногах, все время боишься ступить куда-нибудь не туда, и страшно даже смотреть на ноги — так они далеко.

  • — темпа и времени: окружающее может казаться чрезвычайно быстро изменяющимся, подобно кадрам старого кино (синдром кинематографа) или, напротив, кажется затянутым. В одних случаях кажется, что месяцы бегут как мгновения, в других — ночи нет конца. Пациенты могут говорить о том, что замечают один и тот же стереотипно повторяемый сюжет. Все указанные переживания связаны с эмоциональностью, например, при хорошем настроении кажется, что время течет быстрее, а при плохом — медленнее.

Когда пришли гости, я спал. Они говорили о каких-то деньгах, потом смеялись, потом ушли, но затем вдруг все повторилось, опять поздоровались, зашли, стали говорить, смеяться, но были новые подробности, стук посуды, потом опять все повторялось много раз. Подумал: сколько же все это длится и когда это кончится?

К психосенсорным расстройствам относят также некоторые состояния, типичные для эпилепсии — «уже виденного (слышанного)», «никогда не виденного (слышанного)», которые, в общем, близки к переживанию «уже прочувствованного и испытанного». При симптоме «уже виденного (слышанного)» пациент говорит о новом месте, как знакомом ему, и, соответственно, о новой услышанной информации, как знакомой. Он интерпретирует это иногда увиденным во сне, как будто сон являлся пророческим. При симптоме «никогда не виденного (слышанного)», пациент уверяет, что прежде знакомое место или информация ему совершенно неизвестны и чужды.

Мне много раз приходилось слышать о пророческих снах, но никогда такого не было. И вот однажды прихожу на работу, и ко мне обращается подчиненный с предложением изменить интерьер в нашем офисе, сделать там перегородку. Подумал, откуда я знаю то, что он скажет, вспомнил, что видел сон, в котором все было точно так же, а еще до этого он же мне все это говорил, правда, когда я его спросил, он все отрицал.

Целый ряд феноменов экстрасенсорной перцепции, иногда называемых парапсихологическими или психоэнергетическими, на самом деле являются результатами нарушений восприятия. Их следует отделять от подобных феноменов, связанных с подпороговой чувствительностью к некоторым стимулам. Например, чтение текста с закрытыми глазами кончиками пальцев рук можно объяснить «тепловым» зрением, то есть тактильными ощущениями тепла, связанными с разницей между отражением тепла руки от поверхностей с различной окраской, можно также предчувствовать поведение другого человека на основании бессознательного восприятия его мимики еще до, например, агрессивной акции. К феноменам экстрасенсорной перцепции относятся:

  • — ясновидение (телестезия) — восприятие удаленных физических объектов или событий как наблюдаемых. В этом случае в особом состоянии пациент говорит о том, что знает, как себя ведет тот или иной человек на чрезвычайном большом от него расстоянии.

Что это любовь я понял не сразу. Когда мы расстались, через некоторое время я понял, что мысленно с ней связан, и могу сказать, что она сейчас делает — заходит в кафе, пошла к подружке. Иногда вечером я чувствую холод в груди — это она принимает ванну, затем я вожу ручкой по бумаге и она пишет ее почерком то, что она думает. Не знаю, насколько это соответствует действительности, ведь спросить ее нельзя, поскольку она живет за тысячи километров отсюда.

  • прекогниция, или ретрокогниция, — предсказание или предчувствие будущих событий или событий, имевших место в прошлом, но недоступных для обычных воспоминаний. То есть пациент знает, что на самом деле происходило в прошлом и предсказывает события будущего.

Пациентка, 24 лет, рассказывает, что до эпилептического приступа она почувствовала гибель подводной лодки Курск и увидела погибших; до этого еще ребенком она увидела большое землетрясение в Индии и слышала крики погибших. Правда, фиксация такой прекогниции до самих событий отсутствовала, и об этом предсказании она рассказывала уже после событий.

  • аутоскопия — галлюцинаторное переживание иного человека, существа или частей его тела (фантома), которые могут восприниматься как отраженные в зеркале. Этот призрак бесцветен, бестелесен, может подражать поведению пациента или другого человека, например, недавно умершего родственника.

Я не была на похоронах своего дедушки, он умер несколько лет назад, и я его очень любила. Когда у меня случилась эта депрессия, вечером он пришел ко мне как призрак и стал долго на меня смотреть. Никакого страха не было, но заснуть я не могла, все время о нем думала. Потом вспомнила, что до этого смотрела альбом и видела в нем его фотографию.

  • экстрасенсорная диагностика наложением рук или рассматриванием ауры. При приближении ладоней к другому человеку без прикосновения и пальпации появляются ощущения формы и даже цвета, аналогичные ощущения появляются при рассматривании «свечения» вокруг головы.

К. уверяет, что может, не прикасаясь к человеку, выставив вперед руки, сказать чем он болен. Она это не видит, но чувствует по неким ощущения в ладонях, нечто вроде покалывания, тепла и холода. Она перечисляет сразу множество болезней, и некоторые находят среди них те, симптомы которых похожи на их симптомы. Эта способность быстро перечислять различные «повреждения» привела ее в медицинский центр, в котором она довольно благополучно существовала как «энерготерапевт». Кроме того, она «диагностирует ауру» и «выправляет ее движением рукой». Она индуцирована собственной матерью, которая страдает бредом воздействия и считает, что ее дочь отклоняет от нее «лучи плохих энергий». Первым ее пациентом был отец, который жаловался на тяжесть в пояснице, после наложения рук он ощущал тепло и облегчение, затем он привел к ней сослуживцев. Через некоторое время К. вынуждена была бросить свою практику, поскольку ощутила «атаку энергетических вампиров», которые по ночам «воровали ее энергию».

  • астропроекция и психосферный контакт — визуализированное представление о том, что находится за пределами тела (часто во Вселенной). При этом психоэнергетические воздействия фиксируются в спиралях, нитях, подвижных объектах, светящихся шарах и т. д.

С. при разговоре снимает с себя невидимые нити и размахивает рукой над головой, он внезапно бросается к собеседнику и будто вытягивает канат из его живота. Эти пугающие действия он совершает уже три дня подряд после того, как «Учитель» сказал, что его «аура испорчена» «эгрегором», который находится в иной Галактике. Через некоторое время он начинает испытывать контакт с этими существами как систему управления мыслями.

  • телепатия — чтение мыслей на расстоянии, феномен, часто встречающийся при шизофрении в рамках «симптома открытости мыслей» и при синдроме Кандинского — Клерамбо.

Л. уверяет, что способен читать мысли окружающих людей на расстоянии нескольких сотен километров. При этом прочтенные мысли записывает в виде обрывков фраз в ритме стихосложения. Свою способность описывает как «приступы вдохновения». Одновременно в состоянии передавать свои мысли объекту любви, находящемуся в другой стране. Ей передает «мысленные стихи» и управляет ее поведением.

  • телекинез — передвижение предметов с помощью усилия воли. Феномен, обусловленный либо ловко сфабрикованным фокусом, либо связанный с высокой внушаемостью наблюдателей и их индуктивностью.

Физик К. демонстрирует фильм. На пленке запечатлен сеанс телекинеза. Вокруг стола сидят 6 человек, К. с помощью взгляда передвигает спички, которые ориентируются на столе в его инициалы. Предложение повторить телекинез в другом помещении отклоняет, ссылаясь на «плохую концентрацию мыслей». Отказывается также от присутствия на сеансе физиков-экспертов и психиатра. В дальнейшем выясняется, что под столом К. устанавливает генератор, а спички импрегнирует металлической пылью.

Все психоэнергетические расстройства встречаются при шизофрении, шизотипическом расстройстве, эпилепсии и диссоциативных расстройствах, они также отличаются высокой степенью индуктивности.

Эйдетическое восприятие бывает также патологическим, например, у сенситивных личностей под влиянием некоторых психотехник, в частности, медитации, воображаемый объект может надолго фиксироваться в поле зрения как галлюцинаторный или псевдогаллюцинаторный. У детей при психопатологических расстройствах описаны визуализированные представления, которые включаются в патологическое фантазирование. Ребенок или подросток строит фантазируемый мир иной страны, населенной добрыми или злыми волшебниками, с которыми он общается в одиночестве, при патологическом (бредоподобном) фантазировании этот мир вытесняет реальность или преобразует ее. В этих случаях фантазии перестают быть изменчивыми, но приобретают застывший характер.

Мальчик Д., 10 лет, уже пятый раз без видимых причин уходит из дома, иногда возвращается сам, но чаще разыскивается, и его находят на окраине города у леса. Он постоянно уверяет, что встречался с вертолетом инопланетян, которые убивают и воруют детей. Они живут в лесу и его задача их найти, так как только он может все предотвратить. Он описывает детали убийств с расчленением тел и указывает на многочисленные знаки погибших. В тетрадях он рисует сцены убийств и похищений инопланетянами.

Наиболее часто галлюцинаторные расстройства включены в галлюцинаторные, делириозные, аментивные, онейроидные, галлюцинаторно-параноидные синдромы, в частности синдром Кандинского — Клерамбо. Для галлюцинаторных синдромов (галлюцинозов) не характерны изменения сознания и интерпретация расстройств восприятия, а галлюцинации проявляются в какой-либо одной сфере (визуальные, слуховые, обонятельные, тактильные). Галлюцинаторные синдромы встречаются как при экзогенных, так и эндогенных расстройствах.

Я настолько привык к этим голосам, что совсем их не замечаю. Правда, иногда я отвечаю им, и люди оборачиваются. Но в целом себя контролирую, ведь все это длится уже много пет. Говорят одно и то же, что скоро, очень скоро ты умрешь и наступит твой последний час, потом запевают песню. Это дуэт: мужчина и женщина, и песня одна и та же и даже слышна всегда слева.

Галлюцинаторно-параноидным считается такой синдром, при котором пациент объясняет свои галлюцинаторные образы, например, преследованием или особым к нему отношением, но случается и так, что в этих синдромах первичным является бред, а галлюцинации появляются позже.

Сначала были машины, которые определенным образом вокруг меня ездили и у них были номера, сумма которых составляла 24, столько мне лет. Потом эти намеки в метро, еду по эскалатору, а мне подмигивают мужчины, будто я проститутка. Потом я стала слышать, как во дворе женщины обо мне говорят, «вот видите, как она себя ведет, своим телом зарабатывает».

Синдром Кандинского-Клерамбо включает переживания автоматизма (управления) мыслями, желаниями, действиями и эмоциями с бредовой интерпретацией, чаще в форме бреда воздействия. В западной психиатрии соответствует синдромам первого ранга при шизофрении.

Моя дочь так ведет себя уже с апреля месяца. Сначала она говорила сама с собой, потом смеялась и почему-то терла уши. Она говорит, что я не ее мать, так как какой-то маг ей это сказал. Он заставляет ее отказываться от пищи и смеяться. Она объясняет это тем, что встретила его однажды на молитвенном собрании, и с тех пор он действует на нее разными способами. Например, он может связываться с диктором телевидения и заставлять ее ложиться спать раньше времени.

Патологические формы воображения и их оценка — Студопедия

В клинической практике врачу нередко приходится встречаться с больными, у которых психопатологическая симптоматика может относиться как к нарушениям пассивного, так и активного воображения. Все эти нарушения чаще встречаются у лиц с особым психическим складом, отличающимся чертами инфантилизма и признаками чрезмерной возбудимости воображения с наклонностью к выдумкам и фантазированию.

Патологические формы пассивного воображения.

В психиатрической и общесоматической клинике оценка особенностей пассивного воображения чаще всего требуется у больных при различных видах снижения уровня бодрствования и состояний помрачения сознания, а также нарушениях сна в связи со сновидениями.

Онейроид— сновидное, грезоподобное помрачение сознания, наблюдающееся в результате травм черепа, острых инфекционных заболеваний с лихорадкой, интоксикацией или при некоторых разновидностях острой шизофрении. При этом у больного резко активизируются процессы воображения, причемсоздаваемые им образы «визуализируются» в виде калейдоскопических фантастических видений, напоминающих псевдогаллюцинации.

Ониризм — больной перестает ощущать различия образов воображения в сновидениях с реальностью. При этом увиденное во сне может не восприниматься с должной критической оценкой утром. Иногда при этом и днем у больного возникают яркие сновидные образы, стоит только ему закрыть глаза. Иногда такие «видения» бывают и при открытых глазах — грезы по типу сна наяву или «сна с открытыми глазами». У психически здоровых лиц последнее может отмечаться при ослаблении деятельности сознания — в полудремотном состоянии или в состоянии аффекта.



Галлюцинации воображения разновидность психогенных галлюцинаций, фабула которых вытекает из аффективно значимых и длительно вынашиваемых в воображении идей. Особенно легко возникают у детей с болезненно обостренным воображением.

Бред воображения — является вариантом бредообразования, который вытекает из склонности к фантазированию у лиц с мифоманической конституцией. Возникает остро, как бы по «интуиции, вдохновению и озарению». Восприятие не нарушено, больной полностью ориентирован в месте и собственной личности.

Сновидные эпилептические приступы — сновидения с преобладанием красного цвета, сопровождающие или заменяющие (эквиваленты) ночной эпилептический припадок. Они всегда стереотипны, с видением угрожающих образов в виде чудовищ, химер и частей собственного тела. В дневное время подобные сноподобные состояния могут быть предвестником (аурой) припадка при височной эпилепсии, однако при этом все же преобладают явления дереализации, феномены «уже виденного» и «никогда не виденного», «насильственные» (не подавляемые усилием воли) фантастические представления.


Патологические формы активного воображения.

Главным признаком расстройств активного воображения является нарушение критичности к его продуктам и (или) их применению. Чаще всего в клинической практике врачу приходится сталкиваться с феноменом патологической лживости — так называемой фантастической псевдологией (pseudologia phantastica). Она выражается в том, что человек начинает искренне верить в созданные им самим фантазмы (фантастические идеи и образы). В современном понимании псевдология рассматривается в двух основных вариантах.

1. Фантазмы психотические, где воображаемое субъективно более устойчиво принимается за истину (например, как при конфабуляциях) и оно может переходить в целые сюжетные псевдологии и даже бредоподобные фантазии. Такие расстройства более характерны для различных органических заболеваний мозга с грубыми нарушениями памяти (прогрессивного паралича, сифилиса мозга, травм), также эпилепсии и шизофрении.

2. Фантазмы непсихотические, где псевдология является сочетанием двух видов фантазирования: «для себя» («бегство» в мир мечты от действительности) и «для других» (повышение собственной привлекательности), т.е. обладает свойствами как механизмов психологической защиты, так и свойствами «манипуляционных механизмов» другими людьми.

Непсихотические фантазмы как разновидность псевдологии особенно часто встречаются у лиц с истерическими психопатическими наклонностями и «мифоманической конституцией». При этом такой человек, как и всякий лгун, знает, что он лжет. Однако эта ложь патологическая — она отличается от обычной тем, что чаще всего бывает явно нецелесообразной, и больной понимает всю ее бесполезность, но противостоять своей потребности лгать не может. Псевдологии в отличие от обычных истерических психопатических личностей, более активны и в стремлениях воплотить в жизнь свои фантастические построения, поэтому они чаще вступают в конфликт с законом. Лживость при этом заслоняет у них все остальные личностные черты.

Синдром дефицита воображения

Проявляются различным образом. Это обеднение воображения, чрезмерное оживление воображения, а также активность воображения, замещающая адекватное представление реальности. Соответствующие симптомы могут быть обнаружены практически во всех патологических феноменах, по этой причине в специальной литературе описания таких симптомов как бы рассеяны по разным страницам книг. Это, полагаем, мешает цельному восприятию, анализу, а также более или менее систематическому изложению соответствующего материала. Некоторые расстройства воображения, кроме того, являются относительно самостоятельными и как бы самоценными, отчего рассматриваются в отдельной главе настоящего текста.

Синдром дефицита воображения

Характеризуется отсутствием или утратой способности индивида составлять продуктивные комбинации из собственных действий, наглядных и мысленных образов, а также своих мыслей, достаточные для адаптации к обычным и экстремальным условиям существования.

Особенно сильно страдает воображение при слабоумии, что приводит к дезадаптации к обычным условиям жизни. Обеднение исходных элементов опыта сочетается в данном случае с отсутствием или утратой способности создавать и новые их ассоциации. Это, в свою очередь, проявляется стереотипизацией мысли и действий. Креативный потенциал таких пациентов резко снижен, придумать что-то свое, оригинальное они бывают совершенно не в состоянии. Весьма затруднено понимание чего-то нового, ранее не известного, выходящего за рамки непосредственного опыта.

Нарушено понимание сложных вещей, например межличностных ситуаций. Выпадает прогностическая функция, пациенты обычно не думают, к чему может повести развитие той или иной ситуации. Нет понимания и того, какие последствия способно повлечь то или иное собственное действие или высказывание. Опыт прошлого не используется, даже если какая-то ситуация вновь повторяется. Пациент, например, совершает те же ошибки, что и ранее, хотя он и мог бы вспомнить свою прошлую неудачу.

Больные не осознают, что какие-то неприятные ситуации возникают по их вине, они не связывают свои действия и их последствия. Советы, наставления окружающих остаются без внимания, осознание их смысла становится недоступным. Как правило, пациенты почти не задают вопросов и ничем не интересуются, исключая самые насущные и императивные потребности. Дементные пациенты совершенно забывают о том, что когда-то ранее они были совсем другими людьми. Иногда они механически воспроизводят остатки прежнего опыта, например манеру разговаривать, жестикулировать, но это является лишь внешней оболочкой, лишенной осмысленного содержания.

Нередко синдром дефицита воображения у детей проявляется при СДВГ

Отсутствует само осознание пациентами того, что нечто является им непонятным. Пациентам в какой-то степени доступны подражание и научение посредством многократного повторения, более успешно осваиваются двигательные навыки. Поведение и речь отличаются однообразием. Обучаемость при тяжелой олигофрении резко снижена даже в том, что касается несложных требований самообслуживания. Деменции свойственны также прогрессирующее опустошение знаний, интеллектуальная пассивность и снижение способности к обучению.

В относительно легких, но весьма многочисленных случаях дефицит воображения проявляется несоответствием между более или менее развитой способностью усваивать знания и навыки, с одной стороны, и неспособностью к самостоятельному мышлению и спонтанному поведению — с другой. Речь идет об индивидах, в отношении которых вполне могут возникать подозрения в их умственной несостоятельности. Обычно настораживает их весьма ограниченный кругозор, а также то обстоятельство, что приобретенные ранее познания не находят применения в их жизни. Тем не менее многие из них имеют среднее и даже высшее образование и в определенных обстоятельствах неплохо адаптированы к обычным условиям среды обитания. Оказываясь в необычных условиях, такие индивиды нуждаются в посторонней помощи. Достаточно типичными признаками, характеризующими их воображение, являются следующие.

1. В ходе обучения такие индивиды предпочитают не осмысленное восприятие материала, а механическое его запоминание, «зазубривание». Если они обладают достаточной памятью, то вполне успешно преодолевают проблемы школы или института, особенно если само обучение не нацелено на развитие самостоятельного мышления и творческой способности. Охотнее всего индивиды обучаются тому, что не требует особой выдумки и больших умственных усилий, они более расположены к занятиям, в которых соответствующие знания и навыки не подвержены быстрой инфляции и нуждаются в постоянном преобразовании, так что усвоенного когда-то хватает надолго и может быть достаточно для длительного употребления. Например, это что-то связанное с техникой, ручным мастерством, строительством домов, кладкой печей, охотой и рыбалкой, земледелием и т. п.

2. Недостаточно развитая способность конвертировать теоретические познания в конкретные суждения и наоборот — инсуляция воображения. Например, индивид вроде бы усвоил закон сохранения энергии, верно его формулирует. Тем не менее он не находит возражений против идеи вечного двигателя. Он знает о вращении Земли вокруг собственной оси, но не может правильно ответить на вопрос о причине смены дня и ночи. Или понимает, что кислота и щелочь в известном смысле являются антагонистами. Но если его спросить, какая неотложная помощь наиболее адекватна при ожоге кислотой, он долго или вовсе не может сообразить, что лучше бы применить щелочь. И в то же самое время индивид вполне осознает, что вечного двигателя нет и быть не может, но он как бы забывает, что это утверждение вытекает из закона сохранения энергии. Смена дня и ночи для него также очевидна, однако привлечь для ее объяснения факт вращения Земли вокруг своей оси он не пытается и т. п. Другими словами, процессы воображения протекают на двух изолированных друг от друга уровнях, находящихся будто бы на отдаленных островах, отчего они между собой не сообщаются.

3. Недостаточное развитие познавательной потребности. Это видно по тому, что индивиды обнаруживают узкий кругозор, не проявляют наблюдательности, пытливости, интересов к чтению, интеллектуальным играм, искусству, наукам и многим другим вещам, не затрагивающим повседневные нужды. Такие индивиды обычно не читают ничего сверх того, что требуется по программе обучения. Если они и читают что-то еще, то для развлечения или чтобы убить время, по большей частью детективы, фантастику и тому подобную литературу, не требующую пересмотра устоявшихся взглядов и глубоких размышлений. Нередко многие из них не могут вспомнить, когда и какую книгу они прочли за последние годы, некоторые после окончания обучения не прочитали ни единой серьезной книги, в их доме редко встречаются сколько-нибудь приличные библиотеки.

А.Эйнштейн, правда, тоже не держал дома книг, исключая справочники и оттиски важнейших статей, но это тот самый случай, когда привычкам великих людей лучше не подражать. Описываемых здесь людей бесполезно спрашивать о замечательных писателях, художниках, ученых, о выдающихся открытиях, о важных культурных и общественных событиях даже в собственной стране. Снижена и потребность в самопознании. Такие люди мало что могут рассказать о себе, своих склонностях, интересах, предпочтениях, развлечениях и привычках, а также о своем характере. Иными словами, плоды воображения как бы не принимаются индивидами, не ценятся ими, не обладают для них мотивационной силой и не являются стимулами познавательной деятельности.

4. Значительное различие в активности воображения в плане собственного благополучия, с одной стороны, и в отношении всего остального — с другой. В этом проявляется как бы эгоцентризм воображения. В том, что очень нужно самому индивиду, он может проявить смекалку, хитрость, изворотливость, но если речь заходит о нуждах посторонних людей, то он как бы «тупеет», живость ума тут же его покидает, так как он не может представить себя на их месте. Иногда бывает и так, что самолюбивый индивид, в какой-то степени осознавая свою ограниченность, даже с завистью относится к тем из окружающих его людей, которые более продуктивны, нежели он сам. Случается, что эта ревность влечет и мстительное чувство, так что оказавшиеся в зависимости от него перспективные подчиненные подвергаются незаслуженному принижению. Существует, как известно, тип «самовлюбленных тупиц», которые окружают себя еще большими бездарностями, чем они сами, но при этом всячески препятствуют продвижению способных людей.

5. Ригидность воображения, т. е. неспособность посмотреть на вещи с какой-нибудь другой их стороны. Например, если попросить сказать, какие преимущества предоставляет перелом руки или ноги, то даже сам этот вопрос может показаться индивиду странным, если с этой позиции он никогда ранее такую беду не рассматривал. Часто ему бывает совершенно непонятен смысл пословиц типа «не было бы счастья, да несчастье помогло». В лучшем случае индивид может представить дело так, что радость рано или поздно сменит горе, но связать эти явления по существу он все-таки не может. Обычно это позволяет предположить, что и в трудных жизненных ситуациях такой индивид едва ли сможет найти достойный выход без помощи со стороны. То же самое касается вопросов типа: «Что может быть плохого в том, что человек получил высокую должность или сильно разбогател?» Здесь индивид также не может увидеть другую, оборотную сторону дела. В его сознании прочно утвердилось мнение о том, что в жизни всегда случается что-то одно: плохое либо хорошее. Это может означать, что индивид и при удачном стечении обстоятельств не продвинется в своем развитии. Он будет, как говорят, «почивать на лаврах», «зазнаваться».

Удачи и неудачи для него могут быть, следовательно, одинаково губительны. Скудость воображения становится очевидной и в такой игровой ситуации, если индивида попросить составить несколько осмысленных предложений, в которые входили бы два-три любых взятых наугад слова, например муравей и буква. Задания такого типа выполняются, как правило, с трудом, медленно, обычно индивиду удается придумать одно-два предложения, не более. В заданиях на исключение лишнего предмета он предпочитает руководствоваться привычными ситуативными отношениями объектов, будучи неспособным к установлению между ними новых связей. Нередко в тупик его ставят и такие открытые вопросы, как, например, какие проблемы в своей жизни в настоящее время он считает для себя наиболее острыми. Как правило, в ответах фигурируют какие-то сугубо практические вещи типа «достроить дачу», «вырыть подвал», «купить машину», «выкопать картошку» и др.

6. Наконец, обедненное воображение совершенно не располагает к самостоятельному творчеству, мечтательности, романтизму. Рассказать индивиду о том, что ему самому удалось придумать или сделать нечто новое, оригинальное, обычно нечего. И он не проявляет по этому поводу особого беспокойства. Будущее, в том числе и личное, при этом как бы обесценивается, оно представляется лишенным увлекательных планов, каких-то воодушевляющих перспектив, индивид всецело поглощен рутиной настоящего.

В мире много прекрасного, но каждый из нас окружает им себя лишь в той мере, на какую способен. Нередко трудно бывает понять, к чему индивид стремится и стремится ли вообще, ради чего он что-то делает, какой смысл он находит в своей жизни. Похоже на то, что он не только затрудняется или не хочет формулировать ответы на такие непростые, конечно, вопросы. Весьма возможно, что он не так часто над ними задумывается. Дело, скорее всего, обстоит таким образом, что не он сам определяет собственное существование, а действует лишь по необходимости и в этом смысле нередко является жертвой случайных обстоятельств. Даже если некоторое время он преуспевает, над ним постоянно висит угроза жестокой расплаты за пассивность и предательство своих подлинных интересов.

Дефицит воображения связан, по-видимому, с влиянием различных факторов. Важнейшими из них являются, очевидно, личностные качества, такие как консерватизм, страх нового, низкий уровень требований к себе. Иначе говоря, индивид редко видит смысл в том, чтобы что-то менять в своей жизни. Более того, он противится таким изменениям, даже если они необходимы и неизбежны. Определенную роль играет неразвитость механизмов самовосприятия, в силу чего индивид лишен способности осознавать многие события своей внутренней жизни, включая и связанные с воображением, например не замечает какие-то оригинальные мысли, нестандартные решения, желание чего-то нового.

Возможно, одной из причин является общее снижение психической активности, ведущее к уменьшению числа вариантов возможных подходов к восприятию той или иной ситуации и способов решения каких-то задач. Синдром дефицита воображения может быть выявлен не только у так называемых обывателей или потребителей, но также у многих пациентов, особенно страдающих пограничной умственной отсталостью, у больных, перенесших органические повреждения головного мозга с последствиями в виде психоорганического синдрома, у пациентов с эпилепсией, органической психопатией, атрофическими процессами.

Синдром патологического фантазирования

Синдром патологического фантазирования встречается у детей, подростков, реже — в зрелом возрасте у пациентов с признаками инфантилизма. Общими признаками расстройства являются (Ковалев, 1979):

  • аутистическая оторванность от реальности, необычное содержание образов фантазии;
  • не контролируемое внешними факторами течение потока фантазий. Процесс фантазирования осознается при этом как проявление собственной психической активности, тут нет ощущения непроизвольности, насильственности, овладения. Постороннее вмешательство и даже интенсивные стимулы извне не могут прервать появление фантазий и повлиять на их содержание;
  • однообразие, стереотипность образов и сюжетов фантазий;
  • эмоциональная охваченность содержанием фантазий, последние воспринимаются пациентами как нечто более важное и интересное, нежели то, что происходит в действительности;
  • блокада активного внимания. Преобладает пассивное внимание, и оно приковано к образам фантазии;
  • устойчивый, длительный характер фантазирования, в некоторых случаях оно продолжается в течение ряда месяцев и даже лет;
  • дефицит активного воображения и вообще недостаточная продуктивность произвольной интеллектуальной деятельности;
  • отсутствие сознания болезненности фантазирования, а также активных попыток пациентов ему противодействовать;
  • сенсорная яркость образов фантазий, иногда приближающаяся к таковой у наглядных образов.

Разграничивают несколько вариантов расстройства.

1. В дошкольном возрасте преобладают необычные формы игровой деятельности, такие как игра в полном уединении, когда дети совершенно не принимают участия в игре ни сверстников, ни вообще кого-то из окружающих людей; использование в игровой деятельности преимущественно предметов другого предназначения, например посуды, книг, обуви, частей собственного тела и др.; игнорирование детских игрушек, которые имитируют мир реальных объектов и дают возможность воссоздавать соответствующие отношения людей и вещей; некоторые дети активно избавляются от детских игрушек, проявляют агрессию к ним или из множества игрушек предпочитают лишь немногие, чрезмерно к ним привязываясь и не расставаясь с ними даже на короткое время.

Содержание игр часто остается совершенно непонятным, дети не могут или даже не пытаются объяснить, во что они играют. Сюжеты таких игр не связаны с реальными ситуациями, с подражанием взрослым людям, дети тем самым как бы показывают, что они не идентифицируют себя с родителями, другими индивидами и что их привязанности неадекватны, так как формируются большей частью по отношению к объектам какой-то мнимой реальности. Дети могут играть молча и мало двигаясь либо говорят много и громко, бывают слишком экспрессивными.

При проявлении патологического фантазирования звоните нам! Мы поможем избавиться от навязчивой привычки!

К данному типу фантазирования относятся и заумные, странные, слишком отвлеченные для детского возраста вопросы типа «что такое время, откуда оно берется?», «где все кончается, а что есть дальше?», «когда еще умирают люди, которые умерли?», «у слепых бывает день и ночь?», «где живут дети, которые потом родятся?», «почему все машины едут вперед, а не назад?», «что будет, если солнце упадет на землю?» и др. Некоторые дети бывают очень назойливыми в своих расспросах, повторяя их множество раз. Девочка, например, постоянно просит бабушку рассказать про ее свадьбу или рассказать про «быль», а сын донимает отца вопросами о том, победит ли медведь льва, а слон — кита и др. Здоровые дети также задают много вопросов и часто их повторяют, но их вопросы касаются обычно конкретных впечатлений, а ответы на них достаточно быстро усваиваются.

2. В раннем школьном возрасте чаще встречаются визуализированные фантазии, также оторванные от реальности. Дети, например, представляют себе нашествия насекомых, сражения с чудовищами, путешествия в сказочных мирах, нападения разбойников, полеты на воздушном шаре, войны на морском дне, сцены собственной гибели или своего могущества и др. При этом дети на некоторое время как бы отключаются от действительности, ощущают себя активными участниками воображаемых событий вплоть до утраты собственной идентичности. Даже включаясь в реальность, они все еще остаются под впечатлением своих фантазий. В некоторых случаях фантазии имеют агрессивный и даже садистический характер, что, как считается, свойственно пациентам с шизофренией. В фантазиях обнаруживаются также такие аффективные нарушения, как подавленность, приподнятое настроение, страхи, тревога.

3. В подростковом и юношеском возрасте на первый план выходят вербальные и графические формы болезненного фантазирования. Например, это сочинение компрометирующих себя или близких людей вымышленных историй — оговоры и самооговоры. Некоторые пациенты пытаются изложить свои фантазии в письменном виде, другие воплощают их в рисунках. И тексты, и рисунки носят явный отпечаток патографии, в них отчетливо выражаются аффективные и бредоподобные переживания. Так, пациент всю поверхность стен своей комнаты покрыл рисунками мрачного содержания, в которых основной темой была смерть и картины разрушения.

Другой пациент в своих рассказах описывает воображаемые сцены пыток, казней, жестоких судилищ, он с удовольствием видит при этом себя в положении жертвы насилия. И.Карамазов в воображаемом рассказе о Великом Инквизиторе упивается идеей ничтожности людей и их любви к рабству, явно представляя себя на месте тщеславного инквизитора, который возомнил себя выше самого Бога. Нередко встречаются хвастливые пациенты, которые сильно преувеличивают свои способности и возможности, причем они не замечают свое бахвальство и где-то принимают выдумки о себе за правду. Часть пациентов тяготеет к таким фантазиям, как составление бесчисленных туристических маршрутов, схем транспортных линий движения наземного транспорта, самолетов или космических кораблей, придумывание кроссвордов или чайнвордов, изобретение планов городов будущего, необычных архитектурных проектов и др.

4. Короткие эпизоды и длительные состояния патологического фантазирования встречаются и в более позднем возрасте. Приведем несколько иллюстраций. Пациент, 20 лет, рассказывает: «Я часто воображаю себя в самых разных ролях. Например, представляю себя солдатом, который оказывается в различных ситуациях на войне и в мирной жизни. Какое-то время я как бы живу его жизнью. Она мне нравится, мне это интересно, я испытываю яркие чувства, которых в обычном состоянии у меня не бывает. Потом я придумываю себе другую роль, нахожусь в ней несколько недель и даже месяцев и так происходит постоянно на протяжении нескольких лет. Несколько раз было так, что я входил в роль члена какой-нибудь молодежной группы и жил по ее правилам.

Последний раз я был в группе наркоманов. Меня очень увлекла эта роль, я был буквально поглощен ею… Я изменил свою внешность, походку, голос, манеры, речь. Отличить меня от настоящего наркомана было, я думаю, невозможно. Во всяком случае, наркоманы всюду принимали меня за своего, где бы я ни появлялся. Наркотиков, разумеется, я не принимал, мне было это совершенно чуждо. Наркоманов я легко обманывал, я только делал вид, что курю или нюхаю и симулировал опьянение. Имитировал при них и ломку.

Мне особенно нравилось, что в роли другого человека как бы забываешься, на время уходишь из реальности, чувствуешь себя кем-то другим, а это новые и острые ощущения, эмоции, необычные переживания. Возвращаться в себя долго не хочется, в качестве самого себя, мне кажется, будто и не живешь, не ощущаешь своего Я». Больная, 23 года, сообщает, что только в роли какого-то человека к ней возвращаются яркие чувства и ощущения. Так, во время половой близости она представляет себя в роли «монахини, которую насилует бандит», иначе оргазма она не испытывает. Пациент, 30 лет, сообщает, что во время сексуального акта на месте жены он представляет маленькую девочку, благодаря этому он впадает «в настоящий экстаз».

Иногда встречаются суицидальные фантазии в сопровождении своеобразного ощущения «очарования смертью». Так, пациент воображает различные способы самоубийства и особенно такие, которые более других походили бы на смерть от естественных причин, чтобы близкие люди даже не могли заподозрить факт суицида. Он говорит, что сама мысль о возможной смерти была ему приятна, желания же совершить самоубийство у него ни разу не возникало. Еще один пациент, 21 год, с головой погрузился в изобретение технических орудий истязания людей, методов их обезглавливания и обезображивания. Он проводил необходимые расчеты, тщательно готовил чертежи, рисовал на них человеческие тела и части тел в надежде, что со временем от теоретических проектов перейдет к практическому их воплощению. Пациент не считал свое увлечение болезненным. По его мнению, орудия пыток всегда были и будут нужны обществу, хотя об этом по понятным причинам не принято много говорить. Сам он полагает, что его наклонности могут быть востребованы, тем более что немногие люди обладают такими, как у него, способностями.

Параллельно с упомянутым увлечением у него было и другое. Он с удовольствием воображал сцены сексуального насилия с разнообразными извращениями, при этом представляя себя в роли «сексуального маньяка». Нередко в это время он отчетливо чувствовал физическое удовольствие. Приведенные иллюстрации помимо прочего ясно показывают роль болезненных потребностей в формировании состояний патологического фантазирования. Кроме того, они указывают на определенное значение нарушений самоосознавания, поскольку отражают нарастающую тенденцию к сближению патологического фантазирования с феноменами перевоплощения и бредоподобным фантазированием, а затем и к перерастанию его в психотические явления. Мы считали бы поэтому вполне логичным и целесообразным включить также в состав синдрома патологического фантазирования оба последних нарушения.

5. Феномены перевоплощения характеризуются временным или неполным отождествлением образов фантазии с реальностью. К.Ясперс называет их грезами наяву. Он пишет: «Сидя в тюрьме, человек воображает себя сказочным богачом; он строит замки и основывает целые города. Его фантазии доходят до того, что он перестает четко различать истинную и ложную реальность. На огромных листах бумаги он чертит обширные планы и испытывает живейшие переживания в связи со своим поведением в новой ситуации, со своими действиями, направленными на то, чтобы осчастливить людей».

Симптомы перевоплощения встречаются у пациентов разного возраста. У детей дошкольного возраста, как известно, это расстройство проявляется игровым перевоплощением. Обычно речь идет об аутичных детях, которые во время игры столь глубоко вживаются в придуманную ими роль, что на некоторое время вполне отождествляют себя с персонажем своей фантазии. Этим персонажем может быть человек, сказочное существо, животное, неодушевленный объект. Отождествление длится недолго, не более нескольких суток, но оно может неоднократно повторяться. Сходное нарушение в виде ролевого перевоплощения встречается и у взрослых пациентов. При этом на некоторое время пациенты как бы меняют свою идентичность, а мнимое представление реальности принимают за действительность, так что можно констатировать факт галлюцинаций воображения. Часто расстройство обозначается термином «истерическое сумеречное расстройство сознания», но встречается оно не только у истеричных пациентов.

Вот несколько иллюстраций ролевого перевоплощения. Мечтая, пациент время от времени воображает себя именитым поэтом, который читает поклонникам свои сочинения. Ему представляется, что он находится на сцене в аудитории. Эта мнимая ситуация в его сознании на время вытесняет реальную. Он совершенно «забывается», ему кажется, что он и на самом деле поэт и что-то декламирует. Ему грезится, что перед ним находятся люди, они восторженно кричат и то и дело ему аплодируют. Такие состояния продолжаются до 20–30 минут, входит он в них без особого труда, стоит ему об этом только подумать. Точно так же легко и быстро он выходит из них, особенно если в реальности что-то привлекает его внимание.

Другой пациент рассказывает: «Бывает, что иногда я отключаюсь от действительности, и тогда мне представляется, что я стою на эстраде и играю на скрипке. Передо мною находится много народу, я слышу звуки музыки, шум, мне хлопают, вызывают на бис. Длится все это недолго, не более получаса. Когда я возвращаюсь в реальность, я помню, что было, хотя и не все, и у меня возникает ощущение, что происходило все это как на самом деле. Такие переходы возникают как бы сами собой, а не то, что я специально придумываю себе что-то, я переношусь в ту ситуацию как-то невольно. Мне кажется странным только то, что я от музыки далек, на скрипке не играю и никогда даже не мечтал об этом».

Некоторые пациенты сообщают о том, что они бывают способны переноситься в ирреальность по своему желанию, не забывая при этом о существовании действительности. Так, больная рассказывает: «У меня была депрессия, меня охватывали приступы обиды, злости. Мне казалось, что я дряхлею и превращаюсь в старуху. Когда становилось особенно плохо, я уходила в другой мир. Там у меня был новый дом из точеных бревен и с резным крыльцом. Был сад с красивыми постриженными деревьями и изумрудной травой. В саду — фонтан, оранжерея с чудными цветами. У меня там были и дети, две дочери 5 и 7 лет. Я представляла себе, будто я живу там, чем-то занимаюсь. Окружавшие меня люди относились ко мне с добром и пониманием. Только там я бываю вполне счастлива.

Иногда я вижу себя там как со стороны. Я не забываю в это время, что у меня есть и другая, настоящая жизнь, есть муж, сын, квартира. Но мне не хочется о них думать, в реальной жизни у меня все очень плохо и безнадежно, я страдаю и очень несчастлива. Рано или поздно, погрузившись в мечты, я начинаю ощущать, что мне пора возвращаться в реальность. Чаще всего я возвращаюсь сама, меня принуждает к этому беспокойство, что дома может случиться чтото неладное. Но бывает, что я могу очнуться, если меня кто-то вдруг окликнет или произойдет что-то нехорошее. Когда я прихожу в себя, то нахожу себя то сидящей у стола или на постели, а то, бывает, я стою где-нибудь и будто бы о чем задумалась».

В некоторых случаях состояния перевоплощения, напротив, возникают и завершаются спонтанно и сопровождаются амнезией как образов фантазии, так и реальных впечатлений, то есть ничем уже не отличаются от глубокой степени сумеречного помрачения сознания. Пациенты не помнят, как они отключаются от реальности и каким образом возвращаются в действительность. Так, пациент сообщает: «Говорили, будто я лег на ковер в центре комнаты. Перед этим обложил ковер по краям тарелками с ножами и вилками. Вроде бы все это походило на приготовление к приему гостей. А я, видимо, изображал собою какое-то блюдо. Сам я ничего этого не помню. Когда мне рассказали, я подумал, что это было не со мной, а с моим двойником».

6. Бредоподобное фантазирование (Siefert, 1907; Birnbaum, 1908), как и феномены перевоплощения, является как бы предельной, смыкающейся с психотическим нарушением формой патологического фантазирования. В литературе встречаются и такие названия расстройства, как бред воображения (E.Dupre и Logre, 1914) и фантастическая псевдология (Delbruck, 1891). Мы полагаем, что речь идет в сущности об одном и том же нарушении и попытаемся это показать.

Так, К.Ясперс к проявлениям pseudologia phantastica относит «фантазии, которые могут начинаться со случайной мысли или идеи, а затем разворачиваться в условиях осознанного отождествления фантастического мира с действительностью. Человек делает богатые покупки, которые он не в состоянии оплатить, — возможно, для воображаемой любовницы; он входит в роль школьного инспектора и во время посещения школы ведет себя настолько естественно, что никто никого не замечает, пока не возникает какое-либо слишком очевидное противоречие, кладущее конец его фантазии».

В главе о нарушениях самосознания К.Ясперс данное расстройство обозначает термином «лабильность сознания». Пациентов с фантастической псевдологией Е.Блейлер называет лгунами и плутами. «Они так сживаются со своим воображаемым положением и ролями, — указывает он, — что забывают, что это не соответствует действительности, и ставят свои поступки в зависимость от своих фантазий. Если они не обладают сильным нравственным чувством, они, конечно, становятся жуликами или мошенниками высшего полета. Эти случаи часто путают с истерией, однако в этом нет никакой необходимости». Е.Блейлер приводит примеры, в которых расстройство выявлялось у пациентов с прогрессивным параличом. А.А.Меграбян сообщает, что «при истерии описывается синдром фантастической псевдологии. Пробел памяти при этом синдроме касается главным образом собственной биографии больного. Пробелы памяти заполняются фантастическими событиями. Больные вживаются в свой рассказ, верят ему».

Бредоподобные фантазии В.М.Блейхер и И.В.Крук (1995) рассматривают в качестве одной из форм истерических реакций, близких к мифомании. «Вымыслы больных настолько нелепы и неправдоподобны, что приобретают сходство с бредовыми утверждениями. Развивается на фоне истерически суженного сознания. Нестойкие идеи величия, богатства, значимости, носящие фантастически-гиперболический характер. Содержание бредоподобных фантазий меняется в зависимости от ситуации». Фантастическую псевдологию сам А.Дельбрюк представляет как патологическую лживость, не связанную с внешними обстоятельствами и встречающуюся при различных заболеваниях, таких как эпилепсия, циркулярный психоз, прогрессивный паралич.

Бред воображения Дюпре-Логра (имажитивный бред, фабуляторный бред, бред представления) является, как указывается, результатом вымысла и вытекает из склонности личности к фантазированию. Его развитию способствуют слабость интеллекта и гипоманиакальное состояние. Бред возникает остро. При этом отсутствуют глубокие нарушения памяти, галлюцинации, психосенсорные расстройства, типичны ясность восприятия и полная ориентировка в окружающем. Как можно видеть, в литературе встречаются некоторые разногласия в описаниях и оценках упомянутых нарушений. Тем не менее общим является главное, а именно болезненное обострение воображения и тенденция отождествлять образы фантазии и реальность. Заметим также, что у большинства авторов упомянутые термины являются как бы исключающими одно другое. Так, авторы, использующие термин «фантастическая псевдология», не употребляют терминов «бред воображения» и «бредоподобное фантазирование», видимо, считая их синонимичными и др.

Приведем две иллюстрации нарушения. В одной из них пациент 32 лет появился в Иркутске у профессора Х.Г.Ходоса с устными рекомендациями известных московских неврологов и представился «сыном генерала Родичкина». В городе пациент, по его словам, оказался проездом, случайно. Он не смог ехать дальше, так как был ограблен, лишился денег, документов и нуждался в помощи. Пациент сообщил профессору, что в прошлом учился в разведшколе, был резидентом в Германии, выполнял важные государственные задания, был предан и разоблачен, попал в плен, бежал, скитался, затем подвергался проверкам спецслужбами нашей страны, пока, наконец, не оказался на свободе и вне подозрений. Теперь он путешествует, в будущем планирует работать в торговом представительстве за рубежом, в Японии.

Х.Г.Ходос, расспросив пациента об упомянутых последним коллегах, вскоре понял, с кем имеет дело, и на следующую встречу с пациентом пригласил психиатра (автора). Несколько дней спустя пациент оказался в загородной психиатрической больнице, где с энтузиазмом принял участие в реабилитации больных, выполнял разные поручения по хозяйству, снабжению больницы продуктами, товарами. На многих работников произвел обворожительное впечатление и совершенно расположил к себе. Время от времени пациент по делам отлучался в город. Перед тем звонил то в администрацию области, то в органы госбезопасности, после чего за ним присылали машину со спецномерами. Пациент отличался неизменно приподнятым настроением, чрезмерной активностью, многоречивостью. Рассказывал о себе и другие невероятные истории, причем мастерски и так убежденно, что сразу трудно было понять, где он говорит правду, а где фантазирует. Очень похоже было на то, что он и сам верил своим выдумкам. Однажды в больницу он не вернулся, в дальнейшем след его окончательно затерялся.

В другом наблюдении пациент 17 лет оказался на консилиуме для решения диагностического вопроса. Пациент рассказал, что две недели назад прямо на улице его похитили люди в масках и увезли в лес. Люди разговаривали на иностранном языке, но хорошо владели и русским. Пациента «испытывали на выносливость, не давали есть, пить и спать, подвешивали вверх ногами, били, вводили наркотики». Все это делалось якобы для того, чтобы проверить его на годность к секретной работе. Так прошло несколько суток (где в это время был пациент, выяснить не удалось). Он понял, что попал в руки шпионов и должен быть завербован в иностранную разведку. Ему удалось, однако, обмануть похитителей и сбежать от них.

Когда от деда, к которому он уехал несколько дней назад, пациент вернулся домой, родители заметили, что он несколько возбужден, испытывает страхи, не выходит на улицу, придумывает странные истории, отчего они и обратились к психиатру. На консилиуме пациент очень подробно и с новыми добавлениями рассказал о разных деталях происшедшего. Он был уверен в том, что все было именно так, как он сообщил, не смущаясь противоречиями, которые он тут же пытался сгладить другими вымыслами. С диагнозом «синдром бредоподобного фантазирования» направлен на лечение. Через месяц был выписан в хорошем состоянии и с полной критикой к расстройству.

Известные истории о самозванцах связаны, скорее всего, не с рядовыми жуликами, а именно с фантастической псевдологией, свойственной пациентам с пограничной психической патологией. Дело в подобных случаях явно доходит до развития бреда апперсонализации. Такими же псевдологами, но вовсе не парафрениками, являются, видимо, время от времени всплывающие в толпе новые мессии, очередные воплощения Иисуса Христа, Будды и др., обычно окруженные толпами фанатичных поклонников. Чем нужнее последним вымысел таких пациентов, тем, естественно, больше шансов на то, что окружающие их люди этот обман примут за реальность. А это обстоятельство, в свою очередь, лишь способствует укреплению веры пациента в правдивость своих фантазий. Тут трудно сказать, король ли подбирает себе свиту или свита делает короля, особенно если эта свита сама жаждет, чтобы ее водили за нос.

Фантастическими псевдологами были, видимо, и люди типа В.Мессинга: последний, как известно, представил в своей автобиографии ряд вымышленных и невероятных историй своего гипнотического могущества. Психиатрические пациенты с более тяжелой патологией, если они обнаруживают признаки фантастической псевдологии, не столь убедительны, обычно они не имеют последователей даже среди своих товарищей по несчастью. Г.И.Каплан и Б.Дж.Сэдок описывают фантастическую псевдологию в рамках искусственно демонстрируемого расстройства с психологическими симптомами, и это лишний раз показывает, насколько условны классификационные рубрики.

К содержанию

IV. Нарушение воображения.

Психология
IV. Нарушение воображения.

Количество просмотров публикации IV. Нарушение воображения. — 1369

 Наименование параметра  Значение
Тема статьи: IV. Нарушение воображения.
Рубрика (тематическая категория) Психология

В клинической практике врачу нередко приходится встречаться с больными, у которых психопатологическая симптоматика может относиться как к нарушениям пассивного, так и активного воображения. Однако замечено, что все эти нарушения чаще встречаются у лиц с особым психическим складом, отличающихся чертами инфантилизма и признаками чрезмерной возбудимости воображения с наклонностью к выдумкам и фантазированию. Еще в 1905 году эти личностные особенности описывались французским психиатром Эрнестом Дюпре (1862-1921) как «мифоманическая конституция».

Патологические формы пассивного воображения. В психиатрической и общесоматической клинике оценка особенностей пассивного воображения чаще всего требуется у больных при различных видах снижения уровня бодрствования и состояний помрачения сознания, а также при нарушениях сна в связи со сновидениями.

1. Онейроид — сновидное, грезоподобное помрачение сознания, наблюдающееся в результате травм черепа, острых инфекционных заболеваний с лихорадкой, интоксикацией или при некоторых разновидностях острой шизофрении. При этом у больного резко активизируются процессы воображения, причем создаваемые им образы «визуализируются» в виде калейдоскопических фантастических видений, напоминающих псевдогаллюцинации.

2. Ониризм — больной перестает ощущать различия образов воображения в сновидениях с реальностью. При этом увиденное во сне может не восприниматься с должной критической оценкой утром. Иногда при этом и днем у больного возникают яркие сновидные образы, стоит только ему закрыть глаза. Иногда такие видения бывают и при открытых глазах — грезы по типу сна наяву или сна с открытыми глазами. У психически здоровых лиц последнее может отмечаться при ослаблении деятельности сознания — в полудремотном состоянии или в состоянии аффекта.

3. Галлюцинации воображения — разновидность психогенных галлюцинаций, фабула которых вытекает из аффективно значимых и длительно вынашиваемых в воображении идей. Особенно легко возникает у детей с болезненно обостренным воображением.

4. Бред воображения — является вариантом бредообразования, который вытекает из склонности к фантазированию у лиц с мифоманической конституцией. Возникает остро — как бы по «интуиции, вдохновению и озарению». Восприятие не нарушено, больной полностью ориентирован относительно места и собственной личности.

5. Сновидные эпилептические приступы- сновидения с преобладанием красного цвета, сопровождающие или заменяющие (эквиваленты) ночной эпилептический припадок. Они всегда стереотипны — с видением угрожающих образов в виде чудовищ, химер и частей собственного тела. В дневное время такие сноподобные состояния могут быть предвестниками (аурой) припадка при височной эпилепсии, однако при этом все же преобладают явления дереализации, феномены «уже виденного» и «никогда не виденного», «насильственные» (не подавляемые усилием воли) фантастические представления.

Читайте также

  • — Окраска: судан IV.



     
     
    1. Гепатоцит:
    1.1. Плазмолемма.
    1.2. Ядро.
    1.3. Жировые включения
     


    РАБОТА №3. УГЛЕВОДНЫЕ ТРОФИЧЕСКИЕ ВКЛЮЧЕНИЯ КЛЕТКИ.

    Задание №5:

    · ознакомьтесь с описанием микроскопической картины микропрепарата № 48.

    Препарат представляет… [читать подробнее].

  • — Глава IV. «Основы селекции и биотехнологии».

    Селекция (от лат. selectio — выбор, отбор)
    Ø наука, разрабатывающая методы создания сортов и гибридов сельскохозяйственных растений и пород животных с нужными человеку признаками.
    Ø отрасль сельскохозяйственного производства, занимающаяся выведением сортов и… [читать подробнее].

  • — Окраска: судан IV.



     
     
    1. Гепатоцит:
    1.1. Плазмолемма.
    1.2. Ядро.
    1.3. Жировые включения
     


    РАБОТА №3. УГЛЕВОДНЫЕ ТРОФИЧЕСКИЕ ВКЛЮЧЕНИЯ КЛЕТКИ.

    Задание №5:

    · ознакомьтесь с описанием микроскопической картины микропрепарата № 48.

    Препарат представляет… [читать подробнее].

  • — WORD-MEANING. MEANING AND MOTIVATION

    I.Answer these questions.
    1) What is “semaseology”?
    2) Why is the term “semantics” ambiguous?
    3) Why is meaning one of the most controversial terms in linguistics?
    4) How does Prof. Smirnitsky define meaning?
    5) What are the main approaches to the study of meaning? What are their advantages and disadvantages?
    6) What is “the semiotic triangle”? What does it show?

    II.What does the diagram below prove? Explain your answer.
    MAN
    GUY
        … [читать подробнее].

  • — WORD-MEANING. MEANING AND MOTIVATION

    3.1.The object of semasiology. Two approaches to the study of meaning.
    3.2.Types of meaning.
    3.3.Meaning and motivation.

    3.1. The branch of lexicology which studies meaning is called «semasiology». Sometimes the term «semantics» is used as a synonym to semasiology, but it is ambiguous as it can stand as well for (1) the expressive aspect of language in general and (2) the meaning of one particular word.
    Meaning is certainly the most important property of the word… [читать подробнее].

  • — Top Computer Science Universities in USA

    by Lauren Miller, 2010
    code image by charles taylor from Fotolia.com
    The top computer science universities in the United States are responsible for some of the most important technological innovations in modern history. From inventing operating systems to global nonprofit initiatives serving the poor, the most prestigious computer science programs in the country serve as incubators for the birth of leading technology businesses.
    Carnegie Mellon University
    The School of Computer… [читать подробнее].

  • — THE COMMUNICATIVE ASPECT OF THE ENGLISH LEXICON

    15.1. Word meaning and types of information.
    15.2. Word meaning and the communicative act.
    15.3. Registers.

    15.1. Human society is inconceivable without communication. Communicationis conveying information from one person to another. This information may be of different types.
    1) factual information, i.e. direct information, literal meaning of the utterance, which is expressed through the denotative component of word meaning,
    e.g. It’s getting cold in here. Shut the door.
    2) the… [читать подробнее].

  • — Read both alternatives of the text and tell the difference. Find out idioms and their non-idiomatic equivalents. Give their Slovak literal and idiomatic equivalents.

    Sam is really a calm person. He never loses control of himself and hardly ever becomes too angry. Furthermore, he knows how to manage his business financially by using a few tricks … Needless to say, he, too, is getting older. His hair is beginning to turn gray, but he knows how to compensate for wasted time by relaxing. He rises early, exercises, and goes to bed early. He manages his frankfurter stand without visible effort, until it is someone else’s turn to work there. Sam is successful; he… [читать подробнее].

  • — Упражнение 9. Стоимостный анализ (Activity Based Costing)

    Перед выполнением упражнения 9 внимательно прочитайте подраз­делы 1.3 и 2.1.
    1. В диалоге Model Properties (вызывается из меню Mode/Model Properties) во вкладке АВС Units (рис. 4.9.1) установите единицы измерения денег и времени — рубли и часы.

    Рис. 4.9.1. Вкладка АВС Units диалога Model Properties
    2…. [читать подробнее].

  • — Языческая полемика и христианская апологетика с IV-го века.

    I. Борьба между двумя религиями была в IV-ом в. не на жизнь, а на смерть. Замирающее язычество выставило в боевом порядке все свои силы, годные для борьбы. В своем сочинении “&… [читать подробнее].

  • Аббревиатура от серьезно нарушенного воображения в чате

    Аббревиатура от серьезно нарушенного воображения в чате

    APA
    Все сокращения. 2020. Серьезно ослабленное воображение . Получено 24 августа 2020 г. с https://www.allacronyms.com/seriously_impaired_imagination/abbreviated/chat
    Chicago
    All Acronyms. 2020. «Серьезно ослабленное воображение».https://www.allacronyms.com/seriously_impaired_imagination/abbreviated/chat (по состоянию на 24 августа 2020 г.).
    Harvard
    Все сокращения. 2020. Seriously Impaired Imagination , All Acronyms, просмотрено 24 августа 2020 г.,
    MLA
    All Acronyms. «Серьезно ослабленное воображение» . 24 августа 2020. Интернет. 24 августа 2020 г.
    AMA
    Все сокращения.Серьезно ослабленное воображение. https://www.allacronyms.com/seriously_impaired_imagination/abbreviated/chat. Опубликовано 24 августа 2020 г. Проверено 24 августа 2020 г.
    CSE
    Все сокращения. Серьезно ослабленное воображение [Интернет]; 24 августа 2020 г. [цитируется 24 августа 2020 г.]. Доступно по адресу: https://www.allacronyms.com/seriously_impaired_imagination/abbreviated/chat.
    MHRA
    «Серьезно нарушенное воображение», все сокращения, 24 августа 2020 г., [доступ 24 августа 2020 г.]
    Bluebook
    All Acronyms, Серьезно ослабленное воображение (24 августа 2020 г., 7:08), доступно по адресу https: // www. allacronyms.com/seriously_impaired_imagination/abbreviated/chat.
    CSE
    Все сокращения. Серьезно ослабленное воображение [Интернет]; 24 августа 2020 г. [цитируется 24 августа 2020 г.]. Доступно по адресу: https://www.allacronyms.com/seriously_impaired_imagination/abbreviated/chat.

    .

    1 Аббревиатуры для серьезно ослабленного воображения

    Аббревиатура от серьезно ослабленного воображения

    APA
    Все сокращения. 2020. Серьезно ослабленное воображение . Получено 24 августа 2020 г. с https://www.allacronyms.com/seriously_impaired_imagination/abbreviated
    Chicago
    All Acronyms. 2020. «Серьезно ослабленное воображение». https: // www.allacronyms.com/seriously_impaired_imagination/abbreviated (по состоянию на 24 августа 2020 г.).
    Harvard
    Все сокращения. 2020. Seriously Impaired Imagination , All Acronyms, просмотр 24 августа 2020 г.,
    MLA
    All Acronyms. «Серьезно ослабленное воображение» . 24 августа 2020. Интернет. 24 августа 2020 г.
    AMA
    Все сокращения.Серьезно ослабленное воображение. https://www.allacronyms.com/seriously_impaired_imagination/abbreviated. Опубликовано 24 августа 2020 г. Проверено 24 августа 2020 г.
    CSE
    Все сокращения. Серьезно ослабленное воображение [Интернет]; 24 августа 2020 г. [цитируется 24 августа 2020 г.]. Доступно по адресу: https://www.allacronyms.com/seriously_impaired_imagination/abbreviated.
    MHRA
    «Серьезно нарушенное воображение», все сокращения, 24 августа 2020 г., [доступ 24 августа 2020 г.]
    Bluebook
    All Acronyms, Серьезно ослабленное воображение (24 августа 2020 г., 7:08), доступно по адресу https: //www.allacronyms. ru / серьезно_impaired_imagination / сокращенно.
    CSE
    Все сокращения. Серьезно ослабленное воображение [Интернет]; 24 августа 2020 г. [цитируется 24 августа 2020 г.]. Доступно по адресу: https://www.allacronyms.com/seriously_impaired_imagination/abbreviated.

    .

    Серьезно нарушенное воображение в интернет-сленге, текстовых сообщениях в чате и субкультуре. Автор: AcronymsAndSlang.com

    SII означает серьезно ослабленное воображение

    Что такое аббревиатура для серьезно нарушенного воображения?

    Серьезно ослабленное воображение может быть сокращено как SII

    Самые популярные вопросы, которые люди ищут перед тем, как перейти на эту страницу

    Q:
    A:
    Что означает SII?
    SII расшифровывается как «Серьезно ослабленное воображение».
    Q:
    A:
    Как сократить «серьезно нарушенное воображение»?
    «Серьезно ослабленное воображение» может быть сокращено как SII.
    Q:
    A:
    Что означает аббревиатура SII?
    Значение аббревиатуры SII — «серьезно нарушенное воображение».
    Q:
    A:
    Что такое аббревиатура SII?
    Одно из определений SII — «серьезно нарушенное воображение».
    Q:
    A:
    Что означает SII?
    Аббревиатура SII означает «Серьезно ослабленное воображение».
    Q:
    A:
    Что такое стенография серьезно ослабленного воображения?
    Самая распространенная аббревиатура «серьезно нарушенного воображения» — SII.

    Вы также можете просмотреть сокращения и акронимы со словом SII в термине.

    Аббревиатуры или сленг с аналогичным значением

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *