Психологический образ это: Образ. Что такое «Образ»? Понятие и определение термина «Образ» – Глоссарий

Содержание

Психологические особенности восприятия образа

Восприятие произведения искусства осуществляется с помощью четырех основных механизмов: художественно-смыслового, результирующего процесс восприятия и создающего «концепцию восприятия»; способствующего «раскодированию» художественно-образного языка произведения искусства; эмоционально-эмпатического «вхождения» в произведение искусства, сопереживания, соучастия; ощущения художественной формы и чувства эстетического наслаждения.

Интегрированное действие всех четырех механизмов осуществляется с помощью художественного воображения, которое способствует катарсическим процессам.

Специфическая особенность художественного восприятия заключается в особом отношении механизмов, его осуществляющих.

Художественный образ восприятия имеет субъективно-объективную природу. Он объективен в том смысле, что все необходимое для понимания уже сделано автором, вмонтировано в художественную ткань вещи. Существует «объективность» текста литературного произведения, музыкальной культуры, пластических форм, живописного создания. Объективность художественного образа не исключает, а предполагает активность воспринимающего, трактующего по-своему созданное художником.

Если художественный образ читателя, зрителя, слушателя окажется равным тому, что предполагает автор произведения, то следует думать, что подобный образ-клише не более, чем репродукция.

Если же формирование образа восприятия происходило вне тех рамок и «силовых линий», которые предлагает автор произведения, то созданное воображением воспринимающего будет граничить с эксцентрическими, произвольными представлениями, минующими суть художественного произведения и граничащими с аберрацией.

Оптимальным вариантом художественного образа восприятия, очевидно, следует считать диалектическое соотношение индивидуальности и ее жизненного и художественного опыта восприятия. При таком сочетании эстетическая информация складывается в целостный образ восприятия, приобретающий для субъекта определенную ценность и смысл.

Художественное восприятие «бинокулярно-двупланово». Эта бинокулярность состоит в том особом соотношении механизмов восприятия, благодаря которому «реципиент» имеет возможность изолировать неизбежную реакцию на реальный жизненный материал, который лег в основу произведения, от реакции на его функциональную роль в произведении искусства.

Первый план настраивает воспринимающего на художественное про изведение как на своеобразную действительность. И чем сильнее выражена эта установка, тем ярче эмоциональная отзывчивость, тем активнее его сопереживание и соучастие в той жизненной коллизии, которую показал автор, тем очевиднее его «перенесение» в мир, показанный художником.

Полноценное действие второго плана, очевидно, связано прежде всего с уровнем эстетической грамотности воспринимающего, с запасом теоретико-искусствоведческих знаний и представлений об искусстве как особой форме художественного видения мира.

Если перестает действовать первый план, то видение воспринимающего теряет свою «стереоскопичность» и становится догматическим представлением о художественном объекте, начисто лишенным живого эстетического чувства. Отсутствие в эстетическом сознании индивида второго плана делает его эмпиричным, наивно-инфантильным, лишающим субъекта представлений об особой и сложной специфике искусства.

Художественное восприятие художественного произведения возможно лишь при условии одновременного действия двух планов. Создается тот объем видения, в котором только и возникает художественный эффект. Как только эта стереоскопичность видения разрушается и установка сознания становится «монокулярной», отношение к произведению искусства «вырождается» и теряет свою специфику.

Изучение художественного восприятия в нашем исследовании осуществлялось с помощью оригинальной методики, позволяющей экспериментально провоцировать работу основных его механизмов. Эту методику мы условно обозначили как «тест- корни».

Она состояла из набора шести предметов различной конфигурации, в который входили корни деревьев. Набор предъявлялся испытуемым в определенной последовательности.

Эксперимент включал в себя три серии, отличающиеся друг от друга различной постановкой задач и характером инструкции.

Первая серия эксперимента провоцировала процесс создания художественного образа восприятия с помощью предъявленного тест-объекта и инструкции, напоминающей вопрос известного проективного теста Роршаха: «Скажите, на что это похоже?»

Вторая серия эксперимента стимулировала художественно-эстетический аспект отношения и сопровождалось следующей инструкцией: «Какой из предъявленных корней вы могли бы назвать комическим, романтическим, прекрасным, грациозным, героическим, безобразным, изящным, трагическим, ироническим, отвратительным?»

Третья стадия эксперимента актуализировала личностно-смысловой план отношения с помощью следующих вопросов: 1. «Какой корень вам нравится больше остальных?» 2. «Какой корень имеет наибольшую художественную ценность и может быть, с вашей точки зрения, выставлен в зале музея в качестве экспоната?» 3.«Какой корень вам не нравится?»

Эксперимент проводился на группе испытуемых свыше 200 человек, включающей взрослых людей различной профессии, студентов, школьников и дошкольников.

В представлениях многих художников, писателей, поэтов и ученых так называемые «корни» являются произведениями искусства или во всяком случае очень близким аналогом искусства. Хрестоматиен пример великого Леонардо да Винчи, который предлагал своим ученикам подолгу рассматривать пятна, выступающие от сырости на церковных стенах…

Широко известно высказывание ученого Р. Якобсона о художественной специфике рассматривания очертаний движущихся облаков, пятен, клякс, сломанных корней и веток, которые интерпретируются воспринимающим как изображения живых существ, пейзажей или натюрмортов, как произведения изобразительного искусства.

Французский поэт Поль Валери указывал на то, что имеются формы, вылепленные из песка, у которых совершенно невозможно выделить структуры, созданные человеком и морем. Французский ученый Л. Моль высказывает следующее предположение: «… степень ослабления эстетического восприятия не пропорциональна количеству разрушенных элементов соответствующего сообщения. Она определяется сложными законами, которые различны для сообщений различной природы от пятен Роршаха до скульптур, например, египетского сфинкса, черты которых разрушены временем».

Известный советский артист С. В. Образцов утверждает, что корни деревьев, сломанные ветки, узоры кристаллов на мраморных глыбах, наконец, сами каменные глыбы, «обработанные» природой, являются произведениями искусства, естественно, в восприятии людей с развитым художественным восприятием искусства. Он пишет: «Удивительными произведениями природы китайцы наслаждаются как произведениями искусства.

В пекинском дворце мы увидели доску, на мраморной поверхности которой темные слои расположились таким образом, что казались двумя дерущимися собаками…

Руководитель экскурсии показывал нам эту доску с такой же гордостью, с какой служитель венской галереи показывал мне полотна Питера Брейгеля.

И для китайцев, и для нас, остановившихся перед мраморной доской, она была произведением искусства».

И наконец, известнейший у нас и за рубежом искусствовед Н. А, Дмитриева утверждает вслед за С. В. Образцовым, что нерукотворные произведения природы являются произведениями искусства в восприятии художественно развитых людей.

В результате проведенного нами исследования было получено представление о художественном восприятии или художественном образе, т. е. была построена его модель.

Художественный образ восприятия является «единицей», концентрирующей в себе все основные свойства отношения личности к искусству: в ней имеются так называемые диспозиционные компоненты: эмоциональность, активность и адекватность отношения; перцептивное «ядро», включающее «составные» художественного образа, и критерии оценки художественного объекта: эстетические, эмоционально- эстетические п эмоциональные.

Материалы исследования показали, что у различных испытуемых преобладал разный «тип» диспозиционной готовности к восприятию. Так, у испытуемых с преобладанием эмоционального элемента в реакции на каждый предъявляемый тест-объект были высказывания такого рода: «Очень интересно», «Где вы взяли такие интересные корни?», «Где вы откопали такую прелесть?», «Получаю удовольствие, что держу в руках дерево, люблю держать в руках дерево», «Корень отталкивает», «Корень не отпускает» и т. п. — и все это на фоне реальных эмоциональных реакций радости, восхищения, смеха, удивления, отвращения и т. д.

Испытуемые, в диспозиции которых преобладает активный элемент, прибегали к многоракурсному рассмотрению объекта, были склонны к аффективному состоянию в ситуации невозможности создать адекватные, конструктивные образы: «Сюжет не возникает, обидно», «Приходит на ум всякая банальщина», «Обидно, хочу работать, но ничего не возникает», «Возникает какое-то раздражение, но ничего не могу поделать» и т. д.

Испытуемые с адекватной диспозицией прибегали к ассоциациям преимущественно в рамках конфигурации заданного тест-объекта, испытуемые с неадекватным отношением — к ассоциациям, не имеющим ничего общего с характером и фактурой предъявляемого корня.

На перцептивной стадии восприятия художественный образ формировался в шести основных планах.

1. В плане динамичности, которая определяла взаимодействие компонентов образа.

Испытуемые с динамическим видением каждый раз ощущали движение образа, возникающее в результате взаимодействия его составляющих: «Веселый чертик пляшет», «Носорог, которого убили стрелой, извивается, ему больно», «Поросенок пляшет, но не очень-то веселится», «Животное сжалось и дрожит». Испытуемые, склонные к статическому восприятию, фиксировали образ в неподвижности: «Это козел, а может быть, не козел», «Это сочетание собаки и кошки», «Слияние собаки и льва», «Дракон» и т. д.

2. В плане видения образа во всей его целостности «Ящерица», «Эволюционное дерево», «Дугою старого дерева», «Сгусток всего ушедшего из мира», «Потусторонний мир», «Хаос», «Силовые линии». Видение образа как крупной детали, чего-то целого: «Рука из ада», «Часть луны».

3. В плане способности ощущать фактуру художественного образа объем, пространство, фактуру объекта, вес и даже тепло, характерное для дерева: «Структура дерева крупная, крупные мазки, пластины дерева прихотливо извиваются», «Интересная структура дерева, мазки свободные и твердые», «Цвет портит, даже делает похожим на пластилин, глину, это не лепка, а естественное создание» и т. д.

4. В плане художественно-смыслового обобщения, подводящего итог перцепции и создающего личностную концепцию художественного восприятия объекта- «Неземное», «Космогоническое», «Вечная непрерывность (символ «ниоткуда и никуда»)», «Хаос», «Дантов ад», «Трагизм», «Деградация», «Пробуждение», «Весна» и т. п.

На стадии оценочного отношения к объекту испытуемого формировали эмоциональные критерии — добродушный, веселый, нежный, грустный и т. д. и художественно-эстетические оценки предъявленного объекта — грациозный, изящный и т. д.

Материалы исследования показали, что художественное восприятие формируется, во-первых, при условии взаимодействия всех трех его уровней, диспозиции, перцепции и оценочной деятельности — и, во-вторых, наибольшей выраженности таких крайних значений художественного образа восприятия, как динамичность, целостность, взаимодействие образа с деталями и сенсорно-чувственной фактурой образа. Итогом всей структурно-динамической «коллизии» образа художественного восприятия является его художественно-смысловая концепция.

При соблюдении этих условий испытуемые имели возможность выходить на уровень художественно-эстетического отношения к объекту. Отсутствие необходимого набора свойств (качеств) художественного образа, предопределяло нехудожественное отношение к нему.

Психологический журнал, Том 6, No 3, 1985, с J50-153

Влад Шутов дает советы, как фотографу создать психологический портрет

Владимир Нескоромный


Главный редактор сайта alphapro.sony.ru

Как сделать хороший портрет? Фоторесурсы интернета наполнены огромным количеством любительских портретов. Их авторы считают, что создали если не шедевры, то работы, близкие к идеалу. И по этой причине не могут понять, почему результаты их труда не вызывают искреннего восхищения среди зрителей. Мне приходится довольно часто видеть такие работы и общаться с их авторами. С технической точки зрения, фотографии выполнены безупречно, но ощущения «Ах!» они не вызывают. Тем не менее фотографы продолжают пытать каждого рецензента: «Ну, что же здесь не так?».

Исчерпывающий и лаконичный ответ я обнаружил на мастер-классе Влада Шутова, который прошел в мае. Он показал участникам две пары фотографий — девушки и юноши. К сведению, они были сделаны во время различных фотосессий. Я испытал легкий шок. Все секреты мастерства стали понятны буквально за мгновение — «Оказывается, все так просто…».

На первых снимках была представлена фотомодель (девушка и юноша) в том состоянии, когда они пришли в студию, чтобы сделать портфолио. Вторые две пары — результаты фотосессий, которые длились несколько часов.

Первая пара фотографий это хорошие снимки, но чисто любительского уровня. Все сделано грамотно — ракурс модели, световой рисунок, резкость и проч. Казалось бы, не к чему придраться.. Но для Влада Шутова это не результат, вернее технический результат — отправная точка для дальнейшей работы. Он преодолевает рубеж, который для подавляющего большинства фотографов-любителей является финишной чертой. Потому что его итоговые работы кардинально отличаются от первых и представляют собой произведение фотографического искусства. Как же Владу Шутову удалось добиться этого результата? Как свои «любительские снимки» он превратил в маленькие шедевры?

Самый простой ответ — нужно работать с моделью. На что фотографы-любители отвечают, что они «работают с моделью». Но что же не так? Дело в том, что Влад Шутов фотографирует не человека, но образ, который он создает вместе с моделью. Художественная фотография — не документальная, в ней может и должен присутствовать вымысел.

Это тот самый момент в фотографии, который многим воспринимается как очень простой этап. Сказали представить из фотомодели женщину-вамп — пожалуйста. Попросили превратить ее в тихоню-отличницу — тоже без проблем. Только вот зрители почему-то не воспринимают этот результат. «В чем же дело? — спрашивает себя фотограф. — У меня дорогая камера, светосильная оптика, мощный компьютер. Почему не получается?».

«Чтобы убедить зрителей поверить в созданный образ, — поясняет Влад Шутов, — фотограф вместе с моделью должен создать именно правдивый образ. Вымысел должен быть жизненной правдой, иначе зритель не поверит». Книга, театр, кино — это все вымышленные миры, которые создают авторы, но зрители в них верят, сопереживают героям, смеются и плачут. Фотограф должен создать именно такой мир — выдуманный, но правдивый. Он должен научиться создавать образы и погружаться в них вместе с моделью.

Каждый фотограф немного психолог, немного режиссер, немного актер. Фотография — театр. Свет, декорации, грим, костюмы, сценарий, роли и тексты. Получается, что начинающему фотографу нужно посещать не мастер-классы, а театральные спектакли… А еще лучше самому немного поучиться актерскому мастерству. Во время этюдов придется изображать одинокий камень на берегу, зимнюю стужу, старый шкаф. И в этом нет ничего смешного!.. С подобных маленьких перевоплощений начинаются Онегины и Гамлеты. Нужно уметь перевоплощаться, чтобы объяснить фотомодели, как вести себя перед объективом. Но важны не просто слова, а именно понимание образа, его приятие, вера в него, в конце концов.

Кадр, который делает любитель, это всего лишь просто одиночный кадр. Настоящий профессионал показывает мгновение созданной реальности, фрагмент протяженного во времени действия, которое происходило на съемочной площадке. Снимок выглядит как бы вырванным из контекста. Именно в связи с такими работами арт-критики говорят о нарративности — повествовательности, о глубине и об эмоциональном наполнении. Именно подобные работы таят некую загадку, которую зрителю хочется разгадать. Мы искренне верим в то, что были определенные события до снимка, и они продолжились после. Это и есть настоящее мастерство.

Влад Шутов рассказал в общих чертах, что именно он предпринял, чтобы создать с фотомоделями образы и получить нужный результат. Пересказывать это нет смысла, поскольку любая фраза будет выглядеть вырванной из контекста и неточной. Важно то, что во время съемки он видел цель, причем это было не фотоизображение, но герой, характер, образ. И когда Влад Шутов понял, что характер героя визуально раскрыт, он нажал на спуск.

Лишенный воображения: «Закрыв глаза, я вижу пустоту»

  • Хелен Томсон
  • BBC Future

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Когда у вас нет способности к визуализации, вы даже не можете строить воздушные замки

Представьте себе, каково это — осознать, что вам за всю жизнь ни разу не удалось визуализировать что бы то ни было. Обозреватель BBC Future побеседовала с 42-летним человеком, чей внутренний мир начисто лишен зримых образов.

Закройте глаза и представьте себе лицо любимого человека — какого цвета у него глаза, каковы на ощупь волосы, как выглядит его кожа… Получилось? А вот у Филипа это не получалось никогда.

42-летний Филип, фотограф из канадского города Торонто, счастлив в браке, но совершенно не может увидеть внутренним оком лицо своей жены — потому что его внутреннее око слепо.

Когда он думает о чьем-либо лице, оно представляется ему как сущность, как умозрительное понятие, но не как мысленный образ.

Эта особенность, которую назвали «афантазия», была описана совсем недавно и побудила ученых пересмотреть свои взгляды на явление, которое мы так часто принимаем как должное, — наше воображение.

Более того, изучение этого феномена открывает для всех нас новые перспективы развития своих способностей к визуализации, которые могут помочь укрепить память, повысить уровень эмпатии и даже разработать новые способы лечения зависимостей и тревожных состояний.

Впервые афантазия была диагностирована в 1880 году, однако недавно это явление привлекло повышенное внимание ученых благодаря исследованию, проведенному в 2015 году Адамом Земаном и его коллегами из Эксетерского университета (Великобритания).

Британские ученые изучили свидетельства более двух десятков человек, утверждающих, что неспособны мысленно воспроизводить образы.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Люди с афантазией мыслят словами и понятиями, но не образами

В некоторых случаях Земан выявил отдельные непроизвольные вспышки визуализации во время сна и бодрствования, хотя участники и утверждали, что неспособны воспроизвести в уме какой-либо образ по желанию.

Кроме того, большинство добровольцев заявили о том, что затрудняются вспоминать события, имевшие место в прошлом. Вероятно, такая неспособность к визуализации компенсировалась у них талантом к математике, логике и решению задач вербального характера.

Классическим примером является случай Филипа. Когда он спит, он видит во сне те же зрительные образы, что и все мы, но в период бодрствования он совершенно не в состоянии воссоздать в уме какую-либо картину.

«Когда я закрываю глаза, я вижу лишь внутреннюю сторону своих век. Просто пустоту, — рассказывает он. — Я никогда не представлял, что люди могут мысленно воспроизводить образы, когда не спят».

«Когда мне говорили «представь себе» или «попробуй считать овец», я думал, они просто говорят об этом в переносном смысле».

Если вы способны мысленно видеть образы, очень трудно себе представить, как можно без этого жить.

Для того чтобы понять, что такое «слепое внутреннее око», попробуйте подумать о каком-нибудь абстрактном понятии, таком как «мир».

За исключением метафорических образов вроде голубя, никаких очевидных изображений при этом в голову не приходит, однако же вы способны понять и представить себе, что это такое.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Анализировать мысли другого человека по определению сложно, но ученые нашли несколько способов

Когда Филип пытается вообразить чье-нибудь лицо, умом он понимает, из чего оно состоит, но никак не может мысленно его увидеть.

«Очень трудно объяснить, что происходит, когда я думаю о таких вещах, — говорит он. — К примеру, если я пытаюсь представить себе лицо своего отца, я знаю, что у него голубые глаза, помню размер его носа, но никаких других подробностей я описать не могу, потому что не в состоянии вызвать в памяти его лицо. Я ничего не вижу».

Представьте себе

Для того чтобы понять, как различаются образы в голове у каждого из нас, необходимо научиться их измерять — однако анализировать мысли другого человека по определению сложно.

Сотрудник Университета Нового Южного Уэльса (Австралия) Джоэл Пирсон нашел способ: он научился не только объективно измерять воображение, но и манипулировать им.

Для этого он использует метод «бинокулярного соперничества». Этот простой способ основан на том, что человеку в течение короткого времени предъявляют два разных изображения — скажем, зеленые полоски и красные точки — одно перед левым глазом, другое перед правым.

Мозг не может слить эти две картинки в один связный образ, и вместо этого одно изображение подавляется, а воспринимается другое.

Этим процессом можно манипулировать, если настроить мозг на одно из изображений.

Так, если показать его человеку до начала выполнения задачи, при последующем одновременном предъявлении обоих изображений мозг с большей вероятностью воспримет именно его.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

При афантазии может быть затруднено выполнение самых простых задач, таких как поиск своей машины на парковке

То же происходит, если попросить участника исследования представить себе один из образов: при выполнении последующих задач вероятность восприятия именно этого изображения повышается.

При этом чем живее у человека воображение, тем больше вероятность увидеть этот образ в ходе следующего эксперимента.

Пирсон провел несколько сотен таких исследований и нашел способ измерять силу воображения человека.

Теперь все ясно

Филип лишь недавно узнал о том, что видит мир не так, как все люди.

Он наткнулся в интернете на запись передачи, в которой рассказывалось об афантазии и неспособности мысленно видеть образы. По его словам, для него это было полной неожиданностью.

«Я подумал: что? Вы хотите сказать, что кто-то это умеет?». Ему показалось, что это шутка, и он решил проверить на своей четырехлетней дочери.

«Я спросил ее, может ли она представить себе яблоко, и она ответила: «Да, оно зеленое». Я был потрясен».

Внезапно многое в жизни стало понятно. У него всегда была ужасная память. «Я очень плохо запоминаю имена и лица людей, но теперь я знаю, что другие просто представляют себе их внешне и, конечно, им легче запоминать такие вещи».

Кроме того, ему бывает трудно найти свою машину на парковке — возможно, из-за того, что он не может визуализировать то место, где оставил ее.

«Мне всегда приходится фотографировать свою машину на стоянке или записывать название соседнего магазина, иначе я могу потом искать ее целый час».

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Вы, наверное, умеете видеть мысленным взором различные образы, но некоторые на это не способны и нередко живут, даже не подозревая об этом

Недавно Пирсон с коллегами проанализировали механизмы работы мозга в момент, когда человек мысленно представляет себе различные изображения.

Они обнаружили, что размер зрительной коры — участка головного мозга, отвечающего за восприятие изображений, — коррелирует со способностью человека к визуализации.

В своей неопубликованной работе, представленной в мае на конференции под названием «Внутренний мир внутреннего ока» в городе Норидже (Великобритания), Пирсон также описал, как меньшая активность клеток мозга на этом участке стимулирует работу воображения.

Эта информация позволяет его сотрудникам планировать эксперименты, связанные с манипулированием активностью этих клеток головного мозга с помощью неинвазивной стимуляции мозга в целях изменения способности людей к визуализации.

Ученые надеются сократить число навязчивых мысленных образов, которые сопутствуют таким состояниям, как повышенная тревожность, зависимость и посттравматическое стрессовое расстройство.

«Возможно, нам удастся уменьшить силу этого визуального ряда», — полагает Пирсон.

С другой стороны, он считает, что эта методика также может быть полезна для развития способностей к визуализации.

«Легко представить себе, что люди могут пожелать развить свое воображение для укрепления других аспектов когнитивной деятельности, в которых участвует этот навык», — говорит он.

К примеру, мы знаем, что можем улучшить память, воссоздавая в уме яркие образы, и что отсутствие способности вызывать в памяти картинки влияет на нравственное суждение людей.

Например, когда они не в состоянии вообразить себе последствия своих действий, им становится легче принимать более «хладнокровные», на первый взгляд логичные решения, которые тем не менее могут в итоге причинить вред окружающим.

«Теоретически, можно также манипулировать процессом визуализации для уточнения показаний свидетелей, принятия более этичных решений, улучшения памяти, обучаемости и так далее», — убежден Пирсон.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Филип спросил свою дочь, может ли она представить себе яблоко. Когда дочь ответила, что оно зеленое, он был потрясен

Однако если визуализация участвует в столь многих аспектах повседневной жизни, почему у таких людей, как Филип, не возникает более серьезных проблем?

«Несмотря на то, что люди, обладающие развитыми способностями к воссозданию в уме различных образов, обычно лучше справляются с задачами на запоминание, — поясняет Пирсон, — у людей с афантазией это тоже получается неплохо».

«По их словам, они опираются на семантику, алгоритмы или геометрию — абстрактные невизуальные стратегии».

Если мозг способен воспроизводить образы, человек использует эту возможность для решения определенных задач — а если нет, он обычно вырабатывает другие стратегии, которые могут функционировать ничуть не хуже».

Филип с ним согласен: «Я уверен, что мой мозг компенсирует это в каких-нибудь других сферах».

К примеру, он прекрасно подражает голосам других людей. «Я могу воспроизвести любой голос, любой акцент. Я не понимаю, почему другим людям трудно это сделать. Я могу мысленно слышать голоса людей, как если бы они говорили наяву. Возможно, одно компенсирует другое».

Здесь и сейчас

Если зайти на онлайн-форум для людей с афантазией, быстро становится ясно, что многие из них считают эту особенность благоприятной.

Один из пользователей убежден, что афантазия помогает ему жить здесь и сейчас. «Если ты неспособен вообразить себе будущее, [значит] ты не можешь в нем жить. То же касается и прошлого», — говорит он.

Остальные с ним соглашаются. «Поскольку ты не можешь заново пережить никакой момент, начинаешь немного больше ценить каждое мгновение», — считает другой пользователь.

Филип тоже сосредоточен на настоящем больше, чем на прошлом или будущем.

«Я не люблю строить планы, мне трудно думать о будущем, и я забываю, что собирался сделать, если не записал это куда-нибудь, поэтому обычно я реагирую спонтанно и очень хорошо умею делать все экспромтом».

Другие участники форума радуются тому, что им не приходится вновь и вновь переживать перенесенную психологическую травму или хранить в памяти образы страшных или печальных моментов своей жизни.

«Я видел, как моя девушка корчится в конвульсиях от передозировки, — рассказывает один человек. — Я благодарен судьбе за то, что не помню эту картину [визуально] и не переживаю эту травму много раз подряд».

И так же, как нам может быть сложно представить себе свой внутренний мир без образов, людям с афантазией непонятно, как можно видеть внутренним взором то или иное изображение.

Одна из посетительниц форума рассказывает о том, что мысленно описывает для себя каждое воспоминание или вещь словами.

«Слова — прекрасная штука, — считает она. — Мне почти жаль людей, которые заменяют их образами. Конечно, картинки — это тоже замечательно, но я предпочитаю свои любимые слова».

Ну а пока Филип с трудом привыкает к новой для себя действительности. «Так странно, что мне никогда раньше это не приходило в голову, — удивляется он, — что я никогда не представлял себе, как люди могут воображать себе какие-нибудь картины».

«Почему мне никогда никто об этом не говорил? Я никак не могу взять этого в толк».

Здоровый образ жизни — Больница КНЦ СО РАН


Здоровый образ жизни — это активное участие в трудовой, общественной, семейно-бытовой, досуговой формах жизнедеятельности человека. К сожалению, многие люди не соблюдают самых простейших, обоснованных наукой норм здорового образа жизни. Одни становятся жертвами малоподвижности, вызывающей преждевременное старение, другие излишествуют в еде с почти неизбежным в этих случаях развитием ожирения, склероза сосудов, третьи не умеют отдыхать, отвлекаться от производственных и бытовых забот, вечно беспокойны, нервны, страдают бессонницей, что в конечном итоге приводит к многочисленным заболеваниям внутренних органов.

Существует три вида здоровья: физическое, психическое и нравственное (социальное).

Физическое здоровье ― это естественное состояние организма, обусловленное нормальным функционированием всех его органов и систем. Если хорошо работают все органы и системы, то и весь организм человека (система саморегулирующаяся) правильно функционирует и развивается.

Психическое здоровье зависит от состояния головного мозга, оно характеризуется уровнем и качеством мышления, развитием внимания и памяти, степенью эмоциональной устойчивости, развитием волевых качеств.

Нравственное здоровье определяется теми моральными принципами, которые являются основой социальной жизни человека, т.е. жизни в определенном человеческом обществе. Отличительными признаками нравственного здоровья человека являются, прежде всего, сознательное отношение к труду, овладение сокровищами культуры, активное неприятие нравов и привычек, противоречащих нормальному образу жизни.

Здоровый образ жизни является предпосылкой для развития разных сторон жизнедеятельности человека, достижения им активного долголетия и полноценного выполнения социальных функций. Актуальность здорового образа жизни вызвана возрастанием и изменением характера нагрузок на организм человека в связи с усложнением общественной жизни, увеличением рисков техногенного, экологического, психологического, политического и военного характера, провоцирующих негативные сдвиги в состоянии здоровья.

Здоровый образ жизни включает в себя следующие основные элементы: «плодотворный труд, рациональный режим труда и отдыха, искоренение вредных привычек, оптимальный двигательный режим, личную гигиену, закаливание, рациональное питание и т.п.».

Плодотворный труд ― важный элемент здорового образа жизни. На здоровье человека оказывают влияние биологические и социальные факторы, главным из которых является труд. Рациональный режим труда и отдыха ― необходимый элемент здорового образа жизни. При правильном и строго соблюдаемом режиме вырабатывается четкий и необходимый ритм функционирования организма, что создает оптимальные условия для работы и отдыха и тем самым способствует укреплению здоровья, улучшению работоспособности и повышению производительности труда.

Следующим звеном здорового образа жизни является искоренение вредных привычек (курение, алкоголь, наркотики). Эти нарушители здоровья являются причиной многих заболеваний, резко сокращают продолжительность жизни, снижают работоспособность, пагубно отражаются на здоровье подрастающего поколения и на здоровье будущих детей.

Следующей составляющей здорового образа жизни является рациональное питание. Когда о нем идет речь, следует помнить о двух основных законах, нарушение которых опасно для здоровья.

Первый закон ― равновесие получаемой и расходуемой энергии. Если организм получает энергии больше, чем расходует, то есть если мы получаем пищи больше, чем это необходимо для нормального развития человека, для работы и хорошего самочувствия, ― мы полнеем.

Второй закон ― «соответствие химического состава рациона физиологическим потребностям организма в пищевых веществах». Питание должно быть разнообразным и обеспечивать потребности в белках, жирах, углеводах, витаминах, минеральных веществах, пищевых волокнах. Многие из этих веществ незаменимы, поскольку не образуются в организме, а поступают только с пищей. Отсутствие хотя бы одного из них, например, витамина С, приводит к заболеванию и даже смерти. Витамины группы В мы получаем главным образом с хлебом из муки грубого помола, а источником витамина А и других жирорастворимых витаминов являются молочная продукция, рыбий жир, печень.

Установлено, что у здорового человека среднего возраста при нормальной массе тела расходуется 7 килокалорий в час на каждый килограмм массы тела. Первым правилом в любой естественной системе питания должно быть: прием пищи только при ощущениях голода; отказ от приема пищи при болях, умственном и физическом недомогания, при лихорадке и повышенной температуре тела; отказ от приема пищи непосредственно перед сном, а также до и после серьезной работы, физической либо умственной. Очень важно иметь свободное время для усвоения пищи. Представление, что физические упражнения после еды способствуют пищеварению, является грубой ошибкой.

Прием пищи должен состоять из смешанных продуктов, являющихся источниками белков, жиров и углеводов, витаминов и минеральных веществ. Только в этом случае удается достичь сбалансированного соотношения пищевых веществ и незаменимых факторов питания, обеспечить не только высокий уровень переваривания и всасывания пищевых веществ, но и их транспортировку к тканям и клеткам, полное их усвоение на уровне клетки. Рациональное питание обеспечивает правильный рост и формирование организма, способствует сохранению здоровья, высокой работоспособности и продлению жизни.

Немаловажное значение оказывает на здоровье и состояние окружающей среды. Вмешательство человека в регулирование природных процессов не всегда приносит желаемые положительные результаты. Нарушение хотя бы одного из природных компонентов «приводит в силу существующих между ними взаимосвязей к перестройке сложившейся структуры природно-территориальных компонентов». Загрязнение поверхности суши, гидросферы, атмосферы и Мирового океана, в свою очередь, сказывается на состоянии здоровья людей, эффект «озоновой дыры» влияет на образование злокачественных опухолей, загрязнение атмосферы на состояние дыхательных путей, а загрязнение вод ― на пищеварение, резко ухудшает общее состояние здоровья человечества, снижает продолжительность жизни. Однако, здоровье, полученное от природы, только на 5% зависит от родителей, а на 50% ― от условий, нас окружающих.

Кроме этого, необходимо учитывать еще объективный фактор воздействия на здоровье ― наследственность. Влияют на наше здоровье и биологические ритмы. Одной из важнейших особенностей процессов, протекающих в живом организме, является их ритмический характер. В настоящее время установлено, что свыше трехсот процессов, протекающих в организме человека, подчинены суточному ритму.

Оптимальный двигательный режим ― важнейшее условие здорового образа жизни. Его основу составляют систематические занятия физическими упражнениями и спортом, эффективно решающие задачи укрепления здоровья и развития физических способностей молодежи, сохранения здоровья и двигательных навыков, усиления профилактики неблагоприятных возрастных изменений. При этом физическая культура и спорт выступают как важнейшее средство воспитания.

Для эффективного оздоровления и профилактики болезней необходимо тренировать и совершенствовать в первую очередь самое ценное качество ― выносливость в сочетании с закаливанием и другими компонентами здорового образа жизни, что обеспечит растущему организму надежный щит против многих болезней.

Еще одним важным элементом здорового образа жизни является личная гигиена. Личная гигиена включает в себя рациональный суточный режим, уход за телом, гигиену одежды и обуви. Особое значение имеет и режим дня. При правильном и строгом его соблюдении вырабатывается четкий ритм функционирования организма. А это, в свою очередь, создает наилучшие условия для работы и восстановления.

Неодинаковые условия жизни, труда и быта, индивидуальные различия людей не позволяют рекомендовать один вариант суточного режима для всех. Однако его основные положения должны соблюдаться всеми: «выполнение различных видов деятельности в строго определенное время, правильное чередование работы и отдыха, регулярное питание. Особое внимание нужно уделять сну — основному и ничем не заменимому виду отдыха. Постоянное недосыпание опасно тем, что может вызвать истощение нервной системы, ослабление защитных сил организма, снижение работоспособности, ухудшение самочувствия.

Режим имеет не только оздоровительное, но и воспитательное значение. Строгое его соблюдение воспитывает такие качества, как дисциплинированность, аккуратность, организованность, целеустремленность. Режим позволяет человеку рационально использовать каждый час, каждую минуту своего времени, что значительно расширяет возможность разносторонней и содержательной жизни. Каждому человеку следует выработать режим, исходя из конкретных условий своей жизни.

Здоровье помогает нам выполнять наши планы, успешно решать основные жизненные задачи, преодолевать трудности, а если придется, то и значительные перегрузки. Хорошее здоровье, разумно сохраняемое и укрепляемое самим человеком, обеспечивает ему долгую и активную жизнь.

«Путин пережил серьезную травму в детстве»

Накануне дня рождения российского президента Владимира Путина Елена Серветтаз поговорила с психотерапевтом Швейцарской Федерации Психологов (FSP), экспертом в области судебной психологии, доктором психологических наук Филипом Жаффе (Philip Jaffé). Доктор Жаффе в эфире RFI анализирует портрет человека, находящегося у власти в России без малого 15 лет. «Вероятно, можно ожидать худшего», — считает профессор. 

 

Психологический портрет Путина: «Путин пережил серьезную травму в детстве»

Елена Серветтаз

 

 

 

 

  

Психотерапевт Швейцарской Федерации Психологов (FSP), эксперт в области судебной психологии, доктор психологических наук Филип Жаффе http://www.lematin.ch

RFI: Перед тем как мы приступим к анализу психологического портрета президента России Владимира Путина, не могу не спросить (в качестве дисклеймера, если хотите) насколько точным может быть этот портрет, учитывая тот факт, что вы никогда еще не говорили с Путиным лично?

Доктор Филип Жаффе: Владимир Путин никогда не был моим пациентом, я никогда не встречался с ним за время своей практики как психотерапевт и профессор психологии. Однако, несмотря на этот дисклеймер, есть такая сфера, которая как раз и занимается «психобиографией». Она изучает и анализирует известных людей, основываясь на их личной истории, на том, что нам об этих людях известно в плане социальном, профессиональном. Мы соотносим все это с главными аспектами функционирования человеческого организма, учитывая, в том числе, патологии и психологические заболевания.

Путин – социально неадаптированный (неловкий) человек. У него существуют проблемы с развитием отношений, с поиском друзей

Доктор психологических наук Филип Жаффе (Женева, Швейцария)

Существует мнение, которого придерживается сразу несколько известных политологов, как на Западе, так и в России: психологически портрет Путина можно сравнить с портретами таких лидеров, как Реджеп Тайип Эрдоган в Турции, Сильвио Берлускони в Италии, Уго Чавес в Венесуэле. Однако, все эти люди друг от друга сильно отличаются. Вы могли бы сказать, к кому из названных выше, Владимир Путин находится ближе?

Эрдоган, Путин и Берлускони © AFP/Adem Altan

Что общего у этих общественных деятелей, так это то, что власть находится или находилась только у них в руках, огромная власть среди народа, внутри страны, внутри регионов. Я бы сказал, что каждый представляет собой вариацию чрезмерной личной самовлюбленности и необходимости все держать под контролем. Власть может развивать в людях форму мании величия.

Они живут в таком пузыре. Все остальные смотрят на них, прислуживают им, всегда повинуются им, то есть, как правило, они потом начинают верить в то, что они лучше других, что они особенные, понимаете? Все эти факторы в значительной степени связывают людей, которые находятся у власти, особенно, если их власть не контролируется, не балансируется другими структурами.

Владимир Путин символизирует (почти на грани карикатурной картинки) альфа-самца. Он должен быть замечен в качестве доминирующего самца

Доктор психологических наук Филип Жаффе (Женева, Швейцария)

Вы говорите, что Путин, возможно, думает о себе, что он – человек особенный. Но, если, скажем, мы посмотрим на него и сравним с тем, как выглядят другие лидеры государств, то мы поймем, что ничего особенного в нем нет. По крайней мере, ничего особенного в его внешности нет точно. Наоборот, он выглядит крайне серым по сравнению с остальными.

Что касается черт лица и выражений Путина, то они довольно пресные. Создается впечатление, что он постоянно контролирует свои эмоции. В английском языке есть такое выражение: as cool as a cucumber (спокойный, как огурец), так вот как раз тот случай. На мой взгляд, он выглядит бездушным и нехаризматичным. Но об этом должны судить другие люди, каждый может делать свои выводы. Когда вы анализируете его действия, когда вы видите, как он управляет (государством, — прим. ред.), когда видишь, как он относится к другим людям, вы, действительно, можете почувствовать, что вся невероятная эмоциональная активность происходит в глубине, а не на поверхности. Вы понимаете, что это крайне умный человек, обладающий превосходными когнитивными навыками, способный принимать решения быстро, основываясь на различных данных. Таким образом, вероятно, его аналитический мышление высоко развито. Но на деле, на поверхности видны какие-то невнятные и неописуемые вещи.

Мне кажется, что он очень чувствителен к психологическим травмам, к унижениям, опять же, налицо признаки того, что это у него было в детстве.

Доктор психологических наук Филип Жаффе (Женева, Швейцария)

Иногда все же Путин «открывается» или делает вид. Вспомним момент, когда в очередной раз он стал президентом, выступая на площади, по его лицу текли слезы. Однако, до сих пор не ясно, плакал ли Путин, сильный ветер был ли или это была актерская заготовка.

Плачущий Путин stan50-50

Трудно сказать. Вообще-то, люди, которым свойственны сильные нарциссические черты, как правило, в значительной степени, не способны демонстрировать свою нежность, если хотите. Они, как правило, контролируют все, что происходит. Но, опять же, все люди разные. Например, Путин пережил серьезную травму в детстве, и некоторые связанные с этим эмоции могут сейчас неожиданно проявляться. На другом уровне. Путин — тот человек, который крайне привязан к ощущению своего места в государстве. Конечно, я не русский человек, но мне кажется, что в русской культуре мужчины, в независимости от того, злоупотребляют они алкоголем или нет, могут выражать себя в достаточно экспрессивной манере, но довольно быстро все возвращается на круги своя.

Говоря об истории, Путин как-то сказал, что распад СССР – крупнейшая геополитическая катастрофа ХХ века. Теперь, Запад наблюдает за российско-украинским конфликтом, за военными действиями на юго-востоке Украине, за развитием ситуации с «эстонским шпионом», которого, якобы, поймали в России. Эти действия российской власти для вас как для психотерапевта что означают? Владимир Путин — «реальный пацан», который сражается с НАТО и президентом США Обамой?

Мне кажется, что он очень чувствителен к психологическим травмам, к унижениям, опять же, налицо признаки того, что это у него было в детстве. Все эти эмоциональные ощущения проходят через него, через его личную историю и через историю России. Любые нападки, любая критика по отношению к России, воспринимается как что-то личное, и я думаю, что Владимир Путин чувствует, что он должен отреагировать силой, как мачо, чтобы защититься. Все это из детства, ему надо доказать, что с ним лучше не вступать в ссоры. Если бы дети толкнули его, он бы показал свою физическую силу в очень убедительной манере, чтобы никто никогда не мог доминировать над ним. Эти личные особенности Путина разрослись в его политической деятельности за все это время, именно поэтому он дошел почти до абсолютной власти в России.

Путин пережил серьезную травму в детстве, и некоторые связанные с этим эмоции могут сейчас неожиданно проявляться.

Доктор психологических наук Филип Жаффе (Женева, Швейцария)

Кстати, о физической силе: Путин никогда не проигрывает даже женщинам, даже в ходе показательных выступлений перед прессой. Зачем ему так вести себя? Или, опять же, фотография, которую любят западные журналисты — Путин с голым торсом на лошади.

Путин на лошади kartinki.me

Он символизирует (почти на грани карикатурной картинки) альфа-самца. Он должен быть замечен в качестве доминирующего самца. Это всегда проявляется, я бы сказал, в почти заведомо беспроигрышных ситуациях – пересилить женщину, например. Хотя здесь бы не помешало проявить галантность все же. Но в целом, президент Путин — пленник своего имиджа, который он же отчаянно пытается проецировать, это его лицо, с которым он чувствует себя комфортно. Но, возможно, здесь есть серьезный расчет (а он очень умный), этот образ в политическом и геополитическом планах работает так: «Не стоит шутить с Путиным или с Россией. И я восхищаюсь тем мужеством, которое я же и излучаю».

Но на Западе этот имидж не всегда толкуют так, как хотелось бы Владимиру Путину. Например, один британский парламентарий Крис Брайант мне в интервью сказал, что как только вы отчаянно пытаетесь доказать всему миру, что вы настоящий мужчина, и при этом ущемляете права геев, возникают сомнения, не гомосексуалист ли вы. Что думаете по этому поводу?

Это гипотеза. Существует ряд доказательств, что в целом для некоторых людей, которые стремятся проецировать сильное чувство мужественности, им необходимость пресечь более мягкую «гейскую», немужскую сторону их личности. Это стереотипное мышление, лишь предположение. Другой гипотезой может стать, например, борьба Путина с чувством неполноценности. Он должен постоянно демонстрировать, что силен и что нет никаких признаков ослабления обороны, так он чувствует себя комфортно. Потому что он чувствует себя в некотором смысле некомфортно, и это снова возвращает нас к его детству, в котором имели место обида и травмы. Таким образом, существует несколько различных гипотез, и я бы не стал склоняться в пользу одной или другой, так как я никогда не занимался психоанализом лично с Владимиром Путиным.

Путин крайне умный человек, обладающий превосходными когнитивными навыками, способный принимать решения быстро, основываясь на различных данных.

Доктор психологических наук Филип Жаффе (Женева, Швейцария)

Лично, конечно, нет, но вы помните фотографию, на которой Владимир Путин целует ребенка в голый живот. Несколько странное поведение для президента страны не находите, по крайней мере, если смотреть на это отсюда, с Запада?

Путин целует мальчика в живот perm.urfo.org

Да, крайне удивительное поведение. Я вот даже посмеялся, пока вы задавали вопрос. Потому что в наше время очень просто заподозрить кого-то в педофилии. Не знаю, я не видел достаточных доказательств этому в поведении Путина. Тем не менее, я все же мог бы сказать, что налицо множество свидетельств тому, что Путин – социально неадаптированный (неловкий) человек. У него существуют проблемы с развитием отношений, с поиском друзей и т.д. Эта неловкость проявляется разными способами. Либо не быть галантным с женщинами, либо проделывать странные вещи с детьми, либо желание постоянно находиться с людьми младше себя. Потому что, когда вы неадаптированны в социальном плане, с детьми вам намного легче: они имеют тенденцию быть проще, они смотрят на взрослых снизу вверх. Таким образом, вы можете построить несколько догадок, но я бы все же сказал, что налицо именно социальная неловкость, чем педофилические наклонности.

Многие задаются вопросом: на сегодняшний день, сам ли Путин управляет государством или он уже на такой стадии, что за него это делают другие люди? Вообще, на ваш взгляд, Путин похож на человека, которым можно манипулировать?

Политологи на этот вопрос ответили бы лучше, у них есть понимание этого аспекта, но как психолог, коим я являюсь, скажу, что Путин не похож на марионетку. Опять же с ограниченным пониманием политических наук, я бы сказал, что Россия – огромная страна, которой крайне тяжело было бы управлять, если бы Путин не окружил себя группой очень способных и влиятельных людей, которые прикрывают его или выполняют его указания. И мне кажется, что у него много навыков, а не только навыки в проявлении силы, безжалостности, себялюбия. У Путина есть навыки для контроля и осуществления комплексного изменения общества. Их дополняет солидная группа поддержки. Эта группа людей находится за ним (за Путиным, — прим. ред.), это придает ему больше энергии. Люди смотрят в затылок своему лидеру, но это дает им чувство того, что они становятся богаче, что они пользуются преимуществами места, которое они заняли во властной структуре.

Стоит ли опасаться, что однажды все это, все эти детские психологические проблемы и травмы могут прорваться (или уже) наружу ?

Я считаю, что в научной литературе существует достаточно доказательств, даже в современной новейшей истории есть примеры, когда выяснялось, что у амбициозных людей, стремящихся получить политическую власть, было проблемное детство. Так они компенсировали все это в будущем, чтобы, наконец, почувствовать себя лучше, почувствовать свою значимость. Время от времени человечеству везло, потому что некоторые лидеры не только занимались компенсацией своего психологического ущерба, но и служили на благо своего народа.

Существуют также свидетельства того, что многие люди во власти имели и имеют переходные или даже хронические психические заболевания — маниакально депрессивные эпизоды, какие были у Теодора Рузвельта, или другие виды психопатологии. Это, действительно, интересно анализировать особенно у мощных квазидиктаторов или диктаторов вроде (Муаммара) Каддафи или (Бенито) Муссолини: иногда их власть разрастается так, что они теряют чувство реальности. Потеря чувства реальности может привести к тому, что они становятся все более иррациональными и совершают все более странные поступки, становятся непредсказуемыми и крайне опасными. Существует даже синдром, который описывает как раз весь этот процесс — hubris syndrome – гипертрофированное самолюбие, связанное с тем, что в течение длительного времени у человека в руках была слишком большая власть.

Я не говорю, что у Путина синдром  гибриса («синдром превышения дозволенного», — прим. ред.). Хотя многие, несомненно, отметят, что Путин-политик является прекрасным примером этого синдрома. Итак, где же ставить отметку? Где расположен Путин на спектруме – сильный лидер государства или психически нездоровый диктатор? Многие говорят, что у Путина четко проявляются признаки второго, нежели первого. Это не совсем то, что я думаю, потому что Путин все же не Каддафи, но опасность всегда существует, если власть не контролируется Конституцией, которая гарантирует безопасность.

Логичным было бы спросить, лечение от этого существует?

Да, существует простое лечение: вам нужно время от времени уступать власть, и научиться определенной скромности – не быть человеком, который всегда командует окружающими, дает им приказы.

Конечно, если бы г-н Путин участвовал в нашей беседе, он бы возразил нам: «Что вы! Я же некоторое время был премьером, а надо мной был президент».

mediadrom.info

Но нам всем известно, что когда президентом России был (Дмитрий) Медведев, реальной силой в российской политической структуре оставался Путин. Действенное лекарство от превращения политического лидера в иррационального и опасного человека – это гарантии того, что его власть ограничена во времени, и в определенный момент ему приходится отказаться от нее. Мало кто из великих лидеров, имевших абсолютную власть, смог достойно уйти по собственной инициативе… хорошим, хотя и давним примером, может быть уход Джулиуса Ньерере в Танзании.

Последний вопрос: Почему, на ваш взгляд, часть населения России позволяет телевидению манипулировать собой, смиряясь со всем, что приходится терпеть по воле их политических лидеров? Отсутствие свободных и честных выборов, права свободно выражать свое мнение и т.д.

С чисто западной точки зрения, впечатляет, насколько долго русские готовы молча терпеть, тогда как они вполне способны изменить систему, сделать так, чтобы она больше прислушивалась к их потребностям и улучшала их общественное положение и так далее. Я не специалист по русскому менталитету, но, исходя из того, что я читал, и из моих собственных рассуждений, народ России на протяжении своей истории всегда подчинялся очень сильной и централизованной власти. Коммунистическая партия держала российский народ в ежовых рукавицах много лет, больше, чем может себе представить разумный человек, до нее то же самое можно сказать о царской власти. Я не знаю, требуется ли больше образования и демократических институтов, но, несомненно, история повторяется и, вероятно, можно ожидать худшего.

психологический портрет афериста – Москва 24, 16.06.2016

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Мошенничества по количеству занимают второе место в столице – на первом прочно обосновались кражи. Как известно, в массовой культуре аферисты зачастую предстают этакими интеллектуалами с хорошим вкусом и повадками Робин Гуда.

Как на самом деле выглядит мошенник и что нужно сделать, чтобы избавиться от его настойчивого внимания, журналистам рассказала начальник отделения психологической службы отдела морально-психологического обеспечения УВД по ЦАО Вероника Крапухина.

Психологический портрет афериста

Мошенник – всегда вор и лжец, поэтому ему присущи такие свойства – не врожденные, а приобретенные:

  • конспиративность;
  • закрытость;
  • театрализация.
  • Он склонен к перевоплощению, причем свои действия не репетирует.

    У афериста весьма высокий интеллектуальный уровень, правда, в криминальном плане: он любит просчитывать варианты, ему это нравится, причем ему надоедает одно и тоже и он ищет креатива, ему хочется быть лидером в своей области, хочется монополизировать.

    У него подвижное сознание, то есть он быстро может решать проблемы. В то же время ему присущ высокий уровень тревожности: ни один аферист не пойдет до конца, если не будет на 100 процентов уверен, что все пройдет гладко. Это, пожалуй, его самая яркая отличительная черта.

    Мошенник изначально идет к деградации, причем это начинается не в сознательном возрасте, а в школе и детском саду, когда можно увидеть черты ребенка, склонного ко лжи и воровству. Он идет на это специально – не для того, чтобы избежать наказания, а для того, чтобы что-то совершить.

    Аферисты – люди эгоистичные и замкнутые по своей натуре. Чтобы сдерживать такие социальные качества, им приходится прибегать к алкоголю и наркотикам. Чаще всего они доходят до этого, потому что они понимают свою роль отчужденца, что они социально неприемлимы.

    При всей своей криминальной натуре мошенник не пойдет против личности: он раним по отношению к тяжелым преступлениям и никогда не нападет – если это квартирная кража и пришли хозяева, то за нож ему браться нелегко.

    Фото: m24.ru/Александр Авилов

    Портрет обманутого

    В афере всегда есть две стороны, и портрет мошенника был бы неполным без портрета жертвы. В обманутом всегда есть что-то, что роднит его с преступником: например, жажда наживы. Аферист играет на том, что человек хочет что-то получить дешево или вообще бесплатно, быстро и не прикладывая сил.

    Лень – одна из основных причин, почему жертвы становятся жертвами. Лень узнавать подробности, лень куда-то идти, лень спрашивать. Плюс любопытство и любознательность – мошенники интригуют, завораживают, они говорят так, что потерпевшему интересно, чем это закончится. Дешево, быстро, легко и престижно – на эти слова ведется пострадавший, а если у него есть тяга к авантюрам, минимум самоконтроля, он доверчив, инфантилен и недальновиден, то вот еще одно дело ложится на стол следователя.

    Как противостоять мошенникам

    Перед принятием решения о дешевой или вообще бесплатной услуге надо выждать время: подождать, позвонить, узнать цену, навести справки, и аферисты не будут общаться. Еще можно сделать вид, что вам скучно и неинтересно, мошенник тогда прекратит общение.

    Помимо осторожности, не помешает бдительность: если вы чувствуете, что вас подталкивают – «осталось два дня», «магазин закрывается» и прочее – вас принуждают сделать решение, и тут та же схема: подождать, посоветоваться.

    Профессиональные мошенники хорошо пользуются психологическими методами – например, введением в транс. Вы идете по улице в своих мыслях, и они в этот момент к ней подстраиваются и просят о помощи. Вы от неожиданности начинаете ему помогать – всего аферист рассчитывает на четыре «да», для этого он вас спрашивает элементарные вещи – как пройти в магазин, например. Начинает благодарить и что-то предлагать, разумеется, бесплатно, причем вы понимаете, что что-то идет не так, но вот вы уже без денег.

    Фото: m24.ru/Александр Авилов

    Еще есть тактильный контакт, его любят, например, цыгане: им надо потрогать жертву. Вам неприятно, вы начинаете смущаться, но убежать нельзя – воспитание не позволяет. В процессе разговора они подстраиваются под вашу позу, манеру речи и даже темп дыхания. Дальше дело техники, и вот вы уже в трансе.

    Тут надо просто переключить внимание: сделать усилие над собой и позвонить другу, обратить внимание на место, где вы стоите, и мошенник потеряет связь, придется выстраивать все заново. Самое оптимальное, конечно – развернуться и уйти или вообще не разговаривать с подозрительными людьми.

    Еще важно отметить, что роль в противостоянии мошенникам играет воспитание: некоторые мамы запрещают детям вести себя естественно на улице, то есть шуметь и кричать. Человек вырастает стеснительным, а в кризисной ситуации он не сможет позвать на помощь. Так что надо воспитывать детей более раскрепощенными.

    Ссылки по теме

    Психологическая диагностика — кабинет психологической помощи в Мытищинском филиале МГТУ им. Н. Э. Баумана

    Кабинет психологической помощи

    Для чего же может понадобиться психодиагностическое обследование, и чем оно отличается от обычного «любительского» самотестирования?

    Все очень просто: любительское тестирование — это самостоятельное заполнение не связанных между собой тестовых методик, заполняемых по принципу любопытства. Иногда заполняются тестовые методики не соответствующие нужному возрасту (возрастные границы тестов очень важны), а иногда, заполняются тесты, просто придуманные энтузиастами для развлечения. Результаты таких методик могут порадовать или огорчить, но соответствовать действительности они не могут.

    Для достоверности результатов проводятся очень трудоемкие процедуры валидизации (проверки достоверности теста), и только после валидизации теста можно считать его сколько-нибудь достоверным. Любительские тесты такие процедуры не проходят. Следовательно, они не годятся для серьезных выводов о себе,  больше подходят для развлечения или для мотивации увлечься психологией.

    Психодиагностическое обследование (целевое тестовое психологическое обследование, батарея тестовых методик) — это четко спланированная процедура из консультаций, опросов и тщательно подобранных друг к другу целевых тестовых методик. Все данные консультации и психологических тестовых методик обрабатываются, сопоставляются между собой и только в результате всего этого Вы можете получить:

    1. Подробное психодиагностическое заключение, в котором отражено подробно все обследование, будет дана на консультации интерпретация Ваших результатов и их сопоставление.
    2. Помимо этого ставится психологический диагноз, который всегда важен при психодиагностическом обследовании. Это не означает, что Вы чем-то больны. В психологии диагноз ставится для определения Вашего психологического типа и соответствующих этому типу черт характера.
    3. Дается психологический прогноз на будущее, т. е. что предположительно ждет Вашу индивидуальность на разных путях и этапах развития.
    4. Ваш подробный психологический портрет по теме (здесь можно составить портрет по профессиональным, личностным, поведенческим, творческим, интеллектуальным и любым другим характеристикам, в зависимости от цели обследования).
    5. Различные рекомендации и программы по улучшению Вашего развития на будущее, например, в форме тренингов или психологической помощи. Тем самым Вы сможете подчеркнуть сильные стороны своей индивидуальности и скорректировать психологические слабости.

    Результат психологического диагностического тестового обследования всегда должен интерпретироваться и комментироваться для Вас специалистом-психологом.

    Цифры или краткое описание Вашей личности не является результатом психодиагностического обследования.

    Результат — это сопоставление, сравнение и описание взаимодействия разных личностных особенностей и индивидуальных характеристик из разных методик, а не из одной.

    Это по плечу только компетентному психологу. Психодиагностическое исследование может проводиться только с Вашего согласия, и его результаты могут быть кому-либо предоставлены тоже только с Вашего согласия. Соблюдается принцип профессиональной тайны. Исключения могут быть, когда проводится психолого-психиатрическая экспертиза.

    Во всех остальных случаях решаете только Вы.

    Типичная задача (запрос) клиента решается следующим образом:

    • переформулирование задачи клиента на язык психодиагностических критериев,
    • подбор необходимых методик психодиагностики,
    • предъявление методик в компьютерной и/или бланковой форме,
    • обработка полученных данных,
    • интерпретация полученного результата,
    • сопоставление результатов разных методик, 
    • по Вашему желанию мы выдаем письменное «Психологическое заключение».

    В настоящее время кабинет психологической помощи вуза осуществляет:

    • психологическое обследование личности, мониторинг по оказанию социально-психологической помощи;
    • диагностическое обследование интеллектуального и эмоционального развития;
    • диагностика психических состояний и свойств личности;
    • диагностика межличностных отношений в коллективе;
    • комплексная психодиагностика личности

    С помощью психологического тестирования и собеседования составляется целостный психологический образ личности, исходя из которого, в дальнейшем разрабатывается программа психологической помощи.

    8 типов изображений, которые увеличивают психологическое воздействие вашего контента

    Важность использования изображений в блогах выходит далеко за рамки того, чтобы «красиво выглядеть».

    На самом деле это глубоко психологическое.

    Во-первых, ваш мозг (и мозг вашего читателя) лучше обрабатывает визуальные эффекты, чем текст. Фактически, 90 процентов информации, которую получает наш мозг, является визуальной, и он обрабатывает эту информацию в 60 000 раз быстрее, чем текст.

    И визуальные эффекты, когда они дополняют ваш текст, помогают связать ваше сообщение: 40 процентов людей лучше отреагируют на визуальную информацию, чем на текст.

    Прочтите, чтобы узнать о восьми наиболее эффективных типах изображений и о том, где их найти в Интернете.

    Мы начнем с одного, от которого вы сначала можете кривить нос, но выслушайте меня…

    1. Стоковые фото

    Сток фото — это гораздо больше, чем деловые люди в костюмах, идущие по графикам роста.

    При правильном использовании стоковые фотографии могут вызвать у ваших читателей настоящие эмоции. Это может быть особенно полезно в начале сообщения, когда вы пытаетесь создать сцену для сообщения, которое собираетесь доставить.

    Видите, как сообщение Шона Смита на Copyblogger начинается с мощного изображения, которое сразу же наводит на мысль о фокусе? Это именно то, что пишет Шон о

    .

    Где взять стоковые фото:

    2. Скриншоты

    Снимки экрана — отличный пример , показывающего вместо , указывающего .

    Конечно, вы могли бы рассказать своим читателям о полученном вами электронном письме. Или вы можете показать их и позволить им увидеть это сами, добавив аутентичности и визуального перерыва к вашему сообщению.

    Вот пример от Рамита Сетхи.

    Конечно, он мог просто сказать: «Я получаю несколько сумасшедших писем от людей».

    Но это было бы не так мощно, интересно или увлекательно.

    Где взять снимки экрана: Используйте инструмент, который упрощает создание, хранение и отправку снимков экрана; Я предпочитаю Snagit, доступный как для Mac, так и для ПК.

    3. Диаграммы и графики

    Учитывая сложность большинства статистических данных и отчетов, использование изображений — лучший способ передать количественные данные.

    Особенно, если это то, что вы хотите запомнить вашему читателю, потому что мы запоминаем изображения намного лучше, чем слова.

    В сообщении KISSmetrics об A / B-тестировании Уилл Курт использует графики, чтобы наглядно проиллюстрировать разницу между результатами, достигнутыми «учеными» маркетологами и «нетерпеливыми»:

    Где взять диаграммы и графики: Если нужный визуальный элемент еще не существует в инструментах отчетности вашего аналитического приложения, вы можете легко создавать диаграммы и графики с помощью электронных таблиц на Google Диске.

    4. Личные фото

    Когда вы рассказываете личную историю, использование изображения — даже одного снимка на камеру мобильного телефона — может сделать ее связной на более глубоком уровне.

    Фотографии могут заставить ваших читателей почувствовать, что они рядом с вами.

    Крис Гийбо, путешественник и предприниматель, получает много вопросов о своих упаковочных листах. Но вместо того, чтобы просто опубликовать контрольный список пунктов, он проводит нас по своему списку гораздо более интересным способом.

    Где взять личные фото: Их, конечно, придется делать самому.Однако следует отметить одну важную вещь: не зацикливайтесь на качестве изображения. Часто зернистый снимок мобильного телефона вполне подойдет и даже может добавить достоверности истории, которую вы пытаетесь рассказать.

    5. Кадры из телешоу или фильмов

    Это один из моих любимых, который мы довольно часто используем в блоге Groove.

    изображений поп-культуры закрепляются за связями, которые уже есть у ваших читателей с конкретным фильмом или телешоу, поэтому эмоции гораздо легче выразить.

    Я большой поклонник «Во все тяжкие», поэтому мы опираемся на него в статьях вроде этого.

    Где взять кадры из телешоу / фильмов: Как ни странно, мой любимый источник для них — поиск картинок в Google. Например, ввод «Во все тяжкие» приводит к сотням отличных результатов.

    6. Инфографика

    Инфографика, особенно полезная для разбивки большого сообщения из нескольких уроков и результатов исследований, делает большие объемы данных легко усваиваемыми.

    Они также могут быть — и часто являются — собственно контентом, которым можно делиться.

    Нил Патель из Quick Sprout использует инфографику во многих своих сообщениях; обратите внимание, как в этой статье о расчете рентабельности инвестиций в SEO-кампании он одновременно публикует ценный пост в блоге и ценную отдельную инфографику.

    Где взять инфографику:

    • infogr.am — это бесплатный веб-инструмент, который позволяет быстро и легко создавать инфографику.
    • Если вы не хотите идти по пути «сделай сам» и готовы платить, попробуйте Visual.ly.

    7.Арт

    на заказ

    Иногда изображения, которые вы хотите включить в сообщение, не существуют.

    К счастью, это не повод не использовать их.

    Стоимость нестандартного арта не должна быть высокой, и вам не нужно иметь в штате дизайнера для его создания.

    Buffer часто использует нестандартную графику, как в этом посте, где они делятся ценной формулой написания заголовков:

    Где взять нестандартное искусство: Я добился большого успеха с внештатными торговыми площадками, такими как oDesk, где вы можете опубликовать задание на нужную дизайнерскую работу, а дизайнеры участвуют в торгах по проекту.

    8. Комиксы

    Смех — это мощная эмоциональная реакция, которую нужно вызвать у читателя, и комиксы — отличный способ сделать это.

    В гостевом посте соучредителя Unbounce Оли Гарднера «Самое интересное руководство по оптимизации целевой страницы, которое вы когда-либо читали» в блоге Moz Оли Гарднер использует комикс, чтобы проиллюстрировать то, что нужно уделять вниманию:

    Где взять комиксы:

    (Обратите внимание, что на разных сайтах будут разные правила лицензирования и распространения; некоторые разрешают бесплатное использование с указанием авторства, а другие требуют лицензионных сборов. Всегда соблюдайте правила распространения, которые каждый художник налагает на свою работу. )

    Теперь ваша очередь

    Исследование ясно: изображения — суперэффективный способ сделать сообщения в блоге более интересными, полезными и ценными для ваших читателей.

    А теперь, я надеюсь, что этот пост в блоге дал вам идеи о том, как включить изображения в ваш контент и где их взять.

    Если вы еще не используете изображения или не используете их в полной мере, попробуйте.Вы можете быть удивлены тем, насколько мощным может быть изображение.

    Как вы уже используете изображения? Какие идеи из этого поста вы хотите попробовать в следующий раз? Присоединяйтесь к обсуждению в Google+ и дайте нам знать.

    Примечание редактора: Если вы нашли эту статью полезной, мы рекомендуем этот выпуск The Lede: Как выбрать изображения для ареста для ваших сообщений в блоге (и почему вы должны).

    Изображение предоставлено: Марио Кальво через unsplash.

    Фотографическая психология: образ и психика

    В наш век богатых средствами массовой информации непрерывный поток изображений ежедневно проходит мимо наших глаз.Как мы реагируем на этот поток визуальной стимуляции? Сколько из них регистрируется в нашем сознательном и бессознательном разуме? Что привлекает наше внимание, а что нет?

    Это вопросы такого рода, которые интригуют меня как психолога, изучающего влияние изображений в современных средствах массовой информации, особенно в онлайн-сообществах по обмену фотографиями, где фотографы могут пролистывать сотни изображений за считанные минуты. Поэтому я решил провести исследование, которое могло бы пролить свет на эти вопросы.

    На нескольких курсах психологии в бакалавриате я представил слайд-шоу из 200 пронумерованных фотографий в довольно быстром темпе по пять секунд каждая. Изображения включали самые разные типы, такие как пейзажи, животные, архитектура, уличные сцены, натюрморты, абстракции, люди и портреты. Перед тем, как начать слайд-шоу, я попросил студентов записать количество изображений, которые выделялись для них, на которые они по какой-либо причине вызвали значительную положительную или отрицательную реакцию.Когда слайд-шоу закончилось, я попросил их закрыть глаза, а затем позволить одному из изображений из слайд-шоу всплыть в их сознании. Дав им несколько минут, чтобы сосредоточиться на этом изображении, я обратил их внимание на инструкцию, которая побуждала их записывать то, что они помнят о фотографии, и описывать свои реакции на несколько вопросов, которые Джуди Вейзер часто использовала в своем подходе к психотерапии. которую она назвала «фототерапией», например: Какие мысли, чувства или воспоминания приходят в голову об этом изображении? Если бы вы могли взглянуть на эту фотографию, что бы вы сказали или сделали? Что бы вы изменили в этом изображении? Какое сообщение может вам дать эта фотография?

    Вот некоторые из моих выводов из этого исследования.

    Онемеет наше сознание, но не бессознательное

    Было ясно, что количество фотографий, которые выделялись студентами, уменьшилось в течение слайд-шоу. Это говорит о том, что когда нас наводняют изображения в СМИ, мы становимся немного оцепеневшими ко всему этому. Это заставило меня задуматься о фильмах, которые переполнены спецэффектами: мы начинаем думать «вау», а к концу фильма зеваем. Однако, когда слайд-шоу закончилось, и я попросил студентов позволить любой из фотографий всплыть на поверхность, образы, которые они запомнили, оказались случайным образом распределены по всему слайд-шоу.Я подумал, что это было очень интересно. Приглашение чего-то всплыть в уме побуждает бессознательное взять верх. Таким образом, даже несмотря на то, что сознание ученика немного оцепенело от парада картинок, его подсознание запомнило изображения, которые могли появиться в любом месте слайд-шоу. Бессознательный разум не оцепенел. Он готов заметить что-то интересное в потоке визуальной стимуляции.

    Есть лица с высоким и низким откликом

    Некоторые студенты указали, что многие фотографии выделяются для них во время слайд-шоу, в то время как другие перечислили очень мало фотографий.Ясно, что некоторые люди сильнее или, по крайней мере, чаще реагируют на непрерывный поток изображений, чем другие люди. Таким образом, мы можем заключить, что на постоянную визуальную стимуляцию есть «люди с высокой и низкой степенью реакции». Что касается изображений, которые всплыли в сознание после слайд-презентации, люди с низким уровнем ответа, как правило, реагировали на эти вспоминаемые фотографии с чувством беспокойства, беспокойства и страха, потребностью уснуть и желанием расслабиться. Эти результаты заставили меня задуматься, может ли онемение, которое некоторые люди развивают в связи с продолжающимся потоком визуальной стимуляции в средствах массовой информации, быть проникнуто образами, которые вызывают тревогу или потребность в избавлении от нее — образами, которые могут задерживаться в их сознании и всплывать позже.С другой стороны, почти все респонденты с высоким уровнем ответов, перечислившие много выдающихся изображений во время слайд-шоу, позже вспомнили фотографию, которая вызвала идеи о счастливых и любящих отношениях с друзьями и семьей, что редко случалось среди респондентов с низким уровнем ответов. Возможно, история успешных взаимоотношений побуждает нас с большей готовностью реагировать на различные жизненные события, отображаемые в растущих изображениях наших СМИ.

    Индивидуальные отличия важнее визуального дизайна и концепции

    В соответствии с традиционными стандартами визуального дизайна и концепции, фотографии варьировались от приемлемой до превосходной композиции, при этом некоторые из них отражали откровенно безобидные идеи (например.g., тропинка, изгибающаяся через лес), а другие изображают загадочные и даже причудливые сцены (например, клоун на кладбище, держащий утку и фотографирующий зрителя). Любопытно, что эти различия в «популярности» визуального дизайна и концепции, похоже, не повлияли на то, какие изображения испытуемые вспоминали после слайд-шоу. Некоторые из вызванных изображений были популярными, а некоторые были довольно обыденными. Например, несмотря на то, что кладбищенский клоун был одним из 20 лучших изображений, которые выделялись студентами во время слайд-шоу, только один человек впоследствии вспомнил эту фотографию.Фактически, было очень мало совпадений в том, какие именно изображения ученики запомнили после слайд-презентации, и только половина из 20 лучших изображений, которые выделялись во время слайд-шоу, были позже отозваны после того, как слайд-шоу закончилось. Что может предложить этот вывод? Возможно, популярность визуального дизайна и концепции оказывает немедленное сознательное влияние на то, что выделяется людьми при просмотре непрерывного потока изображений, но то, что они вспоминают позже, что остается в их умах и, скорее всего, в их бессознательном, определяется в большей степени. по их индивидуальным особенностям и происхождению.

    Мы стремимся к единству и спокойствию

    Наиболее частой реакцией, которую студенты обсуждали в отношении изображений, которые они вспоминали после слайд-шоу, было своего рода симбиотическое желание состояния «умиротворения, радости, удовлетворенности, любви, расслабления, комфорта, безопасности, единства, омоложения, синхронизации, погружения и т. Д. и чистое спокойствие »(по их словам). Это стремление к мирному и счастливому чувству принадлежности возникло в ответ на образы природы, а также на множество других типов изображений, в том числе те картинки, которые пробуждали идеи о том, чтобы объединиться с друзьями и членами семьи, мирно спать, погрузиться в книги. , и стать одним целым со спортом и командой.Некоторые студенты жаждали избавиться от стрессов и требований нашего современного, многозадачного, вечно загруженного образа жизни и вернуться к состоянию простоты, ясности ума и присутствия здесь и сейчас. В некоторых случаях казалось, что это внутренняя духовная потребность, независимо от уровня стресса в жизни. Парадоксально, но современные средства массовой информации постоянно бомбардируют нас нескончаемым потоком фантастических, заряженных и захватывающих изображений, тогда как то, что действительно привлекает людей, — это просто возвращение к состоянию единства и спокойствия.

    Негативные эмоции стимулируются образами, похожими на сновидения

    После завершения слайд-шоу только десять студентов вспомнили фотографию, которая вызвала исключительно отрицательные эмоции. Было три основных темы: нападение со стороны угрожающей фигуры, потеря любимого человека и удержание или ловушка какой-то внешней силой или собственными ограничениями. Мне показалось интересным, что все эти изображения были не реалистичными фотографиями, а скорее сюрреалистическими, темными или размытыми сценами, как в сновидческих состояниях сознания, например в кошмарах.Что это может означать? Возможно, многие из нас обычно защищаются от запоминания образов в средствах массовой информации, которые вызывают негативные чувства, но если изображение действительно преодолевает эти защитные барьеры, оно с большей вероятностью будет успешным, если оно имитирует бессознательные, похожие на сновидения способы восприятия, или оно будет успешным для тем людям, которые более восприимчивы к подобным сновидениям стилям мышления.

    Так должно быть

    Из всех вопросов, заданных ученикам о фотографиях, которые они запомнили после слайд-шоу, я нашел наиболее интригующим их реакцию на этот: «Что бы вы изменили в этом изображении?» Многие люди не ответили на этот вопрос, а если и ответили, то почти всегда говорили, что ничего не меняют.Конечно, это имело смысл, когда они связали с фотографией положительные чувства и воспоминания. Однако даже в тех случаях, когда изображение вызывало негативные эмоции, студенты все равно говорили, что они ничего не изменят в фотографии. Несколько человек отметили, что, если бы они могли войти в кадр, они оказали бы некоторую помощь или поддержку человеку на фотографии, который выглядел обеспокоенным, и все же они все равно не изменили бы само изображение. «Так должно быть», — сказал один студент.Как психолог, изучающий фотографию, я нашел это довольно глубоким, потому что он поддерживает то, что многие фотографы говорят о своей работе, в том числе и, возможно, особенно их изображения, которые запечатлевают момент, изображающий страдания в человеческом состоянии. Так было, и на тот момент так и должно быть.

    Хотели бы вы прочитать или принять участие в обсуждении этой статьи на flickr?

    Если вам понравилась эта статья из Photographic Psychology , вам также могут понравиться эти:

    Что вы здесь видите? (ответ мог многое сказать о вас) | Independent

    На мой взгляд, это пара волков-пируэтов.Другие в независимом офисе предположили, что это бабочка, а один опытный коллега подумал, что это таз. Что бы вы ни увидели, это может просто открыть окно в вашу душу.

    На протяжении десятилетий психологи использовали чернильный тест Роршаха, чтобы дать им представление о том, какой вы человек. Они показывают вам случайный узор — чернильное пятно — спрашивают, что вы видите, и записывают свой ответ. Исходя из этого, согласно теории, они могут построить картину того, как работает ваш ум, и что с ним может быть не так.

    Теперь канадский врач испортил веселье, разместив в Википедии 10 изображений чернильных пятен, использованных Германом Роршахом, швейцарским психиатром, разработавшим тест в 1921 году. образы — наиболее частые ответы, которые они вызывают. Критики осаждают Википедию, заявляя, что это равносильно публикации ответов на экзаменационные вопросы до того, как кто-либо сдаст экзамен. Это рискует обесценить один из старейших используемых психологических тестов.

    Тест основан на 10 стандартных чернильных пятнах, созданных путем падения капли чернил на лист бумаги, его складывания и раскрытия для создания симметричного изображения. Из 10 использованных кляксов некоторые черно-белые, некоторые красно-белые и некоторые разноцветные. Испытуемому показывают изображения и предлагают сказать первое, что приходит в голову по поводу того, что они предлагают. Позже психолог возвращает их к изображениям, предлагая им сказать, почему они отреагировали именно так.

    Тони Блэк, психолог, который использовал этот тест, сказал: «Он кое-что говорит вам о том, как люди реагируют эмоционально. Изображения состоят из двух симметричных половин, поэтому люди часто говорят, что видят мотылек или бабочку с ее крыльями. Но затем вы найдете тех, кто выберет небольшую область или особенность и много расскажет вам об этом.

    «В зависимости от того, расширяются ли они и дают различные ответы в зависимости от формы и цвета, или же они жестко придерживаются изображение целиком, вы можете получить о них общее представление.Вы можете увидеть, как они используют свое воображение, как они видят окружающий мир и какое значение они придают тому, что видят. Вы можете кое-что сказать об их инициативе и изобретательности, основываясь на том, как они расширяют различные части пятна или придерживаются всего этого ».

    Эрзац-версии теста Роршаха доступны онлайн для партийных игр, но г-н Блэк сказал, что Настоящий тест всегда проводился психологом лично, чтобы он мог наблюдать за реакцией испытуемого и вместе с ним исследовать причины.«Есть довольно заметные различия в том, реагируют люди на цвет или форму», — добавил он. «Если кто-то говорит, что видит кровь, очевидно, что это цвет, потому что кровь не имеет формы. Если они говорят, что это летучие мыши или бабочки, это форма».

    Его обучили этой технике в качестве стажера психолога в конце 1950-х годов в Ливерпуле, а затем он использовал ее на пациентах психиатрической больницы строгого режима Бродмура, где он был первым руководителем психологической службы. «Мы заботились о некоторых из самых жестоких людей в стране, и мне показалось важным, что мы использовали тест, чтобы увидеть, какой ответ мы получили», — сказал он.«Но я обнаружил, что пациенты Бродмура склонны либо накладывать его на шпатель и пытаться шокировать вас, либо замолчать и давать минимальный ответ или вообще ничего. Результаты не очень помогли».

    Сегодня он скептически относится к ценности теста, который требует времени для проведения и дает мало идей, которые нельзя получить более просто из современных опросников личности и методов интервью. «Некоторым он может показаться полезным дополнением, помогающим людям раскрыться на психоаналитическом сеансе, но в целом он вышел из употребления в качестве основного психологического метода», — добавил г-н Блэк.«Тем не менее, я был бы первым, кто сказал бы, что до тех пор, пока он используется в качестве инструмента оценки многими в профессии, совершенно неправильно передавать его в общедоступную среду. Я не одобряю раскрытие подробностей теста.

    «Если бы это произошло здесь, я полагаю, это повлекло бы за собой дисциплинарное взыскание. Британское психологическое общество потащит вас по углям ». Скандал разгорелся всерьез в июне после бурных дебатов по поводу решения Википедии разместить на своем сайте одну чернильную кляксу из стандартного набора из 10.Джеймс Хейлман, врач неотложной помощи из Мус-Джоу, в канадской провинции Саскачеван, ответил на дискуссию, разместив все 10 изображений в нижней части статьи об испытании, а также то, что исследование показало, что ответы на каждый из них наиболее популярны. .

    Объясняя свой провокационный шаг, он сказал The New York Times: «Я просто хотел поднять планку — нужно ли оставлять одно изображение в Википедии, мне показалось абсурдным, поэтому я поставил все 10. Дискуссия началась с этого момента. .

    Эти 10 изображений ранее появлялись на других веб-сайтах, но психологи были обеспокоены тем, что они были опубликованы в очень популярной Википедии. Брюс Смит, президент Международного общества методов Роршаха и проективных методов, сказал: чем больше тестовых материалов широко распространяются, тем больше возможностей обыгрывать их … делая результаты бессмысленными «.

    Д-р Хейлман не раскаялся. Он сказал, что спор идет о контроле, и сравнил призывы к китайцам удалить чернильные кляксы. попытка правительства контролировать информацию о резне на площади Тяньаньмэнь.«Ограничение информации для теоретических соображений — это не то, что мы здесь делаем», — настаивал он. Он отметил, что стандартная таблица Снеллена, используемая для проверки зрения, которая начинается с большой буквы «E», легко доступна в Википедии, и никто не жалуется на это.

    «Если бы кто-то знал глазную диаграмму, вы могли бы обратиться к специалистам по страхованию автомобилей и пересчитать диаграмму по памяти. Вы могли бы попасть в аварию. Следует ли нам убрать ее из Википедии? Мой отец одурачил доктор так.

    На веб-сайте Википедии говорится, что контуры 10 официальных чернильных пятен были впервые обнародованы в книге Уильяма Паундстоуна «Большие секреты» 1983 года. «Они были в открытом доступе в Швейцарии, где родился Герман Роршах, по крайней мере с 1992 года (70 лет) после его смерти), согласно швейцарскому закону об авторском праве. Они также являются общественным достоянием в соответствии с законом США об авторском праве в зависимости от того, когда они были впервые созданы и опубликованы (до 1923 года).

    «Утверждалось, что публикация чернильных пятен сделала тест бессмысленным.Неизвестно, насколько легко кто-то может изучить чернильные кляксы и обмануть психолога, чтобы он поставил неправильный диагноз ».

    Ментальные образы — обзор

    Захват спонтанных мысленных образов

    Потому что внутренние умственные образы являются основной частью ментального ландшафта Я предлагаю простое упражнение, которое может помочь читателям получить представление об их любимом стиле ментальных образов. Оно также иллюстрирует явно противоречивые требования к вниманию при намеренном обращении к непроизвольной умственной деятельности.

    Задача состоит в том, чтобы просто представить себе спонтанный мысленный образ вашей бабушки. С первых же попыток вы можете обнаружить, что направляете свои мысли на создание визуального образа бабушки. Создание спонтанного образа может потребовать целенаправленного внимания, но его следует направить к , получая всего, что возникает из разума. Может потребоваться ряд испытаний, чтобы получить образ, который кажется, будто он только что появился в сознании.

    Внутренний способ представления бабушки у всех может быть разным, и он также может меняться от момента к моменту.Стиль изображения здесь так же важен, как и его содержание. Какая сенсорная модальность является первичной? Визуально ли оно, и если да, то слабое или сильное, скудное или полное? Это статично или есть движение? Включает ли он слуховые элементы?

    Мои внутренние изображения часто содержат визуальные элементы, но они, как правило, слабые. Даже прилагая усилия, я не могу представить себе четкое изображение лица моей бабушки. Вместо этого в образе, который кажется правильным, на фоне тяжелых занавесок она протягивает руки, держа что-то, чего я не вижу.Я подозреваю, что она держит тарелку восхитительного цыпленка с чесноком, который она приготовила для обязательных воскресных визитов своих восьми детей и их семей. Поразмыслив, я понимаю, что это, пожалуй, самое характерное мое воспоминание о бабушке.

    Даже образ моей бабушки, протягивающей руки, который я только что упомянул, в значительной степени интерпретировался мной. На впервые появившейся картине отсутствует не только блюдо с курицей, но и ее руки и шторы.Вместо этого я вижу только урезанный набросок, предлагающий действие: всего две прямые линии, идущие по диагонали вперед, и несколько более толстых вертикальных линий позади.

    Я очень сторонник интуитивного восприятия. Этот скудный стиль визуальных образов согласуется с мнением о том, что те, кто предпочитает интуитивное восприятие, обычно имеют более абстрактные или содержательные образы, чем сенсорные воспринимающие, по крайней мере, в отношении своей обычной умственной деятельности. Согласно Юнгу, наименее активная функция противоположна наиболее часто используемой. 15 Сенсорная функция тех, кто, как я, сильно отдает предпочтение интуитивному восприятию, будет иметь значительно меньшее влияние на их обычный перцептивный опыт и, следовательно, на их обычные умственные образы. И наоборот, интуитивная функция очень чувствительных людей будет иметь значительно меньшее влияние на их обычный опыт.

    Однако интуиция не ограничивается интуитивным восприятием, как «Эврика!» история подсказывает. Более того, предыдущее обсуждение не обязательно относится к мысленным образам, которые вызывают интуицию к осознанию.Хотя сенсорная функция интуитивных воспринимающих не оказывает большого влияния на их обычное познание, она все еще активна в их бессознательном. В моменты интуиции, когда бессознательное более или менее не встречает сопротивления, наименее используемые и наименее развитые умственные способности (противоположность предпочтительной) могут прорваться к осознанию. Однако она имеет тенденцию принимать иную форму, чем у тех, кто отдает предпочтение этой способности для обычного познания. Он также может принести ощущение свежести, спонтанности и жизненной силы.

    Когда я снова попытался уловить спонтанный мысленный образ моей бабушки, я был вознагражден интуитивным образом, который сообщил мне нечто важное, чего я раньше не осознавал. Кроме того, он был более конкретным и чувственным, чем мои обычные мысленные образы, хотя и особым образом. Я увидел сильную концентрированную пульсацию в верхней левой части того, что должно быть ее лицом. Изображение включает явное движение, но оно вызывает скорее «энергетическое», чем пространственное движение. Мое ощущение его подлинности усилилось, потому что я нашел его таким захватывающим и загадочным.В конце концов я решил, что это указывает на ее человеческую силу или, что еще лучше, на ее «хитрость», отчасти отраженную ее сильной властью над своими восемью детьми. Те, кто предпочитает чувственное восприятие и конкретные образы в своей обычной умственной деятельности, могут также обнаружить, что их интуиция приходит к осознанию в измененном стиле ментальных образов.

    При просмотре большого количества цифровых фотографий мы чувствуем психологические эффекты перегрузки изображения

    Двадцать четыре процента подростков в США говорят, что находятся в сети «почти постоянно».«Сейчас большая часть этого времени, похоже, тратится на непрерывную компиляцию и навигацию по огромным коллекциям и потокам изображений.

    В опросе 2014 года приложение для обмена фотографиями Instagram вытеснило Twitter как платформу социальных сетей, которую подростки в США считают «самой важной».

    Эти результаты остались неизменными в 2015 году, подтверждая, насколько важными стали обмен и использование изображений для повседневной работы молодых людей в Интернете. Неудивительно, что с тех пор Facebook и Twitter стали больше ориентироваться на имидж.А Snapchat, который позволяет пользователям создавать и публиковать эфемерные фотографии и короткие видеоролики, является одной из самых быстрорастущих социальных сетей.

    Действительно, наше отношение к фотографии быстро меняется. По мере того, как мы снимаем, храним и обмениваемся тысячами изображений на наших телефонах и компьютерах, ряд исследователей и теоретиков уже начинают указывать на некоторые из непредвиденных последствий этой «перегрузки изображения», которые варьируются от повышенной тревожности до ухудшения памяти.

    Ошеломлен — и отвлечен — изображениями

    В курсе «Риторика фотографии», который я читал в Техасском университете в Остине в течение последних нескольких лет, избыток изображений был постоянной темой обсуждения среди моих студентов.

    Они неоднократно выражали чувство переполненности фотографиями и пристрастия к размещению изображений. Они даже испытывали ностальгию по неуклюжим пластиковым фотоаппаратам своего детства, с тоской вспоминая дни ограниченной экспозиции и период ожидания, прежде чем увидеть свои проявленные отпечатки.

    «Изображения производятся, превращаются в товар, публикуются и распространяются в беспрецедентных масштабах», — пишет социолог Мартин Хэнд в своей книге Повсеместная фотография .

    Перегрузка изображения зависит от ощущения визуальной насыщенности — ощущения, что из-за большого количества визуального материала, который можно увидеть, запоминание отдельной фотографии становится практически невозможным.

    Для моих учеников это чувство временами сопровождалось общим разочарованием, невысокой тревожностью и постоянной усталостью.Перегрузка изображений также предполагает уровень усталости от процесса мониторинга и создания фотопотоков — выдерживание давления, чтобы документировать свою повседневную жизнь в цифровом виде и свидетельствовать о постоянно растущих банках изображений других.

    Многие накапливают тысячи изображений на своих телефонах и цифровых камерах. Непростая задача по их организации, изменению и удалению может вызвать чувство страха. Действительно, согласно отчету за 2015 год, средний пользователь смартфона хранит на своем устройстве 630 фотографий.

    Быть активным в социальных сетях означает делиться и просматривать изображение за изображением.
    Пенелопа Умбрико, «Портреты на закате из 12 193 606 снимков заката на Flickr от 05.09.13», 2010 г. — по настоящее время, детализация, 2200, c-отпечатков размером 4 x 6 дюймов. Предоставлено галереей Марка Мура и галереей Брюса Сильверстайна.

    Мартин Хэнд также отмечает «степень беспокойства, озабоченности и восхищения», которую его ученики продемонстрировали в ответ на устрашающие требования распространения и поддержания общественного имиджа.

    «Помимо опасений по поводу случайного удаления или безвозвратной потери, — продолжает Хэнд, — люди часто выражают озабоченность по поводу неспособности организовать, классифицировать или даже посмотреть на все свои цифровые изображения так, чтобы это было для них значимым».

    Между тем, Фред Ритчин, декан школы Международного центра фотографии, утверждает, что постоянный поток визуальной информации способствует фрагментированному фокусу, который бывший руководитель Microsoft Линда Стоун называет «постоянным частичным вниманием».”

    Другими словами, постоянно настраиваясь на цифровые технологии и реагируя на них, мы становимся менее осведомленными о том, что нас окружает. По мере того, как наше внимание уступает соблазну оказаться в другом месте, страдает наша концентрация.

    Нарушение памяти при фотосъемке

    По словам психолога Марианн Гарри, переизбыток цифровых изображений может пагубно сказываться на формировании памяти.

    Гарри утверждает, что постоянный поток фотографий не вызывает активных воспоминаний или понимания.Как объясняет Гарри, повествования имеют решающее значение для формирования памяти. При просмотре потока изображений, если нет какой-либо временной шкалы, контекстуализации или интенсивной фокусировки, мы не сможем поместить изображение в общую историю — и становится намного труднее сохранить память об изображении.

    Тем временем в ходе своего исследования психолог Линда Хенкель обнаружила то, что она описывает как «эффект ухудшения фотосъемки» — идею о том, что фотографирование может препятствовать запоминанию.

    В исследовании Хенкель студенты, которые посетили художественный музей с фотоаппаратами на буксире, запомнили меньше сфотографированных ими объектов, чем тех, которые они просто наблюдали. И если они запомнили сфотографированный объект, они с меньшей вероятностью вспомнили конкретные детали.

    Тем не менее, второе исследование показало, что если студент потратил время на увеличение объекта, его память не была нарушена — показатель того, что повышенное внимание и когнитивная активность могут противодействовать этому эффекту.

    Фотосъемка здесь и сейчас

    Во время моего третьего семестра преподавания «Риторики фотографии» я создал задание, чтобы позволить моим студентам исследовать их опасения по поводу перегрузки изображения.

    Студенты потратят как минимум неделю на съемку одноразовой камерой, прежде чем проявить пленку и написать о своем опыте. Я специально попросил их прокомментировать нехватку пленки, невозможность цифровой обработки или просмотра изображений, ощущения от камеры и задержку между съемкой и просмотром фотографий.

    Размышляя о назначении одноразовой камеры, многие студенты восхищались намеренно медленным темпом процесса.

    «Не имея возможности манипулировать или просматривать каждую из этих фотографий, мне пришлось еще больше подумать о размере моей рамки, ориентации освещения и близости объекта к объективу камеры», — написал один студент. «Снимать таким образом было приятно и расслабляюще. Несмотря на то, что я не мог изменять или удалять экспозиции, у меня была возможность дышать и сделать идеальный снимок.”

    Другой прокомментировал: «Хотя современные технологии позволили нам избавиться от необходимости физически перемещаться, чтобы сделать снимок, когда вы на самом деле это делаете, вы чувствуете себя больше в данный момент».

    Ограниченное количество кадров означало более продуманный подход.
    «Фильм» через www.shutterstock.com

    Студенты, похоже, смогли достичь того типа повышенного внимания, который, по мнению Хенкель, может улучшить воспоминания. Многие студенты просто почувствовали себя освобожденными. Давление изменить изображение до тех пор, пока оно не станет подходящим для общественного потребления, было снято.

    Стресс и тревога, о которых обычно говорят мои ученики, говорят об изменении роли изображений, особенно для молодого поколения. Фотографии больше не служат главным образом произведениями искусства или памятными объектами.

    Вместо этого, как объясняет профессор медиа-исследований Хосе Ван Дейк в «Опосредованные воспоминания в эпоху цифровых технологий»:

    Несмотря на то, что фотография может по-прежнему извлекать выгоду из своей основной функции в качестве инструмента памяти для документирования прошлого человека, мы наблюдаем значительный сдвиг, особенно среди молодого поколения, в сторону использования ее в качестве инструмента для взаимодействия и установления взаимных связей.

    Частично то, что перегрузка изображения может хорошо регистрироваться, — это регулярное давление на , сообщающее через фотографии, что требует ряда последующих шагов, помимо простого щелчка затвора: редактирование, публикация, продвижение и ответ.

    В конце задания у студентов было примерно 24 фотографии, которые они могли показать за неделю (меньше, чем некоторые могут опубликовать в Интернете в обычный день). Но у них появилось более четкое представление о собственных моделях восприятия и фотографической вовлеченности.Они также обрели уверенность в своей способности отказаться (хотя бы немного) от непрерывной подачи изображений.

    По мере того, как потоки фотографий продолжают расти, большее самосознание может противодействовать чувству утопления среди потока изображений. А благодаря использованию аналоговых технологий, таких как одноразовые камеры, мы будем лучше подготовлены к тому, чтобы стимулировать более медленную, более целенаправленную форму внимания, которая имеет решающее значение для защиты наших воспоминаний и ощущений от смывания.

    Проблема образа психологии — Ассоциация психологической науки — APS

    Свидетельские показания, безопасность транспортных средств, экономика и проверка способностей — это лишь некоторые из областей, в которых произошла революция в результате психологических исследований, но мало кто из непрофессионалов даже знает об этом.

    «Я думаю, что мы принимаем эти приложения как должное, потому что мы о них знаем, но они часто уходят в тень, потому что они настолько важны в повседневной жизни, что многие люди недостаточно осведомлены о них», сказал Скотт О. Лилиенфельд в своем обращении к стипендиату APS Джеймса МакКина Кеттелла на 25-м ежегодном съезде APS, состоявшемся в мае в Вашингтоне, округ Колумбия.

    Данные показывают, что большая часть населения не воспринимает психологию как научную дисциплину и сомневается в ее полезности для общества.Лилиенфельд, профессор психологии в Университете Эмори, много говорил и писал об общественном скептицизме психологии и способах решения этой проблемы.

    Необычное чувство

    Ошеломляющее заблуждение о психологии состоит в том, что это вряд ли наука — это здравый смысл. Но это противоречит истине о том, что многие открытия в этой области противоречат интуиции, мифам и народной мудрости. За прошедшие годы исследования студентов вводных курсов психологии позволили понять, сколько людей верят в мифы, опровергнутые психологической наукой.Шестьдесят шесть процентов студентов в исследовании 1983 года, проведенном членом APS Charter Ларри Т. Брауном, считали, что выражение сдерживаемого гнева уменьшает эти эмоции. Более трех четвертей студентов, участвовавших в исследовании Евы Воган в 1977 году, считали, что у шизофреников несколько личностей. Сорок пять процентов студентов в исследовании 2004 года, проведенном Аннет Куявски Тейлор и Патрисией Ковальски, считали, что проверка на полиграфе является очень точным детектором лжи. В исследовании 2011 года, проведенном сотрудником APS Дэниэлом Дж. Саймонсом и Кристофером Ф. Чабрисом, 63 процента студентов считали, что человеческая память работает как видеокамера, точно записывая наблюдаемые нами события.По словам Лилиенфельда, поп-культура изобилует психологическими заблуждениями, из-за которых трудно отличить факты от вымысла.

    Почему скептицизм?

    Несколько факторов способствуют скептицизму неспециалистов по поводу психологии, в том числе предвзятость взгляда задним числом: тенденция воспринимать результаты как предсказуемые, если мы их знаем. В 1983 году исследователь Дафна Барац попросила студентов прочитать 16 пар утверждений, описывающих психологические открытия и их противоположности; им было предложено оценить, насколько вероятно, что они могли бы предсказать каждый вывод.Так, например, они читают: «Люди, которые ходят в церковь регулярно, как правило, имеют больше детей, чем люди, которые ходят в церковь нечасто». Они также читают: «Люди, которые ходят в церковь нечасто, имеют больше детей, чем люди, которые ходят в церковь регулярно». Независимо от того, оценивая истину или ее противоположность, большинство студентов заявили, что предполагаемый результат был тем, что они предсказали.

    Исследования также показывают, что, когда психологические результаты противоречат глубоко укоренившейся интуиции, люди могут разрешить этот когнитивный диссонанс, отклонив научный подход к рассматриваемым вопросам с помощью оправдания научного бессилия .В 2010 году исследователь Джеффри Д. Манро представил студентам краткие описания исследований, которые подтвердили или опровергли убеждения в том, что гомосексуальность является психическим заболеванием. Манро обнаружил, что, когда убеждения участников не подтверждались, они с большей вероятностью стали сомневаться в том, поддается ли гомосексуальность научному исследованию.

    Другие факторы, влияющие на общественное восприятие данной области: иллюзия понимания психологического опыта, поскольку психология кажется проще, чем физика, химия и другие точные науки; и жадный (элиминативный) редукционизм, при котором существует вера в то, что анализ мозга вытеснит психологический анализ в объяснении человеческого поведения, делая нейробиологию по своей сути более научной, чем психологию.

    Самостоятельное нанесение ран на поле

    Отсутствие самоконтроля в психологической науке также негативно повлияло на общественное восприятие. Лилиенфельд сказал, что клинические психологи не всегда придерживались научных стандартов при проведении интервенций (например, Baker et al., 2009):

    • Две трети детей с расстройствами аутистического спектра получают научно необоснованные вмешательства (Hess et. Al., 2008)
    • Большинство людей с депрессией или паническими атаками не получают научно обоснованного лечения (Kessler et al., 2001)
    • Половина или более врачей не используют терапию, основанную на экспозиции, для лечения обсессивно-компульсивного расстройства (Freiheit et al., 2004)
    • Еще семь лет назад 90 процентов психологов в Департаменте по делам ветеранов не использовали никаких доказательных методов лечения посттравматического стрессового расстройства (Russell & Silver, 2007)

    Помимо недостатков в клинических методах лечения, общественное лицо психологии плохо представлено психологической наукой.Хотя в средствах массовой информации нет недостатка в психологах, участвующих в судебных процессах и телешоу, они редко бывают исследователями. По словам Лилиенфельд, одним из самых заметных лиц современной психологии является телеведущий доктор Фил. Хотя доктор Фил имеет докторскую степень в области клинической психологии, его программа включает в себя неподдерживаемые вмешательства, такие как тесты на детекторе лжи, экстрасенсы и нейробиоуправление для лечения СДВГ.

    Еще больше усугубляет тот факт, что большинство американцев не могут отличить одного специалиста по психическому здоровью от другого, т.е.е. психологи против психотерапевтов или психологи против психиатров.

    Движение вперед

    Психологическая наука должна противостоять искушению обвинить во всех неправильных представлениях об этой области общественность, — сказала Лилиенфельд. По крайней мере, некоторый скептицизм заслужен, и для того, чтобы исправить это, психологи должны распространять хорошую науку, чтобы бороться с популяризацией плохой науки.

    «Трудно найти время, — сказал он. «Тем не менее, мы должны играть более активную роль в обучении неспециалистов нашей научной стороне и бороться и противостоять ее ненаучной стороне.”

    Также необходимо глубоко укоренившееся изменение культуры в академической среде, чтобы руководители и администраторы кафедр вознаграждали популяризацию науки, а не наказывали ее. На институциональном уровне преподаватели должны придавать больше академической строгости курсам психологии; профессиональные организации должны активизировать усилия по привлечению ученых-психологов к регулярному освещению в СМИ; профессиональные организации должны стремиться разъяснять непрофессионалам разницу между учеными-психологами и другими специалистами в области психического здоровья; профессиональные организации должны четко заявить о своей поддержке здоровой науки, и — о своем неприятии псевдонауки.

    К счастью, ученые-психологи стали менее скромно задавать вопросы; инициативы по исследованию репликации, в том числе Отчет о зарегистрированной репликации APS; а научная психология играет ведущую роль в решении проблем общественного мнения в этой области.

    «Может быть, нам стоит еще больше спросить, как дела у как у нашей профессии, и быть готовыми принимать ответы общественности близко к сердцу, даже если их ответы нам не нравятся», — сказал Лилиенфельд.«Я твердо верю, что если мы сможем принять это отношение здоровой самокритики и здорового скептицизма, мы сможем поставить психологию на более прочную научную основу и воздать должное памяти Джеймса МакКина Кеттелла».

    Список литературы

    Бейкер Т. Б., Макфолл Р. М. и Шохам В. (2009). Текущее состояние и будущие перспективы клинической психологии: к научно обоснованному подходу к охране психического и поведенческого здоровья. Психологическая наука в интересах общества , 9 , 67–103.

    Барац, Д. (1983). Насколько оправдана «очевидная» реакция? Диссертация Abstracts International, 44 / 02B, 6448. (UMI No. DA 8314435)

    Браун, Л. Т. (1983). Еще несколько заблуждений о психологии среди студентов-психологов. Преподавание психологии , 10 , 207–210.

    Freiheit, S. R., Vye, C., Swan, R., & Cady. (2004). Когнитивно-поведенческая терапия при тревоге. Распространение работает? Поведенческий терапевт , 27, , 25–32.

    Гесс, К. Л., Морриер, М. Дж., Хефлин, Л. Дж., И Айви, М. Л. (2008). Обследование лечения аутизма: услуги, получаемые детьми с расстройствами аутистического спектра в классах государственных школ. Журнал аутизма и нарушений развития , 38 , 961–971.

    Кесслер, Р. К., Соукуп, Дж., Дэвис, Р. Б., Фостер, Д. Ф., Уилки, С. А., Ван Ромпей, М. И., и Айзенберг, Д. М. (2001). Использование дополнительных и альтернативных методов лечения тревожности и депрессии в США. Американский журнал психиатрии , 158 , 289–294.

    Манро, Г. Д. (2010). Оправдание научного бессилия: не принимать во внимание угрожающие убеждениям научные отрывки. Журнал прикладной социальной психологии , 40 , 579–600.

    Russell, M.C., & Silver, S.M. (2007). Потребности в обучении для лечения посттравматического стрессового расстройства, связанного с боевыми действиями. Травматология, 13 , 4–10

    Саймонс, Д. Дж., Шабрис, К. Ф. (2011).Что люди думают о том, как работает память: репрезентативный опрос населения США. PLoS ONE 6 (8): e22757. DOI: 10.1371 / journal.pone.0022757

    Тейлор, А.К., и Ковальски, П. (2004). Наивная психологическая наука: распространенность, сила и источники заблуждений. Психологические записи, 54, 15–25.

    Воан, Э. Д. (1977). Заблуждения о психологии среди студентов-психологов. Преподавание психологии , 4 , 138–141.

    Что такое «яркий» мысленный образ?

    Закройте глаза и представьте спальню, в которой вы жили в детстве. Найдите минутку, чтобы хорошо поработать. Попробуйте визуализировать пространственную планировку комнаты, цвета и текстуры, детали любого беспорядка вокруг вашего пола и стола. Все, кроме некоторых из нас, испытывают мысленные образы, пытаясь сделать это.

    Но что такое мысленный образ? Если вы можете вызвать что-то одно на ум, вы, вероятно, уже имеете представление о том, что это такое.Если вы этого не сделаете, то это трудно дать другим терминам. Вы можете сказать, что это похоже на картинку, которая принадлежит «мысленному взору». Или вы можете сравнить, каково это иметь мысленный образ с визуальным восприятием чего-либо. Это похоже на визуальный опыт, можно сказать, только менее яркий.

    Здесь я хочу остановиться. Это утверждение постоянно делается в философских дискуссиях о воображении: мысленные образы менее ярки, чем подлинное визуальное восприятие мира.Что-то вроде этого утверждения почти бесспорно верно. Но что именно это означает? Что означает, что ментальные образы менее ярки, чем подлинные визуальные переживания мира?

    Идея «яркости» иногда восходит к утверждению великого британского эмпирика Дэвида Юма о том, что наши ментальные образы обладают меньшей «силой и живостью», чем чувственные впечатления, которые мы получаем на собственном опыте; они «слабые и вялые» там, где восприятие «живое и сильное».

    Психологические тесты, призванные выявить достоверные самооценки, не намного конкретнее.Согласно одной из метрик, испытуемых просят оценить свои мысленные образы по шкале от «совершенно ясного и живого, как реальное видение» до «никакого изображения вообще, вы только« знаете », что думаете об объекте». Между этими крайностями лежит еще одна точка, обозначенная как «смутная и расплывчатая; плоский.» Эти вопросы вводят некоторые новые термины — ясность, нечеткость, расплывчатость, плоскостность — но не очень помогают в анализе того, что мы имеем в виду, когда говорим о яркости ментальных образов.

    Помимо бесполезного, есть и обратный результат.Легко делать поспешные выводы о яркости ментальных образов, основываясь на ошибках в том, что мы имеем в виду. Недавно в Интернете распространилось следующее изображение, в котором читателям предлагалось представить красную звезду, а затем выбрать, какое из следующих шести изображений лучше всего соответствует тому, что они «видели» в своем воображении:

    Предполагается, что это прокси-тест на живость ментальных образов. Возможно, в мысленных образах людей есть какая-то особенность, которая делает воображаемые красные звезды похожими на розовую звезду, видимую на экране.Но отсутствие яркости — это не просто отсутствие насыщенности цвета. Это своего рода вырождение ментального образа по сравнению с феноменологией обычного визуального опыта.

    Предположительно любой мысленный образ может пострадать от вырождения. Об этом важно помнить, чтобы не допустить и других ошибок. Например, Элейн Скарри в «Сновидениях по книге» говорит, что прозрачность прозрачных, расплывчатых или призрачных вещей — например, рассмотрим прозрачную занавеску — легче представить, чем твердые предметы, потому что они используют тонкую неопределенность воображения.Но этот момент объединяет особенность физического объекта — его прозрачность — с более абстрактным, всеобъемлющим признаком ментального образа: отсутствием яркости. Конечно, мысленный образ призрака может не быть ярким, как мысленный образ человека не может быть ярким.

    Недавно философ Эми Кинд заявила, что сама идея яркости «настолько проблематична, что является философски несостоятельной». Kind рассматривает различные определения живости с точки зрения четкости, детализации, определенности, яркости, цвета и комбинации всего вышеперечисленного.Все эти концепции наиболее буквально применяются к физическим изображениям — рисункам и фотографиям — и, возможно, только метафорически применяются к мысленным образам, составляющим наши эпизоды воображения. Кинд утверждает, что ни одна из этих характеристик не отражает разницу в ощущениях между мысленными образами и реальными визуальными переживаниями, которые мы называем «яркостью».

    Kind также отвергает предположение, что яркость является примитивным понятием, то есть идеей настолько базовой, что ее нельзя по существу определить другими терминами.Она рекомендует отказаться от идеи яркости, поскольку (по иронии судьбы) ей не хватает ясности и определенности. Видно ли, что мы должны просто отказаться от этой идеи? Я сам испытываю сильное сопротивление этому предложению, отчасти потому, что концепция кажется такой естественной. Я чувствую, что понимаю, о чем говорю, когда говорю, что мой мысленный образ моего домашнего ковра ярче, чем мой мысленный образ Башни Гувера. Но это звучит не очень ответственно с философской точки зрения.

    К счастью, есть еще один способ сохранить идею яркости.Яркость сама по себе является феноменальным свойством: особенностью вашего опыта, благодаря которой вы чувствуете себя чем-то подобным. И наша концепция этого свойства, соответственно, могла бы быть феноменальной концепцией. Это концепции чувств, которые позволяют нам распознать и представить эти чувства.

    Примечательно, однако, что вы не можете анализировать феноменальные концепции в существенно различных терминах — и вы не можете определять феноменальные свойства для тех, кто еще не испытал их. Вам нужно что-то почувствовать самому, чтобы иметь феноменальное представление об этом.Например, если вы никогда не испытывали боли, у вас может быть описательное представление о ней (что-то, что не нравится людям), но не та концепция, которая позволила бы вам вообразить ее для себя. Вы, конечно, не сможете понять, что мы имеем в виду, когда говорим о разнице между тупой болью и острой болью.

    Тот простой факт, что вы не можете проанализировать концепцию на другие концепции и что вы не можете понять, какое свойство она фиксирует посредством определения, не сразу означает, что сама концепция теоретически сомнительна или что мы должны обойтись без нее. Это.Если бы это было так, нам пришлось бы обойтись без всяких феноменальных концепций, которые мы все используем и понимаем достаточно хорошо, включая концепции боли и концепции зуда, вкусов, звуков, взглядов и других чувств. Если концепция яркости похожа на эти концепции, мы можем придерживаться ее, даже если мы вообще не можем ее анализировать. Что примечательно в этом, так это то, что это феноменальное понятие отслеживает несколько более абстрактное свойство, чем многие другие феноменальные концепции: наиболее заметное свойство, по которому различаются ментальный образ чего-то и реальное переживание одного и того же предмета.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.