Смысл в психологии это: Смысл — Гуманитарный портал

Содержание

Смысл — Гуманитарный портал





Смысл — это сущностное содержание того или иного выражения языка (знака, слова, предложения, текста). В логико-философской традиции понятие смысла чаще всего идентично понятию значения, однако вместе с тем эти понятия нередко употребляются как различные (см. Язык, Высказывание, Значение). Смысл в его различных аспектах — одно из фундаментальных понятий философской антропологии и гуманитарных наук. В качестве многоаспектного феномена смысл выступает предметом изучения различных теоретических дисциплин: философии, логики, лингвистики, семиотики, психологии, социологии и других.

В философии категория смысла впервые [неявно] появляется у Аристотеля как доминирующая во всей его метафизике «мысль о целесообразности природы и всего мирового процесса» (Асмус В. Ф. Метафизика Аристотеля. — В книге: Аристотель. Сочинения, т. 1. — М., 1976, с. 32). Аристотель, по-видимому, одним из первых высказывает мысль о том, что слова связаны с человеческими представлениями, которые, в свою очередь, относятся к вещам или даже вызываются ими: «… то, что в звукосочетаниях — это знаки представлений в душе, а письмена — знаки того, что в звукосочетаниях. Подобно тому как письмена не одни и те же у всех [людей], так и звукосочетания не одни и те же. Однако представления в душе, непосредственные знаки которых суть то, что в звукосочетаниях, у всех [людей] одни и те же, точно так же одни и те же и предметы, подобия которых суть представления» (Аристотель. Сочинения. Т. 2. — М., 1978. С. 93). Телеология Аристотеля в значительной мере возникла на основе его учения о целесообразных функциях человеческой души и приобрела статус универсального космологического принципа — единства цели мирового процесса, исходная причина которой восходит к Богу.

Логико-философские размышления стоиков содержали дальнейшее развитие проблематики смысла. Стоики различали помимо обозначающего (языкового выражения) и реальной вещи (объекта обозначения) ещё и обозначаемое в смысле мыслимого или подразумеваемого предмета (см., например: Секст Эмпирик. Сочинения. Т. 2. — М., 1976. С. 329). Он уподоблялся посреднику между вещью, вызывающей представление, и представлением как психической, или ментальной, структурой. Эти соображения стоиков, от которых отправлялся впоследствии и Августин, содержали в себе предвосхищение того, что Г. Фреге много позже назвал «смыслом языкового выражения». Спор об универсалиях в Средние века в основном разворачивался вокруг сформулированной уже в Античности триады «слово — предмет — смысл», последний элемент которой нашёл специальное обоснование в так называемом «концептуализме» П. Абеляра.

Предложенное Ф. Шлейермахером обоснование герменевтики как универсальной теории истолкования смысла текстов получило дальнейшее развитие в методологическом проекте В. Дильтея, где понимание смысла стало основополагающим методом «наук о духе» в отличие от естественнонаучного «объяснения», характерного для «наук о природе». В русле такого подхода появляются понимающая психология (В. Дильтей, Э. Шпрангер) и понимающая социология (М. Вебер и другие). В философии эмпиризма (Ф. Бэкон, Дж. Беркли, Д. Юм и другие) смысл ассоциировался с содержанием чувственного опыта, в той или иной мере связанного с миром за пределами сознания. Поставленный рядом мыслителей XIX века вопрос о «смысле жизни» конкретного человека, реализующемся в процессе его личного выбора (С. Кьеркегор, Л. Н. Толстой и другие), стал в XX веке одним из центральных мотивов экзистенциальной философии.

В феноменологии Э. Гуссерля исходный анализ смысловой данности предмета в направленных на него актах сознания, различных по своему типу, получил завершение в концепции мира как горизонта интерсубъективных смыслополаганий. Феноменология смысла в значительной мере восприняла программу нововременного рационализма в его немецком классическом варианте. Ранний Гуссерль, вслед за И. Г. Фихте, убеждён, что фундамент сознания состоит в конституировании смысла. Восприятие оказывается вторично по отношению к смыслополаганию, поскольку воспринимается только уже осмысленное целое (это положение немедленно использовали сторонники гештальт-психологии). В акте конституирования наряду со смыслом субъект полагает и всю совокупность своих смысловых связей, относящихся к его актуальному и потенциальному опыту, то есть полагает горизонт. По Гуссерлю, смысл, или ноэма, характеризуется идеальностью и объективностью, что отличает его от конкретного ментального события, то есть от акта означивания или осмысления, с одной стороны, и от трансцендентального способа полагания смысла, или ноэзиса, — с другой.

Ещё до формирования гуссерлевского учения наиболее важной парадигмой гуманитарно-научного мышления становится герменевтика, в дальнейшем частично соединившаяся с феноменологическим движением и усвоившая его результаты. В её современных версиях два типа герменевтического метода различаются относительно смысла: разворачивание смысла и редукция смысла. Сторонником первого — общефилософского — является Х.-Г. Гадамер, опирающийся на Э. Гуссерля, М. Хайдеггера, В. Дильтея и Ф. Шлейермахера. Второй — специально-научный — представлен литературоведами, правоведами, психологами, этнографами, которые исходят из семиотической и лингвистико-аналитической традиции. Так, Э. Бетти и Э. Хирш противопоставили философской герменевтике Гадамера специально-научный, или «традиционный» герменевтический подход. В то время как задача специальных герменевтических теорий формулируется как методологические правила реконструкции и понимания авторского смысла текста, целью философской герменевтики является анализ языкового опыта как особой формы человеческого отношения к миру (Луков В. А. Теория персональных моделей в истории литературы. — М., 2006; Hirsch E. D. The Aims of Interpretation. — Chicago, 1976; Betti E. Allgemeine Auslegungslehre als Methodik der Geisteswissenschaften. — Tübingen, 1967).

Поэтому в философской (смыслоразвёртывающей) герменевтике смысл выступает как содержание сложных смысловых структур, которые, по Дильтею, могут быть отнесены к некоторым изначальным переживаниям. Понимание есть обратный перевод смысловой структуры в «духовную жизненность её истока», то есть в снятый ей исторический опыт. Как во всяком процессе перевода для понимания, помимо условия полноты смысла сообщения, справедлив принцип герменевтической отчётливости (Lauterkeit), предполагающий единство предпонимания у автора и читателя: реципиент должен исходить из истинности сказанного, если он хочет сформулировать гипотезу перевода или правило интерпретации. Лишь после их последующего индуктивного подтверждения становится возможно суждение по поводу представленного в тексте содержания, а также по поводу смыслового различия языка автора и читателя. Средством исключения ошибок понимания служит как анализ внутритекстового контекста (Х.-Г. Гадамер), так и реконструкция ситуационного контекста (К. Ясперс), позволяющая нам поставить себя на место предполагаемого адресата. Как ни странно, но для феноменологии, как и для позитивизма, смысл (ноэма) выступает как то общее, что объединяет разные языковые феномены — это характеристика синонимичных выражений, имеющих разное значение (денотат).

Философия позитивизма унаследовала эмпиристскую постановку и решение проблемы смысла: смысл является общезначимым ментальным содержанием знаков языка, которые некоторым образом относятся к наблюдаемой реальности; напротив, не общезначимые и не связанные с чувственными данными психические содержания являются бессмысленными или неразрешимыми (логически или физически). Эту позицию достаточно ясно выражает, например, К. Айдукевич, говоря об аксиоматических и эмпирических «правилах смысла» (Ajdukevich К. Sprache und Sinn. — Erkenntnis IV. 1934. S. 100–138). В рационализме, в свою очередь, смысл связывался с трансцендентной или трансцендентальной реальностью, что, напротив, подчёркивало внеэмпирический характер смыслообразования, которое возводилось к верховной духовной субстанции (Богу) или к глубинам человеческого сознания.

Аналитическая философия (см. Философия аналитическая) позволила провести различие между общефилософским подходом к смыслу и анализом смысл в таких частных контекстах, как «смысл текста», «смысл действия», «смысл жизни» и других. Это обусловило, с одной стороны, большую ясность рассуждений, но одновременно свело дискуссии о смысле к техническим вопросам и формализации понятий, во многом удалённым и от анализа реального научного знания, и от смысложизненных проблем.

В современной логике (см. Логика формальная) разграничение смысла и значения восходит к теории Г.  Фреге, различавшего предметное значение (денотат) имени и его смысл — заключённое в имени мысленное содержание, понимание которого является условием адекватного восприятия данного имени (см. Имя, Теория именования). Исходя из общих положений об отношении тождества, Фреге устанавливает, что языковые знаки не только указывают на предметы, но одновременно включают в себя и «способ данности» обозначаемых предметов, или то, как они существуют (Frege G. Uber Sinn und Bedeutung. — Patzig G. (Hg.) Funktion, Begriff, Bedeutung. — Göttingen, 1980 (1892). S. 41). Он приходит к выводу, что помимо значения языковых знаков, то есть отнесённости к предмету, имеет место и смысловая отнесённость.

Благодаря Г. Фреге, интенсиональность (более поздний термин Р. Карнапа) выражений в семантике была понята уже не как индивидуальная сущность, но как интерсубъективная абстрактная предметность, которая доступна ясной дефиниции. Было признано, что индивидуальное состояние играет некоторую роль лишь в процессе понимания интенсиональности выражений. Однако почти сразу возникли проблемы с интенсиональным содержанием единичных терминов (собственных имён и обозначений) — их смыслы являются, по Г. Фреге, индивидуальные понятия. Отсутствие таковых означает и отсутствие интенсионального содержания. Впрочем, то обстоятельство, что у имён порой отсутствует смысл и есть только значение, сегодня можно объяснить доминированием чисто логического взгляда на имя над эпистемологическим и культурологическим. На деле забвение смысла имени собственного представляет собой проблему культурной динамики. Изначально имена обладали смыслом в силу магических функций, выполняемых языком, а также слитности имени и предмета. Как только смысл имени был избавлен от предметности и обрёл полную прозрачность, он был заменён техническим «значением», стал рассматриваться как неизменное и общее и исчез за ненадобностью. На деле не только имена собственные, но и любые слова часто испытывают дефицит однозначного смысла, так как денотат всегда окружён облаком коннотаций, а эмпирический критерий демаркации денотата и коннотата невозможно окончательным образом обосновать. Так, широко известный аргумент У Куайна против однозначной определённости смысла вытекает из гипотезы лингвистической относительности и той недодетерминированности понятия эмпирическими индексными выражениями, которая обнаруживается при исследовании синонимии терминов и предложений (Куайн У. Слово и объект. — М., 2000). Лишь в совокупности предложений теории или языка каждое отдельное предложение приобретает смысл (Куайн У. Онтологическая относительность. // Современная философия науки. — М., 1994). Тезис Куайна о невозможности радикального перевода заострил до предела альтернативу «смысл или перевод». Таким образом, были поставлены границы «чисто научному», или натуралистическому, обсуждению проблемы смысла, принципиальная неразрешимость которой в очередной раз обнаружила её фундаментальный философский характер.

Стремлением избавиться от указанных проблем вызвана иная крайность — отказ от различения смысла и значения в пользу реальности последнего. Ряд аналитических философов, развивая программу физикализма в философии сознания и языка, фактически отказываются от понятия «сознание» и, тем самым, от понятия «смысл». «Слова не значат ничего. Лишь когда мыслящий субъект использует их, они чего-либо стоят и имеют значение в определённом смысле. Они суть инструменты» (Ogden С. К., Richards J. A. Die Bedeutung der Bedeutung. — F/M., 1974. S. 17). Наряду с этим, многочисленные концепции смысла (ментализм, контекстуализм, экстернализм) фиксируют отдельные аспекты континуума, разворачивающегося между «значением» и «смысл», из чего вытекают и неоправданно расширительные, и радикально элиминативистские интерпретации.

В семиотике (см. Семиотика), где смысл рассматривается как понятие, характеризующее содержание языковых выражений (см. Язык), принято различать смысл и значение знакового выражения, или знака (см. Знак). Значение — это тот предмет или явление, на которые указывает этот знак в конкретной знаковой ситуации (см. Значение). Один и тот же знак может указывать на разные вещи в зависимости от ситуации. Но знак не только указывает на нечто, он ещё и «высказывает» кое-что об этом нечто. Это «высказывание» и есть смысл знака, который вводит указываемые предмет или явление в общий порядок вещей и событий. Тем самым акт обозначения связывается с системой языковых смыслов, делает его семантически правомочным.

В лингвистической семантике (см. Семантика) смысл рассматривается как особая сущность, отличная от выражающего этот смысл текста, но определяющая допустимые референции текста — его способность указывать на те или иные реалии. В логической семантике (см. Логическая семантика) вводятся формальные экспликации категории смысла (интенсионал, десигнат и другие).

В психологии получивший широкое распространение в начале XX века психоанализ З. Фрейда вводит практику истолкования скрытого смысла содержаний сознания и поведенческих проявлений, тем самым открывая доступ к содержанию бессознательного, служащего источником смыслов. Понятие смысла составляет одну из ключевых категорий в индивидуальной психологии А. Адлера, исходившего из целенаправленности любых поведенческих актов и бессознательных проявлений. Ключом к пониманию личности для Адлера является смысл жизни, складывающийся у индивида уже в раннем детстве.

В середине XX века распространение получила философско-психологическая концепция В. Франкла, считавшего стремление к смыслу главной потребностью человека и ведущей силой личностного развития. Согласно Франклу, смысл уникален, он находится в мире, в конкретных ситуациях, и каждый раз его нужно отыскивать заново, опираясь на совесть. Чувство утраты смысла — экзистенциальный вакуум — лежит в основе многих видов личностных нарушений и социальных патологий.

Во второй половине XX века понятие смысла используется как объяснительное в ряде психологических теорий. В теории личности Дж. Ройса и А. Пауэлла личностный смысл, понимаемый как субъективная интерпретация жизни, составляет основу иерархической модели личности. В теории поведения Ж. Нюттена смысл коренится в отношениях между мотивацией и ситуацией, а поведение предстаёт как смысл, воплощённый в моторных реакциях. Смысл как результат индивидуальной интерпретации и категоризации ситуации рассматривается в информационном психоанализе Э. Петерфройнда, психоаналитической феноменологии Дж. Атвуда и Р. Столороу, теории личностных конструктов Дж. Келли и его школы, интеракционистской концепции личности Д. Магнуссона и его сотрудников. Феноменологический подход к анализу смыслов, извлекаемых из непосредственных переживаний, развит в психотерапии Ю. Джендлина. В теории самоорганизованного обучения Л. Томаса и Ш. Харри-Аугстейна говорится в частности о совместных смыслах, возникающих в пространстве диалога. Осмысление человеческих действий в широком социальном контексте характерно для этогенического подхода Р. Харре, «социальной экологии» Дж. Шоттера.

С конца XX века расширяется поле эмпирических исследований, особенно в позитивной психологии (Р. Баумайстер, П. Вонг и другие), где наличие и выраженность смысла оказывается одним из главных факторов душевного и телесного здоровья, а также гармоничного развития.

В российской психологии к понятию смысла одним из первых обратился Л. С. Выготский, поставивший проблему смыслового строения сознания. В работах А. Н. Леонтьева и его школы была разработана концепция смысла как специфически человеческого механизма регуляции процессов деятельности и сознания. Ф. В. Бассин рассматривает смысл как разновидность «значащих переживаний», являющихся, по его мнению, основным предметом психологии. В трансперсональной теории сознания В. В. Налимова смыслы предстают как бесконечный непроявленный континуум, определённые фрагменты которого отбираются и оформляются погружённой в этот континуум личностью.




Основные виды деятельности педагога — психолога школы

Основные виды деятельности педагога — психолога школы

Основными видами деятельности школьного психолога являются:

  • психологическое просвещение,
  • психологическая профилактика,
  • психологическое консультирование,
  • психологическая диагностика,
  • психологическая коррекция.

В любой конкретной ситуации каждый вид работы может быть основным в зависимости от той проблемы, которую решает психолог.

1. Психологическое просвещение

В нашем обществе существует дефицит психологических знаний, отсутствует психологическая культура, предполагающая интерес к другому человеку, уважение особенностей его личности, умение и желание разобраться в своих собственных отношениях, переживаниях, поступках и пр.

Психологическое просвещение – это приобщение взрослых (воспитателей, учителей, родителей) и детей к психологическим знаниям.

Основной смысл психологического просвещения заключается в том, чтобы:

1) знакомить учителей и родителей с основными закономерностями и условиями благоприятного психического развития ребенка;

2) популяризировать и разъяснять результаты новейших психологических исследований;

3) формировать потребность в психологических знаниях, желание использовать их в работе с ребенком или в интересах развития собственной личности;

4) знакомить учащихся с основами самопознания, самовоспитания, саморегуляции.

5) достичь понимания необходимости практической психологии и работы психолога в учебном учреждении.

Формы психологического просвещения:

  • лекции,
  • беседы,
  • семинары,
  • выставки,
  • подборка литературы,
  • выступления на родительском собрании и пр.

2. Психологическая профилактика

Психопрофилактика – это специальный вид деятельности детского психолога, направленный на сохранение, укрепление и развитие психологического здоровья детей на всех этапах дошкольного и школьного детства.

Психологическая профилактика предполагает:

1) ответственность за соблюдение в детском образовательном учреждении психологических условий, необходимых для полноценного психического развития и формирования личности ребенка на каждом возрастном этапе;

2) своевременное выявление таких особенностей ребенка, которые могут привести к определенным сложностям, отклонениям в его интеллектуальном и эмоциональном развитии, в его поведении и отношениях;

3) предупреждение возможных осложнений в связи с переходом детей на следующую возрастную ступень.

Отечественные психологи  считают, что смысл психопрофилактической деятельности в том, чтобы поддержать и укрепить психическое и психологическое здоровье детей и школьников.

Содержание психопрофилактической работы

·                     Психолог разрабатывает и осуществляет развивающие программы для детей разных возрастов с учетом задач каждого возрастного этапа.

·                     Психолог выявляет такие психологические особенности ребенка, которые могут в дальнейшем обусловить возникновение определенных сложностей или отклонений в его интеллектуальном или личностном развитии.

·                     Психолог предупреждает возможные осложнения в психическом развитии и становлении личности детей в связи с их переходом на следующую возрастную ступень.

·                     Психолог ведет работу по подготовке детей, подростков и старших школьников к постепенному осознанию тех сфер жизни, деятельностей, профессий, которые им интересны и в которых они хотели бы реализовать свои способности и знания.

·                     Психолог заботится о создании психологического климата в детском образовательном учреждении. Комфортный психологический климат – результат взаимодействия многих компонентов, его составляющих, но центральным моментом здесь является общение детей со взрослыми и сверстниками, а также взрослых между собой.

·                     Психологу следует постараться создать человеческие отношения между родителями и педагогами.

 3. Психологическая консультация

Консультативная деятельность – существенное направление работы практического психолога.

Консультативная работа в школе имеет принципиальное отличие от той, которую осуществляет психолог в районных или иных консультациях по вопросам обучения и воспитания детей и школьников. Психолог образования находится непосредственно внутри того социального организма, где зарождаются, существуют, развиваются как положительные, так и отрицательные стороны взаимоотношений педагогов и детей, те или иные их качества, их успехи и неудачи и т. д. Он видит каждого ребенка или взрослого не самого по себе, а в сложной системе межличностного взаимодействия и осуществляет консультирование в единстве с другими видами работы и при анализе всей ситуации в целом.

Консультации проводятся для воспитателей, учителей, администрации образовательного учреждения, учащихся, родителей: они могут быть индивидуальными или групповыми.

Основные проблемы, по которым обращаются к психологу родители: как готовить детей к школе, отсутствие интересов у детей, нежелание учиться, плохая память, повышенная рассеянность, неорганизованность, несамостоятельность, лень, агрессивность, повышенная возбудимость или, наоборот, робость, боязливость; профориентация, отношение ребенка к взрослым в семье, к младшим (старшим) сестрам или братьям.

К школьному психологу обращаются и сами учащиеся, главным образом по вопросам своих взаимоотношений со взрослыми и сверстниками, самовоспитания, профессионального и личностного самоопределения, культуры умственного труда и поведения и т. п.

В непосредственном контакте с детьми психолог работает вместе с ними над решением возникающих у них проблем. Это так называемое прямое консультирование. Иногда он консультирует учителей или родителей по поводу тех или иных проблем детей, т. е. прибегает к непрямому, опосредованному консультированию, требующему соблюдения определенных условий.

Психологическую консультацию мы проводим тогда, когда к нам пришли с проблемой, т. е. проблема уже имеется, предупреждать ее появление уже поздно, нужно оказывать помощь. При этом необходимо: а) сначала уточнить и осмыслить проблему, найти средства для ее решения; б) только затем пытаться предупредить, предотвратить возникновение подобных проблем в будущем.

Психологический смысл консультации состоит в том, чтобы помочь человеку самому решить возникшую проблему. Только таким образом он сможет накапливать опыт решения подобных проблем и в будущем.

Важно, чтобы консультация основывалась на добровольных началах. Многие психологи свидетельствуют, что очень трудно «заставить» воспитателя, учителя проконсультироваться. Лучше, когда инициатива исходит от них самих, так как в этом случае они сознают существование проблемы и мотивированы на ее решение. Кроме того, нужно понимать, что психолог – не волшебник, у которого в арсенале есть волшебная палочка, а также не врач, который может дать таблетку для снятия симптома. Поэтому самое главное при консультировании взрослых и детей – это принятие ответственности за то, что произошло,  и желание работать над проблемой.

Если проблема требует глубинной проработки, то психолог может порекомендовать других специалистов, практикующих данное направление, чаще всего, ими оказываются психотерапевты. Психотерапевтическая работа в школе не осуществляется, даже если профессиональный уровень специалистов это позволяет.

Осуществляя консультативную работу в школе, психолог решает следующие конкретные задачи:

1. Консультирует администрацию школы, учителей, родителей по проблемам обучения и воспитания детей. Консультации могут быть как индивидуальными, так и коллективными. Опыт свидетельствует, что учителя разных классов, с различным педагогическим опытом обращаются чаще всего к психологу по поводу неуправляемости отдельных учащихся, в которых видят злоумышленников и виновников осложненных взаимоотношений.

Не менее сложно консультировать родителей. Нередко родители приходят к психологу по настоятельной рекомендации директора или классного руководителя и в большинстве случаев трудно принимают версии психологических причин отклонений в поведении и обучении их детей. Они довольно часто стараются отвести разговор от поиска причин возникновения того или иного психологического качества ребенка в сферу семейных отношений, быта. Психологу всегда в центре внимания следует удерживать интересы ребенка и стараться избегать опасности погружения в разбирательство бесконечных супружеских или личностных проблем родителей. Хотя, конечно же, нужно понимать, что проблемы детей – это проблемы родителей. Ребенок выступает как симптом семьи. Если родители это видят и принимают – проблема решится, если не принимают и не хотят видеть – то вряд ли им кто-то поможет.

2. Проводит индивидуальные консультирования учащихся по вопросам обучения, развития, проблемам жизненного самоопределения, взаимоотношений со взрослыми и сверстниками, самовоспитания и т. п.

3. Консультирует группы учащихся и школьные классы по проблемам самовоспитания, профессиональной ориентации, культуры умственного труда и т. п.

4. Способствует повышению психологической культуры педагогов и родителей путем проведения индивидуальных и групповых консультаций, участием в педсоветах, методобъединениях, общешкольных и классных родительских собраниях.

5. По запросам народных судов, органов опеки и попечительства, комиссий и инспекций по делам несовершеннолетних, а также других организаций проводит психологическую экспертизу психического состояния ребенка, условий семейного воспитания с целью вынесения соответствующими инстанциями более обоснованных решений, связанных с определением дальнейшей судьбы учащихся (лишение родительских прав, направление школьника в специальные учебные заведения и пр.)

 4. Психологическая диагностика

В компетенцию и обязанности школьного психолога входит выявление особенностей психического развития ребенка, сформированности определенных психологических новообразований, соответствия уровня развития умений, знаний, навыков, личностных и межличностных особенностей возрастным ориентирам, требованиям общества и др. Поэтому именно психодиагностика как деятельность по выявлению психологических причин проблем, трудностей в обучении и воспитании отдельных детей, по определению особенностей развития их интересов, способностей, сформированности личностных образований находится в центре внимания психологической службы образования и имеет свою специфику.

Задача психодиагностики – дать информацию об индивидуально-психических особенностях детей, которая была бы полезна им самим и тем, кто с ними работает, – учителям, воспитателям, родителям.

Перед практическим психологом стоит задача изучения того, как конкретный ребенок познает и воспринимает сложный мир знаний, социальных отношений, других людей и самого себя, как формируется целостная система представлений и отношений конкретного ребенка, как происходит развитие его индивидуальности. Измерение той или иной психической функции или выявление личностной характеристики вне контекста целостного развития ребенка не имеет смысла для практического психолога.

Психолог должен владеть самыми разнообразными методами. Чтобы более глубоко и тонко определить причины того или иного психологического явления или образования, психологу нужно уметь соответствующим образом сочетать данные наблюдения и свои собственные впечатления с заключениями, полученными в результате применения тестов и других объективных методик.

С планом диагностического направления вы можете познакомиться здесь.

·         Психологический диагноз

Важный этап психодиагностической работы психолога – формулировка заключения об основных характеристиках изучавшихся компонентов психического развития или формирования личности ребенка, иными словами – психологический диагноз. Это центральный этап, во имя которого развертываются все предшествующие и исходя из которого могут строиться последующие. Диагноз не просто ставится по результатам психологического обследования, но обязательно предполагает соотнесение полученных в обследовании данных с тем, как выявленные особенности проявляются в так называемых жизненных ситуациях (жизненные показатели). Большое значение при постановке диагноза имеет возрастной анализ полученных данных, причем с учетом зоны ближайшего развития ребенка.

·         Практические рекомендации

Последний этап – разработка рекомендаций, программы психокоррекционной работы с детьми, составление долговременного (или иного) плана развития способностей или других психологических образований.

Программы коррекции и развития обычно включают психологическую и педагогическую часть. Психологическая часть развития и коррекции планируется и осуществляется психологом. Педагогическая часть составляется на основе психологических рекомендаций совместно психологом и учителем, классным руководителем, директором образовательного учреждения, родителями – в зависимости от того, кто будет работать с ребенком, и выполняется педагогами и родителями с помощью и под постоянным наблюдением практического психолога.

Рекомендации, даваемые психологом педагогам, родителям, детям должны быть конкретными и понятными тем, кому они предназначены. 

Проблема смысла в экзистенциальной психологии Э. Фромма и В. Франкла Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

- Человек должен признавать за другими право самостоятельно и свободно творить свою жизнь, ценить внутренний мир другого человека.

— Любой опыт в жизни человека, даже оцениваемый личностью как негативный, — это полезный, значимый и уже неотъемлемый от внутренней жизни индивидуальный опыт человека, достойный уважения и признания.

Современные исследователи подчеркивают, что ценности — это атомарные составляющие наиболее глубинного слоя всей целостной структуры личности, в единстве предметов ее устремлений (аспект будущего), особого переживания — обладания (аспект настоящего) и хранения своего «достояния» душе и сердце (аспект прошедшего). Ценность — нечто значимое, должное, нормативное, регулируемое, направляющее деятельность и отражающее эмоциональное отношение человека к миру, природе, социуму. Специфика ценностных начал во многом зависит от предмета социально-гуманитарного знания, в радиусе исследований которого находятся общество, культура, человек. Специфической особенностью социально-гуманитарного знания, ядром исследований является человек, обладающий свободой и способностью к преобразованию мира: природы, социума и самого себя, создающий материальные, духовные ценности и мир культуры. Ценностные ориентации в науке выявляются в пристрастиях, целях, интересах, мотивах, эмоциях, идеалах, присущих субъекту социальной деятельности

В заключении важно отметить, что социальная деятельность — это важный элемент современного общества, один из механизмов государства, цель которого заключается в достижении устойчивого динамичного развития социума. При этом благо отдельного человека выступает основой достижения блага общества. Качество и уровень социальной деятельности во многом отражают социальная рефлексия, самосознание нации, степень цивилизованности и демократичности государства. Теория и практика социальной деятельности непосредственно связана с человеком, с взаимоотношениями между личностью и коллективом, между социальными группами, между личностью, обществом и государством. Она направлена на реализацию процесса социализации человека, на совершенствование общественных отношений, на проведение в жизнь идей гуманизма и справедливости. Основная цель социальной деятельности заключается в том, чтобы сохранять комфортное, безопасное, достойное, правовое существование человека как субъекта социума. Аксиологический подход к социальной деятельности, таким образом, выступает как фактор позитивной трансформации общественных отношений и социума.

ЛИТЕРАТУРА

1. Виндельбанд, В. Философия в немецкой духовной жизни XIX столетия. Опыт культурной феноменологии. / В. Виндельбанд. -Москва: Директ-Медиа, 2010. — 157 с.

2. Ганжа, А.О., Зотов, А.А. Гуманистическая социология Флориана Знанецкого. // Социологические исследования. — 2002, № 3.- 112120

3. История социологии: В 3 кн.: учебник / под ред. В.И. Добренькова. — Кн. 1: М.: ИНФРА-М, 2004. — 596 с.

4. Кант, И. Сочинения в 6 т. / И. Кант. — М.: Мысль, 1965. — Т. 4. Ч. I. — 544 с.

5. Колесникова, Е.Ю., Скуднова, Т.Д. Практика трансформации российского образования в свете социологических теорий: дефицит «социальности» // Социально-гуманитарные знания. — 2015. — N° 7. — С. 157-163.

6. Парсонс, Т. О структуре социального действия. / Т. Парсонс. — М.: Академический Проект, 2000. — 880 с.

7. Скуднова, Т.Д., Гасанов, А.М. Актуальность идей П. Сорокина в глобализирующемся мире. // Вестник ТГПИ. — 2012. — №2.

8. Сорокин, П. Моя философия — интегрализм // Социологические исследования — 1990. — № 2. — 139-141

9. Степин В.С. Философская антропология и философии культуры. Избранное. / В.С. Степин — М.: Академический проект, 2015. -542 с.

10. Шелер, М. Положение человека в космосе. / Избранные произведения./ М. Шелер — М.: Гнозис, 1994. — 490 с.

11. Юркевич, П.Д. Философские произведения. / П.Д. Юркевич — М.: Правда, 1990. — 670 с.

Т.Д. Скуднова, Г.В. Соколовский

ПРОБЛЕМА СМЫСЛА В ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ Э. ФРОММА И В. ФРАНКЛА

Аннотация. В статье рассматривается проблема смысла как мотивация развития человека на основе анализа становления экзистенциальной психологии и философско-психологических идей Э. Фромма и В. Франкла._Показано, как экзистенциальная психология помогает человеку в изменяющемся мире адаптироваться к новым реалиям и находить эффективные способы существования и жизненные смыслы.

Ключевые слова: смысл жизни, экзистенциальная философия и психология, логотерапия, воля, экзистенциальный вакуум, саморазвитие, самосовершенствование, самореализация.

T.D. Skudnova, G.V. Sokolovsky

PROBLEM MEANING IN EXISTENTIAL PSYCHOLOGY E. FROMM AND W. FRANKL

Abstract. The article deals with the problem of meaning as a motivation for human development on the basis of the analysis of the formation of existential psychology and philosophical and psychological ideas of E. Fromm

and V. Frankl. It is shown how existential psychology helps a person in a changing world to adapt to new realities and find effective ways of existence and life meanings.

Key words: the meaning of life, existential philosophy and psychology, logotherapy, mens, existential vacuum, self-development, self-improvement, self-realization.

«Рассмотрение проблемы смысла в науке и гуманитарном образовании требует погружения в фило-софско — психологический дискурс», как считают современные исследователи [6]. Проблема смысла жизни является предметом научных изысканий философов и психологов, среди которых Ж.П. Сартр, Э. Гусерль, В. Дильтей, М. Хайдеггер, З. Фрейд, К. Юнг, А. Маслоу, К. Роджерс, В. Франкл, Э. Фромм и многие другие.

Экзистенциональная философия задумывалась о смысле жизни, бренности бытия, роли и месте человека в этом мире, а гуманистическая психология утверждала, что именно творчество, любовь, свобода, духовное развитие наполнит жизнь человека тем самым смыслом. Высказывание Ницше гласит: «Если есть ЗАЧЕМ жить, можно вынести почти любое КАК», стало своеобразным девизом экзистенциальной психологии [5].

Экзистенциальное направление в психологии возникло в Европе в первой половине ХХ в. на стыке двух тенденций. С одной стороны появление этого направления было вызвано несогласием многих психологов причинного подхода к изучению человека, а с другой стороны небывало возросший интерес к экзистенциальной философии. Психология появилась именно из философии, поэтому и было решено применить идеи экзистенциальной философии в психологии. Идею поддержали К. Ясперс, М. Босс, В. Франкл и др.

Важно отметить, что идеи экзистенциализма не просто создали новое направление в психологии, но и активно начали проявляться в педагогике и социологии. Особенно сильны экзистенциальные мотивы у Э. Фромма, Ф. Перлса, К. Хорни, С. Л. Рубинштейна и др.

Экзистенциональная психология сформировалось в Европе, и называлась на тот период времени — экзистенциально — аналитическим подходом, но после второй мировой войны её активно стали применять и придерживаться психологи США. В том виде она представлялась как хорошо осознаваемая и реализуемая позиция, где чётко можно было выделить пути решения и действия нужные для этого. Представителями в то время были Р. Мэй и Д. Бюджентал и другие. Принцип экзистенциальной психологии — это осознание уникальности жизни каждого человека в каждое отдельное мгновение времени и в пространстве.

Экзистенция («существование») происходит от латинского existere — «выделяться, появляться». Этим подчеркивается, что существование — это динамический процесс. Для представителей экзистенциализма именно процессу уделяется больше внимания, чем объекту. Они выдвинули идею о том, что существование — это постоянно изменяющийся процесс, и рассматривать его без учёта времени и пространства просто невозможно.

Впервые идея существования как динамического процесса была выдвинута датским философом С. Кьеркегором [4]. Развил его идеи Э. Гуссерль в рамках своей феноменологии. А настоящими предпосылками для бурного развития идей экзистенциализма и экзистенциальной психологии в частности стали труды М. Бубера, Ж. П. Сартра, М. Хайдеггера. И это лишь малая часть философов, которые поддержали эти идеи.

Направление стало так бурно развиваться сразу в нескольких странах, что проследить и изложить полный анализ этапов становления и развития экзистенциализма на данный момент ещё не удалось. Это связано с тем, что несмотря на то, что трудов по экзистенциальной философии и психологии огромное множество, среди которых есть и много незначительных работ и много фундаментальных, выделить общую идею, единое связующее звено, которое бы просматривалась во всех работах. Но нужно отметить, что общее у всех авторов всё-таки было, а именно вера в реальность свободы личности.

Экзистенциальная психология — наука о том, как человеческая судьба зависит от отношения человека к жизни и смерти, и, следовательно, к смыслу своей жизни, поскольку первые две категории неминуемо приводят к третьей.

Проблемы, которые авторы — экзистенциалисты поднимали практически во всех своих работах, это проблемы жизни и смерти, смысла жизни, свободы и ответственности, проблема общения и одиночества, и многие другие. По мнению приверженцев экзистенциализма именно эти проблемы являются движущей силой развития человека как личности.

Экзистенциальная психология формировалась на основе идей и принципов гуманистической психологии, а также на общечеловеческих идеях А. Камю, Ж. Сартра и Ф. Ницше и других.

Особое влияние на развитие экзистенциальной психологии оказал тезис Г. Гегеля о том, что обстоятельства и влечения управляют человеком ровно настолько, насколько он им позволяет [1]. Мы можем сделать два очень важных для себя психологических вывода: с одной стороны, человеком управляют обстоятельства и влечения, а с другой, он может им не позволить этого сделать.

Одним из первых экзистенциалистов стал А. Шопенгауэр. Он изучал такое основополагающее для экзистенциализма понятие как волю. Он утверждал, что жизнь человека наполниться смыслом, если у него есть воля. Если у него есть воля, он будет стремиться сделать свою жизнь лучше, тем самым удовлетворяя свои экзистенциальные потребности. Шопенгауэр так же связывает понятие воли и проблему выбора, так как одно непосредственно влияет на другое, что влечёт изменения в жизни человека, наполняя её смыслом.

Основная идея экзистенциальной философии просматривается в словах И. Гёте:

«Принимая человека, какой он есть, мы делаем его хуже; принимая его таким, каким он должен быть, мы помогаем ему стать таким, каким он может быть» [2].

Экзистенциальная психология даёт человеку выбор, заниматься самосовершенствованием и саморазвитием, а не оставляет его в настоящем времени. Для экзистенциалистов все свойства личности являются процессами, которые можно изменить усилием воли и действиями, а не как «состояния» или «черты».

Не менее важно с точки зрения данного направления и осознание своего способа существования. Многие философы считают, что чувство настоящей экзистенции — чувство подлинного существования, возникает только в экстремальных ситуациях. По — другому это чувство называется аутентичностью. Понятие аутентичности является на ряду понятий жизни и смерти является ключевым в экзистенциальной психологии. Экзистенциалисты определяют его, как возможность «быть собой». Аутентичность ощущается нами во время горя, радости, и других ярких и сильно выраженных, неподдельных эмоций и чувств. Именно это и есть проявление нашей сущности.

Экзистенциальная психология — это наука 21 века, когда становится очевидна невозможность построения стратегии нашей жизни по моделям прошлого, считает профессор СПбГУ Н. Гришина — автор первого в нашей стране учебника по экзистенциальной психологии… По её мнению страх личностной некомпетентности — это один из самых главных страхов современного человека. Ведь в современном мире все сейчас стараются соответствовать каким-то стандартам, навешивать на себя ярлыки и так далее. Это страх несозвучия, несовпадения с жизнью, с быстроменяющимся миром. Адаптироваться к новым реалиям и находить эффективные способы существования — это задача, которая всегда стояла перед людьми.

Если раньше психология занималась поиском и изучением качеств человека, то сейчас вектор сменился на взаимодействие человека с социумом, на систему отношений человека и мира.

Лучше всего проблему, стоящую перед современной экзистенциальной психологией, выражает цитата: «В прошлом человек в основном решал проблему выживания, это было основной мотивацией. Сегодня проблема выживания отходит на второй план, и главной движущей силой становится мотивация развития, возникают те самые смысловые вопросы. Каждый отвечает на них в одиночестве, но экзистенциальная психология помогает нам всем» [3].

Наиболее яркими представителями экзистенциальной психологии 20 века являются Эрих Фромм и Виктор Франкл.

Эрих Фромм (1900 -1980) — немецкий философ и психолог, приверженец неофрейдизма. Один из немногих учёных, подвергших сомнению учение Зигмунда Фрейда. Фромм считал, что Фрейд не всегда прав: создавая свою психоаналитическую теорию, он не учитывал этическую сторону развития личности.

В своей книге «Бегство от свободы» Фромм исследовал сложную ситуацию, в которой оказывается европейский человек, когда стремление к индивидуальности приводит к одиночеству, ощущению своей ничтожности и бессилия [8]. Он провёл анализ периода формирования новой философии, нового взгляда на человека и смысл его жизни. На примере психологического анализа мировоззрений Лютера и Кальвина Фромм пытается дать более развернутую и полную картину исторических процессов и их влияния на человека, определить причины бегства человека от самого себя и от собственной свободы. Во второй своей книге «Человек для самого себя» Эрих Фромм рассматривает проблемы этики, норм и ценностей, которые ведут человека к самореализации и осуществлению его творческого потенциала.

Анализ произведений Эриха Фромма позволяет выделить главные экзистенциальные идеи: развитие нравственных качеств человека, самопознание и саморазвитие как смысл и жизненная цель.

Не менее важным представителем экзистенциальной психологии является Виктор Франкл (1905-1997

г.).

В процессе своего развития и становления как психолога он шёл через несколько психологических школ, среди которых были психоанализ З. Фрейда, индивидуальная психология А. Адлера и другие. После этого он загорается идеей создать свою теорию, так как с течением времени он стал всё больше в них разочаровываться, находя несоответствия или недочеты той или иной теории. Таким образом, плодом его тридцатилетней работы становится логотерапия.

Термин «логотерапия» В. Франклом был предложен еще в 20-е гг., впоследствии он использовал понятие «экзистенциальный анализ». Необходимо подчеркнуть, что сам термин «логос» для Франкла — не просто «слово», не просто вербальный акт, а квинтэссенция идеи, смысла, то есть это и есть сам смысл.

Особое внимание Франкл уделяет «пограничным» ситуациям и положениям, когда человек оказывается перед лицом неизвестного заболевания или в концентрационном лагере, — так он получает возможность познать смысл и ценность своего существования. Сам В. Франкл прошел с 1942 по 1945 г. пять концлагерей, в которых потерял родителей, жену и брата. Трагические события его жизни, несомненно, обогатили его как психолога: «Когда человек перестает видеть конец какого-то временного отрезка своей жизни, он не может поставить себе никакой дальнейшей цели, никакой задачи; жизнь тогда теряет в его глазах всякое содержание и всякий смысл. И наоборот, стремление к какой-либо цели в будущем составляет ту духовную опору, которая так нужна узнику лагеря, так как только эта духовная опора в состоянии уберечь человека от падения под влиянием отрицательных сил социальной среды, уберечь его от полного отказа от самого себя»

[7]. По мнению В. Франкла, «латинское слово «fmis» означает как «конец», так и «цель»» и именно смысл, свобода, ответственность, являются критериями психического здоровья.

Франкл вводит термин «экзистенциальный вакуум», обозначающий пустоту, отсутствие смысла жизни, переживаемое человеком. Экзистенциальный вакуум является следствием невроза, депрессии, наркомании, агрессии. Самое главное, что помогает жить, — это смысл жизни. Когда он осознает это, он становится более ответственным за свою жизнь, считает Виктор Франкл. При этом человек обладает определенной свободой, которую не может отнять у него никто.

В работе « Человек в поисках смысла» В. Франкл утверждает, что мы не должны задавать вопрос, в чем смысл жизни, наоборот, жизнь задает нам этот вопрос, а мы должны ответить на него не словами, а действиями [7]. Такой «экзистенциальный поворот» выводит нас на экзистенциальный смысл, которого еще пока нет, он ждет, пока будет найден и реализован.

В отличие от А. Маслоу, В. Франкл трактовал самоактуализацию не как самоцель, а как средство осуществления смысла. Поэтому рекомендованную Маслоу и Роджерсом установку на самовыражение личностью своих мотиваций, аутентичных ее внутренней природе, Франкл считал недостаточной для человека, чтобы он понял, зачем жить. Быть человеком значит быть направленным на нечто иное, чем он сам, быть открытым миру смыслов. Это не самоактуализация, а самотрансценденция (выход за пределы самого себя), благодаря чему жизнь приобретает смысл в любви, отношениях, глубинных переживаниях, сопереживании, в реальных жизненных поступках.

Франкл разработал специальную технику психотерапии, ориентированную на избавлении личности от негативных состояний ( стрессов, гнева, тревоги, вины, комплексов неполноценности, экзистенциальной фрустрации и т.д.), возникающих при столкновении с психологически трудной для личности и кажущейся непреодолимой преградой. Если личность в подобных случаях утрачивает волю к смыслу, у нее возникает состояние «экзистенциального вакуума» в виде чувства апатии, опустошенности, бессмысленности существования.

Анализ творчества В. Франкла позволяет говорить, что он строил свою логотерапию на основе сущности человека и человеческого бытия. Он подчеркивал, что « человеческое в человеке на протяжении длительного времени было совершенно исключено из поля зрения…., что человека невозможно понять из двух составляющих — наследственности и окружающей среды» [7]. Развивающийся человек — это, прежде всего свободный человек, видящий смысл своего существования.

«Логотерапия» стала самым главным произведением в творческом наследии и в деятельности В. Франкла, которой он уделял больше всего времени и развивал до конца жизни.

В своем основополагающем труде «Человек в поисках смысла» Франкл описывает личный опыт выживания в концентрационном лагере и излагает свой психотерапевтический метод нахождения смысла во всех проявлениях жизни, даже самых страшных, нечеловеческих условиях, тем самым создавая стимул к продолжению жизни.

Франкл считал, что смысл жизни и его поиски являются движущим фактором собственно жизни человека. Франкл представлял человека как целостность, как некую трехмерную величину. В одной плоскости лежат физическое и психическое начало, не пересекающиеся друг с другом. Перпендикулярно им расположена духовная (экзистенциальная) составляющая, являющаяся совокупностью определенных психических процессов, чувств и переживаний, в корне отличающих людей от животных. Все эти три измерения и составляют целостного человека, их невозможно отделить друг от друга, не нанеся вред индивиду.

Духовную вертикаль Франкл отделял от религиозной, он четко изолировал эти понятия, признавая именно в духовном начало всех побуждений, сил и стремлений, которые толкают человека на достижение желаемого. Философ, психолог и психотерапевт он считал, что на духовной вертикали возникает своеобразное напряжение между тем, что человек уже достиг и тем, что он желает достичь в будущем. Эта напряженность — залог гармоничного развития личности. Как только человек достигает желаемого и напряжение пропадает, то тут же возникает новая цель и развитие продолжается. Отсутствие данного напряжения на духовной вертикали ведет к психозам, неврозам, различным расстройствам и «экзистенциальному вакууму», выход из которого многие видят в суициде.

Во время логотерапии клиент вместе с психологом анализирует всю свою жизнь, вспоминая все события своей жизни как хорошие, так и плохие. При этом пробираясь через память человек пытается найти в каждом даже плохом моменте что-то хорошее и постепенно осознаёт свой смысл жизни.

Основой метода являются культурные ценности, смысл жизни и их дальнейшее влияние на судьбу человека и выбор его собственного пути развития. Таким образом, методика этого замечательного мастера своего дела помогла миллионам человек избавиться от плохих мыслей от переживаний, от страхов и суицида.

Человек часто задумывается о том, зачем я живу в этом мире, в чём смысл моей жизни, как мне жить дальше , кто я в этом огромном мире? Именно ответы на эти вопросы и даёт вам в полной мере экзистенциальная психология.

Проведенный анализ философско-психологических взглядов Э. Фромма и В. Франкла дает нам основание для следующих выводов.

1. Поиск смысла жизни, реализация планов по претворению идей в жизнь и стремление к развитию — основной двигатель поведения и развития личности, являющийся врождённым.

2. Смысл жизни не изобретается и не выбирается, а находится человеком путём самореализации, саморазвития и деятельности

3. Смысл жизни настолько же уникален, сколько и внешность человека. Для полного осмысления своей жизни человек должен ориентироваться на несколько групп ценностей:

• Ценности творчества — реализация себя через творческую деятельность

• Ценности переживания — важность переживания спектр эмоций, получаемых от внешнего мира.

• Ценности отношения — важность понимания важности взаимодействия с другими людьми.

4. Обретая смысл, человек должен стремиться его осуществлять, чтобы добиться самоактуализации личности

5. Человек может найти и реализовать смысл жизни, может и должен взять на себя ответственность за свою судьбу, даже если его свобода объективно ограничена обстоятельствами. Это возможно благодаря фундаментальным человеческим качествам.

• Способность к самотрансцендентности — возможности мысленного выхода человека за пределы самого себя, в направленности на что-то, существующее вовне.

• Способность к самоотстранению — возможности в любой ситуации подняться над собой и над ситуацией, посмотреть на себя со стороны.

6. Необходимым условием психического здоровья личности является определенный уровень напряжения, возникающий между человеком и локализованным во внешнем мире объективным смыслом, который человек должен осуществить.

• Отсутствие смысла порождает у человека состояние «экзистенциального вакуума», которое выступает причиной самых разнообразных неврозов.

7. Не существует смысла жизни «вообще» — существует конкретный смысл жизни данной личности в данный момент. Смысл жизни меняется от ситуации к ситуации.

ЛИТЕРАТУРА

1.Гегель, Г. Наука логики. Объективная логика. Учение о бытие // Москва — 1998. — С. 254.

2.Гете, В. Фауст. // С- Петербург — 1986. — С. 107

3.Гришина, Н.В. Экзистенциальная психология. // СПБГУ — 2015. — С. 239

4.Кьеркегор, С. Стадии жизненного пути. // ЭКСМО — 2013. — С.97

5.Ницше, Ф. Воля к власти // МОСКВА — 2005 . — С. 93

6. Скуднова, Т.Д. Серикова, И.Б. Проблема смысла в науке и психолого-педагогическом образовании. Государственное и муниципаль-

ное управление. Ученые записки. Научный и общественно-теоретический журнал., №2, 2017, с.186-190

7.Франкл, В. Воля к смыслу. // ЭКСМО — 2000. — С 340

8.Фромм, Э. Бегство от свободы. // АСТ Москва — 2011. — С. 302

Т.Н. Тювикова

ИСТОКИ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ТРАДИЦИОННОЙ КОРЕЙСКОЙ МУЗЫКИ

Аннотация: В данной статье рассматривается общая история развития корейской традиционной музыки. Указаны основные понятия и выдающиеся деятели музыкального искусства. Традиционные корейские музыкальные инструменты указаны с общим внешним описанием.

Ключевые слова: музыкальная культура, корейская традиционная музыка, история Кореи, теория музыки, музыкальные инструменты

T.N. Tyuvikova

ORIGINS AND TRENDS OF DEVELOPMENT OF TRADITIONAL KOREAN MUSIC

Abstract. This article discusses the General history of Korean traditional music. The basic concepts and outstanding figures of musical art are specified. Traditional Korean musical instruments are listed with a General external description..

Key words: music culture, Korean traditional music, Korean history, music theory, musical instruments.

В сегодняшнем мире остро стоит вопрос международной интеграции, а в педагогики одним из ведущих направлений является мультикультурное образование. По-настоящему образован тот, кто знает традиции своего народа и обладает общими представлениями о других культурах. В связи с этим, людям следует подробнее изучать культурное наследие других народов.

Корейская цивилизация существует уже не одну тысячу лет. Легенды гласят, что основателем первого государства на территории Корейского полуострова является легендарный Тангун — сын небожителя Хвану-

Психологическая консультация

Психологическая консультация. Что это?

Психологическое консультирование – профессиональная помощь клиенту в решении его проблемной ситуации.

Психологическое консультирование ориентировано на психически здоровых людей, попавших в сложную жизненную ситуацию или желающих улучшить качество жизни.

Цель психологического консультирования — помочь клиенту в решении его проблемы. Осознать и изменить малоэффективные модели поведения, для того, чтобы принимать важные решения, разрешать возникающие проблемы, достигать поставленных целей, жить в гармонии с собой и окружающим миром.

Психолог помогает человеку найти свои внутренние ресурсы, осознать ранее подавленные переживания и стереотипы поведения. На психологической консультации люди понимают причины своих трудностей и учатся с ними справляться.

Существует несколько видов психологического консультирования:

  1. Личностное консультирование. Предполагается работа с внутренними проблемами и состояниями клиента (поиск смысла жизни, повышенная тревожность, сложности во взаимодействии с людьми и т.д.).
  2. Семейное консультирование. Сюда относится не только непосредственная работа с парами, но и консультирование в добрачный период, а также в период развода. Кроме того, сюда же относят консультирование по вопросам детско-родительских отношений, а также взаимоотношений с родителями и родственниками мужа / жены.
  3. Профессиональное консультирование— это психологическая консультация по вопросам выбора профессии (профориентация).
  4. Организационное (производственное) консультированиенаправлено на решение вопросов взаимодействия в коллективе, эффективного управления, мотивации персонала и т.д.

Существует мнение, что человек должен сам решать свои проблемы. Это справедливо для тех случаев, когда он действительно способен успешно это делать. Однако следует помнить, что человек вовсе не должен оставаться без помощи, когда она ему необходима. Принять психологическую помощь, тем более оказываемую в качестве профессиональной услуги, вовсе не зазорно. Это поступок сильного человека, заботящегося о своем здоровье, хорошем самочувствии и личной эффективности.

В процесс консультации в психологической лаборатории МУИВ применяются различные методы: беседа, работа с песком и различными символами, метафорические карты.

Путин ответил Байдену: «Кто как обзывается, тот так и называется»

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

«Желаю ему здоровья»: Путин ответил Байдену. Видео

Владимир Путин прокомментировал интервью Джо Байдена, в котором тот пообещал, что президент России поплатится за предполагаемое вмешательство в американские выборы, и утвердительно ответил на вопрос, считает ли он Путина «убийцей». Отвечая Байдену, Путин уже не в первый раз вспомнил дразнилку из своего детства.

«Теперь что касается заявления моего американского коллеги. Мы действительно, как он сказал, мы с ним лично знакомы. И что бы я ему ответил? Я бы сказал ему: будьте здоровы! Я желаю ему здоровья. Говорю это без иронии и шуток», — сказал Путин на онлайн-встрече с представителями общественности Крыма и Севастополя. Россия аннексировала Крым семь лет назад — весной 2014 года.

«И вот, вы знаете, я вспоминаю — в детстве мы во дворе, когда спорили друг с другом, мы говорили так: кто как обзывается, тот так и называется, — продолжил президент России. — Это не случайно, это не просто детская поговорочка и шутка. Смысл очень глубокий в этом, психологический. Мы всегда в другом человеке видим свои собственные качества. И думаем, что он такой же, как и мы. И из этого исходя, оцениваем его действия и даем оценку вообще».

В телеинтервью ведущий Джордж Стефанопулос напомнил Байдену: тот говорил, что у Путина «нет души». «Я сказал ему это, да, — подтвердил президент США. — И его ответ был: мы понимаем друг друга. Это было […] Это было неумно с моей стороны. Я был с ним наедине в его офисе. И вот как это произошло. Это было тогда, когда президент Буш сказал: я посмотрел ему в глаза и увидел его душу. Я сказал: посмотрел в твои глаза, и я не думаю, что у тебя есть душа». Он оглянулся и сказал: мы понимаем друг друга».

Накануне 78-летний президент США заявил, что его российскому коллеге придется ответить за попытки вмешательства в американские выборы. «Он поплатится за это», — сказал Байден в интервью телеканалу Эй-би-си.

После этого журналист спросил, считает ли он 68-летнего Путина «убийцей». Байден немного подумал и ответил утвердительно.

После заявления Байдена в эфире телеканала Эй-би-си российский МИД заявил, что посол в США Анатолий Антонов приглашен в Москву для проведения консультаций. Он вылетит в Россию 20 марта.

Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков в четверг оставил без комментариев вопрос, готова ли Москва рассмотреть вопрос о разрыве дипломатических отношений с США.

Журналисты также спрашивали Пескова, как в Кремле восприняли интервью, в котором Байден «сделал ряд высказываний» о Путине, а также о том, «не оскорбили ли лично Путина» эти высказывания.

«Я бы не был многословным, реагируя на это. Скажу только, что это очень плохие высказывания президента США. Он однозначно не хочет налаживать отношения с нашей страной. И дальше будем исходить именно из этого», — сказал Песков.

При этом сам Путин в четверг вечером сказал, что готов поговорить с Байденом.

«Я бы не откладывал это в долгий ящик. Я на выходные хочу съездить в тайгу немножко отдохнуть. А так можно было или завтра, или в понедельник [провести разговор]. Мы готовы в любое удобное для американской стороны время», — сказал он.

Путин уже не в первый раз цитирует дразнилку о тех, «кто обзывается» и «так и называется». В июне 2009 года, когда он занимал пост премьера, он призвал членов правительства не обижаться на белорусских партнеров после их заявлений о проблемах с поставками молочной продукции из Беларуси.

«И в обычной жизни, и в политике обижаться — это не самое лучшее развитие событий. Вы знаете, я воспитывался на ленинградской улице, и у нас во дворе в таких случаях говорили: кто как обзывается, тот так и называется. Но в политике вообще принято руководствоваться совершенно иными соображениями», — говорил тогда Путин.

Пресс-секретарь президента США Джен Псаки заявила журналистам, что в отличие от прежней администрации Байден считает правильным прямо говорить то, что он думает о Путине.

«Наша администрация намерена придерживаться иного подхода в отношениях с Россией, чем у предыдущей администрации, — сказала она, отвечая на вопрос о приглашении посла Антонова в Москву на консультации. — Мы намерены быть прямыми относительно тех областей, которыми мы озабочены».

«Президент Байден дал четко понять, что США ответят на многие дестабилизирующие действия России», — сказала Псаки.

Министерство торговли США накануне объявило, что с 18 марта вводит новые экспортные ограничения в отношении России в связи с обвинениями Вашингтона в использовании Россией химического оружия. Это связано с делом Алексея Навального. Кроме того, ожидаются санкции и в связи с предполагаемым вмешательством в американские выборы.

Путин же заявил сейчас, что Россия готова сотрудничать с США, но на своих условиях.

«Знаю, что США, руководство США в целом настроено иметь с нами определенные отношения, но по тем вопросам, которые представляют интерес для самих США и на их условиях. Мы, хоть они думают, что мы такие же, как они, но мы другие люди, у нас другой генетический и культурно-нравственный код. Но умеем отстаивать свои собственные интересы. И мы будем с ними работать, но в тех областях, в которых мы сами заинтересованы. И на тех условиях, которые мы считаем выгодными для себя. И им придется с этим считаться», — сказал Путин.

Является ли психология наукой и есть ли сознание у кошки

В прошлый вторник у нас выступала Ира Овчинникова — научная сотрудница Лаборатории междисциплинарных исследований развития человека СПбГУ, ассистентка-исследовательца в University of Houston.

Большую часть времени на работе Ира исследует, как опыт раннего детства влияет на языковое развитие и как это отражается в мозговой активности, а также занимается изучением расстройств развития.

Делимся с вами записью и расшифровкой эфира.


Меня зовут Ира Овчинникова, я – научный сотрудник Лаборатории междисциплинарных исследований развития человека в СПБГУ. Еще я пишу диссертацию в университет Хьюстона, поэтому я сейчас в Хьюстоне, на 9 часов назад от Москвы, и у меня сейчас где-то середина дня.

Q: психология – это наука?

Это нормальный вопрос, которым задаются все. И студенты психфака, и люди, которые занимаются психологией.

Ответ простой: все то, что соответствует критериям научности и маркируется как наука – это наука. В 30-х годах прошлого века Карл Поппер ввел критерий фальсифицируемости теорий: то есть, любая теория может считаться научной, если ее можно опровергнуть какими-либо фактами, экспериментами на эмпирическом материале. Проблема психологии здесь очевидна: теория будет связана с общими понятиями, которые являются абстрактными, но материальный мир – он здесь и сейчас.


Для того, чтобы отвечать этому критерию, в психологии есть понятие операционализации. Это когда я беру абстрактное понятие и прихожу к конвенциональному мнению о том, как мы будем это понятие высчитывать. Таким примером будет являться скорость ответа на некие стимулы.

Я вообще – когнитивный психолог (скоро объясню, что это значит). Также это может быть скорость обработки, точность ответа, множество других понятий операционализации. Так теории, мысли, идеи, которые относятся к психологии, могут быть как научными, так и вовсе не научными. К ненаучным теориям относится классический психоанализ, например: его просто нельзя опровергнуть. Потому что, согласно классическому психоанализу, вообще все – возможно. При этом, из психоанализа за 60 лет развития мысли выросли теории, которые являются опровержимыми. Например, теория привязанности Мэри Эйнсворт, где нас интересует то, как ранний младенческий опыт влияет на развитие человека.

Далее, в психологии есть когнитивное направление. Его можно считать золотым стандартом науки, оно полностью соответствует критериям научности. К наиболее развитым относятся теории рабочей памяти Алана Бэддели; можно посмотреть множество различных теорий про то, как видоизменялось представление о рабочей памяти, как эмпирический материал, результаты экспериментов позволяли нам, как научному направлению, улучшать эти знания и делать их более точными. В данный момент теория рабочей памяти состоит из нескольких отдельных частей, которые еще не нашли своего опровержения в экспериментах. То есть, согласно Попперу, ни одна из них не будет истинной, но мы говорим, что у нас просто недостаточно материалов, чтобы ее опровергнуть. И еще проблема любой теории – методология науки в целом. Старую теорию может заменить только новая теория. Нельзя просто сказать, что старая не работает, нужно представить новую парадигму, объяснение для старых феноменов и новых парадоксов.

Я занимаюсь исследованиями нейроимиджинга в расстройствах развития в данный момент, хотя начинала 12 лет назад с исследований формирования понятий. Мне всегда было интересно, как люди формируют понятия, как учатся новому, и как происходят ошибки в этой истории. Последние 4 года я занимаюсь нейроимиджингом, психофизиологией, также занимаюсь МРТ у людей с расстройствами развития – это аутизм, дислексия, класс других расстройств.

Q: какие существуют методы нейроимиджинга, где они применяются, как вы их используете?

Нейроимиджинговые методы можно классифицировать по двум шкалам. В целом, это все методы, где мы пытаемся понять, как устроен мозг как биологический субстрат, как он функционирует и реагирует на разные стимулы. Все методы можно поставить на график с двумя осями: Х – это временное разрешение (то, как точно во времени мы улавливаем информацию о процессах), а Y – пространственное разрешение (то, насколько маленькие процессы мы можем увидеть).

Например, МРТ, на которую вас могут отправить для определения проблем с любым органом – это обычно структурная МРТ. То есть, рентгенолог или исследователь будет смотреть, как орган выглядит и находится в пространстве.

И, если это анатомическая МРТ, то я не смогу посмотреть на то, как тот же мозг функционирует – только на то, из чего он состоит. Или меня может интересовать, например, diffusion tensor imaging (DTI) – как связаны разные части мозга. И у такого метода очень низкое временное разрешение, почти нулевое – информация берется за один момент, никакой динамики нет. Зато у него высокое пространственное разрешение, я могу видеть не только отдельные структуры, но и ядерный уровень, хотя я не буду видеть отдельные слои.

ЭЭГ – это обратная ситуация. Я накладываю на человека шапку с электродами, обладающими высоким временным разрешением, и получаю информацию с точностью до миллисекунд. Это очень высокое временное разрешение для человеческого мозга. Но пространственное разрешение будет очень низким, потому что я буду угадывать, какие части мозга реагируют. Придется использовать усредненное представление о том, как в черепной коробке расположен мозг и какие его части отвечают на сигналы.

Q: а как понять, как связаны части мозга? Pathways или анатомические структуры, которые соединяют?

Для этого есть специальный метод – это как раз DTI. Нас в этой ситуации интересует, каким образом вода реагирует на магнит, так как у вас будет происходить изменение направления молекул воды. И по этим направлениям мы выстраиваем пути белого вещества. Здесь надо понимать, что это та часть, где происходит очень большое количество программирования, потому что МРТ – это не фотоаппарат.

Я эту метафору часто использую, когда рассказываю студентам или коллегам о том, как работает МРТ: то есть, у меня нет другой возможности на 100% узнать, что происходит в организме, кроме вскрытия. Но я, конечно, хочу, чтобы испытуемые были живы.

МРТ позволяет с высокой точностью предугадывать, как выглядят наши пути, но это все же – модели. В том числе и тогда, когда вы идете к врачу, и он пытается понять по вашему скану, как у вас связаны разные части мозга. Разные методы обладают разной точностью, и с годами качество методов повышается – это тоже входит в мои задачи. Здесь работают люди с разной экспертизой, и это всегда будет междисциплинарная наука, где люди с образованием в области физики, инженеры, математики, и также, в том числе, люди, занимающиеся когнитивной психологией и психологией развития, будут выстраивать максимально правдоподобную модель.

Q: но у всех людей же одинаково расположены в пространстве сосуды в отделах мозга?

Нет, различия есть. Я не думаю, что сейчас могу точно сказать, но потом покидаю ссылок об этом. В целом, мы всегда надеемся, что все расположено в пространстве схожим образом, крайне близко, но бывают отклонения — и расстройства, и такие, что никак не влияют на качество жизни человека и на восприятие и обработку им информации.

Q: как применяете ЭЭГ в исследованиях?

Надо понимать, что ни одно из исследований, в которых я участвую, не может быть выполнено одним человеком. Это огромный миф: наука уже давно не существует в формате «седовласый человек сидит в белой башне», всегда работают большие команды. Проекты, в которых работаю я, зачастую осуществляются силами 30-40 человек. Всегда большие выборки, большая работа по поиску испытуемых, менеджменту данных.

Например, сейчас в нашей лаборатории в Санкт-Петербурге идет большой проект по исследованию биоповеденческих показателей у людей с опытом институционализации. Под институционализацией мы понимаем людей, которые жили в детских домах или домах ребенка.

Про детские дома все слышали, а дома ребенка — это структуры детского дома для детей до 4 лет (после 4 лет их переводят в детские дома, дома-интернаты). Нам интересно, каким образом такой ранний опыт влияет на развитие – как в детстве, так и в подростковом возрасте и зрелости. Наш основной фокус – это языковое развитие. Есть большая гипотеза о том, что институционализация в раннем возрасте снижает разнообразие и количество языковой информации, обращенной к конкретному ребенку.

Есть большие социальные изменения, которые происходят в этой области: когда людей, которые работают с детьми – воспитателей, нянечек – обучают больше взаимодействовать с детьми, разнообразить их опыт общения. Но всем понятно, что это все равно не «свой» ребенок, и, как бы хорошо эти люди не делали свою работу – а я встречала замечательных воспитателей и нянечек – все равно получается определенная специфика проживания, рабочие условия. И нас интересует, каким образом влияет на ребенка эта специфика, отсутствие близкого взрослого. Под близким мы понимаем того, на которого ребенок всегда полагается, который почти всегда доступен, с которым он формирует безопасную привязанность и с которым у него самые близкие отношения. Обычно, зачастую, это – мама. Этот взрослый формирует, выдает ребенку языковую информацию, помогает формироваться его когнитивной системе. Это влияние мы рассматриваем с точки зрения психофизиологии; меня интересует, как дети по-разному (или одинаково) обрабатывают языковую информацию, языковые стимулы в экспериментах, и сохраняются ли эти различия в подростковом и взрослом возрасте.

Например, есть такой эксперимент, представленный в парадигме oddball paradigm – я его очень люблю. Компонент, который там представлен, называется «негативность рассогласования» (mismatch negativity). Так, например, для детей, типично развивающихся, характерно следующее: до года жизни (примерно) они могут различать звуки разных языков. Так, например, дети будут различать звуки «та», «га» и звук, который я не могу произнести (горловой звук между «Г» и «Д», часть хинди). С возрастом, к году жизни, языковые статистики накапливаются, и ребенок перестает слышать разницу между звуком хинди и русским языком, он просто перестает быть особенным, различающимся. Проявляется это так: вы предъявляете аудиально ребенку повторяющийся ряд звуков «га» (очень много), это становится линией отсутствия изменений. Дальше, когда ребенок слышит звук «та», который для него различен, на мозговой активности вы видите резкое изменение, скачок. Это и есть негативность рассогласования. До года жизни, вне зависимости от того, предъявите ли вы редким стимулом «та» или горловой звук, вы будете видеть негативность рассогласования. Если же вы проведете это эксперимент на типично развивающихся детях после года жизни (русскоязычных, это важно), то вы не увидите этой негативности рассогласования на звук из хинди, или в принципе на звуки из неродной речи.

Нам было интересно, происходит ли такое же запоминание звуков у детей, проживающих в домах ребенка, или же негативность рассогласования остается и в более старшем возрасте. Мы провели эксперимент. Оказалось, что фонологическое осознание – возможность услышать различие между звуками хинди и родным языком — стирается и у детей из домов ребенка. То есть, они получают достаточное количество языкового инпута для того, чтобы обладать информацией о родном языке и речи – то есть, точно умеют определять родной язык.

При этом, если мы проводим эксперименты, связанные с более высокими структурами обработки информации – например, когда детей просят называть объекты, или когда им показывают картинку мальчика и говорят, что это цветок – информация обрабатывается дольше у детей из домов ребенка. Поэтому мы считаем, что там присутствует некоторое отставание в языковом развитии. Это мы видим и на поведенческих методиках; мы никогда не работаем только с психофизиологией, считаем, что это не очень информативно. Работа также и на поведенческом уровне позволяет сопоставить, то, что видно на уровне поведения и на уровне активности мозга. Есть ли полностью совпадающая интерпретация, или я буду видеть различия, и буду считать в такой ситуации, что на уровне поведения иногда различий нет, а на уровне мозговой активности – есть, и это не до конца сглаженное различие. Хотя оно может сглаживаться с годами, в зависимости от того, когда человек попал в семью, как долго он прожил в доме ребенка или детском доме.

Q: какая из трактовок слова «сознание» актуальна?

Я не занимаюсь проблемами сознания. Я понимаю, что существует большое разнообразие трактовок сознания, но сейчас я использую это понятие на достаточно бытовом уровне – как возможность осознавания.

Q: Вы видели контент Виктории Степановой? Можно считать ее психологом? Она считает, что может по фото определить сексуальную ориентацию.

Нет, это невозможно. Не знаю, кто такая Степанова.

Кстати, могу поговорить про псевдопсихологию и то, почему она нас тоже бесит. Возможно, еще сильнее, чем людей, которые не занимаются психологией. Это большая проблема: когда я прихожу куда-то, я не представляюсь психологом. Потому что иначе все подумают, что я сейчас буду рассказывать про ведических женщин, решать чужие проблемы, говорить, как надо правильно жить и рекомендовать психотерапевта.

Насчет психотерапевтов – я могу порекомендовать сообщества, которым я доверяю, или людей, с которыми я училась (или у которых училась). Но все остальные пункты – это совсем мимо меня, я таких советов не даю.

Псевдопсихология раздражает меня потому, что мне сложнее с ней бороться. Я оказываюсь в ситуации, когда я вижу человека, с которым была в хороших отношениях лет 10 назад, и он вдруг ушел в псевдопсихологию, и я понимаю – ой, похоже, мы не будем больше общаться. Для меня это болезненно. Люди, которые только смотрят на псевдопсихологию со стороны, могут просто сказать: ну, я просто не буду с ним знакомиться. Это во-первых.

Во-вторых, псевдопсихология плохо влияет на научную психологию. Она автоматически ставит под сомнение ее научность; «наука ли это» — нормальный вопрос, который все задают. Кроме того, и рассказывать про исследования, которые произошли в психологии, приходится с самого начала. Приходится начинать с методологии Карла Поппера; после него происходило еще много чего – был Марк Полони, например, и большая группа британских и венгерских методологов. И все это приходится рассказывать очень быстро, чтобы потом рассказать всего лишь об одном исследовании.

Я думаю, что это все точно так же может влиять на большое количество людей, которые отвечают за финансирование разных областей науки, особенно в России, и у которых нет возможностей, времени или желания подробно разбираться в том, как работают те или иные области знаний.

Я хотела рассказать про два других своих любимых проекта, помимо проекта по институционализации. Вторая большая область, которая меня интересует в нашей лаборатории – это проект по превалентности (распространенности) расстройств аутистического спектра на территории Российской Федерации. В значимости от того, как мы будем считать распространенность, и насколько окажется распространено каждое конкретное заболевание, расстройство или другая особенность развития, мы, как государство, должны будем изменять финансирование каждой конкретной области. В данный момент нет точной статистики по России по тому, как часто встречаются РАС.

Лаборатория, в которой я работаю, существует в плотном сотрудничестве с фондом «Выход», помогающим семьям с людьми с расстройствами аутистического спектра. Соответственно, мы начинали проект в Санкт-Петербурге, в Приморском районе, для оценки распространенности РАС. Это заняло у нас три года, мы продолжаем этим заниматься. Это очень большой проект. Он связан с необходимостью, во-первых, наладить понимание демографической статистики в целом в конкретном регионе. Команда большая, мультидисциплинарная, работают люди, занимающиеся популяционными исследованиями. Например, когда вы оцениваете популяционное исследование, вы строите модель, в которой вы пытаетесь понять, каким образом вы можете максимально представить генеральную совокупность (это все люди, на которых вы планируете перенести этот результат; например, когда мы говорим про конкретный район, это дети, проживающие в этом районе). Вам нужно оценить численность и демографическое разнообразие генеральной совокупности, чтобы понять, где вы конкретно можете получить качественную информацию об этих детях.

Такие исследования происходят в два этапа. Первый этап – это скрининговый этап; то есть, мы определенным образом работаем с поликлиниками, опрашиваем как можно большее количество людей по короткому опроснику. В нем они отвечают особенности развития своего ребенка, отвечая на вопросы « да/нет». Есть понятие «красных флажков» — особенностей, которые характерны для детей с РАС или для расстройств развития в принципе. Когда человек набирает определенное количество «красных флажков», мы связываемся с семьей и приглашаем их на второй этап. Кроме того, мы стараемся найти детей с минимумом «флажков» — потенциально нейротипичных, и также приглашаем их в лабораторию. На втором этапе мы занимаемся полной оценкой развития, включая батарею, связанную с оценкой РАС. Таким образом, мы определяем распространенность РАС в конкретном регионе, и это позволит нам создавать дизайн исследования, которое можно будет в полной мере провести в России.

За это я люблю работу в своей лаборатории. Она не только дает мне возможность заниматься разными проектами, но и позволяет чувствовать, что я делаю что-то социально полезное.

Третий проект, о котором я хотела рассказать – это проект о расстройстве языкового развития в изолированной популяции на крайнем севере России. Этот проект для меня интересен потому, что под «изолированной популяцией» мы понимаем популяцию из всего 800 человек. Эта конкретная популяция известна этим расстройством. Мы оцениваем, каким образом расстройство языкового развития передается у них, и смотрим, как это представлено на разных поколенческих уровнях. Мы собираем рассказы у бабушек, у мам, у всех ближайших и дальних родственников для того, чтобы оценить их языковое развитие, проводим полный комплекс оценки языкового развития у детей, смотрим, каким образом происходят связи внутри одной семьи.

Q: с чего начать, чтобы научиться помогать развитию ребенка?

Я не могу отвечать на этот вопрос, это слишком индивидуально. Кроме того, совершенно необязательно делать буст развития. Я верю, что люди, которые посещают хабр, читают, пишут на хабре – очень развитая аудитория; продолжайте просто играть и говорить со своими детьми.
Я не занимаюсь индивидуальным консультированием. Я не клинический психолог, это важно. Я имею право работать с клиническими популяциями, но не имею права проводить консультации (и никогда к этому не стремилась).

Q: какое исследование можно провести на ложные воспоминания?

Почитайте Элизабет Лофтус, это очень классно.

Для всех: ложные воспоминания – это такое событие, которое, как вам кажется, случилось с вами, вы уверены, что помните его, но на самом деле его не было. Элизабет Лофтус – психолог, исследователь памяти, человек, который больше всех вложил в развитие исследования ложных воспоминаний; про нее очень интересно читать, даже если вы не интересуетесь психологией.

История с ложными воспоминаниями выглядит следующим образом: когда вы оказываетесь, например, свидетелем аварии, то от того, как вам зададут вопрос, будет влиять то, какой ответ и каким образом вы дадите. Если разных людей спрашивать, с какой скоростью МЧАЛАСЬ машина и с какой скоростью ЕХАЛА машина до аварии, то, статистически, те люди, кого спрашивали со словом «мчалась», будут давать более высокие оценки скорости, чем вторая группа.

Элизабет Лофтус очень много работала (и работает, как мне кажется) с системой заключенных и людей, находящихся в предварительном заключении и это влияло на изменение протоколов допроса на территории США.

Q: ложные воспоминания – это дежа вю?

Ложные воспоминания – это когда вы считаете, что с вами что-то происходило какое-то время назад, и вы уверены в этом. Например, в том, что вы были в Диснейленде. А ваши родственники говорят – не были мы в Диснейленде в твоем детстве, прости. Может быть какое-то более обширное воспоминание. А дежа вю – это когда вам кажется, что о событии, которое только что произошло, вы знали заранее. Дежа вю и ложные воспоминания, как считается, имеют общие корни, но подробнее про дежа вю я не могу сказать.

Q: может ли служить примером ложных воспоминаний детализация сна?

Ведь, как правило, нам снятся размытые образы, а уже четкость и логичность событий произошедших во сне мы додумываем, пересказывая сон.

Я боюсь соврать, поэтому я скажу, что не знаю. У меня есть собственные додумки, но это не может считаться экспертным знанием.

Я хотела еще поговорить на тему «что делать, если у меня образование физика, математика, CS и я хочу работать в нейронауке или когнитивной науке». Во-первых, это классно, приходите к нам, у нас есть печеньки. Во-вторых, перед этим почитайте литературу. Я очень рада людям, которые приходят в когнитивную нейронауку со знаниями из других областей; мне, например, в команде не хватает человека с инженерным образованием, или со знанием классической математики, теории графов.

У меня есть проект про связность головного мозга у детей с опытом институционализации – это проект, который я делаю в этом семестре. Я пытаюсь взять разные метрики коннективности (связности) и написать скрипт, который позволит мне обработать один и тот же набор данных, используя разные метрики, и получить разные результаты, а дальше – написать к этому каждый раз отдельную интерпретацию и отдельное представление о том, какое заключение можно сделать. И так же сделать с данными взрослых людей с опытом институционализации. Проблема в том, что я пишу на Arc, но плохо пишу на Python и совсем не умею работать с Matlab, а это очень пригодилось бы. Мне хорошо было бы иметь в помощь кого-то, с кем можно обсуждать разные метрики. Я начинаю сейчас теорию графов, использую метрики из теории графов, но остается большое разнообразие оценочных систем, например – динамических систем. Это было бы очень в помощь.

Есть одна проблема, которая происходит с людьми, приходящими из областей, которые считаются более естественно-научными. Это как на той картинке из xkcd, где проранжированы разные научные области в представлениях о их точности, и математик говорит: «Да вас отсюда вообще не видно». Люди, которые приходят в когнитивную науку или нейронауку из более точных областей, считают, что, сейчас они возьмут тот метод, который использовали до этого – например, машинное обучение – и приложат его, а потом расскажут мне, как работает вся область знания. Это не срабатывает. Потому что для того, чтобы вам интерпретировать результаты ML (в том числе), или чтобы сделать более точную модель, надо понимать, что происходит внутри. А для этого нужно получить хотя бы часть того образования, которое люди по 10 лет получают.

Это не наезд. Я действительно призываю вас прийти к нам и попробовать что-нибудь сделать, если вам интересно. Я попрошу оставить мои контакты под видео. Может быть, вы сможете присоединиться к одному из наших проектов и даже попасть к нам на постоянной основе; я надеюсь, что в ближайшем будущем у нас появится позиция инженера. Но такая классическая проблема остается.

У меня есть хороший друг, он пишет диссертацию по использованию ML с данными МРТ. Он сам физик. И примерно раз в месяц он мне говорит: данные какие-то непонятные, что тут происходит? И я ему пересказываю кусок cognitive neuroscience. Конечно, я понимаю, что для того, чтобы иметь достаточно знаний на эту тему, нужно большое количество времени, и у него этого времени просто не было. Поэтому, если вы хотите работать в нейро- или когнитивной науке и хотите прийти в проект – пишите в лаборатории, которые этим занимаются. Обязательно найдете проект, который будет вам подходить, и в котором общаться будет приятно и интересно, и вас будут в состоянии адекватно услышать.

Кстати, есть отличная смешная история на тему того, «что делать, если у меня образование физика, математика, CS и я хочу работать в нейронауке». Илон Маск какое-то время назад анонсировал компанию, связанную с нейро, чтобы построить artificial intelligence. И сделал объявление в твиттере: приходите все, нужны только предварительные знания в области инжиниринга или программирования, и нужно, чтобы не было предварительных знаний в области когнитивной психологии, нейро или чего-то подобного. Все бы ничего, но через какое-то время они делали презентацию этой компании, и на картинке с описанием мозга перепутали левую и правую части (это просто сделать, если вы никогда не смотрели на мозг и не представляете, как он устроен). Такая шутка теперь есть. Хотя я очень уважаю Илона Маска.

Q: есть ли сознание у кошки?

Сейчас я воспользуюсь этим моментом. У меня есть чудесный опыт, где я имею прекрасную возможность обсуждать наличие сознания, поведения и прочего у животных. У моих прекрасных друзей есть проект bobig.ru — это научно-просветительский проект, в котором они рассказывают про взаимодействие с собаками, про то, какие аспекты жизни и поведения собак существуют. Они ставят классные ссылки на исследования. Там можно прочитать про сознание у собак – это схожий вопрос, и ответ тоже будет схожий.

Этический кодекс психолога

Преамбула

  1. Этический кодекс психолога Российского психологического общества составлен в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом Российской Федерации № 152-ФЗ от 27 июля 2006 года «О персональных данных», Уставом Российского психологического общества, Всеобщей декларацией прав человека, Хельсинкской декларацией Всемирной медицинской ассоциации «Этические принципы проведения медицинских исследований с участием людей в качестве субъектов исследования», международной Универсальной декларацией этических принципов для психологов, Этическим метакодексом Европейской федерации психологических ассоциаций.
  2. Консультативным и регулирующим органом Российского психологического общества по вопросам профессиональной этики психолога является Этический комитет Российского психологического общества.
  3. В настоящем Этическом кодексе термин «Психолог» относится к лицу, имеющему высшее психологическое образование.
  4. В настоящем Этическом кодексе термин «Клиент» относится к лицу, группе лиц или организации, которые согласились быть объектом психологических исследований в личных, научных, производственных или социальных интересах или лично обратились к Психологу за психологической помощью.
  5. Действие данного Этического кодекса распространяется на все виды деятельности психологов, определенные настоящим Этическим кодексом. Действие данного Этического кодекса распространяется на все формы работы Психолога, в том числе осуществляемые дистанционно или посредством сети Интернет.
  6. Профессиональная деятельность психолога характеризуется его особой ответственностью перед клиентами, обществом и психологической наукой, и основана на доверии общества, которое может быть достигнуто только при соблюдении этических принципов профессиональной деятельности и поведения, содержащихся в настоящем Этическом кодексе.
  7. Этический кодекс психологов служит: для внутренней регуляции деятельности сообщества психологов; для регуляции отношений психологов с обществом; основой применения санкций при нарушении этических принципов профессиональной деятельности.

I. Этические принципы психолога

Этика работы психолога основывается на общечеловеческих моральных и нравственных ценностях. Идеалы свободного и всестороннего развития личности и ее уважения, сближения людей, создания справедливого, гуманного, процветающего общества являются определяющими для деятельности психолога. Этические принципы и правила работы психолога формулируют условия, при которых сохраняются и упрочиваются его профессионализм, гуманность его действий, уважение людей, с которыми он работает, и при которых усилия психолога приносят реальную пользу.

  1. Принцип уважения

    Психолог исходит из уважения личного достоинства, прав и свобод человека, провозглашенных и гарантированных Конституцией Российской Федерации и международными документами о правах человека.
    Принцип уважения включает:
    1. Уважение достоинства, прав и свобод личности
      1. Психолог с равным уважением относится к людям вне зависимости от их возраста, пола, сексуальной ориентации, национальности, принадлежности к определенной культуре, этносу и расе, вероисповедания, языка, социально-экономического статуса, физических возможностей и других оснований.
      2.  Беспристрастность Психолога не допускает предвзятого отношения к Клиенту. Все действия Психолога относительно Клиента должны основываться на данных, полученных научными методами. Субъективное впечатление, которое возникает у Психолога при общении с Клиентом, а также социальное положение Клиента не должны оказывать никакого влияния на выводы и действия Психолога.
      3. Психолог избегает деятельности, которая может привести к дискриминации Клиента по любым основаниям.
      4. Психологу следует так организовать свою работу, чтобы ни ее процесс, ни ее результаты не наносили вреда здоровью и социальному положению Клиента и связанных с ним лиц.
    2. Конфиденциальность
      1. Информация, полученная Психологом в процессе работы с Клиентом на основе доверительных отношений, не подлежит намеренному или случайному разглашению вне согласованных условий.
      2. Результаты исследования должны быть представлены таким образом, чтобы они не могли скомпрометировать Клиента, Психолога или психологическую науку.
      3. Психодиагностические данные студентов, полученные при их обучении, должны рассматриваться конфиденциально. Сведения о Клиентах также должны рассматриваться конфиденциально.
      4. Демонстрируя конкретные случаи своей работы, Психолог должен обеспечить защиту достоинства и благополучия Клиента.
      5. Психолог не должен отыскивать о Клиенте информацию, которая выходит за рамки профессиональных задач Психолога.
      6. Клиент имеет право на консультацию Психолога или работу с ним без присутствия третьих лиц.
      7. Неконтролируемое хранение данных, полученных при исследованиях, может нанести вред Клиенту, Психологу и обществу в целом. Порядок обращения с полученными в исследованиях данными и порядок их хранения должны быть жестко регламентированы.
    3. Осведомленность и добровольное согласие Клиента
      1. Клиент должен быть извещен о цели работы, о применяемых методах и способах использования полученной информации. Работа с Клиентом допускается только после того, как Клиент дал информированное согласие в ней участвовать. В случае, если Клиент не в состоянии сам принимать решение о своем участии в работе, такое решение должно быть принято его законными представителями.
      2. Психолог должен сообщать Клиенту обо всех основных шагах или лечебных действиях. В случае стационарного лечения Психолог должен информировать Клиента о возможных рисках и об альтернативных методах лечения, включая непсихологические.
      3. Видео- или аудиозаписи консультации или лечения Психолог может делать только после того, как получит согласие на это со стороны Клиента. Это положение распространяется и на телефонные переговоры. Ознакомление третьих лиц с видео-, аудиозаписями консультации и телефонными переговорами Психолог может разрешить только после получения согласия на это со стороны Клиента.
      4. Участие в психологических экспериментах и исследованиях должно быть добровольным. Клиент должен быть проинформирован в понятной для него форме о целях, особенностях исследования и возможном риске, дискомфорте или нежелательных последствиях, чтобы он мог самостоятельно принять решение о сотрудничестве с Психологом. Психолог обязан предварительно удостовериться в том, что достоинство и личность Клиента не пострадают. Психолог должен принять все необходимые предосторожности для обеспечения безопасности и благополучия Клиента и сведения к минимуму возможности непредвиденного риска.
      5. В тех случаях, когда предварительное исчерпывающее раскрытие информации противоречит задачам проводимого исследования, Психолог должен принять специальные меры предосторожности для обеспечения благополучия испытуемых. В тех случаях, когда это возможно, и при условии, что сообщаемая информация не нанесет вреда Клиенту, все разъяснения должны быть сделаны после окончания эксперимента.
    4. Самоопределение Клиента
      1. Психолог признает право Клиента на сохранение максимальной автономии и самоопределения, включая общее право вступать в профессиональные отношения с психологом и прекращать их.
      2. Клиентом может быть любой человек в случае своей несомненной дееспособности по возрасту, состоянию здоровья, умственному развитию, физической независимости. В случае недостаточной дееспособности человека решение о его сотрудничестве с Психологом принимает лицо, представляющее интересы этого человека по закону.
      3. Психолог не должен препятствовать желанию Клиента привлечь для консультации другого психолога (в тех случаях, когда к этому нет юридических противопоказаний).
  2. Принцип компетентности

    Психолог должен стремиться обеспечивать и поддерживать высокий уровень компетентности в своей работе, а также признавать границы своей компетентности и своего опыта. Психолог должен предоставлять только те услуги и использовать только те методы, которым обучался и в которых имеет опыт.
    Принцип компетентности включает:
    1. Знание профессиональной этики
      1. Психолог должен обладать исчерпывающими знаниями в области профессиональной этики и обязан знать положения настоящего Этического кодекса. В своей работе Психолог должен руководствоваться этическими принципами.
      2. Если персонал или студенты выступают в качестве экспериментаторов в проведении психодиагностических процедур, Психолог должен обеспечить, независимо от их собственной ответственности, соответствие совершаемых ими действий профессиональным требованиям.
      3. Психолог несет ответственность за соответствие профессионального уровня персонала, которым он руководит, требованиям выполняемой работы и настоящего Этического кодекса.
      4. В своих рабочих контактах с представителями других профессий Психолог должен проявлять лояльность, терпимость и готовность помочь.
    2. Ограничения профессиональной компетентности
      1. Психолог обязан осуществлять практическую деятельность в рамках собственной компетентности, основанной на полученном образовании и опыте.
      2. Только Психолог осуществляет непосредственную (анкетирование, интервьюирование, тестирование, электрофизиологическое исследование, психотерапия, тренинг и др.) или опосредованную (биографический метод, метод наблюдения, изучение продуктов деятельности Клиента и др.) работу с Клиентом.
      3. Психолог должен владеть методами психодиагностической беседы, наблюдения, психолого-педагогического воздействия на уровне, достаточном, чтобы поддерживать у Клиента чувство симпатии, доверия и удовлетворения от общения с Психологом.
      4. Если Клиент болен, то работа с ним допустима только с разрешения врача или согласия других лиц, представляющих интересы Клиента.
    3. Ограничения применяемых средств
      1. Психолог может применять методики, которые адекватны целям проводимого исследования, возрасту, полу, образованию, состоянию Клиента, условиям эксперимента. Психодиагностические методики, кроме этого, обязательно должны быть стандартизованными, нормализованными, надежными, валидными и адаптированными к контингенту испытуемых.
      2. Психолог должен применять методы обработки и интерпретации данных, получившие научное признание. Выбор методов не должен определяться научными пристрастиями Психолога, его общественными увлечениями, личными симпатиями к Клиентам определенного типа, социального положения или профессиональной деятельности.
      3. Психологу запрещается представлять в результатах исследования намеренно искаженные первичные данные, заведомо ложную и некорректную информацию. В случае обнаружения Психологом существенной ошибки в своем исследовании после того, как исследование было опубликовано, он должен предпринять все возможные действия по исправлению ошибки и дальнейшему опубликованию исправлений.
    4. Профессиональное развитие
      1. Психолог должен постоянно повышать уровень своей профессиональной компетентности и свою осведомленность в области этики психологической работы (исследования).
    5. Невозможность профессиональной деятельности в определенных условиях
      1. Если какие-либо обстоятельства вынуждают Психолога преждевременно прекратить работу с Клиентом и это может отрицательно сказаться на состоянии Клиента, Психолог должен обеспечить продолжение работы с Клиентом.
      2. Психолог не должен выполнять свою профессиональную деятельность в случае, когда его способности или суждения находятся под неблагоприятным воздействием.
  3. Принцип ответственности

    Психолог должен помнить  о своих профессиональных и научных обязательствах перед своими клиентами, перед профессиональным сообществом и обществом в целом. Психолог должен стремиться избегать причинения вреда, должен нести ответственность за свои действия, а также гарантировать, насколько это возможно, что его услуги не являются злоупотреблением.
    Принцип ответственности включает:
    1. Основная ответственность
      1. Решение Психолога осуществить исследовательский проект или вмешательство предполагает его ответственность за возможные научные и социальные последствия, включая воздействие на лиц, группы и организации, участвующие в исследовании или вмешательстве, а также непрямой эффект, как, например, влияние научной психологии на общественное мнение и на развитие представлений о социальных ценностях.
      2. Психолог должен осознавать специфику взаимодействия с Клиентом и вытекающую из этого ответственность. Ответственность особенно велика в случае, если в качестве испытуемых или клиентов выступают лица, страдающие от медикаментозной зависимости, или лица, ограниченные в своих действиях, а также, если программа исследования или вмешательства целенаправленно ограничивает дееспособность Клиента.
      3. Если Психолог приходит к заключению, что его действия не приведут к улучшению состояния Клиента или представляют риск для Клиента, он должен прекратить вмешательство.
    2. Ненанесение вреда
      1. Психолог применяет только такие методики исследования или вмешательства, которые не являются опасными для здоровья, состояния Клиента, не представляют Клиента в результатах исследования в ложном, искаженном свете, и не дают сведений о тех психологических свойствах и особенностях Клиента, которые не имеют отношения к конкретным и согласованным задачам психологического исследования.
    3. Решение этических дилемм
      1. Психолог должен осознавать возможность возникновения этических дилемм и нести свою персональную ответственность за их решение. Психологи консультируются по этим вопросам со своими коллегами и другими значимыми лицами, а также информируют их о принципах, отраженных в Этическом кодексе.
      2. В случае, если у Психолога в связи с его работой возникли вопросы этического характера, он должен обратиться в Этический комитет Российского психологического общества за консультацией.
  4. Принцип честности

    Психолог должен стремиться содействовать открытости науки, обучения и практики в психологии. В этой деятельности психолог должен быть честным, справедливым и уважающим своих коллег. Психологу надлежит четко представлять свои профессиональные задачи и соответствующие этим задачам функции.
    Принцип честности включает:
    1. Осознание границ личных и профессиональных возможностей
      1. Психолог должен осознавать ограниченность как своих возможностей, так и возможностей своей профессии. Это условие установления диалога между профессионалами различных специальностей. 
    2. Честность
      1. Психолог и Клиент (или сторона, инициирующая и оплачивающая психологические услуги для Клиента) до заключения соглашения оговаривают вопросы вознаграждения и иные существенные условия работы, такие как распределение прав и обязанностей между Психологом и Клиентом (или стороной, оплачивающей психологические услуги) или процедура хранения и применения результатов исследования.

        Психолог должен известить Клиента или работодателя о том, что его деятельность в первую очередь подчиняется профессиональным, а не коммерческим принципам.

        При приеме на работу Психолог должен поставить своего работодателя в известность о том, что:

        – в пределах своей компетенции он будет действовать независимо;

        – он обязан соблюдать принцип конфиденциальности: этого требует закон;

        – профессиональное руководство его работой может осуществлять только психолог;

        – для него невозможно выполнение непрофессиональных требований или требований, нарушающих данный Этический кодекс.

        При приеме Психолога на работу работодатель должен получить текст данного Этического кодекса.
      2. Публичное распространение сведений об оказываемых Психологом услугах служит целям принятия потенциальными Клиентами информированного решения о вступлении в профессиональные отношения с Психологом. Подобная реклама приемлема только в том случае, если она не содержит ложных или искаженных сведений, отражает объективную информацию о предоставляемых услугах и отвечает правилам приличия.
      3. Психологу запрещается организовывать рекламу себе или какому-либо определенному методу вмешательства или лечения. Реклама в целях конкуренции ни при каких условиях не должна обманывать потенциальных Клиентов. Психолог не должен преувеличивать эффективность своих услуг, делать заявлений о превосходстве своих профессиональных навыков и применяемых методик, а также давать гарантии результативности оказываемых услуг.
      4. Психологу не разрешается предлагать скидку или вознаграждение за направление к ним нему Клиентов или заключать соглашения с третьими лицами с этой целью.
    3. Прямота и открытость
      1. Психолог должен нести ответственность за предоставляемую им информацию и избегать ее искажения в исследовательской и практической работе.
      2. Психолог формулирует результаты исследования в терминах и понятиях, принятых в психологической науке, подтверждая свои выводы предъявлением первичных материалов исследования, их математико-статистической обработкой и положительным заключением компетентных коллег. При решении любых психологических задач проводится исследование, всегда опирающееся на предварительный анализ литературных данных по поставленному вопросу.
      3. В случае возникновения искажения информации психолог должен проинформировать об этом участников взаимодействия и заново установить степень доверия.
    4. Избегание конфликта интересов
      1. Психолог должен осознавать проблемы, которые могут возникнуть в результате двойственных отношений. Психолог должен стараться избегать отношений, которые приводят к конфликтам интересов или эксплуатации отношений с Клиентом в личных интересах.
      2. Психолог не должен использовать профессиональные отношения в личных, религиозных, политических или идеологических интересах.
      3. Психолог должен осознавать, что конфликт интересов может возникнуть после формального прекращения отношений Психолога с Клиентом. Психолог в этом случае также несет профессиональную ответственность.
      4. Психолог не должен вступать в какие бы то ни было личные отношения со своими Клиентами.
    5. Ответственность и открытость перед профессиональным сообществом
      1. Результаты психологических исследований должны быть доступны для научной общественности. Возможность неверной интерпретации должна быть предупреждена корректным, полным и недвусмысленным изложением. Данные об участниках эксперимента должны быть анонимными. Дискуссии и критика в научных кругах служат развитию науки и им не следует препятствовать.
      2. Психолог обязан уважать своих коллег и не должен необъективно критиковать их профессиональные действия.
      3. Психолог не должен своими действиями способствовать вытеснению коллеги из его сферы деятельности или лишению его работы.
      4. Если Психолог считает, что его коллега действует непрофессионально, он должен указать ему на это конфиденциально.

II. Нарушение Этического кодекса психолога

  1. Нарушение Этического кодекса психолога включает в себя игнорирование изложенных в нем положений, неверное их толкование или намеренное нарушение. Нарушение Этического кодекса может стать предметом жалобы.
  2. Жалоба на нарушение Этического кодекса психолога может быть подана в Этический комитет Российского психологического общества в письменном виде любым физическим и юридическим лицом. Рассмотрение жалоб и вынесение решений по ним осуществляется в установленном порядке Этическим комитетом Российского психологического общества.
  3. В качестве санкций, применяемых к Психологу, нарушившему Этический кодекс, могут выступать: предупреждение от имени Российского психологического общества (общественное порицание), приостановление членства в Российском психологическом обществе, сопровождающееся широким информированием общественности и потенциальных клиентов об исключении данного специалиста из действующего реестра психологов РПО. Информация о применяемых санкциях является общедоступной и передается в профессиональные психологические ассоциации других стран. 
  4. В случае серьезных нарушений Этического кодекса Российское психологическое общество может ходатайствовать о привлечении Психолога к суду.

Настоящий Этический кодекс психолога принят “14” февраля 2012 года V съездом Российского психологического общества.

Этический кодекс в формате pdf (149.8 Кб)

Для обсуждение Этического кодекса Российского психологического общества присылать комментарии на адрес [email protected]

Определение психологии Merriam-Webster

пси · чол · о · гы

| \ sī-ˈkä-lə-jē

\

1

: наука о разуме и поведении

: психические или поведенческие характеристики человека или группы

б

: изучение разума и поведения по отношению к определенной области знаний или деятельности.

3

: теория или система психологии

Фрейдистская психология психология Юнга

Что такое психология?

Что такое психология?

Психология — это изучение разума и поведения.Он включает в себя биологическое влияние, социальное давление и факторы окружающей среды, которые влияют на то, как люди думают, действуют и чувствуют.

Более полное и глубокое понимание психологии может помочь людям лучше понять свои собственные действия, а также лучше понять других людей.

Типы психологии

Психология — это обширная и разнообразная область, охватывающая изучение человеческого мышления, поведения, развития, личности, эмоций, мотивации и многого другого.В результате появилось несколько различных подполей и областей специализации. Ниже приведены некоторые из основных областей исследования и применения психологии:

  • Аномальная психология — это исследование ненормального поведения и психопатологии. Эта специальная область ориентирована на исследование и лечение различных психических расстройств и связана с психотерапией и клинической психологией.
  • Биологическая психология (биопсихология) изучает, как биологические процессы влияют на разум и поведение.Эта область тесно связана с неврологией и использует такие инструменты, как МРТ и ПЭТ-сканирование, для выявления травм или аномалий головного мозга.
  • Клиническая психология специализируется на оценке, диагностике и лечении психических расстройств.
  • Когнитивная психология — это исследование человеческих мыслительных процессов, включая внимание, память, восприятие, принятие решений, решение проблем и овладение языком.
  • Сравнительная психология — это раздел психологии, изучающий поведение животных.
  • Психология развития — это область, изучающая рост и развитие человека на протяжении всей жизни, включая когнитивные способности, мораль, социальное функционирование, идентичность и другие области жизни.
  • Судебная психология — это прикладная область, ориентированная на использование психологических исследований и принципов в системе правосудия и уголовного правосудия.
  • Промышленно-организационная психология — это область, в которой используются психологические исследования для повышения производительности труда и отбора сотрудников.
  • Психология личности фокусируется на понимании того, как развивается личность, а также на паттернах мыслей, поведения и характеристик, которые делают каждого человека уникальным.
  • Социальная психология фокусируется на групповом поведении, социальном влиянии на индивидуальное поведение, установках, предрассудках, конформинге, агрессии и связанных темах.

использует

Наиболее очевидное применение психологии — это область психического здоровья, где психологи используют принципы, исследования и клинические данные, чтобы помочь клиентам управлять и преодолевать симптомы психического расстройства и психологического заболевания.Некоторые из дополнительных приложений психологии включают:

  • Разработка образовательных программ
  • Эргономика
  • Информирование государственной политики
  • Психиатрическое лечение
  • Повышение производительности
  • Личное здоровье и благополучие
  • Психологическое исследование
  • Самопомощь
  • Дизайн социальных программ
  • Понимание развития ребенка

Трудно охватить все, что включает в себя психология, одним лишь кратким определением, но такие темы, как развитие, личность, мысли, чувства, эмоции, мотивации и социальное поведение, представляют лишь часть того, что психология пытается понять, предсказать и объяснить. .

Влияние психологии

Психология — это как прикладная, так и академическая область, которая приносит пользу как отдельным людям, так и обществу в целом. Большая часть психологии посвящена диагностике и лечению проблем психического здоровья, но это лишь верхушка айсберга, когда речь идет о влиянии психологии.

Вот некоторые из способов, которыми психология помогает людям и обществу:

  • Улучшение нашего понимания того, почему люди ведут себя именно так
  • Понимание различных факторов, которые могут влиять на человеческий разум и поведение
  • Понимание проблем, влияющих на здоровье, повседневную жизнь и благополучие
  • Улучшение эргономики для улучшения дизайна продукта
  • Создание более безопасных и эффективных рабочих мест
  • Помогает мотивировать людей на достижение целей
  • Повышение производительности

Психологи добиваются этого, используя объективные научные методы понимания, объяснения и прогнозирования человеческого поведения.Психологические исследования очень структурированы, начиная с гипотезы, которая затем проверяется эмпирически.

Возможные ловушки

В психологии много путаницы. К сожалению, таких неправильных представлений о психологии очень много, отчасти благодаря стереотипным изображениям психологов в популярных СМИ, а также разнообразным карьерным направлениям тех, кто имеет ученую степень по психологии.

Конечно, есть психологи, которые помогают раскрывать преступления, и множество профессионалов, которые помогают людям справляться с проблемами психического здоровья.Однако есть и психологи, которые:

  • Содействовать созданию более здоровых рабочих мест
  • Разработка и реализация программ общественного здравоохранения
  • Исследование безопасности самолетов
  • Помощь в разработке технологий и компьютерных программ
  • Изучение военной жизни и психологического воздействия боевых действий

Независимо от того, где работают психологи, их основные цели — помочь описать, объяснить, предсказать и повлиять на поведение человека.

История психологии

Ранняя психология возникла как из философии, так и из биологии.Обсуждение этих двух вопросов восходит к ранним греческим мыслителям, включая Аристотеля и Сократа.

Само слово «психология» происходит от греческого слова psyche , буквально означающего «жизнь» или «дыхание». Производные значения этого слова включают «душа» или «я».

Возникновение психологии как отдельной и независимой области исследований действительно произошло, когда Вильгельм Вундт основал первую экспериментальную психологическую лабораторию в Лейпциге, Германия, в 1879 году.

На протяжении всей истории психологии формировались различные школы мысли, объясняющие человеческий разум и поведение. В некоторых случаях определенные школы мысли на какое-то время стали доминировать в области психологии.

Ниже приведены некоторые из основных школ психологии.

  • Структурализм : структурализм Вундта и Титченера был самой ранней школой мысли, но вскоре начали появляться другие.
  • Функционализм : Ранний психолог и философ Уильям Джеймс стал ассоциироваться со школой мысли, известной как функционализм, которая сосредоточила свое внимание на цели человеческого сознания и поведения.
  • Психоанализ : Вскоре эти начальные школы мысли уступили место нескольким доминирующим и влиятельным подходам к психологии. Психоанализ Зигмунда Фрейда был сосредоточен на том, как бессознательное влияет на поведение человека.
  • Бихевиоризм : Бихевиористская школа мысли отказалась от изучения внутренних влияний на поведение и стремилась сделать психологию изучением наблюдаемого поведения.
  • Гуманистическая психология: Позже гуманистический подход сосредоточился на важности личностного роста и самоактуализации.
  • Когнитивная психология : К 1960-м и 1970-м годам когнитивная революция стимулировала исследование внутренних психических процессов, таких как мышление, принятие решений, развитие речи и памяти.

Хотя эти школы мысли иногда воспринимаются как конкурирующие силы, каждая точка зрения внесла свой вклад в наше понимание психологии.

Слово Verywell

Как видите, хотя психология может быть относительно молодой наукой, она также обладает огромной глубиной и широтой.Оценка, диагностика и лечение психических заболеваний являются центральными интересами психологии, но психология охватывает гораздо больше, чем психическое здоровье.

Сегодня психологи стремятся понять множество различных аспектов человеческого разума и поведения, добавляя новые знания к нашему пониманию того, как люди думают, а также разрабатывают практические приложения, которые оказывают важное влияние на повседневную жизнь человека.

Психология помогает людям улучшить свое личное благополучие и преуспеть во все более сложном мире.

границ | Какое значение имеет среднее значение?

Введение

Психология гордится своей эмпирической базой. Все курсы бакалавриата по психологии ориентированы на обучение студентов методам сбора и анализа данных о человеческом поведении. С этой целью обычный вводный урок психологии включает в себя измерение группы людей по некоторой переменной и вычисление среднего значения. Это среднее значение затем обсуждается как представляющее среднюю эффективность группы, как если бы это значение обеспечивает репрезентативную замену данным группы.Мы считаем, что преобразование набора данных в одно значение является теоретически загруженной практикой, которая может вводить в заблуждение и, возможно, ошибочно. Хотя математический инструмент сам по себе теоретически нейтрален, его использование в сообществе научной практики в психологии — нет. В этой статье мы утверждаем, что среднее значение, используемое без осторожности, может вызвать иллюзии стабильности и надежности поведенческих данных, что, в свою очередь, приводит к неправильным выводам относительно основной природы психологической системы.Наша основная цель в дальнейшем состоит в том, чтобы сделать допущения, присущие типичной научной практике, более явными, чтобы подвергнуть их критике. Поэтому наше исследование среднего значения носит не столько статистический, сколько теоретический характер. Сформулировав эти опасения, мы исследуем ряд связанных альтернативных теоретических перспектив, которые в меньшей степени зависят от этих явных предположений. Мы утверждаем, что, по крайней мере, мы должны более осторожно использовать среднее значение при анализе данных. Еще лучше было бы принятие методов и теоретических основ, которые лучше справляются со сложностью и изменчивостью поведения и познания.

Среднее значение и его использование

Самая распространенная форма среднего, используемая в психологии, — это среднее арифметическое. Он представляет собой сумму всех значений в наборе, деленную на количество значений в наборе. Хотя в психологии используются и другие формы среднего (например, геометрические, гармонические), наши аргументы здесь в основном ограничиваются средним арифметическим. Однако наши опасения в основном связаны с использованием показателей центральной тенденции, поэтому наши аргументы применимы в общем смысле ко всем формам среднего.

Учебники, используемые во вводных курсах психологии по статистике и методам исследования, обычно называют среднее значение мерой центральной тенденции и часто противопоставляют ее другим параметрам центральной тенденции, таким как мода и медиана. Все такие меры используются в ситуациях, когда наборы данных содержат некоторые вариации (т. Е. Не все оценки имеют одинаковое значение). Таким образом, цель вычисления одного из этих показателей — получить значение, которое находится где-то посередине распределения баллов.В относительно редких случаях, когда упоминается особая важность показателей центральной тенденции, она используется как индикатор типичных или наиболее вероятных оценок в рамках распределения (например, Haslam and McGarty, 2003, стр. 135; Dancey and Reidy, 2008, стр.44; Ховитт и Крамер, 2011, стр.25). Эти «типичные» оценки представляют собой «сводную» или «описательную» статистику, дающую по крайней мере некоторое представление об основных характеристиках рассматриваемого распределения.

Однако, хотя все данные в распределении участвуют в вычислении среднего арифметического, остается вопрос разумного использования того, насколько хорошо среднее значение представляет эти данные.Резюме жизненно важны для хорошего общения, но используются слишком часто и некритично, они создают впечатление надежности или последовательности, что искажает нормальное положение дел. Это иногда неосторожное чрезмерное использование среднего и его слишком частое использование без другой статистики в качестве сводки распределений, которые нас здесь интересуют. В частности, чрезмерная зависимость от среднего (несмотря на то, что мы все, конечно, знаем лучше) выражает образ мышления о распределениях и изменчивости, который, по нашему мнению, создает потенциально серьезные проблемы для нашей науки.В вводных учебниках обычно указывается, что большинство показателей всего, что связано с людьми, да и вообще с любой биологической системой, дают распределение баллов. Эти распределения обычно имеют нормальную форму (хотя см. Micceri, 1989). То есть они имеют форму, которая соответствует распределению Гаусса, которое имеет симметричную форму, при этом большинство оценок сгруппировано вокруг середины распределения, меньше оценок — в хвостах и ​​плавный переход от середины к хвостам (см. Рис. 1).Таким образом, среднее значение идеально попадает в середину нормального распределения (как и медиана и мода).

РИСУНОК 1. Гауссово, или «нормальное», распределение. X представляет собой измеряемую переменную, а Y представляет вероятность появления определенных значений X .

Гауссово распределение также называют «нормальным законом ошибок» (Boring, 1920), предполагая, что оценки по обе стороны от среднего представляют некоторую ошибку измерения.Адольф Кетле, первым применивший этот закон к социальным и биологическим данным, предположил, что среднее значение распределения человеческих измерений, например набора высот, представляет собой идеальную ценность природы, а значения по обе стороны от среднего значения представляют собой отклонения от среднего. идеал природы (Хауэлл, 2002)

Использование среднего значения набора баллов для представления набора, по-видимому, влечет за собой предположение о том, что наблюдаемая вариация значений вокруг среднего значения в некоторой степени ошибочна. Независимо от того, ошибочны ли наши методы измерения или что отдельные люди представляют «отклонения от идеала природы», или и то, и другое, значения, близкие к среднему, часто считаются шумом, и единственный способ устранить этот шум — усреднить его.То, что нам остается, — это приблизительная оценка «истинной» ценности этого человеческого измерения. Мы считаем, что именно это предположение относительно интерпретации шума и истинности среднего значения требует вопросов. Это предположение имеет несколько дополнительных предположений (см. Таблицу 1), которые мы рассмотрим ниже. В следующих разделах мы рассмотрим каждое из этих предположений и пришли к выводу, что их трудно обосновать. То же самое можно сказать и о некоторых последствиях использования среднего значения для вывода характеристик когнитивной системы человека.

ТАБЛИЦА 1. Предположения, лежащие в основе использования среднего в психологических исследованиях.

Некритическое или нерефлективное использование среднего значения во многих психологических исследованиях делает нас проблематично слепыми к вариациям и распределению среди данных, которые мы собираем. Сосредоточиваясь только на среднем значении, мы закрываем глаза на возможные вариации и сложность наших данных, а также познания и поведения, которые они представляют. Предположения, которые мы определяем как лежащие в основе некритического использования среднего, по сути, являются предположениями об определенных характеристиках психологической системы, характеристиках, которые говорят нам больше о теоретических очках, которые мы носим, ​​чем о поведении, которое мы наблюдаем.В следующих разделах статьи мы рассмотрим альтернативные подходы, которые помогают нам избавиться от этих предположений, и предложим, как они могут стать плодотворными средствами проведения исследований в области психологии.

Предположение 1: Существует истинное значение, которое мы пытаемся приблизить, когда измеряем людей в каком-то измерении

Что в человеческом поведении мы пытаемся исключить с помощью усреднения? В нашей собственной области когнитивной психологии кажется, что мы предполагаем, что в каждой голове есть механизм, общий для всех / большинства людей, но скрытый нашими шумными измерениями и / или нашими шумными головами.То есть в наших экспериментах мы подвергаем группу людей одинаковым условиям. Предполагается, что все одинаково реагируют на эти условия, потому что их когнитивные механизмы схожи. К сожалению, данные, которые мы собираем у этих людей, не идентичны, и мы предполагаем, что это потому, что наши измерения не идеальны и существует множество крошечных и случайных эффектов, которые вместе создают шум в данных. Тем не менее, если мы тестируем достаточно большой размер выборки, усреднение должно позволить нам наблюдать характеристики каждого когнитивного механизма, не заслоненные шумом.

Главный вопрос, который возникает у нас при рассмотрении этого сценария, — почему мы предполагаем, что у всех одинаковый когнитивный механизм? Точно так же, как мы с готовностью согласимся с тем, что рост каждого человека представляет собой некоторое отклонение от идеального роста, странно, что мы согласимся с тем, что мозг каждого человека работает точно так же. Конечно, это предположение, на котором основываются наши исследовательские методы в когнитивной психологии, и все же, похоже, нет никаких попыток его оправдать.

Одним из способов обоснования этого предположения могло бы быть указание на другие системы человеческого тела и отметить, что все они имеют тенденцию работать одинаковым образом у каждого человека.Например, у каждого человека сердце работает одинаково, и хотя существуют некоторые существенные отклонения от стандарта (например, дефект межпредсердной перегородки, декстрокардия), у подавляющего большинства людей сердечно-сосудистая система схожа. Большинство других основных систем организма также одинаково единообразны для всех видов человека, от клеточного до скелетно-мышечного. Однако в ответ на это оправдание мы хотели бы указать на тот факт, что мозг имеет одно важное отличие от других систем в организме — он меняет свой режим работы в зависимости от опыта. Мы рассматриваем этот ответ ниже, а пока мы полагаем, что допущение об общих когнитивных механизмах может быть оспорено и, вероятно, не должно быть отправной точкой в ​​объяснении человеческого поведения.

Допущение 2: усреднение помогает нам устранить шум в наших измерениях, чтобы увидеть истинное значение

У нас нет проблем с общепринятым статистическим понятием ошибки выборки. Это представление о том, что при выборке из совокупности баллов каждая выборка будет иметь среднее значение, которое, вероятно, будет отличаться от среднего значения совокупности с довольно предсказуемой вероятностью. То есть, вероятно, будет много выборок со средними значениями, довольно близкими к среднему по генеральной совокупности, и гораздо меньшее число, у которых средние значения находятся дальше от среднего по генеральной совокупности.Шансы получить выборочное среднее значение, близкое к среднему по генеральной совокупности, увеличиваются при взятии большей выборки.

Проблема с выборкой больше связана с интерпретацией ошибки выборки. Так же, как у нас есть трудности с концепцией среднего, отражающего истинное значение некоторой переменной, нам также сложно принять, что значения выборки по обе стороны от среднего отражают шум в данных. Эта интерпретация предполагает, что эти ценности не имеют психологического значения. Вместо этого они являются мешающим фактором, который необходимо устранить.В самом деле, если бы этот шум не существовал, если бы мы могли измерять «истинные» значения напрямую, у нас не было бы необходимости в статистических выводах, таких как дисперсионный анализ (ANOVA).

Несмотря на то, что в психологии существует какая-то традиция, указывающая на сложность этого предположения (см. Особенно недавнее рассмотрение Doherty et al., 2013 и более классически, Meehl, 1978), стандартная практика, по-видимому, твердо придерживается этого предположения. Так же, как нет очевидных обоснований аргумента о том, что среднее значение отражает некоторую истинную ценность, мы не обнаружили явных попыток оправдать устранение дисперсии как «очистительную» деятельность.Это просто кажется готовым.

Важнейшим математическим (в противоположность психологическим / теоретическим) предположениям относительно использования среднего для устранения шума является форма рассматриваемого распределения. Для предполагаемой гауссовой кривой усреднение дает нам четкое представление о центре распределения, при этом «шум» с каждой стороны усредняется. В отрезвляющей и знаменательной статье Миккери (1989) отметил, что нормальные кривые очень редко встречаются в реальных психологических данных.Вычислить среднее значение в надежде устранить шум или получить некоторое представление об «истинном» или даже типичном значении, скрытом в вариации, — значит просто упустить из виду реальность в пользу утешительно элегантного математического идеала.

Допущение 3: Любая неспособность использовать среднее значение в качестве надежной меры стабильной характеристики является результатом недостатков методологии или расчетов (т. Е. Не является ошибкой в ​​первоначальном предположении о существовании истинного значения)

Одно из допущений, лежащих в основе усреднения, состоит в том, что наши методологии изначально ошибочны, поскольку нельзя ожидать, что они обеспечат точные измерения интересующих переменных.В некоторой степени это предположение бесспорно, учитывая, что даже измерения физических свойств (например, длины, температуры) несут с собой обычные значения погрешности измерения. В психологии, однако, мы идем дальше этого предположения, чем в физических науках. Хотя мы согласны с тем, что существуют особенности физической среды, которые могут повлиять на точность любых измерений, которые мы проводим, мы также обеспокоены обоснованностью и надежностью этих измерений. Валидность отражает то, измеряем ли мы то, что, по нашему мнению, измеряем.Чаще всего психологические переменные не поддаются прямому наблюдению, поэтому нам необходимо разработать меры, которые можно непосредственно наблюдать, и доказать, что они отражают работу ненаблюдаемых механизмов, которые нас интересуют. Даже если мы предположим, что наши меры действительны в этом смысле, надежность эти меры имеют большое значение для психологии. Действительно, Теория Психологического Теста разъясняет это понятие, указывая, что каждая оценка по конкретному тесту отражает истинную ценность этого человека в тесте плюс ошибку (Novick, 1966).В когнитивной психологии мы, кажется, не верим, что наши меры способны дать точное отражение состояния когнитивной системы человека в определенный момент времени. Действительно, если бы мы несколько раз подвергали человека воздействию одних и тех же стимулов в одних и тех же условиях и записывали время их реакции при ответе на эти стимулы, мы, вероятно, усреднили бы время индивидуальной реакции, исходя из предположения, что каждый RT не может отражать «истинное» RT для человека в таком состоянии.

Нет никаких сомнений в том, что между значениями RT, записанными в этой ситуации, будет различие, но каково обоснование предположения, что каждое RT является отклонением от истинного значения? Вместо того чтобы предполагать, что каждое RT является истинным значением плюс некоторая ошибка, созданная, казалось бы, случайными процессами, не может ли быть возможным, чтобы каждое RT отражало состояние когнитивной системы , как оно есть в этот момент времени ? Под этим мы подразумеваем, что поведение в ответ на экспериментальные условия отражает не только внешние условия, но и состояние когнитивной системы по мере того, как это поведение проявляется.Система будет находиться в состоянии, отличном от того, в котором она находилась в предыдущем случае, когда была записана RT, и в состояние, когда была записана следующая RT, если только по той причине, что система испытала повторение. условий эксперимента и дали такие же ответы. Таким образом, предположение, что усреднение результатов повторных испытаний обеспечит отражение некоторого стабильного элемента когнитивной системы, кажется фантастическим, учитывая, что система не может быть стабильной, если мы продолжаем давать ей опыт.Это психологическое отражение принципа неопределенности Гейзенберга — измеряя систему, мы влияем на систему и, следовательно, влияем на то, что мы пытаемся измерить. К сожалению, усреднение нескольких баллов не приведет к значению, которое отражает какую-либо стабильную характеристику когнитивной системы. Вместо этого эта стабильная функция может даже не существовать.

Допущение 4: Шум в наших измерениях представляет собой влияние переменных, не связанных с измеряемым объектом

Частью обоснования усреднения оценок является предположение, что оценки по обе стороны от среднего значения отражают ошибку.Эта ошибка может быть ошибкой измерения, как рассмотрено выше, но она также может отражать действие многих факторов, влияющих на поведение. В психологии признается, что люди чувствительны к широкому спектру переменных, и любое измерение одной переменной покажет влияние многих из этих переменных (отсюда широкое использование в психологии статистических методов, таких как факторный анализ и др.). Структурное моделирование уравнение). Однако мы предполагаем, что эти эффекты имеют несколько характеристик.Во-первых, они случайны, а во-вторых, они действуют независимо от интересующей нас переменной (то есть той, которую мы сейчас измеряем). По сути, предполагается, что эта ошибка аналогична белому шуму в радиосигнале. Таким образом, предполагается, что вычисление среднего значения аналогично точной настройке радиосигнала — в обеих ситуациях шум устраняется, чтобы обеспечить более четкое восприятие сигнала. Однако мы снова задаемся вопросом, какое обоснование существует для такого предположения. Ниже мы рассмотрим, уместно ли предположить, что дисперсия в наборе оценок является отражением переменных, которые являются случайными и независимыми от переменной, которую мы измерили.

Интерпретационные последствия использования среднего

Среднее значение часто используется, как если бы оно хорошо представляло группу оценок. Ясно, что он используется только тогда, когда есть различия между оценками — если нет различий, тогда оценки можно легко охарактеризовать как множество оценок одного и того же значения. Когда есть различия между оценками, некоторая мера, которая отражает середину распределения оценок, считается хорошим отражением типа оценки, которая наблюдается в этом наборе.Однако по мере того, как эта вариация в наборе увеличивается, уверенность в том, что среднее значение является хорошим отражением группы, уменьшается.

Это поднимает вопрос относительно проверки различий между группами в экспериментальном дизайне. Стандартная логическая статистика сравнивает вариации между группами с вариациями внутри групп, чтобы определить, значительно ли отличаются оценки в одной группе от оценок в другой группе. Таким образом, несмотря на название, ANOVA редко используется для определения, существуют ли различия между дисперсиями двух или более выборок.Хотя есть явное признание того, что мы рассматриваем именно дисперсию, в конечном итоге выводы, которые делаются в таких ситуациях, касаются того, отличается ли среднее значение одной группы от среднего значения другой группы. Таким образом, даже несмотря на то, что статистический тест явно рассматривает степень перекрытия между распределениями оценок в группах, окончательный вывод формулируется в терминах того, значительно ли одно среднее значение больше другого.

Степень, в которой такой вывод является справедливым отражением состояния распределений, конечно, зависит от величины разницы между средними, но на нее также влияют степень вариации в распределениях и количество баллов. в каждой раздаче.Таким образом, нередко можно увидеть значительные различия между указанными средними значениями там, где различия очень малы. Это произойдет, когда разброс внутри групп оценок невелик и / или количество оценок велико (Камминг, 2012, глава 12).

Тем не менее, в конце концов, вывод о том, что среднее значение одной группы отличается от среднего значения другой группы, может быть переведено как одно условие, улучшающее производительность больше, чем другое условие, или подобное. Но является ли это точным суммированием результатов статистической проверки и для каких целей используются такие выводы? Когда кто-то приходит к выводу, что одно условие привело к лучшей производительности, чем другое условие, в лучшем случае неявный вывод состоит в том, что в среднем или в целом это условие улучшает производительность.Но, как ясно из приведенной выше характеристики выводимой статистики, вполне может иметь место значительное совпадение оценок между двумя условиями. Например, если Условие A привело к более высокой общей производительности, чем Условие B, вполне могли быть оценки в Условии B, которые были лучше, чем оценки в Условии A. Другими словами, окончательный вывод может представлять собой точное описание состояния дел для подмножество оценок, но не обязательно для всего набора. Многие статистические курсы и учебники для бакалавров включают такие предостережения при обсуждении результатов статистических тестов, но практика ученых и стандарты обзора и публикации в журналах не предполагают сдержек или противовесов против такого рода проблем (см. Marmolejo-Ramos and Matsunaga, 2009 для примеров и изучения передовой практики в этом отношении).

Логические статистические тесты обычно не предоставляют информации о количестве случаев, которые соответствуют или не соответствуют шаблону результатов, представленному разницей в средних. Конечно, генерировать такую ​​информацию — дело тривиальное. Это может дать блестящие результаты.

Например, один из нас преподает раздел «Познание», в котором одно лабораторное упражнение включает воспроизведение эффекта превосходства слов. Именно здесь обнаружение буквы оказывается более точным, когда буква представлена ​​в контексте слова, чем когда она представлена ​​изолированно (Reicher, 1969; Wheeler, 1970).Данные собирались в этой лабораторной работе более 5 лет. Хотя стандартный результат превосходства слов находится на основе этих данных и подтверждается статистически значимым преимуществом слова условие, при рассмотрении индивидуальных оценок почти половина из более чем 500 человек в эксперименте предоставили результаты, которые либо не показали разницы между условиями ( т. е. одинаковые оценки точности в каждом условии), или показали результаты, противоположные эффекту. Хотя между нашим экспериментом и классическими версиями, опубликованными Райхером и Уилером, вполне могут быть методологические различия, это наблюдение действительно поднимает серьезный вопрос о правомерности использования выводимой статистики для оценки различий между средними значениями.Если мы просто исследуем различия между средними значениями и сосредоточимся только на том, является ли это различие статистически значимым, мы можем прийти к выводу, который описывает эффект манипуляции, как если бы он повлиял на все или большую часть индивидуальных оценок. в наборе данных. Другими словами, средняя разница может в конечном итоге отражать все различия, тогда как во многих ситуациях она может быть неточной. К чести Райхера и Уиллера, в дополнение к статистике вывода, связанной с различиями между средними, они также исследовали количество людей, продемонстрировавших эффект, по сравнению с теми, кто этого не сделал.Действительно, в их экспериментах доля была намного выше, чем в наших. Однако суть остается в том, что без исследования данных сверх средств уверенность в том, что средние значения отражают общие результаты, должна быть низкой (например, Balota and Yap, 2011).

Одним из жестких решений этой проблемы было бы ограничить наши теоретические рассуждения ситуациями, когда различия между условиями настолько очевидны, что нет необходимости в статистических выводах, чтобы определить, являются ли различия значительными.Примером такой четкой разницы между условиями может быть ситуация, когда 80% участников в одном условии показывают результаты выше / выше / лучше / быстрее, чем у 80% участников из другой группы. Это была бы разница в производительности, которая была бы очевидной, имела бы хорошие шансы быть воспроизведенной, и все бы поверили. Ограничение себя эффектами, которые настолько очевидны, ограничило бы количество явлений, требующих объяснения, и может уменьшить нынешнее преобладание, казалось бы, не связанных между собой явлений и теорий.Хотя недостатки выводимой статистики подробно обсуждались в другом месте и в течение некоторого времени (Cohen, 1990, 1994; Hammond, 1996), похоже, что сообщение не доходит до конца. Действительно, когда мы попросили некоторых из наших коллег прочитать первые черновики этой статьи, мы получили общий ответ: «Все это знают». И все же мы видим мало свидетельств изменения поведения. Наглядный обзор методов анализа, использованных в исследованиях, опубликованных в 2012 году в двух известных журналах по когнитивной психологии, представлен в таблице 2.Возможно, ответ «все это знают» — это форма предвзятости ретроспективного взгляда (Хокинс и Хасти, 1990).

ТАБЛИЦА 2. Количество (%) эмпирических статей в журналах Memory & Cognition (2012) и Journal of Experimental Psychology: Learning, Memory, and Cognition (2012), классифицированных по основному типу анализа.

Пример того, насколько проблематичными могут быть усредненные данные, можно найти у Heathcote et al. (2000). Целью их исследования был степенной закон обучения.Это относится к наблюдению, что улучшение скорости выполнения задачи с практикой имеет характерную закономерность: производительность значительно улучшается на ранних этапах практики, но это увеличение производительности становится меньше по мере продолжения практики. Плавный тренд на этих кривых обучения чаще всего может быть хорошо описан степенной функцией (см. Рисунок 2). Такие кривые наблюдались в столь разных областях, как перекатывание сигар (Crossman, 1959), чтение перевернутого текста (Kolers, 1976) и имплицитная память (Kirsner and Speelman, 1996), и аналогичны кривым запоминания и забывания в памяти ( Эббингауза, 1885 г.).Это наблюдение настолько повсеместно, что, как утверждается, оно составляет один из немногих законов психологии (Newell and Rosenbloom, 1981) и тот факт, который требует объяснения любой заслуживающей доверия теорией приобретения навыков (Anderson, 1982; Logan, 1988). . Heathcote et al. (2000), однако, поставили под сомнение законность этой связи между скоростью исполнения и практикой. Они продемонстрировали, что степенные функции являются результатом усреднения любых групповых данных с нисходящей тенденцией. Важным моментом здесь является то, что степенные функции могут появляться в усредненных данных, даже если они не встречаются в индивидуальных данных.Конечно, если проверять индивидуальные данные, гладкие кривые обучения наблюдаются редко. Хотя производительность обычно увеличивается с практикой над задачей, производительность от испытания к испытанию почти никогда не следует плавной тенденции к снижению (см. Рисунок 3).

РИСУНОК 2. Средние данные RT из практики по арифметической задаче. участников ( N = 40) решили уравнение [( x 2 y ) / 2 = A ) с восемью повторяющимися парами ( x, y ), определяя, было ли A «нечетным». »Или« даже »для каждой пары, для 40 блоков по восемь попыток.

РИСУНОК 3. RT человека как функция практики для конкретных пунктов в арифметической задаче на Рисунке 2 .

Итак, почему теории должны пытаться объяснить обучение степенной функции, если оно на самом деле не существует в индивидуальном исполнении? Похоже, что многие теоретики когнитивной теории исходят из того, что индивидуальная производительность не отражает реальное поведение, которое они хотят объяснить, и что требуется усреднение по многим испытаниям и многим людям, чтобы удалить шум из данных, чтобы возникла реальная закономерность.В случае степенного закона обучения кажется, что теоретики приобретения навыков предполагают, что обучение происходит плавно и следует за степенной функцией, и поэтому их теории должны постулировать механизм обучения, который производит кривые обучения степенной функции. Однако возможно, что это предположение ошибочно. Вместо того, чтобы предполагать, что обучение должно следовать плавной траектории, и поэтому для наблюдения этой плавности должны использоваться средние данные, почему бы не признать, что шум в данных является точным отражением когнитивных процессов, лежащих в основе производительности? Одна из теорий приобретения навыков (Speelman and Kirsner, 2005) действительно занимает эту позицию и рассматривает шум в данных как результат конкуренции между когнитивными процессами, стремящимися контролировать производительность.Таким образом, урок для всех теорий когнитивных процессов состоит в том, что предложенные механизмы для объяснения средней производительности могут дать объяснения несуществующему поведению.

Иллюстрируя проблему в исследованиях визуализации мозга

Психология недавно столкнулась с рядом противоречий, которые заставили нас проанализировать наши предположения и практики как дисциплину (например, Ritchie et al., 2012 и Roediger, 2012 о репликации; Simonsohn, 2012 и Vogel, 2011, о мошенничестве с данными). ).Немногое о последствиях этих противоречий действительно ново (Бакан, 1966; Миль, 1978; Розенталь, 1979; Коэн, 1994; Кирк, 1996; Розенталь, 1966), хотя из-за относительно недавнего развития и ажиотажа в исследованиях изображений мозга в эта область является особенно быстрорастущей областью (Uttal, 2001; Vul et al., 2009; Carp, 2012), где все чаще ставятся под сомнение источники очевидной стабильности или надежности поведения, эффекта или когнитивного процесса. Несмотря на то, что существует ряд различных статистических и методологических оснований для различных опасений, поднятых критиками, предположение о стабильности функции и согласованности работы отдельных лиц, на которое так сильно указывают средние показатели, не было тщательно рассмотрено в большей части локализации литература по нейробиологии.

Исследования изображений мозга имеют тенденцию создавать красочные изображения мозга с определенными областями, выделенными яркими цветами, чтобы обозначить области с высокой нейронной активностью, обычно связанной с когнитивными функциями определенного типа. Однако такие изображения создаются только в процессе объединения моделей активности во многих испытаниях и у многих людей. Данные, полученные с помощью аппарата МРТ, очень зашумлены. По крайней мере, это одна из интерпретаций. Другая интерпретация заключается в том, что аппараты МРТ производят невероятное количество данных.В любой момент времени активность нейронов всего мозга определяется на основе измерения кровотока. Если кто-то, глядя на изображение паттерна активности, надеется увидеть что-то легко интерпретируемое, неудивительно, что первоначальное впечатление — это шумный и, возможно, случайный набор активаций разной степени. Однако, если предположить, что среди шума скрыты области высокой активности, где происходят определенные формы когнитивной обработки, то можно рассмотреть возможность поиска таких областей, пытаясь устранить шум.Большая часть шума исходит от систематических источников, таких как аппарат МРТ и движения участников, и поэтому их можно легко компенсировать. Однако другой шум — это, по-видимому, случайный нейронный шум. Несмотря на впечатление, производимое изображениями функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ), когда области мозга очень активны, другие области мозга не спокойны. Таким образом, определение сигнала по шуму становится важным фактором при анализе паттернов активации. Для «очистки» сигнала используются несколько методов.Один из них заключается в том, чтобы подвергать людей множеству испытаний с одними и теми же стимулами и требующими одинаковых ответов. Затем модели активации из аналогичных испытаний объединяются посредством усреднения. Этот метод предполагает, что активация, связанная с определенными стимулами и ответами, каждый раз одинакова. Другой метод очистки включает объединение средних паттернов активации от нескольких человек. Одна из проблем, связанных с этим этапом усреднения, заключается в том, что существуют значительные индивидуальные различия в пропорциях черепа.Чтобы комбинировать узоры с разных голов, необходимо математически скорректировать каждый череп, чтобы он соответствовал размерам стандартного черепа. Это затем гарантирует, что модели активации объединяются из соответствующих областей мозга.

Все усреднение и коррекция, связанные с анализом паттернов активации фМРТ, относятся к нашим аргументам относительно среднего значения. В частности, мы обеспокоены тем, что исследователи фМРТ разработали свои аналитические инструменты в соответствии со своими предположениями относительно того, что они найдут в данных.К сожалению, недостаточное критическое внимание к этим предположениям может означать, что альтернативные гипотезы игнорируются. Например, когда исследователи комбинируют паттерны активации фМРТ, полученные от многих людей, они предполагают, что структуры мозга у всех людей схожи и что они отвечают за аналогичные функции у всех людей. Хотя у нас нет аргументов в пользу предположения, что человеческий мозг имеет одну и ту же грубую анатомию, мы задаемся вопросом о предположении, что определенные локализованные области в коре головного мозга отвечают за определенные когнитивные функции.Некоторые области коры имеют неоспоримые связи с определенными функциями (например, затылочная доля играет важную роль в зрении), но в определенных областях исследователи часто пытаются провести различие между областями, которые могут отвечать за когнитивную функцию X, тогда как функция Y контролируется другой областью (примеров предостаточно, см. недавнюю информацию в Gläscher et al., 2012). Кроме того, мы получим более сильную демонстрацию этого, если объединим модели активации многих людей, чем больше, тем лучше для статистической мощности.Проблема с этой стратегией заключается в том, что альтернативные гипотезы — эта функция не локализована или что она есть, но локализована по-разному для каждого человека — методология исключает. Паттерны активации, возникающие в результате усреднения многих испытаний и многих людей, могут не отражать то, что происходит в голове у кого-то. Это может быть только отражением того, что мы увидим, если проведем много усреднений. Другими словами, паттерн активации на самом деле может не существовать, за исключением некоторого эпифеномена методологии.Тогда возникает еще одна проблема — как мы можем понять групповые данные, рассматривая случай отдельного человека. Можем ли мы обобщить картину, полученную из множества точек данных, в одну точку данных? Есть четкие практические последствия в случаях повреждения головного мозга и хирургического вмешательства.

Исследования изображений мозга за последнее десятилетие начали отходить от простых исследований локализации, и значительные изменения произошли в таких областях, как однократные исследования (полезную и краткую карту этой литературы см. В Pernet et al., 2011). Действительно, недавнее исследование (Dinstein et al., 2012), в котором сравнивались изображения мозга аутичных взрослых и контрольных субъектов, демонстрирует, как усреднение изображений мозга по испытаниям и индивидуумам может раскрыть историю, совершенно отличную от той, которая возникает при сосредоточении внимания на данных отдельных испытаний. Другие (Zilles and Amunts, 2013) прямо предположили, что различия между объектами — это не шум, а важная информация. Обзор работ по нейровизуализации Mueller et al. (2013) Зиллес и Амунтс изучают ряд способов, с помощью которых групповой анализ нейрональной структуры может привести к тому, что мы упустим из виду информацию об индивидуальных различиях в нейронной структуре и изменениях в структуре с течением времени, что дает важные ключи к разгадке процессов, лежащих в основе развития мозга.В частности, использование групповых средних позволяет различным уровням индивидуальной изменчивости влиять на чувствительность методов, используемых для поиска различий в областях мозга (области с низкой вариабельностью будут более заметно проявлять небольшие эффекты).

Хотя логика усреднения явно проблематична в случае исследования изображений мозга и в настоящее время активно изучается, этот вопрос, тем не менее, остается проблематичным и для других областей психологии.

Означает ли это понятие универсальности или навязывает ее? Отражение выводов в психологии на нашей собственной практике

Средство, как и любая технология, является инструментом.Само по себе это бесстрастно. Тем не менее, любое использование инструмента осуществляется на основе стандартов сообщества практикующих. Хотя само среднее значение не обременено какими-либо конкретными теоретическими предположениями, мы используем среднее значение, и эти предположения не остаются без последствий.

Наша цель в данной статье — побудить исследователей чаще задумываться о том, что, сосредотачиваясь на среднем значении, следуя тенденции сворачивать вещи и заключать их в средние значения, мы отфильтровываем индивидуальные различия и навязываем универсальность, а не находим ее. .

Молден и Двек (2006) исследуют некоторые способы, с помощью которых понимание или интерпретация человеком ситуации или явления может оказать сильное влияние на его поведение. То, воспринимает ли человек интеллект как фиксированную способность (то, что они называют «взглядом сущности»), например, или как что-то, что может изменяться или развиваться с течением времени («инкрементальный взгляд»), влияет на то, как человек действует в учебных ситуациях и как они реагируют на проблемы или обратную связь. Похоже, что индивидуальные различия в значимости ситуации могут, иногда резко, влиять на то, что человек делает или на что он способен, подрывая любые простые прогнозы, основанные на том, что мы могли бы понять как «типичную» когнитивную систему, лежащую в основе таких действий. .

Обобщая несколько направлений такой работы, Молден и Двек (2006) утверждают, что, хотя для психологии важно искать универсалии в поведении и познании, эти универсалии следует тщательно описывать на правильном уровне абстракции. Наши описания человеческой психики, если они сделаны в общих или универсальных терминах, потенциально скрывают способы, которыми познание, отношения, ценности и поведение различаются между людьми и между контекстами.

Это потенциально ограничивает нашу науку двумя важными способами.Во-первых, скрывая вариативность, он искажает наше восприятие изучаемых нами явлений, делая их более стабильными и определенными, чем это могло бы быть на самом деле. Как ни странно, исследования в области социальной психологии предупреждали нас о таких предубеждениях в человеческом восприятии на протяжении десятилетий. Это называется фундаментальной ошибкой атрибуции (Jones, Harris, 1967; Ross, 1977) или предвзятостью, и от нее очень трудно избавиться. Проще говоря, когда мы видим, что другой человек действует определенным образом, мы склонны рассматривать его поведение как предрасположенное, а не зависящее от контекста.Мы более склонны рассматривать поведение как стабильную характеристику человека, а не как реакцию на конкретные капризы обстоятельств, в которых происходит поведение. Критиковать многие психологические исследования как жертвы фундаментальной ошибки атрибуции, конечно, было бы бойко и неточно, но как провокационное и вызывающее воспоминания понятие это полезный инструмент, с помощью которого можно проиллюстрировать проблемы игнорирования или преуменьшения различий в поведении людей или познавательная деятельность и обобщение результатов с помощью одних только средств.Мы справедливо гордимся тем, что используем объективные инструменты при проведении наших исследований и анализа, но наше изобилие методов может привести к тому, что мы упустим из виду включение этих инструментов в менее объективные предположения и стандарты практики, которые требуют периодического пересмотра. Нам легко делать такие заявления, как «данные показывают…», когда данные, конечно, можно использовать для поддержки ряда различных возможных историй, как только мы приручим их методами очистки данных и стабилизируем результат с помощью одного Суммарная цифра — средняя.

Второй способ, которым наша наука ограничена чрезмерной зависимостью от среднего как резюме, — это обобщение результатов. Частое использование среднего значения в качестве единственного описания эффективности группы по задаче или измерения черты, характеристики или результата сильно ограничивает наше понимание отдельных случаев. Хорошо известно, что мы не можем предсказать индивидуальный случай на основе статистики, но там, где наши обсуждения измерений представлены почти исключительно в терминах средних значений, мы ограничиваемся описанием и обсуждением только групп.Можно с полным основанием утверждать, что десятилетия измерений показали, что человеческие существа настолько изменчивы в своих реакциях, что делать уверенные прогнозы действий человека безрассудно. Существует так много переменных, часто взаимодействующих нелинейным образом, что обобщение на отдельного человека просто не может быть разумной целью дисциплины.

Это, безусловно, тот случай, когда исследователи регулярно сообщают о показателях изменчивости (например, стандартных отклонениях, стандартных ошибках, доверительных интервалах) вместе со средними значениями.Однако, несмотря на это широко распространенное сообщение, можно задаться вопросом, используют ли исследователи эту информацию для смягчения своих выводов, основанных на средствах. Эти меры обычно предоставляют информацию о размере базового распределения, но мало информации о его форме. Учитывая подавляющее внимание к средним баллам, мы задаемся вопросом, является ли сообщение о показателях вариабельности просто запоздалой мыслью или просто оправданием ожиданий рецензентов и редакторов журналов. Более очевидно, что при представлении показателей вариабельности выборки полностью игнорируется вариативность, присущая ответам отдельных участников — информация, касающаяся этой вариабельности, устраняется путем использования предметных средств для отражения работы каждого человека.

Тем не менее, изучение диапазонов баллов и изменчивости как феноменов, представляющих интерес сам по себе, предоставит нам контекст, в котором можно сформулировать индивидуальные наблюдения, чтобы лучше понять, какие есть возможности, чтобы затем мы могли принять более обоснованное решение о том, вероятности могут быть в отдельном случае. Вместо того, чтобы рассматривать выбросы как нечистые, отклонения или ошибки, которые следует устранить до начала реальной работы, они предоставляют нам информацию о том, что возможно.Вместо того, чтобы пытаться предсказывать отдельные конкретные результаты, которые, скорее всего, не увенчались бы успехом, описание ландшафта возможностей могло бы дать полезную информацию во многих поведенческих контекстах.

Контекстные эффекты повсеместно присутствуют во всех областях психологических исследований. Наша привычка описывать вещи в терминах средств, а не диапазонов и распределений, как правило, сводит анализ этого факта к списку независимых наблюдений, списку покупок, в котором мало что можно связать с различиями когнитивных функций от одной ситуации к другой.Сам термин «контекст» невероятно сложно определить, и его употребление может варьироваться от эксперимента к эксперименту, от исследователя к исследователю, отсутствие дисциплины, которое изолирует работу разных людей и, таким образом, скрывает, какие отношения существуют между различными независимыми наблюдениями, что делает ее трудно, если не невозможно, преодолеть состояние «списка покупок» в нашем нынешнем понимании. (Читателю предоставляется в качестве упражнения рассмотреть, какие «эффекты контекста» находятся в их собственной области интересов, и изучить, что именно считается «контекстом», а также критерии, на которых основано это решение.)

Мы утверждаем, что неосторожное использование среднего для суммирования результатов различных экспериментов подавляет восприятие как изменчивости, так и преемственности между результатами, соблазняя нас рассматривать различия как более стабильные и достоверные, чем они есть на самом деле, и приводит к балканизации исследование, которое ограничивает наши представления о психологическом функционировании. В этой связи мы предполагаем, что способ анализа и описания, присущий использованию среднего значения в качестве основной итоговой статистики, очень похож на метод когнитивно-лингвистического феномена номинализации, описанный Barsalou et al.(2010), стр. 350,

… можно концептуализировать существительные деконтекстуализированными способами, и эти деконтекстуализации играют важную роль. Однако мы ошибаемся, когда ошибочно полагаем, что эти деконтекстуализированные механизмы относятся к значимым сущностям изолированно, и забываем, что они внутренне действуют в контекстах и ​​зависят от контекстов для их реализации. Механизм, индексируемый существительным, объединяет большую систему распределенных паттернов, при этом эта система обычно создает возникающую форму, хорошо подходящую для текущей ситуации.

Аналогичным образом, поведение или когнитивная активность, индексируемые средним значением измеренной производительности, представляют собой совокупность контекстно-зависимых процессов, которые, вероятно, включают в себя гораздо больше, чем конкретная независимая переменная, с которой это среднее значение явно связано в данном исследовании. Хотя психологическому обучению свойственно то, что мы критически и осмотрительно оцениваем полученные результаты, мы не застрахованы от предубеждений, о которых сообщаем в поведении наших участников.

Мы ни в коем случае не предполагаем, что среднее значение как-то неверно.Проблема скорее в том, что это так приятно. Десятилетия исследований предвзятости атрибуции и работа Барсалу и др. (2010) по номинализации показывают, что та инкапсулированная и стабильная идея производительности, которую предлагает среднее значение, является заманчивой, соблазнительной точкой зрения (по крайней мере, для большинства западных стран, вовлеченных в высокие стандарты). «Ударное» психологическое исследование). Основные цели исследования, поскольку оно влечет за собой поиск общего и универсального, заполняют наше восприятие и интерпретацию данных и устанавливают стандарты практики, которые в значительной степени склоняются к стабильности, надежности и последовательности.Таким образом, мы предполагаем, что проблематично некритическое использование среднего значения является выражением нерефлексивно удерживаемого взгляда на психологическую систему. Пересмотр наших статистических инструментов также потребует пересмотра нашей теоретической точки зрения и стандартных способов формулирования исследовательских вопросов.

Хотя в психологии, безусловно, есть области и подходы, которые делают упор на контекстуализированную производительность и ситуативную изменчивость (см., Например, Barrett et al., 2010 для обзора недавней познавательной работы; см. также широко обсуждаемый ситуационный взгляд на личность Мишеля и Шода, 1995; Mischel, 2004), поиск общих возможностей и универсальных функций является гораздо более распространенным.

Подавление предположения о стабильности

Существуют альтернативы мышлению о психологических механизмах как об общих и стабильных характеристиках человеческого вида, которые не приводят нас в отчаяние или пессимизм в отношении возможности единой и систематической теории психологии.Развитие за последние два десятилетия способов мышления, которые уделяют большое внимание динамике индивидуального развития, (часто беспорядочным) деталям фактического, реального, телесного взаимодействия когнитивного агента с окружающей средой, дает нам подход, который позволяет более тонкие, динамичные взгляды на психологию и психологические процессы.

Есть несколько таких способов мышления. Они не обязательно соизмеримы друг с другом и пока не предлагают единого согласованного видения психологии, которое можно было бы распознать как «парадигму» в куновском смысле, к которой мы могли бы перескочить с некоторым революционным рвением.Тем не менее, эти разные подходы ясно показывают, что, поскольку они развивались на периферии дисциплины в течение десятилетий и постепенно вторгались в основное русло исследований, могут быть проведены ценные, плодотворные исследования, в которых упор делается на динамику изменений в психологической сфере. процессы с течением времени, и в которых сложность взаимодействий между индивидуальными характеристиками как человека, так и окружающей среды, в которой они действуют, может быть учтена и включена в научную психологическую теорию.Такие подходы не подавляют вариации в поведении людей, а рассматривают их как богатый ресурс для понимания того, как психология взаимодействует с контекстом. Точно так же, хотя в этих подходах используются различные статистические инструменты, отличные от стандартного тестирования значимости, которое остается основным, по-прежнему используется среднее арифметическое, но его использование не требует допущений об основных «истинных» значениях, покрытых шумом, с которыми мы принимаем вопрос в этой статье.

Динамика развития Телен и Смит (1994) является прекрасным примером этого акцента на процессы и изменения жесткой структуры.Телен и Смит рассматривают развитие как контекстуализированный процесс взаимодействия между ребенком и его окружением, предоставляя доказательства роста моторных навыков не как расцвет стандартных универсальных когнитивных способностей (истинные ценности должны быть аппроксимированы усредненными наблюдениями), а как преодоление отдельного ребенка с требованиями их идиосинкразических историй. Различия между детьми в их развитии, по крайней мере, столько же говорят нам о том, как происходит развитие, чем сходства.

Идея о том, что когнитивная система не определена жестко, но на самом деле является гибкой и отзывчивой (в течение ряда временных масштабов) к особенностям, особенностям и деталям среды, в которой она работает, резюмируется описанием Кларка (1997) «Мягкая сборка» когнитивной функции. Жестко или «жестко собранные» системы имеют фиксированную структуру и режим работы. Существует «правильный» способ описать, как различные компоненты системы соотносятся друг с другом, идеал системы, который в некотором фундаментальном смысле является правильным.Не так для систем с мягкой сборкой.

Мягко собранные системы, как правило, имеют слабо связанные между собой компоненты, меньше фиксированных позиций в структуре, а также пул потенциальных ресурсов, которые можно организовать с различными ограничениями в ответ на ситуации и требования задач. Не существует идеала того, как должна быть организована такая система, нет схемы, которую можно было бы нарисовать, которая фиксировала бы правильный способ, которым компоненты могли бы соотноситься друг с другом, поскольку эти вещи будут постоянно меняться в зависимости от контекста, индивидуальной истории и непосредственных требований.Мягко собранные системы, как правило, не используют центральные контроллеры, а скорее самоорганизуются, при этом специфическая для задачи деятельность возникает в результате динамического взаимодействия между компонентами и средой. Это может происходить либо в течение довольно короткого периода времени, либо медленнее в течение более длительных периодов.

Конечный результат, если когнитивная деятельность организована таким образом, состоит в том, что подобное поведение на самом деле может быть результатом совершенно по-разному организованных психологических процессов. Нет «правильного» картирования психологической системы, нет сигнала о том, что когнитивная структура скрыта шумом индивидуальной изменчивости.Такая теоретическая точка зрения избегает допущений об единственных истинных значениях, которые следует искать в шуме индивидуальных вариаций и погрешности измерения. Что необходимо понять, так это динамику реакции на ситуации с течением времени, с учетом того, что разные индивидуальные истории часто приводят к совершенно по-разному организованным, но одинаково действующим психологическим системам. Более того, может случиться так, что даже в пределах одного человека в определенных временных масштабах (тех, которые связаны с обучением во многих его формах) мы можем увидеть, как структура и функционирование когнитивной системы резко меняются.

Понимание сходства и стабильности поведенческих характеристик

Идея о стабильном и общем наборе основных когнитивных процессов, лежащих в основе некоторых случаев использования нами среднего, не является полностью предположением. Он основан на успехе наших повседневных взаимодействий, легкости, с которой мы можем координировать свои действия друг с другом, делиться опытом и делами. Критический читатель, без сомнения, в этот момент будет утверждать, что статистические тесты, которые мы обычно используем при анализе данных, неизменно принимают во внимание дисперсию или отклонения в пределах выборки, одновременно подчеркивая тот простой факт, что, хотя это может быть правдой, что каждый уникален, Совершенно очевидно, что мы очень многое разделяем.Конечно, люди различаются, но, оглядываясь вокруг, они не различаются настолько сильно, насколько могли бы в большинстве случаев, и большая часть того, что действительно существует, кажутся довольно тонкими — конечно, ничего, что не требует какого-либо фундаментального переосмысления того, как мы используем статистику или теоретическая перспектива.

Среди этих новых подходов к психологическим исследованиям, как уловить и объяснить эту простую истину о сходстве людей?

Конечно, есть некоторые вещи, которые обычно разделяют люди (хотя очень немногие действительно универсальные).Наш основной план тела, наши потребности в питании, спектр физических раздражителей, к которым мы чувствительны и с которыми мы можем взаимодействовать, обычно варьируются в довольно узких пределах. Эти общие ограничения нашего поведения обеспечат определенные каналы для изменений в развитии, каналы, которые будут дополнительно структурированы в соответствии с культурным обеспечением конкретных задач и требований развития. Каждый человек следует уникальной траектории развития, но на этой траектории есть ограничения.Ключевое наблюдение здесь, однако, заключается в том, что этот более развивающий способ объяснения предполагает, что причина сходства людей заключается не в неумолимом развертывании заранее заданной и последовательно представляемой когнитивной системы, а в общих ограничениях развития, которые могут указывать на конечные цели. (последовательность в поведении), но обычно занижают средства.

Опыт развития Телен и Смит (1994) еще раз предлагает нам несколько примеров. В их часто цитируемой работе, исследующей развитие достижения и хватания у двух младенцев, Ханны и Габриэля, описывается, как особенности детских тел, их внутренняя динамика, особенности энергетики или даже просто массы означают, что у каждого ребенка есть разные задачи развития по порядку. чтобы добиться того же результата.В то время как возбудимый Габриэль должен научиться извлекать энергию из всей протягивающей системы и замедлять свои движения, если он хочет успешно дотянуться рукой до целевого объекта, более спокойная Ханна должна научиться вкладывать больше энергии и усилий для достижения цели. тот же результат. Кармилофф-Смит (2000) описывает аналогичные различия, на этот раз не для того, чтобы объяснить индивидуальные различия, а, скорее, для объяснения реакции на различные ограничения развития при выполнении «стандартной» функции распознавания лиц для людей с синдромом Вильямса или без него (WS. ).Она утверждает, что столь же умелое поведение людей с ВС или без него в общей задаче распознавания лиц подкрепляется весьма разнообразными наборами более базовых когнитивных навыков (например, распознавание личности, эмоции лица, направление взгляда или чтение по губам). . То есть один и тот же поведенческий результат может быть результатом совершенно разных форм лежащего в основе процесса. Это явный случай, когда шум одного исследователя является сигналом другого исследователя.

Как правило, исследователи считают, что именно те варианты и манипуляции с окружающей средой, которые обеспечивают наивысшую вероятность аналогичной производительности, наиболее высоко ценятся в экспериментальных условиях.В большинстве наших исследований мы прилагаем большие усилия, чтобы ограничить диапазон поведения участников, чтобы сделать согласованность и сходство наиболее вероятным результатом. Полная изменчивость или любая изменчивость, не связанная напрямую с выбранной независимой переменной, считается признаком плохо спланированного исследования — другие потенциальные источники изменений и различий подавляются. Конечно, бывают случаи, когда это желательно. Однако мы предполагаем, что такие методы были приняты в качестве стандарта и внедрены многими исследователями без должного учета их допустимого диапазона применения.Недавно развивающиеся теоретические перспективы в рамках динамического семейства точек зрения снова выдвигают на передний план явные размышления над этими вопросами. Мы считаем это очень позитивным достижением, которое не будет препятствовать использованию среднего в наших исследованиях, но, надеюсь, пресечет его некритическое или чрезмерно целенаправленное использование.

Заключение

Мы поднимаем эти вопросы не для того, чтобы предложить психологии отучить себя от использования средних значений или отказаться от средних значений.Такие глупые рекомендации заслуживают пренебрежения, с которым они неизбежно будут встречены. Тем не менее, мы выступаем за более осторожное, критическое и явное использование средних значений при обсуждении измерений и представлении результатов. В частности, мы утверждаем, что среднее значение не должно использоваться без размышлений о теоретических допущениях и рамках, лежащих в основе его использования, и мы предполагаем, что в типичном случае более подходящей будет теоретическая перспектива, близкая к точке зрения динамических систем, предоставляя больше контекста и более полную картину рассматриваемого поведения на основе наблюдаемых данных.

Среднее значение дает нам важную и полезную информацию, но мы видим его использование при подведении итогов и анализе групп для подавления важных индивидуальных различий в поведенческих и когнитивных характеристиках, которые стали неуравновешенными. Диапазон и дисперсия оценок в распределениях должны сообщаться так же часто и четко, как и средние значения, и должны сдерживать наше легкое принятие среднего значения как репрезентативного для множества отдельных людей, поведение или характеристики которых регистрируются.Тьюки (1977) впервые применил графические методы представления такой информации. Прекрасный недавний пример представлен Doherty et al. (2013), в котором представлены средние значения одностороннего дисперсионного анализа, а также все данные, использованные в анализе. Этот рисунок не только отображает взаимосвязь между независимой переменной и средними значениями зависимой переменной, но также показывает степень, в которой существует взаимосвязь между отдельными наблюдениями, и представляет перекрытие между условиями более полно, чем группа планок погрешностей или достоверности. интервалы.Другие уже упомянутые примеры — это работа Мармолехо-Рамоса и Мацунаги (2009) по графическим методам в исследовательском анализе данных и предложения Балоты и Япа (2011) о «выходе за рамки среднего» в анализе кривых времени реакции. Читателям также предлагается введение Ландау (2002) в кривые выживаемости, которые позволяют простым, но ясным способом отобразить взаимосвязи между переменными и результатами с течением времени.

Вместо того, чтобы сосредотачиваться исключительно на вопросе, существует ли разница, наша цель должна заключаться в использовании статистики для иллюстрации и характеристики диапазона регистрируемых измерений как можно более полно.Используя диапазон доступных количественных опций (диапазон, медиана, дисперсия и другие), мы можем дать более качественную оценку наблюдаемого поведения, более богатую и детальную картину явлений, которые мы заинтересованы в описании, объяснении. и прогнозирование. Это также позволит нашим прогнозам стать гораздо более интересными — не только то, будет ли одна группа больше или быстрее или больше, но и то, каким будет диапазон или распределение результатов в зависимости от размера выборки или ее состава.Кроме того, мы могли бы изучить, есть ли различия по ряду переменных (например, объем рабочей памяти, IQ, скорость чтения) между людьми, которые демонстрируют и не демонстрируют средний целевой эффект. Это предоставит нам более богатый источник данных, который может раскрыть больше о том, почему одни люди проявляют эффект, а другие нет, а также предоставит больше информации о исследуемом механизме.

Нам также стоит расширить набор доступных нам инструментов. История психологии богата альтернативными методами анализа поведения, которые не основываются на усреднении групповых данных.Исследования в области психофизики регулярно анализируют данные отдельных субъектов; нейропсихология имеет долгую историю единичных исследований; Теории Пиаже были разработаны на основе анализа поведения нескольких субъектов. Однако в когнитивной психологии, хотя есть много исследователей, которые подбирают математические модели к индивидуальным данным (Lewandowsky and Farrell, 2011), модальное поведение должно сосредоточиться на сгруппированных данных и средней производительности (см. Таблицу 2). Левандовски и Фаррелл, 2011 (стр. 106) предполагают

.

, что было бы целесообразно подогнать свои модели как к индивидуальным, так и к совокупным данным; если оба дают одинаковый результат, можно повысить уверенность в результате.Если они расходятся, следует полагаться на соответствие индивидуумам, а не на совокупности.

С такими данными динамическое и сложное системное мышление предлагает широкие возможности для альтернативных методов исследования, как и байесовский анализ. Конечно, эти новые инструменты не освободят нас от нашей роли чутких, рассудительных и критически настроенных пользователей инструментов, как и наши более широко применяемые и знакомые аналитические методы.

Многие роли среднего должны быть ясны в нашем сознании, когда мы планируем и проводим наши эксперименты, когда мы проводим измерения и проводим анализ.Соответственно, следует ограничить интерпретацию результатов. Такое критическое рассмотрение среднего может побудить нас расширить наши методологические горизонты, уравновешивая чувствительность к потенциально универсальному и широко разделяемому с уникальным, переменным и идиосинкразическим. В конечном счете, мы должны помнить о целях, для которых мы используем средние значения, и, что более важно, о вещах, которые мы пытаемся отразить, используя средние значения. Мы должны учитывать степень, в которой мы можем предположить, что все люди, у которых мы проводим измерения и вычисляем средние баллы, обладают схожим когнитивным механизмом, лежащим в основе измеренных нами результатов.Если мы думаем, что существует высокая степень сходства в механизмах, то отражение этой производительности с помощью среднего значения является оправданным. В противном случае среднее значение будет сильно скрывать различия в производительности и, следовательно, разнообразие когнитивных механизмов, которыми обладают люди. Наконец, как исследователи, мы должны обдумать, делаем ли мы предположения относительно среднего значения, которые здесь были выделены. Если эти предположения неявно присутствуют в нашей методологии, то мы должны рассмотреть, оправдано ли каждое из них в нашем конкретном исследовательском контексте.Если они не оправданы, могут потребоваться альтернативные инструменты.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

  1. Другие распределения также наблюдаются в отношении измерений человеческих характеристик, но они часто отражают что-то особенное для исследуемой характеристики.Например, логнормальное распределение преобладает в ситуациях, предполагающих некоторую степень конкуренции или взаимодействия между измеряемыми элементами (например, Halloy, 1998). Распределения времени реакции (рассматриваемые как экс-гауссовские распределения) неизменно имеют положительный перекос, и это послужило стимулом для разработки и тестирования многих моделей (например, Ratcliff and McKoon, 2008; Holden et al., 2009; Heathcote and Love, 2012)
  2. Это сильная версия предположения. Слабая версия состоит в том, что мы предполагаем, что у людей почти такой же когнитивный механизм .Однако эта версия не помогает. Если мы согласимся с тем, что у людей немного различаются когнитивные механизмы, используя это средство, чтобы сделать выводы об этих механизмах, то есть получить представление о каком-то среднем механизме, мы в конечном итоге получим механизм, который может не существовать ни у кого в голове. Подробнее об этом позже.
  3. Другие системы в организме также делают то же самое (например, сердечно-сосудистая система реагирует на регулярные упражнения, становясь более эффективными), но обычно это количественно, тогда как мозг изменяет свое функционирование не только в количественном, но и в количественном отношении. также качественным образом (Patel et al., 2013)
  4. См. Cohen (1977) для измерения (U3), которое оценивает такие групповые различия post hoc .
  5. Ранее предлагались другие решения. Один из них — сообщить о величине эффекта вместе с результатами проверки значимости (Cohen, 1994). Однако это не решает выявленные нами проблемы, поскольку величина эффекта в основном используется при сравнении средних значений. В этом контексте величина эффекта — это всего лишь способ охарактеризовать, насколько велика разница между средними по отношению к наблюдаемой дисперсии.Другое решение — сообщить доверительные интервалы с помощью средних значений (Cumming and Finch, 2005). Опять же, это не полностью решает проблему, потому что доверительный интервал — это всего лишь мера средней дисперсии, и поэтому детали распределения баллов замалчиваются. Балота и Яп (2011) демонстрируют, что некоторые параметры, описывающие распределения RT, могут иметь психологическое значение.
  6. В упомянутом здесь исследовании Молдена, Двека и других используются средние групповые различия именно так, как мы критикуем.Дело не в том, что такое исследование нельзя проводить или оно каким-то образом бесполезно (далеко не так), но его нужно интерпретировать и использовать разумно, и мы должны смотреть на то, что возможно с такими выводами, а не на то, что в какой-то мере важно. В данном случае мы должны быть консервативными в отношении использования определенных статистических инструментов именно потому, что вполне возможно , что это отрицательно повлияет на нашу науку, как обсуждается далее в тексте.

Список литературы

Андерсон, Дж.Р. (1982). Приобретение когнитивных навыков. Psychol. Rev. 89, 369–406. DOI: 10.1037 / 0033-295X.89.4.369

CrossRef Полный текст

Бакан Д. (1966). Тест значимости в психологическом исследовании. Psychol. Бык. 66, 1–29. DOI: 10,1037 / h0020412

CrossRef Полный текст

Балота, Д. А., Яп, М. Дж. (2011). Выходя за рамки среднего в исследованиях ментальной хронометрии, можно использовать анализ распределения времени отклика. Curr.Реж. Psychol. Sci. 20, 160–166. DOI: 10.1177 / 0963721411408885

CrossRef Полный текст

Барретт, Л. Ф., Мескита, Б., и Смит, Э. Р. (2010). «Принцип контекста», в Разум в контексте , 1-е изд., Ред. Б. Мескита, Л. Ф. Барретт и Э. Р. Смит (Лондон: Guilford Press).

Барсалу, Л., Уилсон, К. Д., и Хазенкамп, В. (2010). «О пороках номинализации и достоинствах контекстуализации», в The Mind in Context , 1st Edn, eds.Б. Мескита, Л. Ф. Барретт и Э. Р. Смит (Лондон: Guilford Press).

Скучно, Э. Г. (1920). Логика нормального закона ошибки в мысленном измерении. Am. J. Psychol. 31, 1–33. DOI: 10.2307 / 1413989

CrossRef Полный текст

Кларк, А. (1997). Быть там: воссоединение мозга, тела и мира . Бостон: MIT Press.

Коэн, Дж. (1977). Статистический анализ мощности для поведенческих наук. Нью-Йорк: Academic Press.

Коэн Дж. (1990). То, что я узнал до сих пор. Am. Psychol. 45, 1304–1312. DOI: 10.1037 / 0003-066X.45.12.1304

CrossRef Полный текст

Коэн, Дж. (1994). Земля круглая (p <0,05). Am. Psychol. 49, 997–1003. DOI: 10.1037 / 0003-066X.49.12.997

CrossRef Полный текст

Кроссман, Э. Р. (1959). Теория приобретения скоростного навыка. Эргономика 2, 153–166. DOI: 10.1080 / 00140135

0419

CrossRef Полный текст

Камминг, Г.(2012). Понимание новой статистики: размеры эффекта, доверительные интервалы и метаанализ. Нью-Йорк: Рутледж.

Дэнси, К. П., и Рейди, Дж. (2008). Статистика без математики для психологии: Использование Spss для Windows . Лондон: Pearson Education.

Динштейн, И., Хигер, Д. Дж., Лоренци, Л., Миншью, Н. Дж., Малах, Р., и Берманн, М. (2012). Ненадежные вызванные ответы при аутизме. Нейрон 75, 981–991. DOI: 10.1016 / j.neuron.2012.07.026

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Доэрти М. Э., Шемберг К. М., Андерсон Р. Б. и Твени Р. Д. (2013). Изучение необъяснимых вариаций. Theory Psychol. 23, 81. doi: 10.1177 / 0959354312445653

CrossRef Полный текст

Эббингаус, Х. (1885). Память . Нью-Йорк: Колумбийский университет / Дувр.

Gläscher, J., Adolphs, R., Damasio, H., Bechara, A., Rudrauf, D., Calamia, M., et al. (2012).Картирование поражения когнитивного контроля и принятия решений на основе ценностей в префронтальной коре. Proc. Natl. Акад. Sci. США 109, 14681–14686. DOI: 10.1073 / pnas.1206608109

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Холлой, С. Р. П. (1998). Теоретическая основа для распределения численности в сложных системах. Комплекс. Int. 6, 12.

Хаммонд, Г. (1996). Возражения против проверки нулевых гипотез как средства анализа психологических данных. Aus. J. Psychol. 48, 104–106. DOI: 10.1080 / 00049539608259513

CrossRef Полный текст

Хаслам, С. А., и МакГарти, К. (2003). Методы исследования и статистика в психологии. Sage Foundations of Psychology Series , 2nd Edn. Лондон: МУДРЕЦ.

Хокинс, С.А., и Хасти, Р. (1990). Взгляд в прошлое: предвзятые суждения о прошлых событиях после того, как известны результаты. Psychol. Бык. 107, 311–327. DOI: 10.1037 / 0033-2909.107.3.311

CrossRef Полный текст

Хауэлл, Д.С. (2002). Статистические методы психологии , 5-е изд. Пасифик Гроув, Калифорния: Даксбери.

Ховитт Д. и Крамер Д. (2011). Введение в статистику в психологии , 5-е изд. Харлоу: Прентис Холл.

Джонс, Э. Э., и Харрис, В. А. (1967). Атрибуция отношений. J. Exp. Soc. Psychol. 3, 1–24. DOI: 10.1016 / 022-1031 (67)

-0

CrossRef Полный текст

Кармилов-Смит, А. (2000). «Почему детские умы — не швейцарские армейские ножи», в Увы, Бедный Дарвин , ред.Роуз и С. Роуз (Лондон: Джонатан Кейп). 144–156.

Кирк Р. Э. (1996). Практическое значение: концепция, время которой пришло. Educ. Psychol. Измер. 56, 746–759. DOI: 10.1177 / 0013164496056005002

CrossRef Полный текст

Кирснер К. и Спилман К. (1996). Приобретение навыков и подготовка к повторению: один принцип, много процессов. J. Exp. Psychol. Учить. Mem. Cogn . 22, 563–575. DOI: 10.1037 / 0278-7393.22.3.563

CrossRef Полный текст

Колерс, П.А. (1976). Чтение годом позже . J. Exp. Psychol. Гм. Учить. Mem. 2, 554–565. DOI: 10.1037 / 0278-7393.2.5.554

CrossRef Полный текст

Ландау, С. (2002). Использование анализа выживания в психологии. Подставки. Стат. 1, 233–270. DOI: 10.1207 / S15328031US0104_03

CrossRef Полный текст

Левандовски, С., Фаррелл, С. (2011). Вычислительное моделирование в познании: принципы и практика. Thousand Oaks, CA: Sage Publications.

Логан Г. Д. (1988). К инстанционной теории автоматизации. Psychol. Ред. 95, 492–527. DOI: 10.1037 / 0033-295X.95.4.492

CrossRef Полный текст

Мармолехо-Рамос, Ф. и Мацунага, М. (2009). Получение максимальной отдачи от ваших кривых: изучение и представление данных с использованием информативных графических методов. Репетитор. Quant. Методы Психол. 5, 40–50.

Мил, П. Э. (1978). Теоретические риски и табличные звездочки: сэр Карл, сэр Рональд и медленный прогресс мягкой психологии .J. Консультации. Clin. Psychol. 46, 806. DOI: 10.1037 / 0022-006X.46.4.806

CrossRef Полный текст

Micceri, T. (1989). Единорог, нормальная кривая и другие невероятные существа. Psychol. Бык. 105, 156–166. DOI: 10.1037 / 0033-2909.105.1.156

CrossRef Полный текст

Mischel, W., and Shoda, Y. (1995). Когнитивно-аффективная системная теория личности: переосмысление ситуаций, диспозиций, динамики и инвариантности в структуре личности. Psychol. Rev. 102, 246–268. DOI: 10.1037 / 0033-295X.102.2.246

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Молден, Д. К., и Двек, К. С. (2006). Обретение «смысла» в психологии: теоретический подход к саморегулированию, социальному восприятию и социальному развитию. Am. Psychol. 61, 192–203. DOI: 10.1037 / 0003-066X.61.3.192

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Мюллер, С., Ван, Д., Фокс, М.Д., Йео, Б. Т. Т., Сепулькр, Дж., Сабунку, М. Р. и др. (2013). Индивидуальная изменчивость в архитектуре функциональной связности человеческого мозга. Нейрон 77, 586–595. DOI: 10.1016 / j.neuron.2012.12.028

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Ньюэлл А. и Розенблум П. С. (1981). «Механизмы приобретения навыков и практическое право», Cognitive Skills and their Acquisition , ed. Дж. Р. Андерсон (Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум).

Новик, М. Р. (1966). Аксиомы и основные результаты классической теории тестов. J. Math. Psychol. 3, 1–18. DOI: 10.1016 / 0022-2496 (66)

-2

CrossRef Полный текст

Патель Р., Спренг Р. Н. и Тернер Г. Р. (2013). Функциональные изменения мозга после тренировки когнитивных и моторных навыков: количественный метаанализ. Neurorehabil. Ремонт нейронов 27, 187–199. DOI: 10.1177 / 1545968312461718

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Ричи, С.Дж., Вайзман Р. и Френч К. С. (2012). Репликация, репликация, репликация. Психолог 25, 346–348.

Розенталь Р. (1966). Эффекты экспериментатора в поведенческих исследованиях . Восточный Норуолк, Коннектикут: Appleton Century Crofts.

Розенталь Р. (1979). Проблема с файловым ящиком и терпимость к нулевым результатам. Psychol. Бык. 86, 638. DOI: 10.1037 / 0033-2909.86.3.638

CrossRef Полный текст

Росс, Л. (1977). «Интуитивный психолог и его недостатки: искажения в процессе атрибуции», в Advances in Experimental Social Psychology , Vol.10, изд. Л. Берковиц (Нью-Йорк: Academic Press), 173–220.

Симонсон, У. (2012). Just Post It: Урок двух случаев сфабрикованных данных, обнаруженных одной статистикой . Доступно в ССРН: http://ssrn.com/abstract=2114571

CrossRef Полный текст

Спилман, К. П., и Кирснер, К. (2005) За пределами кривой обучения: построение разума. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

CrossRef Полный текст

Телен Э. и Смит Л.Б. (1994). Динамический системный подход к развитию познания и действия . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Тьюки, Дж. У. (1977). Исследовательский анализ данных. Рединг, Массачусетс: Аддисон-Уэсли.

Утталь, В. Р. (2001). Новая френология: пределы локализации когнитивных процессов в мозге. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Фогель, Г. (2011). Отчет : голландский «властелин данных» сфальсифицировал десятки исследований . Science Insider.

Вул, Э., Харрис, К., Винкельман, П., и Пашлер, Х. (2009). Поразительно высокая корреляция в исследованиях фМРТ эмоций, личности и социального познания. Перспектива. Psychol. Sci. 4, 274–290. DOI: 10.1111 / j.1745-6924.2009.01125.x

CrossRef Полный текст

Уиллер, Д. Д. (1970). Процессы распознавания слов. Cogn. Psychol. 1, 59–85. DOI: 10.1016 / 0010-0285 (70)

-8

CrossRef Полный текст

Психология: значение, определения и методы

Прочитав эту статью, вы узнаете: — 1. Значение психологии 2. Психология среди наук 3. Провинция 4. Определения 5. Методы.

Значение психологии:

Термин «психология» буквально означает наука о душе. (Психея — душа; логос = наука). Раньше психология была частью метафизики и занималась изучением природы, происхождения и судьбы души. Это называлось рациональной психологией. Но современная психология эмпирическа и не занимается проблемами души.

Он имеет дело с психическим процессом отдельно от души или ментальной субстанции. Это наука об опыте и поведении, которая рассказывает нам, как работает и ведет себя ум. Он может предсказывать поведение человека и в определенной степени контролировать его, помещая его в надлежащие условия. Он стремится открыть законы разума.

Психология занимается опытом и поведением человека. Поведение — это выражение опыта, принадлежащего субъекту и обусловленного взаимодействием субъекта и объекта.Это подразумевает двойственность субъекта и объекта. Если бы не было субъекта и объекта, не было бы опыта.

Опыт предполагает субъект, или разум, или я, которое испытывает объект, и включает в себя реальность субъекта и объекта. Итак, психология должна принять реальность субъекта или разума как эксперимент, но не исследует его природу. Современная психология пытается объяснить природу и развитие опыта и поведения.

Современные бихевиористы отвергают понятия разума и сознания и рассматривают психологию как науку о поведении или реакции организма на раздражитель.Они сводят психологию к биологической науке. Они рассматривают так называемые психические процессы как простые реакции организма на раздражители в окружающей среде и определяют психологию как науку о поведении. Мы не верим в доктрину бихевиоризма.

Мы верим в субъективный опыт и его внешнее выражение или поведение. Страх или гнев — это переживание. Дрожь или удары — это поведение. Эмпирическая психология изгнала душу из психологии, а бихевиоризм изгнал из нее разум и психические процессы.

Психология среди наук :

Существуют науки о материи, жизни и разуме. Физика, химия, астрономия и т. Д. Являются физическими науками, поскольку имеют дело с явлениями материи. Физика занимается теплом, светом, электричеством и другими физическими явлениями. Химия занимается химическими соединениями элементов. Астрономия занимается небесными телами. Это физические науки. Ботаника занимается явлениями растительной жизни.

Зоология изучает явления животной жизни.Физиология изучает функции тела животных и человека. Они имеют дело с явлениями жизни. Это биологические науки. Психология занимается психическими процессами и целенаправленным поведением. Он также имеет дело с сопровождающими их физиологическими процессами. Психология — это наука об опыте и телесном поведении.

(а) Природа науки :

Наука — это систематизированная совокупность знаний, относящихся к определенному предмету. Он имеет дело с определенной областью явлений.Физические науки изучают природу физических систем. Биологические науки изучают природу живых систем. Психологическая наука изучает природу психических процессов и телесного поведения.

Наука использует наблюдение, эксперимент, сравнение и классификацию как методы исследования своих данных. В описательных науках есть наблюдение с классификацией. В экспериментальных науках наблюдение дополняется экспериментом.

Психология наблюдает за психическими процессами, сравнивает их друг с другом и группирует их по разным классам.Он также использует эксперименты с помощью инструментов. Психология как наука использует научные методы.

Наука стремится объяснить явления в пределах своей области. Объяснение — это высшая цель науки. Явление объясняется законом природы; а закон объясняется высшим законом природы. Падение тел объясняется законом всемирного тяготения. Законы движения планет объясняются законом притяжения. Психология также пытается объяснить психические процессы законами разума.

Таким образом, объяснение обычно принимает форму обобщения. Но иногда это заключается в выдвижении гипотезы. Явления света объясняются потоком энергии или испусканием световых квантов. Квант света или фотон — это гипотетическая конструкция.

Ученые предполагают его существование. Точно так же психология предполагает существование подсознания или бессознательного для объяснения феноменов удержания, воспоминания, узнавания, сновидений и тому подобного.Таким образом, он объясняет психические процессы законами разума. Психологическое объяснение — это научное объяснение. Иногда психология объясняет психические процессы также физиологическими процессами.

Наука начинается с определенных предположений о ее предмете. Химия, физика и т. Д. Предполагают реальность материи и энергии. Точно так же психолог предполагает реальность разума, реальность окружающей среды и способность разума взаимодействовать с окружающей средой. Это фундаментальные предположения психологии.

Наука требует последовательности в своей сфере; его факты и законы должны согласовываться друг с другом. Если между ними есть явные противоречия, их необходимо устранить. Психология также стремится к самосогласованному массиву знаний, касающихся психических процессов. Таким образом, психология — это естественная наука о психических процессах и поведении.

(b) Психология является естественным от позитивной науки :

Психология — это естественная или позитивная наука. Он имеет дело с определенным предметом, а именно., мыслительный процесс. Он изучает психические процессы и их проявления в организме путем наблюдений и экспериментов и пытается объяснить психические процессы в контексте сопутствующих физиологических процессов и физических стимулов.

Он считает, что все психические процессы определяются их причинами, и пытается объяснить их законами разума и некоторыми гипотезами. Он нацелен на систематический и непротиворечивый комплекс знаний, касающихся психических процессов. Так что это естественная наука.

Психолог объясняет сложные психические процессы, анализируя их на более простые, отслеживает рост и развитие каждого психического процесса и показывает связь между психическими процессами и физиологическими процессами и физическими объектами и социальными событиями, составляющими окружающую среду.

Сложные умственные модусы объясняются путем анализа их на простые составляющие. Рост и развитие психических процессов прослеживаются на разных этапах до их возникновения. Психические процессы объясняются сопутствующими им нервными процессами.

Область психологии :

Психология — это наука о психических процессах и телическом поведении. Мои мыслительные процессы открыты для моего внутреннего восприятия или самоанализа. Я могу испытать свое удовольствие, боль, радость, печаль и т. Д., глядя внутрь. Самоанализ может раскрыть мой собственный опыт. Психология в первую очередь занимается изучением психических процессов.

Но я не могу напрямую наблюдать мыслительные процессы других людей. Я могу сделать вывод об их психических процессах по их телическому поведению. Психические процессы других выражаются в их поведении. Я могу непосредственно наблюдать за их поведением и делать выводы об их внутренних психических процессах.

Взгляд, жест, язык и т. Д. — это внешние выражения психических процессов.Это ключ к уму других. Следовательно, изучение целенаправленного поведения также входит в сферу психологии: поведение — это внешнее органическое выражение психических процессов.

Психические процессы сопровождаются физиологическими процессами, и без них невозможно адекватно объяснить. Мы наблюдаем свет. Световые волны попадают в наши глаза и воздействуют на сетчатку, вызывая там определенные реакции. Они проводятся по зрительным нервам в мозг. Только тогда мы воспринимаем свет.

Если мы не будем принимать во внимание физиологические процессы, мы не сможем объяснить ощущение света.Следовательно, физиологические процессы также входят в сферу психологии. Он должен изучать нервную систему, органы чувств и мышцы, которые тесно связаны с психическими процессами.

Психические процессы иногда вызываются внешними раздражителями. Воздушные волны производят звуковые ощущения. Световые волны создают ощущение цвета. Внешние раздражители вызывают ощущение цветов, звуков и т. Д. Эмоции возбуждаются определенными ситуациями. Радость возбуждает при виде друга.

Страх возбуждается при виде тигра на большом расстоянии.Эти психические процессы нельзя объяснить без ссылки на внешние объекты. Психология имеет дело с внешними стимулами, связанными с психическими процессами.

Психология занимается всеми типами поведения — человеческим поведением и поведением животных. В нем рассматриваются различные аспекты человеческого поведения — поведение ребенка, поведение подростков, поведение взрослых и старческое поведение. Он имеет дело с нормальным поведением и ненормальным поведением. Он имеет дело с индивидуальным поведением и коллективным поведением.

Психология изучает природу коллективного поведения. Он изучает обычаи и нравы, мифы и легенды, религию и фольклор, язык и литературу людей, чтобы сделать вывод об их умственном развитии. Это объективные продукты коллективного поведения. Психология изучает особенности поведения толпы. Социальная психология изучает особенности коллективного поведения.

Таким образом, психология имеет дело со следующими :

(1) Психические процессы;

(2) Их проявления в поведении,

(3) Их сопутствующие физиологические процессы;

(4) Их внешние раздражители;

(5) Поведение животных, человеческий разум, нормальное и ненормальное поведение; и

(6) Особые черты и объективные продукты коллективного поведения.

Это объекты психологического исследования.

Определения психологии :

Этимологически психология означает науку о душе, а именно, «психика» означает «душа», а «логос» означает «наука». природа, происхождение и судьба человеческой души. Однако современные психологи сомневаются в существовании души, поскольку нет никаких эмпирических доказательств ее существования.

Однако многие из ранних психологов верили в существование разума. Некоторые современные психологи также верят в существование разума.

Различные определения психологии кратко обсуждаются ниже: —

(i) Психология — это наука разума:

В 1892 году Уильям Джеймс определил психологию как «науку о психических процессах». По его мнению, психологию можно определить в терминах сознательных состояний.

Это определение вызывает две критики.Первые науки бывают двух видов: естествознание и наука о ценностях. Психология — это естественная наука, поскольку она имеет дело с психическими процессами в том виде, в каком они на самом деле происходят в сознании. Это можно назвать наукой о поведении. Логика, этика и эстетика — науки о ценностях. Итак, слово «наука» неоднозначно. Его следует определить как науку о поведении.

Во-вторых, слово «ум» неоднозначно. Это может означать ментальную субстанцию ​​или ментальные процессы, или ментальную субстанцию ​​и ментальные процессы и то и другое.Современная психология занимается психическими процессами и их выражениями в телическом поведении.

Это не имеет отношения к психической субстанции. В-третьих, слово «ум» подразумевает определенное единство и непрерывность, которые характерны для нормального человека. Он полностью отсутствует в состояниях сновидений, психических расстройствах или животных.

Но психология занимается психическими процессами всех умов, людей и животных, нормальными и ненормальными. В-четвертых, психология занимается также поведением, физиологическими процессами, внешними стимулами и социальными событиями, связанными с психическими процессами.Это второстепенные объекты психологического исследования. Следовательно, психологию лучше определять как науку о психических процессах.

(ii) Психология — это наука о сознании:

В 1884 году Джеймс Салли определил психологию как науку о «внутреннем мире» в отличие от физической науки, изучающей физические явления. В 1892 году Вильгельм Вундт определил психологию как науку, изучающую «внутренние переживания».

Эти психологи отказались от метафизической концепции разума как духовной субстанции.Некоторые психологи, особенно структуралисты, определяли человеческий разум как «совокупность сознательных переживаний».

Это определение неверно по следующим причинам. Во-первых, слово «наука» следует определить как «естественный» или «позитивный». Психология — это наука о поведении, которая занимается опытом и поведением людей. Это не наука о ценностях.

Во-вторых, психология занимается различными формами психических процессов и поведения. Следовательно, термин «сознание» неоднозначен.

В-третьих, психология занимается также поведением, физиологическими процессами и внешними стимулами, которые связаны с сознанием.

(iii) Психология — это наука о поведении:

В 1905 году Уильям Макдугалл определил психологию как «науку о поведении». В 1911 году У. Б. Пиллсбери также определил психологию как «науку о поведении». Тем не менее, в этот период большинство психологов не полностью игнорировали важность сознания, которое сопровождает поведение.

Дж. Б. Уотсон, однако, отказался от понятий «разум», «сознание», «цель» и т.п. из психологического использования и определил психологию как «науку о поведении». По его мнению, психология как наука изучает характер реакции человека в ответ на стимулы, исходящие из окружающей среды.

Это определение неверно по следующим причинам. Во-первых, психология — наука позитивная, и ее следует упомянуть определенно. Психология говорит нам, как мы на самом деле ведем себя, и не говорит нам, как этика, как мы должны себя вести.Он рассказывает нам, как живые организмы, люди и животные, ведут себя в ответ на определенные раздражители.

Психология — наука позитивная. Во-вторых, психология в первую очередь занимается изучением опыта или сознания. Он касается поведения как его целевого выражения. Поведение непонятно без опыта. Психология — это наука об опыте и целенаправленном поведении.

Бихевиористы определяют психологию как науку о поведении, которая представляет собой механическую реакцию организма на раздражитель. Психология, по их мнению, не занимается разумом, сознанием и психическими процессами.Он полностью избавляет от самоанализа.

Использует методы наблюдения и эксперимента для психологического исследования. Он изучает поведение живых организмов. Бихевиористы сводят психологию к разделу биологической науки.

Но это кажется абсурдом. Поведение необъяснимо без опыта. Поведение — это не просто физическое явление, и его нельзя объяснить без опыта. Таким образом, бихевиористская психология, не учитывающая психических процессов, кажется абсурдной.Психология — это не физическая наука, а наука о разуме, которая имеет дело с переживанием и целенаправленным поведением, являющимся психическим процессом.

(iv) Психология — это наука об опыте и поведении индивида по отношению к его окружающей среде:

К. Коффка считает, что, хотя понятие «сознание» нельзя полностью исключить из психологического словаря, главная цель психологии — это изучение поведения.

Р. С. Вудворт определяет психологию как «науку о деятельности индивида. По его мнению, термин «деятельность» следует понимать в очень широком смысле, чтобы включать как органическую, так и умственную деятельность. Это определение можно считать частично удовлетворительным, если мы правильно понимаем его значение. Однако это определение может подвергнуться определенной критике.

Во-первых, психология — наука позитивная. Во-вторых, он имеет дело с таким опытом, как восприятие, запоминание, воображение, мышление, чувство, эмоция, воля и т. Д., А также с таким поведением, как рефлекторное действие, инстинктивное действие, произвольное действие и привычное действие.

В-третьих, индивид — это психофизический организм. Психология имеет дело с переживанием и целенаправленным поведением психических процессов и их выражением посредством телесных действий.

В-четвертых, окружающая среда действует на человека через органы чувств или рецепторы, а человек реагирует на окружающую среду через мышцы или эффекторы. Окружающая среда включает как физическую, так и социальную среду. Личность человека растет через социальное взаимодействие.

(v) Психология — это наука об опыте и поведении:

Психологию можно определить как науку об опыте и целенаправленном поведении людей, которые обрабатывают соответствующую информацию из окружающей среды для удовлетворительной адаптации. Поведение человека не похоже на поведение машины, которая заранее настроена на реакцию на поступающие стимулы.

Поведение индивида предполагает выбор альтернативы из множества альтернатив после того, как он обработает информацию, исходящую из окружающей среды.

Он включает в себя принятие решения о выборе альтернативы на основе предыдущего опыта, который хранится в памяти, и на основе ожидаемого будущего через понимание логической структуры возникновения событий в природе.

«Человек обладает генетическим потенциалом для логического мышления, который он может в дальнейшем культивировать и развивать посредством обучения, и он имеет способность применять свои формализованные концептуальные рамки для понимания окружающей среды.

Его поведение — это не просто выражение накопленного прошлого опыта, но оно также является предвосхищающим по своей природе, особенно потому, что он способен к абстрактному мышлению и применять свои логические и математические стратегии для решения сложных проблем.

Короче говоря, поведение индивида предполагает целенаправленность, осмысленное принятие решений, свободный выбор альтернативы из множества и творческую спонтанность. Короче говоря, психология — это наука об опыте и телесном поведении людей.Эта точка зрения высказана в этой книге.

Методы психологии :

Психология исследует свою дату путем самоанализа, проверки или наблюдения и эксперимента.

I. Самоанализ:

Психология — это наука о психических процессах. Я могу наблюдать собственные мыслительные процессы с помощью интроспекции или внутреннего восприятия. Самоанализ — значит сосредоточиться на собственном опыте. Это субъективный метод. Это не случайное внутреннее восприятие, а регулируемое наблюдение за собственными психическими процессами.

Это характерный метод психологии, недоступный другим естественным наукам. Это основной метод психологии. Наблюдение и эксперимент основаны на самоанализе.

Самоанализ имеет уникальное преимущество. Наши мыслительные процессы всегда доступны для внутреннего наблюдения или самоанализа. Самоанализ дает нам прямое, непосредственное, определенное и точное знание наших собственных психических процессов.

Но он может дать нам знание только о наших собственных умственных процессах.Следовательно, он не может дать нам общего знания законов разума. Поэтому интроспекцию следует дополнить наблюдением и экспериментом. Однако, как ошибочно считают бихевиористы, нельзя обойтись без интроспекции, потому что это основа наблюдения и эксперимента.

Согласно Дж. Б. Уотсону, интроспекция не имеет ценности как метод психологического исследования. Некоторые психологи, которые были современниками Уотсона, заметили это чрезмерное энтузиазм в отказе от интроспекции как психологического метода.

К. Коффка обнаружил, что не только люди, но и животные используют сознание и мысль для понимания и изучения новых проблем. Уильям Макдугалл также сохранил «менталистские» концепции, хотя он определил психологию как науку о поведении.

Вудворт и Маркиз утверждают, что самоанализ — это «форма наблюдения. Ожидается, что субъект сообщит о своем психическом состоянии после проведения над ним определенных типов экспериментов ».

Критика интроспекции :

Интроспективный метод сопряжен с некоторыми трудностями.Во-первых, мыслительные процессы расплывчаты и неясны по сравнению с материальными объектами. Наблюдать за материальными объектами несложно. Но трудно наблюдать расплывчатые мыслительные процессы. Материальные объекты ясны и отчетливы. Но мыслительные процессы неясны. Следовательно, трудно анализировать психические процессы.

Эту трудность можно преодолеть на практике. Самоанализ требует силы абстракции, которую можно приобрести по привычке. Абстракция — это уход ума от внешних объектов и фиксация его на ментальных процессах.Самоанализ требует концентрации ума на умственных процессах, что зависит от практики.

Во-вторых, поскольку ментальные процессы быстротечны и недолговечны по своей природе, они ускользают от внутреннего восприятия. Мягкие эмоции мимолетны и имеют тенденцию исчезать, когда мы обращаем на них внимание. Легкий гнев, страх и другие эмоции, как правило, исчезают, когда им уделяют внимание.

Мысли, чувства, эмоции или желания меняются от момента к моменту. Психические процессы не могут быть задержаны для самоанализа, как дома, деревья, ручки или карандаши.Они могут полностью исчезнуть, когда мы попытаемся их проанализировать.

Эту трудность можно преодолеть с помощью памяти. Если какие-то умственные процессы исчезают, когда мы обращаем на них внимание, мы можем призвать на помощь память. Мы легко можем вспомнить то, что нам не удалось проанализировать. Кроме того, если мы развиваем привычку внимательности ума, мы можем анализировать даже мимолетные умственные процессы. Если мы всегда начеку, мы можем обращать внимание даже на мимолетные умственные процессы, когда они происходят.

Это требует определенной бдительности.Кроме того, эту трудность можно преодолеть при сотрудничестве экспертов. Если многие опытные психологи исследуют свои собственные подобные мимолетные психические процессы, они могут записывать свои переживания и сравнивать записи друг с другом.

В-третьих, хотя два ученых могут наблюдать один и тот же объект в других естественных науках, два психолога не могут наблюдать одни и те же психические процессы (например, страх). Но они могут наблюдать похожие эмоции страха в собственном сознании и сравнивать свои переживания друг с другом.

Один и тот же умственный процесс (например, страх) не может быть испытан многими умами. Но они могут испытывать похожие психические процессы. Один и тот же идентичный психический процесс не может наблюдаться многими умами.

Два психолога никогда не могут наблюдать один и тот же умственный процесс. Это невозможно по характеру дела. Но все же эту трудность можно свести к минимуму при сотрудничестве экспертов. Самоанализ определенного типа умственного процесса должен проводиться рядом экспертов в сотрудничестве; и им следует сравнивать друг с другом результаты своего самоанализа.

В-четвертых, интроспекция подразумевает раскол в наблюдающем уме, поскольку один и тот же ум является наблюдателем и наблюдаемым. Самоанализ требует, чтобы наблюдателем и наблюдаемым был один и тот же ум.

Но как тот же ум может повернуться к самому себе и сделать себя объектом наблюдения? Один и тот же ум не может разделиться на две части — познающего и познаваемого, субъекта и объекта. Поэтому Конт считает самоанализ невозможным.

Это теоретическое возражение противоречит прямым свидетельствам опыта.Мы действительно исследуем наши умственные процессы, например, радость, печаль и т. Д. Самоанализ — это факт опыта. Я чувствую радость, и я знаю, что чувствую радость. Я в сознании; и иногда я знаю, что я в сознании. Таким образом, я застенчив. Самосознание — особая привилегия человеческого разума. Это факт прямого опыта, и его нельзя отрицать как существование.

В интроспекции ум — это знающий, а его умственный процесс — это известный объект. Итак, в этом есть некоторая разница между знающим и известным, так же как ум может наблюдать внешний объект, так он может наблюдать ментальный процесс.Первое — это внешнее восприятие, второе — внутреннее восприятие.

Мы можем выработать привычку мимолетно бросать взгляд на свои умственные процессы, когда они действительно происходят. Мы можем легко проанализировать спокойный умственный процесс, не разрушая его, если он не подавляет ум. Акт самоанализа и умственная деятельность могут выполняться одновременно.

Наконец, интроспекция иногда включает внимание к умственному процессу (например, восприятию), который производится внешним объектом.Когда мы уделяем внимание умственному процессу, мы отвлекаем внимание от объекта, и как только мы отвлекаем внимание от объекта, умственный процесс исчезает. Таким образом, самоанализ невозможен.

Таким образом можно преодолеть эту трудность. Мы можем заниматься сразу несколькими делами. Мы можем одновременно заниматься умственным процессом и объектом. Здесь внимание делится на две вещи. Или мы можем быстро последовательно сосредоточить внимание на объекте и умственном процессе.

Здесь наблюдается колебание внимания между мыслительным процессом и объектом.Или мы можем сделать временные побочные взгляды на психический процесс, собрать их воедино и составить удовлетворительный отчет о нем. Мы также можем быть памятью, которая свободна от этой трудности. Все трудности самоанализа можно преодолеть с помощью привычки и дисциплины ума. Это требует силы абстракции и умственной активности.

Самоанализ дает нам знание о наших умственных процессах. Это дает нам знание индивидуального ума. Но психология — это наука о разуме, а не о разуме отдельного человека.Он стремится прийти к общим законам разума, которые справедливы для всех умов. Итак, самоанализ собственного ума должен дополняться наблюдением за умом других.

У каждого человека есть определенные особенности, которых нет у других. Итак, если мы не наблюдаем за умами других, мы не сможем установить общие истины о разуме. Психология не может быть наукой, если она не дополняет самоанализ наблюдением.

II. Наблюдение:

Наблюдение — объективный метод изучения поведения индивидов.Дата, которая изучается путем наблюдения, может быть тщательно проанализирована, измерена, классифицирована и интерпретирована. Мы можем делать выводы о психических процессах других людей, наблюдая за их поведением. Мой друг на кого-то сердится. Я наблюдаю за его поведением.

Он хмурится, воет, скрипит зубами, закрывает первый и принимает угрожающую позу. Я наблюдаю эти органические выражения и делаю вывод, что в его уме присутствует гнев, потому что это выражения гнева. Процесс вывода может быть подсознательным.Я интерпретирую его поведение в свете собственного опыта.

Когда я разозлился, я обнаружил, что мой гнев выражается в таком поведении. Следовательно, по поведению моего друга я делаю вывод, что он зол. Никто не может напрямую наблюдать за тем, что происходит в головах других. Он может интерпретировать их внешние признаки только по аналогии с собственным опытом. Эти внешние признаки составляют их поведение.

Таким образом, наблюдение за другими умами включает следующие факторы:

(i) восприятие поведения;

(ii) Сознательный или подсознательный вывод о психическом процессе из поведения;

(iii) Интерпретация поведения других людей с точки зрения нашего собственного опыта.

Чтобы мы могли делать выводы об опыте других, необходимо, чтобы у нас был аналогичный опыт. Наблюдение основано на вводном разделе. Не может быть интерпретации поведения других без предварительного самоанализа сходных с нами психических процессов. Но наблюдение не может заменить самоанализ.

Критика метода наблюдения :

Наблюдению мешают некоторые дефекты. Во-первых, человеческий разум склонен читать свои собственные мысли, чувства и склонности в умах других людей.Благочестивый человек склонен считать благочестивым любого другого человека. Мошенник имеет тенденцию думать, что любой другой человек — мошенник. Интерпретация поведения других основана на аналогии с собственным опытом.

Чем больше разница между умом наблюдателя и наблюдаемым умом, тем труднее изучать ум последнего. Очень трудно познать детский ум, ум дикаря, животный ум и ненормальный ум, потому что они далеки от нашего ума.Мы должны очень осторожно интерпретировать их поведение.

Трудность может быть преодолена с помощью конструктивного воображения и технического умения. Психолог на собственном опыте располагает всеми составляющими элементами, с помощью которых он может интерпретировать поведение других. Только ему придется проанализировать свой сложный опыт на составляющие его аспекты и заново составить их таким образом, чтобы правильно объяснить поведение других.

Он должен принять принцип осторожности. Чтобы объяснить поведение низшего, более простого ума, он должен обратиться к элементарной форме сознания.

Во-вторых, предубеждения и предубеждения искажают наше наблюдение за сознанием других и влияют на нашу интерпретацию поведения других. Обычно мы не придираемся к своим друзьям, но мы всегда придираемся к нашим врагам. Мать обычно не замечает недостатков в поведении сына.

Эту трудность можно преодолеть, взрастив беспристрастный настрой. В уме психолога не должно быть предубеждений и предубеждений. Он должен развивать беспристрастное отношение и ставить себя на место наблюдаемого им человека.

В-третьих, лицемерие человека, чьи мысли наблюдаются, мешает правильной интерпретации его поведения. Человек всегда может улыбаться, но оставаться злодеем. Его поведение может не дать истинного представления о его умственных процессах.

Эту трудность можно решить, внимательно наблюдая за различными аспектами его поведения. Психолог может эффективно преодолеть все трудности наблюдения с помощью конструктивного воображения и осторожного и осмотрительного наблюдения.

III.Эксперимент:

Экспериментальный метод используется в психологической науке для проверки поведения. При разработке теста психолог работает с одной переменной за раз, в то время как другие переменные остаются постоянными. Это позволяет психологу иметь объективные знания о различных факторах, влияющих на поведение человека.

Наблюдение при заранее оговоренных условиях. В ходе эксперимента мы исключаем не относящиеся к делу обстоятельства и выделяем соответствующие. Эксперимент — это наблюдение за психическими процессами других умов в условиях тестирования.

Экспериментатор контролирует условия, при которых он наблюдает за мыслительным процессом. Он меняет только одно условие, сохраняя другие условия постоянными, и отмечает разницу в результате. Единственное условие, которое меняют, — это независимая переменная.

Результатом являются изменения в зависимой переменной, которые производятся изменениями в независимой переменной. Например, память зависит от количества полученных впечатлений, внимания и интереса.

Чтобы определить характер зависимости от количества впечатлений, мы должны сохранять постоянное внимание и интерес и варьировать только количество полученных впечатлений.Память — это зависимая переменная. Количество показов — независимая переменная.

Обычно раздражитель или условия организма, которые варьируются в независимой переменной эксперимента, и ответы являются его зависимыми переменными.

Ответы включают (1) внешнее поведение, например, движения крысы по пути лабиринта, (2) физиологические процессы, например, учащенное сердцебиение и т. Д., И (3) речь, например, «словесные выражения опыт субъекта, e.ж., описания ощущений, мыслей, чувств и т. д.

Типичный психологический эксперимент включает сотрудничество двух наблюдателей, собственно экспериментатора и его «испытуемого». Экспериментатор устанавливает физические условия, в которых испытывается опыт испытуемого. Он дает стимул, который вызывает переживание «предмета». «Субъект» самоанализирует свой опыт и выражает его в своем поведении.

«Субъект» анализирует свой собственный опыт, а экспериментатор наблюдает за его поведением.«Субъект» наблюдает свои внутренние психические процессы изнутри; их внешние проявления экспериментатор наблюдает в своем поведении. Таким образом, эксперимент включает самоанализ и наблюдение — самоанализ со стороны «субъекта» и наблюдение со стороны экспериментатора.

Развитие экспериментального метода переходит от стадии простого описания поведения к стадии систематического исследования. Систематическое наблюдение, экспериментальный план и интерпретация результатов тесно связаны друг с другом.Психологические данные, полученные экспериментальным методом, приобретают значение, когда все они систематически интерпретируются.

Критика эксперимента :

Экспериментальный метод имеет свои ограничения. Мы не можем адекватно контролировать все условия. В частности, мы не можем изменять независимую переменную так широко, как нам хочется. Например, трудно вызвать у «субъекта» все степени эмоции (например, страх) от нуля до максимума в одних и тех же условиях.Некоторые психические процессы происходят только в нормальных условиях психической жизни.

В опытах по объединению идей человеку последовательно предъявляются отдельные слова, и ему предлагается назвать первую идею, которую каждая из них предлагает ему. Таким образом, исключается непрерывность интереса, определяющая ассоциацию идей в нормальной психической жизни. Следовательно, эксперименты мешают нормальному потоку идей в уме.

Иногда они изменяют мыслительный процесс «испытуемого» в искусственных условиях наблюдения.Таким образом, экспериментатор должен быть очень осторожным и осмотрительным при наблюдении за поведением «испытуемого», а «испытуемый» должен иметь большую умственную активность при самоанализе своих ментальных процессов, которые обычно происходят в его сознании.

Эксперимент имеет много преимуществ перед наблюдением. Он может размножать экземпляры сколько угодно раз. Он может изучать мыслительный процесс в самых разных условиях. Он может устранить не относящиеся к делу обстоятельства и выделить относящиеся к делу. Он может хладнокровно и внимательно изучать мыслительный процесс или поведение.

Экспериментатор определил физические условия, в которых он исследует опыт испытуемого. Он точно знает, где и когда искать. Он хорошо «настроен» или подготовлен к точному наблюдению. Он немедленно записывает свое наблюдение и избегает ошибки памяти. Эксперимент может измерить количественное отношение психических процессов к психологическим процессам и физическим раздражителям.

Он пытается сделать психологию точной наукой с помощью количественных измерений. Экспериментальная психология называется «Новая психология. Таким образом, самоанализ, наблюдение и эксперимент являются методами психологического исследования. Самоанализ — это субъективный метод. Наблюдение и эксперимент — объективные методы.

Есть и другие второстепенные методы психологического исследования. Это следующие:

IV. Статистический метод:

Статистический метод играет очень важную роль в психологической науке. На основе анализа и интерпретации статистических данных можно сделать верные выводы и сделать прогнозы будущих моделей поведения людей.

Статистика предоставляет числовую информацию о событиях, которые происходят в определенный период времени и в заданной области. Он дает нам информацию о логической структуре прошлых событий, но не дает нам никакой информации о возникновении событий в будущем. Он может оказать некоторую ценную услугу для предсказания будущих событий на основе наших знаний логической структуры возникновения событий в прошлом.

Однако нельзя исключать элемент случайности в предсказании будущего события на основе статистической информации.Поэтому Людвиг фон Мизес сомневается в существовании так называемой «статистической любви». Современная психология применила статистический метод, чтобы обнаружить взаимосвязь между двумя важными факторами.

Он состоит в применении математики к экспериментальному исследованию в психологии. Чтобы выяснить взаимосвязь между питанием и интеллектом, психолог должен применить статистический метод к группам людей с разными диетическими привычками и разной степенью интеллекта, полученным ими, и выяснить среднее.

Статистический метод незаменим при стандартизации тестов интеллекта, способностей, личности и других психологических тестов. Это необходимо в экспериментальных исследованиях, когда необходимо иметь дело более чем с одной переменной одновременно. Это необходимо при интерпретации экспериментальных данных, касающихся сложных факторов. «Необработанные» данные должны быть упорядочены и систематизированы в соответствии с определенными статистическими методами для получения надежных результатов.

V. Сравнительный метод:

В сравнительном методе мы сравниваем нервную систему и разную степень интеллекта у разных видов животных и обнаруживаем, что размер и вес мозга по отношению к телу тесно связаны с интеллектом.Чем тяжелее мозг, тем выше интеллект. У людей чем выше сложность мозга, тем выше интеллект.

Мозг собаки весит около 120 граммов. Мозг гориллы весит около 400 граммов. Человеческий мозг весит около 1500 граммов. Итак, горилла умнее собаки, а человек умнее гориллы.

Но интеллект не зависит от простого размера или веса мозга. Мозги слона и кита намного больше, чем мозг человека.Но человек умнее этих животных, потому что интеллект зависит от веса мозга по отношению к весу тела.

Вес мозга человека составляет 1/50 веса его тела. Вес слона составляет 1/500 веса тела. Вес мозга кита составляет 1/1000 веса его тела.

VI. Генетический метод или метод развития:

В генетическом методе мы отслеживаем генезис или рост и развитие разума у ​​человека или расы.Мы можем проследить умственное развитие человека от ребенка до взрослого по мере его продвижения; и мы можем аналогичным образом проследить умственное развитие в животном мире.

Мы можем проследить развитие психики в целом или какого-то конкретного психического процесса. Например, мы можем проследить рост человеческой личности в раннем детстве, в более позднем детстве, подростковом и взрослом возрасте.

Мы также можем проследить рост и развитие идеи внешнего мира, или времени, или пространства, или причинности, или «я», или Бога в поведении детей, подростков и взрослых.Точно так же мы можем проследить развитие чувства или эмоции, воли, воображения или мысли на разных этапах. Мы применяем здесь генетический метод или метод развития.

Концептуальное развитие носит характер органического роста или раскрытия изнутри. Концептуальный рост означает раскрытие врожденных способностей через взаимодействие с окружающей средой. Окружающая среда действует на личность, а личность реагирует на нее. Ум — это не tabula rasa или пустая таблетка.

Он обладает природными способностями или врожденными способностями, которые обогащаются благодаря взаимодействию с окружающей средой. Врожденные возможности особенно обогащаются через взаимодействие с социальной средой. И наследственность, и окружающая среда определяют концептуальное развитие человека.

VII. Клинический метод:

Клинические методы были разработаны психиатрами для диагностики различных типов расстройств поведения и расстройств личности.Эти методы были разработаны на основе клинической практики. А. Х. Маслоу и Б. Миттлмах утверждают, что ненормальное поведение людей можно определить с помощью симптомов.

Они определяют «симптомы» как нарушение в некотором аспекте функционирования человека, которое часто объективно наблюдается и обычно связано с субъективными страданиями.

Причины расстройства личности человека можно диагностировать с помощью определенных клинических методов. Клинические методы помогают нам понять ненормальные формы психической жизни с целью их предотвращения или лечения.Он исследует психические расстройства, вызванные заболеванием мозга, потерю умственных способностей в пожилом возрасте и нарушениями психики.

Это касается временных и постоянных психических расстройств. Он имеет дело с навязчивой идеей, заблуждением, гипнозом, двойной личностью, множественной личностью и тому подобным.

Клинические методы можно разделить на два типа: психоаналитические методы и современные методы диагностики. Психоаналитические методы включают свободные ассоциации, анализ сновидений и всемирную ассоциацию или контролируемую ассоциацию.Современные методы диагностики включают медицинское обследование. Психологическая оценка и социологическая оценка.

VIII. Метод истории болезни:

Метод истории болезни используется для диагностики нарушений поведения у людей. Психологи должны подготовить истории болезни людей, страдающих расстройствами личности. Необходимо выяснить причины проблемы — физические, психологические и социальные.

Очень часто расстройство поведения зависит от социальной среды и ограничений человека.Это не просто из-за моральной порочности. Например, этим методом расследуется правонарушение проблемного ребенка. Воровать может ребенок из хорошей семьи.

Психолог должен составить историю болезни на сегодняшний день. Он должен раскрыть личные проблемы человека, завоевав его доверие и вовлекая его в бесплатные беседы с помощью родителей, учителей, друзей и т. Д. Он должен проследить поведенческое расстройство проблемного ребенка до его источников. прошлой жизни, а затем направить их в социально приемлемые каналы.

Его поведенческое расстройство или правонарушение может быть вызвано отсутствием привязанности дома, жестоким обращением с мачехой или отчимом, чрезмерной привязанностью матери или отца или обоих, плохой компанией, аморальными соседями, или неспособность справляться со школьной работой, или его обладание большим интеллектом, чем то, что требуется для его классной работы.

Необходимо выяснить такие причины и принять соответствующие меры для устранения причины поведенческих расстройств. Метод истории болезни во многом зависит от воспоминаний об инцидентах, которые наблюдались неточно или которые были истолкованы чрезмерно.Это может быть нарушено из-за игнорирования отрицательных случаев. В детских консультационных клиниках используется метод истории болезни.

Психология смысла

Кейт Д. Маркман, доктор философии, — адъюнкт-профессор психологии в Университете Огайо, где он участвует в программе социального суждения и принятия поведенческих решений.

Доктор Маркман получил докторскую степень в 1994 году в Университете Индианы и закончил трехлетнюю стажировку в Университете штата Огайо.Он проводит исследования в области контрфактического мышления, творчества и психологического импульса и опубликовал более 40 статей и глав книг в этих областях.

Д-р Маркман в настоящее время является заместителем редактора журнала Социальная и личностная психология Компас , был номинирован на премию 2003 года за теоретические инновации в социальной и личностной психологии и получил в 2004 году награду за выдающиеся способности младшего преподавателя Университета Огайо. Его отредактированный том, Справочник по воображению и ментальному моделированию был опубликован в 2009 году.

Трэвис Пру, доктор философии, — доцент кафедры социальной психологии Школы социальных и поведенческих наук Тилбургского университета в Тилбурге, Нидерланды.

Доктор Пру получил степень магистра междисциплинарных исследований в Университете Британской Колумбии, а затем получил степень доктора психологии развития. Впоследствии он получил докторскую степень по социальной психологии в Калифорнийском университете в Санта-Барбаре.

Опираясь на эти разные точки зрения, д-р Пру работал в сотрудничестве над моделью поддержания смысла — дисциплинарной структурой, которая предлагает интегрированный учет феномена компенсации несогласованности. Его исследования сосредоточены на распространенных способах, которыми люди реагируют на широкий спектр нарушений смысла, начиная от абсурдистского юмора и заканчивая абсурдностью человеческой смертности.

Мэтью Дж. Линдберг, доктор философии, — приглашенный исследователь на факультете психологических наук Университета Кейс Вестерн Резерв в Кливленде, штат Огайо.

Доктор Линдберг получил докторскую степень в 2010 году в Университете Огайо, а затем поступил на факультет психологии Государственного университета Фейетвилля в качестве доцента. Его исследования посвящены тому, как люди думают о мире и окружающих их людях, и как такие мысли влияют на их эмоции, мотивацию и поведение.

Доктор Линдберг провел исследование контрфактического мышления, творчества, смысла, сознательного и бессознательного мышления и принятия решений жюри.

В чем смысл жизни согласно позитивной психологии [2019]

«В конце концов, человек не должен спрашивать, в чем смысл его жизни, но должен признать, что спрашивают именно его. Одним словом, каждого человека ставит под вопрос жизнь; и он может ответить жизни, только отвечая за свою собственную жизнь; на жизнь он может ответить, только будучи ответственным ».

Виктор Франкл

На протяжении всей современной истории люди чаще всего задают один из вопросов: «В чем смысл жизни?»

Мы все жаждем смысла, цели, ощущения, что наша жизнь стоит больше, чем сумма ее частей.

К счастью, люди находчивы — у нас есть бесконечные способы поиска смысла и бесконечные потенциальные источники смысла. Мы можем найти смысл в каждом сценарии, каждом событии, каждом происшествии, каждом контексте. Мы можем найти смысл в возвышенном, в абсурдном, в унылом и мрачном и в совершенно несчастном в жизни.

Мы интуитивно знаем, что хотим смысла в нашей жизни, и этот смысл помогает нам процветать, но мы редко останавливаемся, чтобы спросить:
«Зачем нам нужен смысл? Как значение влияет на нас? Что вообще ЕСТЬ значение? »

Если вы когда-либо задавали эти вопросы сами, вы попали в нужное место! В этой статье мы рассмотрим, что такое смысл, откуда он может взяться, как его можно найти и другие важные темы, связанные со смыслом жизни.

Прежде чем вы начнете читать, мы подумали, что вы могли бы бесплатно загрузить наши 3 упражнения для смысла и ценности для жизни. Эти творческие, научно обоснованные упражнения помогут вам узнать больше о ваших ценностях, мотивациях и целях и дадут вам инструменты, которые вдохновят вас на осознание смысла жизни ваших клиентов, студентов или сотрудников.

Вы можете бесплатно скачать PDF здесь.

7 Определения значений

Прежде всего, давайте удостоверимся, что мы находимся на одной странице, когда говорим о значении.

Существует так много способов определения значения, что невозможно сузить его до одного или двух «лучших» определений значения. В конце концов, «значение» может иметь разное значение для всех!

Давайте начнем с самого простого определения.

Мы можем достать наш верный старый словарь (или, в данном случае, www.dictionary.com) и перейти к разделу «M», чтобы получить серьезное определение слова.

Значение (существительное):

  1. Что должно быть или фактически выражено или указано; значение; Импортировать.
  2. Цель, цель или значение чего-либо.

Значение (прилагательное):

  1. Предназначено.
  2. Полный значения; выразительный

Эти определения значений должны быть вам знакомы. Это определения, которые применяются, когда мы говорим что-то вроде «Что он имел в виду, когда сказал это?» или «смысл был потерян для нее».

Конечно, есть более глубокие уровни значения слова.

Например, www.Vocabulary.com дает нам более глубокое определение:

«Значение — это то, что означает слово, действие или понятие — его цель, значение или определение. Если вы хотите узнать значение этого слова, вам просто нужно найти его в словаре ».

Далее на сайте указано:

«Когда вы читаете стихотворение, вы пытаетесь выяснить предполагаемое автором значение, интерпретируя слова, которые он выбрал. Например, если поэт описывает любовь как «тюрьму», вы можете истолковать это значение как его чувство, ограниченное его любовью.”

Теперь мы переходим к сути слова: значение — это то, что мы извлекаем, то, что мы разделяем, и что-то, что мы можем создать.

Двигаясь дальше, у слова есть не только разные уровни, но и разные значения. В лингвистике, например, существует как семантическое значение, или фактическое содержание, так и прагматическое значение, или значение, зависящее от контекста (Nordquist, 2017).

Например, фраза «Вы устроили настоящее шоу!» имеет одно и то же семантическое значение независимо от того, в каком контексте оно произносится, но прагматическое значение может широко варьироваться — если сказать это ребенку после того, как он увидит его выступление на школьном шоу талантов, это, скорее всего, придаст ему очень положительный и дополнительный прагматический смысл, сказав это для незнакомца, который просто поскользнулся и упал при спуске по лестнице, скорее всего, не будет воспринят как положительный или комплиментарный.

В более популярном смысле значение обсуждалось как «конструкция и опыт, окутанные тайной» (Mattiuzzi, 2015), «то, что люди пытаются создать или найти» (West, 2007), или просто заменены или заменены такими словами, как «Цель» или «призвание».

Значение можно описать, определить и рассмотреть множеством разных способов, и все это происходит еще до того, как мы дойдем до теорий или философий о значении! Если вы не испугались, читайте дальше, чтобы перейти к теме значения в философии.

Философия смысла

«Жизнь не имеет смысла. У каждого из нас есть смысл, и мы воплощаем его в жизнь. Бесполезно задавать вопрос, когда на него отвечаете вы ».

Джозеф Кэмпбелл

Как вы, наверное, догадались, философы потратили бесчисленные часы на рассмотрение концепции значения, а также «значения значения».

За последние пару столетий было выдвинуто множество теорий значения, поскольку люди изо всех сил пытались прийти к некоторому согласованному пониманию того, что такое значение, как оно создается и как его можно найти.Однако не было предложено никакой теории, которая ответила бы на все важные вопросы. Некоторые отвечают на один или два вопроса, другие могут отвечать на другой, но ни один из них не предлагает исчерпывающего взгляда на предмет.

Ниже описаны некоторые из наиболее важных теорий значения.

Теории смысла

Модернизм

В целом модернизм считается доминирующим взглядом на жизнь и смысл в конце 19 — начале 20 веков («История модернизма», прим.г). Это был резкий отход от мистицизма и опоры на сверхъестественное, которое доминировало в ландшафте ранее, с его акцентом на «долой старое, вместе с новым!»

Модернисты подвергли сомнению значение традиций и, действительно, всего, что мы приобрели или узнали с помощью традиционных средств. Инновации и потрясающие открытия начала 1900-х годов толкают человечество в мир новых возможностей. Теория относительности Эйнштейна только укрепила идею о том, что жизнь и человечество имеют больше нюансов, чем это считалось ранее.

Разум и логика заменили религию и суеверие, и с этими заменами пришло убеждение, что ключи к мирному утопическому существованию можно найти в науке, а не в духовности. Внезапно значение перестало считаться значением по умолчанию для людей, дарованным всемогущим творцом; скорее, это было то, что можно было обнаружить с помощью логических выводов и рассуждений.

Модернизм породил множество новых теорий и перспектив, которые бросили вызов мудрости традиций и конформизма в пользу более новых, инновационных идей.Одним из таких ответвлений был логический позитивизм.

Логический позитивизм

В период с начала до середины 1900-х годов эта теория восстала из пепла Первой мировой войны, чтобы попытаться разобраться в хаотическом и запутанном мире. Логические позитивисты считали, что смысл и знание имеют логические, научные корни; они верили в утверждения, поддающиеся проверке, и избегали того, что было ненаблюдаемым.

Эта теория разделяет предложения на одну из трех групп:

  1. Факты, которые можно проверить.
  2. Аналитические утверждения, смысл которых определяется словами и структурами, их составляющими.
  3. Метафизические, эстетические и этические утверждения, которые обращаются только к эмоциям и не содержат интеллектуального содержания (Holcombe, 2015).

Верификация — жизненно важный компонент логического позитивизма. Идея о существовании универсальных истин лежит в основе большинства современного научного мышления, но логический позитивизм совершенно по-другому относится к тому, что считается эмпирическим доказательством — в основном, все факты поддаются проверке только с помощью органов чувств.

Эта теория, хотя она быстро потеряла популярность у ведущих философов того времени, способствовала поиску всеобъемлющей теории значения за счет ее акцента на проверяемых фактах и ​​наличии по крайней мере некоторых абсолютных истин. Эти факторы были перенесены во многие последующие теории.

Постмодернизм

С другой стороны, некоторые теории утверждали, что значение не является абсолютным и не формируется эмпирическим наблюдением, а является изменчивым и индивидуальным.

Одна из таких теорий — постмодернизм; эта теория (или, точнее, школа мысли) отвергала идею абсолютной истины или проверяемых фактов, полагая вместо этого, что значение может быть обнаружено из самых разных мест и практически из любого источника.

Постмодернисты с подозрением относились к строгому следованию логике и не соглашались с тем, что существует объективная реальность независимо от людей. Эти философы считают, что реальность создается людьми, и что разум — просто один из многих равнозначных способов открыть свою собственную истину (Duignan, n.г).

Каждый человек был свободен открыть свое собственное уникальное значение, и каждый человек имел высшую власть над своей собственной реальностью.

Экзистенциализм

Экзистенциализм — это теория, связанная с постмодернизмом, в этом смысле субъективна и не существует универсального кодекса или морального авторитета.

Однако он отходит от постмодернизма, настаивая на отсутствии внутреннего смысла; экзистенциализм утверждает, что каждый человек создает свой собственный смысл, а не находит смысл в окружающем его мире.

Это может показаться тонким различием, но оно имеет некоторые важные последствия: экзистенциалисты задаются вопросом, существует ли какой-либо естественный порядок вещей. В отличие от модернистов, экзистенциалисты не рассматривают науку и технологии как ключи к утопическому обществу; вместо этого они считают, что осмысленные ответы нельзя найти ни в одной единственной модели «бытия».

Они не обязательно отвергают науку или ее открытия, но они могут рассматривать научные теории как больше как «описания» мира, чем объяснения или истинное понимание (Burnham & Papandreopoulos, n.г).

В этой школе мысли идея о том, что у жизни может быть реальный «смысл», абсурдна. Люди свободны создавать для себя смысл, но вселенная, в которой они обитают, не имеет внутреннего смысла.

Хотя все эти теории значения (или «бытия») внесли свой вклад в наши размышления о значении, большинство современных концептуализаций значения значительно отличаются от каждой из них.

Текущие исследования смысла

В современной психологии значение само по себе больше не подвергается сомнению; Практически все психологи согласны с тем, что смысл существует как концепция для людей, что его можно найти в окружающем нас мире, и что мы также можем создать или раскрыть свое собственное уникальное чувство смысла.

В этом смысле мы пришли к «пост-постмодернистскому» пониманию значения. Мы больше не видим отчетливых, дискретных теорий значения; вместо этого нам удобно смешивать, смешивать и сливать идеи из разных теорий (Irvine, 2013). Таким образом, текущее понимание значения выглядит примерно так:

«Мы не уверены, откуда именно исходит значение, является ли оно врожденным или вообще« реальным »; что мы действительно знаем, так это то, что люди процветают, когда они есть, и страдают, когда нет.”

Эта идея преобладает, в частности, в позитивной психологии, где исследователи теоретизируют и экспериментируют с тем, как увеличить значение, источники, которые придают значение, и как мы можем манипулировать нашим собственным переживанием значения, и все это без слишком глубокого погружения в вопросы о том, где значение происходит от, в более широком смысле, независимо от того, присуще ли оно жизни или нет.

Однако ни одна область изучения психологии не будет полна конкурирующих теорий и множества противоположных идей.Ниже приведены некоторые из самых популярных и влиятельных идей о значении в позитивной психологии.

Модель поиска смысла Франкла

«У человека может быть отнято все, кроме … последней из человеческих свобод — выбирать свое отношение в любых обстоятельствах».

Виктор Франкл

Работа Виктора Франкла о значении, безусловно, не самая последняя, ​​но заложила основу для исследований значения, которые проводились в последующие десятилетия.

Франкл разработал свой подход к значению и терапию для лечения отсутствия смысла до Второй мировой войны, но усовершенствовал его во время пребывания в нацистских концентрационных лагерях. Его новаторская работа по логотерапии и его опыт в лагерях назван «Человек в поисках смысла» не зря — основная идея его теории заключается в том, что людьми движет их стремление к смыслу.

Основываясь на этой идее, Франкл разработал три основных компонента своей философии:

  1. У каждого человека есть здоровый «стержень».”
  2. У каждого человека есть внутренние ресурсы, чтобы «использовать» свое здоровое внутреннее ядро.
  3. Жизнь предлагает каждому индивидуальную цель и смысл, но она никому не обязана счастьем или удовлетворением (Good Therapy, 2015).

Далее Франкл предположил, что смысл жизни можно открыть тремя способами:

  1. Создавая работу или выполняя какую-то задачу.
  2. Полностью испытать что-то или любить кого-то.
  3. По отношению к неизбежным страданиям (Good Therapy, 2015).

Хотя страдание — неизбежная часть жизни, Франкл побуждает нас упиваться своей способностью выбирать, как мы реагируем на страдание. Действительно, переживание страдания может заставить нас найти смысл, который иначе мы не увидели бы, в зависимости от того, как мы на него реагируем.

Работа

Франкла, хотя и является новаторской, не так глубоко углубляется во внутреннюю работу смысла, как хотелось бы некоторым исследователям. Некоторые исследователи в области позитивной психологии и за ее пределами имеют собственное понимание смысла.

Значение как понимание, цель и значение

Один из таких подходов к пониманию значения принадлежит исследователям Джорджу и Парку. Их концептуализация смысла жизни рассматривает его как конструкцию из трех частей, определяемую как:

«[В] степени, в которой жизнь воспринимается как имеющая смысл, направляемая и мотивируемая ценными целями и имеющая значение в мире».

Это определение можно разбить на три компонента:

  • Понимание, или степень, в которой люди воспринимают чувство согласованности и понимания в отношении своей собственной жизни.
  • Цель, или степень, в которой люди воспринимают жизнь как управляемую и мотивированную ценными жизненными целями.
  • Материя, или степень, в которой люди считают свое существование значительным, важным и ценным для мира (George & Park, 2016).

Понимание, цель и значение следует рассматривать не как три отдельных понятия, а как три тесно связанных конструкции, которые вместе составляют смысл жизни. Они будут естественно взаимодействовать и влиять друг на друга; очень низкая степень одного компонента, скорее всего, потянет вниз другие, и наоборот.

На эти три компонента также влияют смысловые рамки или системы представлений о том, как обстоят дела и как они должны быть. Если человек обнаруживает, что вещи больше не имеют смысла в соответствии с их системами мышления, эти рамки могут быть изменены, отброшены или заменены в процессе поддержания смысла или создания смысла.

Эта трехкомпонентная теория смысла жизни все еще нова, но это многообещающий шаг к более всестороннему пониманию того, что значение «означает» для людей.

Значение

Текущие исследования также все больше и больше сосредотачиваются на осмыслении или процессах, в которые вовлечены люди, чтобы уменьшить стресс и восстановиться после стрессовых событий (Park, 2010). Человек может «придавать» несколько значений, в том числе:

  • Глобальное значение — общая ориентировочная система человека, состоящая из его убеждений, целей и чувств; По сути, глобальное значение — это то, как человек смотрит на мир и какие у него представления о том, как все работает.
  • Ситуационное значение — значение в контексте конкретной среды или встречи, обычно вызывающей стресс.
    o Оцениваемое значение — подкомпонент ситуативного значения, оцениваемое значение — это значение, которое человек автоматически приписывает ситуации; это неявный вид смысла, но он может быстро меняться, когда человек пытается придать смысл стрессовому событию.

Существует столько же уникальных способов придать смысл, сколько людей в мире, но есть несколько полезных категорий, чтобы лучше понять наиболее распространенные процессы.Были идентифицированы и изучены четыре различия между процессами создания смыслов:

Автоматическое против преднамеренного

Значение может быть автоматическим или преднамеренным; человек может участвовать в создании смысла бессознательно, даже не осознавая этого, или он может сознательно участвовать в процессе, чтобы придать смысл своей ситуации.

Автоматическое осмысление происходит, когда, например, человек переживает стрессовое событие и у него всплывают навязчивые и нежелательные мысли о событии.Хотя этот опыт не является приятным, на самом деле он может помочь человеку осознать свое стрессовое событие и найти смысл в своих страданиях.

Осознанные процессы могут быть задействованы разными способами, включая действия по преодолению трудностей. Люди, которые участвуют в этих действиях по преодолению трудностей, используют позитивную переоценку, пересматривают свои цели и ищут решения своих проблем или активируют духовные убеждения и опыт, чтобы помочь им пережить свой трудный опыт (Park, 2010).

Ассимиляция vs.Где остановиться

Когда человек столкнулся со стрессовым событием, и его глобальное значение не совпадает с его оценочным значением ситуации, что-то должно измениться. Это изменение может происходить в их глобальном значении (изменение смысловых рамок индивида или в понимании мира), в их оценочном значении ситуации (изменение в том, как они интерпретируют стрессовое событие), или в том и другом.

Когда человек меняет ситуативное значение, чтобы оно больше соответствовало его глобальному значению, он использует ассимиляцию.Когда человек меняет свое глобальное значение, чтобы освободить место для этой новой ситуации, которая не «соответствует» его нынешнему пониманию, он прибегает к приспособлению.

Обычно считалось, что люди больше использовали ассимиляцию, поскольку она не требовала от них изменения своих общих убеждений; однако приспособление может быть более распространенным явлением, особенно перед лицом огромных событий, изменяющих жизнь (Park, 2010).

Поиск понятности и поиск значимости

Это различие проводится между попыткой привести событие в соответствие с определенной системой правил и стандартов и попыткой найти значимость, ценность или ценность в событии.

Например, человек, переживший трагическую утрату, может искать понимания, напоминая себе, что с хорошими людьми часто случаются ужасные вещи. В качестве альтернативы, она могла бы искать значение, задаваясь вопросом, какое влияние утрата окажет на ее жизнь и как она изменит ее личность (Park, 2010).

Когнитивные и эмоциональные

Когнитивные процессы — это процессы, которые сосредоточены на обработке информации о стрессовом событии и переоценке или переработке своих убеждений.С другой стороны, эмоциональная обработка больше сосредоточена на переживании и изучении эмоций, связанных со стрессовым событием. Эти эмоции должны быть поглощены и обработаны, прежде чем человек сможет продолжить свою жизнь (Park, 2010).

Результаты

Эти процессы создания смыслов могут привести к раскрытию или усилению смысла во многих различных формах, в том числе:

  • Ощущение того, что вы «имели смысл» или пришли к пониманию того, почему произошло стрессовое событие (даже если «почему» просто «дерьмо происходит»).
  • Принятие или согласование с событием.
  • Повторная атрибуция и причинное понимание, или заключение о причине события.
  • Восприятие роста или положительных изменений в жизни.
  • Изменение личности / интеграция стрессового опыта в личность.
  • Переоценка значения фактора стресса или приведение опыта в соответствие с текущим глобальным значением.
  • Изменились глобальные (или общие) представления о том, как обстоят дела в мире.
  • Изменены глобальные (или общие) цели, например отказ от недостижимых целей или создание альтернативных целей.
  • Восстановленное или измененное чувство смысла жизни (Парк, 2010).

Несмотря на то, что исследователи определяют, различают или анализируют эту концепцию, в целом все они согласны с тем, что чем больше смысла мы ощущаем в своей жизни, тем лучше.

25 примеров значимого опыта

Если вы думаете, что хотели бы найти больше смысла в своей жизни, но не знаете, где искать, вероятно, вы уже слишком много думаете об этом!

Значение можно найти в каждой нашей встрече и взаимодействии.

Однако, если вы похожи на меня (то есть из тех, кто ценит списки), просмотрите эти списки некоторых из наиболее значимых жизненных событий.

Положительный опыт

Значимый положительный опыт можно найти в самых разных контекстах, но некоторые из наиболее распространенных и эффективных опытов включают:

  • Влюбиться
  • Рождение ребенка
  • Рождение внука
  • Примирение или воссоединение с любимым человеком
  • Погрузитесь в новую культуру или образ жизни
  • Первый раз, когда вы принимаете важное решение, которое изменит вашу жизнь
  • Показать кому-то глубину ваших чувств к нему или получить такое выражение чувств

Хотя большие, скорее всего, те, к которым вы обратились в первую очередь, смысл также можно найти во многих маленьких моментах жизни, например:

  • Ребенок, который впервые берет вас за руку или полностью добровольно и с энтузиазмом обнимает вас
  • Встреча с другом, которого давно не видел
  • Знакомство с новой культурой в отпуске или гуманитарной поездке
  • Любимый человек выражает вам свою благодарность
  • Возвращение домой к счастливому, любящему питомцу
  • Бросить то, что делает вас несчастным
  • Проведите неожиданное время в одиночестве
  • Осознание того, что вы овладели трудным навыком
  • Запрыгивая в машину для спонтанной поездки («9 знаменательных моментов», 2014)

Не забывайте делать паузы и искать смысл в больших и малых моментах.Очень часто это маленькие моменты, которые мы вспоминаем годами после того, как переживаем их.

Негативный опыт

Хотя мы все хотели бы получать максимум положительных впечатлений и избегать отрицательных, это привело бы к невероятной неуравновешенности людей! Часто именно в эти негативные, стрессовые и сложные времена мы узнаем, в чем заключаются наши сильные стороны, как продвинуться дальше, чем мы когда-либо продвигались раньше, и как по-настоящему преуспеть.

Некоторые из значительных негативных переживаний, которые могут привести к глубокому значению, включают:

  • Смерть любимого человека
  • Развод, развод или другой разрыв отношений
  • Потеря работы (увольнение или увольнение)
  • Стихийное бедствие (e.г., наводнение, пожар, лавина)
  • Стать жертвой преступления
  • Получение травмы (например, солдаты в бою или свидетели крайнего насилия)
  • Почти смертельный опыт
  • Получение тяжелых травм
  • Диагноз рака или тяжелой болезни

Из всех этих переживаний вы, вероятно, слышали по крайней мере одну или две истории о ком-то, кто нашел смысл в своей травме или стрессе.

Важный момент, который следует вынести из этого обсуждения значимого опыта, заключается в том, что определение «значимого» может широко варьироваться; некоторые люди найдут значительный и изменяющий жизнь смысл в ситуациях, в которых другие просто пожмут плечами и продолжат свою жизнь.

Если вы не нашли какие-то впечатления в этих списках значимыми, не волнуйтесь! Значение — очень личная вещь, и все мы находим его в разных местах и ​​в разных формах.

В чем смысл жизни?

«Единственный смысл жизни — служить человечеству».

Лев Толстой

«Ибо смысл жизни различается от человека к человеку, от дня к дню, от часа к часу. Следовательно, значение имеет не смысл жизни в целом, а конкретный смысл жизни человека в данный момент.”

Виктор Франкл

Итак, теперь, когда мы рассмотрели несколько основных теорий и концепций значения в философии и психологии, теперь мы можем ответить на большой вопрос:

В чем смысл жизни?

Каким бы неудовлетворительным ни был этот ответ, кажется, что смысл жизни для каждого из нас различен.

Мы можем найти высший смысл в любви супруга или ребенка.

Мы можем найти это в работе, которую делаем.

Мы можем обнаружить, что волонтерство и отдача в нашем сообществе — это деятельность, которая придает нашей жизни наибольший смысл.

Мы могли бы даже обнаружить, что Виктор Франкл был точным в своей теории значения и что наше отношение к тому, что с нами происходит, является источником смысла в нашей жизни.

Где бы мы ни находили цель и исполнение, кажется, что действительно наша задача — выявить то, что является самым важным, самым животворным и самым значительным.В этом супе ценностей, опыта, целей и убеждений мы можем собрать воедино то, что дает нам лучшее ощущение смысла нашей собственной жизни.

4 книги о смысле (жизни)

Если вы все еще дико не удовлетворены этим ответом о смысле жизни, возможно, этот список поможет!

Трудно сузить список лучших книг по смыслу; в конце концов, люди писали о смысле жизни столько, сколько существует письменность! На эту тему довольно много материала, так что считайте это очень, очень коротким списком некоторых из самых полезных, проницательных и / или юмористических книг о поиске смысла жизни.

1.

Человек в поисках смысла — Виктор Э. Франкл, Уильям Дж. Уинслейд и Гарольд С. Кушнер

Эта книга, основополагающая работа над моделью смысла Франкла, меняет жизнь многих, кто ее читает. Написанная в форме мемуаров, эта книга знакомит читателя с опытом Франкла в четырех концентрационных лагерях, включая печально известный Освенцим.

Франкл пострадал больше, чем большинство из нас когда-либо потерпит, потеряв, среди прочего, своих родителей, брата и беременную жену.Испытав такую ​​ужасную боль, он разработал теорию значения, которая заложила основу для десятилетий исследований и вдохновила миллионы читателей на поиски смысла для себя.

Первый раздел этой книги в основном представляет собой описание опыта Франкла в лагерях между 1942 и 1945 годами, а второй раздел посвящен его теории: логотерапии. На протяжении всей книги читателю будут представлены свидетельства и анекдоты, показывающие, насколько сильным может быть выбор того, как вы реагируете на страдания.

Если вы хотите прочитать бестселлер Франкла (а я настоятельно рекомендую вам это сделать), вы можете найти ее в продаже.

Найдите книгу на Амазонке.

2.

Каждый раз, когда я нахожу смысл жизни, они меняют его: мудрость великих философов о том, как жить — Дэниел Кляйн

Эта книга оформлена в совершенно ином тоне, чем предыдущая, но может быть столь же проницательной.

Во время учебы в колледже, изучая философию, Дэниел Кляйн заполнил тетрадь цитатами из лучших и самых ярких в мире — цитатами, которые вдохновляли его, просветили его или показались ему прекрасным руководством.

В свои 80 лет Кляйн повторно посетил эту записную книжку и добавил, отредактировал и исправил свои записи, предоставив примечания и заметки, чтобы читатель мог следить за ними. Обладая мудростью и опытом, которые может принести только возраст, автор исследует, как он изменился и как он остался прежним, и как каждая цитата применима (или не попадает в цель!) В его жизни.

Если вы ищете увлекательную, юмористическую и познавательную книгу одновременно, эта книга может быть для вас.

Найдите книгу на Амазонке.

3.

Размышления — Марк Аврелий

Вероятно, знакомая книга для студентов-философов и преподавателей гуманитарных наук, этот фолиант содержит личные сочинения Марка Аврелия, римского императора с 161 по 180 год нашей эры.

Он содержит двенадцать книг, каждая из которых состоит из нескольких цитат, от одного предложения до длинных абзацев. Хотя эти сочинения никогда не предназначались для публикации и распространения среди масс, они по-прежнему полны некоторых из самых интересных и заставляющих задуматься идей, которые когда-либо были изложены на бумаге.

Meditations включает размышления Марка Аврелия о жизни, философии, религии, добродетели, морали и многом другом. Это непростая задача для чтения, но она, безусловно, стоит затраченных усилий.

Найдите книгу на Амазонке.

4.

Библия (Ветхий и Новый Заветы), Коран, Трипитаки и Бхагавад Гита

Независимо от того, являетесь ли вы религиозным, агностиком, атеистом, духовным лицом или кем-либо еще, вы можете кое-что получить, прочитав эти основополагающие труды основных религий.

Если вы христианин, я настоятельно рекомендую прочитать Коран (священную книгу ислама), Трипитаки (буддийские писания) и Бхагавад-гиту (одно из самых важных священных писаний индуизма). Точно так же, если вы принадлежите к одной из других религий в этом списке, я настоятельно рекомендую прочитать священные книги других основных религий.

Так легко застрять в одном образе мышления или бытия и упустить изменяющие жизнь знания и идеи, которые можно найти в тех местах, куда вы даже не подумали бы искать.Даже если вы думаете, что знаете все, что нужно знать о другой религии или деноминации, вы обязательно узнаете что-то новое, расширив свои религиозные чтения.

Хотя вы, скорее всего, не согласитесь со всеми (или даже с большинством!) Правил, законов или морали, изложенных в каждой книге, их чтение даст вам представление о том, что человечество сочло важным, значимым и значимым за последние несколько тысяча лет. Вы заметите интересные совпадения между системами убеждений и заметите, что у них общего (например, знаменитое Золотое правило).

Прочитать каждую книгу будет непросто, но награда — более глубокое понимание каждой религии, самого человечества и своего собственного смысла в мире. Не повредит хотя бы несколько страниц прочитать, правда?

Сообщение о возвращении домой

Я надеюсь, что вы отошли от этой статьи с более широким пониманием того, что такое «значение», как люди его понимают и как оно на нас влияет. Я надеюсь, что вы также нашли по крайней мере одну новую теорию или рекомендацию по чтению, которые вызвали ваш интерес.

Значение — одна из немногих вещей, которые просто нельзя переусердствовать; иметь более значимую жизнь — всегда стоящее занятие, и вы никогда не сможете стать слишком удовлетворенным или слишком целеустремленным!

Что вы думаете о смысле жизни? Есть ли в жизни цель, которую я полностью упустил? Что вы лично считаете значимым в своей жизни? Дайте нам знать об этом в комментариях!

Спасибо за чтение!

Надеемся, вам понравилась эта статья. Не забудьте скачать бесплатно наши 3 упражнения для смысла и ценности.

Если вы хотите узнать больше, наш мастер-класс «Смысл и ценность жизни» © поможет вам понять науку, лежащую в основе смысла и ценности жизни, вдохновит вас подключиться к своим ценностям на более глубоком уровне и сделает вас экспертом в воспитании смысла в жизни. жизни ваших клиентов, студентов или сотрудников.

  • «9 знаменательных моментов». (2014). 9 важных моментов, на которые стоит обратить внимание Huffington Post Parents. Получено с https: // www.huffingtonpost.com/2014/08/19/meaningful-moments_n_5537455.html
  • Burnham, D., & Papandreopoulos, G. (нет данных). Экзистенциализм. Интернет-энциклопедия философии. Получено с http://www.iep.utm.edu/existent/#Sh2f
  • Duignan, B. (нет данных). Постмодернизм. Британская энциклопедия. Получено с https://www.britannica.com/topic/postmodernism-philosophy
  • Джордж Л. и Парк К. Л. (2016). Значение в жизни как понимание, цель и значение: к интеграции и новым исследовательским вопросам. Обзор общей психологии, 20 , 205-220.
  • Хорошая терапия. (2015). Логотерапия. Хорошая терапия. Получено с https://www.goodtherapy.org/learn-about-therapy/types/logotherapy
  • «История модернизма». (нет данных). Гуманитарный факультет колледжа Майами Дейд. Получено с https://www.mdc.edu/wolfson/academic/artsletters/art_philosophy/humanities/history_of_modernism.htm
  • Ирвин М. (2013). Подходит к по-мо. Программа по коммуникации, культуре и технологиям Джорджтаунского университета. Получено с http://faculty.georgetown.edu/irvinem/theory/pomo.html
  • Маттиуцци, П. Г. (2 марта 2015 г.). Смысл и цель жизни: банально или трудно найти? Блог Huffington Post. Получено с https://www.huffingtonpost.com/paul-g-mattiuzzi/meaning-and-purpose-in-li_b_6398216.html
  • Нордквист, Р. (3 апреля 2017 г.). Семантика смысла. Глоссарий грамматических и риторических терминов. Получено с https://www.oughttco.com/meaning-semantics-term-16
  • Парк, С.(2010). Осмысление смысла литературы: комплексный обзор создания смысла и его влияния на приспособление к стрессовым жизненным событиям. Психологический бюллетень, 136 , 257-301. DOI: 10.1037 / a0018301
  • Вест Р. (2007). Имея в виду. Городской словарь. Получено с https://www.urbandictionary.com/define.php?term=meaning

Психология: значение, определение, сфера действия, сущность и виды

Что такое психология?

Что означает слово «Психология»? Люди так часто его используют.Люди знают, что это значит?

Вот несколько употреблений этого слова, с которыми я столкнулся.

  • Я хочу понять психологию людей, которые просто берут в руки пистолет и стреляют.
  • Какова психология покупателя?
  • Вы собираетесь изучить мою психологию и сказать, кто я?
  • Вы должны понять психологию фермеров, чтобы понять, что их беспокоит.
  • Архитекторы должны понимать психологические потребности своих клиентов, чтобы их дом стал домом.
  • Психологические эксперименты показывают, что люди не понимают, чего они на самом деле хотят.
  • Я буду изучать психологию и помогать людям.
  • Психология — это наука? Это то же самое, что и философия?
  • Экономика зависит от психологии людей.
  • Милый, помоги мне понять твою психологию.
  • Почему мы не можем пойти на встречу, у вас психологические проблемы.
  • Какова психология ребенка, подвергшегося насилию?
  • Ваша психология очень плохая.У тебя очень хорошая психология.

Это всего лишь предложения. Поначалу их может быть несложно понять, но давайте рассмотрим это слово под микроскопом и изучим его.

Еще несколько примеров того, что люди думают о психологии

  • Личность (побеждает личность)
  • Эмоции
  • Мышление
  • Что-то в уме
  • Взаимосвязь сильных / впечатляющих событий в жизни и собственных мыслей, поведения и эмоций

Что означает психология?

Что, по мнению людей, делает психология?

Что, по их мнению, делают люди, изучающие психологию?

  • Предсказать поведение
  • Раскрыть правду
  • Понять личность
  • Чтение мыслей (этого никогда не бывает)
  • Анализировать людей
  • Секс, отношения, советы по жизни

Это то, что люди часто предполагают, однако это НЕ всегда верно.

Что люди предполагают (неправильно) о психологах?

  • Они могут читать мысли
  • Они могут анализировать вас лучше, чем кто-либо другой на планете
  • Они могут говорить и лечить ваши проблемы
  • У них нет психологических проблем и никогда не бывает конфликтов (это мой любимый)

Чем на самом деле занимаются психологи?

  • Помогите людям понять их психическое здоровье и работайте с ними, чтобы справиться и приспособиться к жизни.
  • Изучите, сколько аспектов жизни связаны друг с другом.
  • Проведите исследования, чтобы понять модели поведения и мыслей.
  • Проведение исследований для обеспечения терапии, консультирования и консультации
  • Работайте вместе с разными профессионалами, чтобы улучшить аспекты бизнеса, продуктов, услуг, технологий, коммуникации и т. Д.
  • Создавайте ресурсы самопомощи, чтобы люди могли самостоятельно справляться.

Эта статья о вариантах карьеры в области психологии может помочь вам понять более широкий промышленный охват психологии.

Примечание: Самое забавное в личности состоит в том, что люди не рассматривают личность как устойчивый образец поведения, реакций, мышления, мировоззрения и т. Д. Они думают о личности как о широком термине, который объясняет все, что касается человека. . Отчасти поэтому люди так тесно связывают личность и психологию. С научной точки зрения психология изучает личность, но это лишь один из многих факторов, которые она изучает.

Сущность и сфера психологии

Психологическое определение:

Американская психологическая ассоциация

  • Психология — это изучение разума и поведения.Дисциплина охватывает все аспекты человеческого опыта — от функций мозга до действий народов, от развития детей до ухода за престарелыми. Во всех мыслимых условиях, от научно-исследовательских центров до служб охраны психического здоровья, «понимание поведения» является делом психологов.

Мерриам Вебстер

  • Наука о разуме и поведении
  • Психологические или поведенческие характеристики человека или группы
  • Изучение разума и поведения по отношению к определенной области знаний или деятельности

Еще несколько вариантов смысла психологии:

  • Психология — это научное исследование того, как люди ведут себя, думают и чувствуют.Он включает в себя основные механизмы, которые включают окружающую среду, биологию и разум.
  • Психологические исследования пытаются описать, предсказать, проанализировать и создать действенные результаты, которые помогают людям. Практические результаты включают терапию, дизайн обучения, изменение протоколов на рабочем месте и т. Д.
  • Сегодня психология тесно связана с такими областями, как когнитивная наука, нейробиология, экономика, право, общественное здравоохранение, UX и UI.

Специализации и разделы психологии

Следующие обширные разделы психологии прояснят общую природу и объем психологии:

  1. Клиническая психология — исследование, оценка, профилактика, преодоление и лечение проблем и расстройств психического здоровья, таких как депрессия и шизофрения (пример)
  2. Организационная и производственная психология — исследование того, как профессиональная среда функционирует с уважением трудоустройству, оценке и найму, благополучию на рабочем месте, разрешению конфликтов, созданию команды и т. д.(пример)
  3. Социальная психология — исследование того, как люди взаимодействуют в социальных контекстах и ​​какие переменные влияют на социальное поведение, идентичность и познание (пример)
  4. Когнитивная психология — исследование психических процессов, которые позволяют думать, чувствовать , язык, искусство и т. д. (пример)
  5. Поведенческая психология — исследование поведения человека и животных (пример)
  6. Психология развития — изучение конкретных факторов, относящихся к определенной возрастной группе или стадии развития в зависимости от продолжительность жизни и тенденции на протяжении всей жизни
  7. Эволюционная психология — изучение поведения человека и животных в эволюционном контексте и изучение способности к адаптации и глубоко укоренившихся тенденций (пример)
  8. Судебная психология — изучение поведения преступников и think
  9. Нейропсихология — оценка функционирования мозга в клинических условиях 9 0034
  10. Позитивная психология — исследование благополучия и хорошей жизни (пример)
  11. Нейробиология — исследование мозга как биологической единицы и его особенностей, которые могут или не могут напрямую относиться к поведению, мыслям или чувства.Он включает понимание того, как нейроны общаются и функционируют. (пример)
  12. Спортивная психология — изучение, тренировка и преодоление спортсменов
  13. Школьная психология — изучение различных психологических переменных в школьном контексте (пример)
  14. Киберпсихология — изучение человеческого поведения с упором на поведение в Интернете (пример)

Это всего лишь 14 из широких специализаций. Их гораздо больше — гериатрическая психология, инженерная психология, консультативная психология, экспериментальная и количественная психология и т. Д.Вы можете снежным комом обойти эти термины.

Рекомендации по книгам по психологии

Эти вводные учебники и популярные книги идеально подходят для студентов бакалавриата и энтузиастов, которые хотят изучать психологию с большей отдачей, чем быстрый поиск в Google. Ссылки на книги являются партнерскими ссылками Amazon. Это означает, что я могу получить комиссию, если вы их купите, но без дополнительных затрат для вас 🙂

  1. Когнитивная психология для чайников (базовое введение в когнитивную психологию)
  2. Когнитивная психология: разум и мозг (учебник когнитивной психологии)
  3. Оксфордский словарь психологии (один из лучших словарей по психологии, обязательный для всех уровней)
  4. Скелетный шкаф: становление клинического психолога (выводы из опыта клинического психолога)
  5. Психология Пирсона (стандартный справочник, охватывающий большинство тем для конкурсных экзаменов)
  6. Аномальная психология Пирсона (идеальная основа для клинической психологии)
  7. Игроки play (хорошая, слегка небрежная книга по социальной психологии и взаимоотношениям)
  8. Theories of Personality (хорошая брошюра по основам личности)
  9. The Cyber ​​Effect (обязательная к прочтению книга по психологии использования Интернета и технологий )
  10. Сознание и мозг: расшифровка того, как мозг кодирует наши мысли (великолепное слияние r нейробиологии, когнитивной психологии и философии)
  11. Клиническая неврология: иллюстрированный цветной текст (идеальное введение в нейробиологию и болезни мозга)
  12. Домашние животные на диване: невротические собаки, компульсивные кошки, тревожные птицы и новая наука психиатрии животных (Психология животных со всем весельем и остроумием)
  13. Разум чемпиона: как великие спортсмены думают, тренируются и развиваются (подробные сведения о спортивной психологии)

Обзор психологии как дисциплины

Люди часто имеют в виду личность, мысли, поведение, мышление, проблемы, мотивы, потребности и т. Д.когда говорят о психологии. А иногда наоборот . Как вы видели, область психологии огромна, и теперь она связана со многими смежными областями.

Я хотел бы выделить следующие ключевые аспекты психологии: Это научное исследование. Это означает, что есть эксперименты, есть числа, есть данные, есть выборка, есть строгое использование психологических инструментов, описание, предсказание, логическая критика, систематическое наблюдение и, помимо всего прочего, это основано на доказательствах.

Психология изучает все типы людей и социальных групп, включая животных. Это изучение разума и поведения — всего, что входит.

Психологи, как и другие, живут жизнью, некоторые пьют, занимаются сексом, ссорятся, имеют проблемы с психическим здоровьем, иногда лучше справляются с множеством сложных вещей, иногда с большими провалами и т. Д. И они принимают множество решений. карьерных путей.

Ресурсы блога по психологии

В Интернете доступно множество материалов по психологии.С чего начать? Ну, мой сайт для начала. Но я хочу, чтобы вы также заглянули на сайт Денниса Релохо Psychreg . Он первый блог-психолог, и он составил полный список психологических блогов в Интернете. Итак, если вам когда-нибудь понадобится прочитать сотни статей по сотням тем, этот список поможет вам начать работу и утолить жажду всего, что связано с психологией. Посмотрите здесь.

Давайте посмотрим на историю этого слова. Цитата из Merriam-webster.

Слово психология образовано путем сочетания греческого Psychē (что означает «дыхание, принцип жизни, жизнь, душа») с — logia (происходит от греческого logos , что означает «речь, слово, причина »). Раннее использование встречается в переводе Николаса Кулпепера в середине XVII века книги Симеона Партица «Новый метод медицины », в котором говорится, что «Психология — это познание души». Сегодня психология занимается наукой или изучением разума и поведения.Многие отрасли психологии различаются в зависимости от конкретной области, к которой они принадлежат, например психологии животных, детской психологии и спортивной психологии.

Последняя рекомендация книги:

Вот учебник психологии, в котором есть понемногу обо всем. Обычно это стандартный учебник психологии для студентов бакалавриата или 12-й стандартный учебник по психологии во многих странах, включая Индию и США. Проверьте это, если вы считаете психологию чем-то большим, чем хобби.Щелкните изображение книги, чтобы купить ее на Amazon. Это партнерская ссылка. Я могу заработать немного денег на продаже этой книги на Amazon.

Эй! Спасибо за чтение; надеюсь, вам понравилась статья. Я запускаю Cognition Today, чтобы нарисовать целостную картину психологии. Каждая статья часто обновляется новыми результатами исследований.

Я прикладной психолог из Пуны, Индия. Люблю научную фантастику, СМИ ужасов; Люблю рок, металл, синтвейв и поп-музыку; не может свистеть; может играть на гитаре.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.