Психические расстройства органические: Органические психические расстройства в пожилом возрасте

Содержание

Органические психические расстройства в пожилом возрасте

Статья врача психиатра, психотерапевта Галсон Ангелины Сергеевны

Органические психические расстройства – это расстройства психики, обусловленные болезнью, повреждением, травмой или дисфункцией головного мозга.

Чаще всего ими страдают люди пожилого возраста, имеющие различные хронические заболевания, такие как артериальная гипертензия, сахарный диабет, перенесенные инсульты, инфаркты, черепно-мозговая травма, инфекционные процессы.
Тяжесть психического расстройства в данном случае напрямую связана с компенсацией соматической патологии, поэтому очень важно сотрудничество врача-психиатра с врачами других специальностей.

Комплексный подход к пациенту во многом играет решающую роль, так как при устранении причины (лечение нейроинфекции, травмы, коррекции артериальной гипертензии) состояние пациента значительно улучшается.

Среди органических психических расстройств выделяют непсихотические и психотические расстройства. Чаще всего в пожилом возрасте выявляются непсихотические органические расстройства, к которым относят расстройства настроения, генерализованное тревожное расстройство, эмоционально лабильное расстройство.

Распространены среди пожилых пациентов аффективные, а именно тревожно-депрессивные расстройства на фоне сосудистой патологии головного мозга. При этом ведущими жалобами являются плаксивость, эмоциональная лабильность, сниженное настроение, тревожность, беспокойство, нарушение аппетита, сна, апатия, слабость, общий упадок сил, сенестопатии (покалывание, жжение в различных частях тела), болевой синдром, запоры.

К психотическим расстройствам относят органический галлюциноз, органическое бредовое расстройство. Так же галлюцинаторно-бредовой симптоматикой могут сопровождаться деменции (при болезни Альцгеймера, сосудистая деменция и другие виды деменций).

При такого рода нарушениях больные не всегда предъявляют жалобы напрямую, лишь родственники опосредованно по поведению могут определить наличие галлюцинаций (разговаривает сам с собой) или бредовых идей (конфликтует, насторожен, подозрителен, высказывает идеи различного содержания).

Когда риск заболеть органическим расстройством повышается?

Чаще всего сами пациенты появление симптоматики связывают с ухудшением соматического благополучия (перенесенный гипертонический криз, инсульт, ЧМТ), либо эмоциональное потрясение, стресс, физическое переутомление. Первым, как правило, нарушается сон и аппетит, затем снижается настроение или появляется тревожность, апатия.

Общей проблемой является несвоевременное обращение за медицинской помощью. Пожилые пациенты склонны стесняться и стыдиться своего состояния, очень часто своими переживаниями они не делятся даже с родственниками и приходят к врачу уже в достаточно тяжелом состоянии.

В лечении органических психических расстройств используется комплексный подход, направленный на лечение основной проблемы (соматической патологии), психофармакотерапии (лечение собственно психики, купирование галлюцинаций, бредовых идей, расстройств настроения), психотерапии.

Медикаментозное лечение должно подбираться индивидуально, учитывая возраст, особенности пациента, переносимость препаратов, сопутствующую патологию. Большое значение имеет так же работа с родственниками, разъяснение механизмов заболевания, возможных проявлений и поведенческих расстройств у пожилых людей.

Если ваш близкий человек изменился в настроении, подавлен, чувствует грусть, апатию, безнадежность или тревогу или же стал странно себя вести, раздражителен, что-то скрывает – это повод обратиться к врачу-психиатру.

Грамотно подобранная современная медикаментозная терапия, в сочетании с психотерапией улучшит качество жизни не только самого пациента, но и его родственников, вернет человека к прежнему образу жизни, активности и социальному взаимодействию.

ПКБ № 5 — Органическое расстройство личности

Данное психическое заболевание обусловлено повреждением головного мозга в результате травмы, интоксикации, инфекции. Таким образом, здесь мы имеем дело с последствиями грубого повреждения ткани центральной нервной системы.

Этот вид психической патологии мало известен среди широких кругов общественности. Между тем, среди пациентов нашей больницы органическое расстройство личности лишь немного уступает шизофрении по частоте. Это и не удивительно, ведь неблагоприятные воздействия на головной мозг чрезвычайно распространены, особенно среди мужской части населения (взять хотя бы хроническую алкогольную интоксикацию и травмы головного мозга).

Часто встречающийся диагноз: «Органическое расстройство личности, в связи со смешанными заболеваниями». Подобная формулировка диагноза стала применяться в России с 1990-х годов, по мере введения в практику Международной классификации болезней Десятого пересмотра (МКБ-10). Она означает, что у пациента имеется органическое поражение головного мозга, обусловленное сочетанием двух или более причин.

Как следует из названия данного заболевания, в его клинической картине ведущим является органический психосиндром.

В наиболее легкой форме этот синдром представляет собой астеническое состояние со слабостью, утомляемостью, неустойчивостью внимания, снижением работоспособности. Возникает эмоциональная лабильность, склонность к сентиментальности, слезливости, что сочетается с раздражительностью. Пациент часто жалуется на головные боли, особенно при неустойчивой погоде (- метеозависимость). Нередки также жалобы на плохую переносимость транспорта, духоты, то есть ситуаций, когда в воздухе помещения снижена концентрация кислорода. У детей и подростков при наличии этого синдрома иногда отмечается снохождение или сноговорение.

По мере усугубления психоорганического синдрома нарастают нарушения мышления, памяти, эмоций. Мышление становится вязким, обстоятельным. При рассказе о чем-либо пациент начинает вдаваться в малозначительные конкретные подробности, отвлекаясь от основной темы. Словарный запас становится бедным, в речи прослеживается склонность к неоправданному повторению одних и тех же фраз и слов, иногда же имеется тенденция к примитивной рифмовке обыденной речи. Для психических процессов у этих больных характерна инертность, с медленной врабатываемостью при выполнении каких-либо задач. Снижается память — как на недавние, так и на отдаленные по времени события. Нарушаются критические способности. Пациент может верно различать плохое и хорошее, но в отношении окружающих легко совершает неправильные поступки, делает бестактные высказывания. Эмоции отличаются грубостью, примитивностью, заостряются негативные характерологические черты, которые были свойственны человеку в прошлом, но которые он ранее старался не выставлять напоказ. Характерна хвастливость, преувеличение своих заслуг, что бывает сопряжено с эйфоричностью. Она может сменяться тоскливо-злобным, мрачным настроением. Время от времени возникают бурные аффективные вспышки (то есть состояния сильного эмоционального возбуждения), даже по незначительным поводам. Нередко это случается неожиданно для окружающих. В таком состоянии больной утрачивает контроль за своими поступками, сознание как бы суживается, — человек не обращает внимание ни на что, кроме сиюминутной задачи «покарать» мнимого или реального обидчика. Именно по такому механизму многие наши пациенты совершают общественно-опасные деяния, в том числе убийства.

При усугубляющихся органических изменениях личности происходит социальная дезадаптация. У детей и молодежи возникают трудности с учебой, а взрослые снижаются в профессиональном плане или теряют работу. Ухудшаются отношения с близкими. Пациенты прибегают к спиртному или к наркотикам как к средству отвлечения от своих проблем. Между тем, у больных с психоорганическим синдромом чаще, чем у других случаются патологические формы алкоголизации и наркотизации, в том числе — амнезия (запамятование) событий, связанных с опьянением, алкогольные делирии («белая горячка»). Тем самым риск криминальных поступков больных повышается еще больше.

На фоне прогрессирования психоорганического синдрома присоединяются неврологические нарушения, в том числе судорожные припадки (пароксизмы). У детей бывает ночной диурез, который является одной из форм пароксизмальных нарушений.

Лечение включает препараты, улучшающие обмен веществ и кровоснабжение в головном мозге, в частности, ноотропы. Кроме того, применяются противосудорожные препараты. Некоторые из них не только предотвращают эпиприпадки, но действуют и как нормотимики, то есть сбивают повторяющиеся колебания настроения, корригируют поведение. К таким противосудорожным препаратам относятся габапентин, карбамазепин, ламотриджин. При психомоторном возбуждении, агрессивном поведении приходится применять и нейролептики. После снятия острых симптомов присоединяется психотерапия, трудотерапия, которые должны носить систематический характер.

Прогноз при органическом расстройстве личности во многом зависит от того, насколько прочными будут установки больного на воздержание от вредностей, усугубляющих основное заболевание. Прежде всего это касается употребления алкогольных напитков и наркотиков. Само же повреждение головного мозга практически нельзя бывает устранить и восстановить начальную тонкую архитектуру центральной нервной системы.

Тема №11 «Экзогенно-органические расстройства — кафедра психиатрии и наркологии 1СПбГМУ им. И.П. Павлова


Тема №11 «Экзогенно-органические расстройства


Содержание учебной программы по данной теме:
Экзогенно-органические психозы, общие закономерности (психоорганический синдром, реакции экзогенного типа). Особенности отражения в МКБ-10. Органический амнестический синдром
(Корсакова), делирий, аменция, онейроид, сумеречное помрачение
сознания, органический галлюциноз, кататоническое расстройство,
органическое бредовое (шизофреноподобное), органическое аффективное
расстройство, органическое диссоциативное расстройство,
эмоционально-лабильное (астеническое) расстройство, легкое когнитивное
расстройство, органическое расстройство личности (психоорганический
синдром), постэнцефалитический синдром, посткоммоционный синдром
Психические нарушения при черепно-мозговой травме. Классификация
черепно-мозговых травм: открытые (проникающие, непроникающие) и
закрытые (коммоции, контузии, воздушные конфузии, травмы). Стадии
развития травматической болезни: начальная (острейшая, «хаотическая»),
острая, поздняя и отдаленная. Психические и соматические нарушения в
начальной стадии травматической болезни: расстройства сознания,
сердечно-сосудистой деятельности и дыхания. Психические и вегетативные
нарушения в острой стадии: церебральная адинамия (астения).
Вегетативные и вестибулярные нарушения, очаговые симптомы,
эпилептиформные реакции, корсаковский синдром, сумеречное состояние
сознания, травматический делирий. Психические и соматические нарушения
в поздней стадии: астенический синдром, вегетативные и вестибулярные
нарушения, эпилептиформный синдром. Травматические психозы с
аффективными и шизоформными синдромами, истероформные реакции.
Психические нарушения стадии отдаленных последствий: посттравматическая
церебрастения, энцефалопатия, слабоумие, Джексоновская эпилепсия.
Посттравматическое развитие личности. Врачебные мероприятия на
различных этапах травматической болезн. Пневмоэнцефалография,
электроэнцефалография. Трудовая экспертиза и трудоустройство больных с
остаточными явлениями после черепно-мозговой травмы.


Учебные материалы


Экзаменационные вопросы

  1. Экзогенно-органические психозы, общие закономерности.Особенности отражения в МКБ-10.
  2. Клиника психических нарушений в острейшем и остром периодах черепно-мозговой травмы. Формы течения. Лечение.
  3. Клиника психических нарушений в отдаленном периоде черепно-мозговой травмы. Формы течения. Лечение.
  4. Сифилитическое поражение головного мозга.  Клинические формы, диагностика, лечение.

«Обратная связь» — тема №11

«Обратная связь» — тема №11

Органические психические расстройства сосудистого генеза у лиц, подвергшихся хроническому радиационному воздействию


Сибирский вестник психиатрии и наркологии № 4, 2018


 


Органические психические расстройства сосудистого генеза у лиц, подвергшихся хроническому радиационному воздействию


 


Авторы


 


Буртовая Е.Ю.


ФГБУН Уральский научно-практический центр радиационной медицины ФМБА России, Челябинск, Россия


Кантина Т.Э.


ФГБУН Уральский научно-практический центр радиационной медицины ФМБА России, Челябинск, Россия


Литвинчук Е.А.


ФГБУН Уральский научно-практический центр радиационной медицины ФМБА России, Челябинск, Россия


 


https://doi.org/10.26617/1810-3111-2018-4(101)-56-60


 


Журнал:Сибирский вестник психиатрии и наркологии. 2018; 4 (101):  56-60.


 


Реферат


Введение. По данным многочисленных клинических наблюдений и эпидемиологических исследований, значительный интерес отечественных и зарубежных ученых вызывают отдаленные органические психические расстройства у лиц, подвергшихся радиационному воздействию. В настоящей работе проведена оценка психических расстройств, развивающихся на базе сосудистых заболеваний головного мозга у облученных лиц. Материал и методы. Объектом исследования являлись лица, облученные в результате сброса радиоактивных отходов в реку Теча (1949–1952 гг.) – 300 человек. Группа сравнения – 300 человек, проживающие на тех же территориях, но имеющих накопленную дозу радиационного воздействия из расчета не более 1 мзв/год. В работе использовались клинический, клинико-анамнестический, клинико-психологический, инструментальный (электроэнцефалография, исследование вызванных потенциалов головного мозга) методы исследования. Результаты. В результате исследования упациентов, подвергшихся действию ионизирующего излучения, наблюдали достоверное преобладание органического астенического (67,4%, р=0,0005) и органического легкого когнитивного (20,7%, р=0,05) расстройств, более грубые изменения биоэлектрической активности головного мозга, патологическую активность головного мозга (р=0,03), преобладание на фоновой ЭЭГ патологического тета-ритма (р=0,038). При оценке вызванных потенциалов головного мозга у 67,3% обследованных в основной группе выявлено достоверно значимое патологическое увеличение латентного периода, свидетельствующее о необратимых изменениях. Заключение. Полученные данные соответствуют общемировым результатам исследования отдаленных психических расстройств у лиц, подвергшихся облучению, и определяют необходимость разработки способов индивидуального прогнозирования цереброваскулярных заболеваний и профилактики органических психических расстройств у облученных лиц.


 


 


Ключевые слова:органические психические расстройства, ионизирующее излучение, цереброваскулярные заболевания, хроническая ишемия головного мозга, когнитивные нарушения, астеническое расстройство.


 


Статья (pdf)


 


Связь с автором


Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.


 


Дополнительные материалы


 


 


 


 


 

Главная

4 июня 18:06

НПВП — давайте разбираться!

Уважаемые коллеги, приглашаем 10 июня в 16:00 (мск) на вебинар постоянного автора журнала «Доктор.Ру» Каревой Елены Николаевны, д. м. н., профессора кафедры молекулярной фармакологии и радиобиологии им. акад. П.В. Сергеева ФГАОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России, профессора кафедры фармакологии ФГАОУ ВО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава России (Сеченовский Университет)

4 июня 18:05

Аллергические риниты, поллинозы у детей в летний период

Член редакционного совета журнала «Доктор.Ру» Ревякина Вера Афанасьевна, д. м. н., профессор, заведующая отделением аллергологии ФГБУН «ФИЦ питания, биотехнологии и безопасности пищи», 10 июня в 17:00 (мск) проведет вебинар,
посвященный аллергическим ринитам и поллинозам у детей

4 июня 18:02

Остеоартрит и коморбидность

09 июня в 14:00 (мск) начнется онлайн-конференция «Остеоартрит и коморбидность», под руководством авторов журнала «Доктор.Ру» Лилы Александра Михайловича, д. м. н., профессора, директора ФГБНУ «Научно-исследовательский институт ревматологии им. В.А. Насоновой», и Алексеевой Людмилы Ивановны, д. м. н., заведующей отделом метаболических заболеваний костей и суставов с центром профилактики остеопороза МЗ РФ ФГБНУ «Научно-исследовательский институт ревматологии им. В.А. Насоновой», профессора кафедры ревматологии ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава России 

4 июня 18:00

Основные положения национальной программы по бронхиальной астме у детей


Главный редактор «Доктор.Ру» Педиатрия Геппе Наталья Анатольевна, д. м. н., профессор, заведующая кафедрой детских болезней Клинического института детского здоровья им. Н.Ф. Филатова Первого МГМУ им. И.М. Сеченова (Сеченовский Университет), и член редакционного совета журнала Ревякина Вера Афанасьевна, д. м. н., профессора, заведующей отделением аллергологии ФГБУН «ФИЦ питания, биотехнологии и безопасности пищи», проведут вебинар-диалог педиатра и аллерголога 08 июня в 16:30 (мск) Ревякиной Веры Афанасьевны, д. м. н., профессора, заведующей отделением аллергологии ФГБУН «ФИЦ питания, биотехнологии и безопасности пищи», председателя Союза детских аллергологов России.

Все новости

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ НАИБОЛЕЕ ЧАСТЫХ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ У БОЛЬНЫХ САХАРНЫМ ДИАБЕТОМ | Старостина

1. Старостина ЕГ. Методические рекомендации для врачей первичного звена здравоохранения по ведению больных с эндокринными заболеваниями. В: Краснова ВН, ред. Сборник инструктивно-методических материалов для врачей первичного звена здравоохранения по оказанию помощи пациентам с непсихотическими психическими расстройствами (на основе полипрофессионального взаимодействия различных специалистов). Часть 2. М.: Медпрактика-М; 2012. с. 143-72. (Starostina EG. [Methodical recommendations for the first link physicians of the public health care for management of patients with endocrine diseases]. In: Krasnova VN, editor. [Collected instruction-and-methodology materials for the first link physicians of the public health care to render medical aid to the patients with non-psychotic mental disorders (based on the multidisciplinary interrelationship of different specialists)]. Pt 2. Moscow: Medpraktika-M; 2012. p. 143-72. Russian).

2. Коркина МВ, Елфимова ЕВ, Марилов ВВ. Пограничные психические нарушения при сахарном диабете. Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 1997;97(2):15-8. (Korkina MV, Elfimova EV, Marilov VV. [Border-line mental disorders in diabetes mellitus]. Zhurnal nevropatologii i psikhiatrii im. S.S. Korsakova. 1997;97(2):15-8. Russian).

3. Суркова ЕВ, Дробижев МЮ, Мельникова ОГ, Захарчук ТА, Дедов ИИ. Сахарный диабет и сопутствующие депрессии. Проблемы эндокринологии. 2003;(6):11-6. (Surkova EV, Drobizhev MYu, Mel’nikova OG, Zakharchuk TA, Dedov II. [Diabetes mellitus and concomitant depressions]. Problemy endokrinologii. 2003;(6):11-6. Russian).

4. Маркин СП. Поражение нервной системы при сахарном диабете. Методическое пособие. М.; 2008. (Markin SP. [Neurologic system impairment in diabetes mellitus. Methodology manual]. Moscow; 2008. Russian).

5. Прихожан ВМ. Поражение нервной системы при сахарном диабете. М.: Медицина; 1981. (Prikhozhan VM. [Neurologic system impairment in diabetes mellitus]. Moscow: Meditsina; 1981. Russian).

6. Милевский ММ, ред. Классификация болезней в психиатрии и наркологии. Пособие для врачей. М.: Триада-Х; 2003. (Milevskiy MM, editor. [Classification of diseases in psychiatry and narcology. Handbook for physicians]. Moscow: Triada-X; 2003. Russian).

7. Тиганов АС, ред. Психиатрия: руководство для врачей. В двух томах. М.: Медицина; 2012. (Tiganov AS, editor. [Psychiatrics: Manual for physicians]. In 2 vol. Moscow: Meditsina; 2012. Russian).

8. Бобров АЕ, Старостина ЕГ, Мошняга ЕН. Бензодиазепиновая проблема: о чем свидетельствует опыт применения тофизопама (Грандаксина). Современная терапия в психиатрии и неврологии. 2012;(4):19-25. (Bobrov AE, Starostina EG, Moshnyaga EN. [Benzodiazepin problem: what is the experience of Tophyzopam (Grandaxin) application indicative of]. Sovremennaya terapiya v psikhiatrii i nevrologii. 2012;(4):19-25. Russian).

9. Старостина ЕГ. Биомедицинские и психосоциальные аспекты сахарного диабета и ожирения: взаимодействие врача и пациента и пути его оптимизации. Автореф. дис. … д-ра мед. наук. М.; 2003. (Starostina EG. [Biomedical and psychosocial aspects of diabetes mellitus and obesity: physician-patient interrelationship and the ways of its optimization] [dissertation]. Moscow; 2003. Russian).

10. Kovacs M, Ho V, Pollock MH. Criterion and predictive validity of the diagnosis of adjustment disorder: a prospective study of youths with new-onset insulin-dependent diabetes mellitus. Am J Psychiatry. 1995;152(4):523-8.

11. Lustman PJ. Anxiety disorders in adults with diabetes mellitus. Psychiatr Clin North Am. 1988;11(2):419-32.

12. Lustman PJ, Clouse RE, Griffith LS, Carney RM, Freedland KE. Screening for depression in diabetes using the Beck Depression Inventory. Psychosom Med. 1997;59(1):24-31.

К вопросу о коморбидной патологии в судебной психиатрии | Вандыш-Бубко

Рекомендуемое оформление библиографической ссылки:

Вандыш-Бубко В.В., Гиленко М.В., Тарасова Г.В., Топилина М.И. К вопросу о коморбидной патологии в судебной психиатрии // Российский психиатрический журнал. 2013. №4. С. 4-8.

Аннотация

Проблема коморбидности, часто обсуждаемая в специальной литературе в последние годы, актуальна не только в общей, но и в судебной психиатрии. В статье приведены некоторые литературные данные, касающиеся изучения коморбидности органического психического расстройства с зависимостью от психоактивных веществ, сердечно-сосудистыми заболеваниями, психогенными расстройствами. Эти нозологии, коморбидные органическим психическим расстройствам, являются наиболее распространенными и экспертно значимыми.

Литература

1. Березанцев А.Ю. Психосоматика и соматоформные расстройства. Монография. — М., 2001. — 191 с.

2. Берсенева Ю.А. Судебно-психиатрическая оценка обвиняемых, страдающих органическим расстройством личности (клинико-нейрофизиологическое исследование): Автореф. дис. — канд. мед. наук. — М., 2004. — 22 с.

3. Бохан Н.А., Чащина О.А., Усов Г.М. и др. Коморбидная психическая патология у лиц с зависимостью от психоактивных веществ // Сибир. вестн. психиатрии и наркологии. — 2010. — № 4 (61). — С. 18-21.

4. Вандыш В.В., Топилина М.И. Психогенно обусловленные декомпенсации органического психического расстройства у обвиняемых // Судебная психиатрия. Актуальные проблемы / Под ред. проф. В.В. Вандыша. — М.: ГНЦССП им. В.П. Сербского. — 2013. — Вып. 10. — С. 3-11.

5. Веденяпина Ю.О. Некоторые аспекты психосоматических соотношений у больных с сердечно-сосудистой патологией: Автореф. дис. -канд. мед. наук. — М., 2001 — 16 с.

6. Вертоградова О.П. Психосоматические расстройства и депрессия // VIII Всесоюзный съезд невропатологов и психиатров: Тез. докл. — М., 1988. — Т. 3. — С. 226-228.

7. Володина О.В. Тревожные невротические расстройства у мужчин с ИБС и некоторые немедикаментозные подходы в их лечении: Автореф. дис. — канд. мед. наук. — М., 2004. — 17 с.

8. Голодец Р.Г., Авербах Я.К., Афанасьев Ю.И. и др. О некоторых особенностях реактивных состояний на резидуально-органической основе // Психогенные (реактивные) заболевания на измененной «почве». — Воронеж, 1982. — С. 171-173.

9. Дмитриева Т.Б., Игонин А.Л., Клименко Т.В. и др. Злоупотребление психоактивными веществами (общая и судебнопсихиатрическая практика). — М., 2000. — 300 с.

10. Дмитриева Т.Б., Харитонова Н.К., Иммерман К.Л. и др. Судебно-психиатрическая экспертиза в гражданском процессе. — М., 2000. — 208 с.

11. Дудин И.И. Зависимость от каннабиноидов в структуре сочетанной психической патологии, по данным отдаленного катамнеза (клинический, клинико-эпидемиологический и социодемографический аспекты): Автореф. дис. — д-ра мед. наук. — М., 2009. — 30 с.

12. Дробижев М.Ю. Депрессия как общемедицинская проблема // Психиатрия и психофармакотер. — 2006. — № 2. — С. 57-61.

13. Калинина Е.А. Опийная наркомания у лиц с органическим психическим расстройством (клиника, судебно-психиатрическая оценка, меры медицинского характера): Автореф. дис. -канд. мед. наук. — М., 2002. — 20 с.

14. Клименко Т.В., Игонин А.Л., Кулагина Н.Е. и др. Судебнопсихиатрическая оценка больных с зависимостью от ПАВ, развившейся на фоне органического психического расстройства: Пособие для врачей. — М., 2002. — 23 с.

15. Комарова Е.В. Психические расстройства при цереброваскулярной патологии (церебральный атеросклероз, артериальная гипертензия) и их оценка при посмертных судебных психиатрических экспертизах в гражданском процессе: Автореф. дис. -канд. мед. наук. — М., 2007. — 14 с.

16. Кривулин Е.Н., Буторина Н.Е. Начальные стадии аддиктивного поведения детей с резидуально-органическим психосиндромом // Резидуально-органическая патология головного мозга (онтогенетический аспект): Тез. докл. межрегион. конф. (Кемерово, 29 марта 2011 г.) / Под ред. В.Я. Семке. — Томск, Кемерово, 2011. — С. 134-137.

17. Круглов Л.С. Сосудистые заболевания головного мозга с психоорганическим синдромом у пациентов позднего возраста (исследование клинико-социальных характеристик, их значения и динамики в процессе терапии): Автореф. дис. -д-ра мед. наук. — СПб., 2007. — 37 с.

18. Махтумова М.Х. Клиника и судебно-психиатрическое значение отдаленных последствий травматического поражения головного мозга, осложненных опийной наркоманией: Автореф. дис. — канд. мед. наук. — М., 1995. — 21 с.

19. Ню Т.Г. Органические психические расстройства в пожилом воз расте (клиника, диагностика, судебно-психиатрическая оценка): Автореф. дис. … канд. мед. наук. — М., 2002. — 20 с.

20. Пивень Б.Н. Экзогенно-органические психические расстройства. — Барнаул: Изд-во АГМУ, 2013. — 236 с.

21. Ромасенко Л.В. Депрессия и заболевания сердечно-сосудистой системы: особенности психосоматических соотношений // Социальная психиатрия. — М., 2004. — № 1. — С. 237-243.

22. Ромасенко Л.В. Междисциплинарные проблемы диагностики и терапии психосоматических расстройств // Рос. психиатр. журн. — 1999. — № 2. — С. 54-57.

23. Рохлина М.Л., Козлов A.A. Психоорганический синдром у больных наркоманиями // Вопр. наркологии. — 2000. — № 3. — С. 29-35.

24. Рохлина М.Л., Чистякова Л.А. Криминальное поведение у больных героиноманией // XV съезд психиатров России. — М.: Медпрактика-М, 2010. — С. 265-266.

25. Селедцов А.М. Психоорганические расстройства при злоупотреблении различными психоактивными веществами (психопатология, клиника, патогенез, терапия): Автореф. дис. -д-ра мед. наук. — М., 1994. — 39 с.

26. Субханбердина А.С. Опийная зависимость в структуре сочетанной психической патологии (клинический и судебно-психиатрический аспекты): Автореф. дис. — д-ра мед. наук. — М., 2004. — 40 с.

27. Смулевич А.Б. Психосоматическая медицина // Психические расстройства в общей медицине. — М., 2007. — № 1. — С. 4-10.

28. Цветков А.И. Формирование, клиника и лечение хронического алко голизма у лиц, перенесших черепно-мозговые травмы: Автореф. дис. … канд. мед. наук. — М., 1982. — 17 с.

29. Воisseau R., Servant D., Parquet P.J. Psychopathological disorders and coronary diseases // Rev. Med. Interne. — 1997. — Vol. 18, N 4. — P. 303-310.

30. Fisсher P., Zehetmayer S., Bauer K. et al. Relation between vascular risk factors and cognition et age 75 // Acta Neurol. Scand. — 2006. — Vol. 114, N 2. — P. 84-90.

31. Wang L., Larson E.B., Bowen J. D. et al. Performancebased physical function and future dementia in older people // Arch. Intern. Med. — 2006. — Vol. 166, N 10. — P. 1115-1120.

Причины и лечение органических психических расстройств

Органическое психическое расстройство — это ранее использовавшийся термин для описания дисфункции мозга, исключающей психические расстройства. В настоящее время это известно в категории нейрокогнитивных расстройств. Он описывает снижение функции мозга из-за заболеваний, не имеющих психиатрического характера.

Иногда термин «органическое психическое расстройство» используется взаимозаменяемо с терминами «органический мозговой синдром» (OBS), хронический органический мозговой синдром или нейрокогнитивное расстройство — этот последний термин сейчас используется чаще.Взаимодействие с другими людьми

Причины

Органические психические расстройства — это нарушения, которые могут быть вызваны травмой или заболеванием, поражающим ткани мозга, а также химическими или гормональными отклонениями. Воздействие токсичных материалов, неврологические нарушения или аномальные изменения, связанные со старением, также могут вызывать эти расстройства. Факторами также могут быть алкоголь или нарушения обмена веществ, такие как заболевание печени, почек или щитовидной железы, или дефицит витаминов.

Сотрясение мозга, сгустки крови или кровотечение в головном мозге или вокруг него в результате травмы могут привести к органическому мозговому синдрому.Низкое содержание кислорода в крови, высокое количество углекислого газа в организме, инсульты, инфекции мозга и сердечные инфекции также могут привести к органическому психическому расстройству.

Дегенеративные расстройства, такие как болезнь Паркинсона, болезнь Альцгеймера, болезнь Хантингтона и рассеянный склероз, также могут быть способствующими факторами.

Симптомы

Человек с органическим психическим расстройством может длительное время испытывать трудности с концентрацией внимания. Другие могут запутаться, выполняя задачи, которые другим кажутся рутинными.Управление отношениями, сотрудничество и общение с коллегами, друзьями или семьей также могут оказаться трудными.

В целом тяжесть симптомов и тип симптомов у человека различаются в зависимости от причины его заболевания.

Основные симптомы

  • Путаница
  • Агитация
  • Раздражительность
  • Изменение поведения, нарушение функции мозга, когнитивных способностей или памяти

Если вы или ваш близкий человек испытываете какие-либо из этих симптомов, важно как можно скорее обратиться за медицинской помощью.Эти симптомы могли проявиться из-за серьезной медицинской проблемы, и раннее вмешательство может быть ключевым.

Диагностика и лечение

Анализы крови, спинномозговая пункция или электроэнцефалограмма могут быть назначены для диагностики синдрома органического мозга или органического психического расстройства. Визуализация головного мозга, такая как компьютерная томография или МРТ, также полезна, в зависимости от подозрений врача.

Лечение органических психических расстройств зависит от основной причины расстройства.Могут быть назначены лекарства или реабилитационная терапия может помочь пациентам восстановить функции в частях мозга, пораженных органическим психическим расстройством.

Осложнения

В то время как некоторые органические психические расстройства могут быть временными, другие часто со временем ухудшаются. Расстройства, которые не поддаются лечению, могут привести к потере пациентом способности действовать независимо или взаимодействовать с другими.

Короче говоря, шанс на выздоровление или прогноз заболевания человека зависит от ряда факторов, в основном от того, что является причиной нарушения функции мозга.Хотя диагноз органического психического расстройства (или нейрокогнитивного расстройства, как его теперь называют) может быть пугающим, вы не одиноки, и есть достаточно ресурсов, чтобы помочь вам или вашему близкому человеку.

Органические психические расстройства — обзор

Делирий и расстройства сознания

В свете сообщений о распространенности клинически очевидной энцефалопатии от 20% до 30% среди проспективно изученных кандидатов на трансплантацию печени, 1 неудивительно, что острые органические психические расстройства распространены в ближайшем послеоперационном периоде.Из «органических синдромов головного мозга», которые, как сообщается, возникают почти у 33% всех пациентов после трансплантации печени после операции, 28, 30–32 делирий, органическое психическое расстройство, характеризующееся глобальной дисфункцией мозга, 33 является наиболее распространенным. . Редко можно разделить несколько переменных, вызывающих делирий, обычно связанных с OLT; предоперационная клиническая или субклиническая энцефалопатия, общая анестезия, длительная операция, объемные и электролитные сдвиги, связанные с реперфузией, нагрузка иммунодепрессантами, послеоперационные опиоиды, ранняя функция или дисфункция трансплантата, лихорадка, коагулопатия, инфекция, дни нарушения цикла сна и бодрствования и другие факторы обычно присутствуют одновременно. 34 Несмотря на договоренности о предтрансплантации или мониторинг воздержания, необходимо также учитывать состояния отмены от алкоголя, бензодиазепинов, опиоидов и других веществ.

В обширной литературе циклоспорин, такролимус и другие элементы трансплантационной фармакопеи убедительно связываются с послеоперационным делирием и нейротоксичностью. 30–33 , 35–42 Среди пациентов, перенесших трансплантацию, реципиенты печени кажутся наиболее восприимчивыми к этим нежелательным явлениям 33–36, 43 , причем крупные центры первоначально сообщали о некоторой степени нейротоксичности циклоспорина или такролимуса в 25–35% случаев. % пациентов в периоперационной фазе. 29–31, 41 Первые признаки нейротоксичности иммунодепрессантов можно увидеть в отделении интенсивной терапии, где после раннего периода осознанности пациенты могут стать вялыми, сбитыми с толку и потребовать повторной интубации, несмотря на ранее адекватный статус вентиляции. 30, 44, 45 Однако конкретная временная шкала не может быть определена, и нейротоксичность может присутствовать практически на любой стадии иммуносупрессии трансплантации или после нее. 40, 46, 47 Может появиться широкий спектр симптомов, включая судороги, корковую слепоту, афазию, дизартрию, парестезии, невропатию, галлюцинации, бред, маниакальные симптомы и возбуждение. 33, 46, 48 Помутнение, более глубокая кома, эпилептический статус и неврологическая смерть следуют редко. 40 При компьютерной томографии и магнитно-резонансной томографии (МРТ) сообщалось о диффузных изменениях белого вещества, которые часто сопровождались аномальными электроэнцефалографическими данными. 49–51 То, что когда-то было эмпирическими стратегиями для улучшения этих симптомов, например снижение дозы циклоспорина / такролимуса или отпуск, или переход с одного основного иммунодепрессанта на другой (например,g., от циклоспорина к такролимусу или наоборот), часто связаны с улучшением симптомов и в настоящее время поддерживаются как рациональные клинические приемы данными клинических испытаний. 52–54

Было предложено множество теорий для объяснения механизмов нейротоксичности основных иммунодепрессантов циклоспорина и такролимуса. Таблицы 66-1 и 66-2 суммируют эти теории, в которых описаны метаболические факторы, специфические фармакологические свойства и невропатологические исследования. 55–59 Современное обобщение многих эффектов ингибиторов кальциневрина циклоспорина и такролимуса можно найти в обзоре DiMartini and Trzepacz. 45

Другие агенты, обычно используемые при трансплантации, но реже связанные с острым делирием или другой нейротоксичностью, включают кортикостероиды 60, 61 и моноклональные антитела OKT3. 62, 63 Новейшее дополнение к батарее иммунодепрессантов, микофенолятмофетил (CellCept: Roche Labs, 1995), по-видимому, не обладает значительными нейротоксическими эффектами и может вторично снизить общую нейротоксичность при дополнительном применении за счет снижения требований к дозе. ингибиторов кальциневрина циклоспорин и такролимус. 64, 65

Несмотря на ранние надежды на обратное, теперь выясняется, что такролимус по крайней мере так же часто связан с нейротоксичностью, как и циклоспорин. В рандомизированном исследовании Frank et al. 66 сообщалось о несколько более высоких показателях головной боли, тремора, проблем со сном и судорог у пациентов, получавших такролимус, по сравнению с пациентами, принимавшими циклоспорин; Lopez et al., 38 , однако, обнаружили, что судороги, другие тяжелые нейротоксические синдромы и невропатологические поражения чаще встречаются у пациентов, получавших циклоспорин.Два открытых рандомизированных многоцентровых исследования 67, 68 показали значительно большую нейротоксичность у пациентов, получавших такролимус, по сравнению с пациентами, получавшими циклоспорин, и эта тенденция подтверждается клиническим опытом последующих лет.

Хотя общие принципы оценки и лечения делирия (попытка выявить и обратить вспять причинные факторы, обеспечить безопасность пациента и физиологические потребности, обеспечить экологические и фармакологические ограничения, фармакологически индуцировать нормализацию цикла сна и бодрствования) относятся к трансплантации печени, существуют также некоторые особенности подхода к пациенту.Например, бензодиазепины, которые часто назначаются рефлекторно в отделениях интенсивной терапии при бессоннице, тревоге или беспокойстве, могут усугубить печеночную энцефалопатию или привести к дальнейшему растормаживанию поведения у пациентов с делириозом печени, предположительно через γ-аминомасляную кислоту (ГАМК) — эргические механизмы. Таким образом, в большинстве программ печени эти агенты старательно избегают. 13, 69, 70 При подозрении на стойкую печеночную энцефалопатию или ятрогенную бензодиазепиновую интоксикацию антагонист бензодиазепиновых рецепторов короткого действия флумазенил может быть как диагностически, так и, по крайней мере, кратковременно, клинически эффективным. 71 Опиоиды, назначаемые для послеоперационной анальгезии, также могут затруднять клиническую оценку из-за неспецифических седативных эффектов. Опиоидные антагонисты также можно вводить в качестве диагностического зонда, хотя клинические последствия резко меняющейся опиоидной анальгезии необходимо сопоставить с диагностической ценностью.

Высокоэффективные антипсихотические агенты, такие как галоперидол и дроперидол, эффективны при лечении ажитации и психотической симптоматики при до- или посттрансплантационном делирии, и было продемонстрировано, что они улучшают когнитивные функции; однако пациенты с трансплантацией печени могут иметь более высокий, чем обычно, риск острых дистонических реакций и экстрапирамидных симптомов (ЭПС), таких как двигательное возбуждение, из-за воздействия хронического заболевания печени на базальные ганглии. 17 В частности, у интубированных или невербальных пациентов, эти побочные эффекты трудно отличить от основных целевых симптомов, таких как делириозное возбуждение. Таким образом, новое поколение агентов со значительно меньшей вероятностью вызвать острую дистонию или ЭПС, называемое «атипичными нейролептиками» (рисперидон, оланзапин, кветиапин, зипразидон, арипипразол), является привлекательной альтернативой. Эти новые агенты являются препаратами первой линии для лечения делирия для многих психиатров-консультантов, работающих в общих медицинских и хирургических учреждениях. 72, 73 Более полное обсуждение дифференциальной диагностики и фармакологического лечения делирия у пациентов после трансплантации можно найти в статьях Trzepacz и соавторов 18, 45 и Strouse и Skotzko. 74

Каково функциональное / органическое различие в психиатрии и неврологии?

Abstract

Функционально-органическое различие направлено на различение симптомов, признаков и синдромов, которые могут быть объяснены диагностируемыми биологическими изменениями, от тех, которые не могут быть объяснены.Это различие занимает центральное место в клинической практике и является ключевым организационным принципом в диагностических системах. Следуя прагматическому подходу, который исследует значение через использование, мы исследуем, как функционально-органическое различие развертывается и концептуализируется в психиатрии и неврологии. Мы отмечаем, что концептуальный объем терминов «функциональный» и «органический» значительно варьируется в зависимости от контекста. Методы дифференциальной диагностики «функционального» и «органического» различаются по силе доказательств, которые они дают как необходимую функцию рассматриваемого синдрома.Клиницисты не соглашаются со значением терминов и сообщают о стратегическом их использовании. Это различие часто основывается на подразумеваемой модели причинно-следственной связи с «нулевой суммой» и поощряет классификацию синдромов на дискретные «функциональные» и «органические» версии. Хотя это явно применимо в некоторых случаях, это часто противоречит нашему лучшему научному пониманию нейропсихиатрических расстройств как возникающих в результате динамического взаимодействия между личными, социальными и невропатологическими факторами. Мы также отмечаем, что «функциональный» и «органический» имеют нагруженное социальное значение, создавая потенциал для социального бесправия.Учитывая это, мы выступаем за лучшее понимание того, как стратегическое упрощение и сложная научная реальность ограничивают друг друга в психоневрологическом мышлении. Мы также отмечаем, что вклад людей, которые испытывают взаимодействие между «функциональными» и «органическими» факторами, редко свидетельствует об обоснованности этого различия и возникающих из него дилемм, и мы выделяем это как приоритетное направление исследований.

Ключевые слова: нейропсихиатрия, неврология, психиатрия, функциональная, органическая

Функционально-органическое различие пытается дифференцировать симптомы, признаки и синдромы, которые могут быть объяснены диагностируемыми биологическими изменениями, от тех, которые не могут быть обнаружены.
1 .Это был центральный концептуальный инструмент, используемый для классификации причин и постановки диагноза в нейробиологической медицине.
2, г.
3
. Он упоминается как одна из основных отличительных характеристик пациентов, которые наблюдаются и к которым обращаются психиатры и неврологи.
4 . Это остается одним из центральных организационных принципов в современных диагностических системах, несмотря на попытки уменьшить это различие в последние годы.
5 .

Это различие уже давно высмеивают. В своем знаменательном учебнике неврологии Уилсон (1940)
6 писал, что функционально-органическое различие «сохраняется у постели больного и в медицинской литературе, хотя оно явно неверно и давно уже отвергнуто всеми созерцательными умами».Совсем недавно его критиковали за искусственное разграничение психиатрии и неврологии.
7 , пропагандирующая наивный дуализм в нейробиологической медицине
1 , способствующий несогласованности диагностики
8 , и поощрение постоянной стигматизации проблем психического здоровья
9 .

Несмотря на то, что требуемая концептуальная основа функционально-органического различия обсуждалась много, гораздо меньше было написано о том, как оно фактически используется на практике.Следуя прагматическому подходу к концептуальному анализу в психологии и медицине
10, г.
11
, мы исследуем, как функционально-органическое различие использовалось и используется в медицинской классификации, клиницистами и в исследованиях. Мы используем этот анализ, чтобы выявить несоответствия и противоречия. Далее мы проиллюстрируем множество ролей, которые пытается выполнить функционально-органическое различие, а затем предложим, как будущие исследовательские программы могут устранить некоторые из выявленных нами практических и концептуальных недостатков.

Исторические сдвиги в значении «функциональный» и «органический»

Исторически категории «функциональный» и «органический» не сохранили последовательного значения, объема или отношения к диагностической категоризации
2, г.
3,
12
. «Безумие» считалось в основном «органическим» или преимущественно «функциональным» в разное время или по разным классификационным схемам, независимо от неврологических данных.
13, г.
14
. Патологии головного мозга без структурных повреждений (например, судороги) были включены как в «функциональные», так и в «органические» категории.
2 .Совсем недавно нейропсихиатрические расстройства были интерпретированы в свете когнитивной науки, предполагая, что синдромы могут быть объяснены нарушением различных уровней функции — либо обработки информации (функциональной), либо реализации (органической).
1,
15,
16
.

Диагностически термин «органический» использовался для обозначения определенного синдрома когнитивных нарушений, который явно исключает определенные неврологические расстройства (как в диагнозе «органический мозговой синдром» в DSM-II) или категории психиатрических синдромов, родственных «функциональным» диагнозам. но сопровождается диагностируемой невропатологией (например,грамм. «Органический психоз»). В более поздних диагностических руководствах предпринята попытка ослабить акцент на различии функционального и органического, хотя изменения в основном носят косметический характер — путем изменения терминологии, используемой для обозначения «органического», и изменения способа группировки диагнозов. Психиатрические синдромы теперь чаще обозначаются как «вторичные» по отношению к «расстройствам или заболеваниям, классифицированным в других разделах» или «вызванные другим заболеванием», а не как «органические» как в DSM-5, так и в МКБ, хотя последствия практически идентичны.

Несоответствия в концептуальном объеме различия функционально-органическое

Хотя функционально-органическое различие часто упоминается как инструмент, используемый для дифференциальной диагностики «органических» и «неорганических» расстройств.
17 , термины «функциональный» и «органический» явно используются способами, которые указывают на более сложную область применения на практике.

«Функциональное» часто используется, чтобы указать, что не существует диагностируемой патофизиологии, достаточной для объяснения этиологии симптомов, что подразумевает использование термина «функциональное психическое расстройство».Однако это касается некоторых диагнозов, а не других, несмотря на то, что они идентичны в этом отношении. Например, обсуждение «функционального психоза»
18 и «функциональная депрессия»
19 , но не «функциональный аутизм» или «функциональный синдром Туретта».

Действительно, тиковые расстройства диагностируются исключительно на основании поведенческих характеристик и, фактически, требуют исключения «основного неврологического расстройства» (например, тикового расстройства F95, МКБ-10) и поэтому могут считаться «функциональными».Однако «функциональные» или «психогенные» тики считаются отдельной категорией от тиков, диагностируемых с использованием критериев тикового расстройства, которые считаются «органическими».
20,
21
. Это также несмотря на наличие тиков, которые объясняются прямым влиянием неврологических расстройств, таких как черепно-мозговая травма.
22, г.
23
и инсульт
24, г.
25
. В настоящее время термин «органическое» тиковое расстройство относится к диагнозу, установленному с помощью ортодоксальных диагностических критериев, который исключает неврологическое повреждение, но также относится к тиковому расстройству после приобретенной травмы головного мозга, в то время как «функциональный» относится к тиковому расстройству без неврологического повреждения, но с атипичным проявлением. и «психологическая» причинность.Здесь концептуализация «органических» тиковых расстройств охватывает то, что в противном случае считалось бы «функциональным» при других расстройствах.

Одним из важных способов использования термина «функциональные» является классификация расстройств, которые кажутся «органическими», но не
26 . Например, «функциональные неврологические расстройства» — это расстройства, которые проявляются аналогично неврологическим расстройствам, но без доказательств нарушения нейрофизиологии у отдельного пациента, которые могли бы объяснить инвалидность, указывая, что их этиология «не является органической».
27 .Однако использование термина «функциональный» в более широком смысле для обозначения «неорганического» может относиться исключительно к диагностируемому повреждению нервной системы или может также включать нарушения, которые включают повреждение других систем организма. Например, «функциональная эректильная дисфункция» указывает на эректильную проблему при отсутствии неврологических нарушений.
или сосудистая недостаточность
28 . Здесь оба использования слова «функциональный» подразумевают «не органический», но объем, к которому относится термин «органический», различается.

С появлением «функционального неврологического расстройства» в качестве предпочтительной терминологии для состояний, ранее называвшихся «истерией» или «психогенным».
29 , авторы все более тщательно проводят различие между функциональными расстройствами, симуляцией и другими формами болезни.
30 .Тем не менее инвалидность, которая проявляется как неврологическое расстройство, но возникает без диагностируемого повреждения нервной системы и не находится под добровольным контролем («функциональное неврологическое расстройство»), по-прежнему часто группируется вместе с имитацией симптомов под знаменем «функционального» синдрома или беспорядок
31–
33
. Здесь проблемы с заметно различающейся причинно-следственной связью и, действительно, заметно различающейся природы, в равной степени называются «функциональными».

Эти случаи иллюстрируют, что «функциональный» и «органический» часто используются для обозначения «не другой», хотя объем «другого» сильно варьируется в зависимости от контекста использования.

Различные отношения к диагностической практике, устанавливающей причинно-следственную связь

Различие между «функциональным» и «органическим» часто трактуется так, как если бы различие самоочевидно в диагностических системах и используется в качестве однозначного критерия исключения в исследованиях («Пациенты были исключены, если у них было органическое заболевание ») и максиму в клинической практике (« Всегда исключайте органические причины психиатрических симптомов »)
34 . Однако на практике этот процесс может быть гораздо более сложным и более неопределенным, чем можно предположить из таких заявлений.

Давид
17 отметил, что «очевидно, что линия разграничения между органическими и неорганическими психическими расстройствами не является жесткой и быстрой, и в значительном числе случаев может сохраняться неопределенность», хотя подчеркивает, что это не оправдание. отказаться от «вполне реальных различий между классами беспорядка». Важно отметить, что здесь мы не приводим доводы в пользу отказа от функционально-органического различия как совершенно бессвязного или бесполезного. В самом деле, явно существуют проблемы, которые однозначно возникают в результате поддающихся диагностике биологических изменений, и, несомненно, те, которые возникают без них.Тем не менее двусмысленность, вероятно, является скорее правилом, чем исключением во многих практических случаях дифференциальной диагностики.

Одна из центральных задач при проведении этого различия — приписывание причинности. Даже если выявлено нарушение физиологии, клиницистам необходимо уверенно определить его как причину соответствующих признаков или симптомов. Критерии Лишмана
17 предполагает, что органические расстройства диагностируются на основе «высокой вероятности того, что соответствующее обследование и расследование позволит выявить церебральную или системную патологию, ответственную или способствующую психическому состоянию».То, что здесь считается «высокой вероятностью», остается неопределенным и часто в значительной степени не исследованным. Фактически, степень, в которой необходимо установить поддающиеся диагностике биологические изменения или установить причинную связь, значительно варьируется между расстройствами как неотъемлемым следствием их диагностических критериев и методами исследования, которые становятся актуальными из-за них.

Делирий, состояние спутанности сознания, включающее нарушения познания, поведения и эмоций, имеет различную связь с диагностированными физиологическими изменениями в диагностических руководствах.В МКБ-10 «Делирий F05, не вызванный алкоголем и другими психоактивными веществами» является органическим заболеванием, но не требует никаких физиологических данных для подтверждения. Если кто-то соответствует критериям делирия («нарушения сознания и внимания, восприятия, мышления, памяти, психомоторного поведения, эмоций и режима сна и бодрствования»), он по определению имеет органическое расстройство. Определение делирия в DSM-5 перечисляет аналогичные симптомы, но включает уточнение, что «из анамнеза, физикального обследования или лабораторных данных есть доказательства того, что нарушение является прямым физиологическим следствием другого заболевания», хотя не указывается, как установить, что считается «прямым физиологическим последствием».Диагностически делирий определяется таким образом, что подразумевает его органическую природу от проявления до точки, когда, согласно одному определению, дальнейшее исследование не требуется, а согласно другому, достаточно просто констатировать, что это должно быть « физиологическое последствие », несмотря на тот факт, что что причины делирия обычно неспецифические и многофакторные
35 .

В некоторых случаях органическая основа расстройства может быть установлена ​​с помощью гипотетико-дедуктивного подхода. Например, пациент с симптомами, соответствующими диагнозу панического расстройства и гиперкальциемии по DSM-5, может предположить гипотезу о том, что симптомы тревоги в первую очередь вызваны гиперпаратиреозом, который может вызывать нарушение уровня кальция в крови и усиливать тревогу.Если симптомы тревоги исчезают или уменьшаются после лечения высокого уровня кальция, рекомендуется диагностировать синдром органической тревоги.
36 . Здесь диагноз основан на механистическом понимании патофизиологии и интервенционистском подходе к проверке гипотез.

Другие формы «органической» этиологии устанавливаются посредством очевидной временной взаимосвязи между инцидентным нарушением нервной системы и появлением психиатрических симптомов. Действительно, психозы эпилепсии в первую очередь диагностируются на основе их временной связи с приступами.
37 и психоз, вызванный употреблением психоактивных веществ, в первую очередь диагностируется на основании его временной связи с употреблением наркотиков.
38 .Однако степень, в которой время этих событий может быть уверенно установлено, вероятно, будет варьироваться из-за надежности информаторов и трудностей с оценкой начала самого психоза, что может привести к значительной роли информированных предположений в диагностике. процесс, чтобы помочь учесть неопределенность.

Напротив, некоторые органические расстройства диагностируются на основе более общего процесса индуктивного вывода. Как Ганьон
et al.
39 Примечание: социально вызывающее или несоответствующее поведение часто диагностируется как органическое расстройство личности после поражения головного мозга без установления того, что конкретное поражение причинно отвечает за изменение или что личностные трудности не присутствовали до того, как произошло повреждение головного мозга.Данные свидетельствуют о том, что изменение личности может происходить независимо от местоположения поражения, хотя изменение личности чаще встречается у лиц с префронтальными поражениями коры головного мозга.
40 . Однако процесс отнесения причины к конкретному поражению, что делает его «органическим изменением личности», недооценивается наличием самого поражения. Это особенно важно в свете широкого спектра биопсихосоциальных факторов, которые могут привести к изменению личности после травмы головного мозга.
41 .В законе процесс установления причины концептуализируется как «но для проверки», где причинно-следственная связь предоставляется там, где результат не наступил бы «кроме» травмы, хотя даже при такой глубине исследования может сохраняться значительная двусмысленность.
42 . Следовательно, диагноз «органическое изменение личности» требует отделения «органических» причин от «психологических», прежде чем выстроить их в иерархию вероятной важности, которая может быть построена только на «наиболее вероятной» основе.

Непоследовательное использование и интерпретация в клинической практике

Учитывая, что не существует общепринятых критериев для различения «функциональных» и «органических» проблем в разных диагнозах, а также нет надежных концепций, к которым эти термины применяются во всех случаях использования, возникает один вопрос: как врачи понимать термины и концепции, которые они регулярно используют.Учитывая важность функционального и органического различия для диагностики и приоритезации лечения, возможно, удивительно, что это не было исследовано более широко. Однако некоторые существующие исследования изучали этот вопрос.

Исследование Канаана с использованием смешанных методов
et al.
26 спросили неврологов, что они понимают под термином «функциональный». Варианты обследования включали «Нарушение функции мозга», «Нарушение функции тела», «Психиатрическая проблема» и «Неорганическое».Результаты воспроизводятся в
но примечательно, что все варианты были сочтены действительными значениями слова «функциональный» по крайней мере 20% респондентов, причем наиболее часто выбиралось слово «не органический», при этом многие респонденты выбирали несколько значений.

Таблица 1.

Выбор Доля (%)

выбор выбора

у всех
Доля (%) из них

выбираем только этот

выбор
Нарушение функции мозга 127/349 (36%) 45/127 (35%)
Нарушение функции тела 77/349 (22%) 17/77 (22 %)
Психиатрическая проблема 104/349 (30%) 29/104 (28%)
Неорганические 216/349 (62%) 128/216 (59%)

Более раннее исследование Канаана
et al.
43 провели подробные интервью с неврологами-консультантами о том, как они понимают конверсионное расстройство — возможно, парадигматическое функциональное расстройство для неврологов. Они одобряли психологические модели причинно-следственной связи, но не считали, что их роль заключается в получении психологического объяснения, и не различали четкие различия непроизвольных симптомов от преднамеренной симуляции и обмана в соответствии с этим определением.

Исследование Mace и Trimble
44 спросил 168 британских неврологов, какую терминологию они предпочитают для синдромов, не имеющих физического объяснения симптомов, а также включил вопрос о том, какие синдромы следует классифицировать как «функциональные».Три самых популярных ответа охватили удивительно широкий диапазон и включали «псевдоприпадки» (68%) — эпизоды, которые обычно напоминают тонико-клонические приступы, но без сопутствующей судорожной активности в головном мозге, «тревожный невроз» (62%) — психические расстройства, приводящие к инвалидизирующей тревоге. , и «синдром Мюнхгаузена» (61%) — форма обмана болезни, предполагающая сознательное предъявление фиктивных симптомов.

Опрос 391 канадского психиатра и психиатрических ординаторов, проведенный Benrimoh
et al.
45 попросили респондентов высказать свое мнение об использовании фразы «органические причины» в их клинической работе и в психиатрии в целом.Более половины респондентов (55,9%) сообщили, что они используют эту фразу регулярно. Существовали значительные различия в том, считалась ли эта фраза стигматизирующей, подразумевающей дуализм или приводящей к бесполезному лечению со стороны медицинской системы. Действительно, в то время как почти 56% психиатров сообщили о его регулярном использовании, гораздо меньше (чуть менее 30%) сочли его использование целесообразным. Многие сообщили об использовании его из-за его предполагаемой прагматической функции в системе здравоохранения, предполагая, например, что другие клиницисты отклонят сообщения психиатрических пациентов о симптомах соматического здоровья, если они не сообщат «органическую» причинную связь от имени пациентов.

Несмотря на небольшое количество этих исследований, эти исследования показывают, что у клиницистов нет четкой или последовательной концептуальной основы при интерпретации или использовании терминов «функциональный» и «органический», несмотря на их частое использование.

Культурное восприятие и политическое использование

Функционально-органическое различие имеет важное политическое измерение, так как приписывает причины на уровне разума и тела, чтобы дать типичное непрофессиональное прочтение, или «функциональное» или «органическое» в более широком смысле. и более сложное биомедицинское применение, подразумевают совершенно разные вещи об автономии, ответственности и достоинствах пациента, при этом «органические» расстройства рассматриваются как более заслуживающие ухода, а люди менее ответственны за свое затруднительное положение.
46,
47
.Это различие также влияет на престиж заболевания, при этом «органические» расстройства считаются более престижными, чем «функциональные» расстройства как профессионалами, так и общественностью.
48, г.
49
и престиж, присвоенный соответствующим медицинским специальностям, как правило, отражает ту же иерархию
50 .

Функционально-органическое различие также является основанием для оспаривания медицинских авторитетов. Проблемы легитимности психиатрии часто предполагают, что действительные медицинские специальности обязательно идентифицируются по их ориентации на «органические» состояния.
51, г.
52
с некоторыми авторами, явно принимающими функциональное и органическое различие, чтобы оспорить легитимность психиатрической практики в области «функциональных» диагнозов.
53, г.
54
, хотя, по-видимому, без критического понимания трудностей, связанных с самим этим различием.Точно так же большинство дебатов по поводу правомерности синдромов, включенных в широкую категорию «необъяснимых с медицинской точки зрения симптомов», как правило, вовлекают низовое давление со стороны пациентов, чтобы они приняли в значительной степени или исключительно «органическое» объяснение симптомов.
55 . Гораздо труднее найти примеры, когда пациенты лоббируют неорганические объяснения спорных синдромов.

Последствия

Функционально-органическое различие бесполезно линейно и бесполезно статично

Одна из примечательных особенностей функционально-органического различия — его подразумеваемая приверженность «нулевой сумме» причинно-следственной связи.
1 .«Функциональная» и «органическая» этиология задуманы так, как если бы приписывание более «органической» причинности обязательно подразумевает приписывание менее «функциональной» причинности. Это проявляется в концепции «функционального наложения».
56, г.
57
, где определенная доля от общего числа случаев приписывается либо «органической», либо «функциональной» этиологии, и широкое обсуждение дифференциальной диагностики между синдромами, очевидно, по обе стороны от этиологического различия
58–
60
.Эти диагностические категории подразумевают, что синдромы существуют в «чисто функциональных» или «чисто органических» эквивалентах, предположительно представляющих дальние концы функционально-органического спектра.

Эта концептуализация в значительной степени отвергает динамическую связь между неврологическим расстройством, опытом, поведением и контекстом. И это несмотря на то, что взаимодействие между нейрокогнитивными способностями, восприятием, аффектом, действием и контекстом, возможно, является одним из центральных предположений нейрокогнитивных наук.
61–
65
.Эти динамические соображения становятся еще более резкими при рассмотрении диапазона трудностей, которые, вероятно, будут проанализированы с точки зрения потенциальных «функциональных» и «органических» компонентов. В то время как такие функции, как память, могут служить относительно простым случаем (и явно достаточно сложны), эмоциональные реакции и связанные с ними психические расстройства еще более усложняются.

Если взять в качестве примера депрессию, весьма вероятно, что риск депрессии после инсульта повышается из-за повреждения цепей мозга, участвующих в контроле над эмоциями.
66 и хотя могут быть случаи постинсультной депрессии, которые почти полностью объясняются этими изменениями мозга, причинные факторы для большинства пациентов, вероятно, включают динамическое взаимодействие между личными, социальными и невропатологическими факторами.
67–
69
.Здесь ясно, что существует заметное несоответствие между наиболее достоверными доступными науками о причинах депрессии после неврологического расстройства и степенью, в которой функционально-органическое различие может заключить в капсулу эти сложные причинные пути либо посредством формальных диагнозов, либо как способ ». распределение причинности ».

Современная диагностическая технология определяет пределы функционально-органического различия.

Еще одним ограничением функционально-органического различия является его зависимость от клинической диагностической технологии как арбитра того, что считается «органическим».Следовательно, ее пределы лежат в пределах той степени, в которой эта технология может обнаруживать невропатологию на индивидуальной основе, а не наилучшей доступной наукой о вероятной причинно-следственной связи.

В некоторых случаях мы знаем, что повреждение нервной системы является основным фактором причинности, но поскольку клинический диагноз не может измерить его наличие, соответствующие синдромы редко считаются «органическими». Например, Хааг
et al.
70 Обзор травм головного мозга у женщин, подвергшихся насилию со стороны интимного партнера, сообщает о распространенности от 19% до 75% — чаще всего в форме легкой черепно-мозговой травмы, при которой никакие изменения не могут быть обнаружены при диагностической нейровизуализации.Тем не менее, изменения мозга могут быть обнаружены в групповых исследованиях как измененное познание и нарушение функциональной связи.
71 . В целом, невропатологический вклад в легкую черепно-мозговую травму был хорошо установлен.
72 и уверенно выявлен повышенный риск проблем с психическим здоровьем
73 . Тем не менее последствия насилия со стороны интимного партнера для психического здоровья почти всегда концептуализируются с точки зрения социальной и эмоциональной причинности, без упоминания травмы головного мозга.
74, г.
75
.Важно отметить, что это не просто вопрос исследователей и разработки более совершенных теоретических моделей. Клиницист, к которому обращается кто-то, у кого есть проблемы с психическим здоровьем, для которых легкая черепно-мозговая травма является существенным причинным фактором, не сможет конфиденциально установить какие-либо « органические » изменения с помощью неврологического обследования, потому что такое повреждение не приводит к невропатологии, чем может быть в настоящее время. обнаруживается на индивидуальной основе
76 .

Также стоит отметить обратный сценарий, когда клиническая диагностика регулярно приводит к доказательствам невропатологии, которые часто отклоняются как этиологически нерелевантные, несмотря на убедительные доказательства того, что это фактор риска плохого функционирования и плохого психического здоровья.Например, клинически аномальные результаты компьютерной томографии (КТ) или магнитно-резонансного воображения (МРТ) присутствуют у большого количества людей с первым эпизодом психоза (64,2%).
77 ; 17,6%
78 ; 19,2%
79 ). Подавляющее большинство этих результатов представляют собой небольшие, но обнаруживаемые патологии, обычно гиперинтенсивность белого вещества, которые часто отклоняются как «клинически не значимые». И это несмотря на то, что было установлено, что именно эти изменения предсказывают проблемы с психическим здоровьем, плохой исход при проблемах с психическим здоровьем.
80–
83
и плохое познание
84 у взрослых, не страдающих другими неврологическими заболеваниями, на протяжении всей жизни.

Мы отмечаем, что психоз обычно считается «функциональным» расстройством, и мы предполагаем, что это обстоятельство может хотя бы частично объяснить, почему такие клинические неврологические данные с большей вероятностью будут отклонены с точки зрения объяснения причинной связи. Но мы также отмечаем критерий, по которому аномальные находки
были признаны «органическими» и этиологически релевантными для психоза в этих исследованиях.
77–
79
, а именно, что они имели характер, который «изменил клиническое ведение», что предположительно привело к направлению к неврологам для дополнительного лечения.Здесь «органический» не означает лучшего доказательства вероятной причинно-следственной связи, но указывает на необходимость изменения клинического ведения.

Социальная власть в определении и применении

Эпистемическая и свидетельская несправедливость относится к ситуации, когда свидетельские показания человека и достоверность его утверждений ставятся под сомнение на основе негативных стереотипов
85 . Кидд и Карел
86 указали, что больные люди особенно склонны к субъективной оценке несправедливости в отношении показаний из-за широко распространенных стереотипов о влиянии патологий на людей.Очевидно, что неврологические расстройства могут повлиять на точность чьих-либо показаний (например, из-за дефицита памяти). Однако, как отмечают Кидд и Карел, это не меняет того факта, что люди с неврологическими расстройствами могут по-прежнему подвергаться необоснованному отказу от обоснованных опасений, основанных на неточных представлениях о личной неблагонадежности.

Здесь мы отмечаем значительный потенциал эпистемической несправедливости с учетом распространенных стереотипов о «функциональных» и «органических» заболеваниях с точки зрения автономии, ответственности и заслуженности.
46 .Исследования представлений лиц, осуществляющих уход, и профессиональных работников о «вызывающем» поведении у выживших после черепно-мозговой травмы показывают четкие доказательства активного конструирования причин поведения
87, г.
88
. Здесь степень, в которой тревожное поведение человека получает «черепно-мозговую травму» или «преднамеренное» объяснение, в значительной степени зависит от мотивации человека, выполняющего интерпретацию. Huet
et al.
89 сообщил именно об этом процессе активной интерпретации медицинскими работниками, которые имели тенденцию переосмысливать агрессивное и гневное поведение как непроизвольное, тем самым поддерживая понимание пациента «хорошим человеком».Однако такая интерпретация также может стереть любые действительные разочарования или опасения, которые могли мотивировать поведение и сделать человека социально инертным.

Хотя широко не исследовалось, мы отмечаем, что концепция «неприемлемого» или «вызывающего» поведения в значительной степени опирается на социальные и культурные нормы и может поднимать важные этические проблемы. Случаи изменения сексуальных предпочтений и сексуальной ориентации после травмы головного мозга были интерпретированы как патологические изменения в мозговых цепях, опосредующих сексуальные предпочтения.
90 .Но также возможно, что травма головного мозга изменила способность стратегически подавлять ранее существовавшие желания или что это изменение было сознательным решением после важного жизненного события, хотя эти последние интерпретации требуют более жесткой формы социальной атрибуции, которая может включать повторное оценка, правильно или неправильно, рассматриваемого человека, в зависимости от одобрения другими его нового поведения. Мы отмечаем, что изменения, подверженные меньшему количеству предрассудков и обычно рассматриваемые в более благоприятном свете, такие как внезапный интерес к творчеству после травмы головного мозга, обычно объясняются терминами «растормаживания».
91, г.
92
, который имеет функцию приписывать новую социально приемлемую деятельность «я», а не патологию, которая просто «высвободила» ее.

Общим для этих рассказов является то, что показания пациентов мало что говорят в объяснении поведения, и мы предполагаем, что такая ситуация часто возникает в процессе предоставления как клинических отчетов, так и научных объяснений. Кроме того, мы также отмечаем, что свидетельства людей, страдающих неврологическими и психоневрологическими состояниями, почти полностью отсутствуют в научных и клинических дебатах, которые сформировали концептуальную основу функционально-органического различия.Здесь мы утверждаем, что включение взглядов от первого лица необходимо для информирования нескольких важных областей практики и научного понимания.

Во-первых, это будет способствовать клинической работе с точки зрения лучшего понимания процесса нахождения в зависимости от функционально-органического различия, того, как он воспринимается, переживается и понимается пациентами. Во-вторых, с точки зрения научного понимания, это обеспечит феноменологию опыта, чтобы лучше понять взаимодействие между, например, травмой и автономией.Эти подходы сейчас являются обычным явлением в психиатрии, где понимание опыта считается центральным компонентом в продвижении развития и предоставления систем здравоохранения.
93 и где понимание субъективного опыта помогает нейропсихологическим теориям причинно-следственной связи.
94 . Хотя некоторые исследования проводились на основе опыта здравоохранения, насколько нам известно, никогда не проводилось никаких исследований, например, с пережившими черепно-мозговую травму, которые были бы направлены на информирование науки о том, как процессы на неврологическом и личностном уровнях взаимодействовать.

Также бывает, что приоритеты людей, пользующихся системами здравоохранения, могут заметно отличаться от приоритетов самих систем здравоохранения. Аналогичным образом, исследовательские приоритеты исследователей и пациентов существенно различаются.
95 . Мы отмечаем здесь, что функционально-органическое различие — это концептуальный инструмент, разработанный медициной для попытки решить определенный набор проблем, но одним из важных направлений исследований должно быть изучение того, насколько хорошо эти проблемы действительно соответствуют приоритетам тех, кто обращается за помощью.

Выводы

Прежде чем заняться вопросом о том, что делает функционально-органическое различие в психиатрии и неврологии, возможно, стоит отметить, чего оно не делает. Ненадежное различие между этиологией на разных уровнях (физиологическом, психологическом и т. Д.) В разных контекстах. Действительно, степень, в которой он может надежно различать типы причин определенных признаков, симптомов и синдромов, по-видимому, различается в зависимости от оцениваемых признаков, симптомов и синдромов.В некоторых случаях концептуальные несоответствия и трудности с практической диагностикой делают это стремлением, а не надежным результатом, отчасти из-за множественности значений, представленных самими терминами. Скорее, чем общее различие, оно больше похоже на различные местные различия, каждое из которых определяется и ограничивается контекстом.

Важно отметить, что одна из основных функций этого различия, по-видимому, состоит в том, чтобы предоставить обоснование и формулировку, позволяющую клиницистам определять приоритеты медицинских вмешательств.Действительно, учитывая сложную природу психоневрологических расстройств, где причины, вероятно, являются динамическими, взаимными и охватывают уровни объяснения, функционально-органическое различие часто кажется инструментом, помогающим определить приоритет лечения, выраженным языком причинно-следственной связи. Повторюсь, очевидно, что есть синдромы, которые почти полностью объясняются диагностируемыми патофизиологическими изменениями, а есть синдромы, которые не являются таковыми, но большинство психоневрологических расстройств не находятся в этих крайностях и вызываются множеством взаимодействующих факторов.

Риторически, однако, разговоры об «органической» причинно-следственной связи сохраняют скрытность, влияние и доверие, которых нет у «функциональной» причинно-следственной связи, и ясно, что эта риторика стратегически используется специалистами здравоохранения для работы в системах здравоохранения — в основном, она должна можно сказать, добросовестно пытается оказать эффективную помощь. Тем не менее, степень, в которой стратегическое упрощение и сложная научная реальность влияют и ограничивают друг друга, требует более широкого исследования.

Возможно, наиболее поразительным является тот факт, что эти дискуссии почти полностью исключают приоритеты и опыт тех, кого они больше всего затрагивают, а именно пациентов с проблемами разума, мозга, эмоций, поведения и общества, чьи трудности интерпретируются с точки зрения « функциональных проблем ». ‘и’ органические ‘компоненты. Мы подчеркиваем, что включение этих перспектив может иметь важное значение для улучшения науки и здравоохранения в этой области.

Чем органические заболевания отличаются от функциональных нарушений

Органическое заболевание — это термин, используемый для описания любого состояния здоровья, при котором наблюдается наблюдаемый и измеримый процесс заболевания, например воспаление или повреждение тканей.Органическое заболевание — это заболевание, которое можно проверить и количественно оценить с помощью стандартизированных биологических показателей, известных как биомаркеры.

TommL / Getty Images

В отличие от неорганического (функционального) расстройства, органическое заболевание — это заболевание, при котором обнаруживаются физические или биохимические изменения в клетках, тканях или органах тела. Напротив, неорганическое заболевание — это заболевание, которое проявляется симптомами, но процесс болезни которого либо неизвестен, либо не может быть измерен современными научными методами.

Примеры органических заболеваний

Термин органическое заболевание представляет собой обобщающую классификацию для многих различных типов болезней. Они могут быть локализованными (то есть затрагивать определенную часть тела) или системными (затрагивать несколько систем органов). Они могут быть унаследованы или вызваны внешними факторами или факторами окружающей среды. Некоторые органические заболевания передаются от одного человека к другому, а другие неинфекционные.

Некоторые из более широких категорий и типов органических заболеваний включают:

    • Аутоиммунные заболевания, при которых иммунная система организма атакует собственные клетки и ткани, например:
      Сахарный диабет 1 типа
    • Рассеянный склероз (МС)
    • Ревматоидный артрит
    • Волчанка
    • Псориаз
    • Рак, при котором аномальные клетки бесконтрольно размножаются и обгоняют здоровые клетки, например:
      Рак молочной железы
    • Меланома
    • Лейкемия
    • Лимфома
    • Рак легкого
    • Рак прямой кишки
    • Воспалительные заболевания, вызывающие острое или прогрессирующее повреждение клеток и тканей, например:
      Остеоартрит
    • Воспалительные заболевания органов малого таза (ВЗОМТ)
    • Вирусный менингит
    • Атеросклероз
    • Фибромиалгия
    • Инфекционные болезни, при которых бактерии, вирусы, грибки, паразиты или другие микробы передаются от человека к человеку, например:
      ВИЧ
    • Гепатит С
    • Вирус Зика
    • Туберкулез
    • Грипп

Примеры функциональных расстройств

Неорганическое заболевание обычно называют функциональным, что означает, что есть симптомы болезни, но нет четких критериев для постановки диагноза.В прошлом функциональные расстройства в основном считались психосоматическими. Сегодня мы признаем, что многие из этих состояний имеют отличительные характеристики, которые определяют их независимо от эмоционального состояния человека.

Зуд (зуд) — один из примеров функционального симптома. Само по себе это не связано ни с физическими, ни с биохимическими изменениями, но остается очень реальным и осязаемым ощущением. То же самое касается усталости, хронических головных болей или бессонницы. Отсутствие измеримых биомаркеров не означает, что их не существует; он просто говорит нам, что причины неизвестны (идиопатические).

В прошлом такие заболевания, как эпилепсия, мигрень и болезнь Альцгеймера, когда-то считались функциональными расстройствами. Сегодня это уже не так.

Многие функциональные расстройства сегодня классифицируются по их симптоматическому профилю. Примеры включают:

  • Синдром раздраженного кишечника (СРК)
  • Синдром хронической усталости (СХУ)
  • Фибромиалгия
  • Боль в височно-нижнечелюстном суставе (ВНЧС)
  • Гастроэзофагеальное рефлюксное расстройство (ГЭРБ)
  • Цистит интерстициальный

Функциональный vs.Психосоматические симптомы

Психиатрические заболевания также в значительной степени считаются функциональными, поскольку мы не можем легко определить их первопричину. К ним относятся клиническая депрессия, биполярное расстройство, шизофрения, синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ), обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) и синдром посттравматического стресса (ПТСР).

Однако психическое заболевание — это не то же самое, что психосоматическое. Считается, что психосоматические симптомы вызваны стрессами и напряжением повседневной жизни.Они обусловлены психическим или эмоциональным состоянием человека и часто проявляются симптомами боли в спине, головной боли, усталости, высокого кровяного давления, несварения желудка, одышки, головокружения и импотенции.

Функциональные симптомы отличаются от психосоматических тем, что снятие эмоционального стресса может уменьшить тяжесть симптомов, но не стереть их полностью.

Могу ли я работать с органическим психическим расстройством?

Органические психические расстройства, такие как болезнь Альцгеймера, амнезия, делирий и деменция, являются психическими расстройствами, которые являются результатом аномалий развития мозга.В некоторых случаях эти нарушения могут быть генетическими. Однако они также могут быть вызваны травмой, такой как травма, болезнь или нарушение гормонального баланса или другими аспектами химии тела. Психические расстройства, вызванные злоупотреблением наркотиками или алкоголем, не относятся к категории органических психических расстройств.

Тесты, используемые для определения наличия у человека органического психического расстройства, широко различаются в зависимости от того, на какой тип органического психического расстройства они проходят тестирование. Точно так же методы лечения различных типов органических психических расстройств значительно различаются.Большинство из них связано с приемом лекарств, хотя некоторые методы лечения также оказались полезными.

Общие симптомы различных органических психических расстройств включают: потеря памяти (особенно кратковременная потеря памяти), спутанность сознания, потеря когнитивных способностей или функций мозга и раздражительность. Требования к пособиям по социальному обеспечению по инвалидности, основанным на органических психических расстройствах, различаются в зависимости от конкретного расстройства, но, как правило, включают медицинский диагноз, показывающий не только органическую причину вашей инвалидности, но и документацию, показывающую, что у вас проявились более общие симптомы органических психических расстройств.

В случае некоторых органических психических расстройств, таких как болезнь Альцгеймера, стандарты достаточно четкие, и у заявителей, вероятно, не возникнет проблем с принятием их заявлений по социальному страхованию. Фактически, пациенты с болезнью Альцгеймера обычно имеют право на получение пособия по состраданию, которое позволяет им обойти некоторые из препятствий, с которыми сталкивается большинство людей при подаче заявления на пособие по социальному обеспечению по инвалидности, и начать получать пособие всего через три недели. Те, кто имеет право на получение таких льготных пособий, также немедленно получат Medicare, вместо того, чтобы сидеть в течение стандартного двухлетнего периода ожидания.

Органические психические расстройства и ваша способность выполнять физическую работу

Когда симптомы достаточно серьезны, органические психические расстройства могут сделать невозможным выполнение какой-либо важной работы. Потеря памяти и чувство замешательства делают многие физические работы опасными для людей, страдающих органическими психическими расстройствами, и опасными для окружающих.

При определении вашего права на получение пособия по социальному страхованию по инвалидности SSA рассмотрит степень тяжести ваших симптомов и то, как именно они влияют на вашу способность выполнять ту работу, которую вы выполняли в прошлом.Они также рассмотрят, есть ли какой-либо другой вид работы, для которой вы все еще можете быть квалифицированы, несмотря на ваше органическое психическое состояние. Чтобы иметь право на пособие по социальному обеспечению по инвалидности, вам необходимо доказать, что вы не способны выполнять работу, предполагающую любой уровень физических нагрузок, включая поднятие всего лишь десяти фунтов на регулярной основе и 25 фунтов на периодической основе.

Конечно, органические психические расстройства не влияют напрямую на вашу способность поднимать вес или выполнять другие физические задачи.Однако SSA часто обнаруживает, что вы не можете выполнять физическую работу, потому что не можете сосредоточиться на ней.

Органические психические расстройства и ваша способность выполнять сидячую работу

Поскольку большая часть сидячей работы требует определенной степени концентрации (и, как правило, способности работать и общаться с другими людьми), вам часто будет легче продемонстрировать, что вы потеряли способность выполнять сидячую работу, чем физическую работу. Конечно, детали меняются в зависимости от конкретного случая, но большинству людей с органическим психическим расстройством не составит труда убедить SSA в том, что они не могут концентрироваться достаточно долго, чтобы успешно выполнять сидячую работу.

Если вы пытаетесь подать заявление на получение пособия по социальному страхованию по инвалидности в связи с органическим психическим расстройством, вы должны убедиться, что вы выполняете все запросы врача (вашего врача и все требования SSA) и соблюдаете все предписанные процедуры. Если ваше первоначальное заявление отклонено (как это часто бывает), подумайте о том, чтобы нанять адвоката по социальному обеспечению по инвалидности, чтобы он помог вам в процессе апелляции.

Что такое органические заболевания? — Определение и примеры — Видео и стенограмма урока

Травма мозга

Помните, Джейми упала во время катания на лыжах и ударилась головой.Теперь у нее проблемы с памятью и личностью. Что происходит?

Органические расстройства могут быть вызваны многими причинами. Одной из наиболее частых причин органического заболевания является травма головного мозга, или повреждение структур головного мозга. Обычно, когда люди говорят о травме головного мозга, они имеют в виду черепно-мозговую травму, вызванную несчастным случаем. Джейми упал во время катания на лыжах в результате несчастного случая, который привел к травме мозга. Но и другие вещи тоже могут привести к повреждению структур мозга.Например, сердечный приступ, который приводит к потере крови в мозг, может привести к смерти части мозга. Это определенно была бы травма мозга!

Заболевания, вызванные травмой головного мозга, могут иметь самые разные последствия. Как и Джейми, люди с травмой мозга могут обнаружить, что они сбиты с толку или теряют память. Травма могла даже вызвать различия в личности, например, когда Джейми внезапно стал более нетерпеливым и вспыльчивым.

Вы не поверите, но травма мозга может даже заставить людей вести себя странно.Возьмем известный случай Финеаса Гейджа, который был железнодорожником в 19 веке. Когда железнодорожная авария вызвала всплеск в его мозгу, Гейдж выжил, но его личность полностью изменилась: он превратился из мягкого, популярного парня в подлого, грубого человека, с которым никто не хотел быть рядом.

И не только это, он, казалось, не мог контролировать свое поведение. Он говорил и делал неуместные вещи, например, ругался посреди церкви или смеялся на похоронах.

Травма головного мозга может вызывать другие органические расстройства помимо расстройств личности. У некоторых людей с поражениями (или поврежденными участками) в мозгу возникают проблемы с разговором или пониманием того, что им говорят, или у них возникают проблемы с перемещением тела. Однако у них всех есть одно общее — это то, что проблемы можно проследить до травмы.

Болезнь

Однако травма — не единственная причина органических психических расстройств. Болезнь также может изменить мозг человека и, следовательно, его психическое состояние.Некоторые заболевания обычно связаны с определенным симптомом: болезнь Альцгеймера может привести к деменции или проблемам с мышлением. Болезнь Паркинсона может привести к дрожанию и другим двигательным нарушениям.

Но болезнь не ограничивается одним воздействием на человека. Например, болезнь Паркинсона может вызывать слабоумие и языковые проблемы в дополнение к дрожанию. Пациенты с болезнью Альцгеймера могут испытывать изменения личности, депрессию, галлюцинации или проблемы с моторикой.

Каждое заболевание может вызывать множество различных симптомов и множество различных органических нарушений.Например, сифилис, заболевание, передающееся половым путем, которое может разрушать ткань мозга, может привести к делирию, слабоумию, изменениям личности и многим другим.

Краткое содержание урока

Органические расстройства — это психологические проблемы, вызванные повреждением головного мозга. Есть много причин органических нарушений. Двумя распространенными причинами являются травма головного мозга , например, вызванная несчастным случаем или потерей крови, и заболевание, например, проблемы, вызванные болезнью Альцгеймера, болезнью Паркинсона или сифилисом.Симптомы органических расстройств могут широко варьироваться и включать изменения личности, памяти, двигательных движений и другие проблемы.

Результаты обучения

Просмотрите содержание видео, а затем оцените свои способности:

  • Прочтите определение органических расстройств
  • Перечислите две распространенные причины органических расстройств
  • Вспомните некоторые симптомы органических заболеваний

Органические расстройства

Органические психические расстройства, в отличие от функциональных (т.е., психологические) расстройства исторически определялись как психические расстройства, которые можно отнести к биологической патологии. Расстройства, которые классифицировались как органические психические расстройства в предыдущих изданиях DSM, были разделены в DSM-IV на три отдельных раздела: (1) делирий, деменция, амнезиальные и другие когнитивные расстройства; (2) Психические расстройства, вызванные общим заболеванием; и (3) расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ. Органические психические расстройства можно классифицировать как острые или хронические в зависимости от продолжительности, резкости в начале и определения симптомов.Правильная оценка и диагностика органических заболеваний имеют важное значение, поскольку оставление их без лечения может привести к дальнейшему ухудшению состояния или преждевременной смерти. Большинство органических расстройств поддерживаются основной биологической причиной и поэтому требуют лечения для улучшения состояния. Однако для устранения всех симптомов требуется биопсихосоциальный подход к лечению, особенно потому, что органические расстройства также часто имеют аффективные и родственные последствия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.