Социальной психологии примеры: Урок 6. Социальная психология

Содержание

Предмет социальной психологии: определение, понятие / Философия

Социальная психология как самостоятельная отрасль научного знания начала формироваться в конце 19 века, хотя само понятие стала широко употребляться только после 1908 года в связи с появлением работ У.Мак-Дугалла и Э.Росса. Эти авторы впервые вынесли термин «социальная психология» в название своих работ.

Определение

Предметом социальной психологии является исследование закономерностей психического взаимодействия личностей и способов влияния на человека, коллективов социально-психологические характеристики индивида как субъекта социальных отношений, изучение закономерностей поведения и деятельности людей, обусловленных включением их в социальные группы, а также психологических характеристик самих этих групп.

Социальная психология изучает (задачи):

  1. психологические процессы, состояния и свойства индивида, которые проявляются в результате его включения в отношения с другими людьми, в различные социальные группы (семью, учебные и трудовые группы и т. д.) и в целом в систему социальных отношений (экономических, политических, управленческих, правовых и др.), наиболее часто изучаются общительность, агрессивность, совместимость с другими людьми, конфликтогенность и др.;
  2. феномен взаимодействия между людьми, например: супружеского, детско-родительского, педагогического, управленческого, психотерапевтического и т.л.; при этом взаимодействие может быть не только межличностным, но и между личностью и группой, а также межгрупповым;
  3. психологические процессы, состояния и свойства различных социальных групп как целостных образований, отличающихся друг от друга и не сводимых к какому бы то ни было индивиду; наибольший интерес социальных психологов вызывают исследования социально-психологического климата группы я конфликтных отношений (групповых состояний), лидерства и групповых действий (групповых процессов), сплоченности, сработанности и конфликтности (групповых свойств) и др.;
  4. массовые психические явления, такие как поведение толпы, паника, слухи, мода, массовые энтузиазм, ликование, апатия, страхи и т. д.

Таким образом, социальная психология – наука, изучающая психологические явления (процессы, состояния и свойства), характеризующие индивида и группу как субъектов социального взаимодействия

Предметом социальной психологии выступают закономерности возникновения и функционирования социально-психологических явлений и процессов (общественно-психологических феноменов), представляющих собой результат взаимодействия людей как представителей различных социальных общностей.

Объект социальной психологии – личность в группе, межличностное взаимодействие, малая группа, межгрупповое взаимодействие, большая группа. Место: общая, социология. Дифференциация: промышленная социальная психология, селького хоз-ва,

семьи, науки, и т.д. Интеграция: Социальная психология личности, социопсихолингвистика, социально-педагогическая психология и т.д.

К объектам изучения социальной психологии относят носителей социально-психологических явлений, а именно:

  1. личность в группе (системе отношений),
  2. взаимодействие в системе «личность — личность» (родитель — ребенок, руководитель — исполнитель, врач — больной, психолог — клиент и т. д.),
  3. малую группу (семья, школьный класс, трудовая бригада, воинский экипаж, группа друзей и т, п.),
  4. взаимодействие в системе «личность — группа» (лидер ведомые, руководитель — трудовой коллектив, командир — взвод, новичок — школьный класс и т. д.),
  5. взаимодействие в системе «группа — группа» (соревнование команд, групповые переговоры, межгрупповые конфликты и т. д.),
  6. большую социальную группу (этнос, партия, общественное движение, социальный слои, территориальная, конфессиональная группы и т. п.

Процесс интеграции социальной психологии с другими психологическими отраслями интенсивно продолжается: в настоящее время формируется социально-экономическая, социально-экологическая, социально-историческая и другие подотрасли социальной психологии.

Предмет социальной психологии (коротко) обновлено: 8 мая, 2020 автором: Научные Статьи.Ру

Исследование процессов восприятия произведений литературы и искусства: социально-психологические аспект

Автором и его сотрудниками в последние годы проведен ряд конкретных исследований процессов восприятия произведений искусства.

Предметом социально-психологических исследований искусства прежде всего являются общение, взаимодействие и коммуникация в процессе создания, распространения и освоения произведений искусства в определенных общественно-исторических условиях. Поэтому объектами эмпирических социально-психологических исследований выступают создатели художественных произведений (профессиональные и самодеятельные), распространители искусства (редакторы, критики, популяризаторы и т. п.), реципиенты и аудитории искусства, а также содержание художественных произведений.

При этом важнейшую роль играют социально-классовые характеристики как создателей произведений искусства, так и тех, кто эти произведения воспринимает.

В ходе эмпирических исследований, выполненных нами и под нашим руководством, анализировалось содержание художественных произведений в связи с социально-классовыми характеристиками их создателей, изучалось оперативное и долгосрочное влияние искусства на молодежь, рассматривались некоторые личностные особенности работников искусства и специфика социально-психологического климата в художественных коллективах. Остановимся на некоторых результатах этих исследований.

Материалы литературы и искусства настоящего и прошлого времени содержат грандиозную «коллекцию» фактов и мнений о людях, об их психологии. Они могут влиять на отношения людей к различным социальным группам, на понимание социальных ролей, на формирование этических и эстетических идеалов. В частности, популярные персонажи литературы и искусства становятся эталонами и даже стереотипами восприятия и понимания людьми друг друга (например, Аполлон, Джоконда, Дон-Кихот, Ромео и Джульетта, Тартюф, мистер Пикквик, Наташа Ростова, князь Мышкин, Павел Корчагин и т. д.). Понятно, что материалы литературы и искусства могут служить ценным объектом изучения феноменов социальной перцепции.

В зарубежной, прежде всего американской, социальной психологии и социологии проведено немало исследований содержания произведений литературы и искусства, причем больше всего повезло массовой журнальной прозе. Достаточно вспомнить широко известный анализ изображения представителей различных национальностей в журнальных рассказах, имевший прогрессивное социально-критическое значение.

Что касается отечественных исследований, то первым опытом такого рода, по-видимому, явился контент-анализ художественных описаний брака и любви в молодежных журналах, предпринятый нами. Позднее была сделана попытка анализа портретной живописи. При этом содержание любых художественных произведений рассматривалось как сплав, синтез отражения объективной действительности и внутреннего мира художника. Кратко изложим некоторые результаты этих исследований

Как в молодежных журналах отражаются брак и любовь? Какие образы брака и любви представлены наиболее ярко? Проявляется ли специфика определенного издания или группы авторов в публикациях на данную тему? Ответ на эти вопросы входил в задачу нашего исследования. Непосредственным объектом изучения явились номера журналов «Юность» и «Сельская молодежь» («СМ») за пять лет, в которых анализировались конкретные описания брака и любви (всего около 200 описаний).

Результаты и исследования показали, что совокупность проанализированных образов в общем верно отражает некоторые тенденции в современных брачно-любовных отношениях. Так, количество неблагополучных ситуаций брака и любви на страницах журналов растет по мере приближения времени действия в произведениях к 60-м годам, что соответствует реальной статистике увеличения числа разводов в это же время В «СМ» взаимоотношения персонажей 60-х годов представлены несколько более благополучными, чем в «Юности», что также соответствует реальному положению дел в наиболее отражаемой каждым журналом группе населения (в «СМ» — сельские жители, в «Юности» — горожане).

Анализ показал, что даже в такой традиционно «женской» тематике, как брак и любовь, авторство женщин очень редко (в 6 раз реже, чем авторство мужчин), т. е. соответствующие описания даются прежде всего в мужской интерпретации.

В исследовании обнаружилось статистически значимое влияние пола авторов на содержание описаний брака и любви. Так, в произведениях созданных авторами-мужчинами, персонажи — мужчины в 2 раза чаще чем персонажи-женщины, выступают главными героями. Еще сильнее это проявляется в рисунках-иллюстрациях мужчин-художников к данным произведениям (по результатам, известным из анализа детских рисунков, мальчики тоже чаще изображают мальчиков, чем девочек). Авторы-женщины значительно чаще наделяют персонажей-мужчин отрицательными личностными качествами и поведением, чем персонажей-женщин (и эти данные имеют аналогию в детской психологии — девочки чаще отмечают отрицательные качества у мальчиков, чем у девочек). Кроме того, они чаще авторов — мужчин описывают неблагополучные отношения в ситуациях брака и любви. Была также выявлена склонность авторов (особенно мужчин) наделять персонаж – мужчину профессиональной ролью, отождествлять героя с ней и, наоборот, лишать персонаж – женщину этой роли, приписывая ей прежде всего роль хозяйки и матери.

В ходе анализа были выделены некоторые повторяющиеся стереотипы описания брака и супругов. Так, характерны следующие образы муж — яркая, творческая личность и жена — его скромная заботливая подруга. Она не блещет способностями, но зато хорошо ведет хозяйство, готовит, ухаживает за детьми. Жена не способна разделить «высокие интересы и занятия мужа, если же и живет его интересами, то лишь в роли «обслуживающего персонала» (секретарши, помощницы). Подобные образы появляются в произведениях авторов-мужчин, причем персонажи всегда довольны своими отношениями и брак благополучен. Такова, очевидно, мужская точка зрения.

В свою очередь, авторы-женщины пытаются создать как бы противоположный, «эмансипированный» образ: жена — более яркая, творческая личность, чем муж — заурядный самодовольный человек. В этом случае брак обычно неудачен и кончается разводом.

В отдельных описаниях авторы-женщины стремятся показать и другой, оптимальный образ супружеских отношений, когда муж и жена — творческие личности, живущие общими интересами, разумно распределяющие семейные обязанности. Но этог образ теряется среди «традиционных» картин брака, где муж — это прежде всего профессия, дело, а жена — «хранительница семейного очага».

Благодаря анализу описаний брака, созданных писателями, удалось также выявить различные типы совместимости и несовместимости супругов Оказалось, что в изученных материалах эксплицитно (на уровне авторского осознания) присутствуют только две модели совместимости супругов: 1) модель психологического подобия (сходство характеров, интересов, личностных качеств супругов), которая является наиболее, распространенной, и 2) иррациональная модель (оптимальное сочетание супругов происходит стихийно, и рационализировать, объяснять это явление трудно). Гипотетическая модель супружеской совместимости «крайности сходятся» не была обнаружена. В го же время имплицитно (на уровне конкретных образов) в художественной прозе содержится модель совместимости, которую можно назвать «сходство при различии (сходство супругов по каким-то одним психологическим качествам при различии по другим). Эта модель, как известно из психологических исследований, является самой распространенной в реальной жизни. Такова, по-видимому, специфика отражения явления супружеской совместимости в проанализированной нами выборке произведений художественной литературы. На уровне писательских сентенций, обобщений происходит схематизация, утрировка явления. Конкретные же образы, персонажи оказываются более живыми и сложными. При изучении русских пословиц и поговорок, а также сборников афоризмов мыслителей и писателей разных времен и народов нам также удалось выявить только две первые модели — подобия и иррациональную. В то же время конкретные художественные образы субъектов брака и любви представляются хорошей моделью для исследования проблем совместимости.

Второй наш опыт был посвящен социально-психологическому анализу портретной живописи. С целью получения сведений об особенностях отражения живописцами социальной среды, об их восприятии и понимании людей, в том числе в связи с общественно-историческими условиями, анализировались работы на всесоюзной выставке «Портрет в русской живописи конца XIX — начала XX века».

За единицу анализа был взят портрет, изображающий одного человека и выполненный маслом. Выборочная совокупность составила 154 портрета, выполненных 44 известными живописцами-мужчинами (ввиду перепрезентативности в выборку не вошли работы женщин).

Качественно-количественный анализ выявил некоторые неслучайные тенденции в творчестве портретистов. Живописцы чаще всего писали представителей собственной художественной среды (живописцев, артистов, писателей и т. п.) и очень редко — представителей других социально-профессиональных групп (в частности, совсем отсутствуют люди науки и техники). Обнаружено на статистически значимом уровне, что художники- мужчины почти независимо от своего возраста предпочитают изображать на женских портретах молодых (69 % от всех женских портретов), а на мужских — пожилых людей (61,5 % мужских портретов). При этом в мужских портретах обычно проявляется ориентация живописцев на социально-профессиональную роль изображаемых, портреты отличаются выраженным психологизмом (недаром основное внимание уделяется лицу модели) и динамикой. В то же время женские изображения гораздо чаще, чем мужские, связаны с досугом и бытом, декоративны (особое внимание к фигуре, одежде, о чем творят даже названия: «Дама в лиловом», «Крестьянка в розовом» и т. п.) и статичны.

Обнаруживаются и некоторые иные тенденции. Так, если на портретах XIX в. человек более чем в половине случаев помещен в пространство условного монотонного фона, а яркий декоративный фон отсутствует, то на портретах XX в. людей чаще всего пишут в детализированном интерьере, появляется яркий и пестрый декоративный фон. На портретах XX в. возникает городской пейзаж, в который помещают портретируемого, появляется его изображение в движении, а также иронические гротескные портреты.

Схематизируя процесс изменения портрета в русской дореволюционной живописи конца XIX — начала XX в. , можно сделать вывод, что это изменение идет от преимущественного изображения несколько идеализированного одухотворенного лица (И. Е. Репин, Н. Л. Ярошенко, Н. Н. Ге и др.), через акцентирование пластики тела в целом (В. А. Серов, А. Я. Головин и др.) — к уравниванию портретируемого человека с декоративным фоном и предметной средой (И. И. Машков, П. П. Кончаловский, А. В. Лентулов и др.). В значительной степени это является отражением духа времени, своеобразного кризиса концепции человека на стыке двух веков (как известно, кризисные явления происходили тогда же и в науке: от физики — до психологии, о чем писал В. И. Ленин в работе «Материализм и эмпириокритицизм»). Конечно, это только общая усредненная тенденция. Отдельные, а тем более выдающиеся художники ни в какие схемы не укладываются. В качестве примера достаточно привести представленные на выставке глубоко психологичные и в то же время декоративные полотна М. А-Врубеля или К. П. Петрова-Водкина. Таким образом, в двух наших исследованиях материалов литературы и искусства были выявлены некоторые закономерности отражения людей писателями и живописцами. Оказалось, что даже в их творчестве прослеживается влияние определенных групповых стандартов (стереотипов) восприятия и понимания других людей.

Цикл исследований, выполненных под нашим руководством в 1980-1983 гг. Н. Н. Лепехиным и Ч. А. Макеевой, был посвящен проблеме показа в кинофильмах сцен жестокости и насилия. В эти годы на экранах страны увеличилось количество демонстрируемых фильмов детективно-приключенческого жанра, как зарубежного, так и отечественного производства, в которых присутствуют весьма откровенные сцены агрессии и жестокости. На это уже неоднократно обращали внимание наши публицисты и представители общественности на страницах печати. Как известно, данная проблема в социально-психологическом плане давно обсуждается западными исследователями, которые в большинстве случаев склоняются к признанию наличия зависимости между показом насилия и последующим агрессивным поведением. Но в условиях нашей страны она не изучалась.

Анкетный опрос учащихся нескольких ленинградских производственно-технических училищ в возрасте 16-18 лет (опрошено свыше 600 юношей и девушек) показал, что юноши предпочитают в кино детективно-приключенческий жанр, а девушки, кроме того, и любовно-бытовой. Корреляционный анализ выявил прямую связь между популярностью фильмов среди опрошенных и количеством в них сцен физического столкновения и самопожертвования. Для девушек также обнаружена положительная зависимость популярности фильмов от количества в них любовных сцен.

Анализ содержания 16 отечественных и 15 западных детективных фильмов, которые демонстрировались в кинотеатрах города, показал значительное количество сцен насилия и агрессий в них — от всевозможного рукоприкладства до убийства и истязаний (в среднем 19 эпизодов в наших фильмах и 24 — в западных) При этом количество наиболее тяжелых сцен (убийств, истязаний и т. п.) в отечественных фильмах было в 2 раза меньше, нежели в западных (5 против 12), и они были менее натуралистичными и жестокими. Однако в наших фильмах чаще демонстрировался обмен ударами; реже, чем в западных, любовно-эротические эпизоды и эпизоды употребления алкоголя, но чаще — эпизоды курения. Особо примечательно, что в западных детективах почти отсутствуют сцены самопожертвования, которые типичны для советских фильмов.

«Лидером» среди проанализированных отечественных фильмов по сценам насилия были «Пираты XX века», а среди западных — «Кто есть кто» (Франция), справедливо подвергнутые критике в нашей печати, в том числе в письмах родителей и педагогов (иронический контекст второго фильма отнюдь не делает его менее безобидным для незрелой подростковой аудитории). В то же время среди советских фильмов имелись чисто психологические детективы, в которых сцены физического столкновения и агрессии отсутствуют («Допрос», «Ипподром»).

В дополнительном сравнительном опросе групп молодежи в возрасте до 19 лет (161 человек) и 25 — 29 лет (95 человек) были получены данные о том, что показ сцен жестокости и агрессии на экране одобряют 64 % молодежи до 19 лет и только 26 % молодых людей 25 — 29 лет. Обследование группы учащихся ПТУ посредством метода САН и цветописи Л.Н. Лутошкина до и после киносеанса западного детектива показало, что если на юношей просмотр оказал возбуждающее воздействие, то на девушек — угнетающее.

Исследование свидетельствует, что явное предпочтение детективных фильмов, насыщенных актами агрессии, характерно только для группы юношей в возрасте до 19 лет. Это несомненно связано с известными психологическими особенностями данного возраста (недостаток жизненного опыта, культуры чувств, повышенная реактивность, преувеличение ценности физических качеств людей, тяга к экстраординарному, неизведанному и т. п.). Несмотря на то что данная проблема в социалистическом обществе не имеет такой остроты, как на Западе, результаты исследований Н. Н. Лепехина и т!, А, Макеевой показали, что часть учащихся ПТУ пытается подражать героям детективных фильмов, в том числе их отнюдь не позитивным образцам поведения и моральных норм. В этой связи представляется уместным поставить вопрос о правомерности психологической экспертизы детективных фильмов, предназначенных для массового проката.

Серия социально-психологических исследований для изучения влияния на личность и ее различные свойства продолжительного активного интереса к искусству была проведена под нашим руководством в 1979 -1983 гг. Подбирались и сопоставлялись выровненные по социально-демографическим характеристикам группы активно интересующихся («любители» искусства) и не интересующихся искусством («нелюбители»). Использовались анкеты, интервью, личностные методики (опросник Р. Коттела и др.). В качестве объектов изучения выступали школьники и студенты различных высших учебных заведений Ленинграда (250 на основной и свыше 600 на предварительной стадиях исследования). Исследовались любители и нелюбители искусства вообще, а также по отдельным его видам (художественная литература, поэзия, музыка).

В каждом исследовании были получены более или менее значимые данные о различиях между любителями и нелюбителями искусства по некоторым характеристикам личности, деятельности и общения.

Анализ полученных данных показал, что у любителей искусства в большей мере, чем у нелюбителей, развита эмоциональная сфера личности, мотивационный потенциал, эмпатия и воображение (в частности, более богатый ассоциативный мир). В ценностной сфере у любителей искусства несколько преобладает ориентация на нравственные и творческие качества людей, у них более оформлены представления об идеальной личности по сравнению с нелюбителями. Естественно, что у любителей искусства лучше развит художественный вкус, чем у нелюбителей. Обычно любители дружат между собой, на развитие их интересов к искусству определенное влияние оказывает общий культурный уровень семьи, но большее значение имеет воздействие друзей, а иногда преподавателей в школе. У любителей проявляется не очень четкая тенденция к интравертированности. Исследовательские данные свидетельствуют о некоторой большей «женственности» юношей и «мужественности» девушек, ориентированных на искусство, по сравнению с соответствующими группами нелюбителей.

Под нашим руководством изучались также пропагандистские возможности художественных средств наряду с другими. Например, в исследовании, выполненном С.К.Ларионовым, изучалось отношение к текстам массовой печати, предназначенным для антиалкогольной пропаганды, а в исследовании, проведенном Е.  В. Ходыкиной, определялось отношение к аналогичным текстам, пропагандирующим увеличение количества детей в семье.

Оба исследования строились но одинаковой схеме. Подбирались сходные по целевому содержанию, равные по объему тексты, различающиеся по общему характеру и стилю (публицистический, научно-популярный, художественный). Тексты предъявлялись для прочтения реципиентам — рабочим и ИТР ленинградских предприятий (в первом случае 60 мужчинам и женщинам, во втором — 83).

В первом исследовании художественный текст благодаря своей эмоциональности и образности оказался наиболее эффективным для женщин (его предпочли 66 % из них) и занял второе место по предпочтению среди мужчин (32 %). Во втором исследовании он оказался на втором месте но предпочтению как среди женщин (25 %), так и среди мужчин (2! %) — сработал «эффект бумеранга»: в тексте в качестве образца пропагандировалась «слишком многодетная» для современных условий семья — с шестью детьми. Неэффективность пропаганды модели многодетной семьи подтвердилась и реакцией этих же испытуемых на фильм «Однажды, 20 лет спустя», в котором показана счастливая семья с десятью детьми во главе с молодой привлекательной матерью (89 % женщин и 82 % мужчин сочли ситуацию, показанную в фильме, нереальной и неубедительной).

Тем не менее результаты этих исследований, на наш взгляд, демонстрируют значительные и пока недооцениваемые возможности художественных средств в пропаганде.

Несколько исследований, выполненных под нашим руководством на кафедре и в лаборатории социальной психологии Ленинградского государственного университета Е. Гешковой, А, Т. Никифоровым, Ю. И. Сыроежиной, Ж. Оливейро Фройз в 1981-1983 гг., были посвящены изучению личностных особенностей представителей искусства и социально-психологического климата в художественных коллективах.

В исследовании Ж. Оливейро Фройз изучались особенности восприятия живописи художниками и нехудожниками. Испытуемыми выступали студенты-выпускники Института живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина в Ленинграде и Академии художеств в Лиссабоне, а также студенты технических вузов (всего 91 человек). Использовалась экспериментальная методика, в ходе которой испытуемым предъявлялись 18 слайдов с изображениями произведений русской и португальской живописи, которые они должны были оценить по специально разработанным шкалам семантического дифференциала.

Выяснилось, что советские художники и нехудожники, а также португальские нехудожники предпочитают реалистическую живопись. Между оценками этих трех групп испытуемых была значимая корреляции. В то же время португальские художники отдавали предпочтение произведениям нереалистических направлений. При этом для художников более важным выступали эстетические качества произведений, а для нехудожников — нравственные.

Исследование Е. Гешковой было посвящено изучению взаимоотношений режиссеров и актеров в театре. Объектами изучения были два театральных коллектива в Ленинграде и ЧССР. Применялись интервью и личностная методика.

В ходе исследования было обнаружено два типа взаимоотношений между режиссером и актерами при общем достаточно благополучном социально-психологическом климате в коллективах. Первый тип отличается преимущественно диалогическим, «горизонтальным» характером общения, паритетным творческим взаимодействием. Второй — преимущественно монологическим (со стороны режиссера), «вертикальным» общением, сотрудничеством по модели «лидер — ведомый». Актеры делятся на предпочитающих тот или иной тип взаимоотношений с режиссером, и они их удовлетворяют.

Исследование А. Т. Никифорова, проведенное в двух киносъемочных группах на студии «Ленфильм» (применялись методики наблюдения и интервью с использованием фотосъемки и звукозаписи), выявило аналогичные типы взаимодействия режиссеров и актеров. Однако монологический тип руководства в данном случае модифицировался в излишне директивный и не удовлетворял актеров. Это приводило не к творческому диалогу, а к борьбе за лидерство между режиссером и актерами, тем более что в кино, в отличие от театра, съемочная группа существует временно, пока снимается фильм, и процессы адаптации членов группы, формирования коллектива могут не достичь необходимого уровня за это время. Поэтому неслучайно в современном кино усиливается тенденция к созданию стабильных, длительно функционирующих коллективов, состоящих из близких по творческим устремлениям людей.

Хотя благоприятный социально-психологический климат в съемочной группе не гарантирует высокохудожественного результата, тем не менее он несомненно выступает положительным фактором успешной творческой деятельности. Поэтому актуальной является проблема формирования художественных коллективов с учетом психологической совместимости их участников и повышение психологической компетентности режиссеров. Этим должна была бы заниматься специальная психологическая служба киностудии, подобно таким же службам, работающим на промышленных предприятиях.

Особенно ценными являются системные социально- психологические исследования искусства, которые охватывают все основные его элементы. Подобное исследование кинопроцесса от заявки на сценарий до выхода фильма в прокат и его оценки критикой и аудиторией в целях оптимизации этого процесса начато нами совместно с киноведами Лен. гос. института театра, музыки и кинематографии.

Психологический журнал, Том б, No 3, 1985, с 142-150.

Российская социальная психология: состояние и перспективы

Данная статья посвящена теоретическим, методическим и прикладным аспектам отечественной социальной психологии. В ней раскрываются состояние и перспективы ее развития.

Ключевые слова: социально-психологическая теория, методический аспект социальной психологии, праксиология.

Девид Майерс — автор учебного пособия «Социальная психология» (Питер, 1997г.), иначе говоря, известный американский психолог выделяет в качестве самостоятельной американскую, европейскую социальную психологию, а также социальную психологию развивающихся стран.

Вряд ли с такой точкой зрения можно полностью согласиться. В приведенном списке социально-психологических центров не нашлось места для Российской социальной психологии.

С одной стороны, американский социальный психолог прав. Если посмотреть на состояние Российской современной социальной психологии, то ее нельзя назвать самостоятельной в полном объёме. Практически на сегодняшний день она представляет собой результат заимствования американской и европейской социальных психологий. Примеров можно привести предостаточно. В данном случае имеются в виду социально-психологические теории личности, общения, конфликтов, групп и т.  д. Сплошь иностранные фамилии.

С другой стороны, с Дэвидом Майерсом нельзя никак согласиться. Напрашивается вывод, что он просто не совсем знаком с историей мировой социальной психологии, в частности, Российской.

Дело в том, что социальная психология как таковая начала развиваться раньше в России, чем в США. Об этом говорят многочисленные факты. В России первые книги по социальной психологии вышли в конце ХIХ века, а в Америке в начале ХХ века. Первоначальный период свидетельствует в пользу именно отечественной социальной психологии. Что касается её дальнейшего развития, то по сравнению с американской социальной психологией, оно носило проигрышный характер в основном в силу политических причин.

Однако писать об истории Российской социальной психологии пока преждевременно.

Многие фамилии, которые преподносятся студентам как символ социальной психологии, на самом деле заслуживают совершенно другой оценки. «Оборотни» бывают не только в погонах, но и с дипломами докторов наук.

Занятие политической проституцией вместо разработки настоящей теории сыграло роковую роль для Российской социальной психологии. Немалое число отечественных социальных психологов были самыми яркими сторонниками марксизма-ленинизма в период существования СССР и клеймили всё то, что было связано с западной социальной психологией (американской и европейской).

С 1991 года ситуация радикально изменилась. Самые рьяные партийные проповедники и идейно убежденные стали сторонниками психоанализа и т. д.

Лишь небольшая часть отечественных психологов как в период СССР, так в период его развала оставались на действительно научных позициях. Именно они в 70-е годы ХХ века разрабатывали проблему конфликтов, хотя им говорили, что их нет. Мало кто знает, что тираж первой советско-польской монографии о конфликтах был полностью уничтожен до выхода в свет. Сейчас пишут о конфликтах кому не лень. Но, увы, данные книги имеют малое отношение к конфликтологии. Игра в ангажемент продолжается.

Западная социальная психология взяла немало ценного из багажа Российской социальной психологии. Там уже давно поняли, что реальными возможностями обладает социальный психоанализ, а не просто психоанализ. Имя Маркса можно часто встретить в работах западных авторов по социальной психологии.

Увы, в Российской социальной психологии всё обстоит наоборот. Считается чуть ли «не за подло» заниматься исследованием реальных социально психологических явлений с позиций настоящей научной теории. Психоанализ тут не помощник. Он уводит в сторону от действительности.

На самом деле надо не продолжать мифологическую практику, а смотреть правде в глаза, вещи называть своими именами.

Прежде, чем обратиться к практике гуманистической психологии, нужно преодолеть дисфункцию социальных институтов, деформацию социальных отношений и общения, личности и групп.

Однако во ФГОСе по социальной психологи в качестве так называемых компетенций, за «разработку» которых выделена и получена немалая сумма, указываются те явления, которые носят виртуальный характер и не согласуются с реалиями.

В силу этого обстоятельства теряют свою ценность те учебные пособия по социальной психологии, в которых отсутствует ложь. Конечно, писать объективно и адекватно о стратификации и конфликтологии не просто. Для этого нужно не только профессиональная компетентность, но и гражданское мужество.

В Росси всегда власть хотела видеть и слышать то, что ей угодно.

Поэтому нужна действительно методологическая основа социальной психологии. Здесь должны быть заложены истинные научные принципы, а не подхалимимаж.

К сожалению, процесс построения адекватной теории социальной психологии в России осложняется многими факторами. Одним из них является методический аспект данной отрасли психологического знания.

Это обстоятельство в значительной степени мутирует социально-психологическую теорию. Как ни странно, сложившаяся ситуация в методической области социальной психологии связаны с компетентностным подходом. Казалось бы, всё верно и правильно. Именно компетентностный подход позволяет определить то, что необходимо специалисту. Раньше так и было. Тогда шла речь о профессионализме, который складывается из профессиональной компетентности и профессионально важных качеств. В свою очередь они вытекают из профессиограммы и психограммы, в которых закладываются обоснованные требования к тому или иному специалисту со стороны практики.

В настоящее время всё вроде бы осталось по-прежнему, продолжается разговор о компетентностном подходе. Правда, вместо профессиональной компетентности и профессионально важных качеств употребляют ставшее чрезвычайно модным понятие, которое звучит как «компетенция».

К сожалению, под «компетенцией» понимается и специальные знания и профессионально важные качества. Такое понимание «компетенции» возникло в результате перевода с английского языка на русский слова «competence». В английском оно действительно означает специальные знания. В русском же языке означает совершенно другое и имеет юридическое значение.

Но суть проблемы даже не в этом. Состоит она в другом — в необоснованности так называемых «компетенций».

Так называемые пресловутые «компетенции» заложены во ФГОСах. Откуда они взялись никто толком не знает. Однако именно они задают затем содержание учебных программ по дисциплинам и, в частности, по социальной психологии. Если бы они вытекали из соответствующих научных теорий, психограмм возражений быть не могло бы. Но они взяты с «потолка». Их содержание вызывает улыбку у профессионалов. Тем не менее матрицы компетенций, взятые от «фонаря» продолжают выполнять свои «ритуальные услуги» по отношению ко всем отечественным отраслям науки, в том числе — и к социальной психологии.

В результате возникает потребность не в создании полноценных учебников, а в учебных пособиях по обслуживанию пресловутых «компетенций». В связи с этим нужны кастрированные учебные пособия для того, чтобы студенты при тестировании могли ответить на вопросы, вытекающие из «компетенций».

Это не методика, а антиметодика; детская игра в пазлы вместо создания психограмм, разработки и усвоении понятий и определений той или иной науки и т.  д. Впрочем, дело куда серьёзней. Полуграмотные «компетенции», ФГОСы, тесты и т. д. — это бизнес.

Разумеется, данный псевдонаучный, антиметодический подход, как уже отмечалось, мутирует содержание учебных пособий, в том числе и по социальной психологии. Серьёзные авторы, дорожащие своей научной репутацией, перестают писать учебники для бакалавриата по причине, указанной выше. В качестве примера можно привести вопросы, используемые при тестировании студентов по «Социальной психологии». Здесь имеет место подмена социальной психологии — «Социологией», архаичность содержания вопросов, их некорректная формулировка, ставящая в тупик не только студентов, но и ведущих специалистов в области социальной психологии.

Таким образом, методический аспект социальной психологии не способствует её развитию, мягко говоря, напротив, антиметодика загоняет её в угол и выполняет самую пагубную роль. Этот момент является весомым фактором разрушения не только социальной психологии, но и гуманитарной науки в целом. Если раньше эту функцию выполняла политическая цензура, то теперь эту роль взяли на себя непрофессионализм и определенные идейные установки горе-реформаторов в области образования. Зачистка национальной составляющей социальной психологи (и не только!) относится к разряду не просто ошибок, но и более тяжелых деяний.

Вообще говоря, ситуация, связанная с методическим аспектом «социальной психологии» относится к числу параноидальных. Такой вывод напрашивается сам собой. Доказательством его служит маниякальное упорство реализации квазикомпетенций, которые закладываются во ФГОСы, программы, тесты, учебники и учебные пособия и т. д. Абсурдность данной ситуации очевидна всем кроме «топ-менеджеров» в сфере образования. Тем не менее преподаватели трудятся денно и нощно над созданием ООП в соответствии с картой компетенций. Это отнимает время, силы. Бессмысленность таковых программ ясна и студентам, так как они не несут никакой функциональной нагрузки. Студенты даже не могут ими воспользоваться на экзаменах в качестве подсказки.

«Мартышкин труд», работа на корзину уводит в сторону от содержательной стороны вопроса: написания учебников, учебных пособий и прочее… Вместо всего этого нескончаемый бумажный вал, который на руку тем, кто не может проявить себя иначе.

В результате торжествует бездарность, рядящаяся в одежде псевдо-учёности. В таких случаях народная мудрость гласит «Слышали звон, да не знают, где он».

Отказ от всего национального, слепое копирование, впрочем, не просто слепое, а глупое копирование не может не закончиться крахом.

Итак, ясно: то, что происходит в методическом плане с «Социальной психологией» не иначе, как глумлением назвать нельзя. Фетишизировать, говорить серьёзно об изначальной глупости в виде карт компетенций, никак и ничем не обоснованных (откуда, что взялось — неизвестно), значит, совершать ошибку. Все эти пресловутые компетенции- нонсенс, абсурд. Речь идет не о глоссарии, терминах, дефинициях, понятиях, которые всегда составляли основу классических программ и учебников, а о виртуальных компетенциях, количественно ограниченных и в содержательном плане представляющих загадку и ребус.

Впрочем, аналогичным образом дела обстоят и в других социально-гуманитарных отраслях науки и учебных дисциплинах.

Однако самым мощным фактором, негативно влияющим на состояние «Социальной психологии», является практика её применения, то есть прикладной аспект. В свою очередь она зависит от востребованности со стороны государства, экономики и общества.

Если в США самым многочисленным отрядом психологов являются социальные психологи, то в России наблюдается другая картина. Здесь вместо профессиональных социальных психологов популярностью пользуются прихвостни из числа так называемых экспертов, «говорящие головы», массовики-затейники, именующие себя технологами. Они практически не сходят с экранов ТВ. Данные специалисты в кавычках являются авторами «формирующей», а не реальной социальной психологии. Из под их «пера» выходят нескончаемые сериалы опереточных постановок, дешевых спектаклей и т. д. Все это сейчас называется пиаром, но на самом деле является «игрой в дурака» (В. Костиков). Вместо реальной статистики — фэнтази; вместо доктрин, идеологии, стратегии, сценариев — рекламные ролики, хлесткие фразы, игры в дурака с публикой.

Дискредитируют социальную психологию также мошенники всех мастей и рангов: астрологи, экстрасенсы, представители магии и т. д. Они пользуются спросом. Не обделены вниманием представители и других экзотических технологий и техник, в том числе имиджеологи по символическим акциям.

Что же касается профессионалов в области «Социальной психологии», то они остаются в тени.

Если на западе и прежде всего в США, как уже отмечалось, социальные психологи являются чрезвычайно востребованными (они работают на правительство, консалтинговых фирмах и т. п.), то в России обходятся без них: при проведении переговоров, разрешении социальных конфликтов. Этот список можно продолжать до бесконечности. В лучшем случае они работают в сфере бизнеса, банковских структурах, бюджетных учреждениях. Их заменяют те, кто является специалистом по «дымовой завесе», социальной канализации, устройству зонтиков и ширм для банкротящихся партий, грязных предвыборных технологий.

Конечно, чтобы исправить ситуацию, усилий со стороны социальных психологов недостаточно. Нужен заказ со стороны государства, экономики и общества.

Тем не менее социальные психологи не должны снимать с себя ответственность за сложившееся положение дел. В связи с этим они должны чётко разработать теоретические основы праксиологии. В учебных пособиях по «Социальной психологии» необходимо предусматривать и раскрывать как теоретические, так и прикладные её аспекты.

Таким образом, анализ показывает, что Российская социальная психология практически находится в кризисном состоянии. Но в этом виноваты не только отечественные социальные психологи. Практически вся Российская социально- гуманитарная наука оказалась в аналогичном положении. Отчасти «гуманитарии» виноваты сами. Так, социология фактически отстранилась от исследования своего предмета — общества и занимается прикладными аспектами, вторгаясь в компетенцию социальной психологии. Это свидетельствует об отсутствии не столько научной, сколько гражданской позиции. За это, т. е. мифотворчество отечественная социально-гуманитарная наука расплачивалась дорогой ценой — своей гибелью и торможением в развитии.

В заключение следует подчеркнуть: в условиях разрушения отечественной социально-гуманитарной науки социальная психология должна показать пример служению национальным интересам. Только это обстоятельство позволяет опровергнуть мнение Д. Майерса о том, что Российской социальной психологии нет. Она была, есть и будет.

Литература:

1.                 Социальная психология. Под ред. А. Н. Сухова. 7-е изд. М., 2011.

2.                 Сухов А. Н. Социальная психология. 10-е изд. М., 2013.

3.                 Сухов А. Н. Социальная психология преступности М., 2007.

4.                 Сухов А. Н. Историко-психологический анализ реформирования и модернизации России. М., 2011.

5.                 Сухов А. Н. Основы психосоциальной работы с населением. М. 2013.

Основные термины (генерируются автоматически): социальная психология, Российская социальная психология, Россия, методический аспект, профессиональная компетентность, психолог, самое дело, США, гуманитарная наука, западная социальная психология.

3 психологических эксперимента, которые многое объясняют / Newtonew: новости сетевого образования

Эксперимент — это мощное мыслительное приспособление, которое помогает отделить друг от друга явления окружающего мира и выявить их суть. С помощью экспериментов можно глубже понять и ярче продемонстрировать не только свойства химических соединений, но и черты социальной жизни — и образовательного процесса в частности.

Мы собрали эксперименты, которые считаются классикой в социальной психологии и в своё время вызвали большие дискуссии. Их результаты могут удивить, а могут показаться подтверждением того, о чём вы и так прекрасно знаете. (В последнем случае вы, возможно, вы стали жертвой эффекта ретроспективного искажения, в народе известного в форме поговорки «задним умом все крепки»).


1. Как научить беспомощности

Непонимание логики происходящего + отсутствие контроля → пассивность и добровольное бессилие

Эффект «выученной беспомощности» ярко продемонстрировали знаменитые эксперименты Мартина Салигамана из Пенсильванского университета, проведённые в 1960-х годах.

У собак, запертых в клетки, формировали реакцию страха на высокие звуки. Для этого, как и положено в классических экспериментах, животных били слабыми разрядами электрического тока. Когда тот же опыт повторили при открытых клетках, собаки, к удивлению экспериментаторов, не стали убегать, а только ложились на пол и скулили.

В другом варианте эксперимента собак разделили на 3 группы: первые могли отключить ток, нажав носом на кнопку, вторых же переставали бить током, только когда первые справлялись с этой задачей, а собак из третьей группы вообще оставили в покое.

Затем всех животных поместили в ящик с перегородкой: ударов тока можно было избежать, перепрыгнув на другую сторону.

Собаки из первой группы преодолевали это препятствие, в то время как другие недолгое время метались по клетке, а затем ложились на пол и просто ждали, когда это мучение кончится.

Источник: cnx.org

После нескольких безуспешных попыток изменить ситуацию следует пассивность и бессилие, которое сохраняется, даже если условия изменились и на происходящее уже можно повлиять. Верно и обратное: если у собаки есть опыт самостоятельного преодоления препятствий, она не так-то просто поддается тренировке на беспомощность. Поэтому дворовые собаки в этом эксперименте сдавались реже и позже, чем лабораторные.

Всё это относится не только к собакам, но и к людям. В эксперименте Эллен Лангер и Джудит Роден учёные поделили обитателей дома престарелых на две группы: к первым относились услужливо и внимательно, но избавили ото всех забот (например, персонал принес в комнаты растения и сам ухаживал за ними), вторых же всячески подталкивали к самостоятельному выбору — мотивировали высказывать пожелания и обставлять комнаты по своему усмотрению.

Первая группа постепенно становилась пассивной и деградировала, а люди во второй группе стали более оживлёнными, активными и счастливыми.

Источник: kinopoisk.ru

Всё это напрямую относится к образовательной среде. Лучший способ сделать людей пассивными и безответственными — это учить их беспомощности, лишая самостоятельного выбора и инициативы, как это часто и происходит в наших школах и университетах.


2. Один сейчас или два потом?

Способность откладывать получение удовольствия → жизненный успех

Знаменитый «маршмеллоу тест» (зефирный эксперимент), впервые проведённый в конце 1960-х Уолтером Мишелом из Стенфордского университета.

Группу детей 4–6 лет ставили перед выбором — съесть зефир прямо сейчас или подождать 15 минут и получить вдвое больше. Дети реагировали на ситуацию по-разному (в основном это зависело от их возраста и обстановки), но примерно треть дожидалась прихода экспериментатора и получала заслуженный бонус.

Не съесть вкусный зефир, когда он прямо перед тобой — не так просто, как вы думаете

Источник: youtube.com

Но самое важное выяснилось потом. Дети, которые смогли выдержать 15 минут зефирного теста, в 14-летнем возрасте получили лучшие результаты по тесту SAT (стандартная проверка когнитивных способностей для поступающих в колледжи), а родители считали их более компетентными и самостоятельными.

В 2011 году участников того же эксперимента, которые уже стали взрослыми, засунули в томограф. Выяснилось, что префронтальная кора — зона, ответственная за рациональное принятие решений, — у них по-разному взаимодействует с вентральным стриатумом (участок, который связан с формированием пристрастий). Видимо, рациональная часть мозга так или иначе соперничает с зоной, которая ищет удовольствий здесь и сейчас.

Решения префронтальной коры у более успешных участников эксперимента перевешивали порывы более жадного до удовольствий стриатума.

Источник: giphy.com

По итогам дополнительных исследований выяснилось, что способность откладывать удовольствие — характеристика, которая прочно коррелирует с успехом на всём протяжении жизни. Но это не значит, что её нельзя развить в себе самостоятельно.

  • Не есть зефир сразу и развить самоконтроль поможет книга «Развитие силы воли», которую написал сам Уолтер Мишел.

3. К чему ведёт жесткая дисциплина и власть авторитета

Дисциплина + отказ от свободы и собственного мнения → управляемость и дискриминация

Эксперимент 1967 года, проведённый школьным учителем Рона Джонсом в 10 классе обычной американской средней школы.

Позднее он назвал это одним из самых пугающих событий в его преподавательской деятельности, — и было отчего.

Источник: kinotom.com

Эксперимент начался с вопроса одного из учеников, когда они проходили Вторую мировую войну: как рядовые немцы могли жить, зная о массовых расправах и уничтожении евреев? Этой проблеме Джонс и решил посвятить следующие семь дней.

Он рассказал ученикам о красоте дисциплины, научил стоять по стойке «смирно» и четко отвечать на вопросы; показал силу общности — ввел специальный приветственный жест и совместное скандирование; раздал членские билеты и приучил к строго определенным правилам распорядка. В результате в группе распространилось доносительство — о нарушениях с готовностью сообщали даже те ученики, которые не обязаны были этого делать.

К классу присоединялись добровольцы, поэтому к четвергу членами «третьей волны» были уже около 80 подростков. Затем Джонс объяснил, что их организация — часть общенациональной молодёжной программы, направленной во благо народа. Её отделения уже открыты по всей стране, и в пятницу по телевизору выступит их лидер.

К этому выступлению в классе собралось около 200 человек, и тогда Джонс наконец объявил, что никакой третьей волны не существует, ученики стали объектами манипуляции и вели себя примерно также, как немцы во времена Третьего рейха. Эксперимент стал тяжёлым ударом не только для многих учеников, но и для самого учителя.

Документальный фильм об эксперименте, где об этом опыте рассказывает сам Рон Джонс.

Источник: youtube.com

История этого эксперимента долгое время оставалась неизвестной, но сейчас ей посвящено уже несколько полнометражных фильмов, не говоря уже о многочисленных публикациях.

Ещё один известный учительский эксперимент был посвящён дискриминации. Преподавательница начальной школы Джейн Эллиотт поделила класс на кареглазых и голубоглазых, объяснив, что первые превосходят других по своим природным способностям, и предоставила им некоторые привилегии. Уже через день группа «избранных» стала более жестокой, а голубоглазые, оказавшиеся в меньшинстве — более тихими и пассивными.

Принадлежность к группе, подкреплённая авторитетом и строгой дисциплиной, может проявить в нас самые худшие качества. И происходит это пугающе быстро.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Групповое давление и групповое влияние: конформизм, нонконформизм, личностное самоопределение — Социальная психология и общество

В социальной психологии, пожалуй, нет такой
предметно-проблемной области, которая в той или иной степени не пересекалась в
содержательном плане с вопросами, связанными с характером и спецификой
взаимоотношений личности и группы и, в частности, с феноменом группового
давления на развивающегося индивида. Как пишет В. С. Мухина, «социальная
психология … открывает закономерности социального процесса влияния группы на
отдельного человека, устанавливает наличие устойчиво воспроизводимых сущностных
связей и зависимостей. В контексте сказанного значимо указать на тенденции
влияния … группы на отдельного человека, в нее входящего» [5, с.
4].

Для того чтобы психологически сущностно определиться в
соотношении интересующих нас социально-психологических феноменов,
последовательно обратимся к психологической реальности, которая традиционно
лежит за столь привычными для каждого профессионального психолога понятиями,
как «конформизм», «нонконформизм», «личностное
самоопределение».

Конформизм [от лат.
conformis — подобный, сообразный] —
проявление активности личности, которое отличается реализацией отчетливо
приспособленческой реакции на групповое давление (точнее, на давление
большинства членов группы) с целью избежать негативных санкций — порицания или
наказания за демонстрацию несогласия с обще-принятым и общепровозглашенным
мнением и желанием не выглядеть не таким, как все. В определенном смысле
подобную конформную реакцию на групповое давление демонстрирует достаточно
большое число людей, находящихся на первой стадии вхождения в референтную
группу — на стадии адаптации — и решающих личностно значимую задачу «быть и,
главное, казаться таким, как все». Особенно отчетливо конформизм проявляется в
условиях тоталитарного общественного устройства, когда личность боится
противопоставлять себя господствующей элите и подчиненному ей большинству,
опасаясь не просто психологического давления, а реальных репрессий и угроз
своему физическому существованию. На личностном уровне конформизм чаще всего
выражается в качестве такой личностной характеристики, которая в социальной
психологии традиционно обозначается, как конформность, т. е. готовность
индивида поддаться как реальному, так и лишь воспринимаемому как таковое
давлению группы, если не стремлению, то, во всяком случае, предрасположенности
изменить свои позицию и видение в связи c тем, что они не совпадают с мнением
большинства. Понятно, что в одних случаях подобная «податливость»
может быть связана с реальным пересмотром своих позиций, а в
другом — лишь co стремлением хотя бы на внешнем, поведенческом уровне избежать
чреватого негативными санкциями противопоставления себя конкретному сообществу,
будь то малая или большая группа. Таким образом, традиционно принято говорить о
внешней и внутренней конформности. Классические эксперименты по схеме,
предложенной и реализованной С. Ашем, будучи направлены на изучение прежде
всего внешней конформности, показали, что на ее наличие или отсутствие, а также
степень выраженности влияют индивидуально-психологические особенности индивида,
его статус, роль, половозрастные характеристики и т. д.,
социально-психологическая специфика общности (в рамках классических
экспериментов эта группа является подставной), значимость конкретной группы для
испытуемого, чья склонность к конформным реакциям исследовалась, а также
личностная значимость для него обсуждаемых и решаемых проблем и уровень
компетентности как самого испытуемого, так и членов конкретного
сообщества.

Наряду с упомянутыми экспериментами С. Аша к классическим
исследованиям конформизма в социальной психологии обычно относят эксперименты
М. Шерифа и С. Милграма. Экспериментальная проверка, насколько далеко готов
зайти человек, действуя вопреки своим убеждениям и установкам под давлением
группы, была проведена С. Милграмом. Для этого его классический эксперимент был
модифицирован следующим образом: «В базовой экспериментальной ситуации команда
из трех человек (двое из них — подставные испытуемые) проверяет
четвертого человека по тесту парных ассоциаций. Всякий раз, когда четвертый
участник дает неверный ответ, команда наказывает его ударом тока» [4, c. 217].
При этом участники эксперимента получают от руководителя следующую инструкцию:
«Учителя самостоятельно определяют, каким ударом наказать ученика за ошибку.
Каждый из вас вносит свое предложение, и затем вы наказываете ученика самым
слабым из предложенных вам ударов. Для того чтобы эксперимент прошел
организованно, вносите свои предложения по порядку. Сначала вносит предложение
первый учитель, затем — второй, последним вносит свое предложение третий
учитель.… Таким образом, роль, которую играет наивный испытуемый, дает ему
реальную возможность предотвратить ужесточение наказания — например, он может
на протяжении всего эксперимента предлагать наказывать ученика ударом тока в 15
вольт» [4, с. 217—219], что касается подставных испытуемых, то они каждый раз
предлагают применить более сильный удар и именно они первыми высказывают свое
мнение. Параллельно проводился контрольный эксперимент, в рамках которого
групповое давление исключалось. Испытуемый единолично принимал решение, каким
разрядом следует наказывать «ученика» за неверный ответ. Как сообщает С.
Милграм, «в исследовании принимали участие 80 мужчин в возрасте от 20 до 50
лет; экспериментальная и контрольная группы состояли из равного количества
участников и были идентичны по возрастному и профессиональному составу….
Эксперимент … со всей очевидностью продемонстрировал, что существенное влияние
на поведение испытуемых в экспериментальных условиях оказало давление
группы…. Основной результат данного исследования состоит в демонстрации того
факта, что группа способна формировать поведение индивидуума в области,
которая, как думалось, крайне устойчива к подобным влияниям. Идя на поводу у
группы, испытуемый причиняет боль другому человеку, наказывая его ударами тока,
интенсивность которых намного превосходит интенсивность ударов, примененных при
отсутствии социального давления. … Мы предполагали, что протесты жертвы и
существующие в человеке внутренние запреты на причинение боли другому станут
факторами, эффективно противостоящими тенденции подчинения групповому давлению.
Однако, несмотря на широкий диапазон индивидуальных различий в поведении
испытуемых, мы можем сказать, что значительное число испытуемых с готовностью
подчинились давлению подставных испытуемых» [4, с.
217—224].

Не менее впечатляющие примеры проявления конформизма дает
реальная жизнь. Как отмечает Д. Майерс, «в повседневной жизни наша внушаемость
иногда потрясает. В конце марта 1954 года газеты Сиэтла сообщили о порче
автомобильных стекол в городке, расположенном в 80 милях к северу. Утром 14
апреля поступили сообщения о подобных повреждениях лобовых стекол за 65 миль от
Сиэтла, а на следующий день — всего за 45 миль. Вечером непонятная сила,
разрушающая лобовые стекла, достигла Сиэтла. К полуночи 15 апреля в полицейское
управление поступило свыше 3000 заявлений о поврежденных стеклах. В ту же ночь
мэр  города обратился за помощью к президенту Эйзенхауэру. …
Однако 16 апреля газеты намекнули, что истинным виновником может быть массовое
внушение. После 17 апреля жалоб больше не поступало. Позднее анализ вышибленных
стекол показал, что это обычные дорожные повреждения. Почему мы обратили
внимание на эти повреждения только после 14 апреля? Поддавшись внушению, мы
пристально смотрели на наши лобовые стекла, а
не сквозь них» [3, с.
274].

Не столь масштабный, но, пожалуй, еще более яркий пример
конформизма из своей собственной жизни приводит известный английский писатель
Дж. Оруэлл. Этот случай произошел в Нижней Бирме, где Оруэлл служил офицером
английской колониальной полиции. Как пишет Дж. Оруэлл, к моменту описываемых
событий «…я пришел к выводу, что империализм — это зло, и, чем скорее я
распрощаюсь со своей службой и уеду, тем будет лучше» [6, с. 105]. Однажды
Оруэлла вызвали на местный рынок, где, по словам бирманцев, все крушит
сорвавшийся с цепи слон, у которого начался так называемый «период охоты».
Прибыв на рынок, он не застал никакого слона. Десяток зевак указали десяток
различных направлений, в которых скрылся слон. Оруэлл уже собрался идти домой,
как вдруг раздались истошные крики. Выяснилось, что слон все-таки был и, более
того, раздавил некстати подвернувшегося местного жителя. Как пишет Дж. Оруэлл,
«как только я увидел погибшего, я послал ординарца в дом моего друга, жившего
неподалеку, за ружьем для охоты на слонов. Ординарец появился через несколько
минут, неся ружье и пять патронов, а тем временем подошли германцы и сказали,
что слон в рисовых полях неподалеку… Когда я зашагал в том направлении,
наверное, все жители высыпали из домов и двинулись за мной следом. Они увидели
ружье и возбужденно кричали, что я собираюсь убить слона. Они не проявляли
особого интереса к слону, когда он крушил их дома, но теперь, когда его
собирались убить, все стало иначе. Для них это служило развлечением, как это
было бы и для английской толпы; кроме того, они рассчитывали на мясо. Все это
выводило меня из себя. Мне не хотелось убивать слона — я послал за ружьем,
прежде всего, для самозащиты… Слон стоял ярдах в восьми от дороги, повернувшись
к нам левым боком… Он выдергивал траву пучками, ударял ее о колено, чтобы
отряхнуть землю, и отправлял в пасть… Увидев слона, я совершенно четко осознал,
что мне не надо его убивать. Застрелить рабочего слона — дело серьезное; это
все равно что разрушить громадную, дорогостоящую машину…. На расстоянии слон,
мирно жевавший траву, выглядел не опаснее коровы. Я подумал тогда и думаю
теперь, что его позыв к охоте уже проходил; он будет бродить, не причиняя
никому вреда, пока не вернется махаут (погонщик) и не поймает его. Да и не
хотел я его убивать. Я решил, что буду следить за ним некоторое время, дабы
убедиться, что он снова не обезумел, а потом отправлюсь домой. Но в этот момент
я оглянулся и посмотрел на толпу, шедшую за мной. Толпа была громадная, как
минимум, две тысячи человек, и все прибывала. … Я смотрел на море желтых лиц
над яркими одеждами…. Они следили за мной, как за фокусником, который должен
показать им фокус. Они меня не любили. Но с ружьем в руках я удостоился их
пристального внимания. И вдруг я понял, что мне все-таки
придется убить слона. От меня этого ждали, и я был обязан это сделать; я
чувствовал, как две тысячи воль неудержимо подталкивают меня вперед.

Мне было совершенно ясно, что я должен делать. Я должен
приблизиться к слону … и посмотреть, как он отреагирует. Если он проявит
агрессивность — мне придется стрелять, если не обратит на меня внимания, то
вполне можно дожидаться возвращения махаута. И все же я знал, что этому не
бывать. Я был неважный стрелок.… Если слон бросится на меня и я промахнусь, у
меня останется столько же шансов, как у жабы под паровым катком. Но даже тогда
я думал не столько о собственной шкуре, сколько о следящих за мной желтых
лицах. Потому что в тот момент, чувствуя на себе глаза толпы, я не испытывал
страха в обычном смысле этого слова, как если бы был один. Белый человек не
должен испытывать страха на глазах “туземцев”, поэтому он в общем целом
бесстрашен. Единственная мысль крутилась в моем сознании: если что-нибудь
выйдет не так, эти две тысячи бирманцев увидят меня удирающим, сбитым с ног,
растоптанным… И если такое случится, то не исключено, кое-кто из них станет
смеяться. Этого не должно произойти. Есть лишь одна альтернатива. Я вложил
патрон в магазин и лег на дороге, чтобы получше прицелиться» [6, с.
105—108].

Приведенный отрывок интересен прежде всего тем, что ситуация
подчинения групповому влиянию ярко описана не с позиции внешнего наблюдателя,
каковым практически всегда является экспериментатор, а изнутри, с позиции
объекта данного влияния. Буквально поражает сила подобного воздействия. В
самом деле,
в восприятии описанной главным героем ситуации отсутствуют какие-либо признаки
когнитивного диссонанса. И рациональные (отсутствие признаков агрессии в
поведении слона, его высокая стоимость, очевидные катастрофические последствия
возможного неудачного выстрела «неважного стрелка»), и эмоциональные (жалость к
слону, раздражение против толпы, наконец, естественные опасения за свою
собственную жизнь) аспекты видения ситуации Дж. Оруэллом подталкивали его к
личностному самоопределению и соответствующему поведению. Стоит также принять
во внимание, что биография и творчество писателя не дают никаких оснований
заподозрить его в склонности к конформизму, скорее,
наоборот.

По-видимому, свою роль сыграло то обстоятельство, что в
рассматриваемой ситуации личность подверглась одновременному воздействию, по
сути, двух групп — непосредственному, со стороны туземной толпы, и имплицитному
— со стороны белого меньшинства, к которому он принадлежал. При этом и ожидания
толпы, и установки белого меньшинства по поводу того, как должен поступить
офицер в данной ситуации, полностью совпадали. Однако обе эти группы, как
следует из приведенного отрывка, не пользовались симпатиями Дж. Оруэлла, а их
убеждения, традиции, предрассудки отнюдь им не разделялись. И все же Дж. Оруэлл
застрелил
слона.

Нечто подобное можно наблюдать на гораздо более ужасающих
примерах участия в геноциде и иных преступлениях тоталитарных режимов самых
обыкновенных людей, отнюдь не кровожадных по натуре и вовсе не являющихся
убежденными адептами расовых, классовых и иных подобных теорий. Как отмечает Д. Майерс,
служащие карательного батальона, уничтожившего около 40 000 женщин, стариков и
детей в Варшавском гетто, «…не были ни нацистами, ни членами СС, ни фанатиками
фашизма. Это были рабочие, торговцы, служащие и ремесленники — люди семейные,
слишком старые для службы в армии, но не способные противостоять прямому
приказанию убивать» [3, с.
291].

Таким образом, проблема конформизма является высокозначимой
не только применительно к взаимоотношениям личности и относительно локальной
группы (учебной, рабочей и т. д.), но и в гораздо более широком социальном
контексте.

При этом, как отчетливо видно на примере из рассказа Дж
Оруэлла, конформизм является результатом действия множества как собственно
социально-психологических, так и иных переменных, в силу чего выявление причин
конформного поведения и его прогнозирование представляют собой достаточно
сложную исследовательскую
задачу.

Нонконформизм [от лат.
nоn — не, нет и
conformis — подобный, сообразный] —
готовность, несмотря ни на какие обстоятельства, действовать вопреки мнению и
позиции превалирующего большинства сообщества, отстаивать прямо противоположную
точку зрения. Вне зависимости от того что подобное поведение многими
исследователями оценивается как принципиально несхожее с конформным, в
психологически сущностном плане эта форма личностной активности не просто
близка, а, по сути дела, идентична проявлениям конформизма, так как в обоих
случаях можно практически с полной уверенностью говорить о зависимости
индивида от группового давления, о его подчинении большинству. Кажущаяся
самостоятельность при проявлении нонконформности не более чем иллюзия. Так как
не сама личность принимает решение в ситуации неопределенности, ее реакция на
групповое давление все равно является зависимой, несмотря на то, осуществляется
ли активность в логике «да» или в логике «нет». Таким образом, термин
«нонконформизм», будучи, по сути, синонимом термина «негативизм», в сущностно
психологическом плане не выступает в качестве антонима понятия «конформизм», а
характеризует психологическую реальность, описываемую в социальной психологии в
качестве нонконформизма и конформизма, которая содержательно противоположна
тому, что оценивается как проявление социально-психологического феномена
самоопределения личности в группе. При этом следует отметить, что несмотря на
то что в рамках классической экспериментальной формулы С. Аша в среднем около 8
% испытуемых проявляют склонность к нонконформному поведению, вряд ли есть
основания считать, что столь значительное число людей являются теми, кому
свойственна нонконформность как устойчивое личностное качество. Скорее, имеет
смысл считать, что и примерно треть испытуемых, демонстрирующих конформные
реакции, и практически каждый десятый из обследуемых, демонстрирующих
нонконформную реакцию, не обладают стабильно закрепленной способностью к
отстаиванию собственно личностной позиции в условиях экспериментально
задаваемого группового давления, а значит, вероятнее всего, не интегрированы в
референтные для них группы высокого социально-психологического уровня
развития. Как уже указывалось выше, конформизм достаточно органично проявляется
теми членами реально функционирующей группы, которые, находясь на стадии
адаптации, в качестве первостепенной решают личностную задачу «быть такими, как
все», а нонконформизм (негативизм) столь же естественно реализуют члены группы,
которые, находясь на стадии индивидуализации, в качестве решения своей
приоритетной личностной задачи стремятся «быть не такими, как
все».

То что нонконформизм является не противоположностью
конформизма, а, скорее, его оборотной стороной, так сказать, «изнанкой»,
получило частичное подтверждение в модифицированном варианте эксперимента С.
Милграма, направленного на изучение конформизма. Общая экспериментальная
ситуация и «легенда» оставались прежними. Однако подсадные испытуемые, когда
начинались протесты «жертвы», не предлагали увеличивать силу тока, а, напротив,
один за другим отказывались от дальнейшего участия в данной процедуре. Как и
следовало ожидать, большинство наивных испытуемых последовали примеру коллег.
Однако примерно 10 % испытуемых продолжали выполнять инструкции
экспериментатора (повышали напряжение), несмотря на оппозицию двух других
участников. При этом, как считает С. Милграм, «тот факт, что послушные
испытуемые не последовали примеру восставшей группы, не означает, что они не
чувствовали давления, оказываемого поступком товарищей. Один из послушных
испытуемых сказал: “Я чувствовал, что выгляжу настоящим чудовищем в глазах этих
ребят, продолжая хладнокровно наказывать ученика током. Их реакция была
совершенно естественной, и первое, о чем я подумал, так это о том, чтобы
последовать их примеру. Но я не сделал этого, и вот почему. Если они вышли из
эксперимента — это нормально, но если я сделаю то же самое, на сколько же
месяцев растянется
эксперимент?»

Итак, этот испытуемый ощущал давление группы, но счел, что
факт отступничества товарищей накладывает на него особые обязательства перед
экспериментатором, что он должен помочь ему довести эксперимент до конца.
Другой послушный испытуемый, когда его спросили, почему он нервничал во время
эксперимента, ответил: «Наверное, это их поступок так повлиял на меня. Когда
они отказались продолжать эксперимент, я чуть было не присоединился к ним, но
потом мне показалось, что это было бы как-то нелепо: зачем, спрашивается, мне
следовать стадному инстинкту? Разумеется, это их право — выйти из эксперимента.
Но мне кажется, что они просто не владели
собой».

И, наконец, еще один послушный испытуемый высказал
откровенно критическое отношение к поступку подставных испытуемых: «Я считаю,
что они поступили неправильно. Раз уж они согласились участвовать в
эксперименте, то должны были идти до конца» [4, c.
234—235].

Таким образом, двое из трех проинтервьюированных С.
Милграмом испытуемых прямо указывают на групповое давление как основную причину
своего нонкомформного поведения. Присутствует данный мотив и в первом интервью,
хотя в несколько завуалированной
форме.

Еще более отчетливо природа нонконформизма проявилась в ряде
экспериментов, поставленных С. Снайдером и Г. Фромкиным. В одном из них на
первом этапе группе студентов было предложено оценить, насколько десять
наиболее значимых для них установок совпадают с аналогичными установками других
студентов. Затем все испытуемые приняли участие в собственно экспериментальном
исследовании конформизма. В результате была выявлена закономерность, согласно
которой, чем больше участники идентифицировали собственные установки с
установками других в ходе опроса, тем сильнее проявлялась у них тенденция к
нонконформизму на экспериментальном этапе. Д. Майерс свидетельствует, что «в
другом эксперименте испытуемые, услышав, что окружающие излагают установки,
идентичные их собственным, изменяли свою позицию…» [3, c. 308], т. е.
опять-таки проявляли нонконформизм под влиянием группы. Последний пример
особенно показателен именно в силу его радикальности — испытуемые не просто
реагировали на групповое давление по принципу «от противного», но изменяли свои
собственные установки по той единственной причине, что они разделялись
группой.

В данной связи становится понятным, почему в ряде случаев
воздействие, построенное по принципу социального доказательства,
эксплуатирующего конформность (например, в рамках рекламной или избирательной
кампании), зачастую приводит к результатам, прямо противоположным ожиданиям его
инициаторов.

Особенно наглядно видна взаимосвязь конформизма и
нонконформизма как различных форм проявления одной и той же личностной и
социально-психологической реальности на примерах закрытых групп сектантского
типа. Для членов таких групп характерна тотальная зависимость от группового
давления. При этом внутри данных образований она выражается в крайних формах
проявления конформности, а в других группах членства (семья, школьный класс,
производственный коллектив и т. п.), напротив, носит характер радикального
нонконформизма. Причем эта взаимосвязь обыкновенно имеет характер прямой
линейной зависимости. Психолого-педагогическая практика показывает, что
наиболее непримиримую, а часто откровенно вызывающую позицию в классе
практически по любому вопросу занимают, как правило, низкостатусные члены
неформальных подростковых группировок, внутри которых они, по сути, лишены
«права голоса». При этом поведение высокостатусных участников таких группировок
гораздо более
вариативно.

Природа «связанности» таких внешне непохожих
социально-психологических явлений, как конформизм и нонконформизм, становится
более понятной, если рассматривать данную «связку», например, с позиций
психосоциального подхода Э. Эриксона, согласно которому деструктивное
разрешение базисного кризиса второй стадии эпигенетического цикла приводит к
формированию у индивида болезненного самоосознавания как антитезы свободной
воли и уверенности в себе. Такое самоосознавание направлено на фиксацию
«противоречия между самооценкой, образом “я” автономной личности и образом
“самого себя” в глазах окружающих» [10, c. 191]. В этих условиях конформизм
позволяет снизить внутренний дискомфорт, вызванный генерализированными
чувствами стыда и сомнения, поскольку «размывает» их за счет проективной
идентификации с группой. Вместе с тем, как отмечал
Э. Эриксон, «тотальное разрушение самооценки… резко контрастирует с
нарциссическим и снобистским презрением к мнению других» [10, c. 192]. Это
касается не только мнения окружающих (не обязательно критического) о личности
таких индивидуумов, но любого их мнения по любому вопросу, что и порождает
нон-конформизм. Таким образом, связка «конформизм»—«нонконформизм» является не
чем иным, как примитивной формой защиты, позволяющей «сохранить шаткую
уверенность в себе в противовес чувству сомнения и стыда» [10, c. 192]
индивидам со спутанной
идентичностью.

При всей справедливости сказанного было бы некорректно не
отметить, что многие видные социальные психологи, в том числе С. Аш, Р.
Кратчфилд, Д. Майерс и др., все-таки склонны рассматривать нонконформизм как
альтернативу (в основном позитивную) конформизму. Это становится понятным, если
принять во внимание, что хотя Д. Майерс и определяет конформизм как «…изменение
поведения или убеждений в результате давления группы…» [3, c. 292], реально он
оценивает и собственно конформизм, и нонконформизм в гораздо более широком
контексте — в качестве характеристики подверженности личности любому
социальному влиянию. Например, к проявлениям нонконформизма Д. Майерс относит
так называемое реактивное сопротивление: «Представьте себе, что кто-то
останавливает вас на улице и просит подписать воззвание в
защиту чегото мало вас интересующего. Пока вы колеблетесь, кто-то другой
заявляет вам, что “следует категорически запретить и распространять, и
подписывать подобного рода воззвания”. Теория реактивного сопротивления
предсказывает, что столь грубые попытки ограничить вашу свободу на самом деле
повышают вероятность того, что на бумаге появится ваша подпись» [3, c. 305].
Совершенно очевидно, что, во-первых, в данном случае речь не идет, строго
говоря, о «давлении группы». Но гораздо важнее другое: в данной ситуации
неопределенности проявление нонконформизма в отношении социального давления со
стороны противника акции означает конформность применительно к требованию
подписать воззвание. То есть конформизм и нон-конформизм опять-таки выступают в
единой «связке» как параллельные, по сути, формы подчинения внешнему
воздействию.

Еще одна причина видимых разночтений связана с тем, что в
зарубежной социальной психологии практически не рассматривается такая
характеристика автономной личности, как
самоопределение.

Все это вместе взятое позволяет утверждать, что указанное
противоречие между изложенным взглядом на психологическую сущность и природу
нон-конформизма и видением данной проблематики вышеперечисленными авторами
носит не столько содержательный и методологический, сколько терминологический
характер.

При этом практическому социальному психологу, работающему с
любой группой, важно отдавать себе ясный отчет в том, что конформизм и
нонконформизм представляют собой «две стороны одной медали»,
поскольку внешне «удобные», тихие конформисты оказывают столь же негативное
воздействие на групповые процессы, сколь и неуживчивые, конфликтные
нонконформисты.

Самоопределение личности

абсолютно сознательная активность личности по выявлению и отстаиванию отчетливо
субъектной позиции в ситуациях, не имеющих жестких нормативных решений. При
этом самоопределение личности является не набором локальных решений, а
базово-стилевым способом реагирования на разнообразные жизненые обстоятельства,
своего рода образом
жизни.

Это обусловлено тем, что самоопределение напрямую зависит от
таких устойчивых личностных характеристик, как локус контроля, ответственность,
полинезависимость. С точки зрения оценки индивидуальной способности к
самоопределению, весьма показательны эксперименты С. Милграма по изучению
конформности. Сама общая схема этих экспериментов — отсутствие четких
поведенческих норм (с одной стороны, согласие следовать инструкциям
экспериментатора, а с другой — как морально-нравственные, так и
официально-общественные нормы, прямо запрещающие причинять вред другому
человеку) и однозначно «правильного» решения в сочетании с высокой «ценой
вопроса» (здоровье и даже жизнь предполагаемой «жертвы») для испытуемых,
позволяют интерпретировать полученные результаты как проявление или, наоборот,
отсутствие личностного самоопределения в экспериментальной
ситуации.

Как известно, по результатам всех экспериментальных серий,
65 % испытуемых дошли до применения к «жертве» смертельных ударов током
(свыше 420 В), хотя уже при ударе в 150 В, сопровождавшемся стоном того, на
кого якобы воздействуют, абсолютное большинство испытуемых начинало проявлять
беспокойство и, более того, протестовать против продолжения эксперимента. Сам
С. Милграм следующим образом описывал типичное поведение такого рода: «После
применения удара в 150 вольт он (испытуемый. — В. И., М.
К.
) возбужденно заговорил с
экспериментатором.

Испытуемый нажимает кнопку 150
вольт
. Мне
продолжать?

165 вольт. Он уже стонет. Здесь еще
столько тумблеров! У него может быть сердечный удар. Мне действительно нужно
продолжать?

180 вольт. Нет, он не выдержит. Я
не собираюсь убивать его. Вы слышите, как он кричит! Ему больно. Он кричит,
понимаете, кричит! Вы слышите? Зачем мне все это? Он не выдержит. Тут еще
столько тумблеров! Господи, а если с ним что-то случится? Интересно, кто будет
отвечать за
это?

(Экспериментатор берет
ответст
венность на
себя
). Ну ладно,
смотрите.

195 вольт. Боже, как он
надрывается! Вы слышите? Как же
так…

Экспериментатор: По условиям эксперимента
вы должны наращивать силу
удара.

Да, я знаю, но понимаете… ну… он ведь не знает, через что
ему предстоит пройти. Он просто не
выдержит…

240 вольт. Нет, с меня хватит.
Что?

Я должен продолжать? Нет, я не собираюсь убивать его. Тут
есть и 450 вольт — это уже слишком. (Экспериментатор: По условиям
эксперимента вы
должны наращивать силу
удара
). — Я знаю, знаю, но ведь он кричит там…» [4,
c.
151—152].

Как отмечает С. Милграм, «несмотря на то, что испытуемый
постоянно сопровождал свои действия весьма эмоциональными возражениями, он тем
не менее до самого конца подчинялся приказам экспериментатора и в итоге
применил самый сильный разряд тока. Мы имеем здесь любопытный пример
несоответствия между поступком и словом. На вербальном уровне испытуемый
проявил решительное нежелание продолжать процедуру, но в своих действиях шел на
поводу у экспериментатора. Он не хотел подвергать жертву ударам тока, ему было
чрезвычайно неприятно делать это, но он не смог достаточно энергично и
убедительно сформулировать отказ от дальнейшего участия в эксперименте, который
освободил бы его от власти экспериментатора» [4, c.
152].

Подобное расхождение между словом и делом является наиболее
отчетливым показателем отсутствия личностного самоопределения индивида. В этой
связи следует отметить, что другим, хотя не столь однозначным, но тем не менее
достаточно прогностичным признаком, указывающим на отсутствие четко выраженной
субъектной позиции индивида, наряду с вербально озвученными сомнениями
относительно того, как следует поступить в той или иной ситуации (что имело
место в рассматриваемом примере), являются клятвенные заверения относительно
предполагаемых действий и намерений. В этом случае перед нами своего рода
формула самоопределения, поскольку всевозможные «клятвы» в широком смысле
слова, как правило, адресуются индивидом не только (а в целом ряде случаев даже не
столько) партнеру по взаимодействию, сколько самому себе, чтобы преодолеть
внутренние сомнения (зачастую неосознаваемые). Это получило подтверждение и в
исследовании С. Милграма — те из испытуемых, кто вопреки внешнему давлению
занял четкую позицию относительно продолжения своего участия в эксперименте, т.
е. самоопределился, в достаточно лаконичной и недвусмысленной форме заявили об
этом: «Тот человек, он стучит там. Он хочет чтобы его выпустили… Мне очень
жаль, но если человек не хочет, я должен остановиться… Я лучше верну деньги (за
участие в эксперименте испытуемые получали денежное вознаграждение.
В. И., М. К.). Я не хочу причинять ему
вред… Извините, но если он хочет выбраться оттуда, я больше не буду наказывать
его. Никакие деньги не заставят меня причинить боль другому человеку» [4, c.
151].

Наиболее интересны, с точки зрения проблемы самоопределения
личности, результаты экспериментальной серии, по условиям которой решение о
величине разряда за неправильный ответ принималось группой из трех «учителей»,
двое из которых были ассистентами С. Милграма. Согласно инструкции, каждый из
«учителей» по очереди вносил свое предложение о силе разряда, при этом
применялся минимальный из них. Экспериментальная процедура была организована
таким образом, что первыми свои предложения вносили «подсадные» испытуемые,
предлагавшие последовательно увеличивать силу тока за каждую очередную ошибку
«ученика». Понятно, что в таких условиях реальный испытуемый подвергался
внешнему воздействию со стороны своих «коллег», при этом сохраняя
возможность решительным образом влиять на ситуацию, т.е. занимать отчетливо
субъектную позицию. В контрольном эксперименте те же самые реальные испытуемые
единолично принимали решение о силе удара
током.

Как показало сравнение результатов двух проб, большинство
испытуемых в контрольной ситуации прибегали к значительно менее жестокому
«наказанию»,чем действуя в «команде учителей». Хотя традиционно этот разрыв
оценивается в логике классической связки «конформизм-нонконформизм» как
показатель влияния группы, представляется совершенно правомерным
интерпретировать его и как факт по крайней мере частичного отказа испытуемыми
от собственной субъектности под достаточно слабым внешним воздействием в
ситуации нормативной неопределенности, что является прямым следствием
отсутствия или слабой выраженности личностного
самоопределения.

О пропорциональном соотношении индивидов, обладающих
выраженной способностью к самоопределению, и, напротив, ориентирующихся на
чужое мнение в ситуации нормативной неопределенности применительно к выборке
испытуемых С. Милграма, позволяют судить результаты другой модификации
описанного эксперимента, в рамках которой три «учителя», из которых только один
был реальным испытуемым, действовали параллельно, но независимо друг от друга
(каждый по очереди наносил «жертве» удар током; при этом первыми, как и в
предыдущем случае, «наказывали» «ученика» ассистенты экспериментатора).
Оказалось, что «когда настоящие испытуемые наблюдали за остальными «учителями»,
последовательно подвергавшими другого человека электрическому шоку, 93 % из них
от начала и до конца следовали за общей массой. И наоборот, если два «учителя»…
прекращали пытку на ранних стадиях эксперимента, то останавливались и 90 %
настоящих испытуемых» [9, c.
344].

Обращает на себя внимание практически равный процент
испытуемых, занявших твердые, хотя и диаметрально противоположные в
содержательном плане позиции в данной ситуации. Это позволяет предположить, что
именно такова (7—10 % от всей выборки) представленность индивидов с отчетливо
выраженной способностью к личностному самоопределению в рамках обследованного
С. Милграмом контингента в заданных экспериментальных условиях. Для
интерпретационных целей, по-видимому, немаловажен, например, тот факт, что по
результатам классического эксперимента С. Аша (исследовавшего конформную и
нонконформную реакции в условиях группового давления), примерно такое же число
испытуемых (8—10 %) проявили нонконформную
реакцию.

В этой связи нельзя не отметить, что сама по себе
способность к самоопределению не является показателем просоциальной
направленности и гуманистической ориентации личности. Интерпретационным ключом,
позволяющим соотнести личностную активность индивида, направленную на
отстаивание субъектной позиции, с его ценностными ориентациями, может служить
получивший распространение именно в социальной психологии «дочерний» по
отношению к понятию «самоопределение личности» термин «самоопределение личности
в
группе».

В специальной психологии помимо понятия «самоопределение
личности», которое характеризует глобально интегральный способ личностной
активности, традиционно используется «дочерний» термин, раскрывающий специфику
отношений личности в конкретном сообществе — «самоопределение личности в
группе». Этим термином, как правило, обозначают вполне осознанное и столь же
откровенно дифференцированное отношение личности к предъявляемым ей группой
образцам активности, основанием которых являются сформированные в качестве
нравственных ориентиров нормы, ценности, идеалы, своды правил, кодексы чести,
оценки, представления о просоциальности. Именно с опорой на эту базу одни
воздействия группы личностью отвергаются, а другие — принимаются. Таким
образом, традиционно воспринимаемые как единственно возможная альтернатива
способы конформного и нонконформного поведения оказывается ложной
дихотомической схемой, возникает третий, реальный, путь личностного становления
и развития в рамках конкретной группы и широкого социума в целом —
коллективистское самоопределение личности. При этом в экспериментальных
исследованиях, проведенных на основе теории деятельностного опосредствования
межличностных отношений в группах [7; 8 и др.], было показано, что в
сообществах разного уровня социальнопсихологического развития и психологическое
содержание, и степень выраженности данного социально-психологического феномена
принципиально различны. В общностях высокого уровня развития типа коллектива
личность даже в ситуации, когда сама группа демонстрирует (например, в
специально созданных экспериментальных условиях) отступление или нарушение
выработанных или закрепленных в ее жизнедеятельности норм, продолжает
придерживаться именно их и отстаивать необходимость их не нарушать, несмотря на
давление группы. Помимо этого личность, которую отличает высокая степень
коллективистского самоопределения, выступает как бы транслятором норм, которые
выработаны и закреплены в высокоразвитой общности, даже не контактируя с ней и,
более того, покинув ее навсегда. Подобную картину личностной активности крайне
редко можно зафиксировать, если речь идет о представителях групп низкоразвитых.
Если все же феномен самоопределения личности в них выявлен, то чаще всего
базовым основанием такой личностной активности оказываются либо своеобразные
индивидуально-психологические характеристики конкретной личности, либо
предшествующий опыт ее жизнедеятельности в высокоразвитых сообществах.
Экспериментальная схема исследования самоопределения личности в группе и
развернутое описание методической процедуры выявления этого
социально-психологического феномена наиболее подробно описаны в книге
«Психологическая теория коллектива»
[7].

В заключение настоящей статьи целесообразно остановиться на
одном принципиально значимом психолого-педагогическом по своему содержанию
моменте. Если задаться вопросом, на что должен быть профессионально
ориентирован практический психолог, то нельзя не прийти к следующему выводу.
Для практического социального психолога, озаботившегося не столько
констатационно-диагностическим изучением интересующей его группы или
организации, сколько реальной психологической поддержкой и
сопровождением конкретной общности, выявление круга индивидов, способных не
только на локальные акты личностного самоопределения, а занимающих эту позицию
в логике стиля жизненного существования, — единственная возможность реально
опереться на тех, кто является действенными его сторонниками в становлении
данной группы в качестве высокоразвитой в социально-психологическом плане общности. В
этом плане, безусловно, в качестве психолого-воспитательной цели формирование
конформиста или негативиста не может рассматриваться хоть сколько-нибудь
всерьез. Единственно возможным полноценным партнером может быть лишь та
развивающаяся личность, органичной формой социальной активности которой в
рамках взаимодействия и общения является подлинно личностное
самоопределение.

 

Темы и примеры дипломных, курсовых, магистерских работ по социальной психологии

Социальная психология рассматривает психологические аспекты жизнедеятельности групп и коллективов. Личность в рамках социальной психологии выступает в контексте ее принадлежности к какой-либо социальной общности: профессиональной, этнической, социальной группе и т.д.

Выбирая тему ВКР по социальной психологии, студент погружается в проблемы общения, коммуникаций, конфликтов. Эти психологические явления уже множество раз исследовались. Но это не значит, что нельзя придумать новую, нестандартную тему диплома по социальной психологии. Всегда можно сравнить выраженность уже избитых социально-психологических показателей в нестандартных выборка или провести анализ взаимосвязей показателей, которые до вас никто не проводил.

Студенты достаточно часто выбирают для написания дипломной, курсовой или магистерской работы темы по социальной психологии. Возможно, потому, что многие проблемы, с которыми мы сталкиваемся на работе, в профессиональной деятельности, связаны с этим психологическим направлением.

При написании курсовых, дипломных и магистерских работ по социальной психологии есть свои особенности и нюансы. В данном материале будут рассмотрены некоторые из них.

 

 

Содержание

Курсовая работа по социальной психологии

Дипломная работа по социальной психологии

Магистерская диссертация по социальной психологии

Примеры и образцы дипломных работ по социальной психологии

Примеры и образцы курсовых работ по социальной психологии

Темы курсовых работ по социальной психологии

Темы дипломных работ по социальной психологии

Темы магистерских работ по социальной психологии

 

Курсовая работа по социальной психологии

Курсовая по социальной психологии может быть связана с одним из следующих направлений:

  • психология конфликта;
  • психология общения;
  • психология группы.

В исследовании, связанном с конфликтами, чаще всего изучаются психологические факторы конфликтности испытуемых. Например, можно изучать как ценности педагогов связаны с уровнем их конфликтности.

Популярны темы, связанные с стратегиями поведения в конфликтных ситуациях. В этом случае либо изучается влияние психологических факторов на способы поведения в конфликте: «Взаимосвязь эмоциональной сферы подростков со стратегиями поведения в конфликтной ситуации». Либо исследуются влияние способов поведения в конфликте с другими психологическими феноменами: «Стратегии конфликтного поведения как детерминанты успешной коммуникации операционистов банка».

В работах, связанных с общением могут исследоваться психологические факторы успешности коммуникации подростков, сотрудников организации и т.д. – «Эмоциональный интеллект как фактор успешности общения старшеклассников в учебном классе».

Большая часть тем курсовых по социальной психологии связана с психологическими аспектами жизнедеятельности группы. Сюда относятся следующие направления исследований:

  • социально-психологический климат в коллективе;
  • межличностные отношения в группе.

Климат в коллективе отражает удовлетворенность членов коллектива отношениями друг с другом и условиями жизнедеятельности группы. В курсовых по социальной психологии могут изучаться психологические факторы социально-психологического климата «Социальный интеллект сотрудников торговой организации как фактор социально-психологического климата». Иногда темой исследования могут быть взаимосвязи климата с успешностью деятельности коллектива или стилем руководства. Выбирая тему курсовой, связанную с социально-психологическим климатом, важно понимать, что этот психологический феномен характеризует коллектив в целом. При этом каждый сотрудник имеет свое представление о климате, именно эти представления и изучаются чаще всего в курсовых по социальной психологии.

Межличностные отношения в группе изучаются чаще всего с помощью социометрической процедуры. Социометрия позволяет оценить популярность каждого из членов группы, которую можно расценивать как показатель успешности межличностного взаимодействия в группе. Эмпирическое исследование может быть связано с анализом взаимосвязи социометрического статуса в группе с различными психологическими показателями: агрессивностью, тревожностью, самооценкой и пр.

 

Дипломная работа по социальной психологии 

В дипломных работах по социальной психологии рассматриваются те же проблемы, что и в курсовых, рассмотренных выше. При этом в дипломах теоретический анализ проводится более основательно, а в эмпирическом исследовании используется больше тестов, опрашивается больше испытуемых и применяется больше статистических методов.

В дипломных работах по социальной психологии рассматриваются проблемы общения, взаимодействия людей. Соответственно в центре внимания оказываются коммуникации между людьми, конфликты и пр. В курсовых по социальной психологии могут рассматриваться особенности социальных групп, акцентируется принадлежность испытуемых к той или иной группе. Например, «Общение со сверстниками в старшем дошкольном и младшем школьном возрасте»; «Взаимосвязь статуса в школьном классе и тревожности у подростков».

Популярность социально-психологических тем ВКР связана также с практической значимостью таких ключевых феноменов, как общение, конфликты. Действительно, умение общаться, способность предотвращать или разрешать конфликты – все эти навыки важны в семье, в трудовом коллективе, а также практически в любой сфере профессиональной деятельности. Особенно эти вопросы актуальны для так называемых коммуникативных профессий (учителя, врачи)

Социальная психология смотрит на человека не столько как на индивидуальность (отдельное от других существо), сколько как на представителя общности. Поэтому в названиях дипломов звучат такие термины как «сотрудники организации», «этнические сообщества», «молодежные субкультуры».

Важно отметить, что жесткого разграничения между разделами психологии не существует. Поэтому, например, тема курсовой по психологии «Особенности памяти и внимания у машинистов электропоездов» находится на стыке социальной, инженерной и общей психологии. А тема дипломной работы «Особенности межэтнических конфликтов в поликультурной среде» сочетает в себе элементы социальной и этнической психологии.

 

Магистерская диссертация по социальной психологии

В магистерской работе по социальной психологии может понадобится разработка формирующего и контрольного экспериментов.

В рамках формирующего исследования может проводится работа по развитию какого-либо важного социально-психологического качества: навыка конструктивного поведения в конфликте; коммуникации на равных и пр.

Методом развития важных и полезных социально-психологических качеств чаще всего выступает социально-психологический тренинг. Существует множество программ тренингов, направленных на развитие различных психологических качеств. Они имеют общую структуру, включающую вводную часть, знакомство, ознакомление с правилами группы. Далее упражнения на развитие необходимых качеств и отработку навыков. Завершает тренинг – подведение итогов.

В контрольном эксперименте необходимо провести повторное тестирование психологических качеств, которые развивались и сравнить с их уровнем до тренинга. Положительная динамика изменений позволит говорить об эффективности программы развития социально-психологического качества или навыка.

 

Примеры и образцы дипломных работ по социальной психологии

Особенности межличностного взаимодействия в трудовом коллективе организации

Социально-психологические факторы возникновения супружеских конфликтов 

 

Примеры и образцы курсовых работ по социальной психологии

Личностные факторы успешности межличностных отношений

 

Ниже приводятся примерные темы работ по социальной психологии. Они условно разделены между различными видами ВКР. В то же время важно понимать, что различие между курсовой, дипломной и магистерской связано не столько с формулировкой темы, сколько с ее реализацией. Одну и ту же тему можно реализовать и как курсовую, и как дипломную, и как магистерскую. Все зависит от числа используемых психологических тестов, от числа групп испытуемых и методов статистической обработки.

Возможно, в приводимом ниже списке тем вы не найдете той, которая вам подойдет. В то же время приведенные темы помогут погрузиться в контекст социально-психологической проблематики, ознакомиться со спектром проблем, в русле которых вам удастся выбрать свою тему работы по социальной психологии.

 

Темы курсовых работ по социальной психологии

  1. Особенности выбора профессии (или профессионального самоопределения) в современных условиях (на примере конкретной социальной группы)
  2. Особенности ценностно-смысловой сферы личности … (представителей различных социальных групп).
  3. Особенности межличностного взаимодействия супругов (на примере конкретного типа семьи, стажа семейной жизни, др.)
  4. Специфика представлений о семейных ролях (на примере конкретного возраста).
  5. Социально-психологические факторы формирования СПК трудового коллектива (на примере конкретного предприятия).
  6. Особенности становления профессионального самосознания в процессе обучения (указать специальность студентов).
  7. Особенности профессиональной мотивации и социально-психологического климата в коллективе (на примере разных профессий)
  8. Взаимосвязь коммуникативной компетентности и эффективности деятельности (на примере разных профессий)
  9. Взаимосвязь межличностных конфликтов и социально-психологического климата в коллективе (на примере конкретного коллектива)
  10. Исследование стиля руководства и сплоченности группы (указать социальную группу)

 

Темы дипломных работ по социальной психологии

  1. сследование особенностей коммуникативной компетентности (представителей разных возрастных и социальных групп).
  2. Взаимосвязь агрессивного поведения и самооценки (на примере конкретного возраста)
  3. Исследование взаимосвязи игровой деятельности и социально-психологической готовности к школе.
  4. Психологические проблемы супружества (на примере конкретного типа семьи).
  5. Исследование супружеских конфликтов (на разных стадиях жизненного цикла семьи).
  6. Социально-психологические представления молодежи о современной молодой семье (указать конкретную категорию молодежи)
  7. Особенности представлений о социальном успехе (представителей разных возрастных и социальных групп)
  8. Особенности социальной мотивации (представителей разных возрастных и социальных групп)
  9. Особенности жизненной удовлетворенности (представителей разных возрастных и социальных групп)
  10. Взаимосвязь Я-концепции и социометрического статуса (указать конкретную возрастную группу детей)

 

Темы магистерских работ по социальной психологии

  1. Социально-психологические особенности детей из многодетных и однодетных семей
  2. Развитие коммуникативной компетентности средствами социально-психологического тренинга (на примере конкретной социальной и возрастной группы)
  3. Взаимосвязь смысло-жизненных ценностей и карьерных предпочтений (на примере конкретной социальной группы)
  4. Особенности самоотношения (указать конкретную социальную или возрастную группу) с разным социометрическим статусом
  5. Я-концепция и фрустрационное поведение (на примере конкретной социальной или возрастной группы)
  6. Особенности затруднений общения (на примере конкретной социальной или возрастной группы)
  7. Особенности взаимосвязи стилей семейного воспитания и специфики межличностных отношений детей (указать конкретных возраст)
  8. Изучение особенностей социальной направленности личности (на примере представителей конкретной социальной или возрастной группы)
  9. Взаимосвязь социального интеллекта и социометрического статуса (на примере представителей конкретной социальной или возрастной группы)
  10. Социально-психологический анализ межличностных отношений (на примере представителей конкретной социальной или возрастной группы)
  11. Социальные представления (указать категорию группы) с разным уровнем толерантности.
  12. Сравнительный анализ социально-психологических особенностей (указать конкретные возрастные или социальные группы)
  13. Социально-психологические особенности (необходимо их конкретизировать) активных пользователей сети Интернет
  14. Особенности копинг-стратегий (на примере представителей конкретной социальной или возрастной группы)

Надеюсь, эта статья поможет вам написать работу по психологии самостоятельно. Если понадобится помощь, обращайтесь (все виды работ по психологии; статистические расчеты). Заказать

 

Роль социальной психологии в жизни каждого из нас


Любой человек, который не принял аскетизм и не изолировал себя от других, является частью общества. И потому нельзя недооценивать роль социальной психологии в жизни. Она посвящена изучению паттернов поведения взаимодействующих людей, а также тому, как под воздействием общества формируется восприятие картины мира человека, его мысли и чувства.


Каждый из нас включен во множество социальных групп: семьи, коллег, друзей, знакомых и т.п. И каждая из этих групп диктует свои правила поведения в зависимости от статуса и социального положения человека. Однако столь великое множество условий вовсе не означает, что их сложно изучить. Социальная психология объясняет, как человек приспосабливается к ним и как при этом он может использовать эти правила в своих интересах. Об этом – в нашей статье.


Суть понятия «социальная психология» становится ясна из самого словосочетания. Очевидно, что это учение, находящееся на стыке двух наук — социологии и психологии. В свою очередь, психология нередко рассматривает социальные факторы развития личности, в то время как социология изучает внеличностные причины социальных процессов и явлений, а также взаимодействие людей в обществе.


Симбиоз обеих наук несет в себе исключительно полезные знания. Ведь он дает нам представление об индивидуумах как с точки зрения их внутреннего мира, так и относительно их поведения в жизни социума. В социальной психологии принято выделять несколько разделов — политическую психологию, психологию потребительского поведения, организационную психологию, историческую психологию, этническую психологию и психологию взаимоотношения полов. Их изучение может быть весьма полезным, позволяющим открыть новые возможности личности.


В данной статье поговорим об одном из самых интересных разделов социальной психологии в жизни человека, а именно о взаимосвязи поведения отдельной личности в рамках общественных отношений, а также о способности одного человека влиять на поведение окружающих людей и социума в целом. Например, человек, который занят творчеством или интеллектуальным трудом, будет гораздо продуктивнее выполнять свою работу, если в этот момент он будет один, то есть, скрыт от глаз наблюдателей. Наоборот, человек, занимающийся физическим трудом, гораздо с большим энтузиазмом возьмется за дело в присутствии зрителей. О чем это говорит? Это доказывает, что мы в значительной степени зависим от мнения других, и наше поведение сильно разнится, когда мы одни, или в окружении общества.


Как это объяснить? Все просто! Даже те, кто говорят, что мнение посторонних для них не важно, в определенной мере лукавят, так как человек — социальное существо, а, значит, на уровне подсознания мы зависим от других людей, даже если это не имеет отношения к реальной жизни, а просто придумано в наших головах. К примеру, мы придерживаемся определенных правил и рамок поведения, чтобы создать свой имидж. Иногда мы ждем одобрения нашим поступкам ненамеренно, в других случаях, действуем продуманно ради результата.


Публичные люди ведут себя определенным образом, чтобы получить поддержку своих поклонников или последователей, хотя в повседневной жизни они могут быть совершенно другими. Мы все хотим преподносить себя окружающим так, как придумали в своей голове, показать только достоинства и умолчать о недостатках. Поэтому, невозможно быть абсолютно свободным от мнения общества. Человек в любом случае зависит от реакций окружающих.


  • Люди всегда формируют у себя то или иное мнение об окружающих


    Каждому из нас в разной степени свойственна оценка окружающих через призму клише, которые можно назвать социальными. К примеру, мы приписываем стереотипы по антропологическому признаку, то есть в зависимости от нации, к которой относится человек. Социальные стереотипы привязаны к статусу в обществе, должности, роду деятельности. Эмоциональные стереотипы рождаются исходя из физиологических качеств людей. Поэтому во время общения мы воспринимаем других через шаблоны, хотя можем вообще об этом не задумываться.


    Необходимо учиться воспринимать людей не на основе навязанных мнений, а только исходя из личного опыта. Можно привести в пример пословицу: «Суди человека не по одежке, а по уму».



    Никогда не вешайте на человека «ярлык». Не спешите делать поспешные выводы. Присмотритесь к человеку, пообщайтесь с ним, задавайте открытые вопросы. И только тогда, когда Вы поймете кто перед Вами, с какими жизненными принципами и установками, только тогда можно сделать определенные выводы.


  • Люди часто вживаются в роли, навязанные им окружением


    Общество присваивает определенную роль каждому его члену. И наше поведение во многом зависит именно от этого. Самый яркий пример — повышение социального статуса за счет продвижения по карьерной лестнице. Тот, кто еще вчера был рядовым сотрудником, а сегодня стал начальником, резко меняет свое поведение — становится высокомерным, важным, слишком серьезным, общается снисходительно с теми, с кем еще недавно был на равных, давая понять, что теперь он лучше других. Может быть и обратная ситуация, когда роль, навязанная окружением, делает человека бесхребетным, слабым, угнетенным. Те, кто особенно сильно подвержен общественному влиянию, могут под давлением окружающих даже пойти на ужасные поступки, например, совершить преступление.


    Важно постоянно заниматься личностным развитием, чтобы иметь твердый внутренний стержень и сильный характер. Это позволит противостоять негативному влиянию общественного мнения, и не играть роли, которые губительны для вашей самооценки.


    Стать угодным для всех, с заискивающим взглядом и постоянным ответом «Да» на любую просьбу приведет человека к саморазрушению. Все мы помним пословицу: «Век живи, век учись». Самосовершенствуйтесь, стремитесь к более высокому результату своей деятельности. И даже в какой-то момент, когда от Вас отвернулись коллеги, друзья, не впадайте в депрессию. Подготовьте список книг, курсов и тренингов, которые Вы планируете посетить, чтобы стать лучшим! Стремитесь к успеху, и он не заставит себя долго ждать.


  • Важно уметь не только говорить, но и слышать




    Основная форма человеческого общения — диалог. Мы постоянно общаемся с друзьями, коллегами, любимыми, родными и близкими, просто знакомыми, или, даже случайными прохожими. В любой компании обязательно найдется такой человек, который любит вставить свое слово по поводу и без, и, буквально, не дает никому  высказаться. Так выражается сильная потребность в разговорном общении. У кого-то она выражена ярко, у кого-то нет, но она есть у всех.


    Лучшим собеседником всегда является тот, кто может просто молча выслушать другого, даже если очень хочется перебить. Попробуйте поступить именно так в очередной беседе. Вас удивит эффект — с вами искренне захотят общаться больше. Еще это отличный способ тренировки самообладания и самодисциплины.


    Здесь я порекомендую дыхательную технику. Когда Вы спешите выпалить, перебить собеседника, успокойтесь. Дышите ровно.


    Вдохнули, задержали дыхание на счет 1, 2, 3, 4 и выдыхаем на тот же счет. И внимательно продолжайте слушать, степенно отвечая на вопросы и комментируя.


  • Установки людей определяют восприятие окружающей реальности


    Принципы и взгляды на жизнь также в огромной степени определяют поведение человека. Они заставляют его действовать особым образом в ответ на сложившуюся ситуацию. При этом если задать специфическую установку, то человек может предстать перед вами в совершенно непривычном свете.


    Не судите о ситуации, исходя из чужих представлений о ней. Доверяйте только себе, своим взглядам, суждениям, личному опыту. Это позволит наиболее адекватно воспринимать происходящее, а также получать максимально достоверную информацию о других.



  • Люди ведут себя так, как этого от них ждут окружающие


    Кто-то может быть настолько зависим от чужого мнения, что поступает только так, как этого требует от него общество. Такая зависимость может деструктивно влиять на личность, из-за чего человек испытывает постоянный стресс, дискомфорт, невозможность постоять за себя, выразить свое реальное мнение и т.д.


    Помните, что вы не можете и не должны находиться во власти чужого мнения. Ваши взгляды, поступки и поведение — это только ваше личное дело. Вы не обязаны оправдывать ни чьих ожиданий. В любой ситуации важно оставаться собой.


  • Люди стараются оправдывать свои поступки и склонны осуждать чужие




    Все мы проживаем разные сценарии жизни и попадаем в разные ситуации. Поэтому наше поведение может оцениваться другими, исходя из их личного опыта.


    Чтобы научиться объективно смотреть на поступки людей, можно прибегнуть к определенной практике. Для этого, постарайтесь абстрагироваться каждый раз, когда вы испытываете недоумение, раздражение или злость по отношению к окружающим. Подумайте, как бы вы повели себя на их месте? Действительно ли они виноваты в сложившейся ситуации, или вы сделали бы все по-другому? Что бы вы почувствовали? Скорее всего, станет ясно, что ваше мнение по ситуации не вполне справедливо. Нужно учиться быть терпимее и тактичнее по отношению к окружающим. Это позволит избежать негативных эмоций.

    Похожие статьи


    Регулярная практика такого навыка позволит вам быть жизнерадостным человеком, не обращающим внимание на ошибки других людей.


    А главное, не судите людей. Мы не знаем, что пришлось пережить человеку, который кажется нам неправым. Какой жизненный путь он прошел, с чем пришлось столкнуться. «Не судите, да не судимы будете».


  • Люди склонны примерять на себя чужие сценарии


    Когда мы слышим рассказ чужой истории, мы невольно представляем себя ее участником, думая, что бы мы сделали или почувствовали в тот момент? Так проявляется наша идентификация с другими людьми. То же самое происходит во время чтения книги или просмотра художественного фильма. Соотнося себя с героями, мы лучше понимаем чужие чувства и переживания, а также более полно усваиваем получаемую информацию, учимся состраданию и сочувствию.


    Идентификация может быть и вполне сознательной. Этот прием можно использовать как в повседневной жизни, так и для решения сложных ситуаций. К примеру, вы зашли в тупик в решении важного вопроса, не знаете, как поступить правильно. Вспомните вашего любимого героя из фильма или литературного произведения. Ответьте себе на вопросы: «Как бы он поступил на моем месте?», «Что почувствовал?». Это поможет натолкнуть вас на правильные действия.


    «Бойся первых порывов души, они всегда бывают неверными».  Возьмите белый лист бумаги, расчертите его на две половины. В первой половине листа напишите положительные моменты, во второй отрицательные. По окончании посмотрите, что у Вас получилось. Сравните все ЗА и ПРОТИВ и только после этого принимайте решение.


  • Люди складывают свое мнение о человеке в первые пять минут общения


    Хотя и считается, что первое впечатление зачастую обманчиво, лучше постараться запомниться собеседнику в хорошем свете, если вы планируете дальнейшее общение. Именно первое впечатление, которое вы производите, формирует мнение о вас у окружающих. Поэтому, собираясь на свидание или собеседование при трудоустройстве, позаботьтесь о своем опрятном внешнем виде, держитесь уверенно, соблюдайте правила этикета. От первых пяти минут общения с новым человеком будет в большой степени зависеть, как сложатся ваши отношения в будущем. 


  • Мы притягиваем в свою жизнь то, о чем думаем


    Мы постоянно встречаем на жизненном пути новых людей, с нами происходят определенные события. Зачастую эти люди и события соответствуют нашему образу жизни, мышлению, принципам и убеждениям. Почему так происходит? Можно назвать это материализацией мыслей. Если постоянно думать о том, что все плохо, мир ужасен, а люди вокруг злые, именно это и будет изо дня в день подтверждаться реальной жизнью. Напротив, те, кто излучают позитив, сами окружены счастливыми моментами и приятными людьми.


    Позитивный настрой — главный атрибут счастливой и полноценной жизни. Запоминайте, или даже записывайте все события, которые принесли вам радость в течение дня. Старайтесь оставить в памяти только позитивные моменты и эмоции. Оптимистичный настрой — это не временное состояние, а стиль жизни.


  • События нашей жизни часто соответствуют нашим ожиданиям


    Если постоянно думать о чем то, говорить об этом, переживать, ждать, то, скорее всего, именно это и случится в вашей жизни. Наши мысли могут в значительной степени влиять не только на нашу судьбу, но и на поведение окружающих. Негативные установки способны настолько завладевать нашим подсознанием, что они начинают вытеснять позитивные. Поэтому кажется, что нежелательные события происходят в жизни чаще, чем исполнение мечтаний.


    Чтобы чувствовать себя счастливым и достигать успеха во всех начинаниях, важно мыслить позитивно. Если все время жаловаться на судьбу, это не поможет в решении жизненных проблем, но закрепит в подсознании изначальный настрой на неудачу. Настраивайтесь на то, что все будет хорошо, но трезво оценивайте ситуацию.


  • Общение людей в социуме происходит в соответствии со многими закономерностями, ведь социальная психология относится к наукам, которая обладает специфическими особенностями. Главным объектом исследования здесь является человек. Данная наука призвана объяснить, как поведение и взаимодействие индивидов в обществе может влиять на эффективность нашей деятельности и улучшение комфорта. Поэтому изучение социальной психологии может быть интересно и полезно всем.


    Научитесь благодарить людей. Всегда говорите СПАСИБО или БЛАГОДАРЮ. Тем самым Вы получите больше положительных эмоций в свою жизнь, научитесь видеть прекрасное. Мы сегодня имеем то, о чем думали вчера. Поэтому прочь негативные мысли. Только положительный настрой и вера в успешное и счастливое будущее привет Вас к успеху во Всех начинаниях!

    Обзор социальной психологии

    Что формирует наше отношение? Почему некоторые люди такие великие лидеры? Как развиваются предрассудки и как их преодолеть? Это лишь некоторые из важных вопросов социальной психологии. Социальные психологи занимаются проблемами, которые могут оказать существенное влияние на здоровье и благополучие человека, от понимания поведения запугивания до анализа того, почему люди иногда не могут помочь нуждающимся.

    Что такое социальная психология?

    По словам психолога Гордона Олпорта, социальная психология использует научные методы «для понимания и объяснения того, как на мысли, чувства и поведение людей влияет реальное, воображаемое или подразумеваемое присутствие других людей.«По сути, социальная психология — это понимание того, как на индивидуальное поведение каждого человека влияет социальная среда, в которой это поведение имеет место.

    Вы, вероятно, уже понимаете, что другие люди могут иметь огромное влияние на то, как вы действуете, и на ваш выбор. Подумайте, как вы могли бы себя вести в ситуации, если бы вы были совсем одни, по сравнению с другими людьми в комнате.

    Решения, которые вы принимаете, и поведение, которое вы демонстрируете, могут зависеть не только от количества присутствующих людей, но и от того, кто именно вы находитесь.Например, вы, вероятно, будете вести себя совсем иначе, когда находитесь в группе близких друзей, чем в группе коллег или руководителей с работы.

    Социальная психология охватывает широкий круг социальных тем, в том числе:

    Важно отметить, что социальная психология — это не только изучение социальных влияний. Социальное восприятие и социальное взаимодействие также жизненно важны для понимания социального поведения.

    То, как мы видим других людей (и то, как мы думаем, что они видят нас) может играть важную роль в самых разных действиях и решениях.Просто подумайте на мгновение о том, как вы иногда ведете себя иначе в публичной обстановке, чем если бы вы были дома одни. Дома вы можете быть шумным и раздражительным, а на публике — гораздо более сдержанным и сдержанным.

    Почему это? Потому что люди вокруг нас формируют наши мысли, чувства, настроения, отношения и восприятие. Присутствие других людей может повлиять на наш выбор и действия, которые мы предпринимаем.

    Хотя социальная психология, как правило, является академической областью, исследования, проводимые социальными психологами, оказывают сильное влияние на наше понимание психического здоровья и благополучия.Например, исследование конформности помогает объяснить, почему подростки иногда так далеко идут, чтобы приспособиться к своей социальной группе — иногда в ущерб собственному здоровью и благополучию.

    Понимание этого помогает психологам разрабатывать программы общественного здравоохранения и подходы к лечению подростков. Это может помочь подросткам противостоять потенциально опасным видам поведения, таким как курение, употребление алкоголя и психоактивных веществ.

    История социальной психологии

    Платон ссылался на идею «разума толпы», а такие концепции, как социальное безделье и социальное содействие, были введены в конце 1800-х годов.Но только после Второй мировой войны исследования социальной психологии начались всерьез.

    Ужасы Холокоста побудили исследователей изучить социальное влияние, конформизм и послушание. Что могло объяснить, почему люди участвовали в таких злодеяниях? Выполняли ли люди приказы и подчинялись социальному давлению или действовали какие-то другие силы? Изучая эти вопросы, социальные психологи смогли лучше понять силу социальных сил, таких как авторитет, уступчивость и повиновение.Взаимодействие с другими людьми

    Социальный психолог Стэнли Милгрэм, например, смог продемонстрировать, насколько далеко люди готовы зайти, чтобы подчиняться авторитетным фигурам. В серии печально известных экспериментов Милгрэм и его коллеги приказали участникам исследования доставить другому человеку то, что, по их мнению, было потенциально опасным шоком.

    На самом деле, разряды не были настоящими, и другой человек только притворялся, что его ранили электрические импульсы. Но 65% тех, кто принимал участие в исследовании, испытали максимальный уровень шока просто потому, что авторитетный деятель сказал им это сделать.Взаимодействие с другими людьми

    Социальная психология продолжала развиваться в течение двадцатого века, вдохновляя на исследования, которые внесли свой вклад в наше понимание социального опыта и поведения. Наш социальный мир составляет такую ​​огромную часть нашей жизни, поэтому неудивительно, что эта тема так интересна для многих.

    Чем социальная психология отличается от других дисциплин

    Социальную психологию часто путают с народной мудростью, психологией личности и социологией. В отличие от народной мудрости, которая опирается на анекдотические наблюдения и субъективную интерпретацию, социальная психология использует научные методы и эмпирические исследования.Исследователи не делают предположений о том, как люди ведут себя; они разрабатывают и проводят эксперименты, которые помогают выявить взаимосвязь между различными переменными.

    Психология личности фокусируется на индивидуальных чертах, характеристиках и мыслях. Социальная психология сосредоточена на ситуациях. Социальных психологов интересует влияние социальной среды и группового взаимодействия на отношения и поведение.

    Наконец, важно различать социальную психологию и социологию.Хотя между ними есть много общего, социология обычно рассматривает социальное поведение и влияние на очень широком уровне. Социологов интересуют институты и культуры, которые влияют на поведение людей.

    Вместо этого психологи сосредотачиваются на ситуационных переменных, которые влияют на социальное поведение. Хотя психология и социология изучают похожие темы, они смотрят на эти вопросы с разных точек зрения.

    Слово от Verywell

    Что делает социальную психологию такой важной темой? Социальные психологи сосредотачиваются на социальных проблемах, которые оказывают сильное влияние на индивидуальное благополучие, а также на здоровье общества в целом, включая такие проблемы, как употребление психоактивных веществ, преступность, предрассудки, домашнее насилие, общественное здоровье, издевательства и агрессия.

    Социальные психологи обычно не работают напрямую в области психического здоровья, но результаты их исследований влияют на то, как специалисты в области психического здоровья относятся к поведению, на которое влияют социальные факторы. Например, программы общественного здравоохранения часто полагаются на методы убеждения, определенные социальными психологами, чтобы побудить людей вести здоровый образ жизни, избегая при этом потенциально опасных.

    Что такое социальная психология? Определение, ключевые термины и примеры

    Психология как область научных исследований остается относительно новой; первый формальный курс психологии в Соединенных Штатах был открыт в Гарвардском университете Уильямом Джеймсом в 1875 году.

    Тем не менее, его важность как дисциплины очевидна из хорошо известных имен и концепций исследований человеческого поведения в начале 20-го века: Павлов и его собака, выделяющая слюну, иерархия потребностей Маслоу, архетипы бессознательного Юнга.

    Эти и другие исследователи хотели выяснить, как человеческое восприятие себя, других и мира в целом влияет на поведение.

    По мере развития области психологии исследователи начали сосредотачиваться на специализированных аспектах разума и поведения.Это породило подкатегории психологии, включая социальную психологию.

    Сегодня исследователи и ученые изучают почти каждый аспект человеческого существования через призму психологии. Американская психологическая ассоциация (APA) перечисляет 15 подразделов психологии, включая клиническую психологию, психологию мозга и когнитивную психологию, психологию развития, количественную психологию и другие.

    Социальная психология — одна из самых широких и сложных подкатегорий, поскольку она связана с самовосприятием и поведенческим взаимодействием между людьми, составляющими общество.Далее следует обзор социальной психологии как науки, включая определение, ее происхождение и темы, относящиеся к этой области.

    Определение социальной психологии

    Социальная психология — это исследование того, как на индивидуальное или групповое поведение влияет присутствие и поведение других.

    Главный вопрос, который задают социальные психологи, заключается в следующем: как и почему на восприятие и действия людей влияют факторы окружающей среды, такие как социальное взаимодействие?

    В поисках ответа на этот основной вопрос исследователи проводят эмпирические исследования, чтобы ответить на конкретные вопросы, такие как:

    • Как люди меняют свои мысли и решения в зависимости от социального взаимодействия?
    • Является ли поведение человека точным признаком личности?
    • Насколько целеустремленным является социальное поведение?
    • Как социальное восприятие влияет на поведение?
    • Как формируются потенциально деструктивные социальные установки, такие как предрассудки?

    Например, замечали ли вы когда-нибудь, что вы действуете и мыслите иначе среди знакомых вам людей, чем среди незнакомцев? Вы когда-нибудь задумывались, почему это так? Социальные психологи всю свою карьеру пытаются найти ответы на подобные вопросы и то, что они могут означать.

    Социальная психология является официальной дисциплиной с начала 20-го века. Раннее исследование 1898 года «социального содействия», проведенное исследователем психологии из Университета Индианы Норманом Триплеттом, стремилось объяснить, почему велогонщики, казалось, превосходили свои сольные выступления, когда они напрямую соревновались с другими.

    Более поздние эксперименты пытались объяснить, как и почему одни художники и исполнители, казалось, сияли перед публикой, в то время как другие колебались. Во время Второй мировой войны исследователи изучали влияние пропаганды на поведение всего населения.

    Взгляд Шекспира на социальную психологию

    Социальные психологи исследуют способность мысли и восприятия формировать действия и укреплять эмоциональные связи. Это не новая концепция; Уильям Шекспир представил один из самых ранних известных примеров проницательности, достойной социального психолога, в своей самой психологически сложной пьесе «Гамлет».

    Осажденный принц Дании объясняет, почему он считает свою родину тюрьмой, а не раем: «Почему тогда… нет ничего ни хорошего, ни плохого, но мышление делает это так.Для меня это тюрьма ».

    Представленная как уловка разума («мышление делает это так») или как исследование повседневных мыслей и действий, социальная психология занимается объяснением некоторых из самых глубоких загадок человеческих взаимоотношений и поведения.

    Это исследование того, кто мы есть, мы думаем, мы такие, и как это восприятие формирует наш опыт как людей, так и общества.

    Социальная психология и социология

    Иногда путают области социальной психологии и социологии.Это понятно, потому что обе области исследований в целом занимаются тем, как человеческое поведение формируется и формируется обществом.

    Основное различие между ними состоит в следующем: социальные психологи изучают людей в группе; социологи изучают группы людей.

    Еще в 1924 году, когда обе области исследований только начинали достигать академической зрелости, исследователь из Университета Миссури Чарльз А. Эллвуд попытался упростить разницу между ними. Социология, писал Эллвуд, — это «наука о происхождении, развитии, структуре и функционировании групп.”

    Социальная психология, согласно Эллвуду, — это «изучение [индивидуальных психологических] истоков, вовлеченных в развитие, структуру и функционирование социальных групп».

    Различные способы рассмотрения схожих вопросов

    Естественно, что работа, выполняемая социальными учеными обоих типов, иногда совпадает. Социолог сосредотачивается на том, как взаимодействие между различными группами людей — с общими религиозными убеждениями или этнической принадлежностью — влияет на ход цивилизации.

    Эту информацию можно считать отправной точкой для исследования социального психолога, который может использовать ее для формулирования гипотезы о том, как на человека влияет групповая динамика в течение жизни.

    Например, социолог может сосредоточиться на потенциальных далеко идущих последствиях для общества нового закона, тогда как социальный психолог может сосредоточиться на том, как новый закон может повлиять на конкретного человека в краткосрочной и долгосрочной перспективе.

    Еще один способ подумать о различиях между социальной психологией и социологией — это рассмотреть восприятие групповой динамики.

    Например, социолог может провести исследование того, как группа людей действует как единое целое, а социальный психолог может захотеть исследовать, как и почему группы людей влияют на людей и почему индивидуальное поведение может влиять на группы людей.

    Обзор тем социальной психологии

    Ранние социальные психологи интересовались внутренними и внешними влияниями на индивидуальное поведение. В публикации 1908 года британского психолога Уильяма Макдугалла «Введение в социальную психологию» основное внимание уделялось человеческому инстинкту как движущей силе социального взаимодействия.

    Еще больше тем, связанных с социальной психологией, переполнено работами братьев Флойда Генри Олпорта и Гордона Уилларда Олпорта 1920-х годов. Олпортам приписывают применение строгой научной теории и методов экспериментирования в исследованиях социальной психологии.

    Этот динамичный дуэт также провел важные исследования, посвященные развитию взглядов, религиозных убеждений и многим другим темам.

    Сегодняшние темы социальной психологии

    Со временем исследования социальной психологии затронули почти все аспекты человеческой личности в попытке понять психологическое влияние восприятия и человеческого взаимодействия.Сегодняшние социальные психологи занимаются следующими темами:

    • Лидерство — Какие черты личности определяют лидера? Какова роль лидера в группе? Как лидеры оказывают влияние на группы и отдельных лиц?
    • Агрессия — Как определяется агрессивное поведение? Что вызывает привычное агрессивное поведение? Какую роль в самосохранении играет агрессия?
    • Социальное восприятие — Как человек развивает самовосприятие? Как самовосприятие формируется факторами окружающей среды? В чем разница между экзистенциальным «я» и категориальным «я»?
    • Групповое поведение — Какие характеристики у групп? Сколько людей составляют группу? Что диктует структуру группы? Почему люди тяготеют к определенной группе?
    • Невербальное поведение — Какие нелингвистические действия передают мысль или значение? Как развиваются и интерпретируются невербальные сигналы? Какие эмоции передаются мимикой, жестами рук и другим невербальным поведением?
    • Соответствие — Что побуждает людей изменять свое восприятие, чтобы соответствовать группе или другому человеку? Как человек решает принять влияние другого человека или группы? В чем разница между внешним соответствием и внутренним соответствием?
    • Предубеждение — Что заставляет кого-то питать предубеждения против члена другой социальной группы? В чем разница между предрассудками и дискриминацией? Как стереотипы используются для построения восприятия?

    Что такое социальное познание ?

    Социальное познание — это подраздел социальной психологии.В центре его внимания — изучение того, как и почему мы воспринимаем себя и других такими же, как мы.

    Это важно, потому что без понимания нашего самовосприятия невозможно полностью понять, как наши действия интерпретируются другими. Точно так же, чтобы понять, почему другие поступают так, как они поступают по отношению к нам, мы должны полагаться на наше восприятие их мыслей и мотиваций.

    Социальные психологи проводят исследования того, как и почему определенный жизненный опыт влияет на наше восприятие себя и других.Помимо других факторов, исследователи стремятся понять, как обрабатывается память и как она влияет на социальное познание.

    Раннее развитие когнитивного восприятия

    Исследование социального познания часто включает анализ факторов окружающей среды на раннем этапе развития познавательного восприятия.

    Например, восприятие маленьких детей основано на эгоцентрическом взгляде — их взгляды на себя и мир формируются ограниченным опытом. Они еще не понимают, как интерпретировать свои собственные эмоции и действия, не говоря уже о чужих.

    К взрослой жизни способность воспринимать эмоции и понимать поведение развивается с опытом. На основе этого опыта формируются представления и принимаются решения.

    Функционирующий взрослый может обратиться к опыту, чтобы ответить на такие вопросы, как:

    • Почему я так думаю о конкретном предмете или человеке?
    • Как мои действия влияют на других?
    • Как мне реагировать на действия других?

    То, как люди учатся отвечать на эти и другие вопросы о своем самовосприятии, относится к изучению социального познания.Ученые исследуют психические процессы, которые влияют на взаимодействие между восприятием, памятью и мышлением в формировании личности и социального взаимодействия.

    Эта информация, в свою очередь, помогает исследователям понять динамику между групповым поведением и развитием социальной идентичности человека.

    Определение группового поведения

    Почему люди собираются вместе в группы? Как группа влияет на поведение человека и наоборот?

    Исследование группового поведения пытается ответить на эти и другие вопросы, связанные с социальным познанием.Он начинается с основного вопроса: что такое группа?

    Не существует определенного определения группы, но социальные психологи в целом согласны с тем, что группу можно идентифицировать как единое целое, состоящее из индивидов, разделяющих определенные убеждения или характеристики.

    Примеры групп включают религиозную принадлежность, научные общества и членов политической партии. Это определение включает большие группы, такие как население района или города, и меньшие группы, такие как нуклеарная семья.

    Наблюдаемые действия группы составляют определение группового поведения. Социальные психологи, изучающие групповое поведение, хотят знать основные мотивы этих действий, их происхождение, то, как индивид функционирует в группе, и роль лидерства в групповой динамике.

    Например, как и почему одни группы действуют, руководствуясь коллективным чувством доброты и принятия, в то время как другие, кажется, руководствуются предрассудками и насилием? Как врожденный конфликт между самовосприятием и внешним восприятием влияет на влияние человека в группе?

    Не только это, как и почему индивидуальные интересы, мнения и способности иногда сублимируются для достижения коллективной цели?

    Групповое поведение можно изучать через призму индивидуального статуса внутри группы.Групповые паттерны индивидуальных взаимоотношений могут предсказать сплоченность группы и помочь объяснить, как и почему одна группа более продуктивна, чем другая.

    Понимание группового поведения помогает объяснить, почему люди могут принимать определенные решения под влиянием группы, которые они не принимали бы в одиночку. Такое изменение личности — сдвиг, основанный на членстве в группе — рассматривается в рамках теории социальной идентичности.

    Что такое теория социальной идентичности ?

    Польский психолог Генри Тайфель вместе со своим британским коллегой Джоном Тернером изучали влияние членства в группе на самовосприятие.

    Они сформулировали теорию социальной идентичности, которая пытается объяснить взаимосвязь между членством в группе и усилением индивидуальных качеств, таких как гордость и чувство собственного достоинства.

    Согласно Таджфелю и Тернеру, люди тяготеют к группам, состоящим из людей, которыми они восхищаются или с которыми они согласны по важным вопросам. Члены группы воспринимают себя, по крайней мере частично, через призму своей принадлежности; они видят себя отраженными другими участниками.

    Люди, принадлежащие к группам, связаны и управляются общим сходством. Самоидентификация членов группы основана на общих взглядах, убеждениях и моральных стандартах группы.

    Это объясняет, почему отдельные лица в группе могут действовать иначе, чем если бы они не принадлежали к группе. Они ведут себя так, как, по их мнению, должен вести себя член группы, а не действуют исходя из личной мотивации.

    Другой аспект теории социальной идентичности — это тенденция к трайбализму или принятию «своих» при отказе «чужих».По словам Тайфела и Тернера, групповая социализация человека происходит поэтапно:

    • Категоризация — Разделение людей по таким характеристикам, как этническая принадлежность, род занятий или система убеждений
    • Социальная идентификация — Принятие характеристик определенной группы
    • Социальное сравнение — Стремление провести благоприятные контрасты с другими группами

    Как только люди полностью сформировали свое самовосприятие, основанное на принадлежности к «своей группе», их образ мышления и поведение начинают отражать ожидания группы.

    Таким образом, индивидуальная социальная идентичность сублимируется в группу. Персональная идентичность обменивается на чувство принадлежности, безопасности и благополучия.

    Сделайте карьеру в области социальной психологии со степенью бакалавра психологии в Университете Мэривилля онлайн

    Карьера в социальной психологии питает страсть к пониманию того, что движет человеческим поведением, и требует обширного обучения эмпирическим методам исследования.

    Социальные психологи являются признанными экспертами в области человеческих отношений, развития самовосприятия, групповой динамики, лидерства и многих других областей психологии.Их исследования имеют жизненно важное значение во многих дисциплинах, включая бизнес, здравоохранение, экономику, политологию и образование.

    Погрузитесь в изучение человеческого поведения и психологические исследования, получив онлайн-степень бакалавра психологии Университета Мэривилла.

    Рекомендуемая литература
    Понимание поведения в обществе: разница между социологией и социальной психологией
    Понимание природы человека: поведенческая наука vs.Дипломы по психологии
    Карьера для выпускников бакалавриата по психологии

    Источники
    Американская психологическая ассоциация, Социальная психология изучает взаимодействие с людьми
    «Отношения социологии и социальной психологии», Чарльз А. Эллвуд,
    Простая психология, «Теория социальной идентичности»
    Просто психология, «Социальная помощь»
    Очень хорошо, разум, «5 важных концепций в социальной психологии»
    Verywell Mind, «Обзор социальной психологии»
    Verywell Mind, «Социальное познание в психологии: как мы думаем о других»

    Социальная психология | Simply Psychology

    Социальная психология

    Автор: Dr.Саул МакЛеод, опубликовано в 2007 г.


    Социальная психология — это научное исследование того, как мысли, чувства, убеждения, намерения и цели людей конструируются в социальном контексте посредством реальных или воображаемых взаимодействий с другими.

    Таким образом, он рассматривает человеческое поведение как находящееся под влиянием других людей, а также условия, при которых возникает социальное поведение и чувства.

    Барон, Бирн и Сулс (1989) определяют социальную психологию как …

    «научную область, которая стремится понять природу и причины индивидуального поведения в социальных ситуациях» (стр.6).

    Темы, изучаемые в социальной психологии, включают: Я-концепция, социальное познание, теория атрибуции, социальное влияние, групповые процессы, предрассудки и дискриминация, межличностные процессы, агрессия, отношения и стереотипы.


    История социальной психологии

    История социальной психологии

    Ранние влияния

    Ранние влияния

    Аристотель считал, что люди от природы общительны, что позволяет нам жить вместе (индивидуальный подход), в то время как Платон считал, что государство контролирует личность и поощряет социальную ответственность через социальный контекст (социально-ориентированный подход).

    Гегель (1770–1831) ввел концепцию, согласно которой общество неизбежно связано с развитием общественного разума. Это привело к идее группового разума, важной в изучении социальной психологии.

    Лазарь и Штейнталь писали об англо-европейских влияниях в 1860 году. Возникла «Volkerpsychologie», которая сосредоточилась на идее коллективного разума. В нем подчеркивается идея о том, что личность развивается под влиянием культуры и сообщества, особенно через язык, который является как социальным продуктом сообщества, так и средством поощрения определенной социальной мысли в личности.Поэтому Вундт (1900–1920) поощрял методологическое изучение языка и его влияния на социальное существо.

    Ранние тексты

    Ранние тексты

    Тексты, посвященные социальной психологии, впервые появились в начале 20 века. Первая известная книга на английском языке была опубликована Макдугаллом в 1908 году («Введение в социальную психологию»), которая включала в себя главы об эмоциях и чувствах, морали, характере и религии, совершенно отличные от тех, которые используются сегодня в этой области.

    Он считал, что социальное поведение было врожденным / инстинктивным и, следовательно, индивидуальным, отсюда и его выбор тем. Однако это убеждение не является принципом, поддерживаемым современной социальной психологией.

    Работа Олпорта (1924) в большей степени подкрепляет современное мышление, поскольку он признал, что социальное поведение является результатом взаимодействия между людьми. Он также использовал методологический подход, обсуждая фактические исследования и подчеркивая, что эта область была одной из «наук … которая изучает поведение человека в той мере, в какой его поведение стимулирует других людей или само является реакцией на это поведение» (1942). : п.12). В его книге также были затронуты все еще очевидные сегодня темы, такие как эмоции, соответствие и влияние аудитории на других.

    Опубликован Мерчисон (1935). Первое пособие по социальной психологии было опубликовано Мерчисоном в 1935 году. Мерфи и Мерфи (1931/37) выпустили книгу, обобщающую результаты 1000 исследований в области социальной психологии. В тексте Клайнберга (1940) рассматривается взаимодействие между социальным контекстом и развитием личности. К 1950-м годам был доступен ряд текстов на эту тему.

    Развитие журнала

    Развитие журнала

    • 1950-е годы — Журнал аномальной и социальной психологии

    • 1963 — Журнал личности, Британский журнал социальной и клинической психологии

    • 1965 — Журнал личности и социальная психология, Журнал экспериментальной социальной психологии

    • 1971 — Журнал прикладной социальной психологии, Европейский журнал социальной психологии

    • 1975 — Ежеквартальный вестник социальной психологии, Бюллетень личности и социальной психологии

    • 1982 — Социальное познание

    • 1984 — Журнал социальных и личных отношений

    Ранние эксперименты

    Ранние эксперименты

    Есть некоторые разногласия по поводу первого настоящего эксперимента, но следующие, безусловно, являются одними из наиболее важных.Триплетт (1898) применил экспериментальный метод, чтобы исследовать поведение велосипедистов и школьников в отношении того, как присутствие других влияет на общую производительность — таким образом, как люди влияют на их поведение и как они себя ведут в социальном контексте.

    К 1935 году было разработано исследование социальных норм, изучающих, как люди ведут себя в соответствии с правилами общества. Это провел Шериф (1935).

    Lewin et al. затем к 1939 году начал экспериментальное исследование лидерства и групповых процессов, изучая эффективную трудовую этику при различных стилях лидерства.

    Дальнейшие разработки

    Поздние разработки

    Многие ключевые исследования в области социальной психологии были разработаны после Второй мировой войны, когда люди стали интересоваться поведением людей, когда они группируются вместе и в социальных ситуациях. Ключевые исследования проводились по нескольким направлениям.

    Некоторые исследования были посвящены тому, как формируются отношения, изменяются они под воздействием социального контекста и измеряются, чтобы установить, произошло ли изменение. Среди наиболее известных работ по социальной психологии — работа о послушании, проведенная Милгрэмом в его исследовании «электрошок», в котором рассматривалась роль авторитетного лица в формировании поведения.Точно так же симуляция тюрьмы Зимбардо заметно продемонстрировала соответствие заданным ролям в социальном мире.

    Затем начали появляться более широкие темы, такие как социальное восприятие, агрессия, отношения, принятие решений, социальное поведение и атрибуция, многие из которых являются центральными в сегодняшних темах и будут обсуждаться на этом веб-сайте.

    Таким образом, годы роста социальной психологии приходились на десятилетия после 1940-х годов.


    Ключевые цифры социальной психологии

    Ключевые цифры социальной психологии

    Олпорт ввел понятие о том, что присутствие других (социальной группы) может способствовать определенному поведению.

    Было обнаружено, что аудитория улучшит производительность актеров в хорошо усвоенных / легких задачах, но приводит к снижению производительности в недавно изученных / сложных задачах из-за социального запрета.

    Бандура (1963) Теория социального обучения

    Бандура ввел понятие о том, что поведение в социальном мире можно моделировать. Три группы детей смотрели видео, где взрослый был агрессивен по отношению к «кукле бобо», и взрослый либо просто замечал, что делает это, либо был вознагражден другим взрослым за свое поведение, либо был за него наказан.

    Было обнаружено, что дети, которые видели вознаграждение взрослого, с большей вероятностью будут копировать такое поведение.

    Фестингер, Шактер и Блэк выдвинули идею о том, что, когда мы придерживаемся различных убеждений, взглядов или познаний, мы испытываем диссонанс — это несоответствие, которое вызывает дискомфорт.

    У нас есть мотивация уменьшить это, либо изменив одну из наших мыслей, убеждений или взглядов, либо выборочно обращаясь к информации, которая поддерживает одно из наших убеждений и игнорирует другое (гипотеза выборочного воздействия).

    Диссонанс возникает, когда есть трудный выбор или решение, или когда люди участвуют в поведении, противоречащем их отношению. Таким образом, диссонанс вызывается оправданием усилий (при стремлении достичь скромной цели), индуцированным согласием (когда людей заставляют подчиняться вопреки их позиции) и свободным выбором (при взвешивании решений).

    При разделении на искусственные (минимальные) группы предрассудки возникают просто из осознания того, что существует «чужая группа» (другая группа).

    Когда мальчиков попросили распределить баллы между другими (которые могли быть конвертированы в награды), которые были либо частью их собственной группы, либо чужой, они продемонстрировали сильное внутригрупповое предпочтение. То есть они выделили больше баллов по поставленному заданию мальчикам, которые, по их мнению, находились в одной группе с ними. « меньшие »группы.

    Вайнер интересовался атрибуцией опыта успеха и неудачи и представил идею о том, что мы ищем объяснения поведения в социальном мире.

    Он полагал, что они были созданы на основе трех областей: локуса, который может быть внутренним или внешним; стабильность, то есть стабильность причины или ее изменение с течением времени, а также управляемость.

    Участникам сказали, что они участвовали в исследовании по обучению, но всегда действовали как учителя, когда тогда они отвечали за выполнение парных ассоциированных учебных задач.

    Когда ученик (марионетка) получил неправильный ответ, ученый сказал ему, что он должен нанести удар электрическим током. На самом деле этого не произошло, хотя участники не подозревали об этом, поскольку в начале эксперимента они сами испытали образец (настоящий!) Шок.

    Их поощряли увеличивать напряжение, подаваемое после каждого неправильного ответа, до максимального напряжения, и было обнаружено, что все участники подавали токи до 300 В, а 65 процентов достигли максимального уровня 450 В.

    Кажется, что послушание чаще всего происходит в незнакомой обстановке и в присутствии авторитетного лица, особенно когда на людей оказывается скрытое давление, чтобы они подчинялись. Также возможно, что это происходит потому, что участник чувствовал, что кто-то другой, кроме него самих, несет ответственность за свои действия.

    добровольцев приняли участие в симуляции, где им случайным образом назначали роль заключенных или охранников и отправляли в переоборудованный подвал университета, напоминающий тюремную среду.У заключенных была некоторая основная потеря прав, они были неожиданно арестованы, получили форму и идентификационный номер (поэтому их лишили личности).

    Исследование показало, что соответствие социальным ролям происходило как часть социального взаимодействия, поскольку обе группы проявляли больше негативных эмоций, а враждебность и дегуманизация становились очевидными. Заключенные стали пассивными, в то время как охранники взяли на себя активную, жестокую и доминирующую роль. Хотя нормативное и информационное социальное влияние сыграло здесь свою роль, деиндивидуализация / потеря чувства идентичности, по всей видимости, скорее всего, приведет к конформизму.

    И это, и исследование Милгрэма вводят понятие социального влияния и способы его наблюдения / проверки.


    Резюме

    Резюме

    Базовые допущения

    Базовые допущения

    Методология / исследования

    Любое поведение происходит в социальном контексте, даже когда никто больше не присутствует физически.

    Основное влияние на поведение, мыслительные процессы и эмоции людей оказывают другие люди и общество, которое они создали.

    Сферы применения

    Сферы применения

    Методология / исследования

    Методология / исследования

    Сильные стороны

    ясно

    Сильные стороны

    Психология социальных сил 9000 предсказания. Это означает, что объяснения могут быть научно проверены и подтверждены доказательствами.

    Подчеркивает объективные измерения

    Множество экспериментов в поддержку теорий

    Ограничения

    Ограничения

    Недооценивает индивидуальные различия

    Игнорирует биологию (напр.грамм. тестостерон)

    Предоставляет только «поверхностные снимки социальных процессов» (Hayes, 1995)

    APA Style References

    Allport, F.H. (1920). Влияние группы на ассоциации и мысли. Журнал экспериментальной психологии , 3 (3), 159.

    Олпорт, Ф. Х. (1924). Ответ на социальную стимуляцию в группе. Социальная психология , 260-291.

    Олпорт, Ф. Х. (1942). Методы исследования явлений коллективного действия. Журнал социальной психологии , 15 (1), 165-185.

    Бандура А., Росс Д. и Росс С. А. (1963). Заместительное подкрепление и имитационное обучение. Журнал аномальной и социальной психологии , 67 (6), 601.

    Барон Р. А., Бирн Д. и Сулс Дж. (1989). Отношения: оценка социального мира. Барон и др., Социальная психология . 3-е изд. МА: Аллин и Бэкон, 79-101.

    Фестингер, Л., Шахтер, С., и Бэк, К. (1950). Социальные процессы в неформальных группах .

    Хейни, К., Бэнкс, В. К., и Зимбардо, П. Г. (1973). Исследование заключенных и охранников в симулированной тюрьме. Naval Research Reviews , 9 (1-17).

    Клинберг, О. (1940). Проблема личности .

    Krewer, B., & Jahoda, G. (1860). О сфере применения Lazarus и Steinthals «Völkerpsychologie», отраженной в. Zeitschrift für Völkerpsychologie und Sprachwissenschaft, 1890, 4-12.

    Левин, К., Липпит, Р., и Уайт, Р. К.(1939). Паттерны агрессивного поведения в экспериментально созданном «социальном климате». Журнал социальной психологии , 10 (2), 269-299.

    Макдугалл, В. (1908). Введение в социальную психологию . Лондон: Метуэн.

    Милграм, С. (1963). поведенческое исследование послушания. Журнал аномальной и социальной психологии , 67 (4), 371.

    Мерчисон, К. (1935). Справочник по социальной психологии .

    Мерфи Г. и Мерфи Л.Б. (1931). Экспериментальная социальная психология .

    Шериф М. (1935). Изучение некоторых социальных факторов восприятия. Архив психологии (Колумбийский университет).

    Тайфел, Х., Биллиг, М. Г., Банди, Р. П., и Фламент, К. (1971). Социальная категоризация и межгрупповое поведение. Европейский журнал социальной психологии , 1 (2), 149-178.

    Триплетт, Н. (1898 г.). Динамогенные факторы стимуляции ритма и конкуренции. Американский журнал психологии , 9 (4), 507-533.

    Вайнер, Б. (1986). Атрибуционная теория мотивации и эмоций . Нью-Йорк: Springer-Verlag.


    Как ссылаться на эту статью:

    Как ссылаться на эту статью:

    McLeod, S.A. (2007). Социальная психология . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/social-psychology.html


    сообщить об этом объявлении

    Социальная психология изучает межличностные отношения

    Социальные психологи интересуются всеми аспектами личности и социального взаимодействия, исследуя влияние межличностных и групповых отношений на поведение человека.

    Понимание социальной психологии

    То, как мы воспринимаем себя по отношению к остальному миру, влияет на наше поведение и наши убеждения. Мнение других также влияет на наше поведение и то, как мы смотрим на себя. Социальных психологов интересуют все аспекты межличностных отношений и способы, с помощью которых психология может улучшить эти взаимодействия. Например, их исследования помогают нам понять, как люди формируют отношение к другим, и, когда это вредно, например, в случае предрассудков, дают представление о способах их изменения.

    Прикладная социальная психология

    Социальные психологи изучают, как социальное влияние, социальное восприятие и социальное взаимодействие влияют на индивидуальное и групповое поведение.

    Некоторые социальные психологи сосредотачиваются на проведении исследований человеческого поведения. Другие сосредоточены на практическом применении социальной психологии, помогая организациям нанимать и обучать сотрудников; оценка образовательных программ, чтобы определить, работают ли стратегии вмешательства; поиск способов поощрения людей к уменьшению загрязнения; или предлагать советы предприятиям или сотрудникам, которым нужна помощь в урегулировании конфликтов.

    Поскольку социальные психологи обучены сочетать свои знания о человеческом поведении с методами научных исследований, варианты работы и условия работы разнообразны. Многие социальные психологи предпочитают работать в образовательной среде, такой как колледжи и университеты, где они проводят исследования, преподают уроки и руководят лабораториями социальной психологии. Другие социальные психологи работают в государственных учреждениях, некоммерческих организациях, больницах, социальных службах и частных корпорациях.Спектр карьерных возможностей социального психолога настолько разнообразен, что может включать исследования, маркетинг, политику или даже технологический дизайн.

    Студентам

    Учителям

    Ученая степень в области психологии является основой многих интересных карьерных путей в рамках данной дисциплины. Кроме того, понимание науки о психологии — например, получение степени бакалавра по этому предмету — может помочь студентам в их карьере и жизни.

    Изучите ресурсы в классе


    Понимание науки психологии может помочь студентам в их карьере и жизни. Психологическая наука лежит в основе многих интересных карьерных путей.


    Узнайте, что нужно, чтобы сделать карьеру в области психологии.



    Не нужно далеко смотреть, чтобы увидеть влияние, которое оказывают психологи.Они вносят свой вклад практически во все профессии, от здравоохранения и правоохранительных органов до спортивных достижений и освоения космоса.

    Для школьных консультантов

    Студенты, заинтересованные в использовании науки для лучшего понимания личности и межличностных отношений и применения результатов исследований для улучшения взаимодействия между людьми, могут быть заинтересованы в карьере в области социальной психологии. Социальная психология может применяться к таким широким вопросам, как предрассудки, романтическое влечение, убеждение, дружба, конформизм и групповое взаимодействие.

    Ресурсы, которые помогут вашим ученикам сделать карьеру в области психологии


    Диплом по психологии может привести к успешной карьере, которая меняет жизнь людей.


    Узнайте, что нужно, чтобы стать социальным психологом

    Социальные психологи используют психологическую науку, чтобы понять, как мы воспринимаем себя по отношению к остальному миру и как это восприятие влияет на наш выбор, поведение и убеждения.

    Дата создания: 2014

    История и принципы — Принципы социальной психологии — 1-е международное издание

    1. Дайте определение социальной психологии .
    2. Обзор истории области социальной психологии и тем, изучаемых социальными психологами.
    3. Обобщите принципы эволюционной психологии.
    4. Опишите и приведите примеры взаимодействия человека и ситуации.
    5. Пересмотреть концепции (а) социальных норм и (б) культур.

    Область социальной психологии быстро растет и оказывает все более важное влияние на то, как мы думаем о человеческом поведении. Газеты, журналы, веб-сайты и другие средства массовой информации часто сообщают о выводах социальных психологов, а результаты социально-психологических исследований влияют на решения в самых разных областях.Давайте начнем с краткой истории социальной психологии, а затем перейдем к обзору основных принципов науки социальной психологии.

    История социальной психологии

    Наука социальная психология началась, когда ученые впервые начали систематически и формально измерять мысли, чувства и поведение людей (Kruglanski & Stroebe, 2011). Самые ранние эксперименты по социальной психологии над групповым поведением были проведены до 1900 года (Triplett, 1898), а первые учебники по социальной психологии были опубликованы в 1908 году (McDougall, 1908/2003; Ross, 1908/1974).В 1940-х и 1950-х годах социальные психологи Курт Левин и Леон Фестингер усовершенствовали экспериментальный подход к изучению поведения, создав социальную психологию как строгую научную дисциплину. Левина иногда называют «отцом социальной психологии», потому что он изначально разработал многие важные идеи этой дисциплины, включая акцент на динамическом взаимодействии между людьми. В 1954 году Фестингер отредактировал влиятельную книгу под названием Research Methods in the Behavioral Sciences , в которой он и другие социальные психологи подчеркнули необходимость измерения переменных и использования лабораторных экспериментов для систематической проверки исследовательских гипотез о социальном поведении.Он также отметил, что в этих экспериментах может быть необходимо ввести участников в заблуждение относительно истинного характера исследования.

    Социальная психология была вдохновлена ​​исследователями, которые пытались понять, как немецкий диктатор Адольф Гитлер мог вызвать такое крайнее послушание и ужасное поведение своих последователей во время Второй мировой войны. Исследования конформизма, проведенные Музафиром Шерифом (1936) и Соломоном Ашем (1952), а также исследования послушания Стэнли Милграма (1974), показали важность давления конформизма в социальных группах и то, как люди, находящиеся у власти, могут создавать послушание, даже до такой степени, что заставляет людей причинять серьезный вред другим.Филип Зимбардо в своем известном «тюремном исследовании» (Haney, Banks, & Zimbardo, 1973) обнаружил, что взаимодействие студентов мужского пола, которые были завербованы на роль охранников и заключенных в симулированной тюрьме, стало настолько жестоким, что исследование пришлось прекратить досрочно.

    Социальная психология быстро расширилась за счет изучения других тем. Джон Дарли и Бибб Латане (1968) разработали модель, которая помогает объяснить, когда люди помогают, а когда не помогают другим, нуждающимся, а Леонард Берковиц (1974) стал пионером в исследовании человеческой агрессии.Тем временем другие социальные психологи, в том числе Ирвинг Дженис (1972), сосредоточились на групповом поведении, изучая, почему умные люди иногда принимают решения, которые приводят к катастрофическим результатам, когда они работают вместе. Тем не менее, другие социальные психологи, в том числе Гордон Олпорт и Музафир Шериф, сосредоточились на межгрупповых отношениях с целью понимания и потенциального уменьшения возникновения стереотипов, предрассудков и дискриминации. Социальные психологи высказали свое мнение в деле 1954 г., Brown v.Board of Education Верховный суд США, дело, которое помогло положить конец расовой сегрегации в американских государственных школах, и социальные психологи по-прежнему часто выступают в качестве свидетелей-экспертов по этим и другим темам (Fiske, Bersoff, Borgida, Deaux, & Heilman, 1991). В последние годы идеи социальной психологии даже использовались для разработки программ борьбы с насилием в обществах, переживших геноцид (Staub, Pearlman, & Bilali, 2010).

    Во второй половине 20-го века социальная психология расширилась в области отношений с особым упором на когнитивные процессы.За это время социальные психологи разработали первые формальные модели убеждения с целью понять, как рекламодатели и другие люди могут представить свои сообщения, чтобы сделать их наиболее эффективными (Eagly & Chaiken, 1993; Hovland, Janis, & Kelley, 1963). Эти подходы к установкам сфокусированы на когнитивных процессах, которые люди используют при оценке сообщений, и на взаимосвязи между установками и поведением. В это время была разработана важная теория когнитивного диссонанса Леона Фестингера, которая стала моделью для более поздних исследований (Festinger, 1957).

    В 1970-х и 1980-х годах социальная психология стала еще более когнитивной по своей ориентации, поскольку социальные психологи использовали достижения когнитивной психологии, которые сами в значительной степени основывались на достижениях компьютерных технологий, для информирования своей области (Fiske & Taylor, 2008). В центре внимания этих исследователей, включая Элис Игли, Сьюзан Фиск, Э. Тори Хиггинс, Ричарда Нисбетта, Ли Росс, Шелли Тейлор и многих других, было социальное познание , — понимание того, как развиваются наши знания о наших социальных мирах. через опыт и влияние этих структур знаний на память, обработку информации, отношения и суждения. Кроме того, была задокументирована степень, в которой принятие решений людьми могло быть ошибочным из-за когнитивных и мотивационных процессов (Kahneman, Slovic, & Tversky, 1982).

    В 21 веке область социальной психологии расширилась и охватила другие области. Примеры, которые мы рассматриваем в этой книге, включают интерес к тому, как социальные ситуации влияют на наше здоровье и счастье, важную роль эволюционного опыта и культур в нашем поведении, а также область социальной нейробиологии , посвященную изучению того, как наше социальное поведение одновременно влияет и находится под влиянием деятельности нашего мозга (Либерман, 2010).Социальные психологи продолжают искать новые способы измерения и понимания социального поведения, и эта область продолжает развиваться. Мы не можем предсказать, куда будет направлена ​​социальная психология в будущем, но мы не сомневаемся, что она все еще будет жива и динамична.

    Человек и социальное положение

    Социальная психология — это исследование динамических отношений между людьми и окружающими их людьми. Каждый из нас индивидуален, и наши индивидуальные характеристики, включая наши личностные качества, желания, мотивации и эмоции, оказывают важное влияние на наше социальное поведение.Но на наше поведение также сильно влияет социальная ситуация — люди, с которыми мы взаимодействуем каждый день . К этим людям относятся наши друзья и семья, наши одноклассники, наши религиозные группы, люди, которых мы видим по телевизору, читаем или общаемся в Интернете, а также люди, о которых мы думаем, помним или даже воображаем.

    Социальные психологи считают, что человеческое поведение определяется как характеристиками человека, так и социальной ситуацией. Они также считают, что социальная ситуация часто сильнее влияет на поведение, чем характеристики человека.

    Социальная психология в значительной степени занимается изучением социальной ситуации. Наши социальные ситуации создают социальных влияний процесс, посредством которого другие люди изменяют наши мысли, чувства и поведение, а мы изменяем их . Возможно, вы уже видите, как социальное влияние повлияло на выбор Рауля Валленберга и как он, в свою очередь, повлиял на окружающих.

    Курт Левин формализовал совместное влияние переменных личности и ситуационных переменных, которое известно как взаимодействие человека и ситуации , в важном уравнении:

    Поведение = f (человек, социальное положение).

    Уравнение Левина показывает, что поведение данного человека в любой момент времени является функцией (зависит от) как характеристик человека, так и влияния социальной ситуации.

    Эволюционная адаптация и характеристики человека

    В уравнении Левина человек относится к характеристикам отдельного человека. Люди рождаются с навыками, которые позволяют им успешно взаимодействовать с другими людьми в их социальном мире. Новорожденные способны узнавать лица и реагировать на человеческие голоса, маленькие дети изучают язык и заводят дружбу с другими детьми, подростки начинают интересоваться сексом и им суждено влюбиться, большинство взрослых женятся и заводят детей, и большинство людей обычно ладят с остальными.

    Люди обладают этими особенностями, потому что все мы одинаково сформировались в ходе человеческой эволюции. Генетический код, определяющий людей, дал нам специальные социальные навыки, важные для выживания. Как острое зрение, физическая сила и устойчивость к болезням помогали нашим предкам выжить, так и склонность к социальному поведению. Мы быстро судим о других людях, помогаем другим людям, которые в этом нуждаются, и получаем удовольствие от совместной работы в социальных группах, потому что такое поведение помогало нашим предкам адаптироваться и передавалось по своим генам следующему поколению (Ackerman & Kenrick, 2008; Barrett И Курцбан, 2006; Пинкер, 2002).Наши выдающиеся социальные навыки в первую очередь обусловлены большим мозгом и социальным интеллектом, который они нам предоставляют (Herrmann, Call, Hernández-Lloreda, Hare, & Tomasello, 2007).

    Предположение о том, что человеческая природа, включая большую часть нашего социального поведения, во многом определяется нашим эволюционным прошлым , известно как эволюционная адаптация (Buss & Kenrick, 1998; Workman & Reader, 2008). В эволюционной теории приспособленность относится к степени, в которой наличие данной характеристики помогает индивидуальному организму выживать и воспроизводиться с более высокой скоростью, чем у других представителей вида, у которых нет характеристики .Более приспособленные организмы более успешно передают свои гены последующим поколениям, в результате чего характеристики, обеспечивающие приспособленность, с большей вероятностью становятся частью природы организмов, чем характеристики, не обеспечивающие приспособленность. Например, утверждалось, что чувство ревности со временем сохранилось у мужчин, потому что мужчины, которые испытывают ревность, более подходят, чем мужчины, которые этого не делают. Согласно этой идее, переживание ревности побуждает мужчин защищать своих партнеров и остерегаться соперников, что увеличивает их репродуктивный успех (Buss, 2000).

    Хотя наш биологический состав готовит нас к тому, чтобы быть людьми, важно помнить, что наши гены на самом деле не определяют, кто мы. Скорее, гены наделяют нас человеческими характеристиками, а эти характеристики дают нам склонность вести себя «по-человечески». И все же каждый человек отличается от любого другого человека.

    Эволюционная адаптация дала нам две фундаментальные мотивации, которые направляют нас и помогают вести продуктивную и эффективную жизнь.Одна из этих мотиваций относится к «я» — мотивация защищать и улучшать себя и людей, которые психологически близки нам ; другой относится к социальной ситуации — мотивация присоединиться к другим, принять и быть принятыми другими . Мы будем называть эти две мотивации беспокойством о себе и другим беспокойством соответственно.

    Личная забота

    Самая основная тенденция всех живых организмов и основная мотивация человека — это желание защитить и улучшить нашу собственную жизнь и жизнь близких нам людей.Люди заинтересованы в том, чтобы найти пищу и воду, получить адекватное убежище и защитить себя от опасностей. Это необходимо, потому что мы сможем выжить, только если сможем достичь этих фундаментальных целей.

    Желание поддерживать и совершенствовать себя также побуждает нас делать то же самое для наших родственников — тех людей, которые генетически связаны с нами. Люди, как и другие животные, демонстрируют стратегий родственного отбора , которые способствуют репродуктивному успеху своих родственников, иногда даже за счет собственного выживания .Согласно эволюционным принципам, родственный отбор происходит потому, что поведение, повышающее приспособленность родственников, даже если оно снижает приспособленность самого человека, может, тем не менее, увеличить выживаемость группы в целом.

    Рис. 1.2. Эволюционный принцип родственного отбора заставляет нас особенно заботиться о тех, кто разделяет наши гены, и помогать им.
    Источник: «Счастливая семья» (http://commons.wikimedia.org/wiki/File:Happy_family_%281%29.jpg) Кэтрин Скотт, использованная в соответствии с CC-BY-SA 2.0 (http://creativecommons.org/licenses/by-sa/2.0/deed.en)

    Помимо наших родственников, мы хотим защищать, улучшать и повышать благосостояние нашей внутренней группы тех, кто мы считаем себя похожими и важными для нас, с которыми мы разделяем тесные социальные связи , даже если эти люди на самом деле не имеют общих наших генов. Возможно, вы помните время, когда вы помогали друзьям переместить всю их мебель в новый дом, даже если вы предпочли бы заниматься чем-то более полезным для себя, например, учиться или отдыхать.Вы бы не помогли незнакомцам таким образом, но вы сделали это для своих друзей, потому что чувствовали себя близкими и заботились о них. Тенденция помогать людям, с которыми мы чувствуем себя близкими, даже если они не связаны с нами, вероятно, частично связана с нашим эволюционным прошлым: люди, с которыми мы были ближе всего, обычно были теми, с кем мы были связаны.

    Другие проблемы

    Хотя мы в первую очередь озабочены выживанием самих себя, наших родственников и тех, кого мы считаем похожими на нас и важными для нас, мы также желаем общаться с другими людьми и быть принятыми ими в более общем плане — цель — забота о других .Мы живем вместе в сообществах, мы работаем вместе в рабочих группах, мы можем вместе поклоняться религиозным группам, и мы можем вместе играть в спортивных командах и в клубах. Взаимодействие с другими людьми — даже с незнакомцами — помогает нам достичь фундаментальной цели: найти романтического партнера, с которым мы сможем завести детей. Наши связи с другими также предоставляют нам возможности, которых мы не смогли бы получить сами. Мы можем пойти в продуктовый магазин, чтобы купить молока или яиц, и мы можем нанять плотника, чтобы он построил для нас дом.И мы сами делаем работу, которая предоставляет товары и услуги для других. Такое взаимное сотрудничество выгодно как для нас, так и для окружающих нас людей. Мы также присоединяемся, потому что нам нравится быть с другими, быть частью социальных групп и участвовать в социальном дискурсе (Leary & Cox, 2008).

    Мотив беспокойства о другом означает, что мы не всегда ставим себя на первое место. Быть человеком также означает заботиться о других людях, помогать им и сотрудничать с ними. Хотя наши гены сами по себе «эгоистичны» (Докинз, 2006), это не означает, что люди всегда им являются.Выживание наших собственных генов можно улучшить, помогая другим, даже тем, кто не связан с нами (Krebs, 2008; Park, Schaller, & Van Vugt, 2008). Подобно тому, как птицы и другие животные могут подавать сигналы тревоги другим животным, чтобы указать на присутствие хищника, люди проявляют альтруистическое поведение, помогая другим, иногда за счет потенциальных потерь для себя.

    Короче говоря, люди ведут себя нравственно по отношению к другим — они понимают, что неправильно причинять вред другим людям без веской причины для этого, и они проявляют сострадание и даже альтруизм по отношению к другим (Goetz, Keltner, & Simon-Thomas, 2010; Туриэль, 1983).В результате негативное поведение по отношению к другим, такое как издевательства, обман, воровство и агрессия, является необычным, неожиданным и социально неодобрительным. Конечно, это не означает, что люди всегда дружелюбны, полезны и милы друг с другом — сильные социальные ситуации могут и действительно создают негативное поведение. Но фундаментальная человеческая мотивация заботы о других действительно означает, что враждебность и насилие являются исключением, а не правилом человеческого поведения.

    Иногда цели заботы о себе и заботе о других идут рука об руку.Когда мы влюбляемся в другого человека, это отчасти связано с заботой о связи с кем-то другим, но также и с заботой о себе: влюбленность заставляет нас чувствовать себя хорошо. И когда мы добровольно помогаем другим, кто в ней нуждается, это отчасти для их пользы, но также и для нас. Нам хорошо, когда мы помогаем другим. Однако в других случаях цели заботы о себе и заботе о других конфликтуют. Представьте, что вы идете по университетскому городку и видите человека с ножом, угрожающего другому человеку.Вы вмешиваетесь или отворачиваетесь? В этом случае ваше желание помочь другому человеку (забота о других) находится в прямом противоречии с вашим желанием защитить себя от опасности, создаваемой ситуацией (забота о себе), и вы должны решить, какую цель поставить в первую очередь. В этой книге мы увидим еще много примеров мотивов заботы о себе и других, работающих вместе и друг против друга.

    Рис. 1.3 «Другое беспокойство» является фундаментальной частью поведения людей и многих животных.
    Источник: «Формозан макака» (http://en.wikipedia.org/wiki/File:Formosan_macaque.jpg) от KaurJmeb, используемый в рамках CC-BY-SA 2.0 (http://creativecommons.org/licenses/by- sa / 2.0 / deed.en). «Старая пара на оживленной улице» (https://www.flickr.com/photos/damiel/19475138/) Гейра Халворсена, использованная в рамках CC-BY-NC-SA 2.0 Generic (a href = »https: // creativecommons.org/licenses/by-nc-sa/2.0/). «Уход за пожилыми людьми» (http://www.flickr.com/photos/[email protected]/7645318536/in/photostream/) Марка Адкинса, используемый в соответствии с CC-BY-NC-SA 2.0 (https://creativecommons.org/licenses/by-nc-sa/2.0/). «Piggy Back» (https://www.flickr.com/photos/cazatoma/4928209598/) от Tricia J, используемый в рамках CC-BY-NC-ND 2.0 (http://creativecommons.org/licenses/by-nc -nd / 2.0 /).

    Социальная ситуация создает мощное социальное влияние

    Когда людей просят указать то, что они ценят больше всего, они обычно упоминают свое социальное положение, то есть свои отношения с другими людьми (Baumeister & Leary, 1995; Fiske & Haslam, 1996).Когда мы вместе работаем над классным проектом, работаем волонтерами в приюте для бездомных или участвуем в присяжных в судебном заседании, мы рассчитываем, что другие будут работать с нами, чтобы выполнить эту работу. Мы развиваем социальные связи с этими людьми и надеемся, что они помогут нам достичь наших целей. Важность других проявляется во всех аспектах нашей жизни — другие люди учат нас тому, что мы должны и не должны делать, о чем мы должны и не должны думать, и даже о том, что нам следует и не следует любить и не любить.

    Помимо людей, с которыми мы в настоящее время взаимодействуем, на нас влияют люди, которых нет физически, но которые, тем не менее, являются частью наших мыслей и чувств.Представьте, что вы едете домой по безлюдной проселочной дороге поздно ночью. Никаких машин не видно ни в одном направлении, и вы можете видеть на много миль. Вы подходите к знаку остановки. Что вы делаете? Скорее всего, вы остановитесь у знака или хотя бы притормозите. Вы делаете это, потому что поведение было внутренним: даже если никто не наблюдает за вами, другие все еще влияют на вас — вы узнали о правилах и законах общества, о том, что правильно и что неправильно, и вы склонны им подчиняться. . Каждый день мы носим с собой наши личные социальные ситуации — наш опыт общения с родителями, учителями, руководителями, властями и друзьями.

    Важный принцип социальной психологии, который будет с нами на протяжении всей этой книги, заключается в том, что, хотя характеристики людей имеют значение, социальная ситуация часто является более сильным детерминантом поведения, чем личность. Когда социальные психологи анализируют такое событие, как Холокост, они, вероятно, больше сосредотачиваются на характеристиках ситуации (например, сильном лидере и групповом давлении со стороны других членов группы), чем на характеристиках самих преступников.В качестве примера мы увидим, что даже обычные люди, которые ни в коем случае не являются ни плохими, ни злыми, могут, тем не менее, попадать в ситуации, в которых авторитетная фигура может побудить их к злонамеренному поведению, например, к применению потенциально смертельных уровней электрического тока. шок (Milgram, 1974).

    В дополнение к открытию того, в какой значительной степени наше поведение зависит от нашей социальной ситуации, социальные психологи обнаружили, что мы часто не осознаем, насколько важна социальная ситуация для определения поведения.Мы часто ошибочно думаем, что мы и другие действуем исключительно по собственной инициативе, без каких-либо внешних воздействий. Заманчиво предположить, что люди, совершающие экстремальные действия, такие как террористы или члены культов самоубийц, являются необычными или экстремальными людьми. И все же многие исследования показывают, что такое поведение вызвано скорее социальной ситуацией, чем характеристиками индивидов, и что неправильно сосредотачиваться так сильно на объяснении характеристик индивидов (Gilbert & Malone, 1995).

    Пожалуй, нет более ясного примера мощного влияния социальной ситуации, чем тот, который был обнаружен в исследованиях, показывающих огромную роль, которую другие играют в нашем физическом и психическом здоровье. ƒC (Diener, Suh, Lucas, & Smith, 1999; Diener, Tamir, & Scollon, 2006).

    Социальная психология в интересах общества

    Как социальное положение влияет на наше психическое и физическое здоровье

    По сравнению с теми, кто не чувствует, что у них есть сеть других, на которых они могут положиться, люди, которые считают, что у них есть адекватная социальная поддержка, сообщают о том, что они более счастливы, а также у них меньше психологических проблем, включая расстройства пищевого поведения и психические заболевания. (Динер, Сух, Лукас и Смит, 1999; Динер, Тамир и Сколлон, 2006).

    Люди, пользующиеся социальной поддержкой, в целом менее депрессивны, быстрее восстанавливаются после негативных событий и с меньшей вероятностью совершат самоубийство (Au, Lau, & Lee, 2009; Bertera, 2007; Compton, Thompson, & Kaslow, 2005; Skärsäter, Langius, Агрен, Хэагстрём и Денкер, 2005). Женатые люди сообщают, что они более счастливы, чем неженатые (Pew, 2006), и в целом счастливый брак является отличной формой социальной поддержки. Одна из целей эффективной психотерапии — помочь людям создать более эффективные сети социальной поддержки, поскольку такие отношения оказывают такое положительное влияние на психическое здоровье.

    Помимо улучшения психического здоровья, люди, пользующиеся адекватной социальной поддержкой, более здоровы физически. У них меньше болезней (таких как туберкулез, сердечные приступы и рак), они живут дольше, имеют более низкое кровяное давление и меньше умирают в любом возрасте (Cohen & Wills, 1985; Stroebe & Stroebe, 1996). Спортивные психологи даже обнаружили, что люди с более высоким уровнем социальной поддержки реже получают травмы во время занятий спортом и быстрее восстанавливаются после полученных травм (Hardy, Richman, & Rosenfeld, 1991).Эти различия, по-видимому, связаны с положительным влиянием социальной поддержки на физиологическое функционирование, включая иммунную систему.

    Противоположностью социальной поддержки является чувство исключения или остракизма. Ощущение, что другие исключают нас, болезненно, и боль отвержения может длиться даже дольше, чем физическая. Люди, которых попросили вспомнить событие, которое причинило им социальную боль (например, предательство со стороны очень близкого им человека), оценили боль как более интенсивную, чем они оценили свои воспоминания об интенсивной физической боли (Chen, Williams, Fitness, & Newton, 2008 г.).Когда людям угрожает социальная изоляция, они впоследствии проявляют больший интерес к новым друзьям, увеличивают свое желание сотрудничать с другими, формируют более положительные первые впечатления о новых потенциальных партнерах по общению и даже становятся более способными различать настоящие улыбки от фальшивых. улыбается (Бернштейн, Янг, Браун, Сакко и Клейпул, 2008; Манер, ДеУолл, Баумейстер и Шаллер, 2007).

    Поскольку связь с другими людьми является такой важной частью человеческого опыта, мы можем иногда отказываться от присоединения к другим людям или подвергать их остракизму, чтобы попытаться заставить их подчиняться нашим желаниям.Когда люди, исповедующие религию амишей, нарушают постановления старейшины, они помещаются под Meidung . В течение этого времени и до тех пор, пока они не исправят ситуацию, члены сообщества с ними не разговаривают. И люди часто используют «молчание», чтобы выразить свое неодобрение поведению друга или партнера. Боль остракизма особенно сильна у подростков (Sebastian, Viding, Williams, & Blakemore, 2010).

    Использование остракизма также наблюдается у родителей и детей, и даже в интернет-играх и чатах (Williams, Cheung, & Choi, 2000).Молчаливое обращение и другие формы остракизма популярны, потому что они работают. Отказ от социального общения и взаимодействия — мощное оружие для наказания людей и принуждения их к изменению своего поведения. Лица, подвергшиеся остракизму, сообщают, что чувствуют себя одинокими, разочарованными, грустными, недостойными и имеют более низкую самооценку (Bastian & Haslam, 2010).

    Итак, вместе взятые, результаты социально-психологических исследований показывают, что одна из самых важных вещей, которые вы можете сделать для себя, — это создать стабильную сеть поддержки.Обращение к другим людям приносит пользу тем, кто становится вашими друзьями (потому что вы находитесь в их сети поддержки), и имеет существенные преимущества для вас.

    Социальное влияние создает социальные нормы

    В некоторых случаях социальное влияние происходит довольно пассивно, без какого-либо очевидного намерения одного человека влиять на другого, например, когда мы узнаем и принимаем убеждения и поведение окружающих нас людей, часто даже не осознавая, что мы это делаем. . Социальное влияние происходит, когда маленький ребенок перенимает убеждения и ценности своих родителей или когда кто-то начинает любить джазовую музыку, не осознавая этого, потому что сосед по комнате много ее играет.В других случаях социальное влияние совсем не тонкое; он включает в себя одного или нескольких лиц, активно пытающихся изменить убеждения или поведение других, как видно из попыток членов жюри заставить несогласного члена изменить свое мнение, использование популярного спортивного деятеля для поощрения детей, чтобы покупать определенные продукты, или сообщения, которые лидеры культов передают своим последователям, чтобы побудить их к поведению, требуемому от группы.

    Одним из результатов социального влияния является развитие социальных норм способов мышления, чувств или поведения, которые разделяются членами группы и воспринимаются ими как соответствующие (Asch, 1955; Cialdini, 1993).Нормы включают обычаи, традиции, стандарты и правила, а также общие ценности группы. С помощью норм мы узнаем, что люди на самом деле делают («люди в Соединенных Штатах чаще едят яичницу-болтунью утром и спагетти вечером, а не наоборот»), а также то, что мы должны делать («поступайте с другими как вы бы хотели, чтобы они поступали с вами ») и не должны этого делать (« не шутите расистского характера »). Существуют нормы почти для любого возможного социального поведения, и эти нормы имеют большое влияние на наши действия.

    У разных культур разные нормы

    Социальные нормы, которыми руководствуется наше повседневное поведение и которые создают социальное влияние, в значительной степени проистекают из нашей культуры. Культура представляет группу людей, обычно проживающих в данном географическом регионе, которые разделяют общий набор социальных норм, включая религиозные и семейные ценности и моральные убеждения (Fiske, Kitayama, Markus, & Nisbett, 1998; Matsumoto , 2001). Культура, в которой мы живем, влияет на наши мысли, чувства и поведение посредством обучения, подражания и других форм социальной передачи (Mesoudi, 2009).Не будет неуместным сказать, что наша культура определяет нашу жизнь так же, как и наш эволюционный опыт.

    Культуры различаются по конкретным нормам, которые они считают важными и которые определяют поведение членов группы. Социальные психологи обнаружили фундаментальную разницу в социальных нормах между западными культурами (включая США, Канаду, Западную Европу, Австралию и Новую Зеландию) и восточноазиатскими культурами (включая Китай, Японию, Тайвань, Корею, Индию и другие страны). Юго-Восточная Азия).Нормы в западных культурах в первую очередь ориентированы на индивидуализм культурные нормы, распространенные в западных обществах, которые ориентированы в первую очередь на самосовершенствование и независимость . В западных культурах детей учат развивать и ценить чувство собственного достоинства и видеть себя в значительной степени отделенными от окружающих их людей. Дети в западных культурах чувствуют себя особенными — им нравится получать золотые звезды за свои проекты и лучшую оценку в классе (Markus, Mullally, & Kitayama, 1997).Взрослые в западных культурах ориентированы на достижение собственного личного успеха, часто по сравнению с другими (или даже за их счет). Когда людей просят описать себя, люди в западных культурах обычно указывают, что им нравится «заниматься своим делом», они предпочитают жить независимо и основывают свое счастье и самооценку на своих личных достижениях. Короче говоря, в западных культурах упор делается на заботу о себе.

    Нормы в культурах Восточной Азии, с другой стороны, больше сосредоточены на заботе о других. Эти нормы указывают на то, что люди должны быть более фундаментально связаны с другими и, таким образом, более ориентированы на взаимозависимость или коллективизм . В культурах Восточной Азии детей учат сосредотачиваться на развитии гармоничных социальных отношений с другими, и преобладающие нормы относятся к групповой сплоченности, связанности, долгу и ответственности перед своей семьей. Когда представителей восточноазиатских культур просят описать себя, они указывают, что их особенно беспокоят интересы других, включая своих близких друзей и коллег.В качестве одного из примеров этих культурных различий, исследование, проведенное Синобу Китаяма и его коллегами (Uchida, Norasakkunkit, & Kitayama, 2004), показало, что жители Восточной Азии чаще, чем жители Запада, испытывали счастье благодаря своим связям с другими людьми, тогда как жители Запада с большей вероятностью испытали счастье в результате своих личных достижений.

    Рисунок 1.4 Люди из западных культур в среднем более индивидуалистичны, чем люди из восточных культур, которые в среднем более коллективистичны.
    Источники: «Семья, играющая в настольную игру» (http://commons.wikimedia.org/wiki/File:Family_playing_a_board_game_%283%29.jpg) Билла Брэнсона в открытом доступе (http://en.wikipedia.org / wiki / Public_domain). «West Wittering Wonderful As Always» (https://www.flickr.com/photos/gareth2953/7976359044/sizes/l/) Гарета Уильямса, используемого в соответствии с CC BY 2.0 (https://creativecommons.org/licenses/by/ 2.0 /).

    Другие исследователи изучали другие культурные различия, такие как изменение ориентации во времени.Некоторые культуры больше озабочены прибытием и отъездом по фиксированному графику, тогда как другие рассматривают время более гибко (Levine & Norenzayan, 1999). Левин и его коллеги (1999) обнаружили, что «темп жизни», оцениваемый по средней скорости ходьбы в центре города и скорости, с которой почтовые служащие выполняли простой запрос, был самым быстрым в западных странах (но также и в Японии) и самым медленным в экономически неразвитые страны. Также утверждалось, что существуют различия в степени, в которой люди в разных культурах связаны социальными нормами и обычаями, вместо того, чтобы свободно выражать свою индивидуальность без учета социальных норм (Гельфанд и др., 1996). Кроме того, существуют культурные различия в отношении личного пространства, например, насколько близко люди стоят друг к другу во время разговора, а также различия в стилях общения, которые используют люди.

    Важно знать о культурах и культурных различиях, по крайней мере, отчасти потому, что люди с разным культурным происхождением все чаще контактируют друг с другом в результате увеличения количества поездок и иммиграции, а также развития Интернета и других форм коммуникация.В Канаде, например, есть много разных этнических групп, и доля населения, которое принадлежит к меньшинствам (небелым), увеличивается из года в год. На меньшинства будет приходиться гораздо большая доля от общего числа новых сотрудников канадской рабочей силы в течение следующих десятилетий. Примерно 21% населения Канады — иностранцы, что является самым высоким показателем среди стран «большой восьмерки». К 2031 году видимые меньшинства, по прогнозам, составят 63% населения Торонто и 59% Ванкувера (Статистическое управление Канады, 2011).Хотя эти изменения создают потенциал для более глубокого культурного понимания и продуктивного взаимодействия, они также могут вызывать нежелательные социальные конфликты. Осознание культурных различий и рассмотрение их влияния на то, как мы ведем себя по отношению к другим, — важная часть базового понимания социальной психологии и тема, к которой мы будем часто возвращаться в этой книге.

    • История социальной психологии включает изучение отношений, группового поведения, альтруизма и агрессии, культуры, предрассудков и многих других тем.
    • Социальные психологи изучают проблемы реального мира, используя научный подход.
    • Подумайте о своих собственных межличностных взаимодействиях с точки зрения социальной психологии, чтобы лучше понять их и отреагировать на них.
    • Социальные психологи изучают взаимодействие человека и ситуации: как характеристики человека и характеристики социальной ситуации взаимодействуют, чтобы определить поведение.
    • Многие человеческие формы социального поведения были выбраны путем эволюционной адаптации.
    • Социальная ситуация создает социальные нормы — общие способы мышления, чувств и поведения.
    • Культурные различия — например, индивидуалистическая или коллективистская ориентации — определяют наше повседневное поведение.
    1. Зайдите на сайт http://www.socialpsychology.org и щелкните два из «заголовков психологии со всего мира», представленных в правой части страницы. Прочтите две статьи и напишите краткое (120 слов) резюме каждой из них.
    2. Рассмотрим недавнюю ситуацию из вашего личного опыта, в которой вы сосредоточились на человеке и причине его или ее поведения. Не могли бы вы переосмыслить их поведение, используя ситуативное объяснение?
    3. Зайдите на сайт http://www.socialpsychology.org/social-figures.htm и выберите одну из важных фигур в социальной психологии, перечисленных там. Подготовьте краткий (250 слов) отчет о том, как этот человек внес свой вклад в область социальной психологии.

    Список литературы

    Акерман, Дж.М. и Кенрик Д. Т. (2008). Издержки выгоды: отказы в помощи подчеркивают ключевые компромиссы в социальной жизни. Обзор личности и социальной психологии, 12 (2), 118–140.

    Аш, С. (1955). Мнения и социальное давление. Scientific American, 11 , 32.

    Аш, С. Э. (1952). Социальная психология . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

    Ау, А., Лау, С., и Ли, М. (2009). Суицидальные мысли и депрессия: умеренные эффекты семейной сплоченности и социальной самооценки. Подростковый возраст , 44 (176), 851–868. Получено из базы данных Academic Search Premier.

    Барретт, Х.С. и Курцбан, Р. (2006). Модульность в познании: обрамление дискуссии. Психологический обзор, 113 (3), 628–647.

    Бастиан, Б., и Хаслам, Н. (2010). Исключено из человечества: бесчеловечные эффекты социального остракизма. Журнал экспериментальной социальной психологии, 46 (1), 107–113.

    Баумейстер, Р., и Лири, М.(1995). Потребность в принадлежности: желание межличностных привязанностей как фундаментальная мотивация человека. Психологический бюллетень, 117 , 497–529.

    Берковиц, Л. (1974). Агрессия: социально-психологический анализ . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

    Бернштейн, М. Дж., Янг, С. Г., Браун, К. М., Сакко, Д. Ф., и Клейпул, Х. М. (2008). Адаптивные ответы на социальное отчуждение: социальное отторжение улучшает обнаружение настоящих и фальшивых улыбок. Психологическая наука, 19 (10), 981–983.

    Бертера, Э. (2007). Роль позитивных и негативных социальных обменов между подростками, их сверстниками и семьей как предикторы суицидальных мыслей. Журнал социальной работы для детей и подростков , 24 (6), 523–538. DOI: 10.1007 / s10560-007-0104-у.

    Бусс, Д. М. (2000). Опасная страсть: Почему ревность так же необходима, как любовь и секс . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса.

    Бусс Д. и Кенрик Д. (1998). Эволюционная социальная психология.В Д. Т. Гилберте, С. Т. Фиске и Г. Линдзи (ред.), Справочник по социальной психологии (4-е изд., Том 2, стр. 982–1026). Бостон, Массачусетс: Макгроу-Хилл.

    Чен, З., Уильямс, К. Д., Фитнес, Дж. И Ньютон, Н. С. (2008). Когда боль не заживает: исследование способности пережить социальную и физическую боль. Психологическая наука, 19 (8), 789–795.

    Чалдини Р. Б. (1993). Влияние: наука и практика (3-е изд.). Нью-Йорк, Нью-Йорк: издатели колледжа ХарперКоллинз.

    Коэн, С., и Уиллс, Т. (1985). Стресс, социальная поддержка и гипотеза буферизации. Психологический бюллетень, 98 , 310–357.

    Комптон М., Томпсон Н. и Каслоу Н. (2005). Факторы социальной среды, связанные с попыткой самоубийства среди афроамериканцев с низким доходом: защитная роль семейных отношений и социальной поддержки. Социальная психиатрия и психиатрическая эпидемиология , 40 (3), 175–185. DOI: 10.1007 / s00127-005-0865-6.

    Дарли Дж. М. и Латане Б. (1968). Вмешательство стороннего наблюдателя в чрезвычайных ситуациях: Распределение ответственности. Журнал личности и социальной психологии, 8 (4, Pt. 1), 377–383.

    Докинз Р. (2006). Эгоистичный ген. Оксфорд, Англия: Издательство Оксфордского университета.

    Динер Э., Сух Э. М., Лукас Р. Э. и Смит Х. Л. (1999). Субъективное благополучие: три десятилетия прогресса. Психологический бюллетень, 125 (2), 276–302.

    Динер, Э., Тамир, М., Сколлон, К. Н. (2006). Счастье, удовлетворение жизнью и удовлетворение: социальная психология субъективного благополучия. В П. А. М. Ван Ланге (ред.), Переходная социальная психология: преимущества трансдисциплинарных подходов . Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.

    Игли, А. Х., и Чайкен, С. (1993). Психология отношений . Форт-Уэрт, Техас: Харкорт Брейс Йованович.

    Фестингер, Л. (1957). Теория когнитивного диссонанса .Эванстон, Иллинойс: Роу, Петерсон.

    Фиск, А. П., и Хаслам, Н. (1996). Социальное познание думает об отношениях. Текущие направления в психологической науке, 5 (5), 137–142.

    Фиске А., Китайма С., Маркус Х. и Нисбетт Р. (1998). Культурная матрица социальной психологии. В Д. Гилберте, С. Фиске и Г. Линдзи (ред.), Справочник по социальной психологии (4-е изд., Стр. 915–981). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

    Фиске, С. Т., И Тейлор, С. Э. (2008). Социальное познание: от мозга к культуре . Бостон, Массачусетс: Макгроу-Хилл.

    Фиск, С. Т., Берсофф, Д. Н., Боргида, Э., Доу, К., и Хейлман, М. Э. (1991). Исследование социологических наук: исследование использования стереотипов пола в Price Waterhouse vs. Hopkins . Американский психолог, 46 , 1049–1060.

    Гельфанд, М. Дж., Рэйвер, Дж. Л., Нишии, Л., Лесли, Л. М., Лун, Дж., Лим, Б. К.,… Ямагуши, С. (2011). Различия между плотными и свободными культурами: исследование 33 стран. Наука, 332 (6033), 1100–1104.

    Гилберт Д. и Мэлоун П. (1995). Заочный уклон. Психологический обзор, 117 , 21–38.

    Гетц, Дж. Л., Келтнер, Д., и Саймон-Томас, Э. (2010). Сострадание: эволюционный анализ и эмпирический обзор. Психологический бюллетень, 136 (3), 351–374.

    Хейни К., Бэнкс К. и Зимбардо П. (1973). Межличностная динамика в симулированной тюрьме. Международный журнал криминологии и пенологии, 1 , 69–87.

    Харди, К. Дж., Ричман, Дж. М., и Розенфельд, Л. Б. (1991). Роль социальной поддержки в отношениях жизненного стресса / травмы. Спортивный психолог, 5 , 128–139.

    Херрманн, Э., Калл, Дж., Эрнандес-Льореда, М. В., Харе, Б., и Томаселло, М. (2007). Люди развили специализированные навыки социального познания: гипотеза культурного интеллекта. Science, 317 (5843), 1360–1366.

    Ховланд, К. И., Янис, И. Л., и Келли, Х. Х.(1963). Коммуникация и убеждение . Оксфорд, Англия: Издательство Йельского университета.

    Янис, И. Л. (1972). Жертвы группового мышления: психологическое исследование внешнеполитических решений и неудач . Бостон, Массачусетс: Houghton-Mifflin.

    Канеман Д., Слович П. и Тверски А. (1982). Суждение в условиях неопределенности: эвристика и предубеждения . Кембридж, Англия: Издательство Кембриджского университета.

    Кребс, Д. Л. (2008). Мораль: эволюционный счет. Перспективы психологической науки, 3 (3), 149–172.

    Круглански А., Стребе В. (2011). Справочник по истории социальной психологии. Филадельфия, Пенсильвания: Psychology Press.

    Лири М. Р. и Кокс К. Б. (ред.). (2008). Мотивация принадлежности: движущая сила социального действия . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

    Левин, Р. В., и Норензаян, А. (1999). Темп жизни в 31 стране мира. Журнал кросс-культурной психологии, 30 (2), 178–205.

    Либерман, М. Д. (2010). Социальная когнитивная нейробиология. В С. Т. Фиске, Д. Т. Гилберте и Г. Линдзи (ред.), Справочник по социальной психологии (5-е изд., Том 1, стр. 143–193). Хобокен, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья.

    Манер, Дж. К., Деуолл, К. Н., Баумейстер, Р. Ф., и Шаллер, М. (2007). Мотивирует ли социальная изоляция межличностное воссоединение? Решение «проблемы дикобраза». Журнал личности и социальной психологии, 92 (1), 42–55.

    Маркус, Х.Р., Маллалли П. и Китайма С. (1997). Самостоятельные пути: разнообразие способов культурного участия. В U. Neisser & D. A. Jopling (Eds.), Концептуальное «я» в контексте: культура, опыт, самопонимание (стр. 13–61). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Мацумото, Д. (Ред.). (2001). Справочник по культуре и психологии . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    McDougall, W. (2003 г., оригинал опубликован в 1908 г.). Введение в социальную психологию. Минеола, Нью-Йорк: Дувр.

    Месуди, А. (2009) Как теория культурной эволюции может влиять на социальную психологию, и наоборот. Психологический обзор, 116, 929–952.

    Милграм, С. (1974). Подчинение авторитету: экспериментальный взгляд . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Харпер и Роу.

    Парк, Дж. Х., Шаллер, М., и Ван Вугт, М. (2008). Психология распознавания человеческого родства: эвристические подсказки, ошибочные выводы и их последствия. Обзор общей психологии, 12 (3), 215–235.

    Исследовательский центр Pew. (2006, 13 февраля). Мы уже счастливы? Получено с http://pewresearch.org/pubs/301/are-we-happy-yet

    .

    Пинкер, С. (2002). Чистый лист: современное отрицание человеческой природы . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Penguin Putnam.

    Росс, Э. А. (1974; оригинал опубликован в 1908 году). Социальная психология . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Арно Пресс.

    Себастьян, К., Видинг, Э., Уильямс, К. Д., и Блейкмор, С.-Дж. (2010). Социальное развитие мозга и аффективные последствия остракизма в подростковом возрасте. Мозг и познание, 72 (1), 134–145.

    Шериф М. (1936). Психология социальных норм . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Харпер и Роу.

    Skärsäter, I., Langius, A., Agren, H., Häggström, L., & Dencker, K. (2005). Чувство согласованности и социальной поддержки в отношении выздоровления у пациентов с первым эпизодом большой депрессии: годичное проспективное исследование. Международный журнал сестринского ухода за психическим здоровьем , 14 (4), 258–264. DOI: 10.1111 / j.1440-0979.2005.00390

    Статистическое управление Канады. (2011). Этническое разнообразие и иммиграция. Получено с http://www.statcan.gc.ca/pub/11-402-x/2011000/chap/imm/imm-eng.htm

    Стауб, Э., Перлман, Л. А., и Билали, Р. (2010). Понимание корней и последствий насилия и психологического восстановления как путей к примирению после массового насилия и неразрешимого конфликта: приложения для национальных лидеров, журналистов, общественные группы, общественное образование через радио и детей.В Г. Саломон и Э. Кэрнс (ред.), Справочник по воспитанию в духе мира . Нью-Йорк: Психология Пресс.

    Stroebe, W., & Stroebe, M. (1996). Социальная психология социальной поддержки. В Э. Т. Хиггинс и А. В. Круглански (ред.), Социальная психология: Справочник основных принципов (стр. 597–621). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

    Триплетт, Н. (1898). Динамогенные факторы стимуляции ритма и конкуренции. Американский журнал психологии, 9 (4), 507–533.

    Туриэль Э. (1983). Развитие социальных знаний: мораль и условности . Кембридж, Англия: Издательство Кембриджского университета.

    Учида, Ю., Норасаккункит, В., и Китайма, С. (2004). Культурные конструкции счастья: теория и эмпирические данные. Журнал исследований счастья, 5 (3), 223–239.

    Уильямс, К. Д., Чунг, К. К. Т., и Чой, В. (2000). Киберостракизм: последствия игнорирования в Интернете. Журнал личности и социальной психологии, 79 (5), 748–762.Уоркман, Л., и Ридер, В. (2008). Эволюционная психология: Введение (2-е изд.). . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Социальная психология: определение, история, методы, приложения

    Что такое социальная психология?

    Социальная психология — это научное исследование того, как на мысли, чувства и поведение людей влияет фактическое, воображаемое или подразумеваемое присутствие других (Allport 1998). По этому определению научный относится к эмпирическому методу исследования.Термины мысли, чувства и поведение включают в себя все психологические переменные, которые можно измерить у человека. Утверждение о том, что другие могут быть воображаемыми или подразумеваемыми, предполагает, что мы склонны к социальному влиянию, даже когда другие люди отсутствуют, например, когда мы смотрим телевизор или следуем внутренним культурным нормам.

    Социальная психология — это эмпирическая наука, которая пытается ответить на различные вопросы о человеческом поведении, проверяя гипотезы как в лаборатории, так и в полевых условиях.Такой подход к области фокусируется на отдельном человеке и пытается объяснить, как другие люди влияют на мысли, чувства и поведение людей.

    Относительно недавняя область, социальная психология, тем не менее, оказала значительное влияние не только на академические миры психологии, социологии и социальных наук в целом, но также повлияла на общественное понимание и ожидания человеческого социального поведения. Изучая, как люди ведут себя в условиях экстремального социального влияния или его отсутствия, были достигнуты большие успехи в понимании человеческой природы.Люди по своей сути являются социальными существами, и поэтому социальное взаимодействие жизненно важно для здоровья каждого человека. Благодаря изучению факторов, влияющих на социальную жизнь и того, как социальные взаимодействия влияют на индивидуальное психологическое развитие и психическое здоровье, появляется более глубокое понимание того, как человечество в целом может жить вместе в гармонии.

    Подробнее о теориях социальной психологии.

    Связи между социальной психологией и социологией

    Социальная психология — это раздел психологии, изучающий когнитивные, аффективные и поведенческие процессы людей под влиянием их членства в группах и взаимодействий, а также других факторов, влияющих на социальную жизнь, таких как социальный статус, роль и социальный класс.Социальная психология изучает влияние социальных контактов на развитие отношений, стереотипов, дискриминации, групповую динамику, конформность, социальное познание и влияние, самооценку, убеждение, межличностное восприятие и влечение, когнитивный диссонанс и человеческие отношения.

    Значительное количество социальных психологов являются социологами. Их работа в большей степени сосредоточена на поведении группы и, таким образом, исследует такие явления, как взаимодействия и социальные обмены на микроуровне, а также групповую динамику и психологию толпы на макроуровне.Социологов интересует личность, но прежде всего в контексте социальных структур и процессов, таких как социальные роли, раса и класс, а также социализация. Они склонны использовать как качественные, так и количественные модели исследования. Социологов в этой области интересуют различные демографические, социальные и культурные явления. Некоторые из их основных областей исследований — социальное неравенство, групповая динамика, социальные изменения, социализация, социальная идентичность и символический интеракционизм.

    Социальная психология объединяет интересы психологии (с ее акцентом на личности) с социологией (с ее акцентом на социальных структурах).Большинство социальных психологов проходят подготовку по дисциплинам психологии. Психологически ориентированные исследователи уделяют большое внимание непосредственной социальной ситуации и взаимодействию между человеком и переменными ситуации. Их исследования имеют тенденцию быть в высшей степени эмпирическими и часто сосредоточены на лабораторных экспериментах. Психологов, изучающих социальную психологию, интересуют такие темы, как отношения, социальное познание, когнитивный диссонанс, социальное влияние и межличностное поведение. Два влиятельных журнала для публикации исследований в этой области — это The Journal of Personality and Social Psychology и The Journal of Experimental Social Psychology.Узнайте больше о социологической социальной психологии.

    История социальной психологии

    Дисциплина социальной психологии зародилась в Соединенных Штатах на заре двадцатого века. Первым опубликованным исследованием в этой области был эксперимент Нормана Триплетта (1898) по феномену социальной помощи. В 1930-е годы многие гештальт-психологи, особенно Курт Левин, бежали в Соединенные Штаты из нацистской Германии. Они сыграли важную роль в развитии этой области как чего-то отдельного от поведенческих и психоаналитических школ, которые доминировали в то время, и социальная психология всегда сохраняла наследие их интересов в восприятии и познании.Отношения и различные явления в малых группах были наиболее часто изучаемыми темами в ту эпоху.

    Во время Второй мировой войны социальные психологи изучали убеждение и пропаганду для американских военных. После войны исследователи заинтересовались множеством социальных проблем, включая гендерные вопросы и расовые предрассудки. В 1960-х годах рос интерес к множеству новых тем, таких как когнитивный диссонанс, вмешательство сторонних наблюдателей и агрессия. Однако к 1970-м годам социальная психология в Америке достигла кризиса.Были горячие дебаты по поводу этики лабораторных экспериментов, действительно ли отношения предсказывают поведение и насколько наука может быть сделана в культурном контексте (Gergen 1973). Это было также время, когда радикальный ситуационистский подход поставил под сомнение актуальность личности и личности в психологии.

    В первые годы после Второй мировой войны психологи и социологи часто сотрудничали друг с другом (Sewell 1989). Однако в последние годы эти две дисциплины становятся все более специализированными и изолированными друг от друга, и социологи уделяют гораздо больше внимания макропеременным (например, социальной структуре).Тем не менее, социологические подходы к социальной психологии остаются важным аналогом психологических исследований в этой области.

    Социальная психология достигла зрелости как в теории, так и в методах в 1980-х и 1990-х годах. В настоящее время исследования регулируются строгими этическими стандартами, и появился больший плюрализм и мультикультурные перспективы. Современные исследователи интересуются множеством явлений, но атрибуция, социальное познание и самооценка — это, пожалуй, наибольшие области роста.Социальные психологи также сохранили свои прикладные интересы, внося вклад в психологию здоровья и окружающей среды, а также психологию правовой системы.

    Социальная психология — это исследование того, как социальные условия влияют на людей. Ученые в этой области, как правило, либо психологи, либо социологи, хотя все социальные психологи используют как индивидуум, так и группу в качестве единиц анализа. Несмотря на схожесть, дисциплины имеют тенденцию различаться по своим целям, подходам, методам и терминологии.Они также предпочитают отдельные академические журналы и профессиональные общества.

    Подробнее об истории социальной психологии.

    Социально-психологические эксперименты

    В своей простейшей форме экспериментирование — это метод определения наличия или отсутствия причинной связи между двумя переменными путем систематического манипулирования одной переменной (называемой независимой переменной) и оценки ее влияния на другую переменную (называемую зависимой переменной).

    Некоторые ученые подвергли сомнению полезность экспериментов, отметив, что эксперименты, которые разрабатывают исследователи, иногда не похожи на обстоятельства, с которыми люди сталкиваются в своей повседневной жизни.Однако экспериментирование — единственный метод исследования, который позволяет окончательно установить наличие причинно-следственной связи между двумя или более переменными.

    Подробнее об экспериментах по социальной психологии.

    Методы исследования социальной психологии

    Социальные психологи обычно объясняют человеческое поведение как результат взаимодействия психических состояний и непосредственных социальных ситуаций. В работе Курта Левина (1951) эвристическое поведение можно рассматривать как функцию человека и окружающей среды, B = f (P, E).Экспериментальные методы предполагают, что исследователь изменяет переменную в окружающей среде и измеряет влияние на другую переменную. Примером может служить разрешение двум группам детей играть в жестокие или ненасильственные видеоигры, а затем наблюдение за их последующим уровнем агрессии в период свободной игры. Допустимый эксперимент контролируется и использует случайное назначение.

    Ко-реляционные методы исследуют статистическую связь между двумя естественными переменными. Например, можно сопоставить количество жестоких телепередач, которые дети смотрят дома, с количеством инцидентов с насилием, в которых участвуют дети в школе.Обратите внимание, что это исследование не доказывает, что телевидение с насилием вызывает агрессию у детей. Вполне возможно, что агрессивные дети предпочтут смотреть телепрограммы с более жестоким содержанием.

    Методы наблюдения являются чисто описательными и включают натуралистическое наблюдение, искусственное наблюдение, включенное наблюдение и архивный анализ. Они менее распространены в социальной психологии, но иногда используются при первом исследовании явления. Примером может быть ненавязчивое наблюдение за детьми на детской площадке (возможно, с видеокамерой) и запись количества и типов отображаемых агрессивных действий.

    По возможности социальные психологи полагаются на контролируемые эксперименты. Контролируемые эксперименты требуют манипулирования одной или несколькими независимыми переменными, чтобы изучить влияние на зависимую переменную. Эксперименты полезны в социальной психологии, потому что они обладают высокой внутренней достоверностью, что означает, что они свободны от влияния искажающих или посторонних переменных, и поэтому с большей вероятностью будут точно указывать на причинную связь. Однако небольшие выборки, используемые в контролируемых экспериментах, обычно имеют низкую внешнюю достоверность или степень, в которой результаты могут быть обобщены для большей совокупности.Обычно существует компромисс между экспериментальным контролем (внутренняя валидность) и возможностью обобщения для популяции (внешняя валидность).

    Поскольку обычно невозможно проверить всех, исследования, как правило, проводятся на выборке людей из более широких слоев населения. Социальные психологи часто прибегают к опросам, когда они заинтересованы в результатах с высокой внешней достоверностью. В обследованиях используются различные формы случайной выборки для получения выборки респондентов, которые являются репрезентативными для населения.Этот тип исследования обычно носит описательный или корреляционный характер, поскольку экспериментальный контроль над переменными отсутствует. Однако новые статистические методы, такие как моделирование структурным уравнением, используются для проверки потенциальных причинно-следственных связей в этом типе данных.

    Независимо от того, какой метод используется, важно оценить исследовательскую гипотезу в свете результатов, подтверждающих или опровергающих исходный прогноз. Социальные психологи используют статистику и вероятностное тестирование, чтобы судить о своих результатах, которые определяют значительный результат как менее 5% вероятный случайный результат.Репликации важны для гарантии того, что результат действителен, а не из-за случайности или какой-либо особенности конкретного образца.

    Подробнее о методах исследования социальной психологии.

    Этика социальной психологии

    Цель социальной психологии — понять познание и поведение в том виде, в каком они естественным образом возникают в социальном контексте, но сам акт наблюдения за людьми может влиять на их поведение и изменять их. По этой причине многие эксперименты по социальной психологии используют обман, чтобы скрыть или исказить определенные аспекты исследования.Обман может включать в себя ложные прикрытия, ложных участников (известных как сообщники или марионетки), ложные отзывы, предоставленные участникам, и так далее.

    Некоторые психологи оспаривают практику обмана, утверждая, что обман при любых обстоятельствах неэтичен и что вместо этого следует использовать другие исследовательские стратегии (например, ролевые игры). К сожалению, исследования показали, что ролевые исследования не дают тех же результатов, что и исследования обмана, и это ставит под сомнение их достоверность.Помимо обмана, экспериментаторы иногда ставили людей в потенциально неудобные или неловкие ситуации (например, эксперименты Милгрэма «Повиновение властям», эксперимент Зимбардо в Стэнфордской тюрьме), и это также подвергалось критике по этическим причинам.

    Чтобы защитить права и благополучие участников исследования и в то же время обнаружить значимые результаты и понимание человеческого поведения, практически все исследования в области социальной психологии должны проходить этическую экспертизу.В большинстве колледжей и университетов это проводится комитетом по этике или наблюдательным советом учреждения. Эта группа изучает предлагаемое исследование, чтобы убедиться, что участникам не причинено никакого вреда и что преимущества исследования перевешивают любые возможные риски или неудобства для людей, принимающих участие в исследовании.

    Кроме того, процесс информированного согласия часто используется, чтобы убедиться, что добровольцы знают, что будет происходить в эксперименте, и понимают, что им разрешено выйти из эксперимента в любое время.Разбор полетов обычно проводится по завершении эксперимента, чтобы выявить любые использованные обманы и, как правило, убедиться, что участники не пострадали от процедур. Сегодня большинство исследований в области социальной психологии сопряжено с не большим риском причинения вреда, чем можно ожидать от обычного психологического тестирования или обычной повседневной деятельности.

    Ссылки по социальной психологии:

    1. Adler, L. L., & Gielen, U. P. (ред.). (2001). Межкультурные темы в психологии (2-е изд.). Вестпорт: Прегер.
    2. Олпорт, Г. У. (1998). Исторические основы социальной психологии. В Г. Линдзи и Э. Аронсон (ред.), Справочник по социальной психологии. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.
    3. Амбади, Н., и Розенталь, Р. (1992). Тонкие срезы выразительного поведения как предикторы межличностных последствий: метаанализ. Психологический бюллетень, 111, 256–274.
    4. Аш, С. Э. (1955). Мнения и социальное давление. Scientific American, 193, 31–35.
    5. Бандура, А., Росс Д. и Росс С. А. (1961). Передача агрессии через имитацию агрессивных моделей. Журнал аномальной и социальной психологии, 63, 575–582.
    6. Батсон, К. Д. (1998). Альтруизм и просоциальное поведение. В Д. Т. Гилберте, С. Т. Фиске и Г. Линдзи (ред.), Справочник по социальной психологии. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
    7. Бем, Д. (1970). Убеждения, отношения и человеческие дела. Бельмонт: Брукс / Коул.
    8. Боркенау П. и Либлер А. (1992).Выводы о чертах характера: источники достоверности при нулевом знакомстве. Журнал личности и социальной психологии, 62, 645–647.
    9. Чалдини, Р. Б. (2000). Влияние: наука и практика. Бостон: Аллин и Бэкон.
    10. Коррелл Дж., Парк Б., Джадд К. М. и Виттенбринк Б. (2002). Дилемма полицейского: использование этнической принадлежности для устранения неоднозначности потенциально угрожающих лиц. Журнал личности и социальной психологии, 83, 1314–1329.
    11. Кот, Дж. Э. и Левин, К. Г.(2002). Формирование идентичности, деятельность и культура. Махвах: Лоуренс Эрлбаум.
    12. Кронбах, Л. Дж. (1955). Процессы, влияющие на оценки «понимания других» и «предполагаемого сходства». Психологический бюллетень, 52, 177–193.
    13. Фестингер, Л. (1957). Теория когнитивного диссонанса. Стэнфорд: Издательство Стэнфордского университета.
    14. Фестингер, Л., и Карлсмит, Дж. М. (1959). Когнитивные последствия принудительного подчинения. Журнал аномальной и социальной психологии, 58, 203–211.
    15. Фундер, Д.С. (1995). О точности суждения личности: реалистичный подход. Психологическое обозрение, 102, 652–670.
    16. Герген, К. Дж. (1973). Социальная психология как история. Журнал личности и социальной психологии, 26, 309–320.
    17. Гилен, У. П., и Адлер, Л. Л. (ред.). (1992). Психология в международной перспективе: 50 лет Международному совету психологов. Лиссе, Нидерланды: Swets & Zeitlinger.
    18. Гладуэлл, М. (2005). Блинк: сила мыслить, не думая.Бостон: Маленький, Браун.
    19. Guzewicz, T. D., & Takooshian, H. (1992). Разработка сокращенной шкалы отношения населения к бездомности. Журнал социальных бедствий и бездомных, 1 (1), 67–79.
    20. Хейни, К., Бэнкс, В. К., и Зимбардо, П. Г. (1973). Межличностная динамика в симулированной тюрьме. Международный журнал криминологии и пенологии, 1, 69–97.
    21. Янис, И. Л. (1972). Жертвы группового мышления. Бостон: Хоутон Миффлин.
    22. Келли, К. П., И Вичинштейн, С. Д. С. (2007). Введение в теорию DIRP: Распутывание моделей межвидового воспроизводства. Представлено на ежегодной конференции ISAA.
    23. Кенни, Д. А. (1994). Межличностное восприятие: анализ социальных отношений. Нью-Йорк: Гилфорд.
    24. Latane, B. (1981). Психология социального воздействия. Американский психолог, 36, 343–356.
    25. Левин, К. (1951). Теория поля в социальных науках: Избранные теоретические работы. Нью-Йорк: Харпер и Роу.
    26. Месуди, А. (2007). Использование методов экспериментальной социальной психологии для изучения культурной эволюции. Журнал социальной, эволюционной и культурной психологии, 1 (2), 35–58.
    27. Milgram, S. ([1975] 2004). Подчинение авторитету. Нью-Йорк: Harper & Bros.
    28. Перлофф Р. М. (2007). Динамика убеждения. Махвах: Лоуренс Эрлбаум.
    29. Рибер Р.В., Такушиан Х. и Иглесиас Х. (2002). Случай Сибиллы в преподавании психологии. Журнал социальных бедствий и бездомных, 11 (4), 355–360.
    30. Шаллер М., Симпсон Дж. А. и Кенрик Д. Т. (2006). Эволюция и социальная психология (рубежи социальной психологии). Нью-Йорк: Психология Пресс.
    31. Сьюэлл, У. Х. (1989). Некоторые размышления о золотом веке междисциплинарной социальной психологии. Ежегодный обзор социологии, 15, 1–17.
    32. Шериф, М. (1954). Эксперименты в групповом конфликте. Scientific American, 195, 54–58.
    33. Штернберг, Р. Дж. (1986). Треугольная теория любви. Психологическое обозрение, 93, 119–135.
    34. Tajfel, H., & Turner, J. C. (1986). Теория социальной идентичности межгруппового поведения. В С. Уорчел и В. Г. Остин (ред.), Психология межгрупповых отношений. Чикаго: Нельсон-Холл.
    35. Такушиан, Х. (2000). Как Стэнли Милгрэм учил о послушании и социальном влиянии. В Т. Бласс (Ред.), Подчинение авторитету (стр. 9–24). Махвах: Лоуренс Эрлбаум.
    36. Такушиан, Х. (2005a). Обзор 100-летней международной работы в области разведки. PsycCRITIQUES, 50 (12).
    37. Такушиан, Х. (Ред.). (2005b). Социальная психология городской жизни [Спецвыпуск]. Журнал социальных бедствий и бездомных, 14 (1, 2), 1–77.
    38. Такушиан, Х., и Верди, В. М. (1995). Оценка отношения к терроризму. В Л. Л. Адлер и Ф. Л. Дания (ред.), Насилие и предотвращение насилия. Вестпорт: Прегер.
    39. Такушиан, Х., Мринал, Н., и Мринал, У. (2001). Методы исследования для исследований в поле. В Л. Л. Адлере и У. П. Гилене (ред.), Межкультурные темы в психологии (2-е изд.). Вестпорт: Прегер.
    40. Триплетт, Н. (1898). Динамогенные факторы стимуляции ритма и конкуренции. Американский журнал психологии, 9, 507–533.
    41. Вазье, С., и Гослинг, С. Д. (2004). Электронное восприятие: личные впечатления на основе личных веб-сайтов. Журнал личности и социальной психологии, 87, 123–132.
    42. Уотсон Д. (1989). Оценки незнакомцами пяти сильных личностных факторов: свидетельство удивительного совпадения с самооценкой.Журнал личности и социальной психологии, 57, 120–128.

    Социальная психология и влияние на поведение

    Что вы научитесь делать: распознавать аспекты социальной психологии, включая фундаментальную ошибку атрибуции, предубеждения, социальные роли и социальные нормы, в вашей повседневной жизни

    Социальная психология — это исследование того, как люди влияют на мысли, чувства и поведение друг друга. В этом разделе вы узнаете, насколько обманчивым может быть наше отношение к другим и наше восприятие себя.Вы изучите ситуативные силы, которые оказывают сильное влияние на поведение человека, включая социальные роли, социальные нормы и сценарии. Вы узнаете, как люди используют социальную среду в качестве источника информации или подсказок о том, как себя вести. Ситуационные влияния на наше поведение имеют важные последствия, например, поможем ли мы незнакомцу в чрезвычайной ситуации или как мы будем вести себя в незнакомой обстановке.

    Цели обучения

    • Опишите ситуационное и диспозиционное влияние на поведение
    • Приведите примеры фундаментальной ошибки атрибуции и других распространенных предубеждений, включая предвзятость субъект-наблюдатель и предвзятость корысти.
    • Объясните феномен справедливого мира

    Социальная психология исследует, как люди влияют друг на друга, и рассматривает силу ситуации.Социальные психологи утверждают, что на мысли, чувства и поведение человека очень сильно влияют социальные ситуации. По сути, люди изменят свое поведение, чтобы соответствовать текущей социальной ситуации. Если мы находимся в новой ситуации или не знаем, как себя вести, мы будем принимать сигналы от других людей.

    Область социальной психологии изучает темы как на внутриличностном, так и на межличностном уровне. Внутриличностные тем (относящихся к отдельному человеку) включают эмоции и отношения, личность и социальное познание (способы, которыми мы думаем о себе и других). Межличностные тем (те, которые относятся к диадам и группам) включают вспомогательное поведение (рис. 1), агрессию, предубеждения и дискриминацию, влечение и близкие отношения, а также групповые процессы и межгрупповые отношения.

    Рисунок 1 . Социальная психология занимается всеми видами взаимодействия между людьми, охватывающими широкий диапазон способов взаимодействия: от моментов конфронтации до моментов совместной работы и помощи другим, как показано здесь. (кредит: сержант.Дерек Пирсон, армия США)

    Социальные психологи сосредотачиваются на том, как люди конструируют или интерпретируют ситуации и как эти интерпретации влияют на их мысли, чувства и поведение (Ross & Nisbett, 1991). Таким образом, социальная психология изучает людей в социальном контексте и то, как ситуативные переменные взаимодействуют, чтобы влиять на поведение. В этом модуле мы обсуждаем внутриличностные процессы самопрезентации, когнитивного диссонанса и изменения отношения, а также межличностные процессы конформности и послушания, агрессии и альтруизма и, наконец, любви и влечения.

    Ситуационные и диспозиционные влияния на поведение

    Поведение является продуктом как ситуации (например, культурных влияний, социальных ролей и присутствия посторонних), так и самого человека (например, характеристик личности). Подполя психологии имеют тенденцию сосредотачиваться на одном влиянии или поведении над другими. Ситуационизм — это точка зрения, согласно которой наше поведение и действия определяются нашим непосредственным окружением и окружением. Напротив, диспозиционизм утверждает, что наше поведение определяется внутренними факторами (Heider, 1958).Внутренний фактор является атрибутом человека и включает в себя черты характера и темперамент. Социальные психологи склонны придерживаться ситуационистской точки зрения, тогда как личностные психологи придерживаются диспозиционистской точки зрения. Однако современные подходы к социальной психологии учитывают как ситуацию, так и человека при изучении человеческого поведения (Fiske, Gilbert, & Lindzey, 2010). Фактически, область психологии социальной личности возникла для изучения сложного взаимодействия внутренних и ситуационных факторов, влияющих на поведение человека (Mischel, 1977; Richard, Bond, & Stokes-Zoota, 2003).

    Основная ошибка атрибуции

    В Соединенных Штатах преобладающая культура склонна отдавать предпочтение диспозиционному подходу к объяснению человеческого поведения. Как вы думаете, почему это так? Мы склонны думать, что люди сами контролируют свое поведение, и, следовательно, любое изменение поведения должно быть связано с чем-то внутренним, например, с их личностью, привычками или темпераментом. По мнению некоторых социальных психологов, люди склонны переоценивать внутренние факторы в качестве объяснения или атрибуции поведения других людей.Они склонны полагать, что поведение другого человека является чертой этого человека, и недооценивать влияние ситуации на поведение других. Они, как правило, не могут распознать, когда поведение другого человека обусловлено ситуативными переменными и, следовательно, состоянием человека . Это ошибочное предположение называется фундаментальной ошибкой атрибуции (Ross, 1977; Riggio & Garcia, 2009). Чтобы лучше понять, представьте себе такой сценарий: Грег возвращается с работы домой, и, открыв входную дверь, его жена радостно приветствует его и спрашивает, как прошел день.Вместо того, чтобы поприветствовать жену, Грег кричит на нее: «Оставь меня в покое!» Почему Грег кричал на жену? Как кто-то, совершивший фундаментальную ошибку атрибуции, объяснил бы поведение Грега? Чаще всего говорят, что Грег злой, злой или недружелюбный человек (его черты характера). Это внутреннее или диспозиционное объяснение. Однако представьте, что Грега просто уволили с работы из-за сокращения штата компании. Изменится ли ваше объяснение поведения Грега? Ваше измененное объяснение может заключаться в том, что Грег был расстроен и разочарован потерей работы; следовательно, он был в плохом настроении (его состоянии).Теперь это внешнее или ситуативное объяснение поведения Грега.

    Фундаментальная ошибка атрибуции настолько сильна, что люди часто не замечают очевидных ситуационных влияний на поведение. Классический пример был продемонстрирован в серии экспериментов, известных как исследование quizmaster (Ross, Amabile, & Steinmetz, 1977). Студенты-участники были случайным образом назначены на роль задающего вопросы (ведущего) или участника викторины. Участники опроса разработали сложные вопросы, на которые они знали ответы, и представили эти вопросы участникам.Правильно на вопросы конкурсанты ответили только 4 раза из 10 (рис. 2). После задания респондентов и участников попросили оценить свои общие знания по сравнению со средним учеником. Опрашивающие не оценивали свои общие знания выше, чем участники, но участники оценивали интеллект опрашивающих выше, чем свой собственный. Во втором исследовании наблюдатели за взаимодействием также оценили спрашивающего как обладающего более общими знаниями, чем участник конкурса. Очевидное влияние на производительность оказывает ситуация.Те, кто задавал вопросы, писали вопросы, поэтому, конечно, у них было преимущество. И участники, и наблюдатели сделали внутреннюю атрибуцию выступления. Они пришли к выводу, что вопрошающие должны быть умнее участников.

    Рисунок 2 . В ходе опроса для мастеров люди, как правило, игнорировали влияние ситуации и ошибочно приходили к выводу, что знания человека, задающего вопрос, превышают их собственные. (кредит: Стив Юрветсон)

    Как показано в приведенном выше примере, фундаментальная ошибка атрибуции считается мощным фактором, влияющим на то, как мы объясняем поведение других.Однако следует отметить, что некоторые исследователи предположили, что фундаментальная ошибка атрибуции может быть не такой серьезной, как ее часто изображают. Фактически, недавний обзор более 173 опубликованных исследований показывает, что несколько факторов (например, высокий уровень идиосинкразии персонажа и насколько хорошо объясняются гипотетические события) играют роль в определении того, насколько важна фундаментальная ошибка атрибуции (Malle, 2006 г.).

    Является ли фундаментальная ошибка атрибуции универсальным явлением?

    Вы можете вспомнить примеры фундаментальной ошибки атрибуции в вашей жизни.Совершают ли люди во всех культурах фундаментальную ошибку атрибуции? Исследования показывают, что это не так. Люди из индивидуалистической культуры , то есть культуры, ориентированной на индивидуальные достижения и автономию, имеют наибольшую тенденцию к совершению фундаментальной ошибки атрибуции. Индивидуалистические культуры, которые, как правило, встречаются в западных странах, таких как США, Канада и Великобритания, способствуют сосредоточению внимания на личности. Таким образом, склонность человека считается основным объяснением его поведения.Напротив, люди из коллективистской культуры, то есть культуры, которая фокусируется на общественных отношениях с другими, такими как семья, друзья и сообщество (рисунок 3), с меньшей вероятностью совершат фундаментальную ошибку атрибуции (Markus & Kitayama, 1991 ; Triandis, 2001).

    Рисунок 3 . Люди из коллективистских культур, таких как некоторые азиатские культуры, более склонны делать упор на взаимоотношениях с другими, чем сосредотачиваться в первую очередь на личности. Такие действия, как (а) приготовление еды, (б) времяпрепровождение и (в) игра, вовлекают людей в группу.(кредит a: модификация работы Ариана Цвегерса; кредит b: модификация работы conbon33 / Flickr; кредит c: модификация работы Ани Дисселдорп)

    Как вы думаете, почему это так? Коллективистские культуры, которые, как правило, встречаются в странах Восточной Азии, Латинской Америки и Африки, сосредоточены на группе больше, чем на личности (Nisbett, Peng, Choi, & Norenzayan, 2001). Этот акцент на других обеспечивает более широкую перспективу, учитывающую как ситуативные, так и культурные влияния на поведение; таким образом, более вероятным становится более детальное объяснение причин поведения других людей.Таблица 1 суммирует сравнение индивидуалистической и коллективистской культур.

    Таблица 1. Характеристики индивидуалистических и коллективистских культур
    Индивидуалистическая культура Коллективистская культура
    Ориентация на достижения Ориентация на отношения
    Акцент на автономии Сосредоточьтесь на групповой автономии
    Диспозиционная перспектива Ситуационная перспектива
    Независимый Взаимозависимый
    Аналитический стиль мышления Целостный стиль мышления

    Предвзятость актера-наблюдателя

    Возвращаясь к нашему предыдущему примеру, Грег знал, что потерял работу, но наблюдатель этого не знал.Таким образом, наивный наблюдатель склонен приписывать враждебное поведение Грега его характеру, а не истинной ситуативной причине. Как вы думаете, почему мы недооцениваем влияние ситуации на поведение других? Одна из причин заключается в том, что у нас часто нет всей информации, необходимой для ситуативного объяснения поведения другого человека. Единственная информация, которую мы можем иметь, — это то, что мы наблюдаем. Из-за этого недостатка информации мы склонны предполагать, что поведение обусловлено диспозиционным или внутренним фактором.Однако когда дело доходит до объяснения собственного поведения, нам доступно гораздо больше информации. Если бы вы пришли домой из школы или с работы в гневе и накричали на свою собаку или любимого человека, как бы вы объяснили это? Вы могли бы сказать, что очень устали или плохо себя чувствуете и нуждаетесь в тишине — ситуационное объяснение. Предвзятость актер-наблюдатель — это феномен, приписывающий поведение других людей внутренним факторам (фундаментальная ошибка атрибуции), приписывая наше собственное поведение ситуативным силам (Jones & Nisbett, 1971; Nisbett, Caputo, Legant, & Marecek, 1973 ; Choi & Nisbett, 1998).Как субъекты поведения, мы располагаем дополнительной информацией, чтобы объяснить собственное поведение. Однако, как наблюдатели, у нас меньше информации; поэтому мы склонны по умолчанию придерживаться диспозиционистской точки зрения.

    В одном исследовании, посвященном предвзятости актера и наблюдателя, изучались причины, по которым участники мужского пола объясняли, почему им нравится их девушка (Nisbett et al., 1973). На вопрос, почему участникам понравилась их собственная девушка, участники сосредоточились на внутренних, диспозиционных качествах своих подруг (например, на ее приятном характере).Объяснения участников редко включали внутренние причины, такие как особенности характера (например, «Мне нужно общение»). Напротив, размышляя о том, почему другу-мужчине нравится его девушка, участники с одинаковой вероятностью давали диспозиционные и внешние объяснения. Это подтверждает идею о том, что акторы, как правило, предоставляют мало внутренних объяснений, но много ситуативных объяснений своего поведения. Напротив, наблюдатели склонны давать более диспозиционные объяснения поведению друга (рис. 4).

    Рисунок 4 . Предвзятость между актером и наблюдателем очевидна, когда испытуемые объясняют свои собственные причины симпатии к девушке, а не свои впечатления о причинах симпатии к девушке у других.

    Самостоятельное смещение

    В результате корыстная предвзятость — это те атрибуции, которые позволяют нам видеть себя в благоприятном свете (например, внутреннее приписывание успеха и внешнее приписывание неудач). Когда вы хорошо справляетесь с заданием, например, сдаете экзамен, в ваших интересах сделать диспозиционную атрибуцию своего поведения («Я умен»), а не ситуативной («Экзамен прошел легко», ).Склонность индивида к признанию положительных результатов диспозиционным или внутренним приписыванием, а к отрицательным результатам — ситуативным или внешним, известна как корыстная предвзятость (или эгоистичная атрибуция) (Miller & Ross, 1975). Это предубеждение служит для защиты самооценки. Вы можете себе представить, что, если бы люди всегда приписывали свое поведение ситуативным характеристикам, они никогда не смогли бы доверять своим достижениям и чувствовать себя хорошо.

    Мы можем понять корыстную предвзятость, более глубоко копаясь в атрибуции , убеждении о причине результата.Одна модель атрибуции предлагает три основных измерения: локус контроля (внутренний или внешний), стабильность (стабильный или нестабильный) и управляемость (контролируемый или неконтролируемый). В этом контексте под стабильностью понимается степень изменчивости обстоятельств, приводящих к определенному результату. Обстоятельства считаются стабильными, если маловероятно, что они изменятся. Под управляемостью понимается степень, в которой можно контролировать обстоятельства, связанные с данным результатом.Очевидно, что те вещи, которые мы можем контролировать, будут обозначены как контролируемые (Weiner, 1979).

    Рассмотрим на примере, как мы объясняем победы нашей любимой спортивной команды. Исследования показывают, что мы делаем внутреннюю, стабильную и контролируемую атрибуцию победы нашей команды (рис. 5) (Grove, Hanrahan, & McInman, 1991). Например, мы можем сказать себе, что наша команда талантлива (внутренняя), постоянно много работает (стабильно) и использует эффективные стратегии (контролируемые). Напротив, мы с большей вероятностью сделаем внешнюю, нестабильную и неконтролируемую атрибуцию, когда проиграет наша любимая команда.Например, мы можем сказать себе, что у другой команды есть более опытные игроки или что судьи были несправедливы (внешние), другая команда играла дома (нестабильно), а холодная погода повлияла на игру нашей команды (неконтролируемая).

    Рисунок 5 . Мы склонны считать, что наша команда побеждает, потому что она лучше, но проигрывает по причинам, которые она не может контролировать (Roesch & Amirkham, 1997). (кредит: «TheAHL» / Flickr)

    Гипотеза справедливого мира

    Одним из следствий склонности жителей Запада давать диспозиционные объяснения своему поведению является обвинение жертвы (Jost & Major, 2001).Когда людям не повезло, другие склонны считать, что они так или иначе несут ответственность за свою судьбу. Общая идеология или мировоззрение в Соединенных Штатах — это гипотеза справедливого мира. Гипотеза справедливого мира — это вера в то, что люди получают те результаты, которых они заслуживают (Lerner & Miller, 1978). Чтобы поддерживать веру в то, что мир является справедливым местом, люди склонны думать, что у хороших людей есть положительные результаты, а у плохих — отрицательные (Jost, Banaji, & Nosek, 2004; Jost & Major, 2001).Способность думать о мире как о справедливом месте, где люди получают то, что они заслуживают, позволяет нам чувствовать, что мир предсказуем и что у нас есть некоторый контроль над результатами нашей жизни (Jost et al., 2004; Jost & Major, 2001). Например, если вы хотите добиться положительных результатов, вам просто нужно много работать, чтобы добиться успеха в жизни.

    Рисунок 6 . Люди, придерживающиеся взглядов на справедливый мир, склонны винить бедняков в своих обстоятельствах, игнорируя ситуативные и культурные причины бедности.(кредит: Адриан Майлз)

    Можете ли вы представить себе отрицательные последствия гипотезы справедливого мира? Одно из негативных последствий — это склонность людей обвинять бедных людей в их тяжелом положении. Какие общие объяснения даются тому, почему люди живут в бедности? Слышали ли вы такие утверждения, как «Бедные ленивы и просто не хотят работать» или «Бедные люди просто хотят жить за счет правительства»? Какие это типы объяснений: диспозиционные или ситуативные? Эти диспозиционные объяснения являются яркими примерами фундаментальной ошибки атрибуции.Обвинение бедных в их бедности игнорирует влияющие на них ситуативные факторы, такие как высокий уровень безработицы, рецессия, плохие возможности для получения образования и семейный цикл бедности (Рисунок 6). Другое исследование показывает, что люди, придерживающиеся взглядов на справедливый мир, отрицательно относятся к безработным и людям, живущим со СПИДом (Sutton & Douglas, 2005). В Соединенных Штатах и ​​других странах жертвы сексуального насилия могут оказаться обвиненными в жестоком обращении. Группы по защите интересов жертв, такие как «Прекращение насилия в семье» (DOVE), посещают суд в поддержку жертв, чтобы гарантировать, что вина ложится на виновных в сексуальном насилии, а не на жертв.

    Смотреть это

    Посмотрите это видео на TED, чтобы применить некоторые из понятий, которые вы узнали об атрибуции и предвзятости.

    Подумай над

    • Приведите личный пример случая, когда на ваше поведение повлияла сила ситуации.
    • Подумайте о примере в средствах массовой информации спортивного деятеля — игрока или тренера, — который корыстно приписывает победу или поражение. Примеры могут включать обвинение судьи в неправильных ответах в случае проигрыша или указание на его собственный упорный труд и талант в случае победы.

    Глоссарий

    систематическая ошибка наблюдателя: феномен объяснения поведения других людей обусловлен внутренними факторами, а наше собственное поведение обусловлено ситуативными силами

    атрибуция: наше объяснение источника нашего собственного или чужого поведения и результатов

    коллективистская культура: культура, ориентированная на общественные отношения с другими людьми, такими как семья, друзья и сообщество

    диспозиционизм: описывает точку зрения, общую для психологов-личностей, которая утверждает, что наше поведение определяется внутренними факторами, такими как черты личности и темперамент.

    фундаментальная ошибка атрибуции: тенденция переоценивать внутренние факторы как атрибуты поведения и недооценивать силу ситуации

    индивидуалистическая культура: культура, ориентированная на индивидуальные достижения и автономию

    внутренний фактор: внутренний атрибут человека, такой как черты личности или темперамент

    Гипотеза справедливого мира: распространенная в США идеология, согласно которой люди получают результаты, которых они заслуживают

    корыстная предвзятость: склонность людей брать кредит, делая диспозиционные или внутренние приписывания положительных результатов и ситуативные или внешние приписывания отрицательных результатов

    ситуационизм: описывает перспективу, согласно которой поведение и действия определяются непосредственным окружением и окружением; мнение социальных психологов

    социальная психология: область психологии, изучающая, как люди влияют или влияют друг на друга, с особым вниманием к силе ситуации

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *