Социальная позиция: Социальная позиция бизнеса способна влиять на его развитие и капитализацию

Содержание

Социальная позиция бизнеса способна влиять на его развитие и капитализацию

Социально ответственная компания становится более привлекательной для инвесторов.

Корпоративная социальная ответственность обсуждалась участниками рынка в ходе состоявшейся онлайн-конференции Bankir.Ru.

«КСО оказывает влияние на имидж компании, на ее образ на рынке, поэтому ее влияние КСО на капитализацию сложно переоценить», — уверен Александр Неверов, ассистент, к.с.н. Российский университет дружбы народов.

«Социальное инвестирование принципиально значимо с точки зрения укрепления деловой репутации, позиционирования бренда, развития внутренней корпоративной культуры. Мировой опыт показывает, при прочих равных социально ответственная компания, безусловно, обладает большей инвестиционной привлекательность, чем компания, которая не уделяет этому достаточного внимания», — отмечает Анна Малкина, начальник департамента рекламы, благотворительных и спонсорских проектов Банка ЗЕНИТ.

«Сегодня, если бизнес-структура думает о своем будущем развитии и конкурентоспособности, она обязательно включает в свою стратегию – развитие корпоративной социальной ответственности так как это не только имиджевая составляющая, но серьезный показатель для любого акционерного общества в особенности имеющих акции которые обращаются на бирже. И для любого инвестора реализация политики КСО является элементом доверия, что значительно повышает интерес инвесторов к данной бизнес-структуре и инвестиционный интерес в этом случае гораздо выше», — утверждает Георгий Медведев, вице-президент Ассоциации региональных банков России, к.э.н.

«Еще лет 10 назад я бы сказал, что социальная позиция может произвести впечатление только на иностранных инвесторов. Но ситуация, во многом меняется. Сегодня уже и отечественные инвесторы приглядываются к уровню «социальности» банка, да и потребители, как показывают исследования, также начинают обращать на это внимание. Но до того момента, когда социальная позиция станет хоть в какой-то мере определяющей — очень далеко», — полагает Николай Николаев, вице-президент «ОПОРЫ РОССИИ», генеральный директор рейтингового агентства «РЕПУТАЦИЯ».

Источник: http://bankir.ru/novosti/s/sotsialnaya-pozitsiya-biznesa-sposobna-vliyat-na-ego-razvitie-i-kapitalizatsiyu-10062590/#ixzz2nltTNEnj

ПОЗИЦИЯ СОЦИАЛЬНАЯ — это… Что такое ПОЗИЦИЯ СОЦИАЛЬНАЯ?

ПОЗИЦИЯ СОЦИАЛЬНАЯ

англ. position, social; нем. Position, soziale. 1. Место, положение, статус индивида или соц. группы в соц. структуре. 2. Взгляды, установки личности по отношению к собственной жизнедеятельности и соц. реальности.


Antinazi.
Энциклопедия социологии,
2009

  • ПОЗИЦИЯ
  • ПОЗНАНИЕ

Смотреть что такое «ПОЗИЦИЯ СОЦИАЛЬНАЯ» в других словарях:

  • позиция социальная — 1) место, положение индивида или группы в системе отношений в обществе, определяемое по ряду специфических признаков и регламентирующее стиль поведения. В этом значении П. с. синонимично понятию статус; 2) взгл …   Большая психологическая энциклопедия

  • Позиция социальная — место, положение индивида или группы в системах отношений в обществе, определяемое по ряду специфических признаков и регламентирующее стиль поведения. В этом смысле позиция социальная выступает синонимом статуса. Взгляды, представления, установки …   Словарь терминов по общей и социальной педагогике

  • Позиция социальная — [лат. positio положение, расположение] 1) место, положение индивида или группы в системе отношений в обществе, определяемое по ряду специфических признаков и регламентирующее стиль поведения. В этом значении П. с. синонимична понятию статус; 2)… …   Психологический лексикон

  • ПОЗИЦИЯ СОЦИАЛЬНАЯ — англ. position, social; нем. Position, soziale. 1. Место, положение, статус индивида или соц. группы в соц. структуре. 2. Взгляды, установки личности по отношению к собственной жизнедеятельности и соц. реальности …   Толковый словарь по социологии

  • ПОЗИЦИЯ СОЦИАЛЬНАЯ — см. СТАТУС СОЦИАЛЬНЫЙ …   Российская социологическая энциклопедия

  • ПОЗИЦИЯ СОЦИАЛЬНАЯ — действующий в данной культуре комплекс представлений о том, на какое социальное положение правомерно рассчитывать индивиду, взявшемуся за исполнение данной социальной функции и делающему это определенным образом; реализация таких представлений… …   Глоссарий по политической психологии

  • ПОЗИЦИЯ СОЦИАЛЬНАЯ — положение индивида или группы индивидов, регламентирующее стиль их поведения …   Юридическая психология: словарь терминов

  • СТАТУС СОЦИАЛЬНЫЙ (ПОЗИЦИЯ СОЦИАЛЬНАЯ) — структурные элементы соц. организации об ва, обеспечивающие соц. связи между субъектами обществ. отношений. Эти отношения, упорядоченные в рамках соц. организации, группируются в соответствии с соц. эко номич. структурой об ва и образуют сложную… …   Российская социологическая энциклопедия

  • СОЦИАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ — концептуально автономная область филос. познания, обращенная на общество, историю и человека как субъекта социокультурных взаимодействий. В истории филос. мысли выделяются два типа социального философствования, исходящие из разного понимания… …   Философская энциклопедия

  • Социальная группа — Социальная группа  объединение людей, имеющих общий значимый социальный признак, основанный на их участии в некоторой деятельности, связанной системой отношений, которые регулируются формальными или неформальными социальными институтами. [1] …   Википедия

СОЦИАЛЬНАЯ ПОЗИЦИЯ ЛИЧНОСТИ Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

A UNIVERSUM:

№ 2 (80)_ rn психология и образование_февраль, 2021 г.

DOI: 10.32743/UniPsy.2021.80.2.6-11 СОЦИАЛЬНАЯ ПОЗИЦИЯ ЛИЧНОСТИ

Радул Валерий Викторович

д-р пед. наук, профессор, заведующий кафедрой педагогики и менеджмента образования Центрально-украинского государственного педагогического университета

имени Владимира Винниченко, Украина, г. Кропивницкий E-mail: [email protected]

Радул Ольга Сергеевана

д-р пед. наук, профессор, заведующая кафедрой педагогики дошкольного и начального образования Центрально-украинского государственного педагогического университета

имени Владимира Винниченко, Украина, г. Кропивницкий E-mail: olga. s. [email protected] com

PERSONALITY SOCIAL POSITION

Valerii V. Radul

Doctor of Pedagical Sciences, Professor, Head of the Department of Pedagogy and Management of Education of the Volodymyr Vynnychenko Central Ukrainian State Pedagogical University,

Ukraine, Kropyvnytskyi

Olha S. Radul

Doctor of Pedagical Sciences, Professor, Head of the Department of Pedagogy of the Preschool and Elementary Education of the Volodymyr Vynnychenko Central Ukrainian State Pedagogical University,

Ukraine, Kropyvnytskyi

АННОТАЦИЯ

В статье авторы, на основании анализа структурного содержания понятия «личность», объясняют особенности категории «позиция личности». Показывают ее индивидное и социальное содержание. Раскрывают взаимосвязи между индивидным, личностным и социальным развитием человека. Выделяются основные характеристики качественного проявления позиции в контексте жизнедеятельности личности.

ABSTRACT

In the article, the authors explain features of the category «personality social position», on the basis of the structural content analysis of a «personality» concept. Its individual and social content are shown. A relationship between individual, personal and social development of a person is revealed. Main characteristics of the qualitative manifestation of a position in the context of a person’s life are highlighted.

Ключевые слова: индивид, личность, позиция, социализация, формирование.

Keywords: individual, personality, position, socialization, formation.

Введение. Ценностно-смысловая структура личности содержит ряд характеристик, имеющих отношение к полю ее социальных действий. Такое формирование связано с объективной социальной ситуацией становления личности, а также с той характеристикой ценностных ориентаций, которая представлена субъективной позицией личности. По утверждению психологов, в самосознании личность воспринимает, выстраивает многочисленные образы самой себя в различных ситуациях деятельности

и поведения, во всех формах взаимодействия с другими людьми, на основе которых формируется целостное образование — понятие собственного «Я» как субъекта, отличного от других [19, с. 30].

Мы исходим из цели, что существенное значение в субъектных процессах имеет социальная позиция, поскольку через нее человек входит в систему общественных отношений и начинает свое движение в социальной, конкретно-исторической действительности.

Библиографическое описание: Радул В.В., Радул О.С. Социальная позиция личности // Universum: психология и образование : электрон. научн. журн. 2021. 2(80). URL: https://7universum.com/ru/psy/archive/item/11219 (дата обращения: 07.02.2021).

Соотношение субъектной позиции и социальной позиции человека на разных этапах становления личности разное. В исследованиях отечественных и зарубежных публикаций относительно социальной позиции и социальности исследуется активная жизненная позиция (субъектная позиция) во взаимоотношениях с социальным миром как интегральная характеристика личности, которая содержит ряд свойств и способностей, служит главным звеном социальной активности. Становление субъектной позиции личности связано с эффектами осуществления социализации и усилением когнитивно-оценочной функции, когда автономный уровень самоуправления личности достигает определенной оптимальности и позволяет ей реализовать свою активность в соотнесении не только с внешними инстанциями, но и вопреки им, если это соотносится с внутренними ценностно-смысловыми образованиями, убеждениями, взглядами личности.

Активная социальная позиция и интенция на расширение социального пространства взаимодействия характерно для А. Леонтьева.

С. Рубинштейн противопоставляет активность, направленную на расширение внутреннего пространства, поддержание и расширение внутренней интенциональности, развитие самосознания.

В зарубежной психологии исследования индивидуальных аспектов социальной активности прежде всего связаны с именем А. Адлера, предложившего понятие стиля жизни и креативного «Я», которые подчеркивают активный характер жизни человека [1, с. 131-140]. Э. Дюркгейм считает такую личность социализированной, которая приняла систему существующих в обществе правил и способна преодолевать индивидуальные интересы во имя общественных [10]. Ю. Хабермас рассматривает социализацию и личностное становление индивида как процессы развития и формирования способности человека к построению и реализации собственного жизненного проекта [24]. В исследованиях ученых постсоветского пространства социализацию считают успешной, если индивид осваивает необходимые социальные роли, усваивает принятую в данном социуме систему ценностей, социальных норм, а также производительные стереотипы поведения [18]; [12].

Э. Дюркгейм интериоризацию рассматривает как один из элементов социализации, который предусматривает формирование базовых категорий в индивидуальном сознании на основе индивидуального опыта в сфере общественных отношений и представлений [10].

То есть, человек всегда социализирован в обществе (хотя бы на минимальном уровне), но при этом не всегда он социализируется в профессии. Субъективный опыт индивида становится возможным только в результате отношения к себе как объекта, включенного в сеть объективных отношений с предметами окружающей действительности и другими людьми. В свою очередь, внешние предметы начинают выступать для субъекта как мир объектов, независимых от него и его сознания, только тогда, когда появляется первый, элементарный акт самопознания. Субъект

осознает не только свою «включенность» в объективную сеть отношений, но и уникальность собственной позиции в мире. Последняя представляется, «во-первых, в том, что какое тело субъекта занимает такое место в системе пространственно-временных связей, не занимает никакой другой субъект; во-вторых, в том, что только он имеет «внутренний доступ» к собственным субъективным состояниям «[16, с.126].

В своих взаимоотношениях человек выступает как субъект, осуществляющий новую действительность. Становление человека как субъекта особой целенаправленной деятельности, как творчески действующего субъекта, организует деятельность в ее основных человеческих измерениях и того, что создано ею осуществляется том, «субъект в своих деяниях, в актах своей творческой самодеятельности не только проявляется, но и создается и определяется» [22, с.94]. В его отношениях взаимодействия, в которых только и происходит деятельность субъекта, обеспечивается реальность развития новых форм и уровней развития живого, происходит становление социального как реальности универсального бытия, где рост самоотношения превращается в цель, лежащую в основе его роста как личности и профессионала.

В контексте развития личности, становления ее социальной позиции, мы показываем влияние «Я-концепции» на духовные потребности, ценностные ориентации, развития профессионального «Я». Значимым феноменом, прослеживающимся в исследованиях характеристик «Я», выступает «роль» в регулировании поведения и деятельности (А. Мелик-Пашаев, А.В. Суворов и др.). Человек может выстраивать свое поведение и выполнять действия на уровне своего обычного «Я», но он не может осуществлять свои поступки и действия на уровне своего высшего «Я». У большинства людей их повседневное поведение определяется обычным жизненным «Я», и оно, по А. Маслоу, инициируется дефицитарной потребностью. Однако в критических или экстремальных ситуациях (в некоторых из них) регулирование поведения и деятельности начинает выполнять высшее «Я», и при этом у них только актуализируются бытовые потребности. Вместе с тем в этих же исследованиях описаны люди (по отношению к общей массе их совсем немного), для которых основные ценности жизни и культуры стали их субъективно значимыми ценностями, и их жизнедеятельность преимущественно регулируется их высшим «Я».

Когда возникает проблема личности, ее самодетерминации, то «только выходя за пределы психологии сознания в сферу духа, можно распознать» нерешен-нное ядро «личности, способной самоопределять свою судьбу, свой характер». А потому «только в феноменах культуры заложено свободу самодетерминации нашего сознания, наших поступков — нашей душевной и действенной жизни» [5, с. 325-326]. Еще в свое время В.М. Бехтерев считал: «Личность является существом социальным в настоящем смысле слова, повторяя не свои особенности, а общие для всех взгляды, выполняя общие для всех обычаи, проявляя в известных случаях общие всем действия …

Человек в обществе безусловно подчинен общественным требованиям» [4, с. 11]. Универсализацией законов неорганического, органического и сверхорганического мира, под которым В.М. Бехтерев понимал человеческое общество, он стремился объяснить явления общественной жизни. Это такие законы, взятые из физики, биологии и других естественных наук: закон сохранения энергии, закон притяжения, закон энтропии и др. [4, с. 88]. В то же время изучение современной специальной научной литературы показывает, что в психологии личности уже сложились определенные предпосылки для углубления теоретико-методологического анализа и обоснования категории «Я-концепция» (В.С. Агапов, Б.Г. Ананьев, А.Г. Асмолов, И.В. Барышникова, А.А. Бодалев, А.В. Брушлинский. и другие). Прежде всего, это исследования проблемы самоотношения, самооценки, самоопределения, самоутверждения, представления личности о себе в условиях совместной деятельности, влияния «Я-концепции» на мотивацию, духовные потребности, ценностные ориентации на социально-психологическую адаптацию личности, развитие профессионального «Я». Различные теоретические конструкции и методологические подходы к изучению «Я-концепции» не соотносятся друг с другом, поскольку разные ученые, отталкиваясь в своих исследованиях от различных целей и задач, приходят к противоречивым взглядам на данную категорию, ее структурные и содержательные составляющие. Многие ученые считают проблему «Я-концепции» узкоспециальной в рамках своего конкретно-научного подхода (социально-психологического, медицинского, возрастного и т. д.).

Нередко «Я-концепция» рассматривается исследователем только как компонент иной проблемы или включается в различные ее контексты. Качество социальное — понятие, фиксирующее определенные общественно-определенные свойства личности, социальных групп и классов, неотделимое от способа существования и деятельности исторических субъектов [23].

Жизненная позиция личности — наиболее выражена и поэтому основные компоненты ее направленности, которые определяют убеждения, принципы, ценностные ориентации, установки, проявляются в качестве мотивов деятельности личности [20, с. 39]. Самосознание человека формируется и функционирует только в общении и взаимодействии с другими людьми и благодаря им. Только через «зеркало» — через другого человека — люди способны создавать адекватное представление о себе.

Л.С. Выготский отмечал: «Личность становится для себя тем, чем она есть в себе, с помощью того, что она представляет для других» [8, с.196]. Любой индивид, проживающий в обществе, живет общественной жизнью. Личность является индивидуальным бытием и индивидуальной степенью общественных отношений. Чем богаче совокупность социальных и природных сил, тем ярче есть индивидуальность, чем беднее — тем примитивнее является и сам человек.

Поэтому Л.С. Выготский утверждал: «Все высшие психические функции являются интериоризирован-ными отношениями общественного порядка, основой социальной структуры личности. Их состав, генетическая структура, способ действия, то есть, вся их природа — «социальная» [8, с. 198]. В личной жизни воплощается только та деятельность, которая выполняется человеком свободно, которая, есть ее самодеятельностью, внутренней потребностью. Именно такая деятельность и дает возможность человеку реализовать себя, раскрыть свою индивидуальность, развить способности и дарования.

Личная жизнь меняется в ходе развития общества и поэтому является конкретно-историческим явлением. Личная жизнь — наиболее консервативная часть жизни человека: здесь особенно прочно удерживаются старые традиции, ритуалы, обычаи [14, с. 65-70].

Н.Г. Гинзбург характеризует такую важную особенность двойственной природы человека, конкретизирует ее одновременную принадлежность к духовному и материальному: «… с одной стороны, человек бесконечен, с другой — как существо биологическое -он смертен, и его самореализация при необходимости разворачивается во времени, откуда — постоянная неудовлетворенность этой реализацией» [9, с. 43].

Отсюда, главной особенностью человека, что приводит значимые характеристики ее природы, является системообразующее единство особой объективно заданной образующей активности-деятельности и субъектности, содержащий необходимость, потребность, способность и возможность изменения, расширения, проектирование такой деятельности, отношение к ней как к условия своего бытия и своего роста-развития в нем.

Ряд исследователей рассматривает идентификацию как особый социальный феномен, как постоянно существующий и имеющий положительную мотивацию процесс в жизни человека, расширяющийся и углубляющийся, постоянно совершенствуется для себя и других, как особую способность человека определять себя и относиться к себе по сравнению с другими и в отношениях с другими, и утверждает, что она предшествует всем формам определения и самоопределения индивида, выражая объективную потребность приспособления к обществу как реальной среде своего существования и одновременно определение его.

Самоидентификация — это специально организованная субъектом деятельность, целью которой является отождествление личности с собой на основе самосознания, самовосприятия того, что есть эмоциональная связь с собой, проявить себя в широкой действительности и на соответствующем уровне формирование отношения к ней.

Если раньше при изучении личности примат отдавался внешним условиям, внешним параметрам, то сейчас переносится акцент на другое: личность раскрывается через анализ внутреннего содержания, которое в свою очередь оказывается снаружи, и тем самым в определенном смысле сама себя меняет.

В основе личности, по А.Н. Леонтьеву, лежат отношения подчиненности человеческой деятельности, которая порождается ходом их развития [17]. Известно, что в течение жизни наблюдается постоянный перенос акцентов с индивидуального на общественное в человеческой природе (и очень часто без желания индивида).

Вместе с тем, как утверждает Р. Вельдер, «какими бы ни были люди, как бы ни отличались или не были похожи их занятия, образ жизни, характер, уровень интеллекта, в силу только одного приобщения к общей массе у них начинает формироваться некоторая коллегиальная душа, позволяющая чувствовать, думать и действовать иначе, чем присуще каждому из них отдельно. Идеи, возникающие при этом, мысли и чувства могут реализоваться только индивидами, объединенными в массу» [7, с. 192]. Существование личности можно представлять как единство различных действующих социальных явлений. Согласно концепции Э.В. Ильенкова: «тело» человека выступающего как личность, — это его органическое тело вместе с теми искусственными органами, она образует с вещества внешней природы, «удлиняя» и многократно усиливая естественные органы своего тела и тем самым усложняя свои взаимоотношения с другими индивидами, проявления своей «сущности» [11, с. 329].

Во многих научных источниках по проблемам, связанным с личностью, существует мнение об отождествлении понятий самоопределения и жизненной позиции личности. Жизненная позиция — это способ «включения» личности в жизнедеятельность общества: совокупность взглядов, социально значимых убеждений, прежде всего профессиональных умений и соответствующих действий личности, которые реализуют его отношение к окружающему миру. То есть жизненную позицию личности определяют не любые ее поступки или действия, а совокупность типичных поведенческих актов, стойкая линия поведения и деятельности. Так, А.В. Киричук определяет активную жизненную позицию как «…систему нравственного отношения личности прежде всего к природе, частью которой она является; к обществу в целом и общностей, к которым она относится; к основным видам деятельности, по которым и осуществляется внутренняя связь с природой и обществом [13, с. 15].

Понимание социального качества личности нельзя ограничивать только анализом специфики и структуры деятельности (цель, средство, результат и т. д.). Это со всей очевидностью свидетельствует в пользу того неоспоримого факта, что потребности детерминируют деятельность и тем самым непосредственно влияют на социальное качество личности. Потребности не формально, не только как источник, а содержательно, качественно определяют характер деятельности личности. Потребность является центральным детерминирующим звеном в реальной предметной деятельности человека. Таким образом, вполне понятно, что нельзя рассматривать социальное качество личности, не обращаясь к такому важному элементу, которым есть необходимость.

Социальное выступает не только как общее, наиболее общее в характеристике человека, но существует еще один уровень социального как особой социальной материи. Здесь действуют единые законы поля социального как неповторимого и не такие, что сводятся к миру, который его создал, и, как сущностной характеристики человеческого, которая при сохранении всех генетических связей именно в своем генезисе и в противопоставлении в ней другого, получала то особенное, что определило человека и на бифуркационном прорыве отделило ее, подняло на новый уровень выполнения эволюции — эволюции социальной, носителем которой она становится.

Рассматривая детерминации развития личности, в качестве актуальной стает проблема самодетерминации развития личности. В процессе развития личности, на определенной стадии, она начинает сама сознательно организовывать свою собственную жизнь, а значит и определять в определенной степени свое собственное развитие, в том числе психическое.

Общая система детерминант развития личности становится более сложной: увеличивается число ее уровней и измерений, растет многообразие связей между причинами, условиями, факторами, предпосылками и тому подобное. На разных стадиях развития, в зависимости от массы обстоятельств, специфическим образом в каждой личности образуется определенная мера соотношения социальной детерминации и самодетерминации.

Деятельность, по А.Н. Леонтьеву, «это единица жизни, опосредованная психическим отражением, реальная функция которого состоит в том, что оно ориентирует субъекта в предметном мире» [17, с. 141]; «Другими словами, деятельность — это не реакция и не совокупность реакций, а система, имеющая строение, свои внутренние переходы и превращения, свое развитие». И далее: «Деятельность каждого отдельного человека зависит от его места в обществе, от условий, выпадающих на его долю, от того, как он формируется в неповторимых индивидуальных обстоятельствах» [17, с. 142].

Б.Г. Ананьев, в частности, отмечал: «Социальное формирование личности — это формирование субъекта общественного поведения и коммуникаций. Социальное формирование человека — это место образования человека как субъекта познания и деятельности, начиная с игры и обучения, заканчивая работой, если следовать известной классификации видов человеческой деятельности. Переход от игры к учебе, смена различных видов обучения, подготовка к труду в обществе и т..д. — это одновременно стадии развития свойств субъекта познания и деятельности, изменения социальных позиций, ролей в обществе и сдвигов в статусе, то есть становление личности» [3, с. 108].

В самом общем плане социализацию принято рассматривать как «процесс, в ходе которого человеческое существо овладевает качествами, необходимыми ему для жизнедеятельности в обществе» [15, с. 78], «как процесс усвоения индивидом опыта социальной жизни» [25, с. 66].

Личность должна постоянно участвовать в процессе социализации, который характеризуется свойством бесконечности относительно жизнедеятельности, или же физического существования человеческого индивида. Процесс социализации не только происходит в течение всей жизни человека, а является социально-психологическим механизмом формирования социальной зрелости личности.

Существует несколько объяснений особенностей разницы понятий «социализация индивида» и «социализация личности». В частности, И. Бугрова предполагает, что «социализация индивида имеет более узкий смысл, как достижение представителем рода человеческого социальных качеств и характеристик, необходимых ему для вхождения в социальную среду и которые, в свою очередь служат отправной точкой дальнейшего развития» [6, с. 52-53].

Такое объяснение дает основания предположению, согласно которому возможно временное ограничение социализации. Продолжая логику рассуждений, И. Бугрова пытается уточнить понятия «становление», «формирование», «воспитание» с содержанием понятия «социализация». В итоге таких рассуждений осуществлено различие социализации в узком и широком смысле слова. В первом случае — это «…осознание, понимание и активное творческое отношение к ним, во втором — социальное становление личности, раскрытие ее сути в социально значимой деятельности» [6, с. 52-53].

Благодаря достижению «акме» как кульминации способа самореализации субъекта жизненного пути личностные возможности человека не просто совершенствуются, а увеличиваются (становятся неисчерпаемыми) [2]. В то же время акмеология является признаком достижения вершины в реализации, совершенствовании и приумножении творческого потенциала человека как субъекта самореализации.

Вывод. Самореализация — это процесс приоритетного изменения глубин целостного личностно-деятельностного состояния человека, в процессе которого саморазварачивается, обновляется и совершенствуется его духовная сущность. Это возможно только в результате большой целенаправленной работы над собой, над собственной личностью, то есть осмысления истинных, настоящих целей своей жизни, а потом их выделение с помощью качественных, основных принципов своей личности и индивидуальности. Итак, самореализация является творчеством и формой экзистенциального раскрытия человека.

Многие исследователи рассматривают самореализацию как итог самореализации человека в различных сферах деятельности. То есть, можно сказать, что «акме» является степенью, уровнем развития самореализации. При этом основным фактором достижения состояния «акме» в конечном итоге самореализации является саморазвитие личности, где существенное значение имеет ее социальная позиция.

Список литературы:

I. Адлер А. Индивидуальная психология // История зарубежной психологии / ред. П.Я. Гальперин, А.Н. Ждан. -М., 1986., с. 131-140.

Акмеология: [учебник] / под общ. ред. А. А. Деркача. — М. : Изд-во РАГС, 2002. — 650 с. Ананьев Б. Г. Психофизиология студенческого возраста и усвоение знаний // Вестник высшей школы. — М., 1973. — № 6.

Бехтерев В.М. . Коллективная рефлексология. Пг., 1921. Библер В.С. От наукоучения — к логике культуры. — М., 1991. — 430 с.

Бугрова Н. И. О содержании понятия «социализация личности» // Вестник Белорусского университета. Сер. 3. История, философия, научный коммунизм, экономика, право. — Минск, 1985. — № 3. — С. 51-54.

Вельдер Р.К. К вопросу о феномене подсознательной агрессивности // Общ. науки и современность. — 1993. -№ 3.

Выготский Л.С. Развитие высших психических функций: Из неопубликованных трудов. — М., 1960.

Гинзбург М.Р. Психологическое содержание личностного самоопределения //Вопросы психологии. — 1994. — № 3.

10. Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение /пер. с фр., составление, послесловие и примечания А.Б.Гофмана. — М,: Канон, 1995. — 352 с.

II. Ильенков Э. В. Что же такое личность? // С чего начинается личность / Под общей ред. Р. И. Косолапова. -2-е изд. — М.: Политиздат, 1984. — 360 с.

12. Каргопольцева Н.А. Социализация и воспитание студентов вуза // Вестн. ОГУ. — 2002. — № 2. — С.80-85.

13. Киричук О. В. Формування в учшв активно!’ життево! позици. — К.: Радянська школа, 1983. — 136 с.

14. Коган Л.Н. Человек и его судьба. — М,: Мысль, 1988. — 283 с.

15. Кон И. С. В поисках себя: личность и самосознание. — М.: Политиздат, 1984. — 335 с.

16. Лекторский В.А. Обьект. Субьект. Познание. — М., 1980.

17. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. Изд. 2-е. М.: Политиздат, 1977. — 304 с.

18. Мудрик А.В. Бодалев А.А., Малькова З.А. Концепция воспитания учащейся молодежи в современном обществе. — М., 1991. — 98 с.

19. Пилиповский В.Я. Вступительная статья // Р Бернс. Я-концепция и воспитание. — М., 1985.

9.

№ 2 (80)

UNIVERSUM:

ПСИХОЛОГИЯ И ОБРАЗОВАНИЕ

• 7universum.com

февраль, 2021 г.

20. Платонов К.К. Краткий словарь системы психологических понятий: учеб. пособие для учеб. заведений профтехобразования. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.:Высшая шк., 1984. — 174 с. — с.39.

21. Радул В.В. Сощальна зршсть особистостг — Харюв:Мачулш, 2017. — 442 с.

22. Рубинштейн С.Л. Принцип творческой самодеятельности/С.Л.Рубинштейн // Вопросы философии. — 1989. -№ 4. — С. 39-53.

23. Соцюлого-педагопчний словник / За ред. В.В. Радула. — Кшв: «ЕксОб», 2004. — 304 с

24. Хабермас Ю. Будущее человеческой природы: На пути к либеральной евгенике /пер.с нем. М.Л. Хорькова.-М.:Весь Мир,2002. — 144 с.

25. Философская энциклопедия: в 10 т. — М., 1970. — Т. 5.

Как социальная позиция брендов влияет на отношение покупателей | Исследования | Новости

Потребители в России и по всему миру предпочитают приобретать товары у корпораций, неравнодушных к социальным проблемам. Также две трети покупателей считают, что могут повлиять на поведение компаний с помощью бойкота продукции и отзывов в соцсетях, говорится в исследовании Accenture

Около половины (46%) российских потребителей и 63% покупателей по всему миру
чаще приобретают продукцию корпораций, чья позиция по социально значимым
вопросам совпадает с их ценностями. Об этом говорится в исследовании
консалтинговой компании Accenture. Опрос проводился в 35 странах, включая
Россию, США, Великобританию и Китай.

Для потребителей наиболее привлекательны компании и бренды, которые
стремятся не только увеличить прибыль, но и отстоять свои идеи по значимым
вопросам. Так, 56% в России и 62% респондентов по всему миру хотели бы, чтобы
корпорации открыто говорили о своей позиции по социальным, культурным,
экологическим и политическим проблемам. А 55% российских потребителей и 
65% опрошенных в мире отметили, что ценности и принципы руководства компаний
напрямую влияют на решение о покупке.

«Многие компании, побоявшиеся открыто защищать свои принципы из-за
инертности или страха общественного резонанса, уступили конкурентам», —
отмечается в исследовании.

Участники опроса преимущественно уверены, что своими действиями могут
изменить поведение компаний. Две трети респондентов (70% в России и 66% в мире)
считают, что открытый бойкот продукции или негативные отзывы в соцсетях
заставят игроков рынка пересмотреть свою позицию по тем или иным вопросам.

Аудиторию все чаще привлекают организации, стремящиеся использовать
высококачественные ингредиенты в производстве продукции (79% в России и 76% в
мире), внимательно относятся к своим сотрудникам (47% в России и 65% в мире), а
также заботятся о сохранении природы, в том числе в вопросе сокращения
использования пластика (46% в России и 62% в мире).

Кроме того, 57% опрошенных россиян и 62% респондентов в мире заявили, что
для них важна честность со стороны корпораций и брендов. Так, 57% респондентов
из России и 74% участников глобального исследования считают, что компании
должны быть абсолютно прозрачны в вопросах происхождения продукции,
безопасности условий труда и этичности по отношению к животным.

Исследование, которое проводилось с августа по октябрь 2018 г., охватывает
30 тыс. человек.

Социальная позиция эксперта как новый элемент науки

Ключевые слова:

экспертиза, наука, общественное благо, экономика, политика, научное сообщество, научная политика

Аннотация

Статья посвящена анализу изменений, произошедших в процедурах оценки научного знания с начала их активного использования в экономической, политической и повседневной жизни людей и формирования новой социальной позиции эксперта. До этого момента оценка научного знания обычно происходила внутри научного сообщества. В этом случае особую роль играли «знатоки», ведущие специалисты, способные на основе характерных для научного этоса критериев произвести оценку научных проектов и результатов. На этапе активного внедрения научного знания в жизнь общества формируется новая социальная позиция эксперта, которая отличается от позиции внутринаучного «знатока». В своей деятельности ему необходимо оценить проекты, которые связаны с использованием больших финансовых ресурсов и могут внести изменения в жизнь общества и экономику, а поэтому он ориентируется не только на научные критерии, но и на возможные экономические, политические и общественные последствия реализации проектов. Формирование новой социальной позиции эксперта и ее активное использование учеными приводит к нескольким проблемам. Во-первых, экспертиза и экспертная позиция начинают использоваться учеными для легитимации собственного положения в наукe и борьбы с конкурирующими группами. Во-вторых, это может как вести к снижению разнообразия внутри самой науки, так и приводить к уменьшению количества познавательных практик и ограничивать выработку новых подходов к анализу технологических, экономических, политических и общественных инноваций.

Литература

Антоновский, Бараш, 2019 – Антоновский А.Ю., Бараш Р.Э. Системно-коммуникативная теория и ее приложения: наука и протест. М.: РОИФН, 2019. 287 с.

Бек, 2000 – Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну / пер. В. Седельника. М.: Прогресс-Традиция, 2000. 380 с.

Бурдье, 2007 – Бурдье П. Социальное пространство: поля и практики / пер. с фр.; составление, общая редакция перевода и послесловие Н.А. Шматко. М.: Институт экспериментальной социологии; СПб.: Алетейя, 2007. 576 с.

Дастон, Галисон, 2018 – Дастон Л., Галисон П. Объективность / пер. с англ. Т. Вархотова, С. Гавриленко, А. Писарева. М.: Новое Литературное Обозрение, 2018. 584 с.

Дмитриев, 1999 – Дмитриев И.С. Неизвестный Ньютон. Силуэт на фоне эпохи. СПб.: «Алетейя», 1999. 784 с.

Гейзенберг, 2006 – Гейзенберг В. Избранные философские работы / пер. с нем. А.В. Ахутина и В.В. Бибихина. СПб.: Наука, 2006. 572 с.

Герасимова, 2018 – Герасимова И.А. Инженерное знание в техногенной цивилизации // Эпистемология и философия науки. 2018. Т. 55. № 2. С. 6–17.

Герасимова, 2019 – Герасимова И.А. Неопределенность в познании и в социальных практиках // Эпистемология и философия науки. Т. 56. 2019. №4. С. 8–20.

Горохов, 2012 – Горохов В.Г. Галилео Галилей как философ техники (социокультурный подвиг, который изменил мир) // Философский журнал. 2012. № 1(8). С. 59–76.

Касавин, 2014 – Касавин И.Т. Интерактивные зоны: к предыстории научной лаборатории // Вестник Российской Академии Наук. Т. 84. 2014. № 12. С. 1098–1106.

Касавин, 2019 – Касавин И.Т. Рождение философии науки из духа викторианской эпохи. // Эпистемология и философия науки. 2019. №1. С. 23–33.

Коллинз, 2002 – Коллинз Р. Социология философий. Глобальная теория интеллектуального изменения / пер. с англ. Н.С. Розов, Ю.Б. Вертгейм. Новосибирск: Сибирский хронограф, 2002. 1281 с.

Липпман, 2004 – Липпман У. Общественное мнение / пер. с англ. Т.В. Барчуновой. М.: Институт фонда «Общественное мнение», 2004. 384 с.

Луман, 2016 – Луман Н. Истина. Знание. Наука / пер. с нам. А.Ю. Антоновского. М.: Логос, 2016. 410 с.

Масланов, 2018 – Масланов Е.В. Краудсорсинг как элемент экспертизы // Цифровой ученый: лаборатория философа. 2018. Т.1. № 1. С. 83–95.

Мертон, 2006 – Мертон Р. Социальная теория и социальная структура / пер. с англ. Е.Н. Егоровой, З.В. Кагановой, В.Г. Николаева, Е.Р. Черемиссиновой. М.: АСТ Москва: Хранитель, 2006. 873 с.

Никифоров, 2019 – Никифоров А.Л. Трансформация науки в XX в.: от поиска истины к совершенствованию техники // Эпистемология и философия науки. 2019. Т. 56. № 3. С. 20–29.

Пронин, Юдин, Синеокая, 2017 – Пронин М.А., Юдин Б.Г., Синеокая Ю.В. Философия как экспертиза // Философский журнал. 2017. Т. 10. № 2. С. 79–96.

Пружинин, 2015 – Пружинин Б.И. Трансдисциплинарность в контексте дихотомии прикладного и фундаментального в науке // Трансдисциплинарность в философии и науке: подходы, проблемы, перспективы / Под ред. Бажанова В., Шольц Р.М.: Издательский дом «Навигатор», 2015. С. 252–262.

Розов, 2018 – Розов Н.С. Достижимы ли научный консенсус и «быстрые открытия» в социальном познании // Цифровой ученый: лаборатория философа. 2018. Т. 1. №1. С. 96–114.

Тухватулина, 2020 – Тухватулина Л.А. Экспертное знание в демократическом обществе: к проблеме обоснования // Цифровой ученый: лаборатория философа. 2020. Т. 3. № 1. С. 67-79

Фейерабенд, 2010 – Фейрабенд П. Прощай, разум! / пер. с англ. А.Л. Никифорова М.: АСТ: Астрель, 2010. 477 с.

Шевченко, 2020 – Шевченко С.Ю. Презирать и подсказывать: эпистемическая несправедливость и контр-экспертиза // Эпистемология и философия науки. 2020. Т. 57. № 2. С. 20–32.

Adams, 2017 – Adams S. Arc of Empire: The Federal Telegraph Company, the U.S. Navy, and the Beginnings of Silicon Valley // Business History Review. 2017. Vol. 91. No. 2. pp. 329–359.

Ash, 2010 – Ash E.H. Introduction: Expertise and the Early Modern State // Osiris. 2010. Vol. 25. No. 1. Pp. 1–24.

Callon, 1994 – Callon M. Is Science a Public Good? Fifth Mullins Lecture, Virginia Polytechnic Institute, 23 March 1993. // Science, Technology, & Human Values. 1994. Vol. 19. No. 4. pp. 395–424.

De Laet, Mol, 2000 — De Laet M., Mol A. The Zimbabwe Bush Pump: Mechanics of a Fluid Technology // Social Studies of Science. 2000. Vol. 30. No. 2. Pp. 225–263.

de Solla Price, 1986 – de Solla Price D.J. Little Science, Big Science … and Beyond. New York: Columbia University Press, 1986. 301 p.

Fischer, 2000 – Fischer F. Citizens, Experts, and the Environment: The Politics of Local Knowledge. Durham and London: Duke University Press, 2000. 352 p.

Galison, 1997 – Galison P. Image and Logic. A Material Culture of Microphysics. Chicago and London: University of Chicago Press, 1997. 955 p.

Grundmann, 2018 – Grundmann R. The Rightful Place of Expertise // Social Epistemology. A Journal of Knowledge, Culture and Policy. 2018. Vol. 32. Is. 6. pp. 372–386.

Hedlund, 2011 – Hedlund S. Invisible Hands, Russian Experience, and Social Science. Approaches to Understanding Systemic Failure. Cambridge: Cambridge University Press, 2011. 324 p.

Lave et al., 2010 – Lave R., Doyle M., Robertson M. Privatizing Stream Restoration in the US // Social Studies of Science. 2010. Vol. 40. Iss. 5. pp. 677–703.

Merton, 1973 – Merton R.K. The Sociology of Science. Theoretical and Empirical Investigations. Chicago and London: The University of Chicago Press, 1973. 605 p.

Nik-Khan, 2014 – Nik-Khan E. Neoliberal Pharmaceutical Science and the Chicago School of Economics // Social Studies of Science. 2014. Vol. 22. Is. 4 pp. 489-517.

Pronskikh, 2016 – Pronskikh V. E-36: The First Proto-Megascience Experiment at NAL // Phys. Perspect. 2016. No. 18. pp. 357–378.

Rabier, 2007 – Rabier C. Introduction: Expertise in Historical Perspectives // Rabier C.(ed.) Fields of Expertise: A Comparative History of Expert Procedures in Paris and London, 1600 To Rresent. Newcastle, UK: Cambridge Scholars Publishing, 2007, pp. 1–15.

Scott, 1998 – Scott J. Seeing Like a State: How Certain Schemes to Improve the HumanCondition Have Failed. New Haven and London: Yale University Press, 1998. 445 p.

Shapin, 2008 – Shapin S. The Scientific Life: A Moral History of a Late Modern Vocation. Chicago, IL: Chicago University Press, 2008. 486 p.

Stephan, 2015 – Stephan P. How Economics Shapes Science. Cambridge, MA: Harvard University Press. 2015. 384 p.

Vitalis, 2004 –Vitalis V. Science, Economics and Sustainable Development: Making Measurement Meaningful // Environmental Sciences. 2004. Vol. 1. No. 2. pp. 201–230

Webber, 1989 – Weber M. Science as a Vocation // Lassman P., Velody I., Martins H. (eds.) Max Weber’s “Science as a Vocation”. London: Unwin Hyman, 1989. pp. 3–31.

Williams, 2019 – Williams L.D.A. Guest Editorial: Conceptualizing Justice and Counter-Expertise // Science as Culture. 2019. Vol. 28. Is. 3. pp. 251–276.

Социальная позиция | Мобилис АутсорсингМобилис Аутсорсинг

Надежная работа компании и устойчивые позиции на рынке немыслимы без доверия общества и партнеров, коллег и клиентов.

«Мобилис Аутсорсинг» постоянно прогрессирует, становится лучше для Вас и старается сделать лучше жизнь, окружающую Вас.

Активная социальная позиция – один из принципов деятельности компании. С каждым успешным проектом и довольным клиентом повышается наш профессионализм, совершенствуемся мы сами, совершенствуется мир вокруг нас, а значит, мы выполняем свои обязательства.

«Мобилис Аутсорсинг» постоянно расширяет границы своей деятельности, наши усилия направлены не только на коммерческое развитие, но и на социальные программы для общественных организаций. В частности, уже долгое время мы с удовольствием оказываем поддержку …

С самого дня своего основания с 17 января 2012 года, наша компания взяла за основу социально ориентированный подход. Новый клиент для нас — не просто старт очередного проекта, но и начало долгосрочных теплых, человеческих отношений, дружеских и партнерских. Новый сотрудник — не просто бизнес-единица, но и Личность. Создание благоприятных условий труда для сотрудников компании, повышение лояльности сотрудников к компании, сохранение, укрепление и профилактика их здоровья, повышение профессионального уровня специалистов, добросовестное и ответственное отношение к ним – один из важнейших аспектов социальной политики нашей компании, а также инструмент долгосрочных социальных инвестиций.


Осознание ответственности перед своими сотрудниками, клиентами и страной является важнейшим признаком зрелости и профессионализма любого бизнеса.
Мы живем среди людей и нам не чужды проблемы и трудности современного общества.

«Мобилис Аутсорсинг» всегда готов прийти на помощь. Компания с уверенностью берет на себя профессиональные и социальные обязательства и выполняет их, какие бы трудности перед нами не возникали.

 

 

 

Социальная ответственность

В своей деятельности компания руководствуется принципом социальной ответственности — особое внимание МТС уделяет заботе о потребителе, о сотрудниках, занимает активную позицию в поддержке гуманитарных, культурных, спортивных и других общественно значимых проектов.

Безусловно, основное поле реализации социально ответственной позиции МТС — предоставление клиентам наиболее качественных и передовых услуг связи по доступным для каждого тарифам. Вместе с тем, наряду с телекоммуникационными технологиями МТС осознанно развивает технологии социально ответственного инвестирования.

Являясь участником инициативы ООН «Глобальный договор», МТС проводит в Беларуси ряд системных социально ориентированных программ:

  • программа поддержки спорта
  • программа защиты здоровья населения и популяризации здорового образа жизни
  • программа поддержки культуры и искусства
  • программа поддержки экологических инициатив
  • программа поддержки детского и молодежного творчества
  • программа поддержки наименее защищенных слоев населения (детей-сирот, инвалидов).

В числе наиболее ярких акций, реализованных или поддержанных МТС за последнее время, — «Звонок однополчанину», «День без автомобиля», поддержка белорусской делегации на XXI зимних Олимпийских играх в Ванкувере, содействие в проведении 27 Чемпионата Европы по художественной гимнастке, благотворительная акция «Красное платье», организованная в рамках международного движения The Heart Truth Red Dress Collection, музыкальный проект «Максимум на МТС» — концертный тур с участием звёзд эстрады Беларуси, России и Украины. Компания выступает Генеральным партнёром международного фестиваля рекламы и маркетинга «Белый Квадрат», официальным партнером Международного фестиваля искусств «Славянский базар в Витебске», Международного фестиваля Юрия Башмета в Минске.

Традиционно под особым вниманием МТС находится поддержка национального спорта. Компания является Генеральным партнером Белорусской ассоциации гимнастики, официальным партнером Белорусской федерации футбола, Национального олимпийского комитета, оказывает содействие развитию хоккея, гандбола.

При поддержке МТС проходят такие спортивные события, как Международный детский турнир по художественной гимнастике Baby Cup, этапы Кубка мира по художественной гимнастике, открытый чемпионат Республики Беларусь и Международный турнир по спортивной гимнастике на призы шестикратного олимпийского чемпиона Виталия Щербо, Детский турнир по гимнастике «Кубок Маугли» и многие другие соревнования.

По итогам 2005, 2007-2009 годов компания МТС признана в Беларуси брендом года в номинациях «Оператор мобильной связи» и «Социально ответственный бренд» Национального конкурса «Бренд года».

По итогам 2010 года МТС признана победителем в категориях «Активная социальная позиция» и «Частно-государственное партнёрство» в почётной номинации «СОЦИАЛЬНО ОТВЕТСТВЕННЫЙ БРЕНД 2010» в рамках национального конкурса «Бренд года»

Отчет о социальных проектах компании МТС в 2018 году

Отчет о социальных проектах компании МТС в 2019 году

Социальный статус | Britannica

Узнайте о плане скамейки в церкви Святой Маргариты, который дает представление о расположении сидений, основанном на классовых различиях, существовавших в 17 веке, Англия

Взгляните на «план скамьи» для лондонской церкви 17 века , когда распределение мест было основано на положении в обществе. В первых рядах сидели состоятельные и знатные прихожане.

Предоставлено библиотекой Фолджера Шекспира; CC-BY-SA 4.0 (Партнер издателя Britannica) См. Все видеоролики к этой статье

Социальный статус , также называемый статусом , относительный ранг, который занимает человек с соответствующими правами, обязанностями и образом жизни социальная иерархия, основанная на чести или престиже.Статус может быть приписан — то есть присваиваться людям при рождении без ссылки на какие-либо врожденные способности — или достигнут, требуя особых качеств и полученный посредством соревнований и индивидуальных усилий. Приписываемый статус обычно зависит от пола, возраста, расы, семейных отношений или рождения, в то время как достигнутый статус может быть основан на образовании, роде занятий, семейном положении, достижениях или других факторах.

Слово статус подразумевает социальное расслоение по вертикали. О людях можно сказать, что они занимают высокие должности, когда они в состоянии контролировать, по приказу или влиянию, поведение других людей; когда они получают престиж, занимая важные должности; или когда их поведение ценится другими.Относительный статус является основным фактором, определяющим поведение людей по отношению друг к другу ( см. роль).

Подробнее по этой теме

Индуизм: ритуал и социальный статус

Кастовая система, которая формировала индийское общество на протяжении тысячелетий, полностью узаконена и переплетается с индуистской религиозной доктриной …

Статус человека имеет тенденцию меняться в зависимости от социального контекста.Например, положение мужчины в его родственной группе помогает определить его положение в более широком сообществе. Линия передачи индейцев хопи, хотя и не названа, содержит механизм передачи прав на землю, дома и церемониальные знания и, таким образом, жизненно важна для личного статуса. У талленси в Гане мальчик, потерявший отца, является главой семьи и поэтому считается старейшиной; Мужчина средних лет, живущий под отцовской крышей, формально является ребенком. Статус может определяться профессиональными соображениями; таким образом, в некоторых частях Африки к югу от Сахары кузнецы обычно образуют отдельную группу с низким статусом.В индуистской кастовой системе подметальщики находятся в нижней части шкалы, потому что они обрабатывают экскременты.

В большинстве западных городских индустриальных обществ такие атрибуты, как уважаемое занятие, владение и потребление материальных благ, внешний вид и одежда, этикет и манеры стали более важными, чем происхождение при определении социального статуса. Занятия в этих обществах обычно классифицируются по континууму, а не по жесткой иерархии.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.Подпишитесь сейчас

Статус тесно связан с этикетом и моралью и во многих обществах повышается с либеральным использованием богатства ( см. Обмен подарками; потлач). Манипулирование системой богатства и статуса в таких случаях часто требует больших индивидуальных усилий, агрессии и ухищрений.

Статусные группы — это совокупности лиц, организованных в иерархическую социальную систему. Такие группы отличаются от социальных классов тем, что основаны на соображениях чести и престижа, а не на экономическом статусе или власти.Социальная стратификация по статусу обычна в обществах досовременного периода. Члены статусной группы взаимодействуют в основном внутри своей собственной группы и в меньшей степени с членами более высокого или более низкого статуса. В некоторых обществах кланы или родословные могут быть причислены к аристократам и простолюдинам или от королевского клана до кланов, которые подвергаются стигматизации за низкое занятие или рабское происхождение. Возможно, наиболее яркое проявление статусных групп можно найти в кастовой системе Индии. В индуистских деревнях обычно проживают члены нескольких небольших эндогамных групп (подкаст), основанных на традиционных занятиях, от брахманов до неприкасаемых.Контакт с человеком из низшей касты (например, еда или питье из его рук, телесный контакт) загрязняет члена более высокой касты и требует ритуального очищения. Система возрастных категорий ( см. Возрастной набор ) многих традиционных восточноафриканских обществ также может напоминать статусную группу.

Институциональная и относительная социологическая концепция

различие между тремя основными концепциями: а именно социальным положением, социальным статусом и порядком.

положением. В данной статье я рассматриваю социальное положение и социальный статус в институциональной (и реляционной) концепции

, изложенной в общей социологической теории,

— в рамках теории институциональной социологии.В дальнейшем я буду называть эту концепцию институциональной социологической концепцией социального положения

.

Другая статья, в которой я дал обзор типичных интерпретаций и основных

проблем интерпретации концепции «социального положения» в современной социологической

литературе, также может рассматриваться как всеобъемлющее введение в настоящую статью

.

(Farkas 2019a). С точки зрения социологии я выделил

(1) теоретически нейтральный или слабо структуралистский, (2) традиционный теоретический класс, конфликт

теоретический в более узком смысле, теоретический центр-периферию, теоретический элитный и капитальный

теоретические концепции, которые типичны для структуралистской точки зрения, а также (3)

нормативистских, (4) креативистских, (5) рационалистических, (6) феноменалистских, (7) сетевых теоретических и

концепций взаимоотношений концепции ‘социальная позиция’.Как я подчеркивал в упомянутой статье

, я считаю отсутствие удовлетворительного теоретического обоснования самой значительной проблемой

.

Ссылаясь на вышеупомянутую статью, в этом введении я отложил обсуждение

различных концепций позиции и ее основных проблем. Я лишь подчеркну, что институциональная социологическая концепция социальной позиции наиболее близка к структуралистской концепции позиции

.В этой статье я провожу различие между понятиями

социального положения и социального статуса. Я рассматриваю концепцию социального положения как категориальную реляционную и объяснительную концепцию, тогда как я определяю концепцию, обозначенную термином

социального статуса, как концепцию градационной и описательной. Однако в основном я считаю проблемой определение

первой концепции, и я определю социальную позицию как позицию

в соответствии с отношениями социальной власти и отношениями интересов.Таким образом, моя концепция

относительно этой концепции относительно ближе всего к структуралистской позиции

концепции

в основном с точки зрения рассмотрения социальных властных отношений

и отношений интересов.

В концепции структуралистской позиции это общепринятая концепция

, согласно которой социальная власть, авторитет или господство являются существенными

аспектами «социального положения» или классового положения.Что касается классиков, анализируя классы

и классовые позиции, Маркс подчеркивал авторитетные отношения между классами и власть, господство или господство капиталистов над рабочими

(Marx 1972: 38–39; Marx–

Engels 1998). : например, 60, 215, 220–221, 348–349, 457). Вебер (1978: 926–928), с другой стороны,

явно рассматривал классы и классовые ситуации (а также статусные группы или приказы

и партии) как явления или формы распределения власти.Согласно

Poulantzas (1975: 21, 60, 118–127), производственные отношения и, в рамках этих отношений, отношения собственности

выражаются в форме полномочий, которые выводятся из этих отношений

, т. Е. они выражаются в форме классовых полномочий. В подходе Паркина (1979: 44–

46) наиболее важными формами классовых отношений являются отношения власти, которые

присутствуют в закрытии, исключении и узурпации. В концепции Райта социальные отношения

между социальными классами и между людьми, занимающими различные классовые позиции, с определенной точки зрения

являются отношениями социальной власти, отношениями власти или отношениями господства

(Wright 1979: 23–24; 1980: 328–329; 2000; 2005: 9–10, 18; 2009: особенно 107–109).

Согласно Голдторпу (1980: 39), классы состоят из категорий занятий,

членов которых находятся в аналогичном положении в системах власти и контроля

, влияющих на производственный процесс; а также позиции социального класса выражают неравенство

, вовлеченное в властные отношения между людьми, находящимися в различных классовых положениях

(1983: 467). По мнению Скотта (1996: 5, 41), структура социального класса и позиции

, составляющие эту структуру, находятся в тесной связи с властью, властью или правлением.

Социальная позиция | Психология вики

Оценка |
Биопсихология |
Сравнительный |
Познавательная |
Развивающий |
Язык |
Индивидуальные различия |
Личность |
Философия |
Социальные |
Методы |
Статистика |
Клиническая |
Образовательная |
Промышленное |
Профессиональные товары |
Мировая психология |


Социальная психология:
Альтруизм ·
Атрибуция ·
Отношение ·
Соответствие ·
Дискриминация ·
Группы ·
Межличностные отношения ·
Послушание ·
Предрассудки ·
Нормы ·
Восприятие ·
Показатель ·
Контур


Социальное положение означает положение человека в данном обществе и культуре.Данная должность (например, должность священника ) может принадлежать многим людям. Социальное положение влияет на социальный статус. У человека может быть несколько социальных позиций, но только один социальный статус.

Социальные должности, которые может занимать физическое лицо, подразделяются на категории занятий (врач, преподаватель), профессии (член ассоциаций и организаций), семьи (родитель, брат или сестра и т. Д.), Хобби (член различных клубов и организаций). , среди прочего. Человек может создать личную иерархию таких должностей, в которой одна будет центральной позицией, а остальные — периферическими.

Социальные позиции видимые , если они требуют, чтобы человек носил униформу или какой-либо другой опознавательный знак. Часто индивидуальная одежда или другие атрибуты рекламируют, какое социальное положение занимает человек в данный момент. Невидимые социальные позиции называются , скрытые . Позиция, которая считается наиболее важной для данного человека, называется центральная , остальные периферийные . Если для получения данной должности требуется последовательность должностей , ее можно определить как карьеру, а смена должности в этом контексте является повышением или понижением в должности.Некоторые социальные позиции могут облегчить данному человеку получение других; в других случаях некоторые должности могут быть ограничены для лиц, отвечающих определенным критериям.

Социальное положение вместе с социальной ролью определяет место человека в социальной среде и социальной организации. Группа социальных позиций создаст социальный класс и социальный круг.

Социальный конфликт, вызванный вмешательством между социальными позициями, называется позиционным конфликтом.

Воспринимаемое социальное положение и объективное неравенство: движутся ли они вместе? Данные из Европы и США

Неравенство располагаемых доходов

Первым шагом к оценке эволюции объективных условий является выявление неравенства доходов в шести странах с 1994 по 2010 год путем расчета индексов Джини для располагаемых доходов домашних хозяйств, значения которых указаны в отчетах. в таблице 1.Выясняется, что, с одной стороны, в разных странах наблюдаются разные значения этих индексов, которые отражают разные формы распределения доходов и могут быть приписаны совершенно разным социальным нормам и положениям и различным подходам к социальной политике. В каждой волне США и Великобритания показывают самые высокие значения индексов, за ними следуют Италия, Польша, Германия и Норвегия. С другой стороны, общая тенденция к увеличению неравенства наблюдается в период с 1994 по 2012 год для Германии, Норвегии, Польши и США, в то время как Италия и Великобритания демонстрируют умеренное снижение значений индексов.

Таблица 1 Индекс Джини для располагаемых доходов домашних хозяйств

Чтобы глубже изучить, как менялись доходы в течение рассматриваемого периода, и учесть индивидуальные характеристики, для первого и последнего года волн делается акцент на всей совокупности выборки, приписывая каждому человеку эквивалентную доход домохозяйства, к которому он или она принадлежит. В таблице 2 представлены индексы Джини, рассчитанные для различных подгрупп населения.Группы определяются по полу, уровню образования, возрасту, семейному положению, профессиональному статусу и типу профессии. Из-за ограниченности данных некоторая информация отсутствует, а средние и медианные доходы указаны в последних двух строках таблицы.

Таблица 2 Индекс Джини располагаемого дохода домохозяйств по подгруппам населения

Выясняется, что коэффициенты Джини значительно увеличились для большинства подгрупп в каждой стране, за исключением Италии и Польши, что свидетельствует о растущем неравенстве внутри различных групп.

Важно отметить, что значительный рост неравенства (более 4% внутри каждой группы) в период с 1994/1995 по 2010 год наблюдается, в частности, в двух случаях. Во-первых, в Германии, когда группы формируются в соответствии с уровнем их профессиональной подготовки. Во-вторых, в США, когда группы формируются на основе их образовательных достижений. Это означает, что уровень образования и профессиональные навыки представляют собой факторы, которые с меньшей вероятностью создадут однородные группы с точки зрения доходов.

Наконец, цифры показывают, что распределение доходов значительно различается с точки зрения медианного и среднего дохода в разных странах. Тем не менее, некоторые общие свидетельства могут быть обнаружены в соответствии с тем, что было получено на основе синтетических показателей неравенства. В частности, средние и медианные доходы значительно увеличиваются как в европейских странах, так и в США, но дальнейшее исследование (здесь для краткости не приводится) показывает, что между группами может быть обнаружен рост разрыва в доходах, особенно в Соединенном Королевстве и Соединенных Штатах.

Самовоспринимаемое неравенство в социальном положении: описательные результаты

В соответствии с некоторыми ранее рассмотренными литературными источниками предварительный анализ, направленный на изучение того, как люди из нашей выборки склонны размещать себя по социальной шкале, показывает, что большинство людей, как правило, помещают себя посередине. категории и наибольшая доля людей отвечает категории 5 или 6 в каждой стране (рис. 1). В среднем, по прошествии 17 лет заявленная субъективная социальная позиция несколько повысилась, превзойдя среднее значение 5.10 наблюдалось в 1992 году до среднего значения 5,30 в 2009 году. Некоторые различия проявляются между странами: например, интересно отметить, что в 1992 году в Польше значительный процент людей упоминал низкие значения шкалы в своих ответах, а затем сравнивал их. данные со значительным разбросом распределения ответов менее чем за 20 лет. В Италии индивидуальное восприятие своего положения в обществе значительно ухудшилось с тех пор, как в 2009 году все большее число людей заявили, что они находятся в нижней части социальной шкалы.Более того, в Соединенных Штатах более 45% населения считают, что они находятся после середины социальной шкалы, декларирующей то же значение 6.

Рис. 1

Распределение самооценки социального положения по годам и странам

Все эти свидетельства можно возобновить, рассматривая два различных показателя дисперсии, дисперсию и индекс Джини, значения которых представлены в таблице 3 для 1992 и 2009 годов. Дисперсия и индекс Джини переменной «заявленная позиция» рассчитываются по страны и все население, чтобы изучить неравенство в социальном восприятии людьми своего положения в обществе.Оба этих параметра распределения снизились за рассматриваемый период в каждой стране (таблица 3): в среднем дисперсия уменьшилась примерно на 15%, с 3,19 до 2,71, а индекс Джини снизился с 0,18 до 0,162 (снижение на 10%). В частности, также страны, где поляризация доходов увеличивается в течение почти того же периода, такие как Германия, Норвегия, Польша и США, также демонстрируют значительное уменьшение дисперсии и индекса Джини для ответов о воспринимаемом социальном положении. В Италии дисперсия и индекс Джини, рассчитанные на основе этой переменной, увеличились в 2009 году, несмотря на уменьшение поляризации доходов, наблюдаемое в различных экономических исследованиях и анализе располагаемого дохода домашних хозяйств, о которых сообщалось в предыдущем абзаце.

Кроме того, можно заметить, что самый высокий разброс ответов был в Польше в 1992 и 2009 годах, за ней следовали США, Великобритания, Германия и Италия в 1992 году и Италия, Великобритания, Германия и США в 2009 году. Норвегия показывает самый низкий разброс за оба года.

Наконец, чтобы предоставить более подробную информацию о данных, в таблице 4 показано распределение выбранных ковариат по нашей выборке за два периода и среднее значение субъективного социального положения, заявленное в каждой категории.

Как можно легко предсказать и согласованно с результатами другого эмпирического анализа, в среднем самые высокие значения декларируются высококвалифицированными специалистами и высокообразованными, в то время как безработные, инвалиды и малообразованные декларируют самые низкие значения. В целом, сравнивая два года, можно обнаружить небольшое увеличение средних значений для всех рассмотренных групп людей.

Глядя на различия между двумя выборками, можно заметить, что: (i) процент лиц с высшим образованием вырос до 37% в 2009 году по сравнению с 18.8% от 1992 г. повышение среднего уровня образования; (ii) доля всего населения в разных возрастных группах существенно изменилась, так как процент людей старше 45 увеличился, а доля молодежи снизилась; (iii) доля овдовевших, разлученных, разведенных (включенных в переменную «больше не состоящих в браке») и одиноких увеличилась, а доля состоящих в браке упала с 67,6 до 57%; (iv) что касается статуса занятости, то процент безработных ниже 5.От 5% в 1992 году до 4,6% в 2009 году.

Детерминанты самооценки неравенства социального положения

В этой части статьи исследуются детерминанты неравенства в восприятии людьми своего положения в обществе путем сравнения 1992 и 2009 годов, чтобы наблюдать за изменениями в восприятии неравенства и контролировать объективные социально-экономические характеристики. В самом деле, как обсуждалось ранее, распределение людей по иерархической шкале зависит от некоторых индивидуальных особенностей: общество можно представить как объединение групп, в которых одни люди похожи, а другие различаются по отношению к некоторому заданному набору атрибутов или наблюдаемых характеристик, которые имеют влияние на самооценку социального положения, но с разной силой с годами.

Таблица 3 Джини и дисперсия самооценки социального положения по годам и странам
Таблица 4 Состав выборки и среднее значение самооценки социального положения

Как видно из наших данных, результаты показывают, что с течением времени наблюдается возрастающая однородность ответов людей в зависимости от возраста, уровня образования, статуса занятости и профессии. В частности, дисперсия самооценки социального положения по возрастным классам значительно ниже в 2009 году, чем в 1992 году: для возрастной группы от 55 до 64 лет дисперсия выросла с 3.46 до 2,63. Аналогичным образом, категории самооценки социального положения, заявленные занятыми в 2009 году, ближе к среднему значению, поскольку дисперсия уменьшилась на 27%, с 3,88 до 2,82 (цифры со значениями дисперсии для разных подгрупп населения приведены в Приложении. ).

Это свидетельство подтверждается результатами регрессий RIF для обоих исследованных периодов, для индекса Джини и дисперсии, которые представлены в таблице 5. Ковариаты, включенные в регрессии, отражают различные индивидуальные характеристики, которые были предложены в литературе. сообщалось ранее.Ключевым набором переменных являются пол, возраст (шесть групп), образование (три группы образования), семейное положение (три группы), профессиональный статус (шесть категорий) и три иерархические категории профессий (выполненные в настоящем или в прошлом. ) построенный в соответствии с Международной стандартной классификацией профессий, кодексом ISCO-88. Обратите внимание, что базовая группа, используемая в моделях RIF-регрессии, состоит из мужчин в возрасте старше 65 лет, высокообразованных, женатых, работающих полный рабочий день и обладающих высокими профессиональными навыками.

Таблица 5 Регрессии RIF для двух периодов, для индекса Джини и дисперсии

Если посмотреть на значения и релевантность коэффициентов, данные подтверждают, что основные детерминанты самооценки неравенства в социальном положении связаны с профессиональным статусом, инвалидностью и уровнем образования. Это означает, что существует более высокая неоднородность ответов, чем в базовых группах, когда группы формируются из людей с ограниченными возможностями, безработных или людей с низким уровнем образования.

Результаты регрессии при использовании коэффициента Джини в качестве зависимой переменной показывают, что эффект низкого уровня образования со временем увеличивался, поскольку связь между этой ковариатой, которая увеличивает дисперсию индекса Джини, и нашим показателем неравенства выше в 2009 г., чем в 1992. Что касается профессионального статуса, стоит отметить, что наличие работы на условиях неполного рабочего дня связано с более низкими значениями (незначительными) показателей в 1992 году, но обратная зависимость наблюдается на втором году.Эти данные означают, что в течение первого наблюдаемого года наличие работы неполный рабочий день приводило к более однородным ответам, чем наличие работы на полной ставке, и что это уже не так во второй год. Безработица оказывает положительное и значительное влияние, которое становится более очевидным в 2009 году: средние значения заявленных категорий безработных очень низкие (4,59 в 1992 году и 4,69 в 2009 году), но результаты регрессии показывают большой разброс этих показателей и сильное влияние на общую зарегистрированную вариацию.Эти данные показывают, что у безработных иное восприятие своего положения, которое становится еще более выраженным с годами, и что в 2009 году этот статус играет более слабую роль, определяя самоощущение людей в нижней части социальной шкалы.

Точно так же статус инвалидности значительно увеличивает субъективное неравенство в социальном положении, в то время как последствия того, что вы студент, домохозяйка и другие неактивные люди, никогда не бывают значительными. Более того, эффект выхода на пенсию положительный и со временем уменьшается.Одинокий и более не состоящий в браке (овдовевший, разлученный или разведенный) имеет значительный и положительный эффект независимо от рассматриваемого периода, что может быть связано с самой высокой неоднородностью (в том числе с точки зрения восприятия) людей в этих группах. Наконец, оценочные коэффициенты RIF, связанные с профессиональными навыками, не всегда статистически отличаются от нуля, и их влияние со временем уменьшается. Однако можно констатировать, что в 2009 году люди со средним уровнем квалификации декларируют более однородные ценности самооценки социального положения по сравнению с высококвалифицированными специалистами.

Учитывая результаты для дисперсии, большинство доказательств, полученных в результате анализа индекса Джини, подтверждается, поскольку коэффициенты, значимые в обоих анализах, всегда имеют один и тот же знак и одинаковую величину, учитывая различную шкалу между двумя неравенствами. индексы. Различия между двумя моделями касаются статистической значимости некоторых коэффициентов. В некоторых из этих случаев, когда только один из двух коэффициентов статистически отличен от нуля, наблюдаются противоположные знаки значения.

Результаты разложения

Наблюдаемые изменения в распределении субъективного неравенства социального положения за последние 17 лет разлагаются на композиционный эффект из-за различий в наблюдаемых ковариатах среди населения и структурный эффект из-за различий во взаимосвязи, связывающей ковариаты результата.

Результаты декомпозиционного анализа индекса Джини и дисперсии представлены в таблице 6.

Таблица 6 Самооценка изменения социального положения: результаты декомпозиции FFL, состав и влияние коэффициентов для индекса Джини и дисперсии

Чтобы упростить представление результатов, в таблице представлен эффект композиции для пяти наборов объясняющих факторов: пол, возраст, образование, профессиональный статус и профессия.Как эффект состава, так и эффект коэффициента внесли свой вклад в изменение распределения категорий, заявленных людьми в зависимости от их местонахождения, по социальной шкале в период с 1992 по 2009 год, но с другой силой.

Учитывая влияние на изменение индекса Джини, эффект композиции отрицательно влияет на изменение неравенства, в то время как эффект коэффициента имеет гораздо более сильное и отрицательное влияние. Это означает, что если бы распределение ковариат по населению оставалось постоянным с течением времени, индекс Джини в любом случае уменьшился бы.

Если посмотреть на эффект композиции, то уменьшение доли людей с низким уровнем образования в 2009 г. (с 37,2% в 1992 г. до 15,8% в 2009 г.) значительно снизило общую вариацию индекса Джини. Напротив, эффект композиции положительный в случае профессионального статуса, но эффект слабый.

Интересное свидетельство появляется из анализа эффекта коэффициента: как ранее отмечалось, общее влияние отрицательное, и результаты показывают, что -0,016 от -0.025 снижение вариации Джини из-за этого эффекта остается необъяснимым, поскольку оно определяется эффектом «константы» в таблице 5. Как определено в Fortin et al. (2011), фактически изменение перехватов представляет собой изменение распределения для основной группы, используемой в RIF-регрессионном анализе. Тогда этот компонент разложения можно интерпретировать как остаточное (или внутригрупповое) изменение для базовой группы. Также влияние возраста, профессии и профессионального статуса способствует сокращению внутригруппового неравенства в том же направлении, но коэффициенты меньше и не значимы в случае этого индекса.Напротив, пол положительно повлиял на изменение индекса Джини за этот период (0,006).

Если посмотреть на результаты разложения FFL для дисперсии, Footnote 2 , эффект композиции положительный, но очень слабый и в целом несущественный. Признаки эффектов коэффициентов подтверждаются, и переменные профессионального статуса в этом случае имеют существенное влияние.

Видеть социальное положение: визуализировать класс в жизни и смерти | Международный эпидемиологический журнал

Есть «фокусник» Деррен Браун, которого недавно показали по британскому телевидению (www.derrenbrown.co.uk). Одна из его уловок — остановить прохожего на улице, а затем, используя свои очевидно «экстрасенсорные способности», угадать их род занятий. Это вызывает забавно изумленную реакцию у публики, но то, что делает Браун, на самом деле является более экстремальной версией того, что мы делаем много раз в день, — измеряя социальное положение по визуальным подсказкам. Когда мы смотрим на человека, мы быстро обрабатываем визуальную информацию, которая указывает на его место в социальном мире, и мы делаем это в основном без осознания.

Визуальные индикаторы сословия и богатства сыграли важную роль в историческом развитии понимания взаимосвязи между классом и здоровьем. Рассказы о бедности и нездоровье в XIX веке часто включали описания физического воздействия бедности на организм. Уровень смертности в британских городах увеличился в течение первой половины XIX века 1 , и современным комментаторам было ясно, что бремя плохого здоровья сосредоточено на беднейших городских жителях и что об этом свидетельствует их жалкое физическое состояние. 2– 4 В книге Фредерика Энгельса Положение рабочего класса в Англии в 1844 году д-р Хокинс цитирует слова доктора Хокинса, который сказал, что посетители Манчестера были поражены «низким ростом, худощавостью и бледностью, которые проявляются. так часто бросается в глаза », а в Лондоне Энгельс видел« бледных, худощавых, узкогрудых призраков с пустыми глазами »с« вялыми, дряблыми лицами, неспособными ни на малейшее энергичное выражение ». 2

Физические последствия условий жизни бедняков сказались с раннего детства: современные комментаторы указали на это; фабричные работницы работали беременными до родов (потому что иначе теряли заработную плату), а их потомство было немощным.Внешний вид этих детей показал их обстоятельства и пренебрежение, оставившие «неистребимые следы, которые влекут за собой ослабление всей расы рабочих». 2 Эти характеристики, отраженные в низком росте, тощем, бледном и физически выродившемся заводском рабочем, считались результатом долгого рабочего дня, жаркой, влажной, пыльной и переполненной рабочей среды, повторяющейся тяжелой работы, физического насилия со стороны надсмотрщиков , плохое питание, недосыпание и недостаточное пребывание на солнце. 2– 5 В результате плохое телосложение повышает восприимчивость к болезням и смерти.

Несмотря на то, что с середины 19 века и далее происходили некоторые улучшения социальных условий и уровня жизни, 6 во время экономической депрессии 1930-х годов возродился популярный и академический интерес к влиянию бедности на здоровье. И снова особое внимание было уделено физическому состоянию бедных. В своей известной книге Бедность и общественное здравоохранение М’Гонигл и Кирби подробно описали более низкий рост, меньший вес, большее разрушение зубов, большую распространенность рахита и других заболеваний костей, ухудшение осанки и большую распространенность косоглазия среди детей с недостаточным питанием. из бедных семей. 7, 8 Движение социальной медицины того периода было связано с социальной физиологией; как заявил Джон Райл: «Сравнение социального класса с социальным классом в отношении роста, веса, рутинного клинического обследования систем, рентгенологических проявлений, общих нарушений, а также тестов умственных и физических функций… должно нас многому научить». 9

Таким образом, очевидно, что дискуссии о бедности и здоровье в XIX веке и в первой половине XX века были в значительной степени связаны с последствиями социального неблагополучия для телосложения и конституции бедных.Однако бурный рост исследований неравенства, последовавший за публикацией в 1980 г. «Доклада Черного», в значительной степени не был заинтересован в макроскопической физиологии 10– 12 и визуальных проявлениях класса. Почему в последнее время в медицинской литературе уделяется так мало внимания визуальным свидетельствам взаимосвязи между социальным положением и здоровьем?

Одно из возможных объяснений состоит в том, что по мере того, как материальные условия жизни улучшились в абсолютном смысле, прямое воздействие условий жизни на тело стало менее очевидным.Однако, когда исчезли некоторые классовые формы нездоровья, например рахит, их заменили другие, например ожирение, — мы продолжаем «видеть» класс. Второе возможное объяснение состоит в том, что подходы к различиям в здоровье социальных классов, которые подчеркивают физические характеристики бедных, стали ассоциироваться с наследственным мышлением и евгеникой. Примером этого типа исследования наследственности является работа Ли Эллиса, которая постулирует фундаментальную генетическую детерминацию социально-экономических различий в росте, весе при рождении и размере мозга, в дополнение к интеллекту, родительским инвестициям, трудовой мотивации, употреблению наркотиков, альтруизму и, следовательно, здоровью. . 13 В-третьих, главной проблемой недавней работы по неравенству в отношении здоровья было утверждение, что социально-экономические различия в основных причинах смерти, таких как ишемическая болезнь сердца, не могут быть упрощенно объяснены с точки зрения различий в поведенческих моделях, таких как курение, употребление алкоголя. , и упражнения. 14 Акцент на визуальных проявлениях классовых различий может показаться в поддержку аргументов, которые сосредотачиваются на культурных различиях в классовом поведении, классовом «образе жизни» и моральной критике обездоленных.

Падение интереса к визуальным проявлениям классовых различий в эпидемиологических исследованиях социально-экономических различий в состоянии здоровья совпало с возрастающим интересом к этим визуальным обозначениям в академической социологии и культурных исследованиях. Большая часть этой работы сосредоточена на эстетике потребления. В 1980-х годах в классической работе французского социолога Пьера Бурдье 15 описывалось, как система социальных классов проявляется в потреблении, эстетике и образовании через систему «различения».Бурдье утверждал, что эта борьба за социальное различие была фундаментальным элементом всей общественной жизни.

Хотя значение, приписываемое визуальным признакам социального различия, варьируется в зависимости от времени и места, в любой обстановке визуальным кодам присваивается символическое значение, которое передает информацию о статусе и социально-экономическом положении. Визуальные коды одежды и моды отражают социальную структуру, позволяя нам посылать сообщения другим о том, как мы ожидаем, что их примут, и давая полезные подсказки относительно того, где разместить людей в социальной иерархии.Цивилизация ацтеков использовала головные уборы из орлиных перьев для обозначения статуса храбрых и уважаемых воинов. 16 Напротив, в Британии в 19-м и начале 20-го веков шляпы были неотъемлемой частью гардероба любого мужчины, но тип шляпы — будь то верхняя, котелок или фуражка — указывал на его положение в социальной структуре общества. индустриальное общество; шляпы использовались для утверждения и поддержания традиционных границ социального класса. 17 Если исследовать, эти маркеры социального положения были бы прочно связаны с последствиями для здоровья, как красноречиво заметил Г.Б. Шоу:

«… легко доказать, что ношение высоких шляп и ношение зонтиков увеличивает грудь. продлевает жизнь и дает сравнительный иммунитет от болезней; поскольку статистика показывает, что классы, которые используют эти предметы, крупнее, здоровее и живут дольше, чем класс, который никогда не мечтает обладать такими вещами.’ 18

Вместо этого головные уборы и другие символы социального статуса были индикаторами материальных факторов, которые действительно влияли на состояние здоровья — условий труда и жизни. По мере роста материального уровня жизни во всех социально-экономических группах (хотя в некоторых — в большей, чем в других) маркеры социального класса могут казаться гораздо менее очевидными и более сложными. С 1930-х годов утверждалось, что видимые признаки класса в британском обществе уменьшились, но в ретроспективе эти маркеры оставались очевидными 19 и сохраняются и сегодня.Визуальные маркеры класса не уменьшились, скорее, дело в том, что у нас есть разные, множащиеся и более быстро меняющиеся маркеры социального положения (такие как точная марка и стиль тренеров, которые считаются желательными для одной культурной группы или оттенок и ткань пашмины для др.). До сих пор неуловимые признаки внешнего вида воспринимаются как маркеры социального положения.

Физические характеристики, такие как ожирение, также являются актуальными «эстетическими» маркерами социального класса.В западных контекстах ожирение теперь указывает на низкий социальный статус и обычно рассматривается как признак потакания своим слабостям, отсутствия контроля и отсутствия заботы о здоровье. 20 Было обнаружено, что дети в возрасте от трех лет отрицательно относятся к людям с избыточным весом. Есть даже свидетельства того, что клеймо жира настолько коварно, что оно распространяется и на тех, кто связан, даже по простой наблюдаемой близости, с людьми с избыточным весом. 21 Было обнаружено, что медицинские работники разделяют с широкой общественностью предубеждения «против ожирения», о чем свидетельствуют негативные моральные стереотипы, даже среди тех, кто специализируется на лечении ожирения. 22 В других контекстах, однако, и в других случаях чрезмерное количество жира в организме означает высокий социальный статус и красоту. 23 С другой стороны, эстетика мускулистого тела в последнее время изменилась в большинстве постиндустриальных стран, поскольку ручной труд и связь мускулистости с низким социальным статусом уменьшилась; даже телосложение мужских игрушек за последние 30 лет стало более мускулистым. 24

Рост также продолжает оставаться физическим маркером, связанным с социальным положением и социальной мобильностью, причем более высокий рост связан с более высоким социальным положением, а люди с восходящей мобильностью в среднем выше своих менее социально успешных собратьев. 25, 26 Эпидемиологически обсуждается, в какой степени рост взрослого человека является результатом социального положения и лучших условий в раннем возрасте, а не роста, способствующего более благоприятному социальному положению в зрелом возрасте (благодаря социальной мобильности). Однако, несомненно, есть свидетельства того, что рост продолжает влиять на то, как мы реагируем на людей; Одно психологическое исследование показало, что высокие люди считаются людьми с более высоким профессиональным статусом, высокие мужчины считаются более привлекательными в социальном плане, а высокие женщины — более привлекательными физически, чем их сверстницы. 27

Поведение, связанное со здоровьем, является неотъемлемой частью системы кодов, используемых для обозначения социальных различий. 28 Многие продукты имеют коннотацию класса; крестьянское тушеное мясо было вытеснено некоторыми видами фаст-фуда как показатель низкого социального статуса в развитых странах. 29, 30 Курение также стало признаком низкого социально-экономического положения во многих из этих стран, а в некоторых случаях — знаком отличия рабочего класса в условиях, когда существует ощутимое нормативное давление на курение. 31 Обсуждение взаимосвязи между визуальными обозначениями класса и здоровым и нездоровым «образом жизни» может быть неудобным для тех исследователей, которые сосредоточили свое внимание на опровержении поведенческих объяснений социально-экономического неравенства в отношении здоровья. Тем не менее, в последнее время проявился некоторый интерес к исследованию взаимосвязи между здоровьем и визуальными показателями социально-экономического положения, обнаруживаемыми в жилищах и среде обитания.

Одним из таких визуальных индикаторов, недавно вошедших в исследования, связанные со здоровьем, является «индекс разбитых окон», который использовался в качестве альтернативного или дополнительного показателя социально-экономических условий в жилых районах или населенных пунктах.Теория «разбитых окон», созданная Уилсоном и Келлингом, 32, 33 , предполагает, что если не отремонтировать первое разбитое окно в здании, люди будут предполагать, что никто не заботится о здании, и будет разбито еще больше окон. . Ощущение упадка в районе усилится, и социальный беспорядок будет процветать. В ряде исследований эта идея использовалась в эпидемиологических условиях. Например, Galobardes и Morabia разработали индикатор «социального статуса среды обитания», который оценивает характеристики более широкого района, а также ближайших улиц и окрестностей, а также внешних и внутренних аспектов здания. 34 В этом проекте использовалась цифровая фотография, а здания были классифицированы как здания с высоким, средним и низким социальным статусом. Интересно то, что авторы обнаружили связь с гипертонией, и что этот очень наглядный показатель, по-видимому, улавливал аспекты социально-экономической среды, которые не были выявлены только образованием или профессией жителей. Таким образом, наша визуальная культура связана не только с тем, как мы видим и классифицируем людей, но и с тем, как мы интерпретируем внешний вид и положение мест.

Объединяя людей и места, даже после смерти визуальные подсказки могут передавать информацию о социальном положении. Примером этого является положительная корреляция между высотой памятных обелисков и социальным положением умерших (и их продолжительностью жизни), как это продемонстрировано на кладбищах в Глазго в викторианскую эпоху. Те люди, которые при жизни имели большее богатство и лучшие условия жизни, жили дольше. Более того, эти более обеспеченные люди также предпочли (и могли себе это позволить) продолжать визуально выражать свой социальный статус после смерти через более высокие мемориалы — каждый метр высоты обелиска переведен в 1.42 года — это более поздний возраст смерти для мужчин и 2,19 года для женщин. 35

Жизнь и смерть по-прежнему отмечены визуальными сигналами социального положения. Социальное положение, социальные процессы и неравенство воплощаются 36, 37 , и наши жизненные шансы продолжают быть связаны с нашими накопленными социальными (отрицательными) преимуществами. Нам не нужно быть волшебниками, чтобы увидеть это, но эпидемиологам необходимо отточить свое восприятие с учетом постоянного влияния социально-экономического положения на здоровье.Многие статьи в этом томе IJE способствуют этому пониманию. 38– 47

Рисунок 1

Игрушки «Action» стали мускулистее

Фотография: Мэри Шоу

Рисунок 1

Игрушки «Action» стали более мускулистыми

Фотография: Мэри Шоу

Рисунок 2

Обелиски на кладбище в Глазго

Рисунок 2

Обелиски на кладбище в Глазго

Спасибо Дебби Лолор за комментарий к черновику этой редакционной статьи.

Список литературы

1

Сретер С., Муни Г. Дебаты по урбанизации, смертности и уровню жизни: новые оценки ожидаемой продолжительности жизни при рождении в британских городах девятнадцатого века.

Обзор экономической истории

1998

;

XL

:

84

–112.2

Энгельс Ф. Положение рабочего класса в Англии 1844 . Хармондсворт: Пингвин, 1987 (оригинал 1845 г.).

3

Thackrah CT. Влияние искусства, ремесел и профессий, а также гражданского состояния и образа жизни на здоровье и долголетие . 2-е издание. Лондон: Лонгман, Рис, Орм, Браун, Грин и Лонгман, 1832.

4

Крыло C. Зло фабричной системы, подтвержденное парламентскими доказательствами . Лондон: Сондерс и Отли, 1937.

5

Хэмлин К. Общественное здравоохранение и социальная справедливость в эпоху Чедвика . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1998.

6

Feinstein CH.Сохранялся пессимизм: реальная заработная плата и уровень жизни в Британии во время и после промышленной революции.

Журнал экономической истории

1998

;

58

:

625

–58,7

M’Gonigle GCM, Кирби Дж. Бедность и общественное здравоохранение . Лондон: Виктор Голланц, 1936.

8

Дэйви Смит Дж., Дорлинг Д., Шоу М. Бедность, неравенство и здоровье в Великобритании: 1800–2000 — Читатель . Бристоль: The Policy Press, 2001.

9

Ryle J.Смысл нормальный.

Ланцет

1947

;

и

:

1

–5.10

Департамент здравоохранения и социального обеспечения. Неравенство в отношении здоровья: доклад черных . DHSS, август 1980 г.

11

Дэйви Смит Дж., Бартли М., Блейн Д. Отчет Блэка о неравенстве в отношении здоровья через 10 лет.

BMJ

1990

;

301

:

373

–77.12

Грэм Х. Наблюдения за опытом Великобритании по продвижению исследований неравенства в отношении здоровья.В: Arve-Pares B. Продвижение исследований неравенства в отношении здоровья. Stockholm: Swedish Council for Social Research, 1998.

13

Ellis L. Взаимосвязь между ростом, здоровьем и социальным статусом (плюс масса тела при рождении, психическое здоровье, интеллект, размер мозга и фертильность): широкая теоретическая интеграция. В: Эллис Л. (ред.). Социальное расслоение и социально-экономическое неравенство. Vol. 2: Репродуктивные и межличностные аспекты доминирования и статуса , Вестпорт, Коннектикут: Praeger, 1994.

14

Сурок М.Г., Шипли М.Дж., Роуз Г. Неравенство в смерти — конкретные объяснения общей закономерности,

Ланцет

1984

;

и

:

1003

–06.15

Бурдье П. Отличие: социальная критика суждения вкуса . Лондон: Рутледж и Кеган Пол, 1984.

16

Королевская академия искусств. Ацтеков. Выставка в Королевской академии художеств, 2003 г.

17

Крейн Д. Мода и ее социальные программы .Чикаго: University of Chicago Press, 2000.

18

Shaw GB. Дилемма доктора . Лондон: Констебль, 1911.

19

Марвик А. Класс: Образ и реальность в Великобритании, Франции и США с 1930 года . Глазго: Фонтана Коллинз, 1980.

20

Тичман Б.А., Гапински К.Д., Браунелл К.Д., Роулинс М., Джейарам С. Демонстрации неявной антижировой предвзятости: влияние предоставления причинной информации и пробуждения сочувствия.

Health Psychol

2003

;

22

:

68

–78.21

Hebl MR, Mannix LM. Вес ожирения при оценке других: простой эффект близости.

Бюллетень личности и социальной психологии

2003

;

29

:

28

–38,22

Тичман Б.А., Браунелл К.Д. Неявная антижировая предвзятость среди медицинских работников: есть ли у кого-нибудь иммунитет?

Int J Ожирение

2001

;

25

:

1525

–31,23

Хельман К. Культура, здоровье и болезни.4-е изд. Oxford: Butterworth-Heineman, 2000.

24

Pope HG, Olivardia R, Gruber A, Borowiecki J. Эволюция идеалов образа мужского тела через игрушки.

Int J Eat Disord

1999

;

26

:

65

–72,25

Сернеруд Л. Рост и социальная мобильность.

Scand J Soc Med

1995

;

23

:

28

–31.26

Блейн Д., Дэйви Смит Дж., Харт С. Некоторые социальные и физические корреляты социальной мобильности между поколениями: данные совместного исследования Запада Шотландии.

Социология

1999

;

33

:

169

–83.27

Джексон Л., Эрвин К. Стереотипы роста женщин и мужчин: недостатки роста для обоих полов.

J Soc Psychol

1992

;

132

:

433

–45,28

Williams SJ. Теоретический класс, здоровье и образ жизни; может ли Бурдье нам помочь?

Социология здоровья и болезней

1995

;

17

:

577

–604.29

Томлинсон М. Существуют ли определенные классовые предпочтения в еде? Анализ классовых вкусов.

British Food Journal

1994

;

96

:

11

–17.30

Меннелл С., Меркотт А., Ван Оттерлоо А. Социология питания: питание, диета и культура . Лондон: Sage Publications, 1992.

31

Stead M, MacAskill S, MacKintosh A-M, Reece J, Eadie D. «Это как если бы вы заперлись взаперти»: качественные объяснения воздействия курения в неблагополучных сообществах.

Health & Place

2001

;

7

:

333

–43,32

Wilson JQ, Kelling GL. Разбитые окна.

Atlantic Monthly

1982

;

марта

:

29

–38,33

Wilson JQ, Kelling GL. Делаем районы безопасными.

Atlantic Monthly

1989

;

Февраль

:

46

–52,34

Galobardes B, Morabia A. Измерение среды обитания как индикатора социально-экономического положения: методология и ее связь с гипертонией.

J Epidemiol Community Health

2003

;

57

:

248

–53,35

Дэйви Смит Дж., Кэрролл Д., Рэнкин С., Роуэн Д. Социально-экономические различия в смертности: данные с кладбищ в Глазго.

BMJ

1992

;

305

:

1554

–57,36

Кригер Н. Воплощая неравенство: обзор концепций, мер и методов изучения последствий дискриминации для здоровья.

Int J Health Serv

1999

;

29

:

295

–352.37

Наджман Дж. М., Дэйви Смит Г. Воплощение классового неравенства и неравенства в отношении здоровья: политика Австралии.

Aust N Z J Public Health

2000

;

24

:

3

–4,38

Бопп М., Minder CE. Смертность по образованию в немецкоязычной Швейцарии, 1990–1997 годы: результаты Швейцарской национальной когорты.

Int J Epidemiol

2003

;

32

:

346

–54,39

Стаффорд М., Мармот М.Лишение соседства и здоровье: одинаково ли это влияет на всех нас?

Int J Epidemiol

2003

;

32

:

357

–66,40

Андерсен И., Ослер М., Петерсен Л., Грёнбек М., Прескотт Э. Доходы и риск ишемической болезни сердца у мужчин и женщин в скандинавской стране всеобщего благосостояния.

Int J Epidemiol

2003

;

32

:

367

–74,41

Ослер М., Кристенсен У., Дуэ П и др. .Неравенство доходов и ишемическая болезнь сердца у датских мужчин и женщин.

Int J Epidemiol

2003

;

32

:

375

–80,42

Тан М., Чен Ю., Кревски Д. Гендерные различия в связи между социально-экономическим статусом и самооценкой диабета.

Int J Epidemiol

2003

;

32

:

381

–85,43

Боррелл К., Кортес И., Артаскос Л., Молинеро Э., Монкада С. Социальное неравенство в смертности в ретроспективной когорте государственных служащих в Барселоне.

Int J Epidemiol

2003

;

32

:

386

–89,44

Гувейя Н., Хаджат С., Армстронг Б. Социально-экономические различия во взаимосвязи между температурой и смертностью в Сан-Паулу, Бразилия.

Int J Epidemiol

2003

;

32

:

390

–97,45

Мендес М.А., Купер Р., Уилкс Р., Люк А., Форрестер Т. Доход, образование и кровяное давление у взрослых на Ямайке, развивающейся стране со средним уровнем дохода.

Int J Epidemiol

2003

;

32

:

400

–08.46

Блейкли Т., Аткинсон Дж., Киро К., Блейклок А., Д’Суза А. Детская смертность, социально-экономическое положение и неполные семьи: независимые ассоциации и различия по возрасту и причинам смерти.

Int J Epidemiol

2003

;

32

:

410

–18,47

’т Маннетье А., Кромхаут Х. Использование классификаций профессий и отраслей в общих демографических исследованиях.

Int J Epidemiol

2003

;

32

:

419

–28.

© Международная эпидемиологическая ассоциация 2003

Как социальное положение формирует представления о справедливости

Кристоффер Балле Хвидберг, Клаус Туструп Крайнер, Стефани Станчева 16 декабря 2020 г.

Люди заботятся о своем социальном положении, своих привычках потребления и своих доходах по отношению к другим (Duesenberry 1949, Easterlin 1974 и 1995, Blanchflower and Oswald 2004).Но насколько хорошо они на самом деле понимают доход сверстников в своих референтных группах — например, люди из одной когорты, работающие в одном секторе или фирме, живущие в том же городе или районе или с одинаковым уровнем образования — и свое положение по отношению к сверстникам? Как они рассматривают (не) справедливость неравенства в этих различных референтных группах и в какой степени их взгляды на справедливость неравенства зависят от их собственного социального положения в этих группах?

В недавно появившейся многообещающей литературе рассматриваются важные вопросы о неравенстве и взглядах людей на справедливость путем объединения субъективной информации из опросов с объективной информацией из административных документов (Almås et al.2017, Караджа и др. 2017, Эппер и др. 2020). Такое сочетание субъективной и объективной информации — многообещающий способ узнать больше о детерминантах восприятия и отношения.

В недавнем проекте (Hvidberg et al.2020) мы используем уникальную комбинацию данных, связывающую крупномасштабный онлайн-опрос, в котором мы выявили мнения о доходах и взглядах на справедливость для большой репрезентативной выборки пожилых людей. жителей Дании — для получения подробных административных данных об истинных доходах людей в нескольких референтных группах, истории доходов и жизненных событиях.Мы исследуем, насколько хорошо люди знают свое социальное положение по сравнению с другими людьми того же возраста, того же пола, живущими в одном муниципалитете, с аналогичным уровнем образования и работающими в одном секторе. Мы даже рассматривали отдельные группы, такие как ближайшие соседи, коллеги по той же фирме, бывшие одноклассники или положение родителей в распределении доходов родителей. Затем мы изучаем, как фактическое и предполагаемое положение людей по отношению к другим влияет на их взгляды на справедливость неравенства доходов внутри одних и тех же групп.Мы можем сделать это несколькими способами: экспериментально показывая людям их истинное положение; путем анализа изменений социального положения на протяжении жизни; и путем квазиэкспериментального использования вариаций, вызванных потрясениями (безработица, госпитализация, инвалидность или продвижение по службе).

Анализ связанного опроса и исходных данных позволяет сделать два важных вывода.

Первый главный вывод состоит в том, что люди достаточно хорошо осведомлены о своем социальном положении. Они систематически полагают, что уровень доходов других людей ближе к их собственному уровню доходов, чем они есть на самом деле, но заблуждения, как правило, невелики.Мы спрашиваем людей, каковы, по их мнению, средний уровень дохода (P50) и уровень дохода 95-го процентиля (P95) для других людей, родившихся в том же году, и обнаруживаем систематически возрастающую взаимосвязь между уровнями, о которых сообщают люди, и их собственным положением. Это означает, что люди с более высокими доходами склонны переоценивать доход P50 и P95, а люди с более низким доходом — занижать его. Тем не менее, за исключением респондентов, находящихся в самом верху и в самом низу распределения, средние ошибки прогноза находятся в пределах 5% от медианного значения и 10% от значения P95.Напротив, те, кто находится в самом верху распределения, резко переоценивают P95, на 50% (см. Рисунок 1).

Рисунок 1 Восприятие распределения доходов

Мы также спрашиваем людей, что, по их мнению, P50 и P95 для людей в их референтных группах — например, что женщины думают, что доход P50 предназначен для женщин, или что люди, работающие в строительном секторе, думают, что доход P50 находится в строительный сектор? Опять же, мы обнаружили, что люди хорошо осведомлены о P50 своих различных референтных групп.Они также хорошо осведомлены об уровне P95 в своей когорте, поле и муниципалитете, но они систематически недооценивают P95 своей образовательной группы и, в частности, недооценивают P95 в секторе, в котором они работают. В этом аспекте респонденты не осведомлены о степени неравенства внутри своих образовательных групп и внутри своих секторов.

Второй главный вывод заключается в том, что справедливые взгляды на неравенство сильно зависят от текущего социального положения людей: те, кто считает, что они занимают более высокое место в когорте, находят неравенство в этой когорте менее несправедливым, и, аналогично, те, кто занимает более высокое место в каждой ссылке. группа систематически находит различия в доходах внутри этой группы менее несправедливыми.Когда мы сравниваем взгляды на справедливость по референтным группам, мы обнаруживаем, что по сравнению с когортными, гендерными и муниципальными группами неравенство доходов в образовании и секторе считается значительно более несправедливым на всех позициях в распределении (левая панель рисунка 3). Тем не менее, именно для этих референтных групп респонденты больше всего недооценивают степень неравенства и в которых люди с низкими доходами сильно переоценивают свои собственные позиции (правая панель на рис. 3).

Рисунок 2 Воспринимаемое положение в референтных группах и отношение к представлениям о справедливости

Мы также исследуем, как взгляды справедливости на неравенство зависят от исторического социального положения людей, и обнаруживаем, что связь между взглядами справедливости сегодня и историческими социальными позициями становится все слабее и слабее, если вернуться назад во времени с сегодняшнего дня на двадцать лет назад.Возвращаясь к прошлому, социальное положение отца человека, измеренное, когда этому человеку было 15 лет, почти не связано с представлением о справедливости человека сегодня (см. Левую панель рисунка 3). Кроме того, мы изучаем движения вверх или вниз по социальным позициям в течение жизни, в том числе движения, вызванные потрясениями, такими как безработица или госпитализация. Респонденты, испытавшие шок отрицательного социального положения, с большей вероятностью сочтут неравенство несправедливым, в то время как те, кто получил повышение по службе, будут менее склонны к этому.

Мы также проинформировали случайную половину выборки об их истинном социальном положении, прежде чем задавать им вопросы об их взглядах на справедливость, усилия против удачи и политические взгляды. Те, кто переоценил свое положение и думали, что их рейтинг выше, чем они есть на самом деле, после того, как им сообщили об их истинном (более низком) положении, начинают думать, что неравенство менее справедливо; обратное случается с теми, кто недооценивает свое социальное положение.

Верна ли закономерность, если мы вместо этого посмотрим на политические взгляды? Наши результаты показывают, что это не так.Политические взгляды не так сильно коррелируют с текущим социальным положением, как взгляды на справедливость; Кроме того, взаимосвязь между текущими политическими взглядами и социальным положением в прошлом намного более стабильна (см. правую панель на Рисунке 3). Это говорит о том, что политические взгляды более устойчивы и не меняются с изменением социального положения в такой же степени, как взгляды на справедливость. Результаты анализа экспериментальных и квазиэкспериментальных вариаций социального положения подтверждают, что взгляды людей на справедливость тесно связаны с их социальным положением, в то время как политические взгляды более устойчивы.

Диаграмма 3 Справедливость взглядов и политических взглядов в зависимости от исторического положения респондентов

Заключительные замечания

Результаты отвечают на наши вопросы в первом абзаце. В среднем люди хорошо осведомлены о своем социальном положении, и эти должности важны для их взглядов на справедливость и неравенство. Продвижение по социальной лестнице делает людей более терпимыми к неравенству, а движение вниз делает их менее терпимыми к неравенству.Напротив, политические взгляды более стабильны. Респонденты считают неравенство наиболее несправедливым среди людей с одинаковым уровнем образования и работающих в одном секторе. Это также референтные группы, в которых люди с низкими доходами больше всего переоценивают свое положение и в которых респонденты в целом больше всего недооценивают неравенство.

Список литературы

Альмос, И., А. В. Каппелен, К. Г. Сальванес, Э. Соренсен и Б. Тунгодден (2017), «Справедливость и семейное прошлое», Политика, философия и экономика 16 (2): 117–131.

Бланчфлауэр, Д. Дж. И А. Дж. Освальд (2004), «Благополучие с течением времени в Великобритании и США», Journal of Public Economics 88 (7-8): 1359–1386.

Duesenberry, J (1949), Доходы, сбережения и теория поведения потребителей , Harvard University Press, Economic Studies: No. 87.

Истерлин, Р. А. (1974), «Улучшает ли экономический рост жизнь людей? Некоторые эмпирические данные », Страны и домохозяйства в экономическом росте , Academic Press: 89–125.

Истерлин, Р. А. (1995), «Повысит ли повышение доходов всех людей счастье для всех?», Journal of Economic Behavior & Organization 27 (1): 35–47.

Эппер, Т., Э. Фер, Х. Фер-Дуда, К. Т. Крейнер, Д. Д. Лассен, С. Лет-Петерсен и Г. Н. Расмуссен (2020), «Временное дисконтирование и неравенство богатства», American Economic Review 110 (4): 1177– 1205.

Хвидберг, К. Б., К. Крейнер и С. Станчева (2020), «Социальная позиция и взгляды на справедливость», Рабочий документ NBER No.28099.

Караджа, М., Дж. Моллерстрем и Д. Сейм (2017), «Богаче (и святее), чем ты? Влияние повышения относительного дохода на спрос на перераспределение », Review of Economics and Statistics 99 (2): 201–212.

Отчет

Комитета по инклюзивности и разнообразию: Каково ваше социальное положение?

Члены IDC: Тиффани Л. Браун, доктор философии; Чаландра М. Брайант, доктор философии, CFLE; Дафна К. Эрнандес, доктор философии; Элизабет Г. Холман, доктор философии; Мириам Мулсов, доктор философии; и Кристи Ю.Ши, доктор философии

Посмотреть все статьи в этом выпуске

Адриенн Дьюк (слева) выступает во время панельной сессии

Целью комитета NCFR по включению и разнообразию (IDC) является (а) определение сильных сторон, проблем и возможностей включения и разнообразия во всех аспектах NCFR; (b) разработать стратегии и планы для изучения способов, которыми NCFR включает и исключает (пусть и непреднамеренно) своих членов; (c) предлагать стратегии для повышения способности NCFR удовлетворять потребности своих разнообразных членов; и (d) документировать успехи инклюзивных подходов.IDC стремится вовлечь членов NCFR в научный диалог по темам, связанным с инклюзивностью.

На ежегодной конференции NCFR 2018 в Сан-Диего IDC продолжил традицию проведения специальных сессий на тему социальной справедливости при поддержке Совета директоров NCFR. Цель этих занятий — вооружить участников новыми идеями и навыками, которые могут помочь преодолеть институциональное неравенство в одном классе, на сеансе терапии или во взаимодействии с семьей.В предыдущие годы на этих специальных сессиях изучались проблемные социальные структуры; однако это последнее занятие обратило свое внимание внутрь себя, попросив участников подумать о том, как их собственная идентичность и призвание играют роль на пересечении социальной справедливости и семейной науки.

Шесть членов NCFR из разных слоев общества были приглашены в качестве участников дискуссии, чтобы обсудить, как социальные места влияют на их работу в семейной сфере. Социальное положение человека определяется как совокупность факторов, включая пол, расу, социальный класс, возраст, способности, религию, сексуальную ориентацию и географическое положение.Это делает социальное положение индивидуальным для каждого человека; то есть социальное положение не всегда одинаково для любых двух людей. Члены IDC сочли, что для продвижения инклюзивности в NCFR важно, чтобы участники научились узнавать свое социальное положение; изучить взаимодействие внутри и между более широкими системами привилегий и угнетения; и размышлять о том, как их социальное положение влияет на их подходы к образованию, исследованиям и практике.

Социальное положение человека определяется как совокупность факторов, включая пол, расу, социальный класс, возраст, способности, религию, сексуальную ориентацию и географическое положение.

Сопредседатель: Тайлер Джеймисон, доктор философии, доцент, Университет Нью-Гэмпшира, и Энтони Дж. Джеймс младший, доктор философии, CFLE , доцент и директор программы семейных наук , Университет Майами, каждый участник дискуссии определил свое социальное местоположение. Затем участники дискуссии по очереди отвечали на ряд вопросов, заданных модераторами, прежде чем отвечать на вопросы аудитории.

Ниже приведены лишь несколько примечательных цитат участников дискуссии.Слушайте полную сессию (# 143) на сайте ncfr.org/2018-recordings, , доступном для всех участников конференции (зарегистрировавшихся лично и в прямом эфире). Если вы не смогли присутствовать, вы все равно можете приобрести доступ по специальной сниженной цене.

Эдриен Дюк, доктор философии , Доцент кафедры человеческого развития и семейных исследований Обернского университета

Поскольку я молодой, женский и черный, то, как [мои ученики] взаимодействуют со мной, очень интересно.[У них] чувство формальности с другими профессорами и чувство неформальности со мной. Я получаю много личных вопросов о моей жизни, о моих волосах, о том, чем я занимаюсь на выходных, с которыми можно было бы поговорить. . . общая близость, но это также может быть то, как я им представляюсь и как это отражается.

Вероника Барриос, Ph.D. , Доцент, Департамент семейных наук и социальной работы, Университет Майами

Первое, что я делаю, каким бы курсом я ни занимался, — это сначала рассказываю классу о моем социальном местоположении.. . а затем я продолжу объяснять теорию интерсекциональности. Я хочу, чтобы [мой класс] понимал, откуда я и куда собираюсь идти с ними, когда мы проходим курс. В зависимости от их уровня комфорта я приглашаю других поделиться своими ответами на [мое социальное местоположение]. По мере прохождения курса я предлагаю своим студентам занять место других людей. Я хочу, чтобы мои ученики могли идентифицировать себя и признавать. . . [их] привилегия, а также опыт угнетения внутри себя и с другими.

Ваня Лазаревич, Ph.D. , Доцент кафедры развития детей и семьи Государственного университета Сан-Диего

В начале семестра мы много говорим о позиционности. Я предлагаю [своим ученикам] перечислить некоторые предположения, которые у них есть обо мне. Как вы думаете, сколько мне лет? Я замужем? Есть ли у меня дети? . . . Я очень стараюсь создать пространство и среду, в которой будет приветствоваться мнение людей. Я действительно хочу услышать разные мнения и разнообразный опыт.. . . Взаимосвязанность может быть трудной для понимания, но привилегия кажется легче. Это способ заставить людей задуматься о том, откуда они пришли и что это значит для их опыта и опыта окружающих их людей.

Манидже Данешпур, доктор философии, LMFT , Профессор и системный директор по вопросам брака и семейной терапии, Международный университет Alliant в Калифорнии

То, как я воспринимаю себя как личность (с точки зрения класса, пола, власти), действительно противоречит тому, как меня определяют в этом обществе.Мой отец, который был философом, считал гендер социальной конструкцией. Он сказал бы, что феминизм и равенство мужчин и женщин возможны только тогда, когда женщины высокообразованы и экономически независимы. Я приехал в эту страну с мыслью, что нет различий между мужчинами и женщинами в плане интеллекта, того, что вы можете делать и что возможно.

Грег Брукс (слева) слушает, как Чанг Су-Рассел (справа) говорит во время панельной сессии.

Чанг Су-Рассел, Ph.D. , Доцент кафедры семейных и потребительских наук, Государственный университет Иллинойса

Потому что первые 23 года я жил в Китае. . . Я [задаюсь вопросом], имею ли я право [обсуждать расовые проблемы США] перед моими учениками. Я предполагал, что [мои ученики] будут знать больше о расовых проблемах и знать социально-исторические проблемы, связанные с расой, лучше, чем я. Но когда я спрашиваю [своих студентов] об иммиграционной политике. . . видимо, они о них ничего не знали.[Студенты] часто были шокированы, узнав [люди иммигрировали в США] из Германии или Ирландии. Они думали, что иммигранты приехали только из Мексики.

Грег Брукс, доктор философии, LMFT , Доцент кафедры брака и семьи, Христианский университет Абилина

Меня беспокоит понятие безопасного пространства [в классе]. . . отчасти потому, что между мной и моими учениками очень много слоев. . . что я понятия не имею, чувствуют ли они себя в безопасности или нет.Я не знаю, комфортно или неудобно им во время нашего разговора. . . испуганный или грустный и сердитый. Я спрашиваю их, и иногда они мне говорят, но часто я просто не знаю. Поэтому я стараюсь не обещать, что они будут чувствовать себя в безопасности, но я хочу создать среду, в которой мы можем говорить о чем угодно и относиться друг к другу с уважением.

На следующее утро, во время ежегодного завтрака IDC (открытого для всех участников конференции), разговоры, имевшие место во время этой специальной сессии, продолжились в форме круглых столов.Каждый круглый стол был приглашен для обсуждения вопросов для обсуждения, касающихся вопросов включения, разнообразия и социальной справедливости в рамках NCFR. Завтрак был хорошо посещаем. Присутствовали несколько членов Совета директоров NCFR, в дополнение к постоянным членам и посетителям впервые.

Я приехал в эту страну с мыслью, что нет различий между мужчинами и женщинами с точки зрения интеллекта, того, что вы можете делать и что возможно.

— Манидже Данешпур

Ли Энн Де Реус (слева) получает премию за социальную справедливость

2018 г.

Наконец, IDC наградил Lee Ann De Reus, Ph.D. как лауреат премии за социальную справедливость за вклад в семейные науки в 2018 году. Доктор Де Реус — всемирно признанный эксперт по гендерным вопросам, сексуальному насилию и правам женщин. Она является исполнительным директором Проекта по расширению юридических прав и апелляций в связи с домашним насилием (DV LEAP), национальной некоммерческой организации, базирующейся в Вашингтоне, округ Колумбия. Работая от имени переживших домашнее насилие, организация оспаривает несправедливые результаты судебного разбирательства; обеспечивает обучение специалистов в области психического здоровья, судей и юристов; и улучшает политику, направленную на обеспечение безопасности.Доктор Реус также является соучредителем и председателем Panzi Foundation USA, некоммерческой организации, которая помогает пережившим гендерное насилие в больнице Панзи в Демократической Республике Конго.

IDC приветствует предложения по темам, которые следует рассмотреть в рамках организационных инициатив или на специальных сессиях конференции. Отправьте их через нашу веб-форму по адресу https://www.ncfr.org/idc-webform. Мы ценим ваши предложения и надеемся на продолжение нашего диалога о планах на будущее в отношении этих специальных сессий.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *