Внутренняя свобода человека: Психология свободы

Содержание

Психология свободы

Психология свободы

Психология свободы

Свобода – это не самоцель, а лишь возможность достичь определённой цели, например,  быть внутренне свободным человеком. Внутренняя свобода – это такое состояние человека, в котором он при любых обстоятельствах свободен выбирать  и достигать значимые для него цели. Именно внутренняя свобода – настоящая свобода. Такой человек  может быть свободным в любом обществе, государстве и даже в тюрьме. Свобода как юридическое право не делает человека  свободными,  если он  внутренне несвободен.  Внутреннюю свободу человека стесняют не другие люди, не государство, не традиции, а собственные  зависимости,  страсти и страхи.

Задание. Создайте психологический портрет свободного человека. Для этого среди текстов  в жёлтых рамках выбирайте те, которые, по-вашему, могут характеризовать внутренне свободного человека. Эти тексты перемещайте на рисунок статуи свободы. Остальные  переместите на «портрет без лица».

1. Человек непрерывно чувствует неуверенность в своей безопасности, обделённость вниманием, испытывает потребность в уважении и признании со стороны окружающих, живёт в  сознании, что ему чего-то недодали в жизни.

2. Человек не хозяин своей судьбы, часто испытывает стрессы и стремится выйти из этого состояния за счёт других людей, ситуаций, материальных средств.

3. Человек стремится к развитию, он чувствует постоянное напряжение, но не стремится избавиться от него, так как оно необходимо для них как средство достижения определённой цели.

4. Человек удовлетворил свои основные потребности в безопасности, сопричастности, любви, уважении. Теперь он руководствуется высшими потребностями, стремится реализовать свои таланты и способности, или исполнить свою миссию, своё призвание.

5. Человек принимает себя, других и окружающую действительность такими, какие они есть на самом деле. Это не означает, что он примирился окончательно с действительностью, но у него  отсутствуют иллюзии относительно её.

6. В отношении к действительности человек руководствуется не коллективными представлениями, а научными или здравым смыслом.

7. У человека отсутствует комплекс неполноценности, боязнь показаться смешным, нетактичным, невеждой. Он прост и доверяет  жизни.

8. У человека развита способность сосредоточиваться на проблеме, ему свойственно упрямство, упорство, общительность.

9. Человеку свойственно стремление к уединению, но он не боится одиночества. Оно ему даже необходимо для диалога с самим собой, что помогает его внутренней жизни.

10. Человек ощущает себя частью группы, семьи, общества в целом. Регуляторами его поведения являются мнения окружающих,  их взгляды,  их одобрение.

11. Человек испытывает чувство единства со всем родом человеческим, считая, что неповторимость и несхожесть людей есть основание для дружественных отношений, а не для их вражды.

12. Человек ощущает зависимость от других личностей, у него есть потребность в одобрении, похвале. Он завистлив и умеет приспосабливаться к другим людям, их  пристрастиям.

13. Человек не нуждается в авторитетах и кумирах, не стремится властвовать над другими, навязывать им свои мнения. У него нет начальства даже при скромной должности. Он умеет устраиваться везде так, чтобы не иметь над собой контролёров.

14. Человек имеет творческие способности, но считает окружающих людей серыми, незаметными, незначительными.

15. Человек имеет способности, но не признаёт, что среди окружающих есть более талантливые люди. Он их игнорирует и старается обойти на карьерной «лестнице».

16. Человек имеет высокое мнение об окружающих. Он верит в людей, в человечество, в его лучшее будущее, хотя и не  формулирует это на словах.

17. У человека всегда негативный настрой в жизни, в окружающих он видит недоброжелателей, он чувствует страх перед будущим, всегда ожидает худшее развитие событий.

На горную тропу

 

Психология внутренней свободы.

Обретение внутренней свободы Что есть внутренняя свобода человека

Куда он вкладывает силу своего внимания, то и реализуется.

Если человек хочет обрести духовную свободу, он её обретёт.

А если он хочет оставаться рабом, он и останется рабом.

Жить или умереть — выбирает человек сам.

И.М. Данилов

Человеку дана жизнь. И каждый волен выбирать, как её прожить, независимо от того, осознаёт он за собой это право выбора или плывёт по течению, возлагая ответственность за жизненный путь на других людей. В этом и заключена красота жизни, справедливость и путь познания человека.

Люди хотят, чтобы жизнь приносила радость и счастье. Для многих это является основным приоритетом, несмотря на то, что он может быть не проявлен и скрыт в подсознании. Важно понять, что для человека является радостью и счастьем, что он вкладывает в эти определения. Счастье временным не бывает, ибо это — не счастье, если с изменением внешних условий оно перестаёт быть таковым. Это может быть эмоциональным всплеском, выбросом гормонов, эндорфинов, приносящим состояние эйфории. После эйфории наступает состояние пустоты, разочарования. А счастье — оно постоянно. Тихое, спокойное, размеренное, исходящее изнутри, из внутреннего неиссякаемого источника. Настоящее счастье человек может обрести только внутри себя, пребывая в гармонии со своей душой.

Для людей свобода является фундаментальной основой жизни. Она воспевается, прославляется, о ней много говорится, и люди готовы жертвовать многим ради прикосновения к этому состоянию. У кого-то это действительно получается, и человек преображается, сияет любовью, радостью, светом и добром, а для кого-то она становится горизонтом. Человек непрерывно стремится к ней, ставит новые цели, достигает их, а радости нет, счастье не приходит.

Нам, как исследователям, познающим этот мир, стоит разобраться, что это за свобода, которая дарит жизнь, наполняет человека изнутри любовью и спокойствием, а что собой представляет другая, эфемерная, призрачная, переходящая в разряд недосягаемой цели, к которой постоянно в течение жизни стремится человек, так же, как ослик за подвешенной перед ним морковью.

Внутренняя свобода — это состояние, когда при любых обстоятельствах мы выбираем то, что нам хорошо и подходит. И зеркалом нашей свободы являются отношения с другими людьми. Как освободить свою душу от негатива, ограничивающего внутреннюю свободу, и научиться быть счастливым? Поговорим сегодня об этом с Анжелой Харитоновой, практическим психологом.

Я человек серьёзный, работаю, есть жена и сын. За день успеваю столько переделать, передумать, пережить, что прихожу домой выжатый, как лимон. А тут надо уроки у сына проверить, новости посмотреть, я переживаю за всё, что творится в нашей стране и в мире, подготовиться к следующему рабочему дню — мысли не отпускают ни на минуту. Сейчас многие говорят о внутренней свободе, радости от жизни, о хобби, путешествиях… Как можно в наше время беспечно порхать и радоваться жизни, когда буквально живёшь по расписанию, на сон только 6 часов и выделяешь? О какой свободе может идти речь?!

Пётр, 43 года, Тула.

Наверное, мы не можем на 100% не зависеть от обстоятельств, живя в социуме, имея работу и семью, но наша внутренняя свобода может приближаться к этой цифре. Вопрос, насколько человек нуждается в этой свободе. Многим приятно быть зависимым от кого-то, от разных обстоятельств, ведь тогда можно не брать на себя ответственность за свою жизнь, можно жаловаться, страдать, мучиться — и жизнь будет казаться наполненной. Но наполнена она в этом случае негативными эмоциями, стереотипами и догмами, как будто человек несёт огромный рюкзак с кирпичами и боится их выбросить, потому что считает нужными. О какой уж тут лёгкости и свободе можно говорить? Внутренняя свобода — это когда мы отбрасываем убеждения, которые создали ещё 10−20 лет назад, и живём по зову сердца. Когда мы осознанно выбираем эмоции и состояния, не осуждаем ни себя, ни других, не делим людей и события на хорошие и плохие, когда прекращаем думать только о себе. Многие живут в постоянном желании «быть», «казаться», «соответствовать», что делает их ужасно несвободными.

Для чего нам свобода?

У многих свобода ассоциируется со вседозволенностью. Свобода нужна не для этого, а чтобы проживать свою (не чужую!) жизнь, испытывать вдохновение и жить творчески, радостно, чтобы быть счастливым и делиться счастьем с другими. Представьте мир как единый организм, где каждый человек — клеточка, получающая питание от этого большого организма и служащая ему. Мир не может быть идеальным, но мир, как и человек, справедливо и правильно устроен. Если мы свободны, мы можем жить в унисон с этим «организмом», брать от него энергию вдохновения и делать нужные дела. И чувствовать от этого удовлетворённость и счастье.

Как избавиться от негативных состояний

Не надо считать, что наша реакция на события предопределена и у нас нет никакого выбора. К примеру, нам говорят что-то неприятное — мы испытываем обиду или гнев, теряем какую-то вещь — неизбежно переживаем. И мало кто знает, что мы можем выбирать себе эмоции и состояния, можем отказаться от обиды, гнева и пр. Эти реакции — всего лишь привычка. Но от любой привычки можно избавиться и сформировать новую. Первое — сначала найдите для себя несколько жизненных убеждений, которые помогут по-другому относиться к людям и событиям. Любые жизненные события всегда для чего-то нужны, всегда разумны, просто их смысл мы не сразу понимаем. Поэтому не стоит разочаровываться, если что-то произошло не так, как мы хотели: планы Вселенной всегда мудрее наших. Второе — просто делайте выбор в любой ситуации, как вам реагировать. Даже если вы уже начали испытывать негатив, у вас есть возможность в любую секунду всё поменять. И когда вы научитесь владеть своими эмоциями, у вас появится особый вкус жизни. Вы автоматически будете выбирать радость, счастье, гармонию, благодарность, любовь и уже не сможете выбирать негатив. Вы станете свободны от огромной тяжёлой ноши.

Как избавиться от навязчивых мыслей

Мысли негативного характера тут же за собой тащат отрицательные эмоции. Подумали что-то плохое — автоматически включилась эмоция. Чтобы этого не происходило, научитесь не относиться ко всем мыслям серьёзно. Бывают важные мысли, бывают пустые, обо всём и ни о чём, а бывают вредные. Вредные обычно возникают, когда мы навешиваем на себя, людей и события какие-то ярлыки, делим всё на чёрное и белое и становимся несвободны в поведении. Старайтесь быть разными, расширить свой диапазон поведения. Научитесь не судить людей. Ни-ко-го! Не наше это дело, правда. Так же относитесь и к событиям. Из любого хорошего может выйти что-то неприятное, и наоборот. Принимайте жизнь такой, какая она есть. Жизнь разговаривает с нами на языке событий, и каждое для чего-то нужно. Наблюдайте за событиями, исследуйте их, учитесь у них, но только не судите. Научившись принимать всё, как есть, вы станете ещё свободнее.

Как избавиться от ограничивающих убеждений

Часто ограничивающие убеждения начинаются со слов «я (не) должен», «я никогда/я всегда», «я не могу/не умею», «правильно/неправильно». Наблюдайте за своими мыслями. Возможно, какие-то из убеждений давно уже не актуальны для вас, а вы всё им следуете. Выпишите свои убеждения на бумагу и проанализируйте. Слово «должен» замените на слово «хочу», если не получается, тогда пора менять убеждение! Задайте себе вопросы: «Это действительно правда?», «Всегда?», «Могло ли быть по-другому?», «Когда у меня появилось это убеждение?», «Актуально ли оно сейчас?». Совершите переоценку своих убеждений. И чем больше убеждений вы смягчите или вовсе откажетесь от них, тем лучше. Это не значит, что вы станете безответственным, просто вы сможете действовать адекватно обстоятельствам. Приведу пример. Часто болеющий ребёнок, за которого тревожились родители, повесил на себя ярлычок «У меня слабое здоровье». И теперь ему 40 лет, кроме ОРЗ и гриппа ничем не болел, но всё равно убежден в своём плохом здоровье и при малейшем насморке паникует. Или — у парня в подростковом возрасте сформировалось убеждение «я не нравлюсь девушкам». «Парню» уже 35, он мужественный красавец, у него хорошая работа, но личная жизнь до сих пор не сложилась — низкая самооценка и недоверие к женщинам сыграли свою роль.

Если вы откажетесь от негативных мыслей и эмоций и ограничивающих убеждений — вы свободны! И, поверьте, на смену им обязательно придут радость, счастье, вдохновенье, любовь к жизни.

Что такое настоящая свобода? Это прежде всего внутренняя свобода, которая дает необычайное восприятие жизни и окружающей реальности. Чтобы стать внутренне свободным человеком, нужно снять свои психологические маски, которые мы привыкли менять, как перчатки, и обрести свободу от собственного прошлого и всего негатива в нем.

Часто так бывает — человек запутался в себе, хочет разобраться в своих чувствах, но не знает как. Возможно, хочет найти себя настоящего, стать внутренне свободным, но какой-то неведомый груз мешает обрести эту свободу, расправить крылья и жить без гнета негативных эмоций, страхов, сомнений и вечной неуверенности в завтрашнем дне.

Прежде всего мешают человеку его психологические маски, которые он привык носить по жизни, меняя в зависимости от ситуации. Каждая маска соответствует определенной роли человека, образу, который он старается поддерживать. Какой человек в семье, на работе, на сцене, в обществе, в магазине или когда он просто идет по улице. Дома мы можем одевать маски примерных семьянинов или наоборот, сварливых и ворчливых домостроевцев. При этом тот же самый человек может быть исключительно вежливым и тактичным на работе, услужливым перед начальством и ласково ворковать с коллегами по работе. В любом общественном месте он будет стараться быть в центре внимания. А наедине с самим собой — быть задумчивым, угрюмым и самокритичным.

Маски, которые мы меняем

Психологических масок у каждого может быть множество. Все они постепенно накапливаются в течение жизни в результате определенных событий, когда нам было больно, неприятно, когда нас унижали, критиковали, отвергали и лишали внимания. Маска — это наша защитная реакция, внешняя оболочка, за которой мы прячемся от своих истинных эмоций, от своего внутреннего страдающего мира. В то же время психологические маски — это порождение всего, что мы накопили внутри себя, всех наших убеждений, верований, перенятых смыслов, правил, установок родителей, наших невыплаканных слез, невысказанных обид, страхов, комплексов и подавленных эмоций.

Чтобы узнать, что такое — настоящая жизнь человеку нужно прежде всего узнать себя настоящего. С самого раннего детства, особенно если оно было несчастливым, если родители крепко постарались и заложили в своего ребенка огромное количество комплексов, внушили чувство вины, уделяли ему мало внимания и любви, приучили вести «двойную» жизнь: выражать внешнее послушание и покорность, подавляя при этом свой протест и негодование, человек привыкает к раздвоению собственной личности, внутри чувствовать одно и не сметь выражать это и проявлять себя настоящего.

Давление требований, постоянные внушения и демонстрация, что мы мало чего стоим сами по себе, что любовь нужно заслужить хорошим поведением, послушанием, приводит к тому, что большинство людей вырастает с твердым убеждением, что безопаснее прятать свои эмоции внутри и подстраиваться под внешние обстоятельства тем или иным образом. Входит в привычку переживать все внутри себя. Ролей со временем становится все больше и человек только и успевает, что менять маски и подстраиваться под внешние обстоятельства.

Как стать свободным

Ментальный груз впоследствии не позволяет отказаться от своих ролей и масок. Именно он мешает ощутить настоящую внутреннюю свободу
— свободу быть самим собой. Люди прирастают к своим маскам, образам, привыкают жить под гнетом собственных и перенятых от других убеждений, правил, моделей поведения. Для современного общества характерно «казаться», а не «быть». И человек не может ощутить настоящей внутренней свободы пока на него будет давить его ментальный груз.

Настоящая внутренняя свобода — это, конечно, не вседозволенность. Отсутствие правил и отказ от догм, правил и ложных верований вовсе не означает, что нужно идти по головам, растирая все и всех на своем пути. Речь идет о свободе от всего ненужного человеку. Ведь весь его ментальный багаж (все мысли и умозаключения, установки и правила), вся боль прошлого и удерживаемый внутри негатив — все это результат прошлых событий, обид, потрясений и недостатка внимания, хранимые в подсознании. Но это не есть сам человек. Наши настоящие чувства и мы — настоящие скрыты за нашими масками, нашим ментальным грузом, которые вынуждают действовать, проявлять эмоции, реагировать и выражать себя «на автомате».

Мы поступаем тем или иным образом, думаем, ощущаем агрессию, чувство вины, впадаем в депрессию, апатию и лень, ревнуем, ощущаем зависть и злость не потому, что мы — такие и сделать с этим ничего нельзя, а потому, что внутри нас сидит множество разрозненных личностей, огромное количество заряженного материала, который заставляет нас так проявлять себя.

Для обретения внутренней свободы необходима свобода от прошлого и всего, что мы накопили в своем подсознании в его результате. Свобода от ментального груза, от всего лживого, перенятого нами, всех впитанных убеждений и смыслов, от наших психологических масок. Только так можно достичь внутренней целостности
, чтобы внутри перестали бороться части нашей личности, перестали срабатывать «автоматы» реагирования и эмоциональных переживаний, проявлений наших страхов. Через обретение этой внутренней свободы человек способен ощутить новое восприятие самого себя и окружающего мира.

А уже в этом новом состоянии он будет не только себя воспринимать по-иному, но и проявлять себя к окружающим иначе. Уважение к чужому праву на самоопределение, чужому праву выбора начинает ощущать человек, который, освободившись от своего ментального багажа, понимает, что эти права изначально были и у него самого. Именно поэтому настоящая внутренняя свобода — это не вседозволенность, это новое состояние, новое ощущение себя, которые сложно описать словесно до конца, его можно только почувствовать. Система турбо-суслик
может быть полезна в этом начинании. Свободных полетов!

Информация на этом статье — результат личного опыта его автора, все статьи написаны исходя из собственных результатов пользования системой и не имеют целью убедить кого-нибудь в чем-то.

Данный сайт является личной инициативой его автора и не имеет никакого отношения к автору техники Турбо-Суслик Дмитрию Леушкину.

Несмотря на то, что тема свободы кажется такой привлекательной, большинство людей предпочитают бежать от неё как черт от ладана (это известный феномен, описанный Эрихом Фроммом в его книге «Бегство от свободы»). При этом некоторые искренне врут себе, что на самом деле свободны, что могут делать всё, что хотят, не замечая или не желая замечать, что рамки их свободы надёжно и жёстко ограничены нормами воспитания, мещанской или интеллигентской морали, родительских установок, стереотипов поведения.

Как говорил по этому поводу Гёте, »
самое большое рабство
— не обладая свободой, считать себя свободным»
(«Избирательное сродство»). В этом они напоминают алкоголиков, которые, выпивая каждый вечер по «чекушке», искренне считают, что они не рабы алкоголя, а всего лишь «культурно выпивают».

Первый шаг к свободе

Как и в случае любой болезни, где путь к выздоровлению начинается с признания самого факта, что ты, друг, болен, путь к обретению внутренней свободы начинается с осознания того, что ты на самом деле — раб. В первую очередь, раб «инсталлированных» в твоё бессознательное в ходе воспитания и социализации способов мышления, неадекватных реальности мировоззренческих установок, правил поведения, критериев принятия решений и т.д., и т.п.

Вследствие этого многие вещи, которые бы человек хотел или мог бы сделать и которые принесли бы ему новые возможности, новые ресурсы, удовольствие от жизни, счастье, комфорт и душевное благополучие, он не делает, потому что «это неприлично», «позорно», «так нормальные люди не делают» и прочие «стопперы». В результате он проживает относительную сытую и безопасную жизнь, каждый божий день обманывая себя, что всё у него, в целом, неплохо, что живёт он, в принципе, не хуже других.

«Несчастная судьба многих людей — следствие не сделанного ими выбора. Они ни живые, ни мёртвые. Жизнь оказывается бременем, бесцельным занятием, а дела — лишь средством защиты от мук бытия в царстве теней».

Эрих Фромм.

Признать себя рабом неприятно, дискомфортно, болезненно для гордыни, но без этого не обрести внутреннюю свободу. Можно постелить на дырявый гнилой пол чистый свежий паркет, и какое-то время всё будет хорошо, какое-то время иллюзия «ремонта» будет работать. Но однажды пол провалится вместе с паркетом и незадачливым бедолагой, его постелившим.

Методично выдавливать раба по капле

Антон Павлович Чехов в письме к своему коллеге Алексею Суворину советовал:

«Напишите-ка рассказ о том, как молодой человек, сын крепостного, бывший лавочник, певчий, гимназист и студент, воспитанный на чинопочитании, целовании поповских рук, поклонении чужим мыслям, благодаривший за каждый кусок хлеба, много раз сечённый, ходивший по урокам без калош, дравшийся, мучивший животных, любивший обедать у богатых родственников, лицемеривший и богу и людям без всякой надобности, только из сознания своего ничтожества, — напишите, как этот молодой человек выдавливает из себя по каплям раба,
и как он, проснувшись в одно прекрасное утро, чувствует, что в его жилах течёт уже не рабская кровь, а настоящая человеческая…».

Суворин рассказ не написал, но фраза сделалась крылатой.

Именно выдавливать из себя по каплям рабам и является единственно возможной, надёжной и эффективной стратегией обретения внутренней свободы. Процесс этот не очень приятный, болезненный, поскольку приходится выдирать из плоти своего сознания прочно проросшие там рабские установки и представления о жизни. Комфортной прогулкой по морскому берегу (как многие представляют себе процесс личностного роста) это точно не является.

Хорошо, что именно делать в целом понятно. А теперь, пожалуйста, как именно «выдавливать из себя раба», как повышать в себе уровень внутренней свободы? Пожалуй, именно этот вопрос интересует читателя больше всего. И, возможно, я его разочарую, сказав, что как — это, собственно, и есть весь процесс методичного и последовательного (но непохожего на технические инструкции) личностного роста, регулярной работы по выдавливанию из своей психики разного рода блокировок. Да, для этого есть специальные техники, но дело не в техниках, а в намерении и самодисциплине. Что толку от пистолета, если в нужный момент нет внутренней готовности нажать на курок, чтобы выстрелить?

На пути к свободе

Главное препятствие на пути к свободе находится не снаружи, а внутри. Это концентрированное выражение всех наложенных обществом на индивида ограничений можно назвать внутренним контролёром или надсмотрщиком. Можно считать его «программой», аспектом, субличностью, внутренним голосом, фрейдовским Сверх-Я — название не важно. Важно понимать его функцию. А она очень проста — не выпускать вас за рамки дозволенного господствующей в обществе системы представлений о жизни (морали, культуры, историко-идеологических мифологем и etc.).

Надсмотрщик указывает на то, о чём думать и что делать нельзя, потому что это «неприлично», «постыдно», «позорно», «неудобно», «нехорошо», «неправильно», «плохо» и так далее, и тому подобное. Поскольку вы не осознаёте факт того, что вашим поведением управляет надсмотрщик, то кажется, что это всё думаете и делаете вы, что это ваш выбор. Но это не так.

Путь к свободе
— это путь ослабления надсмотрщика. Победить его невозможно, да и не нужно, поскольку такая победа означает окончательный разрыв с обществом, а значит, и отказ от самореализации, ведь самореализация
предполагает активную деятельность в социуме, содействие его изменению и развитию. Стремление к абсолютной свободе, по сути, есть фикция, недостижимая в рамках отдельной человеческой жизни.

А для того, чтобы ослабить надсмотрщика, нужно быть сильным. Сильным своим духом. Осознавать и контролировать свои стремления, желания и прочие мотивации. Это опять же путь работы над собой, путь серьёзного, взрослого личностного роста.

В окружении рабов

Многие исследователи замечали, что, несмотря на весь прогресс общественных отношений, человек от этого свободнее не становился. Причина здесь в том, что у свободы есть и оборотная сторона — за неё надо отвечать. Перед самим собой. Поскольку все твои решения имеют последствия, а последствия имеют свойство затрагивать тебя самым непосредственным образом, то прежде чем сделать какой-либо серьёзный шаг, надо хорошенько подумать, взвесить риски. Человеку несвободному проще — решения за него принимают другие. И пусть последствия он всё равно чувствует на своей шкуре, но зато ответственность за это всегда можно спихнуть на других — мол, «это они виноваты». От этого и на душе комфортнее становится.

Поэтому большинство людей — внутренне являются рабами. Так им легче и проще. Эти рабы, как и приручённые человеком собаки, могут быть разными. Рабы сытые, рабы голодные и недовольные, рабы холёные, откормленные, бездельничающие, рабы цепные, рабы жалкие в своей ничтожности, рабы на «хлебном месте», рабы на пенсии и прочая. Но презирать их за это нельзя, только слабые и подлые люди издеваются над несчастными.

Поэтому нам понимание, что все вокруг рабы, нужно в первую очередь для осознания одной простой, но выглядящей (с точки зрения внутреннего «надсмотрщика») ужасающей мысли. Мысль эта состоит в следующем: мнение других — это всегда мнение рабов, а ценность мнения рабов равносильная ценности собачьему лаю на проходящий караван. Другими словами, качество внутренне свободного человека — это полное игнорирование чужого мнения. Согласитесь, мысль крамольная. Но по-другому никак.

Внутренняя свобода — основа успешной самореализации

Очевидно, что чем меньше рамок внутри человека, тем более он успешен в своих действиях, поскольку способен делать такие вещи и такими способами решать поставленные задачи, о которых обычный человек даже помыслить не в состоянии, так как они находятся за пределами его рабского мировоззрения.

Например, людям с рабским мировоззрением не приходило в голову, что из плесени можно добыть лекарство (изобретение пенициллина Флемингом), ведь плесень — это «кака», копаться в ней «неприлично», как-то неудобно на вопрос окружающих — «чем ты занимаешься?» — отвечать «в плесени копаюсь». Не солидно как-то.

Если представить это в виде метафоры, то свободный человек забирается на дерево (то есть занимается личностным ростом) и обозревает оттуда жизнь во всей её широте и великолепии, понимает что к чему, куда, откуда и зачем. В то время как внутренне несвободный человек с рабской моралью топчется вокруг, поскольку залезать наверх страшно, да усилий требует, вот если бы безо всякого труда раз! И сразу на вершине. И видит несвободный только кусты, стволы, буреломы да темень леса. И так и проживает жизнь в неведении и по чужим правилам, не реализовав свой потенциал. Жалко его.

Поэтому для тех, кто хочет построить свою жизнь сам, по своим канонам, согласно своему, выработанному, выстраданному, основанному на реальных фактах мировоззрению. Кто хочет прожить свою жизнь счастливо, полноценно, занимаясь тем, чем он хочет, реализовать своё жизненное предназначение
, выстроив свои отношения с миром так, как ему удобно. Для таких людей вопрос обретения внутренней свободы — это вопрос глотка кислорода. Без всяких «или-или».

Козлова О.В. Проблема свободы в философии И.А.Ильина.

 

 

– 120 –

 

О.В.Козлова

Проблема свободы в философии И.А.Ильина

И.А.Ильин особенно трепетно относился к исследованию проблем духовного мира человека. Одной из проблем, наиболее остро поставленной в его творчестве, явилась проблема свободы. По мнению философа, именно свобода определяет смысл человеческой жизни.

Мыслитель убежден, что каждое отдельное состояние человека, взятое само по себе, есть обломок действительности, представляющий из себя более или менее высокий «мировой образ». Высота этого образа определяется тою степенью освобожденности, которая в нем обнаруживается.

Согласно концепции Ильина смысл человеческой жизни в свободе и самоосвобождении. Философ указывает на то, что этот смысл жизни не следует представлять себе как некое внешнее задание, или норму, или неосуществимый идеал. Свободу можно, действительно, рассматривать как идеал, но как уже реальный и все еще реализующийся идеал.

Исходя из этого, Ильин первоначально дает следующее определение свободы: свобода есть потенциально-совершенная сила, творящая актуальное раскрытие своего совершенства. Это означает, по Ильину, что смысл человеческой жизни скрыт в глубине человеческого духа, как реальное духовное начало, работающее над своим осуществлением. «То, что «задано» человеку, то, что составляет его назначение и предначертание, «задано» ему его истинною, внутреннею сущностью, «предначертано» ему его подлинною, духовною природою. Ему «задано» самоосвобождение; но не в том значении, что «сущность» его погрязает в несвободе; но в том значении, что реальная сущность его и есть не что иное, как самоосвобождающаяся сила» (1, с. 259). Следовательно, по мнению философа, человеку «предначертана»

 

 

– 121 –

 

абсолютная свобода; и это следует понимать так, что истинное духовное существо есть не что иное, как сама субстанция, сама абсолютная свобода, восстанавливающая себя в творчестве.

Таким образом, смысл жизни человека, согласно убеждениям И.А.Ильина, скрыт в реальной глубине души. Вслед за Гегелем Ильин обращает внимание на субстанциальную сущность свободы. Начиная свое рассуждение с положения о том, что субстанция есть бытие, ничем иным не обусловленное, русский философ обосновывает тезис о том, что субстанция есть реальность, не имеющая никакого инобытия и определяющая себя самостоятельно. «Центростремительная самодеятельность и самостоятельность, творческое одиночество – вот основной признак субстанции» (1, с. 256). В этой связи мыслитель отмечает, что субстанция свободна, во-первых, в отрицательном смысле, так как она ничем иным не ограничена и не определена. Следовательно, она обладает «отрицательной бесконечностью».

Субстанция свободна, во-вторых, в положительном смысле; так как она есть творчество, она есть жизнь, деятельность, активность, обращенная всецело на себя, утверждает Ильин. Значит, субстанция есть сама субъект и сама свой объект; ее «начало» совпадает с ее «концом»: она есть творческая «положительная» бесконечность, отмечает Ильин.

Таким образом, можно заключить, что свобода субстанции заключается в том, что она есть творческое самоопределение. В этой самодеятельности обращенная всецело на себя, она свободно, на внутренних путях и по внутренним целям, осуществляет свою сущность. Свобода субстанции ведет согласно концепции Ильина через диалектическое распадение и органическое воссоединение к сращенному, конкретному богатству определений. По этому закону и в этой форме осуществляется ее разумная сущность.

В этой связи русский философ ставит вопрос: «Что стоит жизнь без творчества, творчество без вдохновения, вдохновение без свободы? Необходимо отметить, что свобода творческого самоопределения субстанции мыслится Ильиным и как свобода духовного творчества человека. Эта свобода провозглашается мыслителем как основа жизни, с одной стороны, и как духовная необходимость – с другой. «Свобода есть воздух, которым дышит вера и молитва. Свобода есть способ жизни, присущий любви» (2, с. 94).

И.А.Ильи убежден, что субстанция есть разумная стихия, или стихия мысли; т.е. она есть диалектически-органически мыслящее себя объективное Понятие. Каждый акт субстанции есть акт свободного самоопределения, акт свободы. «Понятие свободно делит свое

 

 

– 122 –

 

содержание и свободно сращивает его вновь, обогащаясь. Понятие есть смысловой организм, сам себя творящий мыслью. Именно в этом значении оно есть Божество: свободный от инобытия организм мысли, или, что то же, объективный смысл, как свободный субъект» (1, с. 256).

С другой стороны, философ отмечает, что свобода в качестве закона божественной жизни является внутренней необходимостью для понятия: понятию свойственно развиваться по закону абсолютного организма, который отличается от релятивного, конечного организма именно тем, что совсем не имеет инобытия. Поэтому свобода Бога может быть адекватно выражена как абсолютная органичность, указывает мыслитель.

Исходя из этого, Ильин настаивает на том, что всякое ограничение и умаление превращает субстанцию в несвободное начало. Появление инобытия, созданного самим понятием, ставит его в обусловленное и конечное положение. Согласно концепции мыслителя свобода Бога не может быть ни «противопоставлена» чему-нибудь, ни «обусловлена», ни «ограничена»; если это случится, то Понятие потеряет абсолютность своей свободы и абсолютность своего органического развития. Это значит, что Божество утратит свою свободу.

Если «свобода Бога» будет обусловлена чем-либо или ограничена чем-нибудь, то Понятие потеряет абсолютность своей свободы и абсолютность своего органического развития. То есть, по убеждению Ильина, это означает, что Бог утратит свою свободу. Анализируя учение Гегеля, Ильин отмечает, что Понятие, достигнув состояния «абсолютной идеи», свободно отпускает себя в несвободное состояние. Это означает, что коренным образом изменится способ бытия Понятия. «Понятие утрачивает чистоту и разумность своей атмосферы; «объективное», пользуясь попущением, восстает, превозмогает, начинает жить на свой страх и празднует начало своей самобытности; «субъективное» опускается до состояния слабого, «внутреннего» мерцания в глубине вещей и приемлет до конца последствия своего свободного падения» (1, с. 257).

В этой связи русский философ указывает на следующее противоречие: с одной стороны, ограниченная свобода не есть свобода, и несвободная субстанция не есть субстанция; с другой стороны, субстанция не может перестать быть субстанцией, и, следовательно, ограниченная свобода должна остаться свободой. Это противоречие разрешается путем введения различий между «отрицательной» и «положительной» свободой. «Понятие утратило первую, но сохранило вторую и поставило перед собою задачу восстановить первую через раскрытие и осуществление второй» (Там же).

 

 

– 123 –

 

В результате того, что Понятие утратило отрицательную свободу, обнаруживается, что оно не есть все, что оно имеет дело с инобытием. Здесь Ильин имеет в виду прежде всего внешнюю свободу человеческой личности. Это не свобода делать все, что кому захочется, это свобода веры, воззрений и убеждений, в которую другие люди не имели бы права вторгаться. Русский философ назвал эту свободу свободой от недуховного и противодуховного давления. Ввиду того, что здесь идет речь об ограничении извне духовного опыта, такую свободу Ильин обозначил как «внешнюю» или отрицательную свободу: «…не заставляй меня насильственно, не принуждай меня угрозами, не запрещай мне, не прельщай меня земными наградами и не отпугивай меня наказаниями…; предоставь мне самому испытывать божественность Божественного, уверовать в Бога и свободно принять Его закон моим сердцем и моей волей» (2, с. 89).

Согласно концепции Ильина Понятие сохранило положительную свободу: силу творческого самоопределения. Эта сила, поскольку она скована с инобытием, не способна даже к подобию органической жизни на низших ступенях мира; но она хранит в себе, в скрытом виде, все свои высшие способности; она есть в потенции – организм, душа, сознание, воля, созерцание и мысль. Философ понимает эту «потенцию» как возможность самообогащения.

Все это означает, что в мире субстанция не свободна, но сохраняет силу для того, чтобы освободить себя. Это становится возможным потому, что субстанция – духовна, а дух есть не что иное, как «абсолютная свобода», делает вывод мыслитель. Поэтому «несвобода в мире», по Ильину, есть только проявление глубочайшей свободы Бога, той свободы, которая не страшится «несвободного» состояния, но приемлет его и изживает, утверждая этим глубину своей свободы и приобретая в этом высшую полноту освобождения.

Для объяснения этого вывода Ильин использует следующий тезис: свобода есть процесс в Боге. Каждый образ мира уже свободен и все еще не свободен; он есть большая свобода по сравнению с низшей ступенью и меньшая свобода по сравнению с высшей ступенью. Каждый образ мира, взятый статически, сам по себе, не имеет абсолютной свободы; но в ряду мировых образов он есть становящаяся абсолютная свобода. Весь ряд мировых образований создан субстанцией, восстанавливающей свое субстанциальное значение. Следовательно, свобода есть как бы утраченный и возвращаемый рай; но этот рай утрачен был свободно, т.е. по чисто внутренней необходимости, и возвращается в свободном же борении, т.е. по внутреннему закону самоопределения и органического роста.

 

 

– 124 –

 

Таким образом, все «образы действительности», не говоря уже о «явлениях», лишены спекулятивной свободы и являют только борьбу Понятия за самоосвобождение.

Таким образом, можно заключить, что субстанция, т.е. в потенции абсолютная свобода, есть органическое самоутверждение, т.е. свободное творчество. То, к чему она восходит, есть актуальное бытие абсолютной свободы, т.е. жизнь не скованного инобытием объективного смысла (Понятия). «Высшее достижение человека, смысл его жизни в том, чтобы зажить жизнью божественного Смысла; и тогда, когда это достигнуто, человек убеждается, что именно Смысл есть смысл его существования» (1, с. 259–260).

Мыслитель заостряет внимание на том, что понимать «внешнюю свободу» человеческого духа как формальную и безмерную было бы ошибкой, так как внешняя свобода дается человеку именно для внутреннего самоосвобождения. И именно от внутреннего самоосвобождения внешняя свобода, по Ильину, получает свое истинное значение.

И.А.Ильин отмечает, что внутренняя свобода обращает свои требования не к другим людям, а к самому субъекту – внешне не стесненному человеку. Поэтому в понимании философа свобода в своей сущности есть именно духовная свобода, т.е. свобода духа, а не свобода тела и не свобода души.

Мыслитель также заостряет внимание и на том, что тело человека несвободно. Оно находится в пространстве и во времени, среди множества других тел и вещей. Все это делает человека несвободным в движении, смертным, всегда подчиненным всем законам и причинам вещественной природы. Причем человек не сможет никогда освободиться от этих законов, указывает философ.

В этом же смысле несвободна и душа человека, так как: 1) она связана с телом и обусловлена его здоровой жизнью; 2) она связана с законами времени и последовательности; 3) она связана своим внутренним устройством, которого она сама не создает и нарушить не может, т.е. законами сознания и бессознательного, силой инстинкта и влечений, законами мышления, воображения, чувства и воли.

Поэтому, по мнению Ильина, свобода доступна духу. Именно дух философ определяет как силу самоопределения к лучшему. Именно дух согласно концепции мыслителя имеет дар вывести себя из любого жизненного содержания, противопоставить его себе, оценить его, избрать его или отвергнуть. Следовательно, Дух, в понимании Ильина, есть, во-первых, сила, которая имеет дар усилить себя и преодолеть в себе то, что отвергается; во-вторых, дух имеет силу и власть создавать формы и законы своего бытия, творить себя и способы своей

 

 

– 125 –

 

жизни; в-третьих, духу присуща способность внутренне освобождать себя, ему доступно самоусиление и самоопределение к благу. «Освободить себя значит прежде всего обратить свою силу, чтобы быть сильнее любого влечения своего, любой прихоти, любого желания, любого соблазна, любого греха. Это есть извлечение себя из потока обыденной пошлости – противопоставление ее себе и себя ей, усиление себя до победы над ней» (2, с. 95). Таким философу представляется отрицательный этап самоосвобождения.

Согласно концепции Ильина существует и положительный этап самоосвобождения. Этот этап представляет собой процесс добывания внутренней свободы, который может поставить человека в конфликт с потребностями его тела, конфликт собственными душевными влечениями человека. Найти в себе силу для борьбы с различными потребностями и влечениями – значит воспитать в себе духовный характер, считает философ. Причем «внутреннюю свободу» Ильин понимает как духовное самоопределение, которое понимается им не только как внешняя автономия духа, но и как внутренняя власть духа над телом и душой – «заполненность душевных пространств свободно и верно выбранными божественными содержаниями, которые приобретаются духовной любовью и религиозной верой» (2, с. 96).

Поэтому в понимании Ильина освободить себя значит стать господином своих страстей. Свобода от страстей согласно концепции философа состоит в том, что страсти человека сами служат духу и ведут его к цели. Мыслитель настаивает на том, что внутренняя свобода не является отрицанием закона и авторитета. Внутренняя свобода в его понимании есть способность духа самостоятельно увидеть верный закон и самостоятельно осуществить его в жизни. Свобода не есть произвол, утверждает русский философ и заостряет внимание на том, что свобода царит над произволом, человек должен быть свободен от произвола, так как он должен преобразить его в духовное и предметно обоснованное произволение.

Таким образом, можно заключить, что согласно концепции философа внешняя свобода есть естественное и необходимое условие для водворения и упрочения внутренней. «Из внешней свободы – этой необходимой основы религиозной веры и жизни – должна возникнуть духовная самостоятельность и самодеятельность человеческой личности в ее отношении к Богу и затем к людям и природе» (2, с. 97).

В этой связи Ильин отмечает, что человек живет для того, что в нем живет; и он живет тою силою, для которой он живет. Это означает, что творческая основа жизни человека есть сама высшая цель его

 

 

– 126 –

 

бытия; или, иначе, цель человеческого бытия осуществляет себя сама в его жизни. Следовательно, Абсолютное освобождает себя в процессе душевной и духовной жизни человека.

Этот процесс представлен в концепции Ильина следующим образом: «внутреннее» наталкивается на что-то «внешнее», извне данное, на некое «инобытие». Это инобытие имеет следующее:

– видимую самостоятельность и ограничивает «нашедшую» его внутреннюю силу;

– не чуждо внутреннему, освобождающемуся началу, но представляет из себя объективное видоизменение той абсолютной Идеи, по отношению к которой «внутреннее» является субъективным видоизменением.

Исходя из этого, можно заключить, что объективное и субъективное, или, что то же, «предмет» и «самость», «явление» и «сущность», «другое» и «субъект», «внешнее» и «внутреннее», – есть модусы единой сущности, хотя и не равноправные модусы. Следовательно, «освобождение» заключается в том, чтобы истинная сущность вещей явилась осознанной субъектом, адекватно им познанной. «Сущее само по себе» станет «сущим для себя», и откроется выход в последнюю сферу – в сферу спекулятивного тождества субъекта и объекта, разума и свободы.

В этом сближении между субъектом и объектом и заключается в понимании Ильина сущность освобождения. «Освободить» себя – значит обновить условия своего бытия так, чтобы из них исчезло всякое инобытие» (1, с. 261). Мыслитель показывает, что освобождение мыслимо только так: инобытие приемлется как инобытие, затем усваивается и, наконец, разоблачается как мнимое инобытие. Разум побеждает неразумную видимость объекта.

Итак, мыслитель устанавливает, что субъект «приемлет» инобытие, не отрекаясь от него и не насилуя его; он берет его в том виде, в каком он его «находит», но берет с тем, «чтобы противопоставить» его себе и затем «свести его к опосредствованному единству с собою». Так «душа» приемлет свое «тело», «внешние вещи», свои собственные бессознательные «влечения», «бытие других людей», «хозяйство» и т.д. Она противопоставляет себе все это как нечто чуждое, ограничивающее, как «предел» и вступает с этим пределом в борьбу ради преодоления.

Здесь мы видим, что субъект предоставляет объекту вступить в свою сферу; он ставит себя как бы в пассивное положение, позволяет себя ограничить и определить, терпит воздействие. Этим он вводит в себя содержание объекта, вырабатывает его, вбирает его в себя и усваивает

 

 

– 127 –

 

его. Таким образом, субъект переводит данное ему предметное содержание на гибкий язык своей «идеальной природы»; он «идеализирует» его, т.е. отрицает его самобытную реальность, с тем, чтобы сохранить его богатство на высшей ступени. Благодаря этому он овладевает им и подчиняет его себе в качестве «момента».

Ильин отмечает вслед за Гегелем, что этому приятию объекта и введению его в себя соответствует творческое проникновение субъекта в предмет. Дух не только обогащается содержанием «тела», «внешних вещей», «хозяйства», но сам реально обращается к ним и преобразует их существование. Следовательно, субъект завладевает самим объектом, делает его своею собственностью, потребляет его. Он осиливает его, покоряет его себе и заставляет его терпеть свое влияние и нести свою власть. Дух превращает объект в свое «податливое и приспособленное орудие», в свой «инструмент». Он добивается того, чтобы объект не оказывал сопротивления его свободе. Наконец, дух превращает объект в свое «верное выражение», в свою «непосредственность». Тогда объект является побежденным и субъект получает полное основание сказать ему: «ты и я – одно и то же». Объект оказывается разоблаченным, а субъект – свободным от «инобытия».

Но именно благодаря этой свободе, указывает Ильин, субъект имеет возможность снова «отпустить» объект в инобытие и предоставить ему вести свое «внешнее» существование. Теперь «инобытие» уже не страшно духу; Дух оказывается «закаленным» против опасности «внешнего» воздействия. Он чувствует себя господином предмета и ставит себя в «безразличное» отношение к нему. Объект не ограничивает субъекта и не определяет его. Дух, оставаясь в форме инобытия, соблюдает свою свободу и следует своему внутреннему закону. Он нашел в объекте себя. Он может сохранить свою облеченность в инобытие, но может и оторваться от побежденных им иррациональных корней бытия, так как он утвердил над ними свою силу и освободился от них.

Таким образом, Ильин делает вывод о том, что свобода духа состоит в том, что дух придает себе значение и силу субстанции по отношению к объекту. Субъект стал сущностью, а объект – адекватным явлением этой сущности. Свобода духа выражается в том, что он имеет возможность, не выходя из пределов инобытия, пребывать в «отвлечении» от него; творить свою внутреннюю жизнь, не нуждаясь во внешней деятельности и самостоятельно следовать своему собственному закону.

Это состояние освобожденности естественно приводит к тому, развивает этот вывод Ильин, что субъект обращается уже не к объекту, а к самому себе. Но в этой свободной рефлексии на себя дух открывает

 

 

– 128 –

 

вновь, уже в своих собственных пределах, некоторую пассивность, непосредственность и ограниченность – некое «инобытие». Оказывается, что в нем самом не все «принадлежит» ему, не все покорно ему, не все тождественно с ним. И вот начинается процесс внутреннего самоосвобождения борьбы с внутренним инобытием – пассивными ощущениями, чувственными влечениями. Субъект должен «снять» всякую непосредственность, приобрести власть над каждым имеющимся налицо содержанием. Эта власть приобретается удвоенным процессом: 1) посредством приятия данного содержания в себя и осознания его, 2) посредством творческого проникновения в него и преобразования. В результате этого процесса содержание, обнаружившееся в «его бытии», становится его содержанием; оно превращается в подлинное достояние субъекта. Дух снимает ту видимость «чуждого» и «внешнего», которая тяготела над содержанием, и вводит его в ряд внутренних определений.

Философ указывает на то, что в этом движении дух постепенно овладевает собою и достигает самообладания. Он приобретает над собою власть и вступает в тождество с самим собою. Осуществляя свое назначение, дух стремится к тому, чтобы быть владыкой своего достояния, чтобы быть «у себя» и «для себя». «Быть у себя значит быть свободным». Это означает, что субъект должен иметь дело только с собою и со своими определениями. Но духу подобает быть абсолютным самоопределением и совершенным самосознанием. А это и значит «быть идеальностью, относящейся к самой себе» (1, с. 264).

Когда это достигнуто, тогда дух свободен, отмечает И.А.Ильин. Свобода предполагает, следовательно, что субъект «справился» со своим содержанием: что он закончил разоблачение инобытия, проработал его и снял «различие» между ним и собой. Тогда дух, искоренив все, что идет не от него, освобождает себя от всякого «отношения» к инобытию и от всякой ограниченности. Он «снимает» неверную предпосылку знания, по которой субъект противостоит объекту или пребывает в отвлечении от него. Понятно, что это проникновение мыслящего «субъекта» в разумный «объект» и обратно возможно только в спекулятивном мышлении или «разумном познании»; поэтому свобода невозможна вне разума, повторяет Ильин основной вывод Гегеля.

Только в разумном мышлении, как утверждает русский философ, осуществляется тождество «субъекта» и «объекта». Разум свободен потому, что познает все как «свое» собственное видоизменение; он свободен потому, что знает и созерцает «себя в другом, как себя самого». Разум и в различии сохраняет тождество с собою и в этом его

 

 

– 129 –

 

бесконечность и вечность. Здесь Ильин опять обращается к Гегелю и делает вывод о том, что объект есть член той системы духа и разума, в которой пребывает сам субъект; субъект всюду сливается с собою и в этом его свобода. Субъект ищет и находит в предмете только себя, так как все содержание мысли есть сама мысль. В мышлении объект создается субъектом, и поэтому мышление есть начало свободы. Таким образом, познание предмета есть уже самопознание истины. Если человек постиг это, то он есть «свободный дух». Только таким путем, по мнению русского мыслителя, осуществляется «полная свобода».

Следовательно, согласно концепции И.А.Ильина, дух свободен, когда он есть абсолютное самоопределение и когда свобода становится его собственной сущностью. Именно в этом случае дух является божественной самоцелью, идеей. А идея состоит в том, что люди знают свободу как свою сущность, как свою цель и свой предмет.

Все эти соображения русского мыслителя уже намечают известные границы духовной и религиозной свободы. При этом философ имеет в виду те положительные границы, которые не стесняют и не ограничивают свободу духа, но помогают ее личному оформлению. Философ убежден в том, что помочь человеку в его внутреннем освобождении и в установлении его духовной самостоятельности может прежде всего духовное общение с другими людьми. «…истинное духовное единение возможно именно там, где каждый человек стоит духовно и религиозно на собственных ногах, т.е. носит в себе самом живые источники духовного опыта и религиозной веры» (2, с. 98).

Вместе с тем Ильин предостерегает от возможности свободу духа истолковывать как свободу от духа. Если человек осуществит эту подмену, то свобода будет у него отнята, считает философ. Человеку всегда необходимо помнить, что отрицательная свобода есть лишь путь, ведущий к положительной свободе, средство, ведущее к цели. «Внутреннее око человека призвано к тому, чтобы свободно, добровольно, без принуждения обратиться к духу и ко всему Божественному на земле и в небе; и высший смысл всех правовых установлений и государственных законов состоит прежде всего в том, чтобы обеспечить людям эту возможность» (2, с. 99).

Таков путь самоосвобождения в действительном мире. Однако Ильин утверждает, что наряду с этим миром, смешанным из «сущности» и «существования», жизнь Бога протекает непрерывно и на самом высоком, абсолютном уровне философского мышления. С тех пор, как в мире состоялось первое разумное познание, абсолютная свобода восстановилась в элементе «объективного сознания», указывает мыслитель. Поэтому божественную свободу необходимо созерцать

 

 

– 130 –

 

сразу в двух видах: 1) она абсолютна в философском мышлении, где Понятие освободилось совсем от одиозного спутника – чувственной стихии; 2) она ограничена в мире действительном, где Понятию приходится преодолевать сопротивление иррационального и в лучшем случае выражать себя на его ограниченном языке.

В этой связи необходимо иметь в виду, что согласно концепции философа только спекулятивное поглощение субъективного сознания объективным смыслом возвращает духу его абсолютную свободу и бесконечность; а это возможно только в спекулятивно-философском мышлении. На других ступенях, особенно в природе, где дух еще сохраняет элемент неопределенной непосредственности, он, по мнению Ильина, не есть «истинный Бог». Богом следует называть «только истинно-истинное», т.е. то, где свободное Понятие не имеет более в своей объективности никакой неразрешенной противоположности, т.е. где оно никоим образом не причастно конечному и не ограничено этой причастностью, утверждает мыслитель.

Следовательно, согласно концепции Ильина весь процесс самоосвобождения может быть охарактеризован как своеобразное углубление духа. Дух углубляется в объект и в то же время в себя. Углубление духа в объект необходимо для того, чтобы могло состояться его истинное самоуглубление. Каждый шаг, вводящий субъекта в объект, подвигает дело его самоосвобождения. Однако эти два движения не различны и нераздельны, но представляют из себя одно и то же движение. Дело в том, что каждое новое завоевание в объекте не уничтожает его совсем, но раскрывает новый, более утонченный вид «инобытия» и «объективности», преодоление которого доступно лишь более утонченной и углубленной субъективной деятельности.

Для того чтобы овладеть «представлением», субъекту необходимо подняться на высшую ступень духовности или опуститься на более глубокую ступень внутреннего творчества, чем та, на которой он имеет дело с «внешними вещами». Это означает, что углубление субъекта в объект требует непрерывного, параллельного углубления его в себя. Из каждой новой победы над предметом субъект возвращается выросшим и углубленным, одухотворенным и освобожденным. Каждый новый, более утонченный предмет приводит субъекта к новой двойной победе: над усвоенным объектом и над прежним, более непосредственным способом своей жизни. Объект освобождается из плена собственного неразумия, а субъект освобождается из плена собственной элементарности и непосредственности. И когда субъект, освободившись, «отпускает» усвоенное им содержание и предоставляет ему сохранить свою старую форму, он проявляет истинную

 

 

– 131 –

 

свободу. Таким образом, русский мыслитель пытается доказать, что дух не только не поддается ограничению со стороны своего вольноотпущенного объекта, но он осознает свою неограниченность и бесконечность.

По мнению Ильина, внешняя свобода необходима для внутреннего самоосвобождения. Причем она священна только как залог внутренней свободы. Поэтому философ настаивает на том, что человек не свободен, если он предоставлен сам себе, если ему нет ни в чем никаких препятствий, если он может делать все, что ему придет в голову. Свободен именно тот, кто приобрел внутреннюю способность созидать свой дух из материала своих страстей и своих талантов. Следовательно, одним из важнейших качеств свободного человека Ильин объявляет способность человека владеть собой, а также способность жить и творить в сфере духовного опыта. «Воистину свободен духовно самостоятельный человек; человек же, освобожденный только во внешнем, может злоупотреблять своей свободой и превращать ее в совершенную внутреннюю несвободу, в ужасающее внутреннее рабство» (2, с. 104).

Исходя из этого можно заключить, что согласно концепции мыслителя верное отношение духа и свободы состоит не только в том, что дух нуждается во внешней свободе и требует ее, но и в том, что дух освобождает человека внутренне, сообщая ему внутреннюю силу, самостоятельность и характер.

При таком положении дела вся жизнь духа оказывается созданием свободы. Но общение с инобытием есть необходимость, которую Идея свободно создала для себя в отпадении от Бога. И в то же время это есть процесс ограниченного духа, внутренне необходимый для него и потому проявляющий его свободу. Преодоление и снятие объекта есть необходимость для освобождающего и, наконец, освободившего себя духа; и в то же время это есть торжество его самоопределения, т.е. его внутренней необходимости. Снятие объекта означает торжество абсолютной свободы и утверждение абсолютной необходимости. Чем свободнее жизнь духа, тем она более верна его внутренней природе, тем более в ней истинной, спекулятивно-органической необходимости.

Отсюда Ильин делает вывод о том, что несвобода необходима духу для реализации свободы. Следовательно, задача духа на низших ступенях состоит в том, чтобы принять свою необходимую ограниченность и неполную свободу, ибо только через это он может подняться к своей необходимой бесконечности и абсолютной свободе. В этой связи свобода и социальный авторитет в концепции русского мыслителя

 

 

– 132 –

 

не исключают друг друга, а являются духовно соединимыми. «Ибо с того момента, как человек своим внутренним свободным признанием приемлет, покрывает и наполняет гетерономный закон, несвобода исчезает и социальный авторитет входит в его жизнь в качестве дружественной и ценной опоры» (2, с. 106).

И.А.Ильин отмечает также, что путь к свободе ведет только через смирение. И, налагая на себя смирение, субъект может и должен хранить непоколебимую уверенность в том, что его ждет не только победа над объектом, но и высшая свобода: преодоление субъективной ограниченности. Следовательно, духовная свобода, по мнению философа, совсем не исключает социального авторитета. «Семя внутренней свободы должно пустить ростки, окрепнуть, выгнать ствол и стать расцветшей свободой, но заменить эту свободу нельзя ничем» (2, с. 106). Мыслитель называет внутреннюю свободу «живой духовностью» человека. В этой связи долг и дисциплина определяются Ильиным как видоизменения внутренней свободы, «которая добровольно приемлет эти внутренние связи и свободно определяет себя к внутренней и внешней связанности» (2, с. 106).

Подводя итоги, можно установить, что «свобода», по Ильину, есть критерий реальности и в то же время мера объективного достоинства для всех «явлений» и «образов» мира. В этой связи философ формулирует следующие законы:

– чем свободнее мировой образ, тем выше его место в восходящем ряду духовной жизни, тем ближе он κ реальности верховного уровня;

– образ мира тем свободнее, чем менее он причастен форме инобытия.

Мыслитель настаивает на том, что свобода состоит, прежде всего, в преодолении чувственной стихии, в победе над конкретно-эмпирическим. Это означает, что Понятие должно сначала побороть самобытный ритм конкретно-эмпирического, а потом погасить его участие и выйти из сферы «действительности». Иррациональная стихия и свобода остаются до конца в отношении противоположности. «Конечное должно обнаружить в себе «Бесконечное» как свою сущность; «единичное», исполняя свое назначение, должно отринуть себя и обрести свою основу во «Всеобщем»; «внешнее» должно найти свою истинную природу во «Внутреннем»; «чувственное» должно быть отвергнуто выступающим из-за него «сверхчувственным»: «случайному» надлежит превратиться в свою «истину» – в абсолютную «необходимость»» (1, с. 268).

 

 

– 133 –

 

Согласно концепции Ильина освобождение Бога в мире состоит в том, что он постепенно сбрасывает налет конкретной эмпирии, возвращаясь из мира к абсолютной свободе. Поэтому в понимании философа образ мира тем свободнее, чем менее в нем «внешнего» и чем ближе он к «чисто внутреннему» элементу. В процессе освобождения инобытие постепенно утрачивает характер грубой, инертной, осязаемой материи и превращается в «чувственное ощущение», «чувственную страсть», «чувственный образ». Объект дематериализуется, передвигается в душу, получает «душевную», а потом и «духовную природу».

По мнению мыслителя, ни внешняя свобода духа, ни политическая свобода никогда не должны проводиться последовательно, до беспредельности. Внешняя свобода духа, по Ильину, должна служить внутреннему самоосвобождению, так как только внутренняя свобода создает человека. С другой стороны, по убеждению философа, не следует отказывать человеку во внешней, отрицательной свободе. Нужно объяснить человеку, что смысл внешней свободы заключается в поиске путей, ведущих к внутреннему самоосвобождению.

В этом плане критерием целесообразности политической свободы согласно концепции Ильина является процесс внутреннего самоосвобождения. Поэтому философ обращает особое внимание на тот факт, что внешняя свобода – и формальная, и политическая – имеет свое единое основание во внутреннем мире человека. «Свобода есть нечто для духа и ради духа, свобода есть нечто в духе зреющее и от духа исходящее. Вне духа и против духа она теряет свой смысл и свое священное значение» (2, с. 109).

Далее, мыслитель указывает на то, что образ мира тем свободнее, чем полнее он осуществляет центростремительность и самодеятельность Понятия. Уже простая обращенность к себе и на себя доступна не всем явлениям мира. Естественный организм есть первое явление самодеятельности и, следовательно, свободы; все, что ниже его, несвободно. Истинная «рефлексия» доступна только человеческой душе, как началу «самосознания» и самоуглубления. Истинная самодеятельность (тождество субъекта и объекта) осуществляется только в мысли. Следовательно, образ мира тем свободнее, чем более он проникнут внутренней органической необходимостью. Все случайное, насильственное, произвольное свидетельствует о том, что истинная свобода осталась недостигнутой. «Все то, что в жизни своей творит произвол, поддается насилию или отзывается на случайные влияния и голоса, – все это находится в плену у чуждого начала; все это еще не нашло единственной свободы – в единственной необходимости» (1, с. 270).

 

 

 134 

 

И.А.Ильин приходит к выводу о том, что жизнь свободна тогда, когда она органически слилась с божественной стихией. Следовательно, свобода исключает субъективную объединенность, случайное усмотрение, самобытность единичного, оторвавшегося от Всеобщности, отмечает философ. Свобода, по Ильину, есть торжество Всеобщего, органического сращения, спекулятивной конкретности. Она требует от «единичности» самоотречения.

Отсюда становится понятным тезис Ильина о том, что действительность в лице образов мира восстанавливает свободу все полнее и совершеннее. Но наряду с этими образами остаются «явления», слагающие сеть эмпирической случайности и эмпирической необходимости. Пока мир существует, в нем сохраняются неосвобожденные вещи, явления и состояния; и в этом, по мнению мыслителя, трагедия духа. «Он вечно остается под угрозой того, что отпадут и восстанут «необразумившиеся» силы мира и, может быть, вовлекут его в новые падения и мытарства. Правда, свобода есть реальная, целесообразно творящая себя сила; но разве не противостоит ей все еще непросветленная до конца чувственная стихия? Правда, история человека внутренним образом исполнена Духа и Разума; она есть наряду с природою «сосуд» Духа; она венчает мировой процесс осуществленною и организованною свободою, ибо в свободе «единственная цель духа» и мира» (1, с. 270).

Таким образом, согласно концепции И.А.Ильина жизнь мира протекает не только в совмещении двух взаимоисключающих стихийных сил, но и в невозможности свести себя целиком к абсолютной свободе, так как мир не может превратиться без остатка в чистую мысль, а если бы он в нее превратился, он перестал бы быть миром. Абсолютная свобода возрождается в мире, но не поглощает его целиком. Вот почему путь Бога в мире, по мнению русского философа, превращается в трагедию.

Эта трагедия свободы, по Ильину, нигде не обнаруживается яснее, чем в жизни человеческой души, воли и конкретной нравственности.

 

Философско-педагогическое обоснование личностной и внутренней свободы индивида

ЧебышеваНаталья Васильевна,кандидат педагогических наук, доценткафедры социальногуманитарных дисциплин филиала Федерального бюджетного государственного образовательного учреждения высшего образования «Кубанский государственный университет» в г. Тихорецке, г. Тихорецк[email protected]

Философскопедагогическое обоснование личностной и внутренней свободы индивида

Аннотация.Статья посвящена анализу истории исследования проблемы личностной свободы и внутренней свободы в трудах знаменитых философов начиная с древних времен и до наших днейи педагогическому обоснованию данных понятий в контексте совершенствования личности.

Ключевые слова: свобода личности, воспитание, личностные качества, внутренняя свобода личности.

Понятие «свобода», в отличие от понятия «внутренняя свобода», активно используется в текстах и имеет, в зависимости от науки разное лексическое наполнение. Так как «свобода» является философской категорией, то изначально проследим историю исследования проблемы личностной свободы и внутренней свободы в философии.Историю исследования проблемы свободы (это именно проблема, не имеющая однозначного решения) можно разбить на ряд этапов, каждый из которых был важным шагом в ее осмысленииразличными авторами [1].Еще на начальном этапе становления философии Демокрит отрицал свободу и абсолютизировал природную и социальную необходимость. Изначальное, «базовое» определение свободы связано с пониманием ее как независимости человеческой воли и действия от какихлибо условий, как «свободы от». Такое понимание свободы содействовало становлению человека как существа социального и политического. Платон, не отрицая возможность существования свободы, поставил вопрос иначе: не «Может ли человек быть свободным?», а «нужна ли ему свобода, для чего, в каких целях он может ее использовать?»И он приходит к выводу, что свобода человеку ничего, кроме вреда, принести не может, ибо независимый от законов, традиций человек способен впасть в смуту, бунт. Свобода ‬это прерогатива государства. Платон признает возможность существования свободы. Но она не нужна человеку, она опасна. Платон, по сути, первым попытался рассмотреть свободу как «свободу для». Иной ответ на его вопрос был дан лишь через две с половиной тысячи лет[2]. Эпиктет ‬представитель римской философии, самый последовательный стоик утверждал, что «…свобода ‬важнейший нравственный смысл человеческой жизни. Осознать этот смысл ‬значит обрести свободу…».В раннем средневековье в понимании свободы появляется новое ее толкование ‬как преодоление религиозного фатализма. Все в этом мире от Бога. Но тогда получается, что и греховность человека зависит от воли Бога. Необходимо было вывести Бога изпод удара. Именно в этом направлении работала мысль Оригены, Августина Аврелия и Фомы Аквинского. И именно они навсегда неразрывно связали свободу человека с его ответственностью. С точки зрения Августина человеческий мир переполнен злом, но в этом виновен сам человек, его свободная воля. Бог, исполненный милостью к человеку, своему творению, наделил его свободой. Человек волен сам выбирать свой жизненный путь: праведный или греховный, ‬но тогда и ответственность за свои поступки, осуществляемые на основе свободной воли, должен нести, в таком случае, не Бог, а сам человек. Итак, на данномэтапе можно сделать вывод, что свобода человека ‬это его личный ответственный выбор.Идеи «отцов церкви» подхватила эпоха Возрождения. Огромную роль в гуманистическом антропоцентризме играет понятие «человеческой деятельности», без которого нет нового понимания человека. Само это понятие со времен Платона и стоиков, и в особенности со времен «отцов церкви» составляло важнейший аспект категории свободы человеческой воли и ее отношения к божественному провидению, руководившему в принципе каждым человеком. Взнаменитой работе Пико делла Мирандолы «Речь о достоинстве человеческом» понимание свободы как выбора лежит в основе его размышлений о человеке: «…Ни грешным, ни безгрешным, ни смертным, ни бессмертным сотворили мы тебя для того, чтобы сам творил судьбу свою, чтобы мог быть свободным ты, свободным по собственной воле и по велению своей совести. Лишь тебе одному даровали мы расти и развиваться в соответствии с собственной волей свободного существа. Ты несешь в себе семя вселенского бытия…». Бог не определилчеловеку места в иерархии бытия, говорит Пико делла Мирандола: «Не даем мы тебе, о Адам, ни определенного места, ни собственного образа, ни особой обязанности, чтобы и место, и лицо, и обязанность ты имел по собственному желанию, согласно твоей воле и твоему решению. Образ прочих творений определен в пределах установленных нами законов. Ты же, не стесненный никакими пределами, определишь свой образ по своему решению, во власть которого я тебя предоставляю». Человек поставлен в центр мира, он не обладает особой природой (земной, небесной, ангельской), ни смертностью, ни бессмертием, он должен сформировать себя сам, как «свободный и славный мастер». И вид, и место человека в иерархии сущностей могут и должны быть исключительно результатом его собственного, свободного и ответственного выбора. Именно в этом видит Пико делла Мирандола прославляемое им «… высшее и восхитительное счастье человека, которому дано владеть тем, чем пожелает, и быть тем, чем хочет…». По сути, Пико делла Мирандола вплотную подошел к весьма важной проблеме настоящего времени ‬проблеме самоактуализации человека.Р. Декарт связывает понятие свободы сосвободой выбора, волей. В «Размышлениях о первой философии, в коих доказывается существование бога и различие между человеческой душой и телом» в «Четвертом размышлении. Об истине и лжи» мы находим: «…и только воля, или свобода выбора, как я ощущаю, у меня такова, что я не постигаю идеи большей; таким образом, преимущественно благодаря этой способности я понимаю, что до некоторой степени созданпо образу и подобию Бога. Ибо хотя эта способность несравненно более высока у Бога, нежели у меня, как по причине связанной с нею познавательной потенции, придающей ей большую силу и действенность, так и в силу характера того объекта, на который она направлена ‬потому что она распространяется на большее количество вещей, ‬со строго формальной точки зрения она не представляется большей, чем моя собственная свобода выбора. Ведь способность эта заключается только в том, что мы можем чтото ‬одно и то же ‬либо делать, либо не делать (т.е. утверждать это либо отрицать, добиваться этого либо избегать), или, точнее, лишь в том, что к вещам, представляемым нам интеллектом, чтобы мы утверждали их либо отрицали, добивались их либо избегали, мы относимся так, что не чувствуем никакого внешнего принуждения к этим действиям. И мне нет никакой нужды ‬коль скоро я свободен ‬разрываться между двумя указанными возможностями, но, напротив, чем более я склоняюсь к одной из них ‬поскольку либо я с очевидностью усматриваюв ней определенную меру истины и добра, либо Бог таким образом настраивает мои глубинные мысли, тем свободнее я избираю эту возможность. Разумеется, ни божественная благость, ни естественное познание никогда не угрожают свободе выбора, но скорее расширяютее и укрепляют. Что же до испытываемого мной состояния безразличия, когда разум никак не склоняет меня в одну сторону более, чем в другую, то это низшая степень свободы, свидетельствующая лишь о полном отсутствии в ней совершенства и о недостаточности познания ‬иначе говоря, это некое отрицание: ведь если бы я всегда ясно понимал, что такое истина и добро, я никогда не колебался бы в выборе того или иного суждения или действия; в таком случае, хотя я и совершенно свободен, я никогда не мог бы находиться всостоянии безразличия…»[3]. Эпоха Просвещения породила новое понимание свободы. Б.Спиноза предложил трактовку свободы, основывающуюся на признании силы человеческого разума и познания. В мире всеобщей необходимости человек, тем не менее, может раздвинуть границы своей свободы, ибо она есть результат познания необходимости. «Свобода есть познанная необходимость». Несмотря на то, что в целом концепция Спинозы страдала созерцательностью, в отличие от активности свободы у мыслителей Ренессанса, его представление о связи свободы и знания сформировало еще один аспект проблемы свободы.И.Кант в определенном смысле возрождает подход Платона. В его произведении «Космологические идеи. Критикачистого разума» мы находим: «…Если принять предметы чувственно воспринимаемого мира за вещи сами по себе и приведенные выше законы природы ‬за законы вещей самих по себе, то противоречие будет неизбежно. Точно так же если представлять субъект свободы подобно прочим предметам лишь как явление, то также нельзя избежать противоречия; ведь в таком случае одновременно утверждали бы и отрицали однои то же относительно одинакового; предмета в одном и том же значении. Если же относить естественную необходимость только к явлениям, а свободу ‬только к вещам самим по себе, то можно без всякого противоречия признать оба этих вида причинности, как бы ни было трудно или невозможно понять свободную причинность. …Итак, свобода не препятствует закону явлений природы, равно как и этот закон не нарушает свободы практического применения разума, которое связано с вещами самими посебе как определяющими основаниями. Этим, стало быть, сохраняется практическая свобода, а именно та, в которой разум обладает каузальностью согласно объективно определяющим основаниям, при этом не наносится никакого ущерба естественной необходимости тех же действий как явлений. Это же может служить для пояснения того, что мы говорили о трансцендентальной свободе и ее совместимости с естественной необходимостью (в одном и том же субъекте, но не в одном и том же отношении). В самом деле, что касается трансцендентальной свободы, то когда то или иное существо действует по объективным причинам, то каждое начало его поступка всегда есть первое начало в отношении этих определяющих оснований, хотя этот же поступок в ряду явлений есть лишь подчиненное начало, которому должно предшествовать то или другое состояние причины, определяющее этот поступок и само также определяемое предшествующим состоянием; так что, не вступая в противоречие с законами природы, можно в разумных существах или вообще в существах, поскольку их причинность определяется в них как в вещах самих по себе, мыслить некоторую способность начинать само собой ряд состояний. Ведь отношение поступка к объективным основаниям разума не есть временное отношение; здесь то, что определяет причинность, не предшествует по времени поступку, потомучто такие определяющие основания представляют не отношение предметов к чувствам, стало быть, к причинам в явлении, а определяющие причины как вещи сами по себе, не подчиненные условиям времени. Таким образом, в отношении причинности разума можно поступок рассматривать как первое начало, а в отношении (всего)ряда явлений ‬также как подчиненное лишь начало, и без противоречия ‬в первом отношении как свободный, во втором же (где поступок лишь явление) как подчиненный естественной необходимости…». Таким образом, по мнению И.Канта свободы нет, все на свете жестко детерминировано. Это так, но только в мире явлений. Если же человек наделен свободой воли, то природная детерминация над ним не властна. Кант поясняет: но так обстоит дело в мире интеллигибельном. Человек живет в двух мирах. С одной стороны, он феномен, клеточка чувственного мира, существующая по законам, порой далеким от человечности. Но с другой стороны, он ноумен, существо сверхчувственное, подчиненное идеалу. У человека два характера: эмпирический, привитый окружением, и ноуменальный, как бы присущий ему изнутри. Мир природы, мир несвободы характеризуют отношения причины и следствия, а отношения цели и средств характеризуют мир свободы[2].А.Шопенгауэр в свою очередь утверждает, что свобода возможна только в одиночестве. «…Человек может быть всецело самим собою лишь пока он один;ктонелюбитодиночества ‬тот не любит свободы, ибо лишь в одиночестве можно бытьсвободным.Принуждение ‬это неразлучныйспутниклюбогообщества, всегда требующего жертв тем более тяжелых, чем выше даннаяличность.Поэтомучеловек избегает, выносит или любит одиночество сообразно с тем, какова ценностьего«я».Водиночестве ничтожный человек чувствует свою ничтожность, великий ум ‬своевеличие,словом,каждый видитвсебето,чтоонестьнасамомделе. Далее, чем совершенней создан природой человек, тем неизбежнее, его одиночество.Особеннодлянегоблагоприятно,еслидуховному одиночеству сопутствует и физическое, в противном случае частое общениебудетмешать,дажевредить ему, похищать у него его «я», не дав ничего взамен…». Но в тот же момент, Шопенгауэр указывает, что только человеку присуща свобода и извечное стремление к ней «…Только он (человек) способен слить в едином порыве неразумную, бессмысленную волю и безвольный разум и тем самым осуществить свое извечное стремление к свободе…Свободу человека Шопенгауэр связывает с внутренне присущей ему способностью к нравственному прозрению, благодаря которому мир перестает быть миражом, иллюзией, и становится подлинной реальностью. Сама же жизнь человека, освобождается от пут жестокой необходимости, связанной волей, обретает высокий нравственный смысл …».В XIXXX вв. в связи с процессами, происходящими в обществе, проблема свободы начинает занимать умы не только философов, но и широкие массы населения. Для чего нужна свобода? ‬вот вопрос, на который стали искать ответ многие. Но для этого нужна иная трактовка человеческой свободы, иная, нежели понимание свободы как независимости от чеголибо, как познанной необходимости и т.д. Необходима была позитивная трактовка свободы.Существенный вклад в новое понимание свободы внесли философия жизни (Ф.Ницше) и экзистенциальная философия, для которой проблема свободы является ключевой. Ф.Ницше в сочинении «Сумерки идолов, или как философствуют молотом» указывает: «…Моё понятие свободы. Ценность вещи заключается иногда не в том, чего с помощью её достигают, а в том, что за неё заплатили, ‬чего она нам стоит. Приведу пример. Либеральные учреждения тотчас же перестают быть либеральными, как только их добились: после этого нет худших и более радикальных врагов свободы, чем либеральные учреждения. Ведь известно, до чего они доводят: они подводят мины под волю к власти, они являются возведённой в мораль нивелировкой гор и долин, они делают маленькими, трусливыми и похотливыми, ‬они являются каждый раз торжеством стадного животного. Либерализм:понемецки обращение в стадных животных… Те же самые учреждения, пока за них ещё борются, производят совсем другое действие; тогда они действительно мощно споспешествуют свободе. Говоря точнее, этодействие производит война, война за либеральные учреждения, которая в качестве войны позволяет нелиберальным инстинктам продолжать своё существование. И война воспитывает к свободе. Ибо что такое свобода? То, что имеешь волю к собственной ответственности. Что сохраняешь дистанцию, которая нас разделяет. Что становишься равнодушным к тягостям, суровости, лишениям, даже к жизни. Что готов жертвовать за своё дело людьми, не исключая и самого себя. Свобода означает, что мужские, боевые и победные инстинкты господствуют над другими инстинктами, например над инстинктами счастья. Ставший свободным человек, а в гораздо большей степени ставший свободным ум, топчет ногами тот презренный вид благоденствия, о котором мечтают мелочные лавочники, христиане, коровы, женщины, англичане и другие демократы. Свободный человек ‬воин. Чем измеряется свобода, как у индивидов, так и у народов? Сопротивлением, которое должно быть побеждено, трудом, который расходуешь, чтобы оставаться наверху. Высший тип свободных людей следовало бы искать там, где постоянно побеждается высшее сопротивление: в пяти шагах от тирании, у самого порога опасности рабства. Это верно психологически, если понимать здесь под тираном непреклонные и страшные инстинкты, требующие по отношению к себе авторитета и дисциплины, ‬прекраснейший тип этого Юлий Цезарь; это верно также и в политическом отношении, стоит лишь проследить ход истории. Народы, имевшие какуюлибо ценность, ставшие ценными, никогда не делались таковыми под влиянием либеральных учреждений: великая опасность делала из них нечто заслуживающее уважения, опасность, которая впервые знакомит нас с нашими средствами помощи, нашими добродетелями, с нашим оружием, с нашим духом, ‬которая принуждает нас быть сильными… Первый принцип: надо иметь необходимость быть сильным ‬иначе им не будешь никогда. Те огромные теплицы для сильной, для сильнейшей породы людей, какая когдалибо доселе существовала, аристократические государства, подобные Риму и Венеции, понимали свободу как раз в том смысле, в каком я понимаю это слово: как нечто такое, что имеешь и не имеешь, чего хочешь, что завоёвываешь…». Свобода в понимании экзистенциализма, является неотъемлемой, имманентной характеристикой человека, его родовой чертой. Как говорил Ж.П.Сартр, «…человек является свободным или он не человек…Человек обречен быть свободным…». Герой пьесы Сартра Ж.П. «Мухи» Ориест в ответ на триаду Юпитера восклицает: «…Едва ты создал меня, я перестал тебе принадлежать… Тысячи путей проложены там, и все ведут к тебе, я могу идти только собственным путем. Я человек, Юпитер, а каждый человек должен сам отыскать свой путь…». По мнению В.Е.Толпыкина «…Сартр видит смысл и назначение человека… в его внутренней свободе, в самоопределении, в самореализации и самоутверждении…». Можно сделать вывод, что свобода является тяжкой ношей,и ноша эта обусловлена той ответственностью, которую мы несем за свой свободный выбор. Именно в пограничных ситуациях, вситуациях предельного выбора человек, проявляет себя как человек во всей своей сущности. Поэтому, по нашему мнению,свобода нужна человеку, чтобы быть (стать) человеком[4].К. Ясперс в «Смысле и назначении истории» указывает, что свобода ‬вера человека в свои возможности. «…Свобода не может быть доказана тому, кто ее отрицает, наподобие того, как доказываются встречающиеся в мире вещи… Свобода человека неотделима от осознания конечности человека…Только посредством свободы я становлюсь уверенным в трансценденции. Посредством свободы я хотя и достигаю точки независимости от своего мира, но именно благодаря сознанию радикальной связанности странсценденцией. Ибо я существую посредством самого себя… Создавая свою свободу, человек хочет стать тем, чем он может и должен быть. Он рисует идеал своей сущности… свобода фиксирует абсолютный идеал своего развития…Идеала человека не существует, но существует идея человека. Идеал рушится, идея идет вперед…Философская вера есть вера человека в свои возможности, в ней дышит его свобода…»[3]. В произведении А. Камю «Бунтующий человек» представлены основные компоненты свободы ‬свобода ума, свобода действий, свобода быть…, а так же устанавливается прямая связь свободы и ответственности: «…Меня не интересует, свободен ли человек вообще, я могу ощутить лишь свою собственную свободу. У меня, нет общих представлений о свободе, но есть лишь несколько отчетливых идей. Проблема «свободы вообще» не имеет смысла, ибо так или иначе связана с проблемой бога. Чтобы знать, свободенли человек, достаточно знать, есть ли у него господин. Эту проблему делает особенно абсурдной то, что одно и то же понятие и ставит проблему свободы, и одновременно лишает ее всякого смысла, так как в присутствии бога это уже не столько проблема свободы, сколько проблема зла. Альтернатива известна: либо мы не свободны и ответ за зло лежит на всемогущем боге, либо мы свободны и ответственны, а бог не всемогущ. Все тонкости различных школ ничего не прибавили к остроте этого парадокса… По поводу свободы у меня нет иных понятий, кроме тех, которыми располагает узник или современный индивид в лоне государства. Единственно доступная моему познанию свобода есть свобода ума и действия. Так что если абсурд и уничтожает шансы на вечную свободу, то он предоставляет мне свободу действия и даже увеличивает ее. Отсутствие свободы и будущего равнозначно росту наличных сил человека…До встречи с абсурдом обычный человек живет своими целями, заботой о будущем или об оправдании (все равно, перед кем или перед чем). Он оценивает шансы, рассчитывает на дальнейшее, на пенсию или на своих сыновей, верит, что в его жизни многое еще наладится. Он действует, по сути, так, словно свободен, даже если фактические обстоятельства опровергают эту свободу. Все это поколеблено абсурдом. Идея«Я есть», мой способ действовать так, словно все исполнено смысла (даже если иногда я говорю, что смысла нет),‬все это самым головокружительным образом опровергается абсурдностью смерти. Думать о завтрашнем дне, ставить перед собой цель, иметь предпочтения ‬все это предполагает веру в свободу, даже если зачастую слышатся уверения, будто ее не ощущают. Но отныне язнаю, что нет высшей свободы, свободы быть, которая только и могла бы служить основанием истины. Смерть становится единственной реальностью, это конец всем играм. У меня нет свободы продлить бытие, я раб, причем рабство мое не скрашивается ни надеждой на грядущую гдето в вечности революцию, ни даже презрением. Но кто может оставаться рабом, если нет ни революции, ни презрения? Какая свобода в полном смысле слова может быть без вечности?…абсурдный человек приходит к пониманию, что реально он не свободен. Пока я надеюсь, пока я проявляю беспокойство о принадлежащих мне истинах или о том, как мне жить и творить, пока, наконец, я упорядочиваю жизнь и признаю тем самым, что у нее есть смысл, я создаю препятствующие моей жизни барьеры, уподобляясь всем тем функционерамума и сердца, которые внушают мне только отвращение, ибо они, как я теперь хорошо понимаю, всю жизнь принимают всерьез пресловутую человеческую свободу…Пробуждение сознания, бегство от сновидений повседневности ‬таковы первые ступени абсурдной свободы. Но там целью является экзистенциальная проповедь, а за нею и тот духовный скачок, который по самой сути своей непостижим для сознания …. античные рабы не принадлежали себе. Им была знакома свобода, заключающаяся в отсутствии чувства ответственности…»[3]. Эрих Фромм вкладывает в понятие свободы: выбор, ответственность (свобода для…), человеческое размышление: «…Я верю в свободу, в право человека быть самим собой, отстаивать себя и давать отпор всем тем, кто пытается помешать ему быть собой. Но свобода ‬это нечто большее, чем отсутствие притеснения. Это не только «свобода от». Это «свобода для» ‬свобода стать независимым; свобода быть многим, а не обладать многим или пользоваться многим ‬вещами и людьми…Несчастная судьба многих людей ‬следствие несделанного ими выбора……Я верю в способность человека к самосовершенствованию. Однако наличие способности к самосовершенствованию ‬лишь необходимое условие достижения человеком своей цели, но не достаточное. Если человек не сделал свой выбор в пользу жизни и развития, то он с неизбежностью становится разрушителем, превращаясь в живой труп…». «…Нарушив объявленный богом запрет, человек освободился от принуждения от бессознательного предчеловеческого существования до человеческого. Нарушение запрета, грехопадение, в позитивном человеческом смысле представляет собой первый акт выбора, акт свободы, то есть первый человеческий акт вообще…акт свободы напрямую связанс началом человеческого размышления…Складываетсятакаяситуация,прикоторой рушатся старые связи, те самые связи, которые давали человеку уверенность в себе и в завтрашнем дне, при которой человек начинает воспринимать окружающий его мир, как нечто совершенно враждебное ему и чужое, когда человеку необходимо преодолевать невыносимое чувство собственного бессилия и одиночества. И именно тогдато перед ним открываются два пути. Первый путь ведет его к «позитивной» свободе,он может спонтанно вернуть утраченную связь с миром через любовь и труд, через подлинное проявление своихинтеллектуальных,чувственныхиэмоциональных способностей; таким образом,он восстановит разрушенное ранее единство с остальным человечеством, с миром и с самим собой, сохраняя при этом свою личную свободу, независимость и целостность своей личности. Другой путь ‬это отступление: полный отказ человека от завоеванной ранее свободы в попытке преодолеть изоляцию и сбросить сковывающие его узы, устранив тем самым разрыв, который возник между его личным «я» и окружающим миром. Правда, этот второй путь никогда не вернет человеку былого органического единства с миром, который существовал до того, как он стал «индивидуумом», ведь процесс отделения уже начался, и он необратим, и этот путь ‬это самое элементарное бегство от довлеющих над человеком обстоятельств, в которых он не может больше жить. Это вынужденное бегство, впрочем, как и любое другое бегство от нависшей угрозы, которая вызывает панический страх, и в то же время оно связано с более или менее полным отказом от индивидуальности и целостности человеческого «я». Подобное решение ни в коем случае не приведет человека к счастью и внутренней свободе; в принципе оно аналогично всем тем решениям, которые мы наблюдаем в случаях невроза. Оно как бы отодвигает тревогу на второй план, избавляет от паники и делает жизнь вполне сносной, но, с другой стороны, оно не решает самой проблемы, не углубляется в ее суть, и за него потом приходится расплачиваться тем, что вся жизнь человека превращается в одну сплошную, вынужденную суету»[5]. В России, где проблема свободы стала предельно актуальной в связи с событиями конца ХIХ ‬начала ХХ веков, тоже мучительно искали ответы на вопросы: Что такое свобода? Для чего она нужна человеку? Свобода нужна человеку для творчества, для самореализации, для самосовершенствования? Особую роль в анализе свободы сыграл Н.Бердяев. Свобода для него не просто характеристика человеческого бытия. Он онтологизирует свободу. Будучи религиозным философом, Н.Бердяев, тем не менее, ставит свободу выше, или лучше сказать, раньше Бога, точнее, до начала акта Творения. Для того чтобы творить, некое существо или сущность (человек или Бог) должно обладать свободой, внутренней свободой. «…ДляПравославияхарактернасвобода.Этавнутренняя свобода может не замечатьсяизвне,ноонаповсюдуразлита. Идеясвободы,какосновыПравославия, была выявлена русской религиозной жизнью XIX и XXвека.Признаниесвободысовести очень отличает Православную Церковь от Церкви Католической.Но понимание свободы в Православии отличное и от понимания свободы вПротестантизме.ВПротестантизме,каки во всей западной мысли,свободапонимаетсяиндивидуалистически,какправо личности,охраняющейсебяотпосягательствавсякойдругой личностииопределяющейсебяавтономно.Православиючужд индивидуализм,емусвойствененсвоеобразныйколлективизм. Религиозная личность и религиозныйколлективнепротивостоят другдругу,как внешние друг для друга.Религиозная личность находитсявнутрирелигиозногоколлектива,и религиозный коллективнаходитсявнутрирелигиознойличности.Поэтому религиозный коллективи неявляетсявнешнимавторитетомдля религиозной личности, извне навязывающим личности учение и закон жизни. Церковь не находится внерелигиозныхличностейкней противопоставляемых;Онавнутриих, и они внутри Ее. Поэтому Церковь не есть авторитет. Церковьестьблагодатноеединство любвиисвободы. Православию чужда авторитарность, потому что эта форма порождаетразрывмеждурелигиознымколлективоми религиознойличностью, между Церковью и ее членом. Без свободы совести,свободыдуха,нетдуховнойжизни,нетдаже представленияоЦеркви, так как Церковь не терпит внутри себя рабов, иБогунужнылишьсвободные.Ноподлиннаясвобода религиознойсовести,свободадухараскрываетсянев изолированной,автономнойличности,самоутверждающейсяв индивидуализме,авличности,сознающейсебя в сверхличном духовном единстве,вединстведуховногоорганизма,вТеле Христовом, то есть в Церкви. Моя личная совесть не внеположна и не противоположна совести сверхличной, совестицерковной:она раскрываетсялишьвнутри церковной совести.Но без активного, духовного углубления моей личной совести, моей личнойдуховной свободы не осуществляется жизнь Церкви, ибо эта жизнь Церкви не может быть внешней для личности, навязаннойей.Пребываниев Церквитребуетдуховнойсвободынетольков первый момент поступления в Церковь, что признаетиКатоличество,ноив течениевсейжизни…».В философии Н.Бердяева есть и еще один «крамольный» момент, ‬речь идет о богоподобии человека. Бог не сотворил и не мог сотворить человека по своему внешнему облику. Богоподобие человека не внешнее, а внутреннее. Богоподобие человека заключается в его способности быть творцом. Именно творческая сущность роднит человека с Богом. Именно творчество наполняет смыслом человеческое существование[6].МамардашвилиМ.К. утверждает, что всякая свобода ‬внутренняя. «…Возможна ли так называемая внутренняя свобода или неофициальная подпольная культура? Вдумайтесь в это, возможна ли? Представьте себе и задайте такой вопрос: существует ли на самом деле то, с чем вы сами не соотнеслись, как с чемто доступным обозрению других и циркулирующим публично? Дело в том, что, пока вы этого не сделали, вы не знаете, что вы думаете или что вы чувствуете. Ибо это можно узнать, только начав писать или говорить и соотносясьс этим… Уверяю вас, что если нет такого (публичного) пространства отражения, то нет ничего ни в наших головах, ни в культуре. Подпольная, скрытая культура невозможна по определению, так же как невозможна в этом смысле и внутренняя свобода. Хотя всякая свобода ‬внутренняя, если иметь в виду феномен неуловимой свободы. Скажем, нельзя ухватить или уловить свободу Декарта, свободу Пушкина. Мы просто видим ее или не видим. Она не зависит, в силу себя самой, ни от каких условностей. Пушкин мог ходить на прием кцарю и оставаться Пушкиным, но не потому, что он внутренне был свободен, в отличие от внешней несвободы. Он был свободен вообще. Ни внутренне, ни внешне, а просто свободен. Внутренней свободы, вопреки предубеждению российских людей, не существует. Существует просто свобода. Так же, как не существует лососины первой свежести. Свежесть бывает только одна, она же и последняя, как говорил ваш любимый автор… Тем самым свобода человека (понимаемая как пребывание, деление в мысли и несворачивание с нее‬М.Мамардашвили.) есть реальная и позитивная сила самоопределения, и эта сила ‬есть воля»То есть свободным называется все, что волевое…прежде чем определять свободу человека как свободу выбора, Он (Декарт) предварительно не постулировал в мире предметы, называемые добром и злом, Декарт пишет: конечно, «ничто мне не мешало говорить о свободе, пользуясь которой мы следуем доброму или злому; я просто хотел лишь избежать теологических контроверсий и держаться в рамках естественной философии… Декарт, как впоследствии и Кант, основывает возможность познания и воли человеческой только на свободе…»[2].На основании проведенного анализа, сформулированное авторское операциональное определение понятийного пространства внутренней свободы можно дополнить такими компонентами, как природное качество, изначально присутствующее в каждом; самостоятельность; избирательная творческая активность сознания, интуиции, бессознательного, воли и нравственных сил; способность устоять и справиться внутренне с тем, что не удалось преодолетьв процессе борьбы за достойную жизнь; способность к самореализации, самоопределению и самоутверждению.

Ссылки на источники1.Молчанова Е.В. Представления современных молодых людей о свободе//В сборнике: Социальногуманитарные и психологические науки: теоретикометодологические и прикладные аспекты Материалы 2ой Международной научнопрактической конференции. Под общей редакцией Е.В. Королюк. 2015. С. 145150. 2.Канке В.А. «Философия. Исторический и систематический курс». Электронный учебник.‬М.: Логос, 2001.3.Спиркин А.Г. Философия: Учебник. ‬2е изд. ‬М.: Гардарики, 2006. 4.Чернухина Н.В. Факторы формирования личностных качеств будущего специалиста, способствующих развитию у него внутренней свободы: диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук/Кубанский государственный университет. Краснодар, 2007. 5.Чернухина Н.В., Матвиюк В.М. Основные аспекты личностнопрофессионального саморазвития студента в образовательной системе вуза на современном этапе // Научнометодический электронный журнал «Концепт». ‬2016. ‬Т. 15. ‬С. 606‬610. ‬URL: http://ekoncept.ru/2016/96028.htm (Дата обращения 25.03.17).6.Чернухина Н.В. Самовоспитание как процесс и результат воспитания в образовательной системе современного вуза // Научнометодический электронный журнал «Концепт». ‬2015. ‬Т. 13. ‬С. 2321‬2325. ‬URL: http://ekoncept.ru/2015/85465.htm (Дата обращения 25.03.17).

3. Что такое внутренняя свобода?. От ребенка – к миру, от мира – к ребенку (сборник)

Читайте также








Что такое хорошо и что такое плохо?



Что такое хорошо и что такое плохо?
Прочитайте ребенку стихотворение В. Маяковского. Попросите малыша проиллюстрировать героев стихотворения с помощью выразительных жестов и мимики.Предложите юному артисту после окончания чтения стихотворения (или отрывка из него)






Развитие и свобода



Развитие и свобода
В девочках трех-четырех лет заложена потребность играть, потребность не подчиняться запретам, а свободно проявлять свои творческие способности и фантазировать. Благодаря этим способностям она однажды может стать великим ученым, руководителем фирмы,






2. Что такое свобода?



2. Что такое свобода?
Чтобы ответить на этот вопрос, написаны сотни книг, и это объяснимо: свобода – понятие бесконечное. Оно принадлежит к высшим понятиям человека и поэтому принципиально не может иметь точного определения. Бесконечное неопределимо в словах. Оно выше






Дисциплина и свобода



Дисциплина и свобода
Дисциплина в свободе – вот великий принцип, который нелегко понять стороннику традиционных школьных методов. Как добиться дисциплины в классе свободных детей? Разумеется, в нашей системе понятие дисциплины весьма отличается от общепринятого. Раз






Глава 4 Свобода… Выбора



Глава 4
Свобода… Выбора
Мы с вами являемся одними из самых влиятельных людей в жизни наших детей. С одной стороны, это хорошо, с другой – это большая ответственность. Если мы сейчас, обладая этим влиянием, начнем пытаться детей полностью контролировать, то лишим их






1. У интровертов богатая внутренняя жизнь



1. У интровертов богатая внутренняя жизнь
«Ты веришь в Бога?» Это был первый вопрос, заданный мне семилетним Адамом, когда мы познакомились. Он не успокоился на этом и добавил: «Наша семья не религиозна, но мой друг Кеза каждое воскресенье ходит в церковь». Я отвечаю: «Да, я






Глава 5 Свобода движений



Глава 5
Свобода движений

Все дети двигаются более легко и умело, если им позволяют это делать тогда и так, как они хотят, и не пытаются учить их этому.
Магда Гербер. Дорогой родитель
«Кьяра все еще ползает?»«Сколько Лили? Да что вы? И она еще не начала ходить?»Обычно мы






Новое мышление: свобода выбирать свою реакцию



Новое мышление: свобода выбирать свою реакцию
СитуацияЯ удобно устроился в кресле самолета и уже открыл книгу, когда пилот объявил, что рейс вылетит с двухчасовым опозданием: Лос-Анджелес в тумане… Почитав еще несколько минут, я огляделся и увидел, что лишь несколько






Внешняя и внутренняя мотивация



Внешняя и внутренняя мотивация

Мотивация – это искусство заставить людей сделать то, что вам нужно, потому что они этого хотят.
Дуайт Дэвид Эйзенхауэр
В этом разделе мы поговорим о двух типах мотивации. Правда в том, что никому не дано мотивировать другого. Люди






Внутренняя мотивация



Внутренняя мотивация
Абрахам Маслоу ясно изложил концепцию внутренней мотивации:
«Невозможно понять жизнь человека, если не принять во внимание самые высокие его стремления. Тяга к развитию, самоактуализации, здоровью, поиск идентичности и автономности, желание














Внутренняя свобода человека – чувство обретения внутренней свободы личности

Содержание


#1. Зачем надо быть внутренне свободным?


#2. Сдерживающие факторы


#3. Как стать свободными внутренне?


Что мы знаем о внутренней свободе? Это способность решать самому, как поступать, учитывая и руководствуясь только собственными нуждами и интересами. Свободой является творческий энергетический потенциал, заложенный внутри человека. Он позволяет нам проявлять, использовать все свои запасы, возможности, чтобы быть уникальными. Иначе человек просто сольется с общей серой массой, спрячется под очередной безликой маской. 

Читайте нашу статью «Четки из 108 бусин: символика и практическое применение».

Однако стать свободными внутри себя не так просто, поскольку можно угодить в ловушку. Ведь именно отношение к другим являются зеркалом наших свобод. Выбор может касаться только собственного настроения. Для этого необходимо начинать с освобождения своей души от негатива переживаний, которые способны ограничивать свободное общение с окружением в открытой и искренней форме. На самом деле такое состояние внутри нас считают основой для таких основных положительных чувств и эмоций, как любовь, счастье, гармония, а также уверенность, активность, жизненная энергия.




Зачем надо быть внутренне свободным?


Внутренняя свобода человека позволяет:


  • Разглядеть все свои возможности и реализовать способности, таланты, весь свой потенциал.
  • Иметь адекватное восприятие реальности соответственно сложившейся ситуации, а не руководствоваться привычками, стереотипным мышлением и внушаемыми кем-либо убеждениями.
  • Прийти к осознанию своего истинного предназначения и возможности смело шагать по жизненному пути.
  • Найти занятие, которое станет любимым делом, ставить задачи и достигать их без лишних усилий и разрушающих стрессов, а получая удовольствие от самого процесса.
  • Иметь свое мнение, нести ответственность за свою жизнь, собственные решения и выборы.
  • Строить гармоничные взаимоотношения с людьми близкого круга, основанные на взаимоуважении, понимании друг друга и любви.
  • Оказывать помощь в адаптации к реалиям взросления собственным детям. При этом все могут право ошибаться, но главное вовремя понять и исправить свои ошибки.
  • Избавляться от отношений, которые разрушают все на своем пути.
  • Строить отношения с окружением, с которым есть общие интересы. Причем такое общение должно быть основано на открытости и искренности, и приносить удовольствие, вдохновлять, обогащать, духовно.
  • Жить согласно своим сценариям, которые можно переписывать, как нам нравится.
  • Быть способными к творчеству, а также уметь по-настоящему любить, радовать и вдохновлять других.

На самом деле человеку нужно быть внутренне и внешне свободным, чтобы стать по-настоящему счастливым. Все имеют право жить, так как считают нужным. Кто-то проживает лентяем, другой выбирает усердную работу. Кому-то больше нравятся творческие профессии, а некоторые жить не могут без математических формул. У каждого человека свои способности и возможности. Свободный человек может позволить себе выбирать то, к чему лежит душа. Но большинство, к сожалению, живет с навязанными целями, интересами, убеждениями и мировоззрением. Внутренняя свобода, чувство людей, с которым не все ладят. Путь к свободе тернист и ценой за нее выступает непонимание со стороны окружающих, привыкшим существовать по общепринятым нормам. Иногда могут быть и неодобрение, и порицание за такой выбор.


Да, мы можем покидать дом и приходить обратно в любое время. И также вольны в выборе круга общения, и т.п. Однако этого недостаточно, чтобы чувствовать себя полностью свободными. И хотя каждый из нас мечтает обрести внутреннюю свободу, есть ряд сдерживающих факторов.




Сдерживающие факторы


Зачастую одного желания обрести свободу мало. Это предполагает колоссальную работу над собой. Человеку дан великий подарок – внутреннюю свободу, уровень которой у каждого разный. И этот дар можно развивать. Но на пути, на самом деле, много преград и помех. Нам мешают:


  • Моральные нормы, которые придуманы и навязаны кем-то.
  • Особенности воспитания. Каждому человеку еще в детские годы заложили определенные комплексы. У кого-то их очень мало, а другим досталось сполна. Большую часть комплексов заложили в нас близкие, родители. И часто строгие родительские запретные слова сопровождают до конца дней. Для таких людей, когда они становятся родителями, важно «передать по наследству» своим детям те же запреты. При этом нарушаются все границы личного пространства из-за страха быть не такими, как все. Да могут быть исключения. Кто-то все же решается нарушить правила и дать отпор рекомендациям и советам старшего поколения. Однако эту свободу получают в условиях растущего напряжения и полного непонимания.
  • Детские травмы психологического характера не дают наслаждаться полной свободой, всплывая и влияя на качество жизни во взрослом возрасте.
  • Традиции семьи, рода зачастую бывает очень сложно нарушить. Ведь это может грозить полным разрывом отношений.
  • Искусственно созданные ограничители свобод. Это имеет отношение к идейным особам. 
  • Сравнения с другими, зачастую не в пользе себе, мешают жить спокойно, быть счастливыми и свободными.

Читайте нашу статью «Кто такой Алистер Кроули?».



Как стать свободными внутренне?


Свободу личности можно обрести:


  • Не изменяя никогда себе, собственным убеждениям, нормам и принципам. Это непросто. Однако свобода того стоит. Нам не стоит быть податливыми существами. Он не пластилин, удобное средство для других людей, использующих его в своих целях. Важно дорожить своей жизнью, свободой, оставаясь до конца преданными собственным идеалам.
  • Имея собственное мнение, мировоззрение. В любой ситуации, невзирая на обстоятельства, нужно думать своей головой. Именно так поступает свободный человек. Но это не значит, что он не прислушивается к остальным. Однако его выбор не зависит от внешних факторов, включая авторитетность суждений, страхи, общественность и т.п. Не уверены – промолчите. Необходимо думать и принимать решения самим, иначе кто-то навяжет свои взгляды на жизнь.
  • Развивая свои волевые качества. Это помогает в разных обстоятельствах.
  • Если жить, испытывая к себе любовь и уважение. Без этого не может быть и речи о свободе. Нужно уметь ценить и дорожить собственными целями, временем, интересами и здоровьем.
  • Постоянно изучая, освобождая, формируя себя. Только хорошо узнав себя, свои приоритеты и цели по-настоящему, можно стать свободными людьми. Мы должны знать не только, что нравиться из еды, вещей, музыки и т.д., но и понимать все свои мысли, желания, эмоции, возможности, кто влияет на их формирование.
  • Не привязываясь. Свободу, ее уровень уменьшает каждая привязанность. Когда вы поймете, что уже обладаете свободой с рождения, и вам не нужно ничего больше делать, то избавитесь от всего дающего временное ощущение освобождения. Все привязанности на самом деле являются миражами.

Не стоит жить с постоянным желанием «кем-то быть», «казаться не тем, кто есть на самом деле», «соответствовать чьим-то требованиям». Это путь к несвободной жизни в рамках, которая не может быть счастливой. Стать свободными, значит, скинуть оковы ограничений и увидеть новые горизонты своих возможностей.

Читайте нашу статью «7 мечей Таро – значение и толкование при различных ситуациях».

Если вы приняли решение воспользоваться своим даром и освободиться от ограничителей, но не знаете с чего начать, обращайтесь в Центр «Арканум». Наши профессионалы своего дела готовы поделиться своими знаниями и опытом, оказать всяческую поддержку любому человеку.


Внутренняя свобода

Внутренняя свобода

/image.php?width=800&height=500&cropratio=1.6:1&image=/static/uploads/5f6b1788e980c.jpg

2020-01-01

 

Чувство внутренней свободы. Как обрести внутреннюю свободу

Все мы в какой-то момент вдруг понимаем, что хотим быть свободными. Желание это вполне естественное, вот только свободу можно понимать так по-разному, поэтому не лишнее спросить себя – свободу от кого мы хотим? От чего? И для чего? Ведь понятно же, что внешней абсолютной свободы нам никогда не достичь, да она ведь и не нужна нам – мы живем в социуме, у нас есть близкие, коллеги, и нет никакой радости в том, чтобы быть совершенно свободными от всех этих связей. И что же тогда остается? А здесь мы вспоминаем про внутреннюю свободу.

Внутренняя свобода человека это в первую очередь ответственность за тот выбор, который мы делаем. Это может касаться чего угодно – работы, отношений, места жительства, любых действий, которые мы совершаем. Пока мы думаем, что жить так, как мы живем, нас вынуждают обстоятельства и другие люди, мы никогда не будем свободны. Мы будем находиться под давлением внешней среды и страдать от этого.

Именно в такие моменты возникает желание освободиться от всего – от людей, от занятий, которые тяготят нас. И иногда действительно избавление от части из них приносит облегчение. Но в других случаях дело оказывается вовсе не в том, что нужно избавиться от чего-то внешнего, потому что как бы мы к этому ни стремились, это снова и снова будет возникать в нашей жизни. Помочь тут может только обретение внутренней свободы.

Как мы лишаемся внутренней свободы

Штука в том, что внутренней свободы можем лишить себя только мы сами. Да, зачастую это происходит под влиянием воспитания, общественного мнения, морали, установок, и тем не менее внутренней свободы мы лишаемся только тогда, когда соглашаемся, что кто-то или что-то может отнять ее у нас.

Быть может, отчасти это закономерный процесс, потому что в юности, когда еще очень неясна для нас суть внешней и внутренней свободы, нас приходится ограничивать, чтобы мы научились вписываться в общепринятые рамки, существовать в обществе. И мы неизбежно оказываемся в чем-то ограничены и считаем, что иначе просто невозможно. Потом начинаются попытки избавления от внешних несвобод. И лишь позже, когда очень многие из этих попыток заканчиваются неудачей, мы начинаем искать выход в обретении внутренней свободы.

Что приводит к ощущению внутренней свободы

Ощущение внутренней свободы приходит не сразу. Очень сложно бывает осознать, что то, за что мы привыкли возлагать ответственность на других, есть результат лишь нашего собственного выбора. От этой ответственности часто хочется убежать, потому что слишком много, оказывается, зависит от нас самих, и слишком много нужно сделать, чтобы изменить все так, как нам того хотелось бы.

Но на самом деле достаточно лишь перестать винить окружающих и жизнь в своих бедах, чтобы обрести чувство внутренней свободы. И уже только от этого в душе появляется легкость и ощущение силы, дающей нам возможность менять свою жизнь по своему усмотрению. Ведь если дело в людях и обстоятельствах, мы вряд ли как-то можем на них повлиять. Но если все зависит только от нас, то все оказывается в наших руках, в нашей власти. И тогда уж если мы не имеем чего-то, если с нами не случается что-то, то это значит только то, что мы этого и не хотим.

Отсутствие внутренней свободы сковывает нас, делает несчастными. И напротив, когда мы начинаем ощущать внутреннюю свободу выбора, нас уже ничто не сможет ограничить, что бы ни происходило вовне.

Конечно, только кажется, что речь идет о чем-то внешнем, очевидном, и внутреннем, невидимом. А на самом деле так хорошо видно людей, которые обладают внутренней свободой – они раскованы, доверяют себе, жизни, они легче ко всему относятся, проще отпускают. И напротив, когда человек внутренне скован, это словно пережимает все его внутренние токи – он зажат, вечно всем недоволен, всех обвиняет в своих проблемах, любое событие в жизни дается с трудом, большими переживаниями, жертвами, очень сложно принимать все происходящее.

Как обрести внутреннюю свободу

В первую очередь нужно брать ответственность на себя. Идти к осознанию, что причины своих затруднений нужно искать не в окружающих людях, не в обстоятельствах, а в себе. И менять нужно тоже не людей и внешний мир, а себя.

Нужно учиться принимать все и всех такими, какие они есть. Проще отпускать свои обиды, переживания, полагаться на жизнь – это тоже имеет прямое отношение к внутренней свободе, потому что за все обиды держимся мы сами, а не они за нас.

И, конечно, брать на себя ответственность не значит корить себя во всех бедах. Нужно уметь быть благодарными за все, что происходит в жизни, потому что в итоге это все происходит к нашему же благу.

Пусть не сразу, но ощущение внутренней свободы становится все полнее, если мы стремимся к этому. И это обязательно и жизнь нашу меняет к лучшему, и нас делает счастливее.

 

Метафорические ассоциативные карты для себя и в подарок

В продолжение темы

Самая драгоценная свобода — это внутренняя свобода

Есть духовная концепция, которая, кажется, создает много путаницы. Это называется свободой или освобождением, оба термина относятся не к политической свободе, а к внутренней свободе. Причина того, что «свобода» имеет духовное значение, состоит в том, что возможно состояние полной свободы. Путаница возникает из-за того, что на первый взгляд мы уже чувствуем себя свободными внутри, по крайней мере, большую часть времени. Наши мысли и чувства — наши собственные. Нас можно убедить или заставить изменить свое мнение, но в конце концов мы решаем сами.

На самом деле большинство людей испытывают лишь вкус внутренней свободы. Они существуют в ограниченном состоянии, далеком от полной свободы. Я обсуждаю желательность полной свободы в своей новой книге Total Meditation , и я хотел бы предложить здесь ее предварительный просмотр.

Мы не можем быть свободными внутри, если какие-то переживания пугают или огорчают нас. Мы закрываем и отрицаем их, и в результате многие, если не большинство переживаний редактируются, подвергаются цензуре, забываются и отбрасываются в пользу узкой группы переживаний, которые кажутся безопасными.Ограниченная свобода основана на том, чего вы можете разумно ожидать от жизни. Полная свобода начинается с взгляда на жизнь как на поле безграничных возможностей. Однако требуется некоторое убеждение, чтобы полная свобода казалась чем-то большим, чем несбыточная мечта. Желательно ли вообще чувствовать себя полностью открытым, безграничным и свободным от границ, чтобы быть в безопасности?

Ключевой момент здесь — спонтанность. Спонтанность без правил, что кажется рецептом анархии. Принуждение к соблюдению правил — самый надежный способ держать людей в подчинении, по крайней мере, так считают исполнители правил.Рассмотрим крайний пример обращения в банк за индивидуальной ссудой в Китае. Если вы хотите получить ссуду там, вы можете использовать свой смартфон, и онлайн-кредитные агентства проверят вас в электронном виде, используя данные, хранящиеся в облаке. Кандидат принимает или отклоняет ссуду за одну десятую секунды после того, как кредитное агентство проверит 5000 (!) Личных факторов, включая то, насколько твердо ваша рука двигалась, когда вы заполняли заявку, и насколько низко вы позволяете своему телефону аккумулятор перед подзарядкой.

Каждый из нас счастлив навязывать себе правила — нам не нужен авторитетный человек, который сделает это за нас. Самодисциплина и контроль над импульсами считаются желательными признаками зрелого взрослого человека. В детской психологии есть известный эксперимент, в котором мальчика усаживают на стул, а на столе перед ним стоит зефир. Ребенку говорят, что он может съесть зефир прямо сейчас, но если он подождет пять минут, ему дадут два зефира. Затем экспериментатор выходит из комнаты и наблюдает за происходящим через двустороннее зеркало.Некоторые дети ерзают, борясь со стремлением к немедленному удовлетворению. Другие сразу же берут зефир или терпеливо ждут, пока истекут пять минут. (Вы можете увидеть их поведение в очаровательном видео на YouTube «The Marshmallow Test».)

Этот эксперимент подразумевает, что у нас уже есть предрасположенность к контролю над импульсами (или нет) с самого раннего возраста. Однако многие из величайших даров жизни связаны со спонтанностью, включая влюбленность, ценить красоту, сочинять музыку, заниматься искусством, удивляться «Ага!» моменты и так называемые пиковые переживания.

Как сделать так, чтобы спонтанность улучшала жизнь, не подавляя ее? Решение состоит в том, чтобы в первую очередь перестать вводить ограничения. Это возможно только на уровне полного сознания. Внутри все разделены на то, что разрешено, и что запрещено. Вы не можете разрешить этот конфликт на уровне осознания, продиктованном разделенным «я».

Война, которую мы ведем с самими собой, происходит в разделенном «я». Всевозможные суждения, убеждения, страх плохих последствий, воспоминания о прошлых затруднениях и социально воспитанные запреты переплетаются внутри нас.Пытаться разрешить каждый конфликт по отдельности бессмысленно и обречено на провал. Когда мы пытаемся решить, насколько спонтанными мы хотим быть, мы сталкиваемся с тем фактом, что разделенное «я» на самом деле не доверяет себе.

К счастью, каждый обладает достаточной свободой, чтобы наслаждаться моментами спонтанности, и если мы достаточно бодрствуем, мы можем испытывать смех, радость и игривость всю свою жизнь (если бы это было нормой). Более глубокая духовная истина гласит, что свобода абсолютна. Когда вы устроились в себе и больше нечего бояться, ничто не скрывается из виду.Разрушающий эффект самоподавления ослабевает с каждым шагом, который вы делаете, чтобы избавиться от самооценки. Плохое поведение становится еще более привлекательным, когда оно запрещено, например, оставляя банку с печеньем открытой, но говоря маленькому ребенку, чтобы он не брал печенье. Все мы знаем, что происходит, когда мать поворачивается спиной.

Прямо сейчас вы и сами являетесь борцом за соблюдение правил, и бунтарем против правил. Чтобы стать неделимым, нужно совершить путешествие в сознание. Вы не созданы для того, чтобы одновременно преследовать и защищать себя.Вы созданы так, что следующее, что вы хотите сделать, — это лучшее для вас. Это радикальное переосмысление того, во что общество говорит нам верить, но когда вы примете образ жизни, основанный на сознании, реальность проявится. Спонтанность — суть жизни и душа творчества.

DEEPAK CHOPRA ™ MD, FACP , основатель The Chopra Foundation, некоммерческой организации, занимающейся исследованиями благополучия и гуманизма, и Chopra Global, современной компании в области здравоохранения на стыке науки и духовности. всемирно известный пионер в области интегративной медицины и трансформации личности.Чопра — клинический профессор семейной медицины и общественного здравоохранения Калифорнийского университета в Сан-Диего и старший научный сотрудник Gallup Organization. Он является автором более 90 книг, переведенных на более чем сорок три языка, в том числе многочисленных бестселлеров New York Times. Его последняя книга, Полная медитация (Книги Гармонии) помогает нам достичь новых измерений жизни без стресса и радостной жизни. В течение последних тридцати лет Чопра был в авангарде революции в области медитации, и его следующая книга, журнал TIME, описал доктора.Чопра как «один из 100 лучших героев и икон века». www.deepakchopra.com

Внутренняя свобода — Философская агора

Свобода от того, что не находится под нашим контролем

Эпиктет (55-135 гг. Н.э.) был философом-стоиком. Он родился рабом, но получил образование у своих богатых хозяев. Он был освобожден молодым человеком и начал преподавать философию в Риме. Когда император изгнал всех философов из Рима, он отправился в Никополь, Греция, где жил и преподавал до самой смерти.

Как и другие стоики, Эпиктет считал, что многие события в жизни находятся вне нашего контроля. Мы можем планировать столько, сколько захотим, и мы можем принимать столько мер предосторожности, сколько хотим, но наши планы всегда могут быть нарушены непредвиденными событиями, такими как болезнь, несчастные случаи, случайность и действия других людей. Это означает, что в большинстве сфер жизни у нас нет полного контроля, и поэтому мы несвободны. Согласно Эпиктету, есть только одно место, где мы можем быть полностью свободными: в нашем внутреннем мире — в наших решениях, нашей воле, наших намерениях, наших ожиданиях.Ничто не может помешать мне принять определенное решение, ничто не может помешать мне чего-то хотеть или не хотеть. Я полностью контролирую свою волю и свои мысли.

Следовательно, чтобы быть свободным, я не должен зависеть от вещей вне моего контроля, другими словами, от вещей вне меня. Я не должен быть привязан к своему дому, репутации, деньгам, даже друзьям и семье. Я могу стараться выполнять свои семейные и общественные обязанности, но если случится несчастье и мои усилия потерпят неудачу, я должен принять это с миром и без жалоб, без гнева, без разочарования.Я принимаю потерю денег, дома или работы, потому что я не зависим от них — я свободен. Я не раб того, чем владею.

Следующие тексты адаптированы из двух книг, оба из которых составлены из лекций Эпиктета его учеником Аррианом. Эпиктет говорит нам здесь, что свобода зависит от нашего внутреннего отношения, а не от внешних условий .

Дискурсы

Человек, которого не сдерживают, свободен, и для него все обстоит именно так, как он желает.Но тот, кого можно сдерживать, принуждать, препятствовать или бросать в какие-либо обстоятельства против его воли, является рабом. Но кто свободен от сдержанности? Тот, кто не желает ничего, что принадлежит другим. А какие вещи принадлежат другим? Вещи, которые не в нашей власти иметь или не иметь, или иметь определенного рода или определенным образом. Следовательно, тело принадлежит другому, части тела принадлежат другому, владение принадлежит другому … Этот путь ведет к свободе; это единственный способ вырваться из рабства.
[…]

Диоген был на свободе. Как он был свободен?
— Не потому, что он родился от свободных родителей, но потому, что он сам был свободен, потому что он сбросил все ручки рабства, и ни один человек не мог схватить его или поработить его. У него все было легко развязано, все висело только на нем. Если вы овладеете его имуществом, он скорее отпустит его и оставит его своим, чем последует за вами: если вы схватите его за ногу, он отпустит свою ногу; если всего его тела, то всего его бедного тела; его близкие, друзья, страна, все то же самое… Это были вещи, которые позволили ему быть свободным.

Enchiridion
1. Некоторые вещи находятся под нашим контролем, а другие нет. Вещи, находящиеся под нашим контролем, — это мнение, стремление, желание, отвращение или, короче говоря, все, что является нашим собственным действием. Вещи, которые мы не контролируем, — это тело, собственность, репутация, командование или, короче говоря, все, что не является нашим собственным действием.
Вещи, находящиеся под нашим контролем, по своей природе свободны, безудержны, беспрепятственны; но те, кто находится вне нашего контроля, слабые, рабские, сдержанные, принадлежащие другим.

10. Если вы увидите привлекательного человека, вы обнаружите, что сдержанность — это способность, которая у вас есть против вашего желания. Если вам больно, вы обретете силу духа. Если вы слышите неприятный язык, вы найдете терпение. Когда вы к этому привыкнете, вещи не будут уводить вас вместе с ними.

11. Никогда ни о чем не говорите «Я потерял»; но «Я вернул его». Ваш ребенок мертв? Возвращено.Ваша жена умерла? Она вернулась. Ваше поместье отобрали? Ну разве тоже не вернули?
«Но тот, кто забрал, плохой человек!»
Какая вам разница, кого дающий поручает забрать обратно? Пока он дает вам владеть, позаботьтесь о нем; но не рассматривайте это как свое собственное, так же как путешественники рассматривают отель.

14. Если вы хотите, чтобы ваши дети, жена и друзья жили вечно, вы глупы. Поскольку вы хотите контролировать вещи, которые вы не можете контролировать, вы хотите, чтобы вещи, принадлежащие другим, были вашими собственными…. Кто бы ни был свободен, пусть ничего не желает, пусть не отказывается от всего, что зависит от других, иначе он обязательно должен быть рабом.

15. Помните, что в жизни нужно вести себя как на званом обеде. Вам что-нибудь приносят? Протяни руку и возьми свою долю умеренно. Он проходит мимо вас? Не останавливайся. Еще не пришло? Не растягивайте к нему свое желание, а подождите, пока оно вас не достигнет. Сделайте это в отношении детей, жены, государственных должностей, богатства, и в конечном итоге вы станете достойным партнером пира богов.

17. Помните, что вы актер драмы, какой бы автор ни хотел ее сделать. Если коротко, то коротко; если долго, то долго. Если он хочет, чтобы вы играли роль бедняка, калеку, губернатора или частного лица, убедитесь, что вы поступаете правильно. Потому что это ваша задача — хорошо сыграть того персонажа, который вам был назначен. Выбирать свою часть — чужое дело.

19. … Не хочу быть генералом, сенатором или консулом, но быть свободным; и единственный способ к этому — презирать вещи, которые нам неподвластны.

РАЗМЫШЛЯЯ НА ТЕКСТ ЭПИКТА:

Эпиктет говорит нам, что для того, чтобы быть свободным, вы не должны быть привязаны к чему-либо, что не находится в вашем полном контроле. Если вы зависите от чего-то, что вам неподвластно, то вы раб внешних условий. Следовательно, свобода означает полную внутреннюю независимость.

Эпиктет знал, что добиться такой независимости чрезвычайно сложно.Поэтому он разработал упражнения, чтобы развить нашу способность быть эмоционально непривязанным. Хорошая идея — попробовать некоторые из его упражнений, чтобы понять его подход конкретно, а не только в теории.

Одно из его упражнений включает в себя воображение: сядьте спокойно и закройте глаза. Представьте, что ваш любимый небольшой предмет — кружка, плакат или фотография — уничтожен. Представьте свою эмоциональную реакцию и попробуйте представить, как вы отвечаете совершенно спокойно и невозмутимо. Затем представьте, что уничтожен более ценный объект — ваш компьютер или ваша машина.И снова представьте, что вы отвечаете спокойно. Затем представьте себе более серьезную катастрофу — например, серьезную болезнь или сгорание вашего дома — и вашу спокойную реакцию. И так далее. Дает ли это ощущение внутренней свободы?

Еще одно упражнение, которое вы можете сделать, — это наблюдать за собой в повседневные моменты. Каждый раз, когда вы ловите себя на том, что отвечаете разочарованием или гневом, обратите внимание на этот факт, а также постарайтесь успокоиться и почувствовать себя умиротворенным и безразличным. Дает ли это ощущение внутренней свободы?

Выполнив эти упражнения, вы будете лучше готовы оценить философию свободы Эпиктета.Считаете ли вы его подход приемлемым? Или, по крайней мере, вы согласны с некоторыми аспектами его взгляда? Вы бы изменили его философию свободы? Или вообще отвергнуть? И если да, то каковы именно ваши причины?

Внутренняя свобода »Что такое внутренняя свобода?

Что такое внутренняя свобода и просветление?

«Внутренняя свобода или просветление — это стать тем, кем вы были всегда. Найти единственное, что никогда не терялось.Это должно быть то, что нельзя описать ».

Состояние просветления невозможно описать; его можно только испытать — так же, как нельзя описать вкус яблока человеку, который никогда не пробовал яблоко. Яблоко надо попробовать

Когда мы описываем просветление словами, мы глубоко понимаем, что эти слова — просто дорожные знаки. Например, дорожный знак с надписью «Копенгаген» — это не Копенгаген. Дорожный знак просто указывает на то, что есть место под названием Копенгаген (Просвещенный штат).Дорожные знаки также полезны, когда вы ориентируетесь. Вот почему слова людей в просветленном состоянии могут стать мощным открытием в вашем собственном процессе просветления. К сожалению, некоторые люди считают, что дорожные знаки ЕСТЬ Копенгаген. Они застряли в интеллектуальном понимании и верят, что эти относительные истины являются Просвещением.

Просветление — это не иметь много духовных прозрений. Напротив, многие из этих духовных концепций могут блокировать состояние свободы. Просветление — это не ясновидение, исцеляющие способности или временные переживания света, ангелов и других измерений.Просветление — это не внетелесные переживания, хождение по воде, телепатия или телекинез. Просветление — это не иметь духовных способностей, хотя это может быть «побочным эффектом».

Просветление намного проще и в тысячу раз глубже. Просветление — это фундаментальный переход от «чего-то» к простому бытию. Переход от жизни в уме к жизни в сердце. Переход от отождествления со своей личностью к постоянному опыту бытия Вселенной. Переход от смертности к бессмертию, от ограниченности к бесконечности.Переход от придуманного к жизни. Переход от концепции к вашей истинной природе. Переход от полного переполнения мыслями и чувствами к чистому осознанию, испытывающему мысли и чувства. Переход от существования в мире к тому, чтобы быть миром. Просто вернитесь в свое естественное состояние.

На самом деле ничего экстраординарного в этом нет. Это ваша естественная свобода. Это жизнь без ума — не без ума. Это полный контакт с Жизнью — безоговорочно.Это отпустить то, что приходит, и отпустить то, что уходит. Или, как говорят дзэнские монахи, «рубить дрова и носить воду». Это способность отключать ум и пребывать в тишине.

Квантовый скачок Брюна

«Раньше я был деревом, глядя на другие деревья в лесу. Я часто сравнивал, оценивал, судил и осуждал себя и другие деревья. Хотя я знал о прогнозах, это был кошмар. Как дерево я знал, что существует нечто, называемое Лесом, но лишь в короткие мгновения испытал это.

Вдруг это случилось. Весь Лес наполнил меня. Чувство отдельного дерева исчезло, и я стал Лесом. Сначала я подумал, что это одно из временных переживаний. Но нет, ничего не изменилось. Я продолжал быть Лесом. Теперь я Лес, смотрящий на Лес. Это потрясающий опыт с каждым игристым напитком. Я все еще могу видеть своеобразное дерево по имени Брун, но я больше не эта ограниченная личность. Я свободен и бесконечно благодарен.

6 марта 2004 года в Индии я пережил прорыв в моем сознании, приведший к постоянному состоянию внутренней свободы.Некоторые называют это состояние просветлением или просто нашей истинной природой. «Клей», который обычно окружал мои мысли и эмоции, растворился, и теперь мир воспринимается с совершенно новой точки зрения.

Это похоже на взлет над облаками, где всегда светит солнце. Облака (мысли и эмоции) все еще существуют, но они имеют совершенно другое качество и степень, поскольку солнце осознания всегда светит над ними. И небо (теперь мое основное состояние) всегда высокое и синее.

Я испытывал это состояние раньше в течение более коротких периодов времени, когда катался на лыжах, смотрел закат или медитировал. Сейчас состояние постоянное. Мой разум, который раньше был тюрьмой мыслей, теперь превратился в инструмент, который я могу сцеплять или выключать так же, как сцепление в машине. Нет никакого сопротивления проявленным мыслям или эмоциям. Они приняты — мне не нужно менять ни их, ни себя. Мое тело сняло 90% напряжения, а остальные 10% пережили в состоянии полного принятия.Я свободен — и бесконечно благодарен ».

Опыт Сесила в качественном скачке

У меня не было особого стремления к просветлению, так как я совершенно неправильно понял, что имели в виду буддийские мастера, когда говорили о Пустоте — для меня это звучало как смерть, действительно, очень скучно и никоим образом не привлекательно: o)) Но, к счастью, Жизнь изящно дает нам то, что нам нужно, а не то, что мы хотим (или думаем, что хотим) ……… и часто самыми неожиданными способами.

Жизнь так прекрасна проста.Настолько просто, что, когда я получил просветление 6 сентября 2004 года в Индии, я сначала действительно не осознавал огромного сдвига, который произошел во мне. В тот день Божественное Присутствие полностью проникло в мое существо, растворив меня в ничто…. превращая меня во все одновременно. … .. Этот опыт оставил меня полностью прозрачным, когда ветер ласкал листья, землю, солнце… .. и глубокое, глубокое чувство, что жизнь теперь может беспрепятственно течь через меня. Это навсегда изменило то, как я воспринимаю жизнь — все то же самое, но по-другому: o)
Внутри меня есть бесконечное пространство, полная внутренняя свобода и бурлящий подводный поток любви, радости и юмора, который ничем не обусловлен. все….он всегда рядом — даже когда я плачу. В каждом моменте есть полнота, которую невозможно описать словами. Как Жизнь вдыхает и выходит из сердца. Я люблю себя, люблю людей и снега, и пряники, и тишину, и работу, и ……… »

Вся эта вещь просветления вовсе не связана с каким-то конкретным видом переживаний, а о СВОБОДЕ испытывать — действительно переживать — все и вся, что проходит через вас без какого-либо сопротивления или цепляния.Состояния приходят, состояния уходят, чувства приходят, чувства уходят, мысли приходят, мысли уходят… в одном бесконечном танце Жизни. Все это странно, красиво, мистично и очень естественно одновременно — и благодарность происходит постоянно (как большая жирная река, текущая из Сердца: о)) и это не имеет ничего общего с особенностями прихода и ухода ( которые я все равно не контролирую; о)).
И Путешествию нет конца — это как знание или прозрения, которые у меня уже были, я получаю снова и снова — но на более глубоких уровнях … как процесс до и после просветления — это открытие / переживание большего и более тонкие нюансы / тонкости этого волшебного проявления, которым является Жизнь.Мне также кажется, что мои тела постоянно настраиваются, чтобы заставить их удерживать все более и более высокие вибрации в течение все более длительных периодов времени — это, по моему опыту, полностью автоматический процесс, но иногда чувствуется выполняемая работа. интенсивнее…. И при каждой тонкой настройке открываются новые глубины — это бесконечное путешествие в бесконечность: o)

Я полон Жизни и полностью подчиняюсь божественному плану / любви / радости / юмору и всегда в глубочайшей благодарности Великому Всем.

Любовь любовь любовь любовь безумная любовь
Сесил

Метафора дома — побег из космической тюрьмы

Дом (основанная на эго и ограниченная личность) наполнен как прекрасной мебелью, так и большим количеством старого хлама. На окнах ставни. Дверь заперта, а ключ снаружи. Внутри дома темно. У вас есть только небольшая вспышка (непросветленное сознание), чтобы ориентироваться в комнатах. Возможно, вы потратите много лет на уборку и косметический ремонт различными способами (терапия, программы саморазвития, медитация, йога, чтение книг по духовности, философии, психологии и т. Д.)) Вы узнаете, как переставить весь старый хлам в доме (гнев, страх, жадность, высокомерие, боль, горе, сопротивление, гордость, заниженная самооценка и т. Д.) И разместить их так, чтобы вы не спотыкались о них так часто. темнота.

Это похоже на своего рода фен-шуй, улучшающий поток энергии через внутренний дом, но в основном это всего лишь «управление печалью». Задача непростая, так как у вас есть только небольшой фонарик, чтобы найти весь старый хлам и сохранить его наилучшим образом. Как ни странно, старый хлам (негативные модели) появляется в новых местах, даже если вы знаете, что кладете его в ящик в подвале.Естественно, чем уборщица становится, дом становится тем красивее, но это все равно тюрьма. Та же тьма все еще преобладает, хотя вы можете развлечься чтением, вязанием, фильмами и другими забавными вещами.

Очень редко вам удавалось открывать ставни и вы могли высунуть голову из окна и увидеть живописный и открытый пейзаж снаружи. (Мимолетные переживания внутренней свободы — просветленное состояние). Эти переживания просветления, когда вы действительно видите красоту и свет, медленно превращают жизнь в доме в ад.Потому что в глубине души вы знаете, что на самом деле дом — это не ваш дом, а тюрьма.

Прекрасный пейзаж за окном — ваша вечная игровая площадка и ваш настоящий дом. Каждый раз, когда происходит чудо, и вы можете видеть сияние солнца, очень неприятно, когда ставни снова закрываются так же быстро, как и открываются. Вы начинаете понимать, что можете заново украсить свой дом на вечность, но это никогда не освободит вас. Постоянная реконструкция не может открыть двери или окна дома навсегда.Экзистенциальное разочарование и отсутствие смысла становятся все более и более подавляющими, пока вы не начнете сдаваться и молиться о том, чтобы кто-то или что-то вне дома пришли и помогли вам.

Вы входите в контакт с помощниками, которые находятся снаружи в освещенном ландшафте (воплощенные и невоплощенные учителя). Общаясь с ними на внутреннем и внешнем планах, вы понимаете, что последнее, что сдерживает вас в доме, — это страх. Страх перед великим неизвестным, страх любви, страх жизни и страх света.Но постепенно ваша уверенность растет благодаря вашим отношениям с внешними помощниками, и вы чувствуете, что доверие к вам растет. Вы ощущаете, как ваш уровень сознания и ваша энергетическая частота повышаются в присутствии ваших внутренних и внешних помощников.

Вдруг такое случается. Вы сдались. Без каких-либо усилий с вашей стороны крыша поднимается и, как по волшебству, все внешние стены (эго) отпадают. Вливается солнечный свет, и вы внезапно видите всю красивую мебель и весь старый хлам одновременно — освещенные солнцем.

Старый хлам больше не раздражает, потому что вы можете свободно бродить по миру. Содержание дома (ваша личность) микроскопично по сравнению с открытым пространством, которое вас сейчас окружает. И на самом деле старый хлам так же прекрасен, как и весь остальной мир в прекрасном солнечном свете. Ваша реальность стала универсальной реальностью. Ваше личное сознание стало Космическим Сознанием. Теперь вы пребываете в просветленном ландшафте, которому всегда принадлежали.

Пропитывание просветляющими растворителями

И Сесил, и Брюн испытали необходимость и пользу от посещения более длительных ретритов (2–21 день) с просвещенными учителями.Когда вы настраиваетесь на более высокую частоту на более длительные периоды, происходят глубокие преобразования в теле и разуме. Частота просветленного учителя создает резонанс с вашим собственным высшим «я». Это похоже на погружение эго и личности в растворители (жидкости просветления).

Основываясь на интенсивном опыте и понимании, которое мы получили в ходе наших личных процессов, мы предлагаем серию ретритов, которые можно посещать как единый процесс, так и по одному.

Все ретриты основаны на непосредственном переживании различных тем посредством упражнений, медитаций и т. Д.«Дело не в идее — дело в опыте». Некоторые основные ингредиенты ретритов:

  • Работа с присутствием — катализатор вашего пути к внутренней свободе
  • Учения и диалоги об абсолютной истине и ее силе изменить ваше восприятие самой Жизни
  • Медитации с инструктором, работа с энергией и телом

Подробнее о содержании и форме выездных семинаров см. В разделах «Как мы работаем» и «Мероприятия / Календарь».

Сохранение внутренней свободы — Ответственный секретарь

Внутренняя свобода сильна; это повышает уверенность и дает вам душевное спокойствие говорит Mercy Kufakunesu

Очень немногие организации отточили искусство свободы на рабочем месте.Это затрудняет развитие некоторых из них. Свобода — это способность выражать себя, мыслить и действовать независимо от имени организации, но люди относятся к свободе иначе. Разница в том, что когда у вас есть свобода, вы знаете, как лучше всего ее использовать и поддерживать. Не теряйте внутреннюю свободу и не позволяйте без энтузиазма капать в ваше сердце. Внутренняя свобода сильна; это повышает уверенность и дает душевное спокойствие на рабочем месте.

Вот несколько советов по поддержанию вашей внутренней свободы:

1.Игнорировать грубые слова и действия

Никогда не принимайте слов или действий, которые ваш руководитель говорит или делает лично. Позволив им проникнуть внутрь, они повредят ваш дух. Скорее позвольте вашему видению сохранить ваши надежды; визуализируйте будущее и не позволяйте резким словам или действиям определять вашу судьбу. Резкие слова и действия подобны преградам. Если вы позволите им, они сделают вас менее целеустремленным человеком. Поскольку у вас есть внутренняя свобода, вместо того, чтобы отказываться от работы, делайте больше, чем от вас ожидают.Не поддавайтесь влиянию слов и действий других людей.

2. Бросьте вызов своим мыслям

Не каждая мысль, которая приходит вам в голову, рациональна. Некоторые мысли связывают нас, и им нужно бросить вызов, например, мысли о жалости к себе или о том, чтобы видеть себя жертвой на работе. Бросьте вызов своим мыслям, мотивируя себя. Исправьте свои мысли, чтобы они соответствовали вашему видению. Искаженные мысли парализуют ваши умственные способности, но выбирайте позитивный настрой.Если вы воспринимаете задачу как сложную, рассматривайте ее как возможность проявить свои творческие способности. Пока другие теряют концентрацию на работе, вы можете сохранить свою внутреннюю свободу.

3. Будь хозяином самому себе

Когда организация нанимает профессионала, их главная цель — выполнить свою работу. Уметь владеть собой в начале карьеры. Если вы овладеете собой, вы произведете впечатление на своего руководителя, и он или она доверит вам все дела в офисе.Поступая так, вы сможете сохранить свою свободу, поскольку сможете продемонстрировать высокий уровень концептуальных навыков и компетенций. Ваш руководитель будет воспринимать вас как благословение.

4. Проявите инициативу и внесите свой вклад

Свобода внутри приходит через контроль над ситуацией на рабочем месте и проявление инициативы. Вместо того, чтобы быть связанным пассивным ожиданием указаний от руководителя и кормлением с ложечки, проявите новаторский подход. Свободный человек — это человек, наделенный властью.Удовлетворяйте свои психологические потребности, направляя себя через действия. Предложите способы экономии времени и средств и действуйте в соответствии с ними. Это освободит вас и принесет пользу вашему руководителю.

5. Проверить рост

Спросите у своего руководителя, как у вас дела. Визуализируйте ситуации, в которых вы были на работе, и ищите в них возможности. Рождайте новые идеи и способы улучшить свою работу. Проведите SWOT-анализ своих навыков и разработайте стратегии борьбы со своими слабостями и борьбы с угрозами.Все, что остается ограниченным, не имеет свободы. Свобода приходит с ростом. Обращайтесь за помощью к знающим людям в тех областях, где наблюдается задержка роста.

6. Улыбка

Не позволяйте ничему отвлекать вашу улыбку. Ваша улыбка должна отражать вашу бесконечную уверенность в том, что вы свободны. Улыбайтесь среди проблем. Рабочее место может не давать свободы, но это не должно отнимать у вас улыбку. Улыбка может изменить тяжелое окружение. Когда вы теряете улыбку, вы теряете свободу в хаосе на рабочем месте.Улыбаться, улыбаться и улыбаться; Я говорю тебе улыбнись.

Даже если ваша текущая ситуация может показаться сложной, сохраняйте свою внутреннюю свободу и поддерживайте ее, пока другие теряют свою.

Внутренняя свобода — Новая библиотека Акрополя

Статья Гунера Оруку

опубликована India North, 26 августа 2014 г.

Скачать Pdf

Свобода — это концепция, которая всегда занимала человечество. Мы все хотим быть свободными; но без чего? Действительно ли мы знаем, какой свободы мы ищем или как мы можем достичь этой свободы?

Мы собираемся использовать философию для исследования и понимания свободы с упором на внутреннюю свободу, которая более важна и ценится, чем популярная сегодня физическая свобода.Внутренняя свобода — это свобода нашего разума, эмоций и действий. Что это за силы, которые мешают нам обрести внутреннюю свободу? Какие факторы мешают нашему свободному мышлению, свободе чувств и свободе действий?

Нам нужно знать о природе человека, чтобы иметь возможность решать проблему свободы. Философия рассматривалась как способ познания себя в Древней Греции и Риме. Познание себя позволяет нам знать, как мы думаем и чувствуем, распознавать препятствия на пути к внутренней свободе.Раскрытие нашей человеческой природы поможет нам открыть ту свободу, которой мы заслуживаем.

Свобода — это состояние ума и сердца, не зависящее от каких-либо обстоятельств или человека, но не изоляция или неподвижность. Концепция «зависимости» играет важную роль в понимании свободы. Быть независимым — это не значит быть изолированным от людей или действий, которые могут привести к изменениям, а скорее не зависеть от условий и других людей в нашем мышлении, чувствах и действиях.Что касается зависимости, любая привязанность к условию, объекту, статусу, карьере или человеку означает потерю нашей свободы, поскольку привязанное состояние будет определять наше мышление и чувства.

Человеческие существа находятся в постоянной битве различных внутренних сил, и свобода — это действие, проистекающее из нашего интеллекта и свободы воли среди этих многочисленных сил. Свобода означает быть управляемой и управляемой не этими силами, а нашим разумом и свободной волей. Что это за другие силы; ненависть, гнев, зависть, предрассудки, умственные и эмоциональные привычки, автоматизм — вот некоторые из них.

Если мы возьмем гнев в качестве примера; когда гнев присутствует в нашем уме, он пытается контролировать наше мышление и действия, а если да, то начинает вести нас в том направлении, в котором он хочет идти. Он пытается переложить свою разрушительную энергию на что-то или кого-то. Мы, как существа, обладающие разумом и свободной волей, должны противостоять нашему гневу, не для того, чтобы быть им управляемыми, а для того, чтобы контролировать и искоренять его. Как мы можем этого добиться? Прежде всего, осознав свой гнев, приняв существование этой деструктивной эмоции внутри нас.И тогда нам нужно узнать об этом больше; как он преобладает над нами, какие условия помогают ему расти и привести к власти, почему он никогда не помогает решать проблемы, почему мы сожалеем в конце, когда наши действия были вызваны гневом. Поскольку мы больше узнаем о наших внутренних врагах, мы будем более выгодными перед ними, чтобы мы могли разработать более эффективные стратегии борьбы с ними. Боевые искусства направлены на развитие этих стратегий для победы над нашими внутренними врагами.

Другой пример — наши умственные привычки. Мы склонны мыслить шаблонами, что легче, чем мыслить творчески и свободно.Эти ментальные паттерны могут развиваться разными факторами, такими как общество, религия, мода, семья, образование, СМИ и т. Д. Если мы начинаем думать так, как религия, реклама, общество или мода учили нас, мы теряем способность к свободному мышлению, потому что мы не думаем, а следуем ментальному образцу, который имеет для нас определенную цель. Мышление всегда приводит к одному и тому же результату в конце ментального паттерна. Мы не можем быть творческими и новаторскими под давлением ментальных стереотипов.Мы не можем увидеть различные аспекты и глубину проблемы, если следуем ментальному шаблону.

Суеверия — это крайние случаи ментальных паттернов, когда ментальный паттерн становится настолько сильным и глубоким в уме. Слишком сложно избавиться от давления суеверий. Когда мы смотрим на историю человечества, мы находим некоторые периоды страданий, когда обществом движут некоторые суеверия, например, в средние века в Европе. Суеверия также вызывают различные страхи, которые лишают нас свободы.

А как насчет предрассудков? Общества или отдельные люди превращают предыдущий опыт в ментальный образец и начинают следовать ему в аналогичных обстоятельствах. Предрассудки мешают нам видеть вещи такими, какие они есть, потому что мы видим их через призму ментального паттерна, запечатленного в нашем сознании. Например, болезненный опыт общения с другом в прошлом может превратиться в предубеждение, которое заставляет нас думать, что людям нельзя доверять как друзьям. Этот предрассудок мешает нам свободно устанавливать новые отношения.Это потеря свободы на пути к новым друзьям. Осторожность отличается от слепого следования предрассудкам.

Вы можете видеть некоторые тенденции в обществе думать особым образом по некоторым предметам. Мы не говорим о здравом смысле, который связан с мудростью общества. Например, мы можем подумать, что счастье приходит с машиной, карьерой или отпуском, поскольку оно связано с этими вещами. Мы мыслим концепциями, которые определяются средствами массовой информации, религией, друзьями, обществом или образованием, если мы сами не потрудимся исследовать и познать более глубоко.В этом случае, когда мы используем концепцию мышления, мы думаем со смыслом, данным религией, средствами массовой информации, возрастом, культурой и т. Д. Например, сегодня свобода обычно понимается как физическая свобода. Свобода покупать то, что хочешь, свобода идти, куда хочешь, свобода делать все, что хочешь. Другой пример — термин «философия», который сегодня потерял свое классическое значение. Философия просто означает любовь к мудрости, но мы склонны думать о «философии» как о скучной и бесполезной вещи, интеллектуальном занятии, далеком от практической жизни.Мы презираем своих друзей, говоря: «Не философствуйте», когда они говорят за пределами основного общества или вне обычных условностей. Мы не чувствуем необходимости тратить время на философию, поскольку считаем ее отстраненной и чуждой жизни.

Утрата свободы заканчивается страданием. Даже когда вы смотрите на мир животных, вы можете ясно увидеть, насколько им больно жить в клетке или замкнутом пространстве. Птицы стали символом свободы во многих древних традициях; особенно запирать птицу в клетку, лишать ее свободы летать не имеет смысла, когда мы так чувствительны к своей собственной свободе.Мы знаем боль, когда потеряна свобода, так почему мы хотим причинить такую ​​же боль животным?

Открытие себя — долгий, но необходимый путь, который нам всем предстоит пройти, и философия была лучшей компанией человечества в этом долгом и трудном путешествии. Это также путешествие к нашей внутренней свободе, которую нельзя отнять никакими внешними факторами или условиями, но которая приходит с самопознанием.
Давайте вспомним знаменитый девиз греческих философов; «Познай себя» и сделай его проводником в нашей жизни, чтобы узнать о свободе, к которой мы стремимся.

Гунер Оруджу

Сидней 2010
www.acropolis.org.au

Кредиты изображения: Джеймс Мур | Flickr | CC BY 2.0

Организация, публикующая эту статью, берет на себя ответственность за то, что изображения, используемые в этой статье, имеют необходимые разрешения.

Ссылки на изображения
Автор: james moore | Flickr | CC BY 2.0

Прочтите оригинальную статью на http://www.acropolis.org.au/resources/articles/InnerFreedom.pdf

Получены разрешения, необходимые для публикации этой статьи

Как обрести внутреннюю свободу

У всех людей есть множество основных потребностей.Нам всем нужно чувствовать себя любимыми. Желание любви может определять наше поведение во всех сферах нашей жизни.

Еще одна основная потребность, к которой стремятся люди, — это свобода. На одном уровне мы ищем свободу от различных эмоциональных болезненных состояний сознания. Мы ищем свободу от страха и придумываем множество стратегий, чтобы чувствовать себя в безопасности. Сложность в том, что та часть нас, которая ощущает себя отделенной от божественного, никогда не будет чувствовать себя в безопасности. И все средства, позволяющие обрести безопасность, обычно создают еще больше боли и страданий.

В «Медицина для Земли » я писал о Джеке Шварце, который смог залечить свои раны во время пыток нацистов. Он смог достичь состояния единства со вселенной, в котором не было никакой возможности причинить ему вред. Пока Джек Шварц находился в таком состоянии, он не мог находиться в эгоистичном состоянии страха. Состояние единства должно быть полным, чтобы произошло такое чудо.

Для многих из нас на духовном пути мы идем туда и обратно между отдельными состояниями сознания и божественными состояниями.Ум приходит и говорит нам, чего нам следует бояться. Затем входит наш божественный дух и говорит, что страх — это иллюзия, потому что как дух мы не можем умереть или пострадать. Мы колеблемся взад и вперед. Истинная свобода приходит, когда мы можем освободиться от этого колебания взад и вперед. Один из ключей для нас — это выбрать духовные практики, приверженность которым мы чувствуем с энтузиазмом, которые приведут нас к более глубокому состоянию переживания состояния единства. Конечно, работа над этим продолжается.

Ключ в том, чтобы найти баланс, потому что у нас действительно есть эго, которые воспринимают себя отдельными.И все же, когда мы переживаем наш духовный свет и единство, все становится возможным.

Чтобы продолжить наше путешествие к свободе, мы должны продолжать подчинять наши эгоические желания божественному внутреннему. Я использую слова «продолжить наше путешествие», потому что мы прошли это путешествие, осознавали мы это или нет. Идти по духовному пути — значит идти к свободе. Истинная свобода живет внутри.

Мы не всегда знаем, что приготовило нам путешествие нашей души. Но есть так много возможностей, которые мы не изучаем, пытаясь управлять своей судьбой.Подчинение нашей судьбы нашему божественному свету приводит нас к истинному проявлению того, что создаст истинную радость, богатство и здоровье на всех уровнях.

Мы все проходим инициацию. Планета проходит инициацию, и мы не можем отделить себя от целого. Посвящение — это опыт, который уносит нас из прошлого и переносит в новое место в жизни, которое мы никогда раньше не испытывали.

Посвящения требуют от нас открытия новых способов мышления и принятия новых решений, которые мы никогда раньше не пробовали.То, что мы использовали в прошлом, больше не будет работать.

В течение многих лет мы наблюдали, как организации, будь то деловые, религиозные или духовные, начинают сталкиваться с проблемами в сохранении власти и своей власти над нами. Организации дают нам «руководства» о том, как прожить свою жизнь, а также о том, как решать различные проблемы.

Одна из причин, по которой организации сталкиваются с такими трудностями сегодня, заключается в том, что «руководства» о том, как действовать в жизни, устарели. У нас есть загрузка настоящего «руководства» и «инструкций по эксплуатации» внутри нас.

Цель духовных путей — привести нас в соприкосновение с нашей собственной божественностью и творческим гением. У всех нас одинаковый творческий потенциал. Вера в то, что ответы есть только у некоторых людей, не приведет нас к созданию здоровой планеты. Конечно, все мы даем разные ответы на разных уровнях, поскольку все мы выражаем свои уникальные дары и таланты. Все мы воплощаем в себе аспекты божественности, как у алмаза разные грани, которые соединяются вместе, чтобы сиять ярким и ослепительным светом.

Когда мы начинаем отдавать нашу судьбу внутреннему божественному, мы начинаем открывать новый путь в нашей жизни. Когда мы искренне чтим уникальные дары, таланты и сильные стороны, с которыми мы пришли в этот мир, мы действительно добавляем силы нашему глобальному сообществу. Продолжая работать с духовными инструментами, мы приближаемся к большему чувству свободы.

Сейчас нам нужно начать действовать спонтанно. Ведь если мы смотрим, что приносит нам жизнь, энергия, проявляющаяся в нашей жизни, оказывается неожиданной.Эго боится неожиданного. Именно наш дух встречает энергию неожиданного с чувством удивления и непосредственности.

Вот несколько способов поработать, когда мы начинаем встречать новый год. В этом месяце я хотел бы попросить вас перечислить качества создателя или творческих сил вселенной, которым вы хотели бы подражать. Выберите хотя бы одно качество и найдите разные способы проявить это качество в своей жизни и в мире.

Придумайте свой собственный уникальный способ решения проблем.Если вы работаете с клиентами, загляните внутрь себя и спросите способ работы, который вы никогда раньше не пробовали. Если вы сталкиваетесь с проблемой в своей собственной жизни, загляните внутрь себя и попросите совершенно новый способ ответить на вызов, который жизнь принесла вам как возможность для роста.

Выбросьте «старые инструкции по эксплуатации» и «инструкции по эксплуатации». Они оказались невероятно полезными и предоставили вам прочную основу, которая привела вас туда, где вы находитесь прямо сейчас. Найдите новые инструкции.Вы будете в полном восторге от того, что вам показывают. Новое, открытое вам, сулит новую жизнь, радость, богатство и здоровье, превосходящие все, что может придумать ваш эгоистичный ум.

Сандра Ингерман, Массачусетс, является автором восьми книг, в том числе «Возвращение души», «Лекарство для Земли», «Шаманское путешествие: руководство для новичков», «Как лечить ядовитые мысли», «Как преуспевать в Времена перемен »и« Пробуждение к духовному миру: шаманский путь прямого откровения ». Сандра проводит международные семинары по шаманским путешествиям, исцелению и обращению вспять загрязнения окружающей среды с помощью духовных методов.Сандра — лицензированный терапевт по вопросам брака и семьи, профессиональный консультант по психическому здоровью и сертифицированный эксперт по травматическому стрессу. Чтобы заказать книги Сандры и прочитать ее блог, зайдите к ней в Red Room или на sandraingerman.com.

Важность свободы: внутренняя свобода похожа на внутренний мир?

Вы, вероятно, прочтете это в первую неделю июля, когда мы будем отмечать Четвертое июля. Исторически сложилось так, что свобода является главной темой этого праздника. Мы чествуем свободу во всех ее формах — за возможность достигать высочайшего уровня; поклоняться любым способом, который вы захотите; и свободу быть самим собой, любить того, кого любишь, и действовать соответственно.

Политический климат в настоящее время, похоже, не способствует свободе так сильно, как я хотел бы видеть для любого маргинализованного сообщества, и это означает нас, членов сообщества ЛГБТК +. В последние несколько лет мы стали свидетелями некоторых странных вещей, таких как выпечка тортов, которые отказались обслуживать членов сообщества ЛГБТК +, которые запросили свадебный торт, и сотрудники мэрии США отказываются выдавать свидетельства о браке геям. люди.

Военнослужащие и женщины, которые идентифицируют себя как трансгендеры, подвергались остракизму, запрещались, и их жизни были разрушены, что мешало им выполнять возложенные на них обязанности.Постоянные преступления на почве ненависти в отношении чернокожих транс-женщин по-прежнему приводят к убийствам и серьезным травмам, и возобновляются усилия, отражающие прошлые десятилетия, по избавлению школьных округов от наших учителей и консультантов ЛГБТК +, а также от всех, кто живет в однополых партнерских отношениях или браке. . И это только то, что сообщается, поэтому я подозреваю, что есть еще много пугающих и отсталых примеров дискриминации и запугивания.

Итак, что понятие свободы означает для некоторых людей, для некоторых сообществ? Это приводит к дискуссии о внутренней свободе или личной свободе в нашем понимании жизни.Мой вопрос: внутренняя свобода похожа на внутренний покой?

Есть много выпусков новостей и средств массовой информации, которые продолжают рассказывать о самых мрачных событиях дня со всеми кровавыми подробностями. Иногда мне интересно, что побуждает нас смотреть новости, слушать, как политические эксперты обсуждают наш мир и каким мрачным может быть будущее.

Есть, конечно, и положительные новости, но иногда кажется, что мы тяготеем к отрицательным, возможно потому, что на первый взгляд это часто кажется более захватывающим.Старая поговорка может быть верной: люди скорее будут жаловаться на то, что им не нравится, чем замечать что-то хорошее, что им нравится.

Есть люди, которые воспринимают новости, которые транслируются, как 100% правдивые и основанные на реальности, позволяя убаюкивать себя мыслью, что это так плохо, что ничего нельзя сделать и нет силы или влияния, которые могли бы повлиять на изменения.

Иногда новости могут показаться очень обескураживающими, даже деморализующими. С другой стороны, и всегда есть другая сторона, есть способы обойти плохие новости, тревожные действия, предпринимаемые другими, которые могут позволить вам подняться выше и увидеть более ясно.И это может быть путь, который может привести к позитивным и обнадеживающим мыслительным процессам и отношениям, а также создать способы, при которых наши свободы, да и наша личная свобода, могут остаться невредимыми.

Внутренняя свобода, которая включает в себя уровень силы эго, самооценки или личной уверенности, которой мы обладаем, и с которой мы преодолели травмы, плохие отношения, семейные драмы и дисфункции, — это тип свободы, который мы можем контролировать.

Политическая свобода — это иногда быстро движущаяся пуля, рикошетирующая от максимума к минимуму, что мы и наблюдаем отчасти в настоящее время.

Личная свобода — это устойчивый и жизненно важный аспект того, кем мы являемся как люди, сочетающий в себе наши мечты, таланты, силу убеждений, ценности и стойкость. Добавьте надежду, и вы получите описание сильного человека, который верит в личную внутреннюю свободу.

Я верю, что мы можем достичь этого состояния, все мы, путем тщательного размышления о том, что мы ценим и любим, и что действительно важно в жизни. Самые важные ценности у всех разные. Это полностью личное, если немного углубиться.Многие скажут, что для них самое важное в жизни — это права человека, социальная справедливость, семья, здоровье, богатство или одна из многих других общих черт, отражающих лишь небольшую часть смысла жизни.

Вот почему так важно уделить время самому себе, тихое время, если это возможно, и подумать о смысле своей жизни. Возраст и стадия являются наиболее важными, если смотреть на то, что значит больше всего; с точки зрения развития у нас могут быть другие увлечения и цели в 30 лет, чем в 55, и это действительно уместно.Пока есть текучесть, а не жесткое представление о том, что мы должны ценить, внутренняя свобода может преобладать.

Ваш внутренний покой, который также можно рассматривать как душевное спокойствие, может способствовать снижению стресса, замечанию большего удовлетворения жизнью, ощущению того, что вас ценят и нужным, и признанию того, что на протяжении всей вашей жизни ваша сила и чувство внутренней свободы будут поддерживаться. ты. Может быть удовлетворение, даже блаженство, поскольку понятие «НАДЕЖДА» становится постоянной составляющей вашей жизни.

Но перед этим этапом может быть некоторая работа, отчасти потому, что есть утраченные свободы или есть страх перед этой потерей. Как мы можем быть довольны, когда мы можем чувствовать, что сама наша жизнь и средства к существованию находятся под угрозой негативных и травмирующих изменений. Вот где действительно может восторжествовать надежда и личная внутренняя свобода. Возможно, достижение своего рода мирного, без стресса существования кажется недосягаемым.

Попробуйте одно или два небольших дела, чтобы уменьшить стресс и использовать свое чувство внутренней свободы хотя бы раз в неделю.Вы знаете, как вы хотите прожить свою жизнь, и внутри себя, получив свое право на это, используйте это чувство того, насколько свободным вы можете себя чувствовать.

Все, что вы делаете таким образом сейчас, поможет пройти через жесткую и несколько удивительную политическую и социальную сцену, так что когда она вернется к более рациональной социальной и политической основе с возрождением нашей свободы, вы будете готовы. Он вернется по спирали. Не позволяйте постоянной бомбардировке негативными новостями нанести вред вашему чувству внутренней силы; выберите верить в то, что перемены могут прийти, придут и что наша коллективная надежда будет поддерживать наш внутренний мир и внутреннюю свободу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.